Ротовирусная кишечная инфекция лечение взрослых: Страница не найдена | СИМФЕРОПОЛЬСКАЯ ПОЛИКЛИНИКА №2 ПОЛИКЛИНИКА 2 СИМФЕРОПОЛЬ поликлиника 2 симферополь сайт

Содержание

Ротавирусная инфекция / Администрация Азовского района Ростовской области

Ротавирусная инфекция, которую так же называют ротавирусный гастроэнтерит, или в просторечии — желудочный или кишечный грипп — острая кишечная инфекция, возбудителем которой является Ротавирус человека из рода Rotavirus.

Вероятность заболеть высока у людей любого возраста, однако чаще инфицируются дети раннего возраста от полугода до двух лет.

Источником ротавирусyой инфекции может быть как больной человек, гак и здоровый вирусоноситель. Попадая в тело человека, возбудитель активно размножается в клетках слизистой оболочки желудка и тонкого кишечника, вызывая соответствующую клиническую картину гастроэнтерита, нарушается переваривание пищи, что приводит к развитию обезвоживания вследствие диареи (поноса) и, уже с первого дня заболевания вирус выделяется в окружающую среду с калом.

Главный путь распространения ротавирусной инфекции — фекально-оральный: от человека к человеку, через зараженные предметы, немытые руки, пищу. Возбудитель долго сохраняет жизнеспособность в водной среде, как в открытых водоемах, гак и в хлорированной воде (бассейны). Так же вероятен и воздушно капельный путь передачи — при чихании, кашле.

Инкубационный период – от 1 до 5 дней.

Начало заболевания острое: повышается температура до 39С°, что сопровождается общим недомоганием, слабостью, появляются сильные, схваткообразные боли в животе, рвота. Довольно быстро к этим симптомам присоединяется диарея (стул жидкий, частый, желтоватого цвета, с неприятным резким кислым запахом). Так же характерно покраснение глаз, слизистой задней стенки глотки и небных дужек, мягко выраженные катаральные явления.

Симптомы не являются строго специфичными, они могут сопровождать и другие опасные острые кишечные инфекции (сальмонеллез, пищевое отравление, холера).

Главная опасность ротавирусиой инфекции — в обезвоживании организма, развивающемся вследствие частой рвоты и обильного поноса.

Обычно болезнь заканчивается через 4-7 дней выздоровлением.

Заболевание представляет наибольшую опасность для малышей, обезвоживание у них развивается очень быстро, что может привести даже к смертельному исходу, если потери жидкости постоянно не восполнять. Взрослые же переносят инфекцию в мягкой, стертой форме (послабление стула может быть однократным или кратковременным, на первый план в симптоматике могут выходить катаральные явления в носоглотке), сохраняется достаточная жизненная активность, но в этот период человек высоко заразен.

Специфического (противовирусного) лечения на данный момент не существует. Терапия только симптоматическая (направленная на снижение выраженности основных симптомов: снижение температуры, восполнение потерь воды и восстановление водно-солевого баланса с помощью регидратирующих растворов, щадящая диета и применение мягких ферментных препаратов).

Самодиагностика недопустима, при появлении вышеперечисленных симптомов следует обратиться к врачу, для верификации диагноза.

Профилактика ротавирусной инфекции заключается в соблюдении мер личной гигиены (прежде всего — тщательное и частое мытье рук, фруктов, овощей перед употреблением). Однако следует понимать, что даже неукоснительное соблюдение гигиены не является гарантией отсутствия заражения.

Напоминаем об опасности кишечных инфекций в летний период

12.07.2021 Инфекции желудочно-кишечного тракта — одна из частых проблем со здоровьем, встречающихся в летнее время года.

Пожалуй, каждый из взрослых хотя бы раз в жизни встречался с острой кишечной инфекцией.

Многие заболевшие переносят инфекцию легко, восстанавливаются в домашних условиях, но есть группы людей, для кого кишечная инфекция может быть очень опасной. Это дети младшего возраста. В этом возрасте обезвоживание развивается быстро и может наступить летальный исход. В группе риска пожилые люди, лица с иммунодефицитными состояниями, а также с хроническими заболеваниями пищеварительной системы.
 
Причины подъема заболеваемости кишечными инфекциями: устоявшаяся тёплая погода, благоприятная для размножения возбудителей, а также пренебрежение правилами личной гигиены, а именно грязные руки. Употребление в пищу не вымытых или слегка вымытых ягод, фруктов и овощей, хранение еды без холодильника в походных условиях, пикниках, тортик с кремом на жаре.

Заражение возможно также при уходе за больным острыми кишечным инфекциями человеком. Следует помнить, что не всегда заболевший имеет признаки заболевания. Особенно опасен как источник инфекции бессимптомный бактерионоситель.

В тёплое время года возбудители кишечных инфекций чаще бактерии, хотя кишечные инфекции могут быть вызваны бактериями и вирусами.

Бактериальные: сальмонеллез, дизентерия, иерсиниоз, ботулизм, стафилококковая инфекция и др.

Вирусные: ротавирусная, аденовирусная, энтеровирусная и др.

Кроме того, возбудителями кишечных инфекций могут быть грибки и простейшие. Насчитывается более 30 возбудителей острых кишечных инфекций.

Попадание возбудителя происходит или через рот (с грязными руками, немытыми овощами), но возможен и воздушно-капельный механизм передачи, если возбудитель инфекции вирус.

Клиническая картина обычно схожа.

В зависимости от локализации инфекционного процесса признаками заболевания могут быть рвота, тошнота, боли в животе, диарея. Может быть все вместе. В большинстве случаев присутствуют симптомы интоксикации: температура, озноб, потливость, слабость, возможно обезвоживание.

В зависимости от причины (вирусной или бактериальной) симптомы кишечных инфекций могут появиться в течение нескольких часов или до одного-трех дней после заражения и могут варьироваться от легкой до тяжелой. Симптомы обычно длятся один или два дня, но иногда они могут сохраняться до 10 дней.

Что делать, если кто-то в семье заболел кишечной инфекцией?

Больного, в первую очередь, необходимо изолировать. Это позволит снизить риск передачи инфекции здоровым членам семьи.

При уходе за больным должны строго соблюдать правила личной гигиены: часто мыть руки с мылом, особенно после ухода за больным. Выделить заболевшему персональную посуду, полотенце.

Важно проводить уборку в комнате больного с обеззараживающим средством.

При подозрении на острую кишечную инфекцию необходимо обратиться к врачу. Особенно быстро следует обратиться за медицинской помощью, если не удаётся снизить температуру, рвота не прекращается более 48 часов, если рвота с кровью, стул с кровью.

 
Ребёнка следует в любом случае показать врачу. Врача вызываем на дом. За неотложной медицинской помощью обратиться необходимо, если температура тела 39*С и выше, плохо сбивается, имеются признаки обезвоживания, ребёнок вялый, кожные покровы сухие, отсутствует мочеиспускание.

Лечение назначает врач.

Основные меры профилактики острых кишечных инфекций.

Если у вас есть признаки кишечной инфекции, примите меры предосторожности, чтобы избежать распространения инфекции.

Мойте руки после посещения туалета и перед приготовлением пищи. Не готовьте еду для других людей. Избегайте тесного контакта с другими людьми во время болезни.

 
Основные меры профилактики кишечных инфекций:

— мойте руки после посещения туалета, перед приготовлением пищи, после прикосновения к животным и перед едой;
— соблюдайте чистоту на кухне, не храните мусор;
— избегайте употребления непастеризованного молока; 
— не употребляйте в пищу сырое мясо;
— при приготовлении пищи используйте отдельные разделочные доски и посуду для сырого и приготовленного мяса;
— зелень, фрукты и овощи тщательно мойте;
— избегайте употребления в пищу сырой рыбы, морепродуктов;
— мясо, птицу подвергайте полноценной термической обработке;
— храните готовую пищу в холодильнике, если вы храните их более двух часов;
— пейте бутилированную воду во время путешествий;
— не употребляйте напитки со льдом;
— не купайтесь в водоемах, где купаться запрещено;
— купаясь в бассейнах, реках и других водоемах, не заглатывайте воду;
— не приобретайте продукты с рук, особенно консервированные.
Соблюдение правил личной гигиены – основа профилактики кишечных инфекций.

Ротавирус по прозвищу «Кишечный грипп». Как уберечь ребенка от такой компании?

Ротавирусная инфекция — инфекционное заболевание, которое проявляется сочетанием кишечного и респираторного синдрома. Вызывается эта инфекция ротавирусом из семейства реовирусов. Чаще ротавирусная инфекция встречается у детей, заражению особенно подвержены дети от 6 месяцев до 5 лет.

Сезонность у этой инфекции зимне-весенний период, но спорадические вспышки регистрируются на протяжении всего года. Для данной инфекции характерна высокая контагиозность.

Ротавирус также преследует нас на морских курортах. Отели, бассейны и другие места скопления людей – среда, которая способствует его быстрому распространению.


Симптомами ротавируса чаще бывают:

Особенно опасен недуг для детей младшего возраста, так как у них часто развиваются осложнения в виде обезвоживания, сердечно-сосудистой и почечной недостаточности, наиболее частым осложнением после перенесенной инфекции являются дисбактериоз кишечника, гастрит, энтероколит.

При ротавирусной инфекции важна ранняя диагностика и своевременно начатая терапия — этиотропное, патогенетическое, симптоматическое лечение.

Профилактика ротавирусной инфекции включает в себя:

  • соблюдение правил личной гигиены

  • раннее выявление и изоляция заболевшего

  • мероприятия в очаге инфекции.

Еще одна превентивная мера — вакцинация против ротавирусной инфекции.

Вакцинацию от ротавирусной инфекции можно начинать детям с 6-недельного возраста. Первую вакцину ребенок должен получить в возрасте от 6 недель до 3 месяцев. Вакцинация проводится трехкратно, с интервалом в 1 месяц. Если по каким-либо причинам интервалы между вакцинациями увеличиваются, то последнюю, третью вакцинацию, желательно провести не позднее 8-месячного возраста.

В нашей клинике применяется вакцина РотаТек (Merck), которая защищает от 5-ти самых опасных типов ротавируса.

Перед вакцинацией врач-педиатр проводит обязательный профилактический осмотр ребенка.



Ротавирус (для родителей) – Детская больница Ради

Что такое ротавирус?

Ротавирус является частой причиной гастроэнтерита, часто называемого желудочным гриппом. Вирус поражает желудок и кишечник. Вызывает рвоту и диарею, особенно у младенцев и детей младшего возраста. Инфекции распространены в зимние и весенние месяцы, особенно в детских дошкольных учреждениях.

Прививка от ротавируса рекомендуется большинству младенцев. Это может помочь предотвратить ротавирусную инфекцию.

Каковы признаки и симптомы ротавируса?

У детей с ротавирусной (РОЭ-тух-вы-рус) инфекцией:

У них также может быть кашель и насморк. Однако, как и в случае со всеми вирусами, некоторые ротавирусные инфекции вызывают мало симптомов или не вызывают их вовсе, особенно у взрослых.

Иногда диарея настолько сильна, что может быстро привести к обезвоживанию (недостаток воды в организме). Обезвоженный ребенок может:

  • испытывать жажду
  • капризничать
  • быть очень усталым или менее бдительным
  • чувствовать головокружение или головокружение
  • иметь запавшие глаза родничок) у ребенка
  • реже мочится или носит меньше подгузников, чем обычно

Заразен ли ротавирус?

Вирус находится в стуле (калах) инфицированных людей и легко распространяется.Дети могут заразиться, когда кладут пальцы в рот после прикосновения к зараженной поверхности, например к игрушке. Обычно это происходит, когда дети не моют руки, особенно перед едой и после посещения туалета.

Люди, ухаживающие за детьми, в том числе медицинские работники и работники по уходу за детьми, могут распространять вирус, особенно если они не моют руки после смены подгузников. Дети также могут заболеть, если они едят пищу или пьют воду с вирусом. Это происходит, когда человек с ротавирусом не моет руки перед приготовлением пищи.

Как диагностируется ротавирус?

Врачи обычно могут определить, есть ли у кого-то желудочный грипп, по симптомам. Обычно никаких тестов не требуется. Если ребенок очень болен или у него в кале есть кровь или слизь, врачи могут назначить анализ кала (какала) на наличие ротавируса и других микробов, вызывающих диарею. Врач может также назначить анализ мочи (мочи) или анализ крови, чтобы проверить наличие обезвоживания.

Как лечится ротавирус?

Младенцы и дети ясельного возраста с обезвоживанием могут нуждаться в стационарном лечении.Они получат жидкости внутривенно (IV), чтобы привести уровни жидкости и соли в организме в норму. Большинство детей старшего возраста можно лечить дома.

Домашнее лечение

Дети с диареей, у которых нет рвоты, могут продолжать есть и пить как обычно, если они чувствуют себя к этому готовыми. Они должны пить много жидкости, чтобы предотвратить обезвоживание. Людям с легким обезвоживанием следует: 

  • Часто пить небольшое количество раствора для пероральной регидратации (например, Pedialyte, Enfalyte или торговой марки).В нем достаточно воды, сахара и соли, чтобы помочь при обезвоживании. Вы можете купить его без рецепта в аптеках или супермаркетах.
  • Избегайте крепких (неразбавленных) фруктовых соков, газированных и спортивных напитков, которые могут усилить диарею.
  • Продолжайте кормить ребенка грудью или принимать смесь, если его не сильно тошнит.

Когда ваш ребенок начнет чувствовать себя лучше, вы сможете давать ему меньше раствора для пероральной регидратации и больше обычной еды и питья.

Не давайте ребенку безрецептурные лекарства от рвоты или диареи, если их не порекомендовал ваш врач.

Можно ли предотвратить ротавирус?

Ротавирусная вакцина может помочь предотвратить ротавирус. Это жидкость, которую вводят перорально детям в возрасте 2 и 4 месяцев, а затем еще раз в 6 месяцев, в зависимости от марки вакцины.

Тщательное и частое мытье рук, особенно после посещения туалета и перед приготовлением или приемом пищи, является лучшим способом профилактики ротавирусной инфекции. Дети с ротавирусом должны оставаться дома и не посещать детские учреждения до тех пор, пока диарея не пройдет.

Когда следует звонить врачу?

Позвоните врачу, если вы подозреваете, что у ребенка может быть ротавирусная инфекция.Немедленно звоните, если ваш ребенок:

  • не может пить в течение нескольких часов
  • мочится реже, чем обычно
  • имеет признаки обезвоживания, такие как плач с небольшим количеством слез или без них, сухость во рту или потрескавшиеся губы, чувство головокружение или головокружение, ведет себя очень сонно или менее бдителен
  • имеет высокую температуру
  • кровь в кале или рвотных массах
  • рвота в течение более 24 часов или диарея не проходит через несколько дней

Ротавирус // Миддлсекс Здоровье

Обзор

Ротавирус — очень заразный вирус, вызывающий диарею.До разработки вакцины большинство детей были инфицированы вирусом хотя бы один раз к 5 годам.

Несмотря на то, что ротавирусные инфекции неприятны, обычно вы можете лечить эту инфекцию в домашних условиях дополнительным питьем, чтобы предотвратить обезвоживание. Иногда тяжелое обезвоживание требует введения жидкости через вену (внутривенно) в стационаре.

Хорошая гигиена, например, регулярное мытье рук, очень важна. Но вакцинация – лучший способ предотвратить ротавирусную инфекцию.

Симптомы

Ротавирусная инфекция обычно начинается в течение двух дней после контакта с вирусом. Ранними симптомами являются лихорадка и рвота, за которыми следует от трех до семи дней водянистая диарея. Инфекция также может вызвать боль в животе.

У здоровых взрослых ротавирусная инфекция может вызывать только легкие признаки и симптомы или не вызывать их вообще.

Когда обращаться к врачу

Позвоните своему детскому врачу, если ваш ребенок:

  • Диарея длится более 24 часов
  • Частая рвота
  • Черный или смолистый стул или стул с кровью или гноем
  • Имеет температуру 102 F (38.9 С) или выше
  • Кажется усталым, раздражительным или испытывающим боль
  • Имеет признаки или симптомы обезвоживания, включая сухость во рту, плач без слез, малое мочеиспускание или его отсутствие, необычную сонливость или отсутствие реакции

Если вы взрослый, позвоните своему врачу, если вы:

  • Не может удерживать жидкости в течение 24 часов
  • Диарея длится более двух дней
  • Наличие крови в рвотных массах или испражнениях
  • Иметь температуру выше 103 F (39.4 С)
  • Имеют признаки или симптомы обезвоживания, включая чрезмерную жажду, сухость во рту, незначительное мочеиспускание или его отсутствие, сильную слабость, головокружение при вставании или предобморочное состояние

Причины

Ротавирус присутствует в стуле инфицированного человека за два дня до появления симптомов и до 10 дней после того, как симптомы ослабнут. Вирус легко распространяется через контакт из рук в рот на протяжении всего этого времени, даже если у инфицированного человека нет симптомов.

Если у вас ротавирус и вы не моете руки после посещения туалета — или у вашего ребенка ротавирус и вы не моете руки после смены подгузника или помощи ребенку в туалете — вирус может распространиться на что угодно к которым вы прикасаетесь, в том числе к еде, игрушкам и посуде.Если другой человек прикоснется к вашим немытым рукам или зараженному предмету, а затем коснется своего рта, может возникнуть инфекция. Вирус может оставаться заразным на поверхностях, которые не дезинфицировались в течение нескольких недель или месяцев.

Можно заразиться ротавирусом более одного раза, даже если вы были привиты. Однако повторные инфекции обычно менее серьезны.

Факторы риска

Ротавирусные инфекции часто встречаются у детей в возрасте от 3 до 35 месяцев, особенно у тех, кто проводит время в детских учреждениях.Пожилые люди и взрослые, ухаживающие за маленькими детьми, также подвержены повышенному риску заражения.

В Соединенных Штатах риск заражения ротавирусом наиболее высок зимой и весной.

Осложнения

Тяжелая диарея может привести к обезвоживанию организма, особенно у маленьких детей. При отсутствии лечения обезвоживание может стать опасным для жизни состоянием независимо от его причины.

Профилактика

Чтобы уменьшить распространение ротавируса, тщательно и часто мойте руки, особенно после посещения туалета, смены подгузника или помощи ребенку в туалете.Но даже строгое мытье рук не дает никаких гарантий. А обычно используемые дезинфицирующие средства для рук на спиртовой основе мало влияют на ротавирус.

Всемирная организация здравоохранения рекомендует всем странам прививать младенцев ротавирусной вакциной. Доступны две вакцины:

  • Ротатек. Эту вакцину вводят перорально тремя дозами, часто в возрасте 2, 4 и 6 месяцев. Вакцина не одобрена для использования у детей старшего возраста или взрослых.
  • Ротарикс. Эта жидкая вакцина вводится двумя дозами младенцам в возрасте 2 и 4 месяцев.

Вакцины считаются безопасными и эффективными, и исследования показывают, что они ежегодно предотвращают развитие ротавируса у тысяч детей. Однако в редких случаях они могут вызвать загиб части кишечника (инвагинация), что может привести к опасной для жизни кишечной непроходимости.

Дети, перенесшие инвагинацию кишечника, с большей вероятностью заболеют ею снова после вакцинации против ротавируса. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США рекомендует не вводить вакцину детям с инвагинацией кишечника в анамнезе.

Для детей, у которых в анамнезе не было инвагинации кишечника, существует очень небольшой риск ее развития после введения ротавирусной вакцины. Тем не менее, преимущества вакцины намного перевешивают риски.

Если у вашего ребенка после прививки от ротавирусной вакцины появились боли в животе, рвота, диарея, кровь в стуле или изменение стула, немедленно обратитесь к врачу.

Диагностика

Многие болезни вызывают диарею. Таким образом, хотя ротавирус часто диагностируется на основании симптомов и физического осмотра, для подтверждения диагноза может использоваться анализ образца стула.

Лечение

Специфического лечения ротавирусной инфекции не существует. Антибиотики и противовирусные препараты не помогут при ротавирусной инфекции. Обычно инфекция проходит в течение трех-семи дней.

Предотвращение обезвоживания является самой большой проблемой. Чтобы предотвратить обезвоживание во время распространения вируса, пейте много жидкости. Если у вашего ребенка тяжелая диарея, попросите своего врача предложить жидкость для пероральной регидратации, такую ​​как Pedialyte или Enfalyte, особенно если диарея длится дольше нескольких дней.

У детей жидкость для регидратации может заменить потерянные минералы более эффективно, чем вода или другие жидкости. Тяжелое обезвоживание может потребовать внутривенного введения жидкости в больнице.

Противодиарейные препараты не рекомендуются при ротавирусной инфекции.

Образ жизни и домашние средства

Если ваш ребенок болен, давайте ему небольшое количество жидкости. Если вы кормите грудью, дайте ребенку пососать.

Если ваш ребенок пьет смесь, предложите ему небольшое количество жидкости для пероральной регидратации или обычной смеси.Не разбавляйте смесь для вашего ребенка.

Если ваш старший ребенок плохо себя чувствует, предложите ему или ей отдохнуть. Предлагайте легкие продукты без добавления сахара, такие как цельнозерновой хлеб или крекеры, нежирное мясо, йогурт, фрукты и овощи.

Большое количество жидкости также важно, в том числе жидкость для пероральной регидратации. Избегайте газированных напитков, яблочного сока, молочных продуктов, кроме йогурта, и сладких продуктов, которые могут усилить диарею.

Избегайте всего, что может раздражать желудок, включая сильно приправленные продукты, кофеин, алкоголь и никотин.

Подготовка к встрече

Если вам или вашему ребенку необходимо обратиться к врачу, вы, скорее всего, сначала обратитесь к своему лечащему врачу. Если есть вопросы по диагнозу, врач может направить вас к гастроэнтерологу или инфекционисту.

Что вы можете сделать

Подготовка списка вопросов поможет вам максимально эффективно проводить время с врачом. Некоторые вопросы, которые вы, возможно, захотите задать своему врачу или врачу вашего ребенка, включают:

  • Какова вероятная причина этих симптомов? Возможны ли другие причины?
  • Нужны ли тесты?
  • Какой лучший подход к лечению? Есть ли альтернативы?
  • Нужно ли принимать какие-либо лекарства?
  • Как облегчить симптомы?

Чего ожидать от врача

Врач может задать следующие вопросы:

  • Когда появились симптомы?
  • Являются ли симптомы постоянными или они приходят и уходят?
  • Насколько серьезны симптомы?
  • Что-нибудь улучшает симптомы?
  • Что, по-видимому, ухудшает симптомы?

Что вы можете сделать в это время

Пейте много жидкости.Как можно скорее возобновите здоровую диету, ограничив сахар и жиры. Если ваш ребенок болен, используйте тот же подход.

Если вы кормите грудью или используете смесь, продолжайте кормить ребенка как обычно. Спросите у врача вашего ребенка, уместно ли давать ребенку жидкость для пероральной регидратации.

© 2022 Фонд медицинского образования и исследований Мэйо (MFMER). Все права защищены. Условия использования

Инвагинация кишечника как осложнение ротавирусной инфекции у детей

https://doi.org/10.1016/j.pepo.2015.08.004Get rights and content

Abstract

Осложнения в виде кишечной инвагинации и пневматоза кишечника являются одним из факторов, составляющих тяжесть РВ-инфекции. Кишечная инвагинация — наиболее частая форма кишечной непроходимости у детей. Целью настоящего исследования было обсуждение и анализ клинического течения случаев острой ротавирусной инфекции, осложненной инвагинацией кишечника и/или пневматозом кишечника . Материалы и методы: В ретроспективный анализ включены данные 613 пациентов с острым гастроэнтеритом, госпитализированных в отделение гастроэнтерологии педиатрического отделения Силезского медицинского университета в Катовице в 2013 г. Ротавирусная этиология была подтверждена в 276 (45%) случаях. Результаты: Осложнения в виде инвагинации и/или пневматоза выявлены у 5 (1,8%) детей (из них 3 девочки и 2 мальчика) в возрасте от 2,5 до 7,5 лет с тяжелой РВ-инфекцией.При этом в одном случае у 9-летнего мальчика наблюдалась инфекция ротавирусной и аденовирусной этиологии. Исследование включало в себя подробный анамнез от лиц, осуществляющих уход, включая, в частности, тип симптомов, период, в котором наблюдались описанные симптомы, сопутствующие заболевания, анамнез заболеваний и, возможно, текущее лечение. Заключение: Хотя диарея, как правило, является самокупирующимся легким заболеванием, ее течение следует контролировать не только из-за проблемы обезвоживания и электролитного дисбаланса, но и из-за возможности осложнений в виде инвагинации кишечника и/или пневматоз кишечника .

Ключевые слова

Инвагинация

Ротавирусная инфекция

Осложнение

Рекомендуемые статьиСсылки на статьи (0)

Опубликовано Elsevier Sp. зоопарк.

Рекомендуемые статьи

Со ссылками на статьи

Вспышки гастроэнтерита у взрослых связаны с одним генотипом ротавируса | Журнал инфекционных болезней

Аннотация

В период с ноября 1998 г. по декабрь 2000 г. Центры по контролю и профилактике заболеваний исследовали образцы 263 вспышек гастроэнтерита в США и выявили 3 случая, которые были связаны с ротавирусом среди взрослых.Ротавирусы из каждой вспышки были дополнительно охарактеризованы полимеразной цепной реакцией с обратной транскрипцией. Удивительно, но все образцы принадлежали к серотипу G2, штамму, который, как определено высокострогим гибридизационным анализом, генетически отличается по всем 11 генным сегментам от других широко распространенных штаммов ротавируса. Необычное совпадение идентификации только штаммов G2 в этих 3 вспышках ротавирусного гастроэнтерита среди взрослых похоже на результаты других исследований, в которых штаммы G2 были обнаружены в связи с более тяжелым течением заболевания у детей, чем другие серотипы ротавируса, и в связи со вспышками. диареи среди взрослых в Японии.Хотя ротавирусные инфекции у взрослых относительно редки, что указывает на наличие хорошего общего защитного иммунитета, преобладание штаммов G2 во вспышках, которые произошли у взрослых, предполагает, что естественный иммунитет к более распространенным штаммам не всегда обеспечивает адекватный гетеротипический иммунитет к штаммам G2. Для разрабатываемых ротавирусных вакцин особое внимание может потребоваться уделить защите от штаммов G2.

Ротавирус является наиболее частой причиной тяжелой диареи у детей во всем мире.Более 90% детей инфицированы ротавирусом к 3-летнему возрасту [1]. В то время как первые инфекции у детей старше 3 месяцев связаны с диареей, последующие инфекции обычно протекают в более легкой форме или бессимптомны [2]. На самом деле, субклинические ротавирусные инфекции очень распространены среди взрослых. Ротавирусная диарея была зарегистрирована у родителей и лиц, осуществляющих уход за детьми с ротавирусной диареей, у пожилых жителей больничных палат и учреждений длительного ухода, у путешественников и у лиц всех возрастов, которые живут изолированными сообществами [3].К сожалению, циркулирующие штаммы ротавируса не были охарактеризованы там, где были зарегистрированы эти вспышки. Мы мало знаем о том, почему у взрослых развилась ротавирусная диарея, когда они должны были иметь иммунитет от многочисленных предыдущих естественных контактов в детстве.

Ротавирус представляет собой трехслойный вирус, который имеет 11 генных сегментов во внутреннем ядре, кодирующих либо структурный, либо неструктурный белок. Штаммы обычно характеризуются двумя внешними капсидными белками VP4 (активируемый протеазой или P-тип) и VP7 (гликопротеин или G-тип), и каждый из этих типов вызывает серотип-специфический и перекрестно-реактивный нейтрализующий иммунный ответ [4].Серотипы G1–G4 и совсем недавно G9 являются 5 наиболее распространенными штаммами в мире [5, 6]. Механизм естественной защиты от ротавируса неизвестен, но иммунитет может включать несколько генов-мишеней. Инфицирование штаммами, имеющими большинство или все общие генные продукты и принадлежащими к одной геногруппе [7], может обеспечить лучшую защиту от других штаммов, принадлежащих к той же геногруппе (даже при другом серотипе), чем от штаммов другой геногруппы и серотипа. Например, штаммы геногруппы Wa могут обеспечивать слабую защиту от штаммов G2, которые, как было обнаружено, имеют 11 генетически различных генных сегментов при анализе с помощью высокострогой гибридизации.

Каждый год Отделение вирусного гастроэнтерита Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC) исследует образцы фекалий лиц, причастных к вспышкам гастроэнтерита в США, чтобы помочь в идентификации возбудителя. Во многих из этих случаев бактериальный или паразитарный патоген не идентифицируется, и наиболее распространенным агентом, идентифицированным с помощью полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией (ОТ-ПЦР) в этих вспышках, были «норуолк-подобные вирусы» (NLV) [8].С января 1998 г. по декабрь 2000 г. мы проверили образцы из 263 вспышек гастроэнтерита на наличие NLV, и образцы только из 32 (12,2%) из этих вспышек дали отрицательный результат на NLV [9]. В этом исследовании мы дополнительно изучили эти 32 вспышки ротавируса неизвестной причины с использованием ИФА антигена, ОТ-ПЦР и секвенирования нуклеотидов

Материалы и методы

В 1998, 1999 и 2000 годах мы проверили образцы из 73, 94 и 96 вспышек, соответственно, на НЛВ с помощью ОТ-ПЦР.Образцы из вспышек, в которых все образцы дали отрицательный результат на NLV, были дополнительно проверены с помощью EIA на наличие астровируса (IDEIA Astrovirus; Dako), а также аденовируса и ротавируса (Adenoclone и Rotaclone; Meridian Diagnostics) [8]. Каждый год образцы из одной NLV-негативной вспышки содержали частицы ротавируса, что определялось электронно-микроскопическим исследованием; эти результаты впоследствии были подтверждены с помощью EIA, и штаммы были охарактеризованы для типов G и P с помощью RT-PCR, как описано в другом месте [10, 11].Образцы из каждой из этих вспышек дали отрицательный результат на бактериальные и паразитарные патогены в департаменте здравоохранения соответствующего штата-источника, который также провел эпидемиологическое расследование вспышек.

Результаты

Вспышка 1: Гавайский дом престарелых . В период с 26 ноября по 6 декабря 1998 г. 7 (28%) из 25 пожилых жителей частного дома квалифицированного ухода на Гавайях испытали по крайней мере 1 эпизод диареи с лихорадкой и рвотой или без них; эти эпизоды продолжались от 24 до 48 часов (средняя продолжительность 34 часа; таблица 1).Всем 7 пациентам была оказана медицинская помощь, 1 больной был госпитализирован по поводу обезвоживания. Ни один медперсонал или работники пищевой промышленности не сообщали о желудочно-кишечных симптомах во время вспышки, а инкубационный период оценивался в 48 часов. Образец стула был получен от каждого пациента. Ни зараженная пища, ни вода не могли быть причастны к распространению инфекции, и исследователи из Министерства здравоохранения Гавайев пришли к выводу, что передача происходила от человека к человеку.

Вспышка 2: Дом престарелых в Мэриленде .В период с 31 марта по 13 апреля 1999 г. 26 (27%) из 96 пожилых жителей учреждения длительного ухода в Мэриленде испытали по крайней мере 1 эпизод диареи с лихорадкой и рвотой или без них; эти эпизоды продолжались от 2 до 168 ч (средняя продолжительность 29 ч; таблица 1). Никто из заболевших не был госпитализирован и не получил медицинской помощи, а несколько сотрудников перед вспышкой болели гастроэнтеритом. Десять образцов стула были получены от 9 пациентов, но ни один из них не был получен от сотрудников. В отсутствие очевидного источника пищи или воды следователи из Департамента здравоохранения и психической гигиены Мэриленда пришли к выводу, что болезнь передается от человека к человеку.

Таблица 1

Характеристики 3 вспышек ротавирусной диареи среди взрослых в Соединенных Штатах в разбивке по местонахождению и типу учреждения.

Таблица 1

Характеристики 3 вспышек ротавирусной диареи среди взрослых в Соединенных Штатах, по местонахождению и типу учреждения.

Вспышка 3: Вашингтон, округ Колумбия, университет . В период с 27 марта по 11 апреля 2000 г. у 85 (1,6%) из 5453 студентов университета в Вашингтоне, округ Колумбия, было ≥3 эпизодов диареи и/или ≥2 эпизодов рвоты в течение 24-часового периода (таблица 1).Некоторые пациенты жаловались на лихорадку и тошноту. Средняя продолжительность болезни составила 96 часов (диапазон 24–192 часа). Из 85 пострадавших студентов 53 (62%) обратились за медицинской помощью, а 9 из них получили внутривенные жидкости. Все пострадавшие студенты, кроме 8, проживали на территории кампуса. Поскольку предполагаемым носителем инфекции была пища, были опрошены 23 из 29 сотрудников университетской столовой, и некоторые из них сообщили о гастроэнтерите во время вспышки. На исследование было получено 6 образцов стула от студентов и 21 от сотрудников.Исследователи из Департамента здравоохранения Вашингтона, округ Колумбия, определили зараженную пищу столовой как источник инфекции [12].

Анализ очагов . Вспышки ротавирусного гастроэнтерита у взрослых встречаются нечасто. Эти 3 вспышки составляют 1% от 263 вспышек, образцы которых были отправлены в CDC для тестирования, и 9,4% от 32 вспышек, при которых не были обнаружены NLV. Три вспышки произошли в разных штатах, среди молодых людей и пожилых людей, и предполагалось, что инфекция передавалась через пищу и при контакте от человека к человеку (таблица 1).Следует отметить, что все они произошли с ноября по апрель, что соответствует временным характеристикам сезона ротавирусной инфекции в вовлеченных районах [1]. Вспышки длились от 11 до 16 дней.

Симптомы острого гастроэнтерита, включая диарею, лихорадку и рвоту, были общими для пациентов во всех 3 вспышках (таблица 1). Уровень заболеваемости в домах престарелых был относительно высоким (27–28%), тогда как уровень заболеваемости при вспышке в университете составлял 5% (77/1641) для студентов, проживающих в кампусе, и 0.2% (8/3812) для студентов, проживающих за пределами кампуса. Тяжесть заболевания варьировала от легкой при вспышке 2, когда ни одному пациенту не была оказана медицинская помощь, до более тяжелой при вспышке 1, когда все больные лечились от симптомов, а 1 житель был госпитализирован, и при вспышке 3 в в котором 53 из 85 больных студентов обратились за медицинской помощью и 9 получили внутривенные жидкости.

Всего 22 образца фекалий из этих вспышек были отправлены в CDC для тестирования на вирусы (таблица 2). Ротавирусоподобные частицы были обнаружены с помощью электронной микроскопии в 5 из 6, 4 из 5 и 1 из 3 образцов стула из очагов 1, 2 и 3 соответственно.Ротавирус группы А был подтвержден ИФА в 2 из 7, 5 из 9 и 3 из 6 образцов и ОТ-ПЦР в 3 из 7, 8 из 9 и 4 из 6 образцов из вспышек 1, 2 и 3 соответственно. В целом, 5 (71%) из 7 образцов из очага 1, 8 (89%) из 9 образцов из очага 2 и 4 (67%) из 6 образцов из очага 3 дали положительный результат на ротавирус группы А.

Таблица 2

Обнаружение ротавируса в образцах стула у пациентов с симптомами, участвовавших в 3 вспышках гастроэнтерита в США.

Таблица 2

Обнаружение ротавируса в образцах стула у пациентов с симптомами, участвовавших в 3 вспышках гастроэнтерита в США.

Выбранные штаммы ротавируса из каждой вспышки были P- и G-типированы, и, к нашему удивлению, каждая вспышка была вызвана штаммом ротавируса P[4],G2. Чтобы определить, были ли эти штаммы G2 от взрослых необычными вариантами или просто типичными штаммами G2, мы секвенировали гены VP4, VP7 и NSP4 штаммов из вспышки 2 и сравнили последовательности с последовательностями других штаммов G2, выделенных от детей в Соединенных Штатах, которые были госпитализированы с ротавирусным гастроэнтеритом в тот же период времени, что и вспышка 2.Заметных различий не наблюдалось (данные не показаны). Кроме того, во время вспышки 3 3 из 21 образца от работников столовой дали положительный результат на ротавирус, и штаммы из всех 3 образцов были P[4],G2 (данные не показаны). Один из ротавирус-позитивных сотрудников не имел симптомов и помогал в приготовлении бутербродов с деликатесами, которые, как предполагалось, были причиной вспышки.

Обсуждение

В США большинство вспышек гастроэнтерита связано с НЛВ; такие вспышки чаще происходят зимой и весной и обычно наблюдаются среди взрослых и часто в домах престарелых [8].С 1998 по 2000 г. ротавирус группы А был возбудителем 3 (1%) из 263 вспышек гастроэнтерита, в отношении которых CDC исследовал образцы на наличие NLV, из которых только 32 (12,2%) были NLV-отрицательными. В США ротавирусная инфекция имеет зимнюю сезонность и чаще всего выявляется с ноября по апрель [1]. Все 3 изученные нами вспышки произошли в сезон ротавирусной инфекции. Две из трех вспышек были выявлены в домах престарелых среди пожилых пациентов и некоторого среднего медицинского персонала, а третья вспышка произошла среди студентов университетов (18–22 года) и сотрудников университетской столовой.Симптомы у этих пациентов были схожими, больные жаловались на диарею, лихорадку и/или тошноту и рвоту. Предполагается, что передача ротавируса в 2 вспышках в домах престарелых происходила от человека к человеку, а в университетской вспышке предполагалось, что передача ротавируса происходила через пищу, приготовленную в университетской столовой. Самым необычным открытием настоящего исследования является то, что штаммы ротавируса P[4],G2 были идентифицированы во всех 3 вспышках. Кроме того, в недавнем обзоре, проведенном в Японии, в 2000 г. было выявлено 4 географически и различающихся по времени вспышки гастроэнтерита среди детей школьного возраста (1 из 4 вспышек) и взрослых в возрасте 30–80 лет (3 из 4 вспышек) в Японии, и, что примечательно, все они были ассоциируется со штаммами G2 [13–16].Показатели заболеваемости для вспышек в Японии (∼11–70%) были аналогичны обнаруженным здесь (5–28%).

Механизм(ы), ответственный(ые) за явное преобладание вспышек G2 у взрослых, неизвестен, но можно предположить, что могут быть задействованы вирулентность и/или антигенные различия между штаммами. Например, штаммы G2, составляющие в целом относительно небольшую долю из 5 распространенных серотипов ротавируса, принадлежат к генетически отличной геногруппе (DS-1) по сравнению с 4 другими распространенными штаммами, принадлежащими к геногруппе Wageno, что определяется отсутствием перекрестной гибридизации в жестких условиях анализа [7].Эти генетические различия также отражают антигенные различия между штаммами, включая наличие уникальных антигенов серотипов G и P в штаммах G2. Таким образом, заражение обычными штаммами геногруппы Wa может обеспечить лучший гомотипический иммунитет против других Wa-подобных штаммов, чем против штаммов G2, что приводит к большему количеству вспышек G2 у взрослых. Хотя мы не знаем прямых доказательств генотип-специфического иммунитета, серотип-специфический иммунитет был задокументирован [4]. Кроме того, отчет, показывающий относительное отсутствие G2-специфических нейтрализующих антител у взрослых, подтверждает гипотезу о том, что взрослые могут быть более восприимчивы к G2-инфекциям [17].

Несколько исследований также показали, что штаммы G2 вызывают более тяжелую обезвоживающую диарею и, таким образом, могут быть более вирулентными [18, 19]. Если это так, то непропорционально большое количество инфекций G2, возникающих у взрослых, может отражать комбинацию сниженной гетеротипической защиты от антигенно отличающихся штаммов G2, вызванную инфекцией обычными штаммами геногруппы Wa, и внутренние различия в вирулентности самих штаммов.

Наше исследование имеет несколько ограничений.Хотя мы обнаружили, что ротавирус был причастен только к 1% вспышек, для которых были представлены образцы, мы искали вирус только в тех вспышках, в которых не были идентифицированы NLV. Таким образом, мы бы пропустили любую вспышку, вызванную смешанной инфекцией, и недооценили распространенность инфекций, связанных с ротавирусами. Кроме того, не все образцы из каждой вспышки были положительными на ротавирус. Серологическое тестирование могло бы помочь в подтверждении этих результатов, но образцы сыворотки не были доступны для случаев этих вспышек.Кроме того, измерение нейтрализующих антител в образцах сыворотки, полученных во время острой фазы инфекции, могло дать ключ к пониманию того, были ли титры серотип-специфических антител к штаммам G2 относительно низкими по сравнению с титрами, связанными с другими штаммами, что могло бы помочь объяснить наши результаты. Путь передачи ротавируса в каждой из этих вспышек был исследован, но выводы не могли быть подтверждены, поэтому мы по-прежнему не уверены, как предотвратить распространение этих вспышек в будущем.Однако в нашем отчете, наряду с другими из США и Японии, предполагается, что ротавирус может передаваться через зараженную пищу [11, 16]. Наконец, не было предпринято никаких попыток проанализировать возможные различия в тяжести симптомов в пределах отдельных вспышек; таким образом, мы не можем исключить возможность того, что некоторые вспышки характеризовались более легкими симптомами.

В этом исследовании мы продемонстрировали, что ротавирус группы А может вызывать эпидемический гастроэнтерит у взрослых и пожилых людей, и что, когда это происходит, вероятно, вовлекаются штаммы генотипа G2.Поэтому референс-лаборатории должны рассматривать ротавирус как возможный возбудитель вспышек диареи у взрослых. После идентификации ротавируса штаммы должны быть охарактеризованы для типов G и P. Исходя из наших результатов, мы подозреваем, что взрослые и пожилые люди могут иметь более низкие уровни G2-специфических нейтрализующих антител к ротавирусу по сравнению с уровнями антител к другим распространенным штаммам, и эту гипотезу можно легко проверить. Кроме того, при разработке будущих вакцин может потребоваться включение антигенов из геногруппы G2 для обеспечения защиты от этих различных штаммов.Использование вакцин, не обеспечивающих специфической защиты от штаммов G2, может привести к риску неэффективности некоторых вакцин в те сезоны, когда преобладают штаммы G2.

Каталожные номера

1., . ,  ,  .

Ротавирусы

,

Области вирусологии

,

1996

, том.

Том. 2

3d ed

Philadelphia

Lippincott-Raven

(стр.

1657

708

)2., ,  , et al.

Ротавирусная инфекция у младенцев как защита от последующих инфекций

335

(стр.

1022

8

)3..

Эпидемиология ротавирусной инфекции у взрослых

,

Rev Infect Dis

,

1987

,

9

 (стр. 

461

9

)4.. ,  ,  .

Ротавирусы и их репликация

,

Области вирусологии

,

1996

, том.

Том. 2

3-е издание

Филадельфия

Липпинкотт- Raven

(стр.

1625

55

)5.,  ,  , и др.

Обзор результатов типирования G и P из глобальной коллекции штаммов: значение для разработки вакцин

174

 

Приложение 1

(стр.

S30

6

)6., ,  , и др.

Надзор за штаммами ротавируса в США: идентификация необычных штаммов

38

 (стр. 

2784

7

)7.,  ,  ,  .

Идентификация геногрупп ротавирусов с помощью гибридизации РНК-РНК

3

 (стр.

251

61

)8.,  ,  ,  ,  .

Молекулярная эпидемиология «норуолк-подобных вирусов» при вспышках гастроэнтерита в США

,

J Infect Dis

,

1998

, vol.

178

 (стр. 

1571

8

)9.,  ,  , и др.

Эпидемиологические и молекулярные тенденции «норуолк-подобных вирусов», связанных со вспышками гастроэнтерита в США

J Infect Dis

 10.,  . , .

ПЦР-выявление и типирование ротавирусов в образцах фекалий

,

Диагностика вирусов человека методом полимеразной цепной реакции

,

1992

Берлин

Springer-Verlag

(стр.

345

54

)11.,  ,  , и др.

Идентификация гена 4 типа ротавируса группы А с помощью полимеразной цепной реакции

30

 (стр.

1365

73

)12.

Центры по контролю и профилактике заболеваний

.

Вспышка ротавирусного гастроэнтерита группы А пищевого происхождения среди студентов колледжей, Вашингтон, округ Колумбия, март 2000 г.

49

 (стр.

1131

3

)13.

Национальный институт инфекционных заболеваний

.

Вспышка ротавирусного гастроэнтерита группы А в доме престарелых, март-апрель 2000 г. — Яманаси

,

Токио: Министерство здравоохранения и социального обеспечения Японии, Отчет о наблюдении за инфекционными агентами

,

2000

, том.

27

стр.

144

 14.

Национальный институт инфекционных заболеваний

.

Вспышка ротавируса группы А инфекция в доме для инвалидов, апрель 2000 г. — город Кобе

,

Токио: Министерство здравоохранения и социального обеспечения Японии, Отчет о наблюдении за инфекционными агентами

,

2000

, vol.

21

стр.

144

 15.

Национальный институт инфекционных болезней

.

Вспышка диарейного заболевания, вызванного ротавирусом группы А, в начальной школе, март 2000 г. — Тиба

,

Токио: Министерство здравоохранения и социального обеспечения Японии, Отчет о наблюдении за инфекционными агентами

,

2000

, vol.

27

стр.

145

 16.

Национальный институт инфекционных болезней

.

Вспышка ротавирусной инфекции группы А среди взрослых в результате употребления в пищу блюд, приготовленных в ресторане, апрель 2000 г. — Симанэ

,

Токио: Министерство здравоохранения и социального обеспечения Японии, Отчет о надзоре за инфекционными агентами

,

2000

, том.

27

стр.

145

 17.,  ,  .

Нейтрализующие антитела к гетерологичным ротавирусам животных серотипов 5, 6, 7 и 10 в сыворотке эквадорских детей

29

 (стр. 

869

73

)18.,  ,  , и др.

Ротавирусная диарея у бангладешских детей: корреляция тяжести заболевания с серотипами

,

J Clin Microbiol

,

1992

, vol.

30

 (стр.

3234

8

)19.,  ,  ,  .

Ротавирусный гастроэнтерит у итальянских детей: может ли тяжесть симптомов быть связана с инфекционным вирусом?

,

Clin Infect Dis

,

2001

, vol.

32

 (стр. 

1126

32

)

© 2002 г. Американского общества инфекционистов

границ | Комплексные взаимодействия между ротавирусом и микробиотой кишечника

Введение

До появления ротавирусных вакцин (РВВ) в 2006 г. ротавирус человека (ВСР) был ведущей глобальной причиной смертности от острого гастроэнтерита у детей в возрасте до пяти лет (Родригес и др., 1980; Тейт и др., 2016). Несмотря на успешное внедрение вакцины, на RV по-прежнему приходится наибольшее количество смертей от гастроэнтерита во всем мире. RV представляет собой двухцепочечный РНК-содержащий вирус семейства Reoviridae . Вирионы RV не имеют оболочки и состоят из трех концентрических белковых слоев, которые содержат геном из 11 сегментов дцРНК, кодирующих 6 структурных белков и 6 неструктурных белков (Desselberger, 2014). RV преимущественно нацелен на зрелые энтероциты в тонком кишечнике, а инфекция регулируется как врожденным, так и адаптивным иммунным ответом (Greenberg and Estes, 2009).РВВ значительно снизил смертность, связанную с ВСР, но как эффективность, так и действенность РВВ в профилактике тяжелого гастроэнтерита у детей значительно ниже в странах с низким доходом по сравнению с высоким уровнем дохода (Parachar et al., 2003; O’Ryan, 2017). . В качестве одной из возможных этиологий, способствующих этому изменению эффективности RVV, в ряде недавних исследований была предложена потенциальная роль комменсальной микробиоты кишечника в регуляции ответов RVV (Harris et al., 2017a; Harris et al., 2017б; Харрис, 2018; Харрис и др., 2018). В этом обзоре подробно описывается, что в настоящее время известно о сложных взаимодействиях между RV-инфекцией и иммунитетом и микробиотой кишечника, обобщаются имеющиеся на сегодняшний день данные, а также разъясняются системы in vitro и in vivo , доступные для изучения этих взаимодействий.

Взаимодействия между ротавирусом человека и микробиотой кишечника

HRV поражает кишечник, в котором также находится самое большое скопление микроорганизмов в организме человека.По мере роста понимания широкого физиологического значения комменсальной кишечной микробиоты (Kennedy et al., 2018) возрастает интерес к ее взаимодействию с патогенами. Кишечные вирусы, в том числе RV, норовирус, аденовирус и астровирус, вызывают диарею, которая может изменить микробиом кишечника человека за счет смещения доминирующего типа от Bacteroidetes к Firmicutes, снижения бактериального разнообразия и увеличения количества условно-патогенных микроорганизмов, таких как роды Shigella (Ma et al. др., 2011). В частности, было показано, что индуцированный ВСР гастроэнтерит временно снижает разнообразие и значительно изменяет состав микробиоты после заражения, хотя выздоровление связано с возвращением к уровню разнообразия, отражающему неинфицированное состояние (Chen et al., 2017; Динлеичи и др., 2018). В дополнение к обширным филогенетическим изменениям также сообщалось о видоспецифических сдвигах после инфицирования HRV, таких как переход от Bacteroides vulgatus и stercoris к Bacteroides fragilis , что предполагает структурные изменения микробиоты кишечника на всех таксономических уровнях. Чжан и др., 2009). Таким образом, инфекция HRV и связанное с ней диарейное заболевание явно влияют на бактериальную микробиоту кишечника. Однако важно отметить, что растет понимание того, что взаимодействия между ВСР и микробиотой кишечника являются двунаправленными и что микробиота кишечника также может влиять на интенсивность и продолжительность инфекции ВСР (Saavedra et al., 1994; Фанг и др., 2009 г.; Теран и др., 2009 г.; Гранди и др., 2010 г.; Хуанг и др., 2014 г.; Ли и др., 2015).

Были настойчивые попытки определить влияние кишечной микробиоты на инфицирование человека РВ. В нескольких клинических испытаниях, проведенных либо до РВВ в США, либо после РВВ в Боливии, Тайване и Корее, изучалось влияние пробиотиков на младенцев и детей с естественной симптоматической РВ-инфекцией (Saavedra et al., 1994; Fang и др., 2009; Теран и др.., 2009; Гранди и др., 2010 г.; Хуанг и др., 2014 г.; Ли и др., 2015). В этих исследованиях пробиотики, в том числе Lactobacillus rhamnosus , Saccharomyces boulardii и Bifidobacterium longum , приводили к уменьшению симптомов, связанных с РВ, от легкой до умеренной, таких как продолжительность диареи и уровень РВ в кале. Однако другое проспективное рандомизированное двойное слепое исследование, проведенное после РВВ в США, не выявило защитного действия L. rhamnosus GG на защиту детей от острого гастроэнтерита (Schnadower et al., 2018). Таким образом, введение пробиотиков в сочетании с традиционным лечением, таким как пероральная регидратация, может иметь потенциал в качестве терапевтического вмешательства при гастроэнтерите, вызванном вирусом RV, в некоторых условиях, но механизмы, с помощью которых эти бактериальные таксоны влияют на инфекцию RV у людей, остаются неясными. Исследования с использованием модели in vivo инфекции HRV могут пролить дополнительный свет на эти взаимодействия.

Неонатальные гнотобиотические свиньи повторяют многие физиологические факторы человеческих младенцев (Meurens et al., 2012) и восприимчивы к инфекции ВСР (Saif et al., 1996), что делает их полезной животной моделью для исследования взаимодействия между кишечной микробиотой и ВСР (Yuan and Saif, 2002; Zhang et al., 2008a; Kandasamy et al. и др., 2016; Пайм и др., 2016; Кумар и др., 2018). Трансплантация кишечной микробиоты младенцев новорожденным гнотобиотическим свиньям позволила оценить влияние рациона как на состав кишечной микробиоты, так и на тяжесть заболевания ВСР (Kumar et al., 2018). После трансплантации поросята разделяли большинство таксонов бактерий, идентифицированных в исходном образце, и у колонизированных поросят наблюдалось снижение диареи, вызванной ВСР, и выделения вируса по сравнению с их неколонизированными безмикробными собратьями.Кроме того, диета с достаточным содержанием белка еще больше ограничивала тяжесть инфекции по сравнению с диетой с дефицитом белка, что позволяет предположить, что правильное питание также может быть защитным, потенциально через поддержание микробиоты (Kumar et al., 2018). Подобно когортным исследованиям на людях, описанным выше, неонатальные гнотобиотические свиньи использовались для проверки эффектов различных пробиотиков, таких как Escherichia coli Nissle 1917, Lactobacillus rhamnosus GG, Lactobacillus acidophilus и Lactobacillus reuteri 90 (Чжан и др., 2008а; Кандасами и др., 2016; Пайм и др., 2016). В целом, эти исследования подтвердили благотворное влияние пробиотиков на ограничение симптомов инфекции HRV или усиление В-клеточного ответа. Было показано, что введение E. coli Nissle снижает тяжесть диареи и снижение ВСР у свиней как за счет повышения уровней IL-6, IL-10 и IgA, так и за счет потенциального прямого связывания частиц RV (Kandasamy et al., 2016). Кроме того, E. coli Nissle изменили экспрессию генов в нескольких типах кишечных клеток и уменьшили пролиферацию энтероцитов, что свидетельствует о том, что пробиотик снижает разрушение барьера и поддерживает абсорбционную функцию кишечника (Paim et al., 2016). Напротив, колонизация стерильных новорожденных свиней только пробиотиками из молочнокислых бактерий была недостаточной для стимуляции В-клеточного ответа кишечника (Zhang et al., 2008a). Важным предостережением этих исследований является то, что, хотя новорожденные свиньи повторяют многие аспекты инфекции HRV у младенцев человека, всегда существует вероятность того, что наблюдаемые пробиотические эффекты уникальны для поросят. Поскольку усиление иммунного ответа является ключевым для этих потенциальных терапевтических вмешательств, необходимы дальнейшие исследования, чтобы полностью установить влияние этих пробиотиков на иммунный ответ ВСР.

Взаимодействия между ротавирусными вакцинами и кишечной микробиотой

Ротарикс и Ротатек, два разных типа живых аттенуированных пероральных ВРВ, в настоящее время являются наиболее изученными ВРВ. Rotarix представляет собой моновалентную аттенуированную вакцину, полученную из штамма HRV G1P[8] (Ward and Bernstein, 2009) и лицензированную FDA, с режимом дозирования двух пероральных доз в возрасте 6 и 10 недель (Payne et al., 2011). . Rotateq — это пятивалентная вакцина человека и крупного рогатого скота, содержащая пять реассортантов RV, полученных из вирусов человека и крупного рогатого скота (Vesikari et al., 2009) и лицензирован FDA со схемой приема трех пероральных доз в возрасте 2, 4 и 6 месяцев (Payne et al., 2011). В странах с высоким уровнем дохода обе вакцины демонстрируют эффективность более 85 % в предотвращении тяжелого гастроэнтерита, вызванного вирусом RV, у детей раннего возраста и эффективно повышают уровень IgA против вируса RV в сыворотке, что тесно коррелирует с эффективностью RVV (Vesikari et al., 2006; Patel et al., 2013). Предыдущие исследования, изучающие различия на уровне типов, показывают, что введение RVV не оказывает широкого влияния на микробиоту (Garcia-Lopez et al., 2012; Анг и др., 2014).

Напротив, в ряде недавних исследований, изучающих различия на уровне видов, микробиота кишечника участвует в регулировании эффективности RVV. Факторы кишечной микробиоты, ответственные за вариации эффективности RVV, изучались в различных клинических исследованиях с когортами из разных регионов, включая младенцев из Ганы, Пакистана, Финляндии, Индии и Никарагуа (Isolauri et al., 1995; Harris et al., 2017a; Harris et al., 2017b; Harris et al., 2018; Lazarus et al., 2018; Паркер и др., 2018 г.; Фикс и др., 2020 г.). Эти исследования показывают, что географические различия в бактериальном составе кишечника могут способствовать эффективности RVV, и действительно, определенные бактериальные таксоны были связаны с ответами RVV, включая положительную корреляцию для Streptococcus bovis и отрицательную корреляцию с представителями типа Bacteroidetes с анти- Ответы RV IgA (Harris et al., 2017a; Harris et al., 2017b) (рис. 1A). В других когортах не было обнаружено связи конкретных таксонов микробиоты с сероконверсией.Эти расхождения могут быть связаны с различиями в методологиях секвенирования микробиома или в различном составе микробиоты кишечника, на который влияют разные географические регионы (Parker et al., 2018; Fix et al., 2020). В экспериментальном исследовании проверялось, может ли предполагаемое изменение микробиоты с помощью антибиотиков узкого (ванкомицин) или широкого (ванкомицин, ципрофлоксацин и метронидазол) спектра действия модулировать иммуногенность RVV у взрослых. Значительно сниженные уровни Firmicutes и повышенный уровень Proteobacteria в группе с узким спектром коррелировали с усилением анти-RV IgA, но не IgG, повышением титра, а также повышенным выделением RVV (Harris et al., 2018). Однако конкретный механизм того, как бактериальные таксоны могут регулировать иммунный ответ против RV, включая анти-RV IgA, еще не определен.

Рисунок 1 Влияние микробиоты кишечника на ротавирусные вакцины (РВВ) и ротавирусную (РВ) инфекцию. (A) Стимулирование ответа на вирус RV: исследования гнотобиотиков на свиньях показали, что в целом кишечная микробиота и специфические пробиотики способствуют эффективности вируса RV и развитию защитных ответов IgA, что, в свою очередь, ограничивает будущую инфекцию RV. (B) Профилактика РВ-инфекции: Клинические испытания, а также исследования на гнотобиотических свиньях и новорожденных крысах показали, что комменсальная микробиота и пробиотики могут также уменьшать симптомы РВ-инфекции, частично за счет развития повышенных уровней ИЛ-10 и анти- РВ IgA (1). Мышиные и гнотобиотические модели новорожденных крыс показали, что пробиотики могут снижать инфицирование РВ, индуцируя секрецию муцина (2). С другой стороны, некоторые исследования на мышах показали, что бактерии могут способствовать заражению вирусом RV, ограничивая ответы анти-RV IgA и разрушая муцины, которые потенциально предотвращают прикрепление клеток RV (1, 2).Цитокины типа I (IFN-α/β) и III IFN (IFN-λ) также являются противовирусными (3), а мышиный астровирус элемента вирома (MuAstV) может защищать от RV, индуцируя IFN-λ, тем самым повышая регуляцию генов, стимулируемых интерфероном (ISG). ) (4). Исследования гнотобиотиков на свиньях показали, что пробиотики могут ингибировать РВ-инфекцию и снижать нарушение кишечного барьера, о чем свидетельствует увеличение экспрессии Villin , Muc2 , CgA и Pcna и снижение экспрессии Sox9 , что указывает на восстановление дифференцированных энтероцитов. , бокаловидная, энтероэндокринная и транзиторная, усиливающая функцию клеток-предшественников и снижающая пролиферацию стволовых клеток соответственно (4).Бактерии также могут напрямую взаимодействовать с частицами RV, что может уменьшить инфекцию (5). Исследования на мышах показали, что элементы кишечной микробиоты, в том числе бактериальный флагеллин, могут активировать передачу сигналов IL-18 и IL-22 для защиты от RV (6). Сегментированные нитчатые бактерии (SFB) также могут предотвращать инфекцию РВ за счет механизмов, независимых от иммунных клеток (7).

Эффективность доступной в настоящее время оральной ротавирусной вакцины обычно считается сопоставимой в странах с низким и средним уровнем дохода.На рынке доступно все больше дженериков пероральных вакцин, которые различаются по количеству доз, срокам введения доз и стоимости. Выбор вакцин в странах с низким и средним уровнем дохода часто определяется стоимостью, поддержкой со стороны Глобального альянса по вакцинам и иммунизации, возможностью интеграции с существующими программами вакцинации и доступностью. Существует множество региональных факторов, включая материнские антитела, вирусную коинфекцию, генетику хозяина, диету и другие географические различия, которые могут способствовать снижению защиты от вируса RVV в странах с низким и средним уровнем дохода наряду с микробиотой.В настоящее время все исследования на людях, оценивающие корреляции между вирусом RV и кишечной микробиотой, оценивали иммуногенность RVV, а не эффективность вакцины против тяжелого гастроэнтерита RV. Иммуногенность против вируса RV, измеренная с помощью анти-RV IgA, является неполным коррелятом защиты и может не отражать защиту от клинически значимого заболевания. Поэтому необходимы дополнительные исследования в конкретных регионах для оценки корреляции микробиоты с эффективностью вакцины против тяжелого RV-гастроэнтерита, чтобы прояснить влияние микробиоты кишечника на эффективность RVV с последующей проверкой на моделях in vivo (Burke et al., 2019).

Гнотобиотические свиньи также использовались для изучения влияния кишечной микробиоты на эффективность RVV и наоборот (Zhang et al., 2008b; Vlasova et al., 2013; Kandasamy et al., 2014; Zhang H. et al. ., 2014; Твичелл и др., 2016). Усиление клеточно-опосредованного иммунитета, измеренное с помощью Т-клеток, продуцирующих больше RV-специфического IFN-γ, в ответ на RVV наблюдалось у новорожденных гнотобиотических свиней, которым трансплантировали здоровую микробиоту кишечника младенца, по сравнению с нездоровой микробиотой кишечника младенца, хотя RV-специфический IgA, Реакции IgG и антител, нейтрализующих вирус, не изменились.(Твичелл и др., 2016). Введение L. rhamnosus GG свиньям, которым также была пересажена кишечная микробиота человека и вирус RVV, предотвращало сдвиг уровня типа от Firmicutes к Proteobacteria, вызванный заражением HRV, но не оказывало существенного влияния на инфекционные реакции HRV (Zhang H. et др., 2014). Напротив, в других сообщениях предполагается, что колонизация неонатальных гнотобиотических свиней L. rhamnosus GG и Bifidobacterium animalis lactis Bb12 с последующей вакцинацией против вируса RV значительно повышает иммуногенность RVV и снижает инфекционные реакции HRV, включая тяжелую диарею и выделение вируса (Vlasova et al. др., 2013; Kandasamy et al., 2014) (табл. 1). Однако эти результаты не были полностью воспроизведены в клинических испытаниях на людях, где лечение L. rhamnosus GG оказывало положительное, но очень скромное или незначительное влияние на иммуногенность RVV (Isolauri et al., 1995; Lazarus et al., 2018). Факторы, ответственные за снижение эффективности пробиотиков у людей, остаются нерешенными, и дополнительные исследования, включающие трансплантацию микробиоты кишечника новорожденных новорожденных свиней-гнотобиотиков, могут помочь определить, какие факторы будут способствовать иммунологически значимым реакциям у людей.

Таблица 1 Влияние микробиоты и пробиотиков, наблюдаемое в отдельных исследованиях, на иммунный ответ HRV/RVV у гнотобиотических новорожденных свиней.

Модели для изучения ротавирусной инфекции и иммунитета

Помимо гнотобиотических свиных моделей, описанных выше, мышиные модели оказались полезными для понимания механизмов, посредством которых микробиота взаимодействует с вирусом RV (рис. 1B). Доступны несколько штаммов мышиного ротавируса (mRV), и взрослые мыши восприимчивы к инфекции.Однако только у мышей в возрасте до 14 дней развивается диарея (Greenberg and Estes, 2009), которая является важным средством, с помощью которого инфекция может изменить микробиоту кишечника (Ma et al., 2011). Было показано, что мыши BALB/c примерно в 1000 раз более восприимчивы к инфекции, чем мыши C57BL/6, что указывает на важные и до сих пор неясные механизмы генетической регуляции восприимчивости (Blutt et al., 2012).

Инфекция MRV вызывает значительные изменения в составе микробиоты подвздошной кишки, индуцируя секрецию муцина бокаловидными клетками (Engevik et al., 2020). Этот композиционный сдвиг благоприятствует разлагающим муцин бактериям Bacteroides и Akkermansia , которые, в свою очередь, могут также способствовать инфекции mRV in vitro . Кроме того, введение ампициллина и неомицина было связано с защитой от инфекции mRV и симптомов посредством создания более надежного гуморального ответа/ответа слизистой оболочки, что дополнительно вовлекает микробиоту в развитие инфекции mRV (Uchiyama et al., 2014).

И наоборот, пробиотики Bifidobacterium bifidum , Bifidobacterium dentium и Bifidobacterium longum опосредуют защитные эффекты против инфекции mRV, потенциально через усиление секреции муцина, что может предотвратить эффективное прикрепление клеток RV (Chen et al.), 1993; Даффи и др., 1994а; Даффи и др., 1994b; Boshuizen и др., 2005; Муньос и др., 2011 г.; Кавахара и др., 2017 г.; Энгевик и др., 2019). Микробы, такие как виды Lactobacillus reuteri и Bifidobacterium , также могут препятствовать инфицированию, повышая уровни IgA, специфичных для mRV (Qiao et al., 2002; Preidis et al., 2012). Недавно было обнаружено, что сегментоядерные нитчатые бактерии (SFB) ингибируют инфекцию mRV независимым от иммунных клеток образом, возможно, за счет изменений в экспрессии генов-хозяев, ускоренного оборота эпителиальных клеток и/или прямой нейтрализации (Shi et al., 2019).

Регуляция важнейших путей противовирусных цитокинов является важным механизмом опосредованной микробиотой регуляции RV. Бактериальный флагеллин опосредует противовирусные эффекты посредством опосредованной toll-подобным рецептором 5 и NOD-подобным рецептором C4 активации цитокинов интерлейкина-22 (IL-22) и IL-18, которые защищают от инфекции RV (Zhang B. et al., 2014). Было показано, что IL-22 обладает сильным противовирусным действием против RV, особенно в сочетании с противовирусным цитокином интерферона-лямбда слизистых оболочек (IFN-λ) (Hernandez et al., 2015). ИФН типа I (IFN-α/β) и III (IFN-λ) индуцируются RV и оказывают зависящее от возраста противовирусное действие против RV (Broquet et al., 2011; Pott et al., 2011; Lin et al., 2016; Ингл и др., 2018). Недавно мы обнаружили, что небактериальный элемент микробиоты, в частности хроническая мышиная астровирусная инфекция у мышей с ослабленным иммунитетом, стимулирует высокие уровни IFN-λ, но не IFN типа I или II, для защиты мышей от инфекции RV (Ingle et al., 2019), что указывает на то, что виром также может иметь важные взаимодействия с RV.Таким образом, мышиные модели RV полезны для выяснения механизмов и молекулярных путей, с помощью которых микробиота может способствовать или предотвращать инфекцию.

Неонатальные крысы также использовались в качестве животной модели для изучения влияния пробиотиков на вирусную инфекцию. Крысы могут быть легко инфицированы обезьяньим штаммом вируса РВ (SRV) SA-11, редкие реассортанты которого, как было показано, инфицируют людей (Ciarlet et al., 2002; Awachat and Kelkar, 2005; Perez-Cano et al., 2007). и как виремия, так и внекишечное распространение наблюдались у крыс, инфицированных HRV или SRV (Crawford et al., 2006). У новорожденных крыс введение пробиотика LGG снижает уровни вируса SRV в образцах сыворотки и толстой кишки (Ventola et al., 2012). Кроме того, введение как живого, так и мертвого LGG улучшает плохое увеличение веса и отек толстой кишки, связанные с SRV (Ventola et al., 2012). Новорожденные крысы-гнотобиотики, которых кормили ферментированным молоком, содержащим пробиотик Lactobacillus casei DN-114 001, демонстрируют снижение клинических показателей диареи, снижение вакуолизации эпителиальных клеток кишечника и уменьшение количества клеток, содержащих сульфатированный муцин (Guerin-Danan et al., 2001). Если скорость секреции муцина превышает скорость продукции, то отсутствие клеток, содержащих муцин, указывает на повышенную секрецию муцина — механизм, с помощью которого пробиотики ингибируют РВ-инфекцию у мышей (Kawahara et al., 2017). Также было показано, что Bifidobacterium breve M-16V снижает тяжесть и продолжительность диареи, вызванной SRV (Rigo-Adrover et al., 2017; Rigo-Adrover et al., 2018). В отсутствие инфекции RV достаточно B. breve M-16V для усиления продукции IgA, что может играть роль в уменьшении симптомов (Rigo-Adrover et al., 2016). Пребиотическая смесь короткоцепочечных галактоолигосахаридов и длинноцепочечных фруктоолигосахаридов отдельно или в сочетании с B. breve M-16V также снижает тяжесть диареи, продолжительность и вирусовыделение SRV, усиливает ранние сывороточные анти-RV IgG и кишечные анти-RV IgA ответы, и повышает уровень ИЛ-4 и ИЛ-10, оба из которых снижают инфицирование РВ в моделях на животных (Gandhi et al., 2017; Rigo-Adrover et al., 2017; Rigo-Adrover et al., 2018). Таким образом, данные моделей новорожденных крыс подтверждают защитные эффекты пробиотиков против RV.

Несмотря на многочисленные клинические исследования на людях, предполагающие взаимодействие между микробиотой кишечника и инфекцией HRV, клеточные последствия этих взаимодействий остаются неясными, что подтверждает полезность моделей in vitro . Бактериально продуцируемые или модифицированные метаболиты могут иметь решающее значение для опосредования эффектов микробиоты на RV, и их можно легко протестировать с использованием систем культивирования клеток, таких как клетки Caco2 или MA104. Ингибирующие эффекты желчных кислот, которые регулируются микробиотой, на репликацию RV посредством активации фарнезоидного X-рецептора наблюдались как в клеточных линиях, так и у мышей (Kim and Chang, 2011).Действительно, изучение того, как метаболом или комбинированный набор метаболитов, присутствующих в кишечнике, регулирует инфекцию РВ, станет важной областью будущих исследований.

Кишечные органоиды человека (HIO) и энтероиды (HIE), в которых, соответственно, используются индуцированные человеком плюрипотентные стволовые клетки или культивирование доменов эпителиальных крипт ex vivo , представляют собой потенциально полезные системы для этих исследований (Kim and Chang, 2011; Yin et al. ., 2015; Saxena et al., 2016; Yin et al., 2016; Saxena et al., 2017). HIO были успешно использованы для культивирования HRV для анализа противовирусных препаратов (Finkbeiner et al., 2012; Yin et al., 2015; Yin et al., 2016), а культивирование HRV в HIE использовалось для изучения клеточных механизмов HRV- индуцированной диарее (Saxena et al., 2016) и для изучения врожденных иммунных ответов на ВСР (Saxena et al., 2017). Таким образом, эти системы обещают исследовать взаимодействие ВСР-микробиоты (Blutt et al., 2018), хотя проблемы совместного культивирования эукариотических клеток и анаэробных кишечных микробов нетривиальны.Технические достижения в воспроизведении кишечных состояний in vitro могут сделать эти исследования более осуществимыми (Karve et al., 2017; Jalili-Firoozinezhad et al., 2019; Shin et al., 2019), что, мы надеемся, позволит в будущем понять механизмы того, как микробиота кишечника влияет на ВСР.

Направления будущего

Проведенные к настоящему времени исследования подтверждают критические взаимодействия между микробиотой кишечника хозяина и инфекцией RV, а также развитие эффективных иммунных ответов на RVV. Однако о природе этих взаимодействий еще многое неизвестно.Основные оставшиеся вопросы включают: Каковы ключевые эндогенные бактериальные таксоны, влияющие на инфекцию HRV и ответы RVV? Опосредуют ли эти таксоны эффекты через прямые взаимодействия с RV, модуляцию эпителия хозяина или регуляцию цитокиновых путей хозяина? Можно ли улучшить пре-, про- или постбиотические (пищевые, бактериальные или бактериальные продукты/метаболиты) вмешательства, чтобы ограничить тяжесть инфекции ВСР или усилить ответы на ВРВ?

Продолжение и расширение использования моделей на мышах, свиньях и HIO/HIE будет иметь решающее значение для дальнейшего выяснения механизмов взаимодействия RV и микробиоты.Конкретные бактериальные таксоны или другие элементы микробиоты, которые модулируют инфекцию и иммунные реакции, было бы полезно идентифицировать во всех моделях, поскольку видоспецифические таксоны могут по-прежнему опосредовать параллельные эффекты на RV, чтобы обеспечить общее механистическое понимание. Дальнейшее тщательное изучение географически различных когорт людей в контексте естественной инфекции HRV и введения RVV также будет иметь решающее значение для понимания сложных факторов окружающей среды, включая микробиоту. Наконец, непрерывный диалог между областью клинических исследований на людях и экспериментальными моделями для тщательной проверки гипотез будет иметь ключевое значение для расширения наших возможностей по борьбе с вирусной инфекцией в будущем.

Вклад авторов

AK, MH и MB написали и отредактировали рукопись. VH отредактировал рукопись. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

МБ было поддержано грантами NIH R01 AI141716 и R01 OD024917, Детским институтом открытий Вашингтонского университета и грантом Инициативы междисциплинарных исследований Детской больницы Сент-Луиса (MI-II-2019-790) и Фондом Мазерса. АК был поддержан T32 AI007163.MH получил стипендию от Медицинской школы Вашингтонского университета в рамках программы BioSURF.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Ang L., Arboleya S., Lihua G., Chuihui Y., Nan Q., Suarez M., et al. (2014). Вакцинация против ротавирусной инфекции не влияет на формирование кишечного микробиома младенцев. науч. Rep. 4, 7417. doi: 10.1038/srep07417

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Авачат П.С., Келкар С.Д. (2005). Неожиданное обнаружение обезьяньих SA11-человеческих реассортантных штаммов ротавируса генотипа G3P[8] от эпидемии диареи среди детей племен Западной Индии. J. Med. Вирол 77, 128–135. doi: 10.1002/jmv.20425

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Блатт С. Э., Миллер А. Д., Салмон С.Л., Мецгер Д.В., Коннер М.Е. (2012). IgA важен для клиренса и критичен для защиты от ротавирусной инфекции. Иммунол слизистых оболочек. 5, 712–719. doi: 10.1038/mi.2012.51

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Блатт С. Э., Кроуфорд С. Э., Рамани С., Зоу В. Ю., Эстес М. К. (2018). Инженерные культуры желудочно-кишечного тракта человека для изучения микробиома и инфекционных заболеваний. Клеточная мол. Гастроэнтерол. Гепатол 5, 241–251. дои: 10.1016/j.jcmgh.2017.12.001

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Boshuizen J.A., Reimerink J.H., Korteland-van Male A.M., van Ham VJ., Bouma J., Gerwig G.J., et al. (2005). Гомеостаз и функция бокаловидных клеток при ротавирусной инфекции у мышей. Вирусология 337, 210–221. doi: 10.1016/j.virol.2005.03.039

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Броке А. Х., Хирата Ю., Макаллистер К. С., Кагнофф М.Ф. (2011). RIG-I/MDA5/MAVS необходимы для сигнализации защитного ответа IFN в эпителии кишечника, инфицированном ротавирусом. Дж. Иммунол. 186, 1618–1626. doi: 10.4049/jimmunol.1002862

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Берк Р. М., Тейт Дж. Э., Кирквуд К. Д., Стил А. Д., Парашар У. Д. (2019). Современные и новые ротавирусные вакцины. Курс. мнение Заразить. Дис. 32, 435–444. doi: 10.1097/QCO.0000000000000572

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Чен С.Y., Tsai C.N., Lee Y.S., Lin C.Y., Huang K.Y., Chao H.C., et al. (2017). Кишечный микробиом у детей с тяжелым и осложненным острым вирусным гастроэнтеритом. науч. Rep. 7, 46130. doi: 10.1038/srep46130

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ciarlet M., Conner M.E., Finegold M.J., Estes M.K. (2002). Ротавирусная инфекция группы А и возрастная диарея у крыс: новая животная модель для изучения патофизиологии ротавирусной инфекции. Дж. Вирол 76, 41–57. doi: 10.1128/ОВИ.76.1.41-57.2002

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Crawford S.E., Patel D.G., Cheng E., Berkova Z., Hyser J.M., Ciarlet M., et al. (2006). Ротавирусная виремия и внекишечная вирусная инфекция на модели новорожденных крыс. Дж. Вирол 80, 4820–4832. doi: 10.1128/ОВИ.80.10.4820-4832.2006

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Динлеичи Э. К., Мартинес-Мартинес Д., Кара А., Карбуз А., Далгич Н., Метин О. и др. (2018). Анализ временных рядов микробиоты детей, страдающих острой инфекционной диареей, и их выздоровление после лечения. Фронт. Microbiol 9, 1230. doi: 10.3389/fmicb.2018.01230

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Даффи Л. К., Зелезны М. А., Рипенхофф-Талти М., Дрижа Д., Саяхтахери-Алтайе С., Гриффитс Э. и др. (1994а). Уменьшение выделения вируса B. bifidum при экспериментально индуцированной инфекции MRV.Статистическое приложение для ELISA. Копать Дис. науч. 39, 2334–2340. doi: 10.1007/BF02087647

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Даффи Л. К., Зелезны М. А., Рипенхофф-Талти М., Дрижа Д., Саяхтахери-Алтайе С., Гриффитс Э. и др. (1994б). Эффективность Bifidobacterium bifidum в опосредовании клинического течения ротавирусной диареи мышей. Педиатр. Рез. 35, 690–695. doi: 10.1203/00006450-199406000-00014

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Энгевик М.А., Лук Б., Чанг-Грэм А.Л., Холл А., Херрманн Б., Руан В. и др. (2019). Bifidobacterium dentium укрепляет слизистый слой кишечника посредством аутофагии и сигнальных путей кальция. mBio 10 (3), e01087–19. doi: 10.1128/mBio.01087-19

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Энгевик М. А., Бэнкс Л. Д., Энгевик К. А., Чанг-Грэм А. Л., Перри Дж. Л., Хатчинсон Д. С. и др. (2020). Ротавирусная инфекция индуцирует доступность гликанов, что способствует специфическим изменениям подвздошной кишки в микробиоме, способствуя вирулентности ротавируса. Микробы кишечника 11, 1324–1347. doi: 10.1080/194

.2020.1754714

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Фан С. Б., Ли Х. К., Ху Дж. Дж., Хоу С. Ю., Лю Х. Л., Фан Х. В. (2009). Дозозависимый эффект Lactobacillus rhamnosus на количественное снижение фекального выделения ротавируса у детей. Дж. Троп. Педиатр. 55, 297–301. doi: 10.1093/tropej/fmp001

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Финкбайнер С.Р., Зенг С. Л., Утама Б., Атмар Р. Л., Шройер Н. Ф., Эстес М. К. (2012). Органоиды кишечника человека, полученные из стволовых клеток, как модель заражения ротавирусами. MBio 3, e00159–e00112. doi: 10.1128/mBio.00159-12

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Fix J., Chandrashekhar K., Perez J., Bucardo F., Hudgens M.G., Yuan L., et al. (2020). Связь между составом кишечного микробиома и реакцией на ротавирусную вакцину среди никарагуанских младенцев. утра.Дж. Троп. Мед. Hyg 102, 213–219. doi: 10.4269/ajtmh.19-0355

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ганди Г. Р., Сантос В. С., Денадай М., да Силва Калисто В. К., де Соуза Сикейра Квинтанс Дж., де Оливейра Э. С. А. М. и др. (2017). Цитокины в лечении ротавирусной инфекции: систематический обзор исследований in vivo. Цитокин 96, 152–160. doi: 10.1016/j.cyto.2017.04.013

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Гарсия-Лопес Р., Перес-Брокаль В., Диес-Доминго Дж., Мойя А. (2012). Микробиота кишечника у детей, привитых ротавирусной вакциной. Педиатр. Заразить. Дис. J. 31, 13:00–13:02. doi: 10.1097/INF.0b013e318269e3ec

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Гранди Г., Медина М., Сориа Р., Теран К.Г., Арая М. (2010). Пробиотики в лечении острой ротавирусной диареи. Рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование с использованием двух разных пробиотических препаратов у боливийских детей. Заражение BMC. Дис. 10, 253. doi: 10.1186/1471-2334-10-253

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Герин-Данан К., Меслин Дж. К., Шамбар А., Шарпильен А., Релано П., Були К. и др. (2001). Пищевая добавка с молоком, ферментированным Lactobacillus casei DN-114 001, защищает крысят-сосунов от ротавирус-ассоциированной диареи. Дж. Нутр. 131, 111–117. doi: 10.1093/jn/131.1.111

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Харрис В., Али А., Фуэнтес С., Корпела К., Кази М., Тейт Дж. и др. (2017а). Реакция на ротавирусную вакцину коррелирует с составом микробиоты кишечника младенцев в Пакистане. Микробы кишечника 9 (2), 93–101. doi: 10.1080/194

.2017.1376162

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Harris V.C., Armah G., Fuentes S., Korpela K.E., Parashar U., Victor JC, et al. (2017б). Значительная корреляция между микробиомом кишечника младенцев и реакцией на ротавирусную вакцину в сельских районах Ганы. Дж. Заражение. Дис. 215, 34–41. doi: 10.1093/infdis/jiw518

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Harris V.C., Haak B.W., Handley S.A., Jiang B., Velasquez D.E., Hykes B.L. Jr. и др. (2018). Влияние модуляции микробиома, опосредованной антибиотиками, на иммуногенность ротавирусной вакцины: исследование на людях, рандомизированный контроль, подтверждающее концепцию. Микроб-хозяин клетки 24, 197–207.e194. doi: 10.1016/j.chom.2018.07.005

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Харрис В.С. (2018). Значение кишечного микробиома для вакцинологии: от корреляций до терапевтических приложений. Наркотики 78, 1063–1072. doi: 10.1007/s40265-018-0941-3

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Эрнандес П. П., Малаков Т., Ян И., Швирцек В., Нгуен Н., Гендель Ф. и др. (2015). Интерферон-лямбда и интерлейкин 22 действуют синергически для индукции интерферон-стимулируемых генов и контроля ротавирусной инфекции. Нац. Иммунол. 16, 698–707. doi: 10.1038/ni.3180

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Huang Y. F., Liu P. Y., Chen Y. Y., Nong B. R., Huang I. F., Hsieh K. S., et al. (2014). Трехкомпонентная пробиотическая терапия у детей с сальмонеллезным и ротавирусным гастроэнтеритом. Дж. Клин. Гастроэнтерол. 48, 37–42. doi: 10.1097/MCG.0b013e31828f1c6e

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ингл Х., Петерсон С.Т., Болдридж М.Т. (2018). Различные эффекты интерферонов типа I и III на энтеровирусы. Вирусы 10 (1), 46. doi: 10.3390/v10010046

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ингл Х., Ли С., Ай Т., Орведаль А., Роджерс Р., Чжао Г. и др. (2019). Вирусная комплементация иммунодефицита обеспечивает защиту от кишечных патогенов посредством интерферона-лямбда. Нац. микробиол. 4, 1120–1128. doi: 10.1038/s41564-019-0416-7

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Изолаури Э., Йоэнсуу Дж., Суомалайнен Х., Луомала М., Весикари Т. (1995). Улучшенная иммуногенность пероральной реассортантной ротавирусной вакцины D x RRV с помощью Lactobacillus casei GG. Вакцина 13, 310–312. doi: 10.1016/0264-410X(95)93319-5

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Джалили-Фироозинежад С., Газзанига Ф. С., Каламари Э. Л., Камачо Д. М., Фадель К. В., Бейн А. и др. (2019). Сложный кишечный микробиом человека, культивированный в анаэробном кишечнике на чипе. Нац.биомед. Eng 3, 520–531. doi: 10.1038/s41551-019-0397-0

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кандасами С., Чатта К.С., Власова А.Н., Раджашекара Г., Саиф Л.Дж. (2014). Лактобациллы и бифидобактерии усиливают ответ В-клеток слизистой оболочки и по-разному модулируют системный ответ антител на пероральную ротавирусную вакцину человека в модели неонатальной гнотобиотической болезни свиней. Микробы кишечника. 5 (5), 639–651. doi: 10.4161/194

.2014.969972

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кандасами С., Власова А. Н., Фишер Д., Кумар А., Чатта К. С., Рауф А. и др. (2016). Дифференциальные эффекты штамма GG Escherichia coli Nissle и Lactobacillus rhamnosus на связывание ротавируса человека, инфекцию и иммунитет В-клеток. Дж. Иммунол. 196, 1780–1789 гг. doi: 10.4049/jimmunol.1501705

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Карве С.С., Прадхан С., Уорд Д.В., Вайс А.А. (2017). Кишечные органоиды моделируют реакцию человека на инфекцию, вызываемую комменсалом и токсином шига, продуцирующим Escherichia coli. PloS One 12, e0178966. doi: 10.1371/journal.pone.0178966

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кавахара Т., Макидзаки Ю., Ойкава Ю., Танака Ю., Маэда А., Симакава М. и др. (2017). Пероральное введение Bifidobacterium bifidum G9-1 облегчает течение ротавирусного гастроэнтерита за счет регуляции гомеостаза кишечника путем индукции защитных факторов слизистой оболочки. PloS One 12, e0173979. doi: 10.1371/journal.pone.0173979

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кеннеди Э.А., Кинг К.Ю., Болдридж М.Т. (2018). Модели микробиоты мышей: сравнение стерильных мышей и лечения антибиотиками как инструментов модификации кишечных бактерий. Фронт. Физиол. 9, 1534. doi: 10.3389/fphys.2018.01534

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ким Ю., Чанг К.О. (2011). Ингибирующее действие желчных кислот и синтетических агонистов фарнезоидного Х-рецептора на репликацию ротавируса. Дж. Вирол 85, 12570–12577. doi: 10.1128/ОВИ.05839-11

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кумар А., Власова А.Н., Дебле Л., Хуан Х.К., Виджератне А., Кандасами С. и др. (2018). Влияние питания и ротавирусной инфекции на микробиоту кишечника младенцев в модели гуманизированной свиньи. ВМС Гастроэнтерол. 18, 93. doi: 10.1186/s12876-018-0810-2

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Лазарус Р. П., Джон Дж., Шанмугасундарам Э., Раджан А. К., Тиагараджан С., Гири С. и др. (2018). Влияние пробиотиков и добавок цинка на иммунный ответ на пероральную ротавирусную вакцину: рандомизированное факторное плацебо-контролируемое исследование среди индийских младенцев. Вакцина 36, 273–279. doi: 10.1016/j.vaccine.2017.07.116

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Lee D.K., Park JE, Kim MJ, Seo JG, Lee JH, Ha NJ (2015). Пробиотические бактерии, B. longum и L. acidophilus ингибируют ротавирусную инфекцию in vitro и сокращают продолжительность диареи у детей. клин. Рез. Гепатол Гастроэнтерол. 39, 237–244. doi: 10.1016/j.clinre.2014.09.006

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Лин Дж.D., Feng N., Sen A., Balan M., Tseng H.C., McElrath C., et al. (2016). Различные роли интерферонов типа I и типа III в кишечном иммунитете к гомологичным и гетерологичным ротавирусным инфекциям. PloS Pathog 12, e1005600. doi: 10.1371/journal.ppat.1005600

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ma C., Wu X., Nawaz M., Li J., Yu P., Moore J.E., et al. (2011). Молекулярная характеристика фекальной микробиоты у больных вирусной диареей. Курс.Микробиол 63, 259–266. doi: 10.1007/s00284-011-9972-7

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Munoz J. A., Chenoll E., Casinos B., Bataller E., Ramon D., Genoves S., et al. (2011). Новый пробиотик Bifidobacterium longum subsp. infantis CECT 7210 активен в отношении ротавирусных инфекций. Заяв. Окружающая среда. Микробиол 77, 8775–8783. doi: 10.1128/AEM.05548-11

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Пейм Ф.C., Лангель С.Н., Фишер Д.Д., Кандасами С., Шао Л., Альхамо М.А. и соавт. (2016). Влияние Escherichia coli Nissle 1917 и ципрофлоксацина на экспрессию мРНК эпителиальных клеток тонкого кишечника в модели ротавирусной инфекции человека у новорожденных поросят. Gut Pathog 8, 66. doi: 10.1186/s13099-016-0148-7

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Парашар У. Д., Хаммельман Э. Г., Брезе Дж. С., Миллер М. А., Гласс Р. И. (2003). Глобальная заболеваемость и смертность от ротавирусной инфекции у детей. Возникновение инфекции. Дис. 9, 565–572. doi: 10.3201/eid0905.020562

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Паркер Э.П.К., Прахарадж И., Зекавати А., Лазарус Р.П., Гири С., Operario D.J. и др. (2018). Влияние кишечной микробиоты на иммуногенность пероральной ротавирусной вакцины, вводимой младенцам на юге Индии. Вакцина 36, 264–272. doi: 10.1016/j.vaccine.2017.11.031

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Патель М., Гласс Р.И., Цзян Б., Сантошам М., Лопман Б., Парашар У. (2013). Систематический обзор титра антиротавирусных сывороточных антител IgA как потенциального коррелята эффективности ротавирусной вакцины. Дж. Заражение. Дис. 208, 284–294. doi: 10.1093/infdis/jit166

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Payne D.C., Staat M.A., Edwards K.M., Szilagyi P.G., Weinberg G.A., Hall C.B., et al. (2011). Прямое и косвенное влияние ротавирусной вакцинации на госпитализацию детей в 3 округах США, 2009 г. клин. Заразить. Дис. 53, 245–253. doi: 10.1093/cid/cir307

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Перес-Кано Ф. Дж., Кастелл М., Кастеллот К., Франч А. (2007). Характеристика клинического и иммунного ответа в модели ротавирусной диареи у сосущих крыс Льюиса. Педиатр. Рез. 62, 658–663. doi: 10.1203/PDR.0b013e318159a273

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Pott J., Mahlakoiv T., Mordstein M., Durr C.U., Michiels T., Stockinger S., et al. (2011). IFN-лямбда определяет противовирусную защиту хозяина эпителия кишечника. Проц. Натл. акад. науч. США 108, 7944–7949. doi: 10.1073/pnas.1100552108

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Preidis G. A., Saulnier D. M., Blutt S. E., Mistretta T. A., Riehle K. P., Major A. M., et al. (2012). Реакция хозяина на пробиотики определяется статусом питания новорожденных мышей, инфицированных ротавирусом. Дж.Педиатр. Гастроэнтерол. Нутр. 55, 299–307. doi: 10.1097/MPG.0b013e31824d2548

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Qiao H., Duffy L.C., Griffiths E., Dryja D., Leavens A., Rossman J., et al. (2002). Иммунные ответы у мышей BALB/c, зараженных ротавирусом-резусом, получавших бифидобактерии и пребиотические добавки. Педиатр. Рез. 51, 750–755. doi: 10.1203/00006450-200206000-00015

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Риго-Адровер М.Д., Франч А., Кастелл М., Перес-Кано Ф.Дж. (2016). Доклиническая иммуномодуляция пробиотическими Bifidobacterium breve M-16V в раннем возрасте. PloS One 11, e0166082. doi: 10.1371/journal.pone.0166082

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Риго-Адровер М., Салдана-Руис С., ван Лимпт К., Книппинг К., Гарссен Дж., Кнол Дж. и др. (2017). Комбинация scGOS/lcFOS с Bifidobacterium breve M-16V защищает крысят-сосунов от ротавирусного гастроэнтерита. евро. Дж. Нутр. 56, 1657–1670. doi: 10.1007/s00394-016-1213-1

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Риго-Адровер М.Д.М., ван Лимпт К., Книппинг К., Гарссен Дж., Кнол Дж., Костабайл А. и др. (2018). Профилактический эффект синбиотической комбинации смеси галакто- и фруктоолигосахаридов с Bifidobacterium breve M-16V на модели множественных ротавирусных инфекций. Фронт. Иммунол. 9, 1318. doi: 10.3389/fimmu.2018.01318

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Родригес В.J., Kim H.W., Brandt C.D., Bise B., Kapikian A.Z., Chanock R.M., et al. (1980). Ротавирусный гастроэнтерит в районе Вашингтона, округ Колумбия: частота случаев, приводящих к госпитализации. утра. Дж. Дис. Ребенок 134, 777–779. doi: 10.1001/archpedi.1980.02130200047015

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Сааведра Дж. М., Бауман Н. А., Оунг И., Перман Дж. А., Йолкен Р. Х. (1994). Кормление Bifidobacterium bifidum и Streptococcus thermophilus младенцев в больнице для предотвращения диареи и выделения ротавируса. Ланцет 344, 1046–1049. doi: 10.1016/S0140-6736(94)91708-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Саиф Л.Дж., Уорд Л.А., Юань Л., Розен Б.И., То Т.Л. (1996). Гнотобиотический поросенок как модель для изучения патогенеза заболеваний и иммунитета к ротавирусам человека. Арх. Вирол Доп. 12, 153–161. doi: 10.1007/978-3-7091-6553-9_17

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Саксена К., Блатт С.E., Ettayebi K., Zeng X.L., Broughman J.R., Crawford S.E., et al. (2016). Кишечные энтероиды человека: новая модель для изучения ротавирусной инфекции человека, ограничений хозяина и патофизиологии. Дж. Вирол 90, 43–56. doi: 10.1128/ОВИ.01930-15

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Saxena K., Simon L.M., Zeng X.L., Blutt S.E., Crawford S.E., Sastri N.P., et al. (2017). Парадокс транскрипционных и функциональных врожденных интерфероновых ответов кишечных энтероидов человека на энтеровирусную инфекцию. Проц. Натл. акад. науч. США 114, E570–E579. doi: 10.1073/pnas.1615422114

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Schnadower D., Tarr P.I., Casper T.C., Gorelick M.H., Dean J.M., O’Connell K.J., et al. (2018). Lactobacillus rhamnosus GG по сравнению с плацебо при остром гастроэнтерите у детей. Н англ. Дж. Мед. 379, 2002–2014 гг. doi: 10.1056/NEJMoa1802598

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ши З., Цзоу Дж., Чжан З., Чжао С., Норьега Дж., Чжан Б. и др. (2019). Сегментированные нитчатые бактерии предотвращают и лечат ротавирусную инфекцию. Сотовый 179, 644–658 e613. doi: 10.1016/j.cell.2019.09.028

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Shin W., Wu A., Massidda M.W., Foster C., Thomas N., Lee D.W., et al. (2019). Надежная продольная совместная культура облигатного анаэробного кишечного микробиома с кишечным эпителием человека в бескислородном интерфейсе на чипе. Фронт. Биоэнг Биотехнология. 7, 13. doi: 10.3389/fbioe.2019.00013

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Тейт Дж. Э., Бертон А. Х., Боски-Пинто К., Парашар У. Д., Глобальный эпиднадзор за ротавирусом, координируемый Всемирной организацией здравоохранения, N. (2016). Глобальные, региональные и национальные оценки смертности от ротавирусной инфекции среди детей в возрасте до 5 лет, 2000–2013 гг. клин. Заразить. Дис. 62 Приложение 2, S96–S105. doi: 10.1093/cid/civ1013

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Теран С.Г., Теран-Эскалера К.Н., Вильярроэль П. (2009). Нитазоксанид в сравнении с пробиотиками для лечения острой ротавирусной диареи у детей: рандомизированное слепое контролируемое исследование у боливийских детей. Междунар. Дж. Заразить. Дис. 13, 518–523. doi: 10.1016/j.ijid.2008.09.014

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Twitchell E.L., Tin C., Wen K., Zhang H., Becker-Dreps S., Azcarate-Peril M.A. и др. (2016). Моделирование кишечного дисбактериоза человека и ротавирусного иммунитета у гнотобиотических свиней. Gut Pathog 8, 51. doi: 10.1186/s13099-016-0136-y

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Утияма Р., Чессейн Б., Чжан Б., Гевиртц А. Т. (2014). Лечение антибиотиками подавляет ротавирусную инфекцию и повышает специфический гуморальный иммунитет. Дж. Заражение. Дис. 210, 171–182. doi: 10.1093/infdis/jiu037

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Вентола Х., Лехторанта Л., Мадетоя М., Симонен-Тикка М.Л., Маунула Л., Ройвайнен М. и др. (2012). Влияние жизнеспособности Lactobacillus rhamnosus GG на ротавирусную инфекцию у новорожденных крыс. Мир Дж. Гастроэнтерол. 18, 5925–5931. doi: 10.3748/wjg.v18.i41.5925

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Весикари Т., Мэтсон Д. О., Деннехи П., Ван Дамм П., Сантошам М., Родригес З. и др. (2006). Безопасность и эффективность пятивалентной реассортантной ротавирусной вакцины человека и крупного рогатого скота (WC3). Н англ.Дж. Мед. 354, 23–33. doi: 10.1056/NEJMoa052664

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Весикари Т., Ицлер Р., Карвонен А., Корхонен Т., Ван Дамм П., Бере У. и др. (2009). RotaTeq, пятивалентная ротавирусная вакцина: эффективность и безопасность для младенцев в Европе. Вакцина 28, 345–351. doi: 10.1016/j.vaccine.2009.10.041

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Власова А. Н., Чатта К. С., Кандасами С., Лю З., Эссейли М., Шао Л. и др. (2013). Лактобациллы и бифидобактерии способствуют иммунному гомеостазу, модулируя врожденный иммунный ответ на ротавирус человека у новорожденных гнотобиотических свиней. PloS One 8, e76962. doi: 10.1371/journal.pone.0076962

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Yin Y., Bijvelds M., Dang W., Xu L., van der Eijk A.A., Knipping K., et al. (2015). Моделирование ротавирусной инфекции и противовирусной терапии с использованием первичных кишечных органоидов. Противовирусный рез. 123, 120–131. doi: 10.1016/j.antiviral.2015.09.010

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Инь Ю., Ван Ю., Дан В., Сюй Л., Су Дж., Чжоу С. и др. (2016). Микофеноловая кислота эффективно ингибирует ротавирусную инфекцию с высоким барьером для развития резистентности. Противовирусный рез. 133, 41–49. doi: 10.1016/j.antiviral.2016.07.017

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Юань Л., Саиф Л.Дж. (2002). Индукция иммунных реакций слизистых оболочек и защита от энтеровирусов: ротавирусная инфекция гнотобиотических свиней в качестве модели. Вет Иммунол. Иммунопатол 87, 147–160. doi: 10.1016/S0165-2427(02)00046-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Zhang W., Azevedo M.S., Gonzalez A.M., Saif L.J., Van Nguyen T., Wen K., et al. (2008а). Влияние пробиотической колонизации Lactobacilli на реакцию В-клеток новорожденных в модели гнотобиотической свиньи ротавирусной инфекции и заболевания человека. Вет Иммунол. Иммунопатол 122, 175–181. doi: 10.1016/j.vetimm.2007.10.003

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Чжан В., Азеведо М.С., Вен К., Гонсалес А., Саиф Л.Дж., Ли Г. и др. (2008б). Пробиотик Lactobacillus acidophilus повышает иммуногенность оральной ротавирусной вакцины у гнотобиотических свиней. Вакцина 26, 3655–3661. doi: 10.1016/j.vaccine.2008.04.070

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Чжан М., Zhang M., Zhang C., Du H., Wei G., Pang X. и др. (2009). Извлечение закономерностей структурных реакций кишечной микробиоты на ротавирусную инфекцию с помощью многомерного статистического анализа данных библиотеки клонов. FEMS Microbiol Ecol. 70, 21–29. doi: 10.1111/j.1574-6941.2008.00604.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Zhang B., Chassaing B., Shi Z., Uchiyama R., Zhang Z., Denning T.L., et al. (2014). Вирусная инфекция. Профилактика и лечение ротавирусной инфекции посредством опосредованной TLR5/NLRC4 продукции IL-22 и IL-18. Наука 346, 861–865. doi: 10.1126/science.1256999

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Zhang H., Wang H., Shepherd M., Wen K., Li G., Yang X. и др. (2014). Пробиотики и вирулентный ротавирус человека модулируют пересаженную микробиоту кишечника человека у гнотобиотических свиней. Gut Pathog 6, 39. doi: 10.1186/s13099-014-0039-8

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Мышиная модель ротавирусной инфекции желудочно-кишечного тракта для исследований иммуномодуляции | Virology Journal

Viruses

Для получения большого количества вирулентного вируса эпизоотической диареи мышей-детей (EDIM) 78 новорожденных мышей в возрасте 4 дней инокулировали 5 мкл EDIM 7.8*10 7 фокусообразующих единиц/мл, любезный подарок доктора Ричарда Уорда, Медицинский центр детской больницы Цинциннати, США. Образцы стула собирали и объединяли с 5-го по 13-й день, а EDIM экстрагировали генетроном (1,1,2-трихлор-1,2,2-трифторэтан, Sigma-Aldrich, Zwijndrecht, Нидерланды). Препарат стула EDIM содержал 400 мкг ротавируса/мл, что было определено с помощью IDEIA ELISA (Dako Diagnostics, Glostrup, Дания), проверенного против штамма ротавируса с известной концентрацией ротавируса.Чтобы определить, вызывает ли EDIM диарейное заболевание при пероральном введении новорожденным мышам, 7 мышам инокулировали 5 мкл EDIM (400 мкг ротавируса/мл) в возрасте 7 дней. На 2-й день 70 % мышей страдали от диареи, которая возрастала до 100 % на 5-й день и снова снижалась с 6-го дня. , выращивали в клетках почки африканской зеленой мартышки MA104 (ЕСАСС, Солсбери, Великобритания) и концентрировали ультрацентрифугированием.Титр определяли с использованием анализа титрования в клетках MA104, что приводило к 50% инфекционной дозе клеточной культуры (CCID 50 ) 1 × 10 7,7 . Вирусные запасы инактивировали УФ-излучением в течение ночи при коротковолновом УФ-излучении 254 нм (УФ-шкаф CM-10; Alltech, Бреда, Нидерланды) и использовали для измерения реакций гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ) и стимуляции Т-клеток. Инактивацию ротавируса подтверждали с помощью анализа титрования в клетках МА104. Для ответов DTH запасы EDIM и RRV разбавляли в 100 раз в PBS.Для использования в экспериментах по стимуляции Т-клеток двухслойные частицы EDIM, очищенные градиентом хлорида цезия (предоставленные доктором Ричардом Уордом), разбавляли до 1 мкг/мл, а RRV разбавляли до CCID 50 5 × 10 7 .

Ротавирус обезьян, SA-11, (ATCC, Middlesex, UK) выращивали в клетках MA104 и концентрировали ультрацентрифугированием. SA-11 содержал 14 мкг ротавируса/мл, что было определено с помощью IDEIA ELISA, проверенного против штамма ротавируса с известной концентрацией ротавируса.Для определения ротавирус-специфических антител в сыворотке использовали концентрацию 500 нг/мл SA-11.

Мыши

Беременные самки мышей BALB/c содержались индивидуально в стерильных клетках с микроизоляцией в стандартных условиях содержания в виварии Голландского института вакцин с 12-часовым циклом темноты и света. Уход за животными и их использование осуществлялись в соответствии с рекомендациями Голландского комитета по экспериментам на животных. Отлучение от груди щенков-сосунов происходило в возрасте 21 дня.Альтернативно, щенки, иммунизированные и зараженные до отъема, оставались со своими матерями.

Дизайн исследования

В общей сложности 91 новорожденная мышь была перекрестно усыновлена ​​и разделена на 4 исследовательские группы, как показано в таблице 1. Схематический дизайн мышиной модели показан на рисунке 1. С 4-го по 10-й день возраста, щенки группы D ежедневно получали 20 мкл PBS, содержащего ротавирус-специфические антитела, Gastrogard-R ® (любезно предоставленный доктором Рози Перейра) (1 мг/день) через пероральный зонд.На 7-й день щенкам групп A, C и D инокулировали через желудочный зонд 10 мкл RRV (CCID 50 1 × 10 7,7 ), а мышам группы B инокулировали 10 мкл PBS в качестве контроля. С 8-го по 14-й день оценивали диарею и тяжесть заболевания. С 8-го по 27-й день фекалии собирали ежедневно, фекалии всех животных одной группы объединяли каждый день. В возрасте 16 дней у всех животных одной группы брали и объединяли образцы крови. В возрасте 17 дней крысятам групп B, C и D вводили 5 мкл EDIM (400 мкг ротавируса/мл), а мышам группы A вводили 10 мкл PBS в качестве контроля.На 27-й день жизни ротавирус-специфический ГЗТ вызывали подкожной инокуляцией УФ-инактивированного ротавируса в ушную раковину, EDIM (1 мкг/мл) в левое ухо и RRV (CCID 50 5 × 10 7 ). в правом ухе. Непривитым мышам сопоставимого возраста также вводили инъекции в качестве контроля. Двадцать четыре часа спустя ответы DTH определяли путем измерения толщины уха с помощью цифрового микрометра (Mitutoyo, Veenendaal, Нидерланды) перед сбором отдельных образцов селезенки и отдельных образцов крови.

Таблица 1. Дизайн исследования прививки мышей RRV и/или EDIM и вмешательства. Рисунок 1

Схематическое изображение модели ротавирусной двойной инфекции . В день 0 родились щенки. С 4-го по 10-й день после рождения крысятам одной группы вводили ротавирус-специфические антитела (Gastrogard-R ® ) через желудочный зонд. На 7-й день жизни щенков инокулировали RRV через желудочный зонд. Начиная с 8-го дня ежедневно подсчитывали количество заболевших щенков и тяжесть заболевания.С 8-го дня и до конца эксперимента собирали фекалии. На 16-й день брали образец крови, а на 17-й день щенкам вводили EDIM через пероральный желудочный зонд. На 27-й день возраста ротавирус-специфический ГЗТ вызывали подкожной инокуляцией ротавируса в ушную раковину, EDIM в левое ухо и RRV в правое ухо. Реакции DTH измеряли через 24 часа, перед сбором образцов селезенки и крови.

Оценка диареи и тяжести заболевания

Ежедневная оценка, начиная через 1 день после инокуляции RRV, на наличие диареи (определяемой как наличие диарейного стула после осторожной пальпации живота) проводилась для каждого животного, и результаты регистрировались как процент животных с диареей в каждой группе.Образцы стула собирали ежедневно, фекалии всех животных одной группы ежедневно объединяли. Тяжесть заболевания оценивали ежедневно, присваивая числовые значения цвету стула, где высокий балл указывает на тяжелое заболевание (желтый = 3; желто-коричневый = 2; коричневый = 1), степень загрязнения (очень загрязненный = 4; слегка загрязненный). = 1; отсутствие загрязнения = 0) и консистенция (очень жидкий = 4; жидкий = 3; твердый = 1) стула. Оценку тяжести рассчитывали путем деления общей оценки тяжести на общее количество животных в каждый день после иммунизации RRV [12].

Обнаружение ротавируса в фекалиях

Коммерческий набор ELISA (IDEIA; Dako Diagnostics) для обнаружения ротавируса группы А в образцах фекалий человека использовали в соответствии с протоколом производителя. Вкратце, предварительно покрытые лунки с ротавирус-специфическим поликлональным антителом отбирали с эталонным раствором EDIM с известной концентрацией (300 нг/мл), который использовали в качестве стандарта, образцы стула (разведения 5×, 10×, 50× и 100×). , положительный и отрицательный контроль поставляются в наборе. Затем добавляли 100 мкл поликлональных антител к ротавирусу, меченных пероксидазой, и инкубировали в течение 1 часа при комнатной температуре.Лунки промывали 350 мкл промывочного буфера и инкубировали со 100 мкл субстрата ТМБ в течение 10 мин. при комнатной температуре (КТ). Реакцию останавливали добавлением 100 мкл серной кислоты с концентрацией 0,46 моль/л и измеряли оптическую плотность при 450 нм на устройстве для считывания микропланшетов (BioRad, Hemel Hempstead, UK). Пороговое значение ELISA представляло собой среднее поглощение отрицательного контроля при 450 нм плюс коэффициент 0,1. Поглощение положительного контроля должно быть в диапазоне, указанном на вкладыше в наборе. Концентрацию ротавируса в образцах выражали в нг/мл.

In vitro Конканавалин А и ротавирус-специфическая пролиферация клеток селезенки

Клетки селезенки отдельных мышей группы А (n = 22), группы B (n = 23), группы C (= 24), группы D ( n = 22) и контрольную группу неинокулированных мышей (n = 15) выделяли с помощью клеточного фильтра 40 мкм (BD Falcon, Бреда, Нидерланды) до одноклеточной суспензии. Клетки инкубировали с 5 мл ледяного буфера для лизиса (4,15 г хлорида аммония (Merck, Харлем, Нидерланды) + 0.5 г бикарбоната калия (Sigma-Aldrich, Zwijdrecht, Нидерланды) + 18,6 мг EDTA (Sigma-Aldrich) в 500 мл воды, pH 7,3) и инкубировали в течение 5 минут на льду для лизиса эритроцитов. После инкубации 10 мл ледяной культуральной среды, RPMI-1640 (Life Technologies, Бреда, Нидерланды) + инактивированная нагреванием 10% FBS (Perbio Science, Etten-Leur, Нидерланды) + пенициллин 50 ЕД/мл и стрептомицин 50 Добавляли мкг/мл (Life Technologies) + 1% пирувата натрия (Life Technologies). Суспензию клеток центрифугировали в течение 5 мин.при 400×g и 4°C (Sorvall RT7, Thermo Fisher Scientific, Бреда, Нидерланды) и ресуспендировали в 2 мл ледяной культуральной среды. Для стимуляции Con A типа IV (Sigma-Aldrich) 2 × 10 5 клеток стимулировали 3 мкг/мл Con A. Для ротавирус-специфической стимуляции 1 × 10 6 клеток стимулировали 5 × 10 7 CCID 50 УФ-инактивированные RRV или 1 мкг/мл УФ-инактивированные частицы EDIM dl. Планшеты инкубировали при 37°C и 5% CO 2 . Пролиферирующие клетки Con A подвергали импульсной обработке через 24 часа, а пролиферирующие клетки, специфичные для ротавируса, через 5 дней с 0.4 мкКи/лунку тритий-тимидин (PerkinElmer, Гронинген, Нидерланды) и инкубировали в течение ночи. Клетки собирали на фильтровальные планшеты (Unifilter GF-C; PerkinElmer) и определяли радиоактивность в 25 мкл сцинтилляционного коктейля (Ultima gold; PerkinElmer) в жидкостном сцинтилляционном детекторе Wallac MicroBeta (PerkinElmer). Индекс стимуляции рассчитывали как отношение количества импульсов в минуту для антиген-стимулированных культур к фоновым культурам.

Обнаружение специфических к ротавирусу антител IgM, IgG и подклассов IgG в сыворотке

Образцы сыворотки были взяты у мышей, обескровленных из глазничного синуса, и центрифугированы в течение 10 минут при 400×g (Sorvall RT7; Thermo Fisher Scientific).Лунки 96-луночного планшета (BD Falcon, Бреда, Нидерланды) покрывали в течение ночи 100 мкл 500 нг/лунку обезьяньего ротавируса (SA-11) при 4°C. Как описано ранее, SA-11 является эффективным заменителем антигена EDIM в ИФА [5]. Лунки промывали 4 раза 200 мкл PBS (Life Technologies) + 0,05% Tween 20 (Merck) и блокировали на 30 мин. при 37°C с 200 мкл буфера для анализа (PBS + 0,5% BSA (MP Biomedicals, Эйндховен, Нидерланды) + 0,05% Tween 20). В качестве эталонной сыворотки использовали сыворотку детенышей и матерей из предыдущего эксперимента по пассажу EDIM, в котором было показано наличие антител к ротавирусу.Для каждого изотипа или подкласса была выбрана другая эталонная сыворотка с наивысшим титром, протестированная в серии серийных разведений, начиная с разведения 1:10, и была установлена ​​условная единица (AU) 100. На 16-й день отдельные образцы сыворотки были собраны, а затем объединены в группы. На 28-й день собирали отдельные образцы сыворотки и тестировали по отдельности. Делали серийные разведения в 100 мкл эталонной сыворотки и индивидуальных образцов сыворотки, начиная с разведения 1:10 в буфере для анализа. Лунки промывали, как описано выше, и инкубировали в течение 1 часа при 37°C со 100 мкл 1:7500 козьего антимышиного IgM-HRP с μ-цепью (Sigma-Aldrich) или 1:1000 козьего антимышиного IgG-HRP (Tebu-Aldrich). Bio, Heerhugowaard, Нидерланды) или 1:5000 козьего антимышиного IgG1-HRP (AbD Serotec, Дюссельдорф, Германия) или 1:1000 козьего антимышиного IgG2a-HRP (AbD Serotec) или 1:1000 козьего антимышиного IgG2b -HRP (AbD Serotec) или 1:1000 козьего антимышиного IgG3-HRP (AbD Serotec) в буфере для анализа.Планшеты промывали, добавляли 100 мкл 3,3′,5,5′-тетраметилбензидина (ТМВ; Perbio Science) и инкубировали в течение 10 мин при комнатной температуре. Реакцию останавливали 100 мкл 10%-ной серной кислоты (Merck) и измеряли оптическую плотность при 450 нм на устройстве для считывания микропланшетов (BioRad). Результаты рассчитывали относительно эталонной сыворотки и выражали в AU. Предел обнаружения: 0,15 AU для IgG и IgM, 2,5 AU для IgG1, 0,6 AU для IgG2a, 0,15 AU для IgG2b и 0,3 AU для IgG3.

Статистический анализ

Расчет мощности показал, что размер группы составляет не менее 13 животных, чтобы найти значительные различия в баллах диареи (выявляемая разница в баллах диареи = 20%, ожидаемый CV = 15%, α = 0.05, β = 0,20). Все статистические анализы проводились с использованием пакета статистических программ GraphPad Prism, версия 4.03. При сравнении двух групп использовался двухвыборочный t-критерий. Значения Р менее 0,05 считались значимыми.

Ротавирусная инфекция — Знание @ AMBOSS

Последнее обновление: 8 сентября 2021 г.

Ссылки

  1. Норовирус — Бремя норовирусных заболеваний и вспышек. https://www.cdc.gov/norovirus/php/illness-outbreaks.HTML . Обновлено: 8 июля 2014 г. Доступ: 22 марта 2017 г.
  2. Медицинский персонал. Легкая, умеренная или тяжелая диарея: обзор темы. Легкая, умеренная или тяжелая диарея: обзор темы . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: WebMD. http://www.webmd.com/a-to-z-guides/tc/mild-moderate-or-severe-diarrhea-topic-overview . Обновлено: 21 августа 2015 г. Дата обращения: 27 марта 2017 г.
  3. Эпидемиология и профилактика вакциноуправляемых заболеваний — ротавирус.
  4. Le T, Bhushan V, Sochat M, Chavda Y, Abrams J, Kalani M, Kallianos K, Vaidyanathan V. Первая помощь для USMLE Step 1 2019 . Макгроу-Хилл Медикал
  5. Ротавирус — Передача. https://www.cdc.gov/rotavirus/about/transmission.html . Обновлено: 12 августа 2016 г. Доступ: 27 марта 2017 г.
  6. Хаахейм Л.Р., Паттисон Дж.Р., Уитли Р.Дж. Практическое руководство по клинической вирусологии . Джон Уайли и сыновья ; 2002 г.
  7. Профилактика ротавирусного гастроэнтерита у младенцев и детей: рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP). https://www.cdc.gov/mmwr/preview/mmwrhtml/rr5802a1.htm . Обновлено: 6 февраля 2009 г. Доступ: 27 марта 2017 г.
  8. Ротавирус — Лечение. https://www.cdc.gov/rotavirus/about/treatment.html . Обновлено: 12 августа 2016 г. Доступ: 27 марта 2017 г.
  9. Центры по контролю и профилактике заболеваний. Добавление в анамнезе инвагинации как противопоказания к вакцинации против ротавирусной инфекции. MMWR Morb Mortal Wkly Rep .
Leave a Reply

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2022 © Все права защищены.