Энтеробактерии в кале у взрослого: Дисбактериоз кишечника

Содержание

Пробиотики Нормофлорины – лечение дисбактериоза

Назад к списку

30.05.2012

    1. Характеристика
    2. Заболевания
    3. Симптомы
    4. Лечение

Энтеробактерии. Характеристика.

Энтеробактерии (лат. enterobacteriaceae) — семейство грамотрицательных (как и другие протеобактерии) палочкообразные (бациллы), споронеобразующие бактерии, длиной 1-5 мкм, со жгутиками для передвижения. Эти бактерии — факультативные анаэробы, расщепляют углеводы с образованием муравьиной кислоты и других конечных продуктов формиатного брожения. Некоторые из них могут разлагать лактозу.

Множество представителей семейства являются частью микрофлоры кишечника человека и животных

. Они представляют большое число нормальной микрофлоры человеческого организма и значительное количество патогенных микробов: сальмонелла, кишечная палочка, чумная палочка и др. Энтеробактерии определяют в различных отделах желудочно-кишечного тракта здорового человека: в тощей кишке – от 0 до 103 КОЕ/мл, в подвздошной — от 102 до 106 КОЕ/мл. В норме в составе факультативной микрофлоры кишечника они не должны превышать количество 104 КОЕ/г.

Другая часть этих бактерий обнаруживается в воде и почве или паразитирует на различных растениях и животных. Хорошо изучена кишечная палочка — модельный организм, используемый в молекулярной биологии  и генетике, в связи с  изученностью её генетики и биохимии.

Энтеробактерии в воде и почве месяцами остаются жизнеспособными, но за несколько минут гибнут от дезинфектантов и при очень высоких температурах через 1 час.

Эти бактерии вырабатывают сахаролитические, протеолитические и др. ферменты, определение которых имеет таксонометрическое значение. Образуют индол, а глюкозу, лактозу, маннит ферментируют до  кислоты и газа.

Факторами патогенности являются:

  • эндотоксин, который освобождается после разрушения микробных клеток и адгезины,
  • цитотоксин,
  • экзотоксин.

Бактерии могут проникать в макрофаги и размножаться в них

. Патологический процесс усугубляется на фоне  снижения активности фагоцитоза, падения барьерной функции тканей. Снижение в кишечнике полезной нормофлоры и нарушение колонизационной и защитной функции может приводить к проникновению в лимфу и кровь. Коли-бактериозы возникают при снижении количества полезной микрофлоры кишечника и иммунитета. После перенесённого заболевания невосприимчивость не формируется.

Какие заболевания вызывают энтеробактерии?

энтреробактерии e.coli

Группа энтеробактерий включающая: сальмонеллы, шигеллы, эшерихии, клебсиеллы, собственно энтеробактер, серрации, протей, морганеллы, провиденции и иерсинии в норме обитают в желудочно-кишечном тракте человека, но при снижении защитных свойств слизистой кишечника, могут вызывать инфекции желудочно-кишечного тракта или других органов.

Энтеробактерии — представители родов citrobacier, ewardsiella, enterobacter, escherichia, hafnia, klebsiella, proteus, providencia, salmonella, serratia, yersinia вызывают инфекции мочеполовой системы (в том числе циститы, пиелонефриты, цервициты и т.п.). До 80% бактерий, обнаруживаемых в моче — энтеробактерии.

Энтеробактерии становятся причиной различных заболеваний человека. Условно – патогенные бактерии вызывают гнойно-воспалительные процессы различной локализации

: как эндогенные процессы — развиваются инфекции мочевыводящих путей (уретрит, цистит, пиелонефрит), половой системы (вагинит, трихомиоз, цервицит), дыхательных путей (пневмония), желудочно-кишечного тракта (холециститы, сальмонеллез, дизентерия, чума) и другие, так называемые коли-бактериозы, а как экзогенные – нагноение ран. Разные формы ОКЗ – острых кишечных заболеваний обусловлены патогенным действием различных энтеробактерий и чем агрессивнее токсины бактерий, тем тяжелее состояние, особенно у маленьких детей.

Escherichia coli – кишечная палочка в норме определяется в желудочно-кишечном тракте и синтезирует секреторные иммуноглобулины и колицины. Они тормозят рост некоторых патогенных энтеробактерий и препятствуют проникновению их в слизистую оболочку стенки кишечника. E. сoli

участвует синтезе витамина К (свертываемость). Некоторые патогенные штаммы кишечной палочки могут поражать слизистую кишечника, что проявляется кровавым водянистым поносом или диареей путешественников.

У детей диарея, вызываемая патогенной энтерогеморрагической кишечной палочкой, может осложняться гемолитико-уремическим синдромом и почечной недостаточностью. Эта бактерия может поражать кровь, желчный пузырь, легкие, мочевыводящие пути и кожу. У новорожденных детей, особенно недоношенных, кишечная палочка может стать патогенным возбудителем бактериемии и менингита.

Инфекции, обусловленные клебсиеллами (Klebsiella), энтеробактериями (Enterobacteriaceae) и серрациями (Serratia), обычно встречаются в больницах

, чаще при снижении способности бороться против инфекций. Эти бактерии также часто поражают мочевыводящие, половые органы. Пневмония, вызванная клебсиеллами, наиболее распространена у больных сахарным диабетом и у злоупотребляющих алкоголем и  имеет часто тяжелое течение.

Симптоматика инфекций, вызываемых энтеробактериями.

Симптомы инфекционного заболевания могут быть различны, в зависимости от места развития воспалительного процесса, однако все больные жалуются на общую слабость, повышение температуры, проявления интоксикации и боли в месте заболевшего органа. Для определения патогенных энтеробактерий обязательно нужно сдать

анализы –   кровь, мочу, мокроту, мазки или кал, в зависимости от локализации воспалительного процесса, пройти до обследование, для выявления функциональных нарушений.

Важно соблюдать правила личной гигиены, следить за качеством, чистотой овощей-фруктов, питаться, учитывая индивидуальные особенности, избегать контакта с инфекционными больными и поддерживать свой иммунитет в норме.

Как быстро восстановиться после инфекции?

Восстановление и сохранение достаточного количества полезной нормофлоры кишечника – лакто- и бифидобактерий, способствует защите слизистой кишечника от проникновения патогенных бактерий и их токсинов в кровь и лимфу, выведению токсинов, созданию среды, в которой патогенные микроорганизмы не могут продолжать свою жизнедеятельность и выводятся из организма человека. Важно, что продукты жизнедеятельности полезных бактерий помогают иммунитету сохранять активность в борьбе с вредными бактериями.

Синбиотический биокомплекс Нормофлорины – содержащий живые активные лакто- и бифидобактерии и их метаболиты с противовоспалительным, антисептическим, иммуногенным и питательным действием на слизистые  за многие годы зарекомендовал себя, как активный  помощник и борец против патогенных бактерий для малышей и взрослых, беременных и больных с различными заболеваниями. Достаточно быстро при употреблении Нормофлоринов снимается интоксикация и восстанавливается функция кишечника, общее самочувствие.

Рекомендуется: как можно раньше начать принимать Нормофлорины в возрастных дозировках – Л – за 10-15 мин до еды утром (+ обед при запорах), Д – обед или вечер за 20 мин до еды, Б – на ночь или в микроклизме. Длительность приема 3-4 недели, до полного восстановления функции кишечника и улучшения общего самочувствия. Желательно 10-14 дней натощак принимать сорбенты – для выведения токсинов – зостерин или пекто, они уменьшают гнилостные, бродильные процессы, повышенное газообразование, улучшают работу кишечника.

Важно закрепить эффект восстановления микрофлоры, улучшить работу поджелудочной железы, печени, кишечника, иммунитет – для этого хорошо далее в течение месяца использовать функциональное питание – Гармония жизни. В её составе также содержатся живые полезные лакто- и бифидобактерии, их метаболиты и пектин. Вкусно, полезно и эффективно!

Назад к списку

Дисбактериоз


Общее понятие о дисбактериозе

 


Дисбактериоз — это нарушение состава и свойств микрофлоры. Возникнуть он может где угодно: и в носоглотке, и в кишечнике, и во влагалище. Но дисбактериоз кишечника диагностируется намного чаще, чем все другие варианты дисбактериоза вместе взятые. Неудивительно, что часто употребляя слово «дисбактериоз», и врачи, и больные почти всегда подразумевают именно дисбактериоз кишечника.

В кишечнике обитают различные полезные бактерии, обеспечивающие нормальную работу нашего организма: молочнокислые бактерии, кишечная палочка, различные виды кокков и многие другие. Постоянство состава этой микрофлоры очень важно для поддержания хорошего здоровья. С ее помощью осуществляется защитная функция в случае попадания микробов, которые содержатся в недоброкачественной пище, грязных овощах и фруктах; иммунная, которая стимулирует выработку антител, повышая иммунитет человека; синтез незаменимых для человека витаминов (например, витамина К, который играет важную роль в системе свертывания крови). 
Однако, когда вследствие различных причин, о которых далее пойдет речь, происходят нарушения микрофлоры кишечника, развивается «дисбактериоз».

Причины возникновения дисбактериоза


Наиболее частой причиной дисбактериоза является лечение антибактериальными препаратами (антибиотики, сульфаниламиды и т.д.). Ведь совершенно очевиден тот факт, что практически невозможно убить «плохие» микробы, оставив при этом в неприкосновенности «хорошие». Однако не только антибиотики бывают «виновниками» дисбактериоза. По большому счету, любые препараты и любые способы терапии, подавляющие иммунитет, способствуют развитию дисбактериоза (кортикостероидные гормоны, лучевая терапия, использование средств, подавляющих рост опухолей и т.п.).
Еще одна причина дисбактериоза — нарушения питания. Это и однообразная пища, и различные злоупотребления (жирным, сладким), и тяга населения к экспериментам над собой (голодание, уринотерапия, кефирная диета, яблочные дни, банановые недели).
Обусловливают возникновение дисбактериоза и такие заболевания, как гастриты, дуодениты, язвы, панкреатиты, колиты. Вполне естественно также, что к дисбактериозу может привести любое оперативное вмешательство на органах системы пищеварения.
Инфекционные болезни и наличие паразитов тоже относятся к числу причинных факторов появления дисбактериоза кишечника.
У детей первого года жизни дисбактериоз может быть следствием необоснованно раннего введения прикорма.

Проявления дисбактериоза


К основным проявлениям дисбактериоза относятся следующие:
синдром желудочно-кишечной диспепсии: нарушения со стулом, как правило, диарея, но могут быть и запоры. Больные также жалуются на урчание в животе, вздутие, неприятный вкус во рту, отрыжку, тошноту, изжогу.
Болевой синдром: боли в животе различного характера.
Аллергический синдром. Проявляется практически у всех больных дисбактериозом. Выражается, как правило, в том, что человек не может переносить какие-то продукты. Вскоре после употребления в пищу таких продуктов у больных появляется тошнота, жидкий стул, вздутие, аллергические реакции: крапивница, кожный зуд, отек.
Синдром нарушенного кишечного всасывания. Характеризуется, во-первых, упорной диареей, а во-вторых, признаками, очевидными для конкретных нарушений. И если процессы нарушения всасывания длятся долго, то четко обозначаются общие признаки нездоровья человека: падает иммунитет, на фоне чего начинается частые заболевания носоглотки, бронхов, легких, кожи, суставов.
От синдрома нарушенного кишечного всасывания в прямой зависимости находится другой — синдромокомплекс витаминной недостаточности.
Аноректальный синдром. Чаще всего развивается у людей при длительном лечении антибиотиками. Ему предшествует общее плохое самочувствие: слабость, головная боль, отсутствие аппетита. Затем может подняться температура, начинается понос и тупая боль в аноректальной области.

Какую опасность таит «простой» дисбактериоз?

При дисбактериозе «расцветает» патогенная микрофлора, плохо (или полностью) не усваиваются необходимые организму питательные вещества и микроэлементы. В кишечнике накапливается огромное количество токсических веществ, которые, всасываясь в кровь, поражают все органы и ткани. Снижается эффективный синтез витамина Д в организме, противовирусная и противоопухолевая защита, нарушается местный иммунитет.  
Вследствие этого «простейший» дисбактериоз кишечника может явиться первопричиной поражения органов и тканей и вызывать многие заболевания, например, панкреатит, сахар 1000 ный диабет, жировой гепатоз, цирроз, желчекаменную болезнь.
Дисбактериоз кишечника может также привести к экземе, псориазу, атопическому дерматиту, бронхиальной астме, пищевой и поливалентной аллергии, иммунодефициту, изменению состава крови, заболеваниям щитовидной железы, центральной нервной системы и даже психическим заболеваниям!

Диагностика и лечение

Наиболее распространенный метод диагностики — бактериологический посев кала на дисбактериоз. С его помощью удается оценить довольно широкий спектр условно-патогенных микроорганизмов, выявить дефицит бифидо- и лактобактерий. Проводят также копрологическое исследование (копрограмму) – биологическое исследование кишечного содержимого.

Как расшифровать бланк анализа на дисбактериоз?

Бифидобактерии.
Основные представители нормальной кишечной микрофлоры, количество которых в кишечнике должно быть 95 – 99%. Существенное снижение количества бифидобактерий – всегда признак выраженного дисбактериоза.

Кишечная палочка с нормальной ферментативной активностью (эшерихии).
Количество кишечной палочки среди других бактерий не превышает 1%, но роль ее очень важна, поскольку этот микроб: во-первых, является главным конкурентом условно-патогенной флоры, препятствуя заселению чужеродными микробами кишечной стенки; во-вторых, кишечная палочка забирает из просвета кишечника кислород, который является ядом для бифидобактерий и лактобактерий, таким образом, создаются комфортные условия для основных бактерий кишечной флоры.
Снижение общего количества кишечной палочки может быть признаком присутствия в кишечнике небактериальных паразитов (глистов, простейших, которые также нуждаются в кислороде, обделяя им кишечную палочку).

Гемолизирующая кишечная палочка.
В норме должна отсутствовать. Она может вызывать аллергические и кишечные проблемы, очень распространена в окружающей среде (правда, практически никогда не встречается в грудном молоке), вызывает проблемы у ослабленных детей, требует иммунокоррекции. Следует отметить, что термин «гемолизирующая» не означает, что имеется какое-то влияние на кровь. Условно-патогенная флора при дисбактериозе не должна преодолевать кишечную стенку и попадать в кровь. Это возможно только при крайне выраженных формах дисбактериоза у детей с выраженными иммунодефицитами, как правило, представляющих угрозу для жизни. К счастью, такие состояния встречаются нечасто.

Кокковые формы в общей сумме микробов.
Самыми безобидными представителями условно-патогенной флоры являются энтерококки. Они наиболее часто встречаются в кишечнике у здоровых людей, их количество до 25% не представляет угрозы здоровью. Если количество превышает 25%, это чаще всего связано со снижением нормальной флоры. В редких случаях повышение количества энтерококков является главной причиной дисфункции, связанной с дисбактериозом.

Золотистый стафилококк (S. aureus).
Один из самых неприятных (наряду с гемолизирующей кишечной палочкой, протеем и клебсиеллой) представителей условно-патогенной флоры. Даже небольшие его количества могут вызвать выраженные клинические проявления, особенно у детей первых месяцев жизни. Поэтому обычно в нормах, приведенных в бланке анализа, указывается, что его быть не должно.
Патогенность золотистого стафилококка напрямую зависит от состояния нормальной флоры: чем больше бифидобактерий, лактобактерий и нормальной кишечной палочки, тем меньше вреда от стафилококка. Присутствие его в кишечнике может приводить к аллергическим реакциям, гнойничковым кожным высыпаниям, дисфункции кишечника. Стафилококки являются распространенными микробами окружающей среды, в частности, они в больших количествах живут на коже и слизистых оболочках верхних дыхательных путей. Ребенку они могут попадать через грудное молоко. Наиболее подвержены заражению стафилококками ослабленные дети (проблемная беременность, недоношенность, кесарево сечение, искусственное вскармливание, применение антибиотиков – факторы риска ослабления функций иммунной системы).

Лактозонегативные энтеробактерии.
Большая группа условно-патогенных бактерий большей или меньшей степени патогенности. Их количество не должно превышать 5%. Наиболее неприятными бактериями из этой группы являются протеи (чаще всего с ними связаны запоры) и клебсиеллы (являются прямыми антагонистами (конкурентами) лактобактерий, что приводит к развитию аллергии и запоров, а также к проявлениям лактазной недостаточности). Часто в бланке анализа указывается общее количество лактозонегативных энтеробактерий.

Грибы рода Candida.
Допустимо присутствие до 104. Повышение этого параметра может быть после применения антибиотиков. Если количество грибов повышено, а количество нормальной кишечной флоры резко снижено, при этом отмечается кандидоз (молочница) видимых слизистых оболочек (ротовая полость, половые органы) – это проявления системного кандидоза, то есть имеется инфицирование грибами кишечника.

Лечение дисбактериоза – дело непростое, требует от врача достаточной квалификации, а от пациента – терпения. В качестве компонентов терапии используется определенная диета и фармакологические средства.
Выбор диеты и лекарств обусловлен конкретным вариантом болезни, который уточняется причиной, жалобами и симптомами, анализами. Основной, но далеко не единственный способ лечения — выяснить, каких бактерий не хватает и восполнить недостачу с помощью так называемых эубиотиков — лекарственных средств, представляющих собой высушенные и специальным образом обработанные кишечные микробы. Попадая в кишечник, эти микробы оживают и начинают выполнять свою работу.
Применяют также ферменты (фестал, мезим, энзистал, панзинорм и т.д.), витамины. Особенностью некоторых вариантов дисбактериоза является не снижение общего количества микроорганизмов, а значительное преобладание какого-нибудь одного микроба, например, стафилококка. В такой ситуации приходится использовать антибиотики, подавляющие именно стафилококк.
Лечение дисбактериоза не представляет особых проблем только тогда, когда, во-первых, устраняется первопричина болезни и, во-вторых, давность заболевания не очень велика (не более полугода). Но, в любом случае, излечить дисбактериоз быстро невозможно.

 

Микробиом человека: возрастные изменения и функции

Введение

Согласно современным представлениям, «микробиом» включает в себя единый микробно-тканевый комплекс, который образуют микроколонии бактерий, грибы, вирусы, простейшие и продуцируемые ими метаболиты, а также слизь (муцин), эпителиальные клетки слизистой оболочки и их гликокаликс, клетки стромы слизистой оболочки (фибробласты, лейкоциты, нейроэндокринные клетки, клетки микроциркуляторного русла и прочее) [1].

До последнего времени изучение состава и функциональной активности микробиоты человека было крайне ограничено в связи с невозможностью культивирования подавляющего большинства микроорганизмов на питательных средах. Однако развитие таких технологий, как секвенирование 16S рибосомальной РНК, а также полногеномное секвенирование позволило (в рамках двух проектов по изучению микробиома человека Human Microbiome Project и Metagenomics of Human Intestinal Tract) получить колоссальную по своим масштабам и значению информацию о составе и метаболической активности микробиоты.

На сегодняшний день считается, что соотношение микробных клеток к клеткам человека составляет 1:1, а суммарное количество клеток в составе микробиоты человека равно 1013—1014. Эти данные основаны на оценке общего количества бактериальных клеток в толстой кишке (примерно 1013), в которой, как известно, наблюдается наивысшая плотность бактериальной колонизации [2—4].

В различных отделах пищеварительного тракта состав и численность микробиоты значительно различаются (рис. 1). Наиболее скудным является микробное сообщество желудка, в котором обнаруживают представителей родов Lactobacillus, Stomatococcus, Sarcina в количестве до 102 в 1 г содержимого. В тонкой кишке, за исключением дистальных отделов подвздошной кишки, количество микроорганизмов не превышает 104—105 клеток на 1 г. Численность микроорганизмов в дистальных отделах подвздошной кишки значительно возрастает, достигая 107—108 на 1 г. При этом в проксимальных отделах тонкой кишки обнаруживаются преимущественно грамположительные аэробные бактерии, в дистальных — грамотрицательные энтеробактерии и анаэробы. Микробиота толстой кишки представлена в основном анаэробными бактериями — их общее количество достигает огромных значений — 1013 на 1 г содержимого [1—4].

Рис. 1. Численность и основные представители микробиоты различных отделов пищеварительного тракта человека [2].

Бактерии, входящие в состав микробиоты желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) человека, условно можно разделить на представителей облигатной (около 90%), факультативной (около 10%) и транзиторной (менее 1%) микрофлоры.

К облигатной микрофлоре, постоянно присутствующей в организме человека, выполняющей важную роль в его метаболизме и защите его от возбудителей инфекционных заболеваний, относятся преимущественно анаэробные бактерии, обитающие в толстой кишке (Bifidobacterium, Propionibacterium, Bacteroides). Видовое разнообразие облигатной флоры невелико, крайне консервативно, однако численность (по сравнению с другими представителями) максимальна.

К факультативной (сопутствующей) микрофлоре относятся условно-патогенные бактерии, доля которых в норме не превышает 10% (Escherichia, Enterococcus, Fusobacterium, Peptostreptococcus, Clostridium, Eubacterium и др.). Количественный и качественный состав факультативной флоры подвержен значительным изменениям в зависимости от внешних факторов.

Транзиторная флора составляет менее 1%, представлена стафилококками, клостридиями, протеями, дрожжеподобными грибами и др., в основном состоит из микроорганизмов, занесенных извне и транзитом проходящих ЖКТ. Некоторые представители транзиторной флоры могут обладать высоким адгезивным или токсигенным потенциалом, приводя (при ослаблении защитных функций облигатной микрофлоры) к развитию кишечных инфекций [1, 4].

Представители облигатной микробиоты образуют микроколонии, так называемую пристеночную флору, функционирующую в тесной взаимосвязи с кишечной стенкой. Облигатные анаэробы (бифидобактерии, бактероиды, пропионовокислые бактерии и др.) занимают нишу в непосредственном контакте с эпителием, далее располагаются аэротолерантные анаэробы (лактобациллы и др.), еще выше — факультативные анаэробы, а затем — аэробы [1].

Следует отметить, что бактерии, обитающие в просвете кишки (около 5% от микробной популяции) и являющиеся основными представителями фекальной микрофлоры, не взаимодействуют со слизистой оболочкой. Субстратом для жизнедеятельности полостной микрофлоры являются неперевариваемые пищевые волокна, на которых она и фиксируется. Состав полостной флоры крайне непостоянен, зависит от поступления пищевых веществ и множества других факторов. Полостная флора доминирует в фекальной микрофлоре, что заставляет с особой осторожностью оценивать изменения в различных микробных популяциях, выявляемых при бактериологическом исследовании кала [1].

Крайне важным вопросом при изучении микробиома человека является геном микроорганизмов (в связи с их огромным разнообразием и принадлежностью к разным родам, видам и прочее), который содержит, по меньшей мере, в 50—100 (а по некоторым оценкам в 200) раз больше генов по сравнению с геномом организма-хозяина. Генетическое разнообразие, которое привносит в организм человека микробиота, обусловливает возникновение дополнительных (не закодированных в организме хозяина) ферментативных путей метаболизма, влияя на функционирование организма, процессы адаптации, реактивность [4—6].

Микробиом не только дополняет человеческий генный пул, но и демонстрирует значительно бóльшие пластичность и изменчивость по сравнению с человеческим геномом. Это означает, что состав микробиоты может быстро изменяться, реагируя на иммунную агрессию организма-хозяина, инфекции, новые компоненты пищевого рациона, прием антибиотиков, многие другие факторы. Способность микробиоты быстро приспосабливаться к изменяющимся условиям внешней среды путем изменения своего состава и ферментативной активности в свою очередь обеспечивает лучшую адаптацию человеческого организма к неблагоприятным факторам [6].

Сложно переоценить роль микробиоты в развитии и функционировании иммунной системы организма-хозяина. Существует точка зрения, известная как «гигиеническая теория». Данная теория гласит, что быстрый рост аллергических и аутоиммунных заболеваний, наблюдаемый в последние десятилетия в экономически развитых странах, можно объяснить нарушением формирования микробного разнообразия у современных детей как следствие улучшения гигиенических условий, чрезмерного использования дезинфектантов, моющих средств, антибиотиков. Ограничение контакта с микроорганизмами в ранние периоды развития кишечника ребенка приводит впоследствии к неспособности организма поддерживать необходимый уровень иммунологической толерантности и развитию аллергических и аутоиммунных заболеваний [4, 7—9].

Несмотря на многообразие микроорганизмов, обитающих в просвете ЖКТ человека, известно, что более 90% кишечных бактерий у здоровых лиц представлены двумя основными типами (phyla) — Firmicutes и Bacteroidetes. Типы Actinobacteria и Proteobacteria представлены в меньшей мере (рис. 2).

Рис. 2. Преобладающие типы бактерий различных локусов организма [21].

К типу Bacteroidetes относятся грамотрицательные бактерии, принадлежащие почти к 20 родам, к типу Firmicutes — грамположительные бактерии, принадлежащие более чем к 200 родам. Подавляющее большинство лиц в человеческой популяции имеют схожие пропорции каждого из этих типов [6]. Однако на видовом и особенно штаммовом уровне микробиота каждого человека индивидуальна [4, 10, 11].

Следует отметить, что по сей день не существует понятия «нормальной» микробиоты, поскольку состав ее индивидуален, вариабелен и зависит от возраста, пола, расы, места обитания, характера питания и многих других факторов [12].

Энтеротипы

В зависимости от доминирующего рода бактерий в составе микробиоты предложено условное выделение 3 основных ее типов — «энтеротипов». Впервые термин «энтеротип» появился в публикации журнала «Nature» в 2011 г., получив с тех пор широкое распространение [13].

Энтеротипы отличаются не только составом, но и главными метаболическими путями извлечения энергии из пищевых субстратов. Так, энтеротип 1 (тип с преобладанием бактерий рода Bacteroides) характеризуется высокой сахаролитической активностью, энтеротип 2 (тип с преобладанием бактерий рода Prevotella) — способностью расщеплять гликопротеины слизи, энтеротип 3 (тип с преобладанием бактерий рода Ruminococcus) — расщеплением гликопротеинов и трансмембранным транспортом углеводов.

Основным из ключевых положений концепции об энтеротипах является устойчивость и постоянство микробного состава энтеротипа. Если состав микробиоты и подвержен изменениям в ответ на внешние факторы (прием антибиотиков, изменения пищевого рациона), то происходит это на уровне видового и штаммового разнообразия, но не приводит к смене доминирующего рода бактерий в составе энтеротипа. Считалось, что энтеротипы не имеют континентальной или национальной специфичности, изначально определяясь путем родоразрешения, методом вскармливания в грудничковый период и рационом питания в семье. Преобладающий род бактерий в составе микробиома толстой кишки наделялся способностью определять характер метаболизма пищевых и лекарственных веществ и даже склонность к некоторым заболеваниям [13]. Большое количество экспериментальных и клинических исследований посвящено поиску ассоциаций между различными заболеваниями и энтеротипами. Так, например, обнаружено, что ожирение чаще наблюдается у лиц с преобладанием бактерий типа Firmicutes (энтеротип 3).

Тем не менее в настоящее время накапливается все больше данных, ставящих под сомнение концепцию энтеротипов. Считается, что столь категоричное разделение микробиоты человека на 3 энтеротипа слишком условно, тогда как в большинстве случаев имеет место некий промежуточный вариант, изменяющийся в зависимости от внешних факторов, прежде всего от характера питания, между типами с преобладанием бактерий рода Bacteroides и Prevotella [14—21].

Более того, вопреки предыдущим представлениям о значительной устойчивости энтеротипов, в некоторых экспериментальных работах наглядно показана возможность изменения энтеротипа в течение нескольких дней с дальнейшим сохранением «нового» доминирующего рода бактерий. Так, в работе D. Knights и соавт. под названием «Переосмысливая концепцию энтеротипов» (Rethinking «enterotypes») показана возможность быстрой смены энтеротипа Ruminococcus на энтеротип с преобладанием Bacteroides, а также энтеротипа Bacteroides на энтеротип Prevotella [17]. В целом у большинства наблюдаемых субъектов с течением времени (5—10 лет) зафиксирована смена энтеротипа, что поставило под сомнение идею об устойчивости и постоянстве энтеротипов, а значит и целесообразность подобной классификации [14, 17].

В связи с этим возник закономерный вопрос о правомочности рассмотрения тех или иных энтеротипов как маркеров, ассоциированных с развитием определенных заболеваний. Требуются дальнейшие исследования для ответа на указанные вопросы, однако уже сейчас очевидно, что взаимодействия между бактериальными родами в составе микробиоты кишечника значительно сложнее, чем представлялось ранее.

Микробиота здорового человека и ее развитие в течение жизни

Становление микробиоты человека начинается еще в период внутриутробного развития в полости матки. Бактерии обнаруживаются в околоплодной жидкости, пупочном канатике, оболочках плода, плаценте и меконии. Видовой состав этих бактерий в большей степени соответствует микробиоте кишечника и ротовой полости матери (например, Fusobacterium spp. и Bacteroides spp.). Предполагается, что бактерии из полости рта через микроповреждения слизистой оболочки могут попадать в системный кровоток, гематогенным путем достигать плаценты и колонизировать ее [22].

Существуют работы, показывающие ассоциацию между заболеваниями периодонта у матери и повышением риска преждевременных родов и внутриутробных инфекций плода [22, 23]. Таким образом, микробиом матери может быть как источником первых бактерий, колонизирующих ЖКТ плода, так и причиной патологических состояний. В ходе ряда исследований выявлены следующие перинатальные факторы, оказывающие негативное влияние на микробиоту новорожденного и/или плаценты: чрезмерный набор массы тела и избыточное содержание жира в рационе матери во время беременности, инфекционные заболевания, стрессы, сахарный диабет [22, 23].

Активное заселение пищеварительного тракта микробами начинается в процессе родов, и происходит это за счет бактерий, входящих в состав микробиоты влагалища, кожи, кишечника, ротовой полости матери (Lactobacillus, Prevotella, Sneathia). Способ родоразрешения в значительной мере определяет видовой состав микробиоты младенцев. У детей, рожденных посредством кесарева сечения, заселение кишечника бактериями рода Bacteroides и Bifidobacterium запаздывает, по меньшей мере, на 1 мес по сравнению с детьми, рожденными естественным путем (рис. 3). В составе микробиоты таких детей доминируют виды, колонизирующие кожные покровы, а не родовые пути матери, такие как Staphylococcus, Corynebacterium и Propionibacterium, наблюдается активное размножение бактерий вида Clostridium difficile. Для микробиоты детей, родившихся посредством кесарева сечения, характерно снижение микробного разнообразия, у них повышен риск развития аллергических и аутоиммунных заболеваний, таких как бронхиальная астма, аллергический ринит, целиакия и прочее [22, 23].

Рис. 3. Факторы, влияющие на состав микробиоты ЖКТ в течение жизни [23].

Большое значение для состава микробиоты кишечника имеет также срок родоразрешения. У недоношенных детей наблюдается снижение разнообразия кишечной микробиоты, низкое содержание лакто- и бифидобактерий (Lactobacillus spp., Bacteroides spp. и Bifidobacterium spp). Считается, что это может быть связано не столько с недоношенностью, сколько с применением антибиотиков, пребыванием в палатах интенсивной терапии и другими ятрогенными факторами. Нарушение состава кишечной микробиоты у недоношенных детей ассоциировано с развитием некротизирующего энтероколита, тяжелых воспалительных процессов в ЖКТ [22, 23].

Роль питания в раннем детском возрасте в формировании микробиоты толстой кишки

В 1-й год жизни микробиота младенцев характеризуется относительно невысоким микробным разнообразием. Постепенно, в зависимости от метода вскармливания и обширности контакта с окружающей средой (наличие животных в доме, число братьев и сестер, гигиенические условия, применение антибиотиков), таксономическое разнообразие микробиоты толстой кишки значительно обогащается (см. рис. 3) [22, 23]. Большое значение в становлении микробиоты кишечника ребенка имеет метод вскармливания (грудное вскармливание или искусственные смеси). Грудное молоко не стерильно, оно содержит до 600 видов различных бактерий, численность бактерий в 1 мл молока достигает 103—104. Большую часть бактерий грудного молока составляют бактерии родов Lactobacillus, Leuconostoc, Streptococcus, Enterococcus, Lactococcus, Weissella, Bifidobacterium. Кроме того, в грудном молоке могут присутствовать грамотрицательные бактерии Serratia, Pseudomonas, а также типичные представители микробиома полости рта Veillonella, Leptotrichia, Prevotella [24—30].

Одним из компонентов грудного молока являются олигосахариды (галактоолигосахариды). Незначительно расщепляясь в тонкой кишке, они достигают толстой кишки преимущественно в непереваренном виде, где ферментируются Bifidobacterium с образованием короткоцепочечных жирных кислот (КЦЖК) и молочной кислоты. Таким образом, присутствие в молоке олигосахаридов обусловливает размножение в кишечнике детей, находящихся на грудном вскармливании, грамположительных бактерий типа Actinobacteria (преимущественно бифидобактерий), сдерживающих размножение бактерий других типов [20, 22, 23, 31, 32].

Большинство современных молочных смесей обогащено олигосахаридами, что теоретически должно способствовать развитию бактерий рода Bifidobacterium. Однако у детей, находящихся на искусственном вскармливании, обнаруживаются такие изменения состава микробиоты толстой кишки, как чрезмерное развитие представителей Bacteroides и Clostridium, увеличение доли условно-патогенных видов бактерий, например Escherichia coli, Clostridium difficile [33—36]. Вероятно, влияние грудного молока на становление микробиоты толстой кишки младенца обусловлено не только олигосахаридами. Помимо них, грудное молоко содержит иммуноглобулины IgA и IgG, антимикробные вещества — лизоцим и лактоферрин, интерлейкин (ИЛ) ИЛ-10, лимфоциты, фактор роста опухоли TGF-β, модулирующие работу иммунной системы ребенка и влияющие на состав микроорганизмов, которые смогут прижиться в его ЖКТ [29, 37—39]. Известно, что добавление к рациону искусственно вскармливаемых детей пастеризованного человеческого молока способствует становлению микробиоты, близкой по составу к таковой у детей, находящихся на грудном вскармливании [36].

После введения прикорма в рацион ребенка происходит значительное изменение микробного сообщества толстой кишки, характеризующееся снижением доли Bifidobacterium наряду с активизацией размножения бактерий, ферментирующих полисахариды (типов Bacteroidetes или Firmicutes) [40—42].

Примерно к 3 годам у ребенка формируется взрослый тип микробиоты, который в отсутствие тяжелых заболеваний, кардинальных изменений в диетических пристрастиях или длительного приема антибиотиков характеризуется постоянством состава на уровне доминирующего типа бактерий.

Влияние антибиотикотерапии в раннем детском возрасте на формирование микробиоты толстой кишки

Применение антибиотиков в раннем детском возрасте приводит к значительному снижению микробного разнообразия, обеднению представителей преобладающего типа Actinobacteria с одновременным увеличением доли Proteobacteria, а также селекции антибиотикорезистентных штаммов [43—45].

В работе S. Tanaka и соавт. проанализирован результат антибиотикотерапии препаратами широкого спектра действия в течение первых 4 дней жизни детей [46]. Согласно полученным данным, в 1-ю неделю в составе микробиоты толстой кишки наблюдалось снижение доли Bifidobacterium наряду с патологической колонизацией Enterococcus. В течение последующего месяца зафиксирован избыточный рост Enterobacteriaceae и Enterococcus.

В целом данные эпидемиологических исследований свидетельствуют о том, что применение антибиотиков в раннем детском возрасте сопровождается значительными изменениями еще несформированной микробиоты, нередко приводя к непрогнозируемым и серьезным последствиям. Известно, что лечение антибиотиками повышает у детей риск развития таких заболеваний, как астма, экзема, сахарный диабет 1-го типа, воспалительные заболевания кишки, ожирение и др. [47].

Факторы, оказывающие влияние на состав микробиоты взрослых людей

Кроме возраста, на состав микробиоты человека влияют такие факторы, как пол, пищевые предпочтения, социально-экономический статус и уровень образования, прием антибиотиков и прочее. Имеют значение и географические различия, предположительно связанные с характером питания. У взрослого человека со сформировавшейся микробиотой характер питания не является главным фактором, определяющим ее состав, но некоторые бактериальные таксоны (например, энтеротип 1 с преобладанием бактерий рода Bacteroidetes) могут быстро реагировать на изменения пищевого рациона [48].

Так, употребление в пищу продуктов с высоким содержанием пищевых волокон приводит к увеличению в составе микробиоты доли определенных видов бактерий (Roseburia, Blautia, Eubacterium rectale, Faecalibacterium prausnitzii), ферментирующих растительные волокна с образованием бутирата, а также некоторых бактерий, относящихся к типам Actinobacteria (Bifidobacteria, Lactobacilli) и Bacteroidetes [49—52]. Известно, что доминирующими бактериями в микробиоте вегетарианцев являются Prevotella, Clostridium clostridioforme и Faecalibacterium prausnitzii [50, 53]. По сравнению с лицами, употребляющими животные продукты, у вегетарианцев наблюдается снижение доли бактерий, принадлежащих к Bacteroides, Bifidobacteria, Enterobacteriaceae species [54].

Высокобелковая диета характеризуется увеличением активности протеолитических бактерий, таких как, например, Bacteroides spp. [49, 50]. Богатая жирами диета приводит к синтезу большого количества желчных кислот, что в свою очередь способствует размножению тех бактерий, которые метаболизируют эти кислоты, и угнетает размножение других видов [49, 50]. Диеты с преобладанием животных продуктов способствуют развитию бактерий, устойчивых к желчным кислотам, таких как Bacteroides, Alistipes и Bilophila, а также бутират-продуцирующих клостридий [50, 53].

Таким образом, преобладание в пищевом рационе одного из макронутриентов (белков, жиров, углеводов) детерминирует развитие определенных видов бактерий в составе микробиоты толстой кишки (рис. 4) [22, 23].

Рис. 4. Развитие определенных видов бактерий в составе микробиоты толстой кишки в зависимости от преобладания в пищевом рационе одного из макронутриентов (белков, жиров, углеводов) [58].

Например, «западная диета», распространенная в экономически развитых странах Европы и Северной Америки, изобилует жирами, рафинированными углеводами, животными белками на фоне крайне низкого содержания растительных волокон. Такая диета ассоциирована со снижением микробного разнообразия, увеличением доли Bacteroides и снижением бактерий рода Prevotella [49].

В развивающихся странах с низким социально-экономическим статусом (особенно в сельской местности) пищевой рацион жителей, напротив, богат растительными волокнами, сложными углеводами (за счет наличия большого количества свежих овощей, фруктов и цельнозерновых продуктов). Микробиота толстой кишки людей, проживающих в данных регионах, характеризуется разнообразием видов бактерий (Prevotella, Succinivibrio, Treponema), ферментирующих полисахариды и образующих КЦЖК [22, 23, 53, 55, 56].

КЦЖК, образующиеся в процессе ферментации пищевых волокон, являются ключевыми субстратами в энергетическом метаболизме колоноцитов, играют важнейшую роль в нормальном функционировании барьерной функции кишки, модулируют работу иммунной системы организма-хозяина. Считается, что низкой продукцией КЦЖК у людей, предпочитающих «западную диету», можно объяснить возросшую распространенность аллергических и аутоиммунных заболеваний в экономически развитых странах [57].

Развитие определенных видов бактерий в составе микробиоты толстой кишки в зависимости от преобладания в пищевом рационе одного из макронутриентов (белков, жиров, углеводов) представлено на рис. 4 [58].

Возможность влияния на состав микробиоты и ее метаболическую активность путем изменения характера питания (увеличение доли свежих овощей и фруктов в рационе, применение пищевых волокон, способствующих развитию бутиратпродуцирующей флоры) представляется перспективным направлением современной медицины.

Микробиом у людей пожилого возраста

Микробиом ЖКТ у пожилых людей характеризуется тенденцией к снижению доли бактерий, относящихся к типу Bacteroidetes и роду Bifidobacteria, с одновременным увеличением доли бактерий Firmicutes [59]. Согласно данным нескольких исследований, редукция бактерий видов Bacteroides spp., Prevotella spp., Faecalibacterium prausnitzii наряду с увеличением бактерий семейства Enterobacteriaceae ассоциирована со снижением качества жизни у людей пожилого возраста [59—61]. Считается, что факторами, способствующими изменениям микробиоты кишки в пожилом возрасте, являются прием большого количества медикаментов, изменения гормонального статуса и рациона питания, тяжелые соматические заболевания, пребывание в пансионах для престарелых лиц [62]. Кроме того, неблагоприятные сдвиги состава микробиоты полости рта, происходящие в пожилом возрасте, также оказывают значительное влияние на состояние микробиоты ЖКТ [63].

Функции кишечной микробиоты

Симбиотические отношения между кишечной микробиотой и макроорганизмом включают метаболические, иммунные и нейроэндокринные взаимодействия. Доказано, что микробиота задействована в важнейших процессах жизнедеятельности организма, таких как обмен веществ, развитие, дифференцировка и колонизационная резистентность эпителия, формирование врожденной и адаптивной иммунной систем. Микробиота обеспечивает трофику кишечного эпителия, синтез витаминов, метаболизм пищевых компонентов, холестерина, желчных кислот, регулирует моторику кишечника [4].

Основные функции микробиоты кишечника и связанные с ней ключевые метаболиты представлены в таблице [64].

Метаболиты кишечной микробиоты и их функции [64]

Многие хронические заболевания, например ожирение, воспалительные заболевания кишки, сахарный диабет, метаболический синдром, атеросклероз, неалкогольная болезнь печени и даже цирроз и гепатоцеллюлярная карцинома, ассоциированы с развитием дисбаланса в составе микробиоты ЖКТ (рис. 5) [64].

Рис. 5. Заболевания, ассоциированные с нарушением микробиома [12].
ВЗК — воспалительные заболевания кишечника.

Механизмы, в силу которых симбиотические микроорганизмы могут способствовать или, напротив, препятствовать развитию перечисленных заболеваний, включают следующее [1, 4, 12, 64]:

— увеличение энергетической ценности пищи за счет бактериальной ферментации нутриентов, не подвергающихся расщеплению ферментами пищеварительного тракта человека;

— влияние на аппетит;

— метаболизм ксенобиотиков;

— метаболизм желчных кислот;

— синтез витаминов;

— синтез КЦЖК;

— обеспечение колонизационной резистентности слизистой оболочки кишки и синтез антимикробных веществ;

— участие в развитии и созревании местного иммунитета слизистой оболочки пищеварительного тракта и иммунной системы организма-хозяина;

— участие в развитии и созревании нервной системы;

— регуляция метаболизма липидов и гомеостаза глюкозы.

Метаболизм веществ и энергии

Анализ образцов фекалий человека с использованием секвенирования 16S рибосомальной РНК и методов метагеномного секвенирования показал значительное расширение путей метаболизма белков, полисахаридов, аминокислот, ксенобиотиков и микроэлементов за счет ферментов, синтезируемых микробиотой кишечника [12].

Доказано, что кишечная микробиота значительно повышает эффективность расщепления и усвоения пищевых веществ. И если раньше так называемое симбионтное пищеварение, происходящее при содействии микрофлоры, считалось прерогативой жвачных животных, то теперь стало очевидно, что в процессе бактериальной ферментации неперевариваемых углеводов в анаэробных условиях образуются КЦЖК (уксусная, пропионовая и масляная кислоты), являющиеся важнейшими энергетическими субстратами для эпителиальных тканей человека [12].

Известно, что до 70% молекул АТФ колоноциты синтезируют из КЦЖК, преимущественно бутирата. В целом ферментация бактериями непереваренных пищевых волокон способствует более эффективному извлечению энергии (на 10%) из пищи. В норме микробиота кишечника синтезирует около 50—100 ммоль/л КЦЖК в день, которые практически полностью всасываются в кишечнике [12].

Всосавшиеся в кровоток из просвета кишки КЦЖК оказывают многообразное действие на функционирование различных органов и систем макроорганизма. Например, активизируют моторику кишки, являясь субстратами для глюконеогенеза и липогенеза, регулируют липидный и углеводный обмен в печени, активность воспалительных процессов [12].

Метаболизм желчных кислот

Как известно, в организме человека желчные кислоты синтезируются в печени из холестерина, конъюгируются с таурином или глицином (первичные желчные кислоты) и выделяются в двенадцатиперстную кишку, участвуя в эмульгировании и абсорбции жиров. В дальнейшем 95% первичных желчных кислот реабсорбируется в дистальной части подвздошной кишки, в то время как оставшиеся 5% неабсорбированных первичных желчных кислот подвергаются трансформации (деконъюгации) до вторичных желчных кислот (дезоксихолевая кислота и литохолевая кислота) с участием гидролаз кишечных бактерий (преимущественно за счет ферментов Clostridium perfringens и Clostridium scindens). Часть вторичных желчных кислот в последующем вновь реабсорбируется в печень, где происходит их конъюгация. Неабсорбированные желчные кислоты выводятся с калом.

Важно, что первичные и вторичные желчные кислоты способны активировать ядерный фарнезоидный рецептор Х (FXR) в ядре клеток организма-хозяина. Данный рецептор регулирует синтез желчных кислот, метаболизм глюкозы и даже процессы аутофагии печеночных клеток. Кроме того, вторичные желчные кислоты обладают мощным антимикробным действием, ингибируя рост и размножение бактерий.

Взаимодействие микробиоты с иммунной и нервной системами

Кишечный барьер, состоящий из нескольких функциональных компонентов, включающих физические (эпителиальные и слизистые слои), биохимические (ферменты и антимикробные белки) и иммунологические (IgA и эпителиальные иммунные клетки) факторы, служит границей между внешним миром и внутренней средой организма. Повышение проницаемости кишечного барьера для микробных метаболитов и других компонентов, содержащихся в полости кишки, ведет к развитию воспалительных или патологических иммуновоспалительных реакций [64].

Для поддержания кишечного гомеостаза и толерантности иммунной системы к бактериям-симбионтам разграничения патогенов и комменсальных микробов необходимы соблюдение очень тонкого баланса между регуляторными (Т-лимфоциты супрессоры) и эффекторными (Т-лимфоциты хелперы) клетками, гармоничное сочетание «иммунологической толерантности и продуктивного иммунного ответа». Значительную роль в созревании иммунной системы и развитии иммунологической толерантности отводят кишечной микробиоте.

Исследования, проведенные на мышах-гнотобионтах (безмикробные животные, с рождения выращиваемые в стерильных условиях), показали, что у таких животных имеются тяжелые нарушения развития лимфоидной ткани кишки и других иммунокомпетентных органов, а также нарушена продукция антител [65, 66].

Известно, что некоторые условно-патогенные микроорганизмы, такие как Bacteroides fragilis, Bifidobacterium infantis и Firmicutes, способствуют привлечению в стенку кишки регуляторных Т-лимофцитов (Т-супрессоров), продуцирующих противовоспалительные ИЛ, подавляя развитие патологических иммунных реакций. Такое «толерантное» состояние иммунной системы позволяет симбиотическим микроорганизмам мирно существовать, тесно контактируя с эпителиоцитами кишечной стенки, не вызывая иммунной агрессии со стороны организма-хозяина [64].

В то же время из экспериментов на мышах известно, что так называемые нитевидные бактерии, напротив, обладают мощным иммуностимулирующим действием, активируя Т-хелперы 17, индуцируя продукцию ими провоспалительных ИЛ-17 и ИЛ-22, тем самым усиливая антимикробную защиту и резистентность слизистой оболочки кишки к Citrobacter rodentium [67].

Таким образом, правильное взаимодействие Т-супрессоров/Т-хелперов 17, регулируемое в том числе микробными метаболитами, имеет важнейшее значение в поддержании целостности кишечного барьера, иммунологической толерантности, предотвращении развития патологических иммунных реакций, и в то же время препятствует инвазии патогенов.

Конечно, не все представители микробиоты кишки ведут к здоровому и правильному развитию и функционированию кишечного барьера, некоторые из них, напротив, могут вызывать воспалительные процессы, приводить к возникновению злокачественных новообразований. Однако на современном этапе развития учения о микробиоте наше понимание данных процессов еще далеко от совершенства [12].

Интересно, что кишечная микробиота играет немаловажную роль в созревании и нормальном функционировании нервной системы организма-хозяина.

Механизмы влияния микробиоты на функционирование центральной нервной системы (ЦНС) связаны с выработкой молочной кислоты, аммиака, КЦЖК, нейротрансмиттеров. Так, например, в процессе ферментации углеводов некоторыми молочнокислыми бактериями образуется D-лактат, который в случае повышения кишечной проницаемости способен оказывать нейротоксическое действие [4].

Аммиак — нейротоксин, продуцируемый из мочевины под действием бактериальной уреазы. Аммиак обладает прямыми нейротоксическими свойствами, изменяет функцию гематоэнцефалического барьера, тормозит синтез серотонина и допамина [4].

КЦЖК, продуцируемые микробиотой, напротив, оказывают позитивное влияние на функционирование нервной системы, принимая участие в созревании микроглии (резидентных макрофагов) ЦНС. Исследования, проведенные на мышах с дефектом развития рецепторов к КЦЖК, показали нарушение созревания микроглии в ЦНС у таких животных. В то же время колонизация кишечника мышей гнотобионтов нормальной микробиотой приводила к созреванию первоначально незрелой микроглии [68, 69].

Известно также, что некоторые бактерии способны синтезировать гормоны и нейротрансмиттеры, такие как ацетилхолин и гамма-аминомасляную кислоту (ГАМК), норадреналин, серотонин, мелатонин, допамин, глутамин [4]. Серотонин, продуцируемый микробиотой кишечника, участвует в регуляции перистальтики кишки, рвотного рефлекса и восприятии боли через спинальные афферентные нейроны [4]. Выделение серотонина и других биогенных аминов обусловливает влияние микробиоты кишки на настроение, аппетит, пищевые пристрастия человека [4].

ГАМК — антистрессорный медиатор, продуцируется в больших количествах микробиотой кишки, образуя единый пул с эндогенной фракцией ГАМК. Изменение уровня ГАМК у пациентов с синдромом раздраженного кишечника, возможно, объясняет склонность больных к повышенной возбудимости и тревожности, а также пониженный болевой порог у данной группы пациентов по сравнению со здоровыми субъектами.

Колонизационная резистентность

Еще одной важной ролью микробиоты кишечника является формирование колонизационной резистентности, предотвращающей инвазию патогенных микроорганизмов в слизистую оболочку кишки.

Колонизационная резистентность обеспечивается способностью нормальной микрофлоры адгезироваться на эпителии кишечника, которая образует на ней пристеночный слой и тем самым препятствует прикреплению патогенных и условно-патогенных микроорганизмов. Другой механизм создания колонизационной резистентности связан с синтезом микробиотой кишки антимикробных веществ (органических кислот, перекиси водорода и других биологически активных субстанций), а также с конкуренцией с патогенными микроорганизмами за источники питания [4].

Заключение

До последнего времени изучение состава и функциональной активности микробиоты человека было ограничено в связи с невозможностью культивирования подавляющего большинства микроорганизмов на питательных средах. Однако развитие таких технологий, как секвенирование 16S рибосомальной РНК, а также полногеномное секвенирование, позволило значительно расширить понимание роли кишечной микробиоты и ее уникальных метаболитов в регуляции различных физиологических функций макроорганизма, включая обеспечение колонизационной резистентности слизистых оболочек, метаболизм, развитие и гомеостаз иммунной и нервной систем.

Интерес к микробиому человека за последние десятилетия существенно вырос, и все же на современном этапе развития учения о микробиоте понимание данных процессов еще далеко от совершенства, что обусловливает необходимость дальнейших исследований.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

лактозонегативные энтеробактерии что это — 25 рекомендаций на Babyblog.ru

Как “читать” анализ на дисбактериоз
Копанев Ю.А. Соколов А.Л.

В бланке каждого анализа на дисбактериоз имеются показатели микрофлоры, которые мы расшифруем.

Патогенные энтеробактерии. Обычно этот показатель в бланке анализа идет первым. К этой группе микроорганизмов относятся такие бактерии, которые вызывают острую кишечную инфекцию (сальмонеллы, шигеллы – возбудители дизентерии, возбудители брюшного тифа). Выявление этих микроорганизмов является уже не показателем дисбактериоза, а показателем серьезного инфекционного заболевания кишечника.

Бифидобактерии. Это основные представители нормальной кишечной микрофлоры, количество которых в кишечнике должно быть 95 – 99%. Бифидобактерии выполняют важную работу по расщеплению, перевариванию и всасыванию различных компонентов пищи, например, углеводов; они сами синтезируют витамины, а также способствуют усвоению их из пищи; при участии бифидобактерий происходит всасывание в кишечнике железа, кальция и других важных микроэлементов; бифидобактерии стимулируют моторику кишечной стенки и способствуют нормальному опорожнению кишечника; бифидобактерии нейтрализуют разлчные токсические вещества, попадающие в кишечник извне или образовавшиеся в результате жизнедеятельности гнилостных микроорганизмов.8). Снижение общего количества кишечной палочки может быть признаком присутствия в кишечнике небактериальных паразитов (глистов, простейших, которые также нуждаются в кислороде, обделяя им кишечную палочку).
Следует отметить, что бактерии нормальной кишечной флоры живут, прикрепляясь к кишечной стенке и образуя пленку, покрывающую кишечник изнутри. Через эту пленку происходит все всасывание в кишечнике. Бактерии нормальной кишечной микрофлоры обеспечивают по совокупности 50 – 80% всего пищеварения, а также выполняют защитные (в том числе противоаллергические) функции, нейтрализуют действие чужеродных и гнилостных бактерий, способствуют опорожнению кишечника, обеспечивают адаптацию к питанию и к внешним воздействиям.

Кишечная палочка со сниженной ферментативной активностью. Это неполноценная кишечная палочка, которая не представляет никакого вреда, но при этом не выполняет своих полезных функций. Присутствие данного показателя в анализе является признаком начинающегося дисбактериоза, а также как и снижение общего количества кишечной палочки может быть косвенным признаком присутствия в кишечнике глистов или простейших.

В некоторых анализах описываются бактероиды, роль которых неясна, но известно, что это – не вредные бактерии, обычно их количество не имеет практического значения.

Все остальные показатели микрофлоры являются условно-патогенной флорой. В самом термине “условно-патогенный” обозначена суть данных микробов. Они становятся патогенными (нарушающими нормальные функции кишечника) при определенных условиях: повышение их абсолютного количества или процентного соотношения к нормальной флоре, при неэффективности защитных механизмов или снижении функции иммунной системы. Условно-патогенная флора – это лактозонегативные энтеробактерии (клебсиелла, протей, цитробактеры, энтеробактеры, гафнии, серрации), гемолизирующая кишечная палочка и различные кокки (энтерококки, эпидермальные или сапрофитные стафилококки, золотистый стафилококк). Кроме того, к условно-патогенным относятся клостридии, которые высеваются не во всех лабораториях. Условно-патогенная флора внедряется, конкурируя с полезными бактериями, в микрбную пленку кишечника, заселяет кишечную стенку и вызывает нарушения работы всего желудочно-кишечного тракта.7), это чаще всего связано со снижением нормальной флоры. В редких случаях повышение количества энтерококков является главной причиной дисфункции, связанной с дисбактериозом.

Эпидермальный (или сапрофитный) стафилококк (S. epidermidis, S. saprophyticus). Эти виды стафилококков могут вызывать нарушения, но их количество до 25% является допустимым.

Процент гемолизирующих кокков по отношению ко всем кокковым формам. Даже среди относительно безобидных кокков, названных выше, могут встречаться более патогенные, что и обозначается в этой позиции. Если общее количество кокков составляет, например, 16%, а процент гемолизирующих кокков – 50%, это значит, что половина из 16% — более вредоносные кокки, а их процент по отношению к нормальной флоре составляет 8%.

Золотистый стафилококк (S. aureus). Один из самых неприятных (наряду с гемолизирующей кишечной палочкой, протеем и клебсиеллой) представителей условно-патогенной флоры. Даже небольшие его количества могут вызвать выраженные клинические проявления, особенно у детей первых месяцев жизни.3). Патогенность золотистого стафилококка напрямую зависит от состояния нормальной флоры: чем больше бифидобактерий, лактобактерий и нормальной кишечной палочки, тем меньше вреда от стафилококка. Присутствие его в кишечнике может приводить к аллергическим реакциям, гнойничковым кожным высыпаниям, дисфункции кишечника. Стафилококки являются распространенными микробами окружающей среды, в частности, они в больших количествах живут на коже и слизистых оболочках верхних дыхательных путей. Ребенку они могут попадать через грудное молоко. Наиболее подвержены заражению стафилококками ослабленные дети (проблемная беременность, недоношенность, кесарево сечение, искусственное вскармливание, применение антибиотиков – факторы риска ослабления функций иммунной системы). Важно понимать, что стафилококки как и другие условно-патогенные бактерии проявляют себя при определенных условиях, главным из которых является ослабление иммунитета, поэтому важным при лечении дисбактериоза, ассоциированного со стафилококком, является проведение иммунокоригирующей терапии.

Гемолизирующая кишечная палочка. Является представителем лактозонегативных энтеробактерий, но выделяется отдельно в связи с распространенностью и значимостью. В норме должна отсутствовать. К данному микробу применимо практически все, сказанное про золотистый стафилококк. То есть, она может вызывать аллергические и кишечные проблемы, очень распространена в окружающей среде (правда, практически никогда не встречается в грудном молоке), вызывает проблемы у ослабленных детей, требует иммунокоррекции. Следует отметить, что термин “гемолизирующая” не означает, что имеется какое-то влияние на кровь. Условно-патогенная флора при дисбактериозе не должна преодолевать кишечную стенку и попадать в кровь. Это возможно только при крайне выраженных формах дисбактериоза у детей с выраженными иммунодефицитами, как правило, представляющих угрозу для жизни. К счастью, такие состояния встречаются нечасто.

Лактозонегативные энтеробактерии. Большая группа условно-патогенных бактерий большей или меньшей степени патогенности.7. Проявляют патогенность обычно в комплексе с другой условно-патогенной флорой, редко изолированно вызывают проблемы (чаще всего – разжижение стула, понос). Их количество зависит от функции местного иммунитета кишечника.

Прочие микроорганизмы. В данном параметре описываются редко встречающиеся виды бактерий, самым опасным из которых является синегнойная палочка (Pseudomonas aerugenosa). Чаще всего, микроорганизмы, описанные в этой позиции анализа не имеют практического значения.
Термин “abs” обозначает отсутствие данного микроорганизма, также употребляется “не обнаружено”.

Дуфалак инструкция по применению, цена в аптеках Украины, аналоги, состав, показания | Duphalac компании «Abbott Healthcare Products»

фармакодинамика. В толстой кишке лактулоза расщепляется кишечными бактериями до низкомолекулярных органических кислот. Эти кислоты снижают рН в просвете толстой кишки и вследствие осмотического эффекта увеличивают объем содержимого кишечника. Это стимулирует перистальтику толстой кишки и нормализует консистенцию каловых масс. Запор устраняется, и восстанавливается физиологический ритм кишечника.

При печеночной энцефалопатии (или печеночной коме и прекоме) действие препарата обусловлено угнетением роста протеолитических бактерий за счет увеличения количества ацидофильных бактерий (например лактобактерий), связыванием аммиака в ионной форме благодаря подкислению содержимого кишечника, очищением толстой кишки за счет низкого рН, а также осмотического эффекта, изменением бактериального метаболизма азота путем стимуляции утилизации бактериями аммиака для синтеза бактериальных белков. В контексте вышеизложенного необходимо, однако, отметить, что нейропсихические проявления печеночной энцефалопатии нельзя объяснить только гипераммониемией. Однако аммиак можно рассматривать как образец для других азотных соединений.

Лактулоза как пребиотик усиливает рост полезных для организма бактерий, таких как бифидобактерии и лактобактерии, тогда как рост потенциально патогенных бактерий, таких как клостридии и кишечная палочка, может угнетаться. Это может привести к благоприятному балансу кишечной флоры и устранению запоров, что положительно влияет на качество жизни и здоровья.

Фармакокинетика. Лактулоза почти не абсорбируется после перорального приема и достигает толстой кишки в неизмененном виде, где метаболизируется бактериальной флорой. При применении в дозе 25–50 г, или 40–75 мл, лактулоза метаболизируется полностью. При применении в высоких дозах часть может экскретироваться в неизмененном виде.

запор: регуляция физиологического ритма опорожнения кишечника. Состояния, требующие облегчения дефекации (например геморрой, состояния после операций на толстой кишке и аноректальной зоне).

Печеночная энцефалопатия: лечение и профилактика печеночной комы или прекомы.

Дуфалак® можно принимать как в разведенном, так и неразведенном виде.

Дозу необходимо корректировать согласно индивидуальным потребностям пациента.

Разовую дозу лактулозы следует немедленно проглотить, не удерживая ее во рту длительное время.

Если пациенту препарат назначен 1 раз в сутки, дозу следует принимать в одно и то же время суток, например во время завтрака. Во время терапии слабительными средствами рекомендуется употреблять достаточное количество жидкости (1,5–2 л, что соответствует 6–8 стаканам) в течение суток.

При применении препарата во флаконах можно пользоваться мерной крышкой.

При применении препарата в однодозовых пакетиках по 15 мл необходимо оторвать уголок пакетика и сразу принять его содержимое.

Дозирование при запорах или для размягчения стула в медицинских целях

Лактулозу можно принимать в виде разовой суточной дозы или распределив ее на 2 приема, при применении препарата Дуфалак® во флаконах можно пользоваться мерной крышкой.

Через несколько дней начальная доза может быть скорректирована до поддерживающей дозы на основании ответа на лечение. Может потребоваться несколько (2–3) дней терапии до проявления лечебного эффекта.

Возраст Начальная доза, мл/сут Поддерживающая доза, мл/сут
Взрослые и дети в возрасте старше 14 лет 15–45 (10-30 г лактулозы или 1–3 пакетика) 15–30 мл

(=10–20 г лактулозы или 1–2 пакетика)

Дети в возрасте 7–14 лет 15 (10 г лактулозы или 1 пакетик) 10–15 (7–10 г лактулозы или 1 пакетик)*
Дети в возрасте 1 года – 6 лет* 5–10 (3-7 г лактулозы) 5–10 (3–7 г лактулозы)*
Дети в возрасте до 1 года* До  5 (до 3 г лактулозы) До 5 (до 3 г лактулозы)

*Если поддерживающая доза составляет менее 15 мл, а также для точного дозирования младенцам и детям до 7 лет необходимо применять Дуфалак® во флаконах.

Дозирование при печеночной энцефалопатии (только для взрослых)

Начальная доза — 3–4 раза в сутки по 30–45 мл (20–30 г, или 2–3 пакетика).

Эта доза может быть скорректирована до поддерживающей дозы для достижения мягкого стула 2–3 раза в сутки.

Дети. Безопасность и эффективность препарата для детей (в возрасте от рождения до 18 лет) с печеночной энцефалопатией не установлены. Данные отсутствуют.

Пациенты пожилого возраста и пациенты с почечной или печеночной недостаточностью

Поскольку системное влияние лактулозы незначительно, особых рекомендаций относительно дозирования для этих групп пациентов нет.

гиперчувствительность к активному веществу или другим компонентам препарата, галактоземия, желудочно-кишечная непроходимость, перфорация ЖКТ или риск перфорации ЖКТ.

общий профиль безопасности. В течение первых нескольких дней лечения может возникать метеоризм, который обычно исчезает через несколько дней. При применении препарата в дозах, превышающих рекомендуемые, может возникнуть боль в животе и диарея. В этом случае дозу необходимо снизить. При применении в высоких терапевтических дозах в течение длительного времени (обычно только у больных с печеночной энцефалопатией) может возникать электролитный дисбаланс вследствие диареи.

Перечень побочных реакций. Нижеприведенные побочные реакции возникали с указанной частотой у пациентов, проходивших терапию лактулозой в плацебо-контролируемых клинических исследованиях: очень часто (≥1/10), часто (≥1/100 до <1/10), нечасто (≥1/1000 до <1/100), редко (≥1/10 000 до <1/1000), очень редко (<1/10 000).

Со стороны ЖКТ: часто — диарея; часто – метеоризм, боль в животе, тошнота, рвота.

Отклонение лабораторных показателей: нечасто — электролитный дисбаланс вследствие диареи.

Дети. Ожидается, что профиль безопасности у детей такой же, как и у взрослых.

консультация врача рекомендуется, если:

— перед началом лечения отмечается боль в области живота неопределенного происхождения;

— терапевтический эффект в течение нескольких дней лечения недостаточен.

Больным с непереносимостью лактозы применять Дуфалак® следует с осторожностью.

Доза препарата, которую обычно применяют для лечения запора, как правило, не вызывает проблем у больных сахарным диабетом. Однако доза для терапии печеночной энцефалопатии обычно намного выше, поэтому это следует учитывать при лечении больных сахарным диабетом.

Длительное применение препарата без подбора доз или неправильное применение может привести к возникновению диареи и электролитного дисбаланса.

Этот препарат содержит лактозу, галактозу и незначительное количество фруктозы. Поэтому пациентам с редкой наследственной непереносимостью галактозы или фруктозы, лактазной недостаточностью или глюкозо-галактозной мальабсорбцией не следует принимать этот препарат.

Пациентам с гастрокардиальным синдромом (синдромом Ремхельда) лактулозу следует применять только после консультации с врачом. Для того чтобы предотвратить появление метеоризма, рекомендуется повышать дозу постепенно. Если возникает метеоризм, следует снизить дозу или прекратить лечение.

Применение в период беременности или кормления грудью

Беременность. В период беременности не ожидается каких-либо эффектов, поскольку системное влияние лактулозы на беременную незначительно.

Дуфалак®, сироп, можно применять в период беременности.

Период кормления грудью. В период кормления грудью не ожидается каких-либо эффектов у новорожденного или грудного ребенка, поскольку системное влияние лактулозы на женщину, кормящую грудью, является незначительным.

Дуфалак®, сироп, можно применять в период кормления грудью.

Фертильность. Не ожидается каких-либо эффектов, поскольку системное влияние лактулозы незначительно.

Способность влиять на скорость реакции при управлении транспортными средствами или работе с другими механизмами. Дуфалак® не влияет или оказывает незначительное влияние на способность управлять транспортными средствами и работать со сложными механизмами.

Дети. Применение слабительных средств у детей должно происходить в исключительных случаях и требует медицинского наблюдения. Необходимо учитывать, что рефлекс опорожнения может нарушаться во время лечения.

исследований взаимодействия не проводили.

Лактулоза может повышать потерю калия, индуцированную другими лекарственными средствами (например тиазидными диуретиками, ГКС и амфотерицином В). Дефицит калия может усиливать эффект сердечных гликозидов.

если дозы слишком высоки, могут возникнуть такие симптомы, как боль в животе и диарея. Рекомендуемое лечение включает прекращение приема препарата или снижение дозы, коррекцию электролитного дисбаланса при чрезмерной потере жидкости, обусловленной диареей или рвотой.

при температуре не выше 25 °С в недоступном для детей месте.

UKR2190356

Дуфалак, сироп и раствор, содержит в качестве действующего вещества синтетический дисахарид лактулозу. По классификации АТС он относится к осмотическим слабительным средствам и применяется в терапии запоров, состояний, требующих облегчения дефекации (например послеоперационный период после проведения вмешательств на толстой кишке и проктологических операций, геморрой). Также Дуфалак применяется в терапии и профилактике печеночной энцефалопатии, в том числе печеночной прекомы и комы.

Лактулоза применяется в клинической практике с 1957 г., когда она была описана как «бифидофактор», способный увеличивать количество бифидобактерий в кале (Guarino M.P.L. et al., 2020).

Дуфалак: когда необходимы пребиотики?

Человек сосуществует с триллионами микроорганизмов, которые составляют нормальную микрофлору его тела. Одной из ключевых функций нормальной микрофлоры является предупреждение колонизации патогенными микроорганизмами. Предполагается, что патогенные микроорганизмы должны конкурировать с резидентной флорой за питательные вещества, но полностью механизмы защитного действия нормальной микрофлоры все еще не изучены. Также нормальная микрофлора кишечника принимает участие в процессе пищеварения и синтеза некоторых витаминов (витамины группы В). Лечение антибиотиками может нарушить микрофлору кишечника и таким образом повысить риск инфицирования кишечными патогенами, включая Salmonella Typhimurium и Clostridium difficile (Wotzka S.Y. еt al., 2018).

К пребиотикам относятся лекарственные средства, которые избирательно метаболизируются представителями нормальной микрофлоры кишечника. Лактулоза изначально нашла применение в качестве добавки к детскому питанию и другим продуктам с целью стимуляции роста бифидобактерий. Впервые лактулозу в качестве препарата, способного увеличивать количество бифидобактерий в кале младенцев, описал Ф. Петуэли (F. Petuely) (Petuely F., 1957). Затем установлено, что лактулоза способствует не только коррекции дисбиоза кишечника, но и повышает частоту дефекации, причем ее пребиотический эффект проявляется даже при приеме в низких дозах (1–3 г/сут) (Sakai Y. et al., 2019)

В настоящее время дисахарид лактулоза (галактоза, фруктоза) применяется в качестве ингредиента в диетических добавках, а также в смесях для детского питания и как безрецептурное лекарственное средство. Наиболее распространенными показаниями к его применению являются запор, профилактика и лечение печеночной энцефалопатии у пациентов с циррозом печени (Sharma P., Sharma B.C., 2013).

Лактулоза также применяется при проведении дыхательных тестов при заболеваниях ЖКТ для определения избыточного роста патогенных и условно-патогенных бактерий в тонкой кишке (Rezaie A. et al., 2017).

Механизм действия лактулозы остается не до конца изученным (Ferreira M.D.F. et al., 2019).

Лактулоза не всасывается при прохождении через тонкую кишку, достигает толстой кишки, где ферментируется представителями нормальной микрофлоры кишечника, что приводит к образованию короткоцепочечных жирных кислот, молекулярного водорода и метана.

Это приводит к увеличению объема каловых масс за счет осмотического эффекта (увеличивает содержание воды в каловых массах), стимуляции перистальтики кишечника, что приводит к слабительному действию лактулозы. Кроме того, короткоцепочечные жирные кислоты, продуцируемые кишечными бактериями, ингибируют рост патологических микроорганизмов (Wotzka S.Y. еt al., 2018).

Лактулоза снижает рН кишечного содержимого, что приводит к снижению образования и абсорбции аммиака в кишечнике. Также она способствует повышению ассимиляции аммиака микрофлорой кишечника, а также уменьшению образования в кишечнике токсичных жирных кислот. Лактулоза способствует активации роста бактерий — представителей нормальной кишечной микрофлоры, включая лакто- и бифидобактерии. Соответственно, это приводит к угнетению роста патогенной микрофлоры и предупреждению колонизации кишечника клостридиями и кишечной палочкой (Ferreira M.D.F. et al., 2019).

Дуфалак: оптимизация кишечной микрофлоры

В результате исследования in vitro была установлена зависимость доза-ответ при введении 2–5 г/сут лактулозы на компьютерной модели кишечника человека. При низкой дозе лактулозы (2–3 г) наблюдалось увеличение количества бифидобактерий, но не лактобацилл, и низкая продукция короткоцепочечных жирных кислот, в то время как введение максимальной экспериментальной дозы (5 г/сут) способствовало оптимизации бактериальной микрофлоры кишечника (стимуляции роста Bifidobacteria, Lactobacilli и Anaerostipes) и увеличению образования короткоцепочечных жирных кислот. При дальнейшем повышении дозы лактулозы (10 г/сут) наблюдали значительное снижение продукции масляной кислоты и увеличение уксусной кислоты, вероятно, из-за роста популяции бифидобактерий, выделяющих в процессе своей жизнедеятельности уксусную кислоту (Bothe M.K. еt al., 2017).

В другом исследовании оценивался пребиотический эффект различных доз лактулозы (1 г/сут, 2 г/сут и 3 г/сут в течение 2 нед). Количество бифидобактерий оценивалось методом количественной полимеразной цепной реакции (ПЦР), кроме того, оценивалась частота дефекаций и характеристика стула по Бристольской шкале (7 типов стула в зависимости от времени пассажа содержимого по кишечнику). Фиксировалось значительное повышение частоты дефекаций, количества бифидобактерий и ускорение пассажа каловых масс при приеме исследуемого препарата в дозе 3г/сут. При этом пришли к выводам, что уже в дозе 1г/сут лактулоза оказывает пребиотический эффект (Sakai Y. et al., 2019).

В результате рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого перекрестного исследования с участием 60 здоровых женщин было установлено, что прием дозы лактулозы 2 г/сут в течение 2 недель значительно повышал частоту дефекаций, улучшал консистенцию кала и увеличивал содержание бифидобактерий в стуле (определялось с помощью количественной ПЦР). Однако, вероятнее всего, состав кишечной микрофлоры возвращается к исходному уже через 7 дней после прекращения приема лактулозы. Поэтому необходимы длительные курсы приема данного препарата для поддержания устойчивого терапевтического эффекта (Guarino M.P.L. et al., 2020).

Дуфалак: возможности терапии печеночной энцефалопатии

Печеночная энцефалопатия (ПЭ) ― это дисфункция головного мозга, вызванная печеночной недостаточностью и/или портосистемным шунтированием, которая проявляется широким спектром неврологических или психических отклонений, от субклинических изменений до комы. Считается, что первичный патофизиологический механизм, лежащий в основе развития ПЭ, включает повышение уровня нейротоксинов кишечного происхождения в плазме крови, в частности аммиака, и их поступления в головной мозг из-за нарушения детоксикационной функции печени. При ПЭ повышается риск летального исхода, это одно из тяжелейших осложнений заболеваний печени (Hudson М., Schuchmann М., 2019).

На момент установления диагноза цирроза печени ПЭ выявляется у 10–14% больных. У больных с декомпенсированным циррозом ПЭ отмечают в 16–21% случаев и у 10–50% пациентов с трансюгулярным внутрипеченочным портосистемным шунтом. Субклиническая энцефалопатия выявляется у 20–80% больных с циррозом печени (American Association for the Study of Liver Diseases; European Association for the Study of the Live, 2014).

ПЭ приводит к снижению производительности труда, повышает риск дорожно-транспортных происшествий и снижает качество жизни как самих больных, так и лиц, осуществляющих уход за ними (Hudson М., Schuchmann М., 2019).

В настоящее время для лечения ПЭ применяются неабсорбируемые дисахариды (например лактулоза), антибиотики (например рифаксимин-α 550 мг) и L-орнитин-L-аспартат. Другие потенциальные методы лечения включают аминокислоты с разветвленной цепью (валин, лейцин, изолейцин), пробиотики, препараты, связывающие аммиак в плазме крови (натрия бензоат и натрия фенилацетат), L-орнитин-L-аспартат (LOLA) и ингибиторы глутаминазы 1 (неомицин) (Hudson М., Schuchmann М., 2019; Ларионов В.Б., Коломейцев О.А., 2003; Рекомендации EASL/AASLD).

Известно, что при ПЭ у пациентов выявляется дисбактериоз кишечника. У них в образцах стула определяется большое количество продуцирующих уреазу Streptococcus salivarius, что приводит к повышению содержания аммиака в сыворотке крови. Кроме того, зафиксировано, что выраженность дисбактериоза коррелирует с тяжестью ПЭ. Более того, выявление определенных видов бактерий (Alcaligenaceae, Porphyromonadaceae, Enterobacteriaceae) в кале коррелирует с нарушениями когнитивной функции у больных с ПЭ (они выявляются у лиц с нарушенной вследствие ПЭ когнитивной функцией и не определяются в норме). Принимая во внимание эти факты, сегодня пришли к выводам, что пребиотические препараты способствуют улучшению состояния больных с ПЭ, их когнитивных функций, а также профилактике развития печеночной комы и прекомы (Ferreira M.D.F. et al., 2019). Действие Дуфалака при ПЭ обусловлено благоприятным влиянием препарата на состав кишечной микрофлоры, а именно угнетением роста протеолитических бактерий и стимуляции роста ацидофильных лактобактерий. Это приводит к сдвигу рН кишечного содержимого в кислую сторону, связыванию ионных форм аммиака и повышению его утилизации кишечными бактериями. Кроме того, за счет ускорения пассажа каловых масс также уменьшается всасывание аммиака в кишечнике.

В исследованиях было продемонстрировано, что лактулоза способствует увеличению количества колоний Bifidobacterium, Lactobacillus и Bacteroidaceae и уменьшению количества колоний Enterobacteriaceae, Enterococcus и дрожжей (определялось бактериологическим методом) у пациентов с ПЭ, наряду со снижением содержания аммиака в плазме крови, улучшением показателей психометрических тестов и снижением риска развития печеночной комы. Кроме того, отмечалось снижение рН кала (Ferreira M.D.F. et al., 2019).

Так, в исследовании, включившем 140 пациентов с ПЭ и эпизодами печеночной комы в анамнезе, была проведена оценка эффективности терапии лактулозой по сравнению с плацебо. Для оценки когнитивных функций был применен ряд психометрических тестов. Кроме того, больные проходили «Тест критической частоты слияния световых мельканий» (оценивает способность воспринимать свет как мерцание или слияние мерцания в поток света при изменении частоты мерцания, позволяет оценить способности визуальной дифференциации и общий уровень возбудимости нервной системы). У всех пациентов оценивался уровень аммиака в плазме крови. У пациентов, принимавших лактулозу, через 14 мес лечения были зафиксированы лучшие результаты психометрических тестов, теста критической частоты слияния световых мельканий, чем в группе плацебо. Также у пациентов, принимавших лактулозу, было зафиксировано меньше повторных эпизодов печеночной комы и прекомы, чем в группе плацебо (Sharma B. C. et al., 2009).

Дуфалак может применяться как в монотерапии ПЭ, так и в составе комбинированных схем лечения. Наиболее часто применяемый в странах ЕС и Великобритании при ПЭ антибиотик рифаксимин-α 550 мг представляет собой пероральный антибиотик, который минимально всасывается в кишечнике. Лактулоза рекомендуется в качестве препарата первого ряда для лечения печеночной комы и прекомы, а также профилактики их повторного развития после первого эпизода. Рифаксимин рекомендуется в качестве дополнения к лактулозе для предотвращения рецидивов печеночной комы и прекомы после второго эпизода.

Аминокислоты с разветвленной цепью и другие препараты могут применяться в качестве альтернативных или дополнительных средств для лечения пациентов, которые резистентны к терапии первой линии. В одном из обзоров 27 исследований пришли к выводам, что лактулоза эффективна для профилактики повторных эпизодов печеночной комы и прекомы. Кроме того, установлено, что добавление рифаксимина к лактулозе значительно снижает риск печеночной комы и госпитализации, связанной с ПЭ, по сравнению с монотерапией лактулозой при хорошей переносимости такого лечения. При этом следует помнить, что прием лактулозы должен быть длительным (Hudson М., Schuchmann М., 2019).

Дуфалак: заключение

Дуфалак ― осмотическое слабительное лекарственное средство, содержащее лактулозу. Он широко применяется в терапии запоров, для облегчения дефекации после проктологических операций и оперативных вмешательств на кишечнике. Препараты лактулозы не вызывают нарушений электролитного баланса. Они могут применяться однократно для подготовки к оперативным вмешательствам на кишечнике, эндоскопическим и рентгенологическим обследованиям кишечника (Белоусов Ю.В., Белоусова О.Ю., 2005). Поскольку лактулоза практически не всасывается и не оказывает системного действия, Дуфалак может применяться в терапии запоров в педиатрической практике (Белоусов Ю.В., Белоусова О.Ю., 2005), в том числе у детей в возрасте до 1 года (инструкция МЗ Украины). Однако необходимо учитывать, что во время лечения может нарушаться рефлекс опорожнения. Поэтому назначение слабительных препаратов детям должно происходить в исключительных случаях и требует медицинского наблюдения (инструкция МЗ Украины). Кроме того, Дуфалак показан в качестве препарата первой линии в терапии и профилактике печеночной комы и прекомы.

Дата добавления: 19.10.2021 г.

Переосмысление резидентности микробиома кишечника и Enterobacteriaceae у здоровых взрослых людей

  • 1.

    Caugant DA, Levin BR, Selander RK. Генетическое разнообразие и временная изменчивость в популяции E. coli человека-хозяина. Генетика. 1981; 98: 467–90.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 2.

    Джернберг С., Лофмарк С., Эдлунд С., Янссон Дж. Долгосрочное экологическое воздействие приема антибиотиков на микробиоту кишечника человека.ISME J. 2007; 1: 56–66.

    CAS Статья Google ученый

  • 3.

    Джонсон Дж. Р., Клаботс К., Кусковски М.А. Совместное использование нескольких хозяев, длительная персистентность и вирулентность клонов Escherichia coli , полученных от членов семьи человека и животных. J Clin Microbiol. 2008. 46: 4078–82.

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Зитомерский Н.Л., Койн М.Дж., Комсток Л.Е.Продольный анализ распространенности, поддержания и ответа IgA к видам отряда Bacteroidales в кишечнике человека. Infect Immun. 2011; 79: 2012–20.

    CAS Статья Google ученый

  • 5.

    Велч Р.А., Берланд В., Планкетт Г. 3-й, Редфорд П., Рош П., Раско Д. и др. Обширная мозаичная структура, выявленная с помощью полной последовательности генома уропатогенной Escherichia coli . Proc Natl Acad Sci USA. 2002; 99: 17020–4.

    CAS Статья Google ученый

  • 6.

    Caporaso JG, Lauber CL, Costello EK, Berg-Lyons D, Gonzalez A, Stombaugh J, et al. Движущиеся картинки микробиома человека. Genome Biol. 2011; 12: R50.

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Дэвид Л.А., Матерна А.С., Фридман Дж., Кампос-Баптиста М.И., Блэкберн М.К., Перротта А. и др. Образ жизни хозяина ежедневно влияет на микробиоту человека.Genome Biol. 2014; 15: R89.

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Флорес Дж. Г., Капорасо Дж. Г., Хенли Дж. Б., Райдаут Дж. Р., Домогала Д., Чейз Дж. И др. Временная изменчивость — это индивидуальная особенность микробиома человека. Genome Biol. 2014; 15: 531.

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Мартинес И., Мюллер К.Э., Уолтер Дж. Долгосрочный временной анализ фекальной микробиоты человека выявил стабильное ядро ​​доминирующих видов бактерий.PLoS ONE. 2013; 8: e69621.

    CAS Статья Google ученый

  • 10.

    Мехта Р.С., Абу-Али Г.С., Дрю Д.А., Ллойд-Прайс Дж., Субраманиан А., Лочхед П. и др. Стабильность фекального микробиома человека в когорте взрослых мужчин. Nat Microbiol. 2018; 3: 347–55.

    CAS Статья Google ученый

  • 11.

    Faith JJ, Guruge JL, Charbonneau M, Subramanian S, Seedorf H, Goodman AL, et al.Долгосрочная стабильность микробиоты кишечника человека. Наука. 2013; 341: 1237439.

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Джаясингхе Т.Н., Хилтон С., Цай П., Эппл Б., Шеперд П., Катфилд В.С. и др. Долгосрочная стабильность микробиома кишечника в течение 46 лет жизни Билли Эппл (R). Hum Microbiome J. 2017; 5-6: 7–10.

    Артикул Google ученый

  • 13.

    Сюэ З., Кейбл М.Э., Марко М.Л.Влияние методов секвенирования и анализа ДНК на анализ бактериального сообщества молочных продуктов гена 16S рРНК. мСфера. 2018; 3: e00410-18.

  • 14.

    Lagier JC, Armougom F, Million M, Hugon P, Pagnier I, Robert C, et al. Микробная культуромика: смена парадигмы в исследовании микробиома кишечника человека. Clin Microbiol Infect. 2012; 18: 1185–93.

    CAS Статья Google ученый

  • 15.

    Адеолу М., Альнаджар С., Наушад С., С. Гупта Р.Филогения и систематика «Enterobacteriales» на основе генома: предложение по Enterobacterales ord. ноя разделены на семейства Enterobacteriaceae, Erwiniaceae fam. nov., Pectobacteriaceae fam. nov., Yersiniaceae fam. nov., Hafniaceae fam. nov., Morganellaceae fam. nov. и Budviciaceae fam. ноя Int J Syst Evol Microbiol. 2016; 66: 5575–99.

    CAS Статья Google ученый

  • 16.

    Бактериология JCotICoS. Современное состояние фамилии Enterobacteriaceae Rahn 1937. Int J Syst Bacteriol. 1981; 31: 104.

    Артикул Google ученый

  • 17.

    Робин Ф., Бейрути Р., Бонакорси С., Айсса Н., Брет Л., Брие Н. и др. Инвентаризация бета-лактамаз расширенного спектра действия Enterobacteriaceae во Франции по результатам многоцентрового исследования. Антимикробные агенты Chemother. 2017; 61: e01911-16.

  • 18.

    Clermont O, Christenson JK, Denamur E, Gordon DM. Пересмотр метода филотипирования Clermont Escherichia coli : улучшение специфичности и обнаружение новых филогрупп. Environ Microbiol Rep. 2013; 5: 58–65.

    CAS Статья Google ученый

  • 19.

    Mohapatra BR, Mazumder A. Сравнительная эффективность пяти различных методов rep-PCR для различения популяций Escherichia coli в водной среде.Water Sci Technol. 2008. 58: 537–47.

    CAS Статья Google ученый

  • 20.

    Walk ST, Alm EW, Gordon DM, Ram JL, Toranzos GA, Tiedje JM, et al. Скрытые линии рода Escherichia. Appl Environ Microbiol. 2009; 75: 6534–44.

    CAS Статья Google ученый

  • 21.

    Чеснокова В., Авагян Х., Биллиг М., Чаттопадхьяй С., Априкян П., Чан Д. и др.Новый тест клонотипирования на основе 7-однонуклеотидного полиморфизма позволяет быстро прогнозировать антимикробную чувствительность внекишечного кишечника Escherichia coli непосредственно по образцам мочи. Открытый форум Infect Dis. 2016; 3: ofw002.

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Kozich JJ, Westcott SL, Baxter NT, Highlander SK, Schloss PD. Разработка стратегии двухиндексного секвенирования и конвейера курации для анализа данных последовательности ампликонов на платформе секвенирования MiSeq Illumina.Appl Environ Microbiol. 2013; 79: 5112–20.

    CAS Статья Google ученый

  • 23.

    Schloss PD, Westcott SL, Ryabin T, Hall JR, Hartmann M, Hollister EB, et al. Представляем mothur: программное обеспечение с открытым исходным кодом, независимое от платформы, поддерживаемое сообществом для описания и сравнения сообществ микробов. Appl Environ Microbiol. 2009; 75: 7537–41.

    CAS Статья Google ученый

  • 24.

    Edgar RC, Haas BJ, Clemente JC, Quince C, Knight R. UCHIME улучшает чувствительность и скорость обнаружения химер. Биоинформатика. 2011; 27: 2194–200.

    CAS Статья Google ученый

  • 25.

    Рогнес Т., Флури Т., Николс Б., Айва С., Маэ Ф. VSEARCH: универсальный инструмент с открытым исходным кодом для метагеномики. PeerJ. 2016; 4: e2584.

    Артикул Google ученый

  • 26.

    Cole JR, Wang Q, Fish JA, Chai B, McGarrell DM, Sun Y, et al. Проект базы данных рибосом: данные и инструменты для высокопроизводительного анализа рРНК. Nucleic Acids Res. 2014; 42 (выпуск базы данных): D633–42.

    CAS Статья Google ученый

  • 27.

    Каллахан Б.Дж., Макмерди П.Дж., Розен М.Дж., Хан А.В., Джонсон А.Дж., Холмс С.П. DADA2: вывод образца с высоким разрешением из данных ампликона Illumina. Нат методы. 2016; 13: 581–3.

    CAS Статья Google ученый

  • 28.

    Oksanen J, Guillaume Blanchet F, Friendly M, Kindt R, Legendre P, McGlinn D, et al. Веган: экологический пакет для сообщества. Пакет R версии 2.5-2. 2018.

  • 29.

    Maechler M, Rousseeuw P, Struyf A, Hubert M, Hornik K. Основы и расширения кластерного анализа. Пакет R версии 2.0.7-1. 2018.

  • 30.

    Roberts DW. labdsv: Порядковый и многомерный анализ для экологии. 1,8-0. 2016.

  • 31.

    Оксанен Дж., Бланше Ф.Г., Киндт Р., Лежандр П., Минчин П.Р., О’Хара Р. и др.Пакет «веганский». Версия 2. 2013.

  • 32.

    Maechler M, Rousseeuw P, Struyf A, Hubert M. Hornik KJRpv. Кластер: основы и расширения кластерного анализа. 2012; 1:56.

    Google ученый

  • 33.

    Каммингс Дж. Х., Дженкинс Д. Д., Виггинс Х. С. Измерение среднего времени прохождения пищевых остатков через кишечник человека. Кишечник. 1976; 17: 210–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 34.

    МакАртур Р. О структуре гнездового распространения перелетных птиц Северной Америки. Аук. 1959; 76: 318–25.

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Недостаток D. Значение миграции. Естественное регулирование численности животных. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; 1954. с. 243–54.

    Google ученый

  • 36.

    Savageau MA. Escherichia coli среды обитания, типы клеток и молекулярные механизмы контроля генов.Am Nat. 1983; 122: 732–44.

    CAS Статья Google ученый

  • 37.

    Hao Z, Li L, Fu Y, Liu H. Влияние структуры питания и образа жизни биорегенеративной системы жизнеобеспечения на микробиоту кишечника: 105-дневное наземное космическое моделирование в Лунном дворце 1. Окружающая среда Microbiol. 2018; 20: 3643–56.

    CAS Статья Google ученый

  • 38.

    Turroni S, Rampelli S, Biagi E, Consolandi C, Severgnini M, Peano C, et al.Временная динамика микробиоты кишечника у людей, живущих в замкнутой среде, 520-дневное наземное космическое моделирование, MARS500. Микробиом. 2017; 5: 39.

    Артикул Google ученый

  • 39.

    Кауфманн Ф. Перч BJAPMS. Uber die Coliflora des gesunden Menschen. 1943; 20: 201–20.

    Google ученый

  • 40.

    Sears HJ, Brownlee I, Uchiyama JK. Персистенция отдельных штаммов Escherichia coli в кишечном тракте человека.J Bacteriol. 1950; 59: 293–301.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 41.

    Wallick H, Stuart CA. Антигенные отношения Escherichia coli , выделенного от одного человека. J Bacteriol. 1943; 45: 121–6.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 42.

    Nowrouzian FL, Wold AE, Adlerberth I. Штаммы Escherichia coli , относящиеся к филогенетической группе B2, обладают превосходной способностью сохраняться в микрофлоре кишечника младенцев.J Infect Dis. 2005; 191: 1078–83.

    CAS Статья Google ученый

  • 43.

    Чжао С., Либерман Т.Д., Пойет М., Кауфман К.М., Гиббонс С.М., Грассен М. и др. Адаптивная эволюция микробиомов кишечника здоровых людей. Клеточный хозяин и микроб. 2019.

  • 44.

    Schloss PD, Gevers D, Westcott SL. Снижение влияния артефактов амплификации ПЦР и секвенирования на исследования на основе 16S рРНК. PLoS ONE. 2011; 6: e27310.

    CAS Статья Google ученый

  • 45.

    Ким М., О Х.С., Парк С.К., Чун Дж. К таксономической согласованности между средней идентичностью нуклеотидов и сходством последовательности гена 16S рРНК для разграничения видов прокариот. Int J Syst Evol Microbiol. 2014; 64 (Pt 2): 346–51.

    CAS Статья Google ученый

  • 46.

    Konstantinidis KT, Tiedje JM. Геномные идеи, способствующие определению видов прокариот.Proc Natl Acad Sci USA. 2005. 102: 2567–72.

    CAS Статья Google ученый

  • 47.

    Ветровский Т., Балдриан П. Изменчивость гена 16S рРНК в бактериальных геномах и ее последствия для анализа бактериального сообщества. PLoS ONE. 2013; 8: e57923.

    CAS Статья Google ученый

  • 48.

    Роджерс Б.А., Кеннеди К.Дж., Сиджабат Х.Э., Джонс М., Коллиньон П., Патерсон Д.Л.Продолжительное носительство устойчивой E. coli вернувшимися путешественниками: клональность, факторы риска и бактериальные характеристики. Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 2012; 31: 2413–20.

    CAS Статья Google ученый

  • 49.

    Бейли Дж. К., Пиньон Дж. Л., Анантам С., Холл РМ. Распределение комменсалов человека Escherichia coli филогенетических групп. J Clin Microbiol. 2010. 48: 3455–6.

    Артикул Google ученый

  • 50.

    Lescat M, Clermont O, Woerther PL, Glodt J, Dion S, Skurnik D. и др. Commensal Штаммы Escherichia coli в Гвиане демонстрируют высокое генетическое разнообразие с зависимой от хозяина популяционной структурой. Environ Microbiol Rep. 2013; 5: 49–57.

    CAS Статья Google ученый

  • 51.

    Sears HJ, Brownlee I. Дальнейшие наблюдения персистенции отдельных штаммов Escherichia coli в кишечном тракте человека.J Bacteriol. 1952; 63: 47–57.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 52.

    Рихтер Т.КС, Михальски Дж.М., Занетти Л., Теннант С.М., Чен У.Х., Раско Д.А. Ответы популяции кишечной палочки Escherichia coli на нарушения со стороны патогенов и антибиотиков. mSystems. 2018; 3: e00047-18.

  • 53.

    Wold AE, Caugant DA, Lidin-Janson G, de Man P, Svanborg C. Резидентные штаммы Escherichia coli толстой кишки часто проявляют уропатогенные характеристики.J Infect Dis. 1992; 165: 46–52.

    CAS Статья Google ученый

  • 54.

    Conway T, Cohen PS. Комменсал и патогенный метаболизм Escherichia coli в кишечнике. Microbiol Spectr. 2015; 3. https://doi.org/10.1128/microbiolspec.MBP-0006-2014.

  • 55.

    Freter R, Brickner H, Fekete J, Vickerman MM, Carey KE. Выживание и имплантация Escherichia coli в кишечник. Infect Immun.1983; 39: 686–703.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 56.

    Перейра Ф.К., Берри Д. Микробные питательные ниши в кишечнике. Environ Microbiol. 2017; 19: 1366–78.

    Артикул Google ученый

  • 57.

    Бранш WC мл., Янг В.М., Робинет Х.Г., Мэсси ЭД. Влияние продукции колицина на Escherichia coli в нормальном кишечнике человека.Proc Soc Exp Biol Med. 1963; 114: 198–201.

    CAS Статья Google ученый

  • 58.

    Анантам С. Анализ устойчивых и устойчивых к антибиотикам комменсалов Escherichia coli у здоровых взрослых. 2013. Кандидатская диссертация. Сиднейский университет, Сидней, Австралия.

  • 59.

    Чанг Дж, Ю Дж, Ли Х, Рю Х, Пак К., Пак Й Дж. Распространенность и характеристики неферментирующей лактозу Escherichia coli в изолятах из мочи.J Infect Chemother. 2014; 20: 738–40.

    Артикул Google ученый

  • 60.

    Джонсон Т.Дж., Эльнекав Э., Миллер Э.А., Муньос-Агуайо Дж., Флорес Фигероа С., Джонстон Б. и др. Филогеномный анализ внекишечного патогенного возбудителя Escherichia coli типа 1193, развивающейся клональной группы с множественной лекарственной устойчивостью. Антимикробные агенты Chemother. 2019; 63: e01913-18.

  • Высокий уровень фекального носительства расширенной бета-лактамазы, продуцирующей Enterobacteriaceae, среди взрослых пациентов, госпитализированных в специализированные больницы в Дар-эс-Саламе, Танзания | BMC Infectious Diseases

  • 1.

    Рупп М.Э., Фей П.Д. Enterobacteriaceae, продуцирующие бета-лактамазы расширенного спектра (БЛРС): рекомендации по диагностике, профилактике и медикаментозному лечению. Наркотики. 2003. 63 (4): 353–65.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 2.

    Isendahl J, Turlej-Rogacka A, Manjuba C, Rodrigues A, Giske CG, Nauclér P. Фекальное носительство ESBL-продуцирующих E. coli и K. pneumoniae у детей в Гвинее-Бисау: Больничное кросс-секционное исследование.Конли Дж, редактор. PLoS One. 2012; 7 (12): e51981.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 3.

    Schwaber MJ, Lev B, Israel A, Solter E, Smollan G, Rubinovitch B, et al. Сдерживание общенациональной вспышки устойчивой к карбапенемам Klebsiella pneumoniae в израильских больницах посредством вмешательства, осуществляемого на национальном уровне. Clin Infect Dis. 2011; 52 (7): 848–55.

    PubMed Статья Google ученый

  • 4.

    Андриатахина Т., Рандрианирина Ф., Хариниана Э.Р., Талармин А., Раобияона Х., Бьюссон И. и др. Высокая распространенность фекального носительства Escherichia coli и Klebsiella pneumoniae, продуцирующих бета-лактамазы расширенного спектра действия, в педиатрическом отделении на Мадагаскаре. BMC Infect Dis. 2010; 10: 204.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 5.

    Вертер П.Л., Бурдет С., Чачати Э., Андермонт А. Тенденции в фекальном носительстве бета-лактамаз расширенного спектра в обществе: к глобализации CTX-M.Clin Microbiol Rev.2013; 26 (4): 744–58.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 6.

    Valverde A, Grill F, Coque TM, Pintado V, Baquero F, Cantón R, et al. Высокая скорость колонизации кишечника организмами, продуцирующими бета-лактамазы расширенного спектра действия, в домашних контактах с инфицированными местными пациентами. J Clin Microbiol. 2008. 46 (8): 2796–9.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 7.

    Desta K, Woldeamanuel Y, Azazh A, Mohammod H, Desalegn D, Shimelis D, et al. Высокий уровень колонизации желудочно-кишечного тракта с энтеробактериями, продуцирующими β-лактамазы, у госпитализированных пациентов: появление продуцирующих карбапенемазу K. pneumoniae в Эфиопии. PLoS One. 2016; 11 (8): 16.

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Oduro-Mensah D, Obeng-Nkrumah N, Bonney EY, Oduro-Mensah E, Twum-Danso K, Osei YD, et al.Генетическая характеристика антибактериальной резистентности, связанной с БЛРС типа ТЕА, у Enterobacteriaceae в специализированной больнице в Гане. Ann Clin Microbiol Antimicrob. 2016; 15:29.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 9.

    Sonda T, Kumburu H, van Zwetselaar M, Alifrangis M, Lund O, Kibiki G, et al. Мета-анализ оценок доли энтеробактерий, продуцирующих бета-лактамазы расширенного спектра, в больницах Восточной Африки.Противомикробная защита от инфекций. 2016; 5: 18.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 10.

    Мшана С.Е., Камугиша Е., Мирамбо М., Чакраборти Т., Лямуя Е.Ф. Распространенность мультирезистентных грамотрицательных микроорганизмов в специализированной больнице в Мванзе, Танзания. BMC Res Notes. 2009; 2 (1): 49.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 11.

    Moyo SJ, Aboud S, Kasubi M, Lyamuya EF, Maselle SY. Устойчивость к противомикробным препаратам среди продуцентов и непродуцентов бета-лактамаз расширенного спектра в мочевых изолятах в больнице третичного уровня в Танзании. BMC Res Notes. 2010; 3 (1): 348.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 12.

    Маняхи Дж., Мати М.И., Маджиго М., Мойо С., Мшана С.Е., Лямуя Е.Ф. Преобладание бактериальных патогенов с множественной лекарственной устойчивостью, вызывающих инфекции в области хирургического вмешательства, в Национальной больнице Мухимбили, Танзания.BMC Res Notes. 2014; 7: 500.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 13.

    Лаутенбах Э., Хан Дж., Сантана Э., Толомео П., Билкер В. Б., Маслоу Дж. Колонизация бактериями Escherichia coli и Klebsiella, продуцирующими β-лактамазу расширенного спектра, у пациентов учреждений длительного ухода. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 2012; 33 (3): 302–4.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 14.

    Wilson G, Mccabe D. Использование агаров, содержащих антибиотики, для выделения организмов, продуцирующих β-лактамазы с расширенным спектром действия, в отделениях интенсивной терапии. Clin Microbiol Infect. 2007. 13 (4): 451–3.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 15.

    Чизбро М. Окружная лабораторная практика в тропических странах Часть 2. 2-е изд. Издательство Кембриджского университета; 2006. с. 440p.

    Забронировать Google ученый

  • 16.

    Уэйн П. Стандарты эффективности M100-S25 по чувствительности к противомикробным препаратам; 2015.

    Google ученый

  • 17.

    Kurz MSE, Bayingana C, Ndoli JM, Sendegeya A, Durst A, Pfüller R, et al. Интенсивное носительство перед госпитализацией и дальнейшее приобретение энтеробактерий, продуцирующих БЛРС, среди пациентов и лиц, ухаживающих за ними, в больнице третичного уровня в Руанде. Trop Med Int Heal. 2017 Февраль; 22 (2): 210–20.

    CAS Статья Google ученый

  • 18.

    Tellevik MG, Blomberg B, Kommedal Ø, Maselle SY, Langeland N, Moyo SJ. Высокая распространенность фекального носительства Enterobacteriaceae, продуцирующих БЛРС, среди детей в Дар-эс-Саламе, Танзания. PLoS One. 2016; 11 (12): e0168024.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 19.

    Катерегга Дж. Н., Кантуме Р., Атухайр С., Любова М. Н., Ндукуи Дж. Г.. Фенотипическая экспрессия и распространенность энтеробактерий, продуцирующих БЛРС, в образцах, взятых у пациентов в различных отделениях больницы Мулаго.Уганда BMC Pharmacol Toxicol. 2015; 16 (1): 14.

    PubMed Статья Google ученый

  • 20.

    Канафани З. А. М., Арай Дж., Канаан М., кандзи С. Эпидемиология и факторы риска для организмов, продуцирующих β-лактамазы расширенного спектра действия: исследование случай-контроль в центре третичной медицинской помощи в Ливане. Am J Infect Control. 2005. 33 (6): 326–32.

    PubMed Статья Google ученый

  • 21.

    Джагги Н., Сиссодия П., Шарма Л. Контроль бактерий с множественной лекарственной устойчивостью в больнице третичного уровня в Индии. Противомикробная защита от инфекций. 2012; 1 (1): 23.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 22.

    Tham J, Odenholt I., Walder M, Brolund A, Ahl J, Melander E. Escherichia coli, продуцирующая бета-лактамазы расширенного спектра действия, у пациентов с диареей путешественников. Scand J Infect Dis. 2010. 42 (4): 275–80.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 23.

    Tham J, Walder M, Melander E, Odenholt I. Продолжительность колонизации Escherichia coli, продуцирующей бета-лактамазы расширенного спектра действия, у пациентов с диареей путешественников. Scand J Infect Dis. 2012. 44 (8): 573–7.

    PubMed Статья Google ученый

  • 24.

    Фуда Р., Солиман М.С., ЭльАнани М.Г., Абадир М., Солиман Г.Распространенность и факторы риска бактериальной колонизации MRSA, ESBL и MDR при поступлении в египетское медицинское отделение интенсивной терапии. J Infect Dev Ctries. 2016; 10 (4): 329–36.

    PubMed Статья Google ученый

  • 25.

    Ибрагим М.Э., Билал Н.Е., Хамид М.Э. Escherichia coli с повышенной множественной лекарственной устойчивостью в больницах штата Хартум, Судан. Afr Health Sci. 2012; 12 (3): 368–75.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 26.

    Sangare SA, Maiga AI, Guindo I, Maiga A, Camara N, Savadogo S и др. Распространенность Enterobacteriaceae, продуцирующих бета-лактамазы расширенного спектра действия, выделенных из посевов крови в Африке. Médecine Mal Infect. 2015; 45 (9): 374–82.

    CAS Статья Google ученый

  • 27.

    Marbou WJT, Kuete V. Бактериальная резистентность и иммунологические профили у ВИЧ-инфицированных и неинфицированных пациентов в больнице Mbouda AD LUCEM в Камеруне.J заразить общественное здравоохранение. 2017; 10 (3): 269–76.

    PubMed Статья Google ученый

  • 28.

    Schaumburg F, Alabi A, Kokou C., Grobusch MP, Kock R, Kaba H, et al. Высокая распространенность энтеробактерий, продуцирующих лактамазы расширенного спектра действия, в Габоне. J Antimicrob Chemother. 2013. 68 (9): 2140–3.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 29.

    Lonchel CM, Melin P, Gangoué-Piéboji J, Assoumou M-CO, Boreux R, Mol P.Enterobacteriaceae, продуцирующие β-лактамазы, расширенного спектра действия в больницах Камеруна. Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 2013. 32 (1): 79–87.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 30.

    Najjuka CF, Kateete DP, Kajumbula HM, Joloba ML, Essack SY. Профили чувствительности к противомикробным препаратам Escherichia coli и Klebsiella pneumoniae, выделенных у амбулаторных пациентов в городских и сельских районах Уганды. BMC Res Notes. 2016; 9: 235.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • Уровень фекального носительства Enterobacteriaceae, продуцирующих бета-лактамазы расширенного спектра действия, в качестве косвенного комплексного индикатора устойчивости к противомикробным препаратам в сообществе в Таиланде | Открытый форум по инфекционным болезням

    Аннотация

    Общие сведения

    Повышение осведомленности и понимания устойчивости к противомикробным препаратам (УПП), содействие изменениям в поведении и мониторинг УПП в сообществе являются сложной задачей, поскольку УПП ассоциируется со многими факторами, которые трудно оценить индивидуально.Это исследование было направлено на определение эффективности кампании по УПП на уровне сообществ для повышения осведомленности, понимания и поведения в отношении использования антибиотиков и УПП в Таиланде, а также для оценки того, является ли фекальное носительство бета-лактамазой (ESBL), продуцирующей Enterobacteriaceae. может быть косвенным составным индикатором AMR в сообществе.

    Методы

    Это исследование проводилось в 4 сообществах, в которых проживает около 400 000 человек. Самостоятельно заполненный вопросник об осведомленности, понимании и поведении в отношении использования антибиотиков и УПП ответили 20 521 и 19 634 взрослых до и сразу после кампании против УПП, соответственно, на уровне домохозяйства.Образцы фекалий были собраны у 534 взрослых до кампании AMR и у 709 взрослых через 18 месяцев после кампании AMR, чтобы определить наличие ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae .

    Результаты

    Осведомленность, понимание и поведение в отношении использования антибиотиков и УПП, по оценке с помощью анкеты, заполняемой самостоятельно, значительно улучшились после кампании УПП. Скорость фекального носительства ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae снизилась с 66.От 5% до 44,6% после кампании AMR ( P <0,01).

    Выводы

    Наша кампания по УПП оказалась эффективной для повышения осведомленности, понимания и поведения в отношении использования антибиотиков и УПП среди людей в сообществе на уровне домохозяйства, и распространенность фекального носительства производящих БЛРС Enterobacteriaceae казалась очевидной. снизился после кампании AMR. Уровень фекального носительства ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae может быть косвенным составным индикатором УПП в сообществе.

    Устойчивость к противомикробным препаратам (УПП) оказывает огромное неблагоприятное воздействие на человечество с точки зрения заболеваемости, смертности и экономических потерь [1]. Это также неблагоприятно влияет на здоровье животных, продовольственную безопасность, благополучие окружающей среды и социально-экономическое развитие, что в совокупности угрожает реализации Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года [2]. Несколько отчетов о бремени УПП для здоровья человека в Таиланде также выявили огромное бремя для здоровья и экономики [3–6]. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Всемирная организация здравоохранения животных (МЭБ) и Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО) одобрили глобальный план действий по УПП в 2015 году [7].Глобальный план действий по УПП включает 5 стратегических целей, направленных на обеспечение постоянной способности мира лечить и предотвращать инфекции с помощью эффективных и безопасных лекарств гарантированного качества, которые используются ответственно и доступны для всех, кто в них нуждается. . Первая стратегическая цель глобального плана действий по УПП заключалась в повышении осведомленности и понимания УПП, а также в содействии изменению поведения посредством эффективных программ коммуникации, образования и обучения, нацеленных на различные аудитории, включая широкую общественность и соответствующий персонал в области здоровья человека и животных. здоровье и сельскохозяйственная практика.

    Бета-лактамаза расширенного спектра (БЛРС), продуцирующая Enterobacteriaceae — это наиболее распространенные устойчивые к антибиотикам бактерии, вызывающие внебольничные инфекции в Таиланде, и распространенность инфекции, вызванной этим типом бактерий с множественной лекарственной устойчивостью, увеличивается в Таиланд [8–10]. Фекальное носительство продуцирующих БЛРС Enterobacteriaceae является фактором риска, связанным с инфекцией, вызываемой продуцирующими БЛРС Enterobacteriaceae [11–13]. Было обнаружено, что распространенность фекального носительства ESBL-продуцентов Enterobacteriaceae в Юго-Восточной Азии намного выше, чем в других регионах мира [14].Распространенность фекального носительства ESBL-продуцентов Enterobacteriaceae у тайцев во многих общинах превышает 50% [15–18]. Фекальное носительство продуцирующих ESBL Enterobacteriaceae у этих людей было связано с потреблением антибиотиков и употреблением пищи, загрязненной производящими ESBL Enterobacteriaceae . Эти факторы также могут способствовать высокой распространенности фекального носительства ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae среди путешественников после посещения Юго-Восточной Азии [19–26].Носители ESBL-продуцентов Enterobacteriaceae могут передавать эти бактерии с множественной лекарственной устойчивостью другим людям, и они подвержены риску развития инфекции Enterobacteriaceae , продуцирующей ESBL, которая трудно поддается лечению и имеет более высокую смертность, чем не продуцирующие ESBL Enterobacteriaceae инфекция [11, 12]. Фекальное носительство ESBL-продуцентов Enterobacteriaceae обратимо. Вызывающие БЛРС Enterobacteriaceae в кишечнике большинства путешественников, которые приобрели производящие БЛРС Enterobacteriaceae , исчезли в течение 1 года после их возвращения в свою страну [21, 23, 25–28], где антибиотики нельзя давать без рецепта, пищевые продукты не содержат остатков антибиотиков и не заражены возбудителями ESBL Enterobacteriaceae , а уровень личной санитарии и гигиены высок.

    Повышение осведомленности и понимания об УПП, содействие изменению поведения среди широкой общественности и мониторинг УПП в сообществе являются сложной задачей из-за того, что УПП ассоциируется со многими способствующими факторами, которые трудно оценить индивидуально. Целью этого исследования было изучить эффективность кампании по УПП на уровне сообществ для повышения осведомленности, понимания и поведения в отношении использования антибиотиков и УПП в Таиланде, а также оценить, может ли фекальное носительство продуцирующих ESBL Enterobacteriaceae косвенным показателем. сводный показатель AMR в сообществе.

    МЕТОДЫ

    Это исследование было одобрено Экспертным советом учреждения Сирирадж медицинского факультета больницы Сирирадж Университета Махидол, Бангкок, Таиланд.

    Учебные сообщества

    Были изучены четыре общины районного уровня в пределах одной северной или одной восточной провинции Таиланда, и было включено около 400 000 человек, проживающих в 100 000 домашних хозяйств. В этих общинах были все уровни медицинских учреждений (от аптек до больниц общего профиля), животноводческие фермы, общественные источники воды и методы ведения сельского хозяйства.В этих общинах насчитывалось 7933 деревенских добровольца-медика (VHV). VHV был определен как лицо, проживающее в сообществе, которое выбирается людьми этого сообщества для передачи информации об укреплении здоровья и профилактике заболеваний и борьбе с ними людям в этом сообществе. Каждый VHV отвечал за наблюдение примерно от 10 до 20 домашних хозяйств.

    Разработка пакета кампании AMR

    Пакет кампании по УПП для повышения осведомленности и понимания об УПП и для содействия изменению поведения людей, живущих в сообществе, был разработан на основе информации, полученной исследовательской группой в результате глубинных интервью с местным населением, больными ВИЧ-инфицированными и медицинским персоналом во всех исследованиях. сообщества.Такой пакет кампании по УПП был разработан, утвержден и протестирован в период с января по декабрь 2014 г. Пакет кампании по УПП содержал ключевые вопросы, касающиеся осведомленности, понимания и поведения людей в сообществе в отношении использования антибиотиков, а также профилактики и сдерживания УПП. , как показано во вставке 1.

    Вставка 1. Ключевые вопросы, касающиеся осведомленности, понимания и поведения людей в сообществе относительно использования антибиотиков, профилактики и сдерживания УПП в пакете кампании против УПП

    Антибиотик не является антибиотиком. воспалительный препарат.

    Антибиотик — это лекарство, которое может подавлять или убивать бактерии, и классифицируется Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов Таиланда как опасное лекарство.

    Антибиотик неэффективен для облегчения боли.

    Антибиотик не убивает вирусы, и его нельзя использовать для лечения простуды, которая является вирусным заболеванием.

    Антибиотики обычно не нужны при простуде, острой диарее или простых свежих травмах.

    Следует избегать покупки антибиотиков или противовоспалительных препаратов в продуктовых магазинах, розничных магазинах и аптеках.

    Не просите антибиотик при обращении за медицинской помощью в медицинское учреждение.

    Если антибиотик действительно необходим и он прописан врачом, следует пройти полный курс лечения.

    Не оставляйте антибиотик на случай будущих болезней.

    Не передавайте антибиотик другим людям.

    Антибиотик может индуцировать в кишечнике человека, принимавшего антибиотик, чувствительные к антибиотикам бактерии, которые превращаются в устойчивые к антибиотикам бактерии, которые обитают в кишечнике, а устойчивые к антибиотикам бактерии могут вызывать трудно поддающиеся лечению инфекции или смертельные инфекции в дальнейшем.

    Антибиотик имеет побочные эффекты, которые могут быть смертельными.

    Антибиотик также используется у животных, и устойчивые к антибиотикам бактерии могут развиваться у животных, получающих антибиотик.

    Остаток антибиотика присутствует в мясе и других продуктах животного происхождения, если период прекращения использования антибиотиков у животных недостаточен.

    Человек, употребляющий пищу, загрязненную устойчивыми к антибиотикам бактериями, или пищу, содержащую остатки антибиотика, может стать переносчиком устойчивых к антибиотикам бактерий.

    Мера по прекращению производства устойчивых к антибиотикам бактерий — отказ от ненужного использования антибиотиков у людей и животных.

    Меры по предотвращению приобретения и передачи устойчивых к антибиотикам бактерий — это потребление чистой и приготовленной пищи и соблюдение правил личной гигиены, например мытье рук после контакта с зараженными материалами и перед едой.

    Сокращение: AMR, устойчивость к противомикробным препаратам.

    Медиа-пакет кампании по УПП содержал всю соответствующую и необходимую информацию, касающуюся вышеупомянутых ключевых вопросов, касающихся использования антибиотиков и УПП.Информационный материал включал (1) 21-страничный откидной лист; (2) 4 брошюры о клинических характеристиках и лечении простуды, острой диареи, простых свежих травматических ран и о том, что должен делать носитель устойчивых к антибиотикам бактерий; и 3) короткие видеоклипы, иллюстрирующие развитие, передачу и последствия устойчивых к антибиотикам бактерий и описывающие правдивую историю пациента, пережившего инфекцию, вызванную устойчивыми к антибиотикам бактериями, в результате приема нескольких курсов антибиотиков, приобретенных в аптеке. .

    Реализация кампании AMR

    VHV были представителями средств массовой информации, которые распространяли информацию о кампании AMR в сообществе в соответствии с предложениями людей в сообществе. Каждый VHV попросил 3 взрослых, которые были членами домохозяйств, находящихся под его / ее надзором, добровольно ответить на самостоятельно заполняемый вопросник 1 об осведомленности, понимании и поведении в отношении использования антибиотиков и УПП перед проведением кампании УПП в период с января по июнь 2015 года.Взрослых в возрасте 18 лет и старше, проживающих в исследуемых сообществах, пригласили добровольно собрать образцы стула с использованием транспортных средств Кэри-Блэра для определения фекального носительства ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae и ответить на анкету, разработанную для оценки риска возникновения ESBL. -продуцирующий носитель Enterobacteriaceae до проведения кампании по УПП в период с января по июнь 2015 г.

    Исследовательская группа организовала интенсивный тренинг по надлежащему использованию антибиотиков, профилактике и сдерживанию УПП, а также по использованию вышеупомянутых сред для выбранных 72 VHV, которые имел хорошие коммуникативные навыки в июле и октябре 2015 года.Эти хорошо обученные VHV затем проводили занятия в небольших группах для своих сверстников VHV (примерно 6300 VHV), используя те же средства массовой информации, которые предоставила исследовательская группа, в период с ноября 2015 года по март 2016 года. Каждый обученный VHV затем посетил членов семьи из домохозяйств, находящихся под его / ее. надзор за распространением информации об использовании антибиотиков и УПП с использованием вышеупомянутых средств массовой информации, предоставленных исследовательской группой. Каждый VHV попросил 3 взрослых, которые были членами семьи, находящейся под его / ее надзором, добровольно ответить на самостоятельно заполненный вопросник 2 об осведомленности, понимании и поведении в отношении использования антибиотиков и AMR сразу после получения информации кампании AMR от VHV в течение апреля. Август 2016 г.Анкета 2 содержала некоторое содержание, идентичное содержанию анкеты 1.

    С ноября 2017 г. по февраль 2018 г. (примерно через 18 месяцев после кампании AMR в 2016 г.) взрослые в возрасте ≥18 лет, проживающие в исследуемых сообществах, которые получили сообщение об осведомленности, понимание и поведение в отношении использования антибиотиков и УПП от VHV в 2016 году было предложено добровольно ответить на самостоятельно введенный вопросник 3 по осведомленности, пониманию и поведению в отношении использования антибиотиков и УПП.Опросник 3 содержал некоторое содержание, идентичное содержанию анкеты 2. Взрослым в возрасте ≥18 лет, проживающим в исследуемых сообществах, было предложено добровольно собрать образцы стула с использованием транспортных средств Кэри-Блэра для определения фекального носительства ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae и ответили на анкету, чтобы оценить риск того, что они будут носителями ESBL Enterobacteriaceae через 18 месяцев после кампании AMR.

    Ни один из 3 вопросников для оценки осведомленности, понимания и поведения в отношении использования антибиотиков и УПП не содержал идентификационной информации респондента.Тем не менее, анкета для оценки риска респондента стать носителем ESBL Enterobacteriaceae и образец стула каждого добровольца содержали один и тот же буквенно-цифровой код, чтобы доброволец мог быть уведомлен о результате посева. Результаты посева стула были отправлены в те же больницы по укреплению здоровья, в которые добровольцы изначально приносили образцы стула. Добровольцы получили результаты посева стула, которые хранились в запечатанном конверте, на котором был написан код каждого добровольца.Результат культивирования стула сопровождался брошюрой, содержащей информацию о продукте ESBL Enterobacteriaceae , о том, как избежать его приобретения у добровольцев, не продуцирующих ESBL Enterobacteriaceae , и что делать, чтобы устранить его для добровольцев с продуцирующим ESBL Энтеробактерии .

    Культура кала

    Каждый образец фекального мазка из транспортной среды Кэри-Блэра наносили штрихами на агаре МакКонки с добавлением цефтриаксона 4 мг / л.Бактерии, выращенные на агаре, были идентифицированы до видового уровня для Enterobacteriaceae ( Escherichia coli , Klebsiella pneumoniae , Enterobacte r spp., Citrobacter freundii или Edwardsiella tarda). Определение ESBL-продуцентов Enterobacteriaceae было выполнено с помощью теста синергии двойного диска с использованием цефтриаксонового диска (30 мкг), цефтазидимового диска (30 мкг) и диска амоксициллин / клавулановая кислота (2: 1 30 мкг) [29].

    Размер выборки и анализ данных

    Ожидается, что количество людей, ответивших на вопросники об осведомленности, понимании и поведении в отношении использования антибиотиков и УПП до и сразу после кампании УПП, составит около 20000, исходя из предположения о том, что каждый участник VHV набирает 3 взрослых членов семьи. от домохозяйств, находящихся под его / ее надзором, добровольно отвечать на анкеты. Количество людей, предоставивших образцы стула для определения Enterobacteriaceae , продуцирующих БЛРС, и ответивших на анкету для оценки риска того, что они являются носителями возбудителя БЛРС Enterobacteriaceae , составляло не менее 100 для каждого сообщества или не менее 400 для 4 сообщества для обнаружения фекального носительства ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae 50% ± 10%.

    Ответ на анкету и данные о производстве ESBL Enterobacteriaceae были проанализированы с помощью описательной статистики (среднее значение, стандартное отклонение, процентное значение) и статистического вывода для сравнения переменных с помощью статистики хи-квадрат или точного критерия Фишера. SPSS Statistics версии 16.0 (SPSS, Inc., Чикаго, Иллинойс) использовался для выполнения всех анализов данных. Значение P ≤,05 считалось статистически значимым.

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Ответы на анкету об осведомленности, понимании и поведении в отношении использования антибиотиков и УПП

    Ответы на анкету об осведомленности, понимании и поведении в отношении использования антибиотиков и УПП от 20 521 взрослого до кампании против УПП и от 19 634 взрослых сразу после получения информации кампании против УПП от VHV показаны в таблице 1.Характеристики респондентов анкеты по полу, возрасту, семейному положению и роду занятий были сопоставимы между группами до и после. Большинство респондентов перед кампанией AMR (73,1–93,3%) считали, что антибиотики и противовоспалительные препараты — это одно и то же, и это мнение заметно уменьшилось после кампании AMR (12,1–29,3%). Большинство респондентов перед кампанией AMR (91,1%) неправильно понимали, что тетрациклин, который является одним из наиболее часто используемых антибиотиков во многих сообществах Таиланда, является противовоспалительным препаратом, и это недоразумение значительно уменьшилось после кампании AMR (29.2%). Большинство респондентов не понимали, как развивается и передается УПП до начала кампании против УПП; однако большинство респондентов поняли эту информацию после кампании AMR. Большинство респондентов не знали, что инфекция, резистентная к антибиотикам, является смертельным заболеванием, что у них может быть резистентная к антибиотикам инфекция, что они могут способствовать увеличению распространенности УПП и что УПП является одной из основных проблем со здоровьем в Таиланде раньше. кампания AMR. После кампании AMR понимание всех этих важных вопросов значительно улучшилось.После кампании AMR большинство респондентов заявили, что они прекратят свое поведение, вызывающее AMR, и свое поведение, которое приводит к приобретению и передаче AMR. Они также согласились с тем, что антибиотики не должны продаваться в продуктовых магазинах, розничных магазинах и аптеках; что люди не должны просить медицинский персонал предоставить ненужные антибиотики; и что следует принимать только антибиотики, прописанные врачом. После кампании по УПП большинство респондентов считали, что их осведомленность, понимание и поведение в отношении использования антибиотиков и УПП значительно улучшились.

    Таблица 1. Сравнение ответов на анкету

    до, сразу после и через 18 месяцев после кампании по обеспечению устойчивости к противомикробным препаратам

    907 mycin
    Характеристики респондентов анкеты и темы анкеты . Ответы на анкету 1 перед кампанией AMR (n = 20 521) . Вопросник 2: ответы сразу после кампании против УПП (n = 19 634) . Опросник 3 ответа через 18 месяцев после кампании против УПП (n = 709) .
    Женский пол 58,2% 61,4% 62,4%
    Средний возраст (СО), лет 53,6 (12,4) 51,3 (11,9) 5296 (13,2)
    Женат 63,3% 61,1% 66,2%
    Фермер 28,8% 25,2% 24,1%
    Простуда, простуда, простуда , лихорадка, миалгия или боль в суставах / спине за предыдущий год 11.5% –64,4%
    Получил лечение в учреждении здравоохранения 48,3% –49,7%
    Принял антибиотик или противовоспалительный препарат% 63,6% –77
    Регулярное или частое употребление недоваренных продуктов 36,6%
    Регулярное или частое мытье рук перед едой 31.7%
    Регулярное или частое мытье рук после посещения туалета 65,1%
    Регулярное или частое потребление воды из открытых общественных источников воды 21,6%
    Иметь представление об устойчивом к антибиотикам организме 31,7%
    Понимать значение устойчивого к антибиотикам организма 32.1% 88,9% 83,2%
    Поймите, что устойчивый к антибиотикам организм — это устойчивые к антибиотикам бактерии 27,3% 85,7% 83,4%
    Понять значение 88,6% 87,0%
    Поймите, что антибиотик является противовоспалительным препаратом 73,1% 12,1% 9,6%
    Поймите, что антибиотик является антибактериальным препаратом .6% 87,2% 86,5%
    Поймите, что противовоспалительное лекарство — это антибиотик 93,3% 29,3% 20,7%
    Знайте о лекарстве под названием Gano или TC 80,2% 83,2% 88,2%
    Поймите, что Гано или TC-мицин является противовоспалительным препаратом 91,1% 29,2% 20,0%
    Поймите, что AMR связан с потреблением противовоспалительное средство 47.3% у пищевых животных 24,8% 9,2% 11,4%
    Понимать, что УПП связан с использованием антибиотиков у пищевых животных 16,2% 88.6% 87,1%
    Поймите, что УПП связан с потреблением продуктов, содержащих остатки антибиотиков 20,4% 89,3% 79,5%
    Поймите, что УПП связан с потреблением продуктов, загрязненных антибиотиками -резистентные бактерии 24,2% 91,8% 89,9%
    Ранее осмотрели пациента с устойчивой к антибиотикам инфекцией 24.3%
    Зная, что устойчивые к антибиотикам инфекции являются смертельным заболеванием 33,3% 94,6% 96,0%
    Зная, что он / она может иметь инфекцию, устойчивую к антибиотикам 34,196 % 89,2% 81,1%
    Сознавая, что он / она может способствовать увеличению распространенности УПП 14,2% 82,1% 78,6%
    Знайте, что УПП является одним из основные проблемы со здоровьем в Таиланде 25.2% 94,7% 91,4%
    Если у него / нее поведение, связанное с увеличением распространенности УПП (например, покупка антибиотика в аптеке, обращение к медицинскому персоналу с просьбой предоставить ненужный антибиотик), он / она будет прекратить такое поведение 93,6%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она посоветует родственникам и друзьям избегать использования ненужного антибиотика 96.3%
    Готовность избежать заражения устойчивыми к антибиотикам бактериями, употребляя чистую и приготовленную пищу и соблюдая приемлемые стандарты личной санитарии и гигиены 92,2%
    Узнав, что антибиотик может вызвать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что никто не должен покупать антибиотики из любого источника без рецепта врача 95.3%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что продуктовым магазинам и магазинам розничной торговли не должно быть разрешено продавать антибиотики 92,4%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что аптекам нельзя разрешать продавать антибиотики 89.3%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что при необходимости люди должны принимать назначенный врачом антибиотик 87,4%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что пациенты не должны просить медицинский персонал предоставить ненужный антибиотик 84.2%
    Считает, что носители, используемые VHV для передачи информации об УПП, очень полезны 91,2%
    Считает, что его / ее осведомленность и понимание использования антибиотиков и УПП значительно улучшились после получения сообщений об использовании антибиотиков и УПП от VHV 89,4%
    Считает, что его / ее поведение, связанное с использованием антибиотиков и УПП, значительно улучшилось после получения информации об использовании антибиотиков и УПП от VHV 89.2%
    mycin
    Характеристики респондентов анкеты и темы анкеты . Ответы на анкету 1 перед кампанией AMR (n = 20 521) . Вопросник 2: ответы сразу после кампании против УПП (n = 19 634) . Опросник 3 ответа через 18 месяцев после кампании против УПП (n = 709) .
    Женский пол 58.2% 61,4% 62,4%
    Средний возраст (SD), лет 53,6 (12,4) 51,3 (11,9) 52,4 (13,2)
    В браке 63795 61,1% 66,2%
    Фермер 28,8% 25,2% 24,1%
    Простуда, боль в горле, диарея, дизурия, травматическая рана, боль в спине, лихорадка , в течение предыдущего года 11.5% –64,4%
    Получил лечение в учреждении здравоохранения 48,3% –49,7%
    Принял антибиотик или противовоспалительный препарат% 63,6% –77
    Регулярное или частое употребление недоваренных продуктов 36,6%
    Регулярное или частое мытье рук перед едой 31.7%
    Регулярное или частое мытье рук после посещения туалета 65,1%
    Регулярное или частое потребление воды из открытых общественных источников воды 21,6%
    Иметь представление об устойчивом к антибиотикам организме 31,7%
    Понимать значение устойчивого к антибиотикам организма 32.1% 88,9% 83,2%
    Поймите, что устойчивый к антибиотикам организм — это устойчивые к антибиотикам бактерии 27,3% 85,7% 83,4%
    Понять значение 88,6% 87,0%
    Поймите, что антибиотик является противовоспалительным препаратом 73,1% 12,1% 9,6%
    Поймите, что антибиотик является антибактериальным препаратом .6% 87,2% 86,5%
    Поймите, что противовоспалительное лекарство — это антибиотик 93,3% 29,3% 20,7%
    Знайте о лекарстве под названием Gano или TC 80,2% 83,2% 88,2%
    Поймите, что Гано или TC-мицин является противовоспалительным препаратом 91,1% 29,2% 20,0%
    Поймите, что AMR связан с потреблением противовоспалительное средство 47.3% у пищевых животных 24,8% 9,2% 11,4%
    Понимать, что УПП связан с использованием антибиотиков у пищевых животных 16,2% 88.6% 87,1%
    Поймите, что УПП связан с потреблением продуктов, содержащих остатки антибиотиков 20,4% 89,3% 79,5%
    Поймите, что УПП связан с потреблением продуктов, загрязненных антибиотиками -резистентные бактерии 24,2% 91,8% 89,9%
    Ранее осмотрели пациента с устойчивой к антибиотикам инфекцией 24.3%
    Зная, что устойчивые к антибиотикам инфекции являются смертельным заболеванием 33,3% 94,6% 96,0%
    Зная, что он / она может иметь инфекцию, устойчивую к антибиотикам 34,196 % 89,2% 81,1%
    Сознавая, что он / она может способствовать увеличению распространенности УПП 14,2% 82,1% 78,6%
    Знайте, что УПП является одним из основные проблемы со здоровьем в Таиланде 25.2% 94,7% 91,4%
    Если у него / нее поведение, связанное с увеличением распространенности УПП (например, покупка антибиотика в аптеке, обращение к медицинскому персоналу с просьбой предоставить ненужный антибиотик), он / она будет прекратить такое поведение 93,6%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она посоветует родственникам и друзьям избегать использования ненужного антибиотика 96.3%
    Готовность избежать заражения устойчивыми к антибиотикам бактериями, употребляя чистую и приготовленную пищу и соблюдая приемлемые стандарты личной санитарии и гигиены 92,2%
    Узнав, что антибиотик может вызвать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что никто не должен покупать антибиотики из любого источника без рецепта врача 95.3%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что продуктовым магазинам и магазинам розничной торговли не должно быть разрешено продавать антибиотики 92,4%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что аптекам нельзя разрешать продавать антибиотики 89.3%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что при необходимости люди должны принимать назначенный врачом антибиотик 87,4%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что пациенты не должны просить медицинский персонал предоставить ненужный антибиотик 84.2%
    Считает, что носители, используемые VHV для передачи информации об УПП, очень полезны 91,2%
    Считает, что его / ее осведомленность и понимание использования антибиотиков и УПП значительно улучшились после получения сообщений об использовании антибиотиков и УПП от VHV 89,4%
    Считает, что его / ее поведение, связанное с использованием антибиотиков и УПП, значительно улучшилось после получения информации об использовании антибиотиков и УПП от VHV 89.2%
    Таблица 1. Сравнение ответов на вопросник

    до, сразу после и через 18 месяцев после кампании по обеспечению устойчивости к противомикробным препаратам

    907 mycin
    Характеристики респондентов и темы вопросника . Ответы на анкету 1 перед кампанией AMR (n = 20 521) . Вопросник 2: ответы сразу после кампании против УПП (n = 19 634) . Опросник 3 ответа через 18 месяцев после кампании против УПП (n = 709) .
    Женский пол 58,2% 61,4% 62,4%
    Средний возраст (СО), лет 53,6 (12,4) 51,3 (11,9) 5296 (13,2)
    Женат 63,3% 61,1% 66,2%
    Фермер 28,8% 25,2% 24,1%
    Простуда, простуда, простуда , лихорадка, миалгия или боль в суставах / спине за предыдущий год 11.5% –64,4%
    Получил лечение в учреждении здравоохранения 48,3% –49,7%
    Принял антибиотик или противовоспалительный препарат% 63,6% –77
    Регулярное или частое употребление недоваренных продуктов 36,6%
    Регулярное или частое мытье рук перед едой 31.7%
    Регулярное или частое мытье рук после посещения туалета 65,1%
    Регулярное или частое потребление воды из открытых общественных источников воды 21,6%
    Иметь представление об устойчивом к антибиотикам организме 31,7%
    Понимать значение устойчивого к антибиотикам организма 32.1% 88,9% 83,2%
    Поймите, что устойчивый к антибиотикам организм — это устойчивые к антибиотикам бактерии 27,3% 85,7% 83,4%
    Понять значение 88,6% 87,0%
    Поймите, что антибиотик является противовоспалительным препаратом 73,1% 12,1% 9,6%
    Поймите, что антибиотик является антибактериальным препаратом .6% 87,2% 86,5%
    Поймите, что противовоспалительное лекарство — это антибиотик 93,3% 29,3% 20,7%
    Знайте о лекарстве под названием Gano или TC 80,2% 83,2% 88,2%
    Поймите, что Гано или TC-мицин является противовоспалительным препаратом 91,1% 29,2% 20,0%
    Поймите, что AMR связан с потреблением противовоспалительное средство 47.3% у пищевых животных 24,8% 9,2% 11,4%
    Понимать, что УПП связан с использованием антибиотиков у пищевых животных 16,2% 88.6% 87,1%
    Поймите, что УПП связан с потреблением продуктов, содержащих остатки антибиотиков 20,4% 89,3% 79,5%
    Поймите, что УПП связан с потреблением продуктов, загрязненных антибиотиками -резистентные бактерии 24,2% 91,8% 89,9%
    Ранее осмотрели пациента с устойчивой к антибиотикам инфекцией 24.3%
    Зная, что устойчивые к антибиотикам инфекции являются смертельным заболеванием 33,3% 94,6% 96,0%
    Зная, что он / она может иметь инфекцию, устойчивую к антибиотикам 34,196 % 89,2% 81,1%
    Сознавая, что он / она может способствовать увеличению распространенности УПП 14,2% 82,1% 78,6%
    Знайте, что УПП является одним из основные проблемы со здоровьем в Таиланде 25.2% 94,7% 91,4%
    Если у него / нее поведение, связанное с увеличением распространенности УПП (например, покупка антибиотика в аптеке, обращение к медицинскому персоналу с просьбой предоставить ненужный антибиотик), он / она будет прекратить такое поведение 93,6%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она посоветует родственникам и друзьям избегать использования ненужного антибиотика 96.3%
    Готовность избежать заражения устойчивыми к антибиотикам бактериями, употребляя чистую и приготовленную пищу и соблюдая приемлемые стандарты личной санитарии и гигиены 92,2%
    Узнав, что антибиотик может вызвать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что никто не должен покупать антибиотики из любого источника без рецепта врача 95.3%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что продуктовым магазинам и магазинам розничной торговли не должно быть разрешено продавать антибиотики 92,4%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что аптекам нельзя разрешать продавать антибиотики 89.3%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что при необходимости люди должны принимать назначенный врачом антибиотик 87,4%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что пациенты не должны просить медицинский персонал предоставить ненужный антибиотик 84.2%
    Считает, что носители, используемые VHV для передачи информации об УПП, очень полезны 91,2%
    Считает, что его / ее осведомленность и понимание использования антибиотиков и УПП значительно улучшились после получения сообщений об использовании антибиотиков и УПП от VHV 89,4%
    Считает, что его / ее поведение, связанное с использованием антибиотиков и УПП, значительно улучшилось после получения информации об использовании антибиотиков и УПП от VHV 89.2%
    mycin
    Характеристики респондентов анкеты и темы анкеты . Ответы на анкету 1 перед кампанией AMR (n = 20 521) . Вопросник 2: ответы сразу после кампании против УПП (n = 19 634) . Опросник 3 ответа через 18 месяцев после кампании против УПП (n = 709) .
    Женский пол 58.2% 61,4% 62,4%
    Средний возраст (SD), лет 53,6 (12,4) 51,3 (11,9) 52,4 (13,2)
    В браке 63795 61,1% 66,2%
    Фермер 28,8% 25,2% 24,1%
    Простуда, боль в горле, диарея, дизурия, травматическая рана, боль в спине, лихорадка , в течение предыдущего года 11.5% –64,4%
    Получил лечение в учреждении здравоохранения 48,3% –49,7%
    Принял антибиотик или противовоспалительный препарат% 63,6% –77
    Регулярное или частое употребление недоваренных продуктов 36,6%
    Регулярное или частое мытье рук перед едой 31.7%
    Регулярное или частое мытье рук после посещения туалета 65,1%
    Регулярное или частое потребление воды из открытых общественных источников воды 21,6%
    Иметь представление об устойчивом к антибиотикам организме 31,7%
    Понимать значение устойчивого к антибиотикам организма 32.1% 88,9% 83,2%
    Поймите, что устойчивый к антибиотикам организм — это устойчивые к антибиотикам бактерии 27,3% 85,7% 83,4%
    Понять значение 88,6% 87,0%
    Поймите, что антибиотик является противовоспалительным препаратом 73,1% 12,1% 9,6%
    Поймите, что антибиотик является антибактериальным препаратом .6% 87,2% 86,5%
    Поймите, что противовоспалительное лекарство — это антибиотик 93,3% 29,3% 20,7%
    Знайте о лекарстве под названием Gano или TC 80,2% 83,2% 88,2%
    Поймите, что Гано или TC-мицин является противовоспалительным препаратом 91,1% 29,2% 20,0%
    Поймите, что AMR связан с потреблением противовоспалительное средство 47.3% у пищевых животных 24,8% 9,2% 11,4%
    Понимать, что УПП связан с использованием антибиотиков у пищевых животных 16,2% 88.6% 87,1%
    Поймите, что УПП связан с потреблением продуктов, содержащих остатки антибиотиков 20,4% 89,3% 79,5%
    Поймите, что УПП связан с потреблением продуктов, загрязненных антибиотиками -резистентные бактерии 24,2% 91,8% 89,9%
    Ранее осмотрели пациента с устойчивой к антибиотикам инфекцией 24.3%
    Зная, что устойчивые к антибиотикам инфекции являются смертельным заболеванием 33,3% 94,6% 96,0%
    Зная, что он / она может иметь инфекцию, устойчивую к антибиотикам 34,196 % 89,2% 81,1%
    Сознавая, что он / она может способствовать увеличению распространенности УПП 14,2% 82,1% 78,6%
    Знайте, что УПП является одним из основные проблемы со здоровьем в Таиланде 25.2% 94,7% 91,4%
    Если у него / нее поведение, связанное с увеличением распространенности УПП (например, покупка антибиотика в аптеке, обращение к медицинскому персоналу с просьбой предоставить ненужный антибиотик), он / она будет прекратить такое поведение 93,6%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она посоветует родственникам и друзьям избегать использования ненужного антибиотика 96.3%
    Готовность избежать заражения устойчивыми к антибиотикам бактериями, употребляя чистую и приготовленную пищу и соблюдая приемлемые стандарты личной санитарии и гигиены 92,2%
    Узнав, что антибиотик может вызвать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что никто не должен покупать антибиотики из любого источника без рецепта врача 95.3%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что продуктовым магазинам и магазинам розничной торговли не должно быть разрешено продавать антибиотики 92,4%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что аптекам нельзя разрешать продавать антибиотики 89.3%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что при необходимости люди должны принимать назначенный врачом антибиотик 87,4%
    Узнав, что антибиотик может индуцировать устойчивые к антибиотикам бактерии, которые могут вызвать смертельную инфекцию, он / она понимает, что пациенты не должны просить медицинский персонал предоставить ненужный антибиотик 84.2%
    Считает, что носители, используемые VHV для передачи информации об УПП, очень полезны 91,2%
    Считает, что его / ее осведомленность и понимание использования антибиотиков и УПП значительно улучшились после получения сообщений об использовании антибиотиков и УПП от VHV 89,4%
    Считает, что его / ее поведение, связанное с использованием антибиотиков и УПП, значительно улучшилось после получения информации об использовании антибиотиков и УПП от VHV 89.2%

    Ответы на анкету по осведомленности, пониманию и поведению в отношении использования антибиотиков и УПП от 709 взрослых через 18 месяцев после кампании УПП также показаны в таблице 1. Характеристики респондентов анкеты. по полу, возрасту, семейному положению и роду занятий были сопоставимы с таковыми респондентов, опрошенных сразу после кампании против УПП. Ответы, касающиеся осведомленности, понимания и поведения в отношении использования антибиотиков и УПП, также были сопоставимы с ответами, полученными сразу после кампании УПП.Через 18 месяцев после кампании против УПП 82,7% респондентов заявили, что они избегали поведения, связанного с УПП (например, не покупали антибиотики, не просили медицинский персонал предоставлять антибиотики, пытались употреблять чистую и приготовленную пищу) в прошлом. 75,9% заявили, что информировали и советовали окружающим избегать использования ненужных антибиотиков в течение последнего года. Однако некоторые респонденты через 18 месяцев после кампании против УПП (16,4–20,0%) признались, что они все еще покупали антибиотики в продуктовом магазине, розничном магазине или аптеке, и / или просили медицинский персонал предоставить им антибиотики в прошлом. год.

    Распространенность ESBL-продуцирующих

    Enterobacteriaceae в образцах стула

    Исходные характеристики, такие как пол, возраст, семейное положение и род занятий, у 534 взрослых до кампании AMR и 709 взрослых через 18 месяцев после кампании AMR, предоставивших образцы стула для определения продуцирующих ESBL Enterobacteriaceae , были аналогичными . Вызывающие БЛРС Enterobacteriaceae были обнаружены в 355 образцах стула, собранных у 534 взрослых до начала кампании против УПП, что указывает на распространенность продуцирующих БЛРС Enterobacteriaceae в образцах стула у 66 человек.5% (95% доверительный интервал [ДИ], 62,5–70,5%). Вызывающие ESBL Enterobacteriaceae были обнаружены в 316 образцах стула, собранных у 709 взрослых через 18 месяцев после кампании AMR, для распространенности ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae в образцах стула 44,6% (95% ДИ, 40,9–48,2%). ). Распространенность ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae в образцах стула после кампании УПП была значительно ниже, чем до кампании УПП (снижение на 32,9%; P <.01). ESBL-продуцирующие Enterobacteriaceae , выделенные из всех образцов стула: E. coli (85,4–87,1%), K. pneumoniae (2,6–7,6%), E. tarda (6,4–7,6%) , Enterobacter spp. (0,2–1,7%) и C. freundii (0,2–1,5%).

    Ответы на анкету, предназначенную для оценки риска респондента стать производителем БЛРС

    Enterobacteriaceae Носитель

    Сравнение людей с и без ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae в образцах стула среди 534 взрослых до кампании AMR и среди 709 взрослых после кампании AMR показано в таблице 2.Факторы, в значительной степени связанные с носителем ESBL Enterobacteriaceae , включали наличие хронических основных заболеваний, птицеводство или свиноводство, медицинский персонал, регулярное или частое употребление недостаточно приготовленных продуктов или воды из открытых общественных источников воды, получение антибиотиков или антибиотиков. — противовоспалительные препараты в течение 90 дней после сбора стула и посещение больницы или госпитализация в течение 90 дней после сбора стула.

    Таблица 2. Ответы на анкету

    , значимо связанные с Enterobacteriaceae , по сравнению с носительством до и после кампании по обеспечению устойчивости к противомикробным препаратам

    71
    . 534 Взрослые до кампании AMR . 709 Взрослые через 18 месяцев после кампании против УПП .
    Ответ на анкету . Итого . Наличие ESBL-продуцентов Enterobacteriaceae (n = 355) . Отсутствие продуцирующих БЛРС Enterobacteriaceae (n = 179) . п. . Итого . Наличие ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae (n = 316) . Отсутствие продуцирующих БЛРС Enterobacteriaceae (n = 393) . п. .
    Наличие хронических основных заболеваний 186 135 (38,0%) 51 (28,5%) ,03 240 140 (44.3%) 100 (25,4%) <0,01
    Фермер, выращивающий кур или свиней 69 55 (15,5%) 14 (7,8%) 0,02 29 52 (17,7%) 19 (4,8%) <0,01
    Медицинский персонал 27 24 (6,8%) 3 (1,7%) ,02 28 20 (6,3%) 8 (2.0%) 0,01
    Регулярное или частое употребление недоваренных продуктов и / или воды из открытых общественных источников воды 164 123 (34,6%) 41 (22,9%) 926 28. 01 177 100 (31,6%) 77 (19,6%) <0,01
    Получение антибиотика или противовоспалительного препарата в течение 90 дней после сбора стула 148 110 (31.0%) 38 (21,2%) 0,02 142 78 (24,7%) 64 (16,3%) <0,01
    Визит в больницу или госпитализация в течение 90 d сбора стула 107 81 (22,8%) 26 (14,5%) 0,03 120 68 (21,5%) 52 (13,2%) <0,01
    Наличие> 1 ассоциированного фактора 146 114 (32.1%) 32 (17,9%) <0,01 156 86 (27,2%) 70 (17,8%) <0,01
    . 534 Взрослые до кампании AMR . 709 Взрослые через 18 месяцев после кампании против УПП . Ответ на анкету . Итого . Наличие ESBL-продуцентов Enterobacteriaceae (n = 355) . Отсутствие продуцирующих БЛРС Enterobacteriaceae (n = 179) . п. . Итого . Наличие ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae (n = 316) . Отсутствие продуцирующих БЛРС Enterobacteriaceae (n = 393) . п. . Наличие хронических основных заболеваний 186 135 (38.0%) 51 (28,5%) 0,03 240 140 (44,3%) 100 (25,4%) <0,01 Фермер по выращиванию цыплят или свиней 69 55 (15,5%) 14 (7,8%) 0,02 71 52 (17,7%) 19 (4,8%) <0,01 Здоровье персонал 27 24 (6,8%) 3 (1.7%) 0,02 28 20 (6,3%) 8 (2,0%) 0,01 Регулярное или частое употребление недостаточно приготовленных продуктов и / или воды из открытых источников источники воды 164 123 (34,6%) 41 (22,9%) 0,01 177 100 (31,6%) 77 (19,6%) <0,01 <0,01 Получение антибиотика или противовоспалительного препарата в течение 90 дней после сбора стула 148 110 (31.0%) 38 (21,2%) 0,02 142 78 (24,7%) 64 (16,3%) <0,01 Визит в больницу или госпитализация в течение 90 d сбора стула 107 81 (22,8%) 26 (14,5%) 0,03 120 68 (21,5%) 52 (13,2%) <0,01 Наличие> 1 ассоциированного фактора 146 114 (32.1%) 32 (17,9%) <0,01 156 86 (27,2%) 70 (17,8%) <0,01 Таблица 2.

    Анкета Ответы, достоверно связанные с Enterobacteriaceae , по сравнению с носительством до и после кампании по обеспечению устойчивости к противомикробным препаратам

    . 534 Взрослые до кампании AMR . 709 Взрослые через 18 месяцев после кампании против УПП .
    Ответ на анкету . Итого . Наличие ESBL-продуцентов Enterobacteriaceae (n = 355) . Отсутствие продуцирующих БЛРС Enterobacteriaceae (n = 179) . п. . Итого . Наличие ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae (n = 316) . Отсутствие продуцирующих БЛРС Enterobacteriaceae (n = 393) . п. .
    Наличие хронических основных заболеваний 186 135 (38,0%) 51 (28,5%) 0,03 240 140 (44,3%) 100 (25796 100) ) <0,01
    Фермер по выращиванию цыплят или свиней 69 55 (15.5%) 14 (7,8%) 0,02 71 52 (17,7%) 19 (4,8%) <0,01
    Медицинский персонал 27 24 (6,8%) 3 (1,7%) 0,02 28 20 (6,3%) 8 (2,0%) 0,01
    Регулярное или частое потребление недоваренных продуктов и / или воды из открытых общественных источников воды 164 123 (34.6%) 41 (22,9%) 0,01 177 100 (31,6%) 77 (19,6%) <0,01
    Прием антибиотика или антибиотика воспалительный препарат в течение 90 дней после сбора стула 148 110 (31,0%) 38 (21,2%) 0,02 142 78 (24,7%) 64 (16,3%) <0,01
    Посещение больницы или госпитализация в течение 90 дней после сбора стула 107 81 (22.8%) 26 (14,5%) 0,03 120 68 (21,5%) 52 (13,2%) <0,01
    Наличие> 1 ассоциированного фактора 146 114 (32,1%) 32 (17,9%) <0,01 156 86 (27,2%) 70 (17,8%) <0,01 629 <0,01 907
    71
    . 534 Взрослые до кампании AMR . 709 Взрослые через 18 месяцев после кампании против УПП .
    Ответ на анкету . Итого . Наличие ESBL-продуцентов Enterobacteriaceae (n = 355) . Отсутствие продуцирующих БЛРС Enterobacteriaceae (n = 179) . п. . Итого . Наличие ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae (n = 316) . Отсутствие продуцирующих БЛРС Enterobacteriaceae (n = 393) . п. .
    Наличие хронических основных заболеваний 186 135 (38,0%) 51 (28,5%) ,03 240 140 (44.3%) 100 (25,4%) <0,01
    Фермер, выращивающий кур или свиней 69 55 (15,5%) 14 (7,8%) 0,02 29 52 (17,7%) 19 (4,8%) <0,01
    Медицинский персонал 27 24 (6,8%) 3 (1,7%) ,02 28 20 (6,3%) 8 (2.0%) 0,01
    Регулярное или частое употребление недоваренных продуктов и / или воды из открытых общественных источников воды 164 123 (34,6%) 41 (22,9%) 926 28. 01 177 100 (31,6%) 77 (19,6%) <0,01
    Получение антибиотика или противовоспалительного препарата в течение 90 дней после сбора стула 148 110 (31.0%) 38 (21,2%) 0,02 142 78 (24,7%) 64 (16,3%) <0,01
    Визит в больницу или госпитализация в течение 90 d сбора стула 107 81 (22,8%) 26 (14,5%) 0,03 120 68 (21,5%) 52 (13,2%) <0,01
    Наличие> 1 ассоциированного фактора 146 114 (32.1%) 32 (17,9%) <0,01 156 86 (27,2%) 70 (17,8%) <0,01
    934 9059 ОБСУЖДЕНИЕ

    Повышение осведомленности и понимания об УПП и содействие изменению поведения среди широкой общественности очень важны для предотвращения и сдерживания УПП, особенно в странах с низким и средним уровнем доходов с более высоким риском УПП и большим размером бремени УПП, чем в развитых странах. страны [30].Антибиотики можно приобрести без рецепта, и они доступны через неофициальных дистрибьюторов (продуктовые и розничные магазины) и официальных дистрибьюторов (аптеки и больницы) во многих странах с низким и средним уровнем доходов. Хотя антибиотики классифицируются Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов Таиланда как опасные и должны быть доступны только в больницах и аптеках под наблюдением фармацевтов, многие широко используемые антибиотики, такие как тетрациклин, амоксициллин и норфлоксацин, обычно доступны в продуктовых магазинах. и розничные магазины во многих сообществах, даже несмотря на то, что продуктовым и розничным магазинам запрещено продавать антибиотики.Люди в отдаленных районах обычно обращаются за первичной медицинской помощью, покупая лекарства в продуктовых магазинах, розничных магазинах или аптеках, когда они больны, и они обратятся в медицинское учреждение только в том случае, если им не станет лучше после приема купленных лекарств. Пациенты обычно запрашивают антибиотики у медицинского персонала, если у них есть заболевания, связанные с воспалением (например, боль в спине, боли в суставах, ангина), или когда у них есть инфекция, при которой антибиотики обычно не показаны (например, простуда, острая диарея).Анализ лекарств, приобретенных в продуктовых магазинах и магазинах розничной торговли в исследуемых сообществах с использованием симулированных пациентов с типичными жалобами, такими как боль в горле, боль в спине, простуда или острая диарея, показал, что большинство из них были антибиотиками [18]. Следовательно, большинство противовоспалительных препаратов, о которых респонденты сообщили перед кампанией по УПП (таблица 1), скорее всего, были антибиотиками, потому что люди, продавцы лекарств и медицинский персонал всегда относились к антибиотикам как к противовоспалительным препаратам. , и эти лекарства давали при воспалительных состояниях и инфекциях.Легкий доступ к антибиотикам и ненужное использование антибиотиков приводит к образованию устойчивых к антибиотикам бактерий. Более того, водоснабжение, санитария и гигиена во многих районах стран с низким и средним уровнем доходов находятся в плохом состоянии, что приводит к приобретению и передаче устойчивых к антибиотикам бактерий.

    Из ответов на анкету взрослых из исследуемых сообществ до кампании по УПП ясно, что большая часть широкой общественности не знала, неправильно понимала и имела ненадлежащее поведение в отношении использования антибиотиков и УПП, и что эти недостатки требуют срочного исправления.Пакет кампании по УПП, который использовался для повышения осведомленности, понимания и поведения об использовании антибиотиков и УПП для широкой общественности в этих сообществах, был разработан на основе информации, полученной от жителей этих сообществ в местном контексте, включая передачу всех предполагаемых сообщения через VHV, который был медийным лицом этой кампании. Средства массовой информации для кампании AMR, в том числе 21-страничный отрывной лист, брошюры и видеоклипы, предоставленные исследовательской группой каждому VHV, были удобно доставлены VHV в каждое из назначенных им домохозяйств в их соответствующем исследовательском сообществе, чтобы облегчить общение с ними. люди в каждом доме.Большинство респондентов, получивших сообщения от VHV через эти средства массовой информации, считают, что эти средства массовой информации были очень полезными, а их осведомленность, понимание и поведение в отношении использования антибиотиков и УПП значительно улучшились после получения сообщения об использовании антибиотиков и УПП от VHV. Осведомленность, понимание и поведение респондентов в отношении использования антибиотиков и УПП после кампании УПП улучшились более чем на 100% по сравнению с этими параметрами до кампании УПП. Таким образом, эта разработанная на местном уровне кампания по УПП оказалась эффективной для повышения осведомленности, понимания и поведения, связанного с использованием антибиотиков и УПП, среди широкой общественности при оценке с помощью самостоятельного заполнения анкеты.Однако тот факт, что улучшение осведомленности, понимания и поведения в отношении использования антибиотиков и УПП сразу после кампании УПП не наблюдалось у 100% респондентов (улучшение наблюдалось у 80–90% респондентов), можно объяснить тем, что по следующим причинам. Во-первых, у некоторых VHV была ограниченная способность понимать содержание СМИ от хорошо обученных VHV, и их общение с людьми на уровне домохозяйства могло быть недостаточно эффективным. Во-вторых, некоторые люди, проживающие в этих домохозяйствах, например пожилые члены семьи, получившие сообщения об использовании антибиотиков и УПП от VHV, могли иметь ограниченную способность понимать предоставленную информацию.Осведомленность, понимание и поведение респондентов в отношении использования антибиотиков и УПП через 18 месяцев после кампании по УПП были в некоторой степени аналогичны тем, которые были измерены сразу после кампании УПП. Эти данные свидетельствуют о том, что осведомленность, понимание и поведение респондентов, получивших сообщения от VHV, об использовании антибиотиков и УПП, сохранялись в течение 18 месяцев после кампании по УПП. Однако некоторые респонденты через 18 месяцев после кампании против AMR (16,4–20,0%) признали, что они не соблюдали некоторые меры по сдерживанию AMR, поскольку они все еще покупали антибиотики в продуктовом магазине, розничном магазине или аптеке и / или они попросили медицинский персонал предоставить им антибиотики за последний год.

    Оценка эффективности кампании по УПП с помощью самостоятельного заполнения анкеты могла быть неверной, поскольку ответы на анкету были очень субъективными. Самостоятельно заполняемый вопросник может измерить осведомленность, но для оценки понимания может потребоваться проверка, а для оценки изменения поведения могут потребоваться прямые наблюдения. Вышеупомянутые инструменты оценки для измерения понимания и изменения поведения были неприменимы для сложных проблем со здоровьем, таких как УПП, в сообществе, поскольку было много факторов, связанных с развитием, приобретением и передачей УПП.Следовательно, было бы чрезвычайно сложно или невозможно оценить все эти факторы с помощью объективных инструментов.

    В этом исследовании была предпринята попытка оценить, может ли фекальное носительство продуцирующих БЛРС Enterobacteriaceae косвенным составным индикатором УПП в сообществе, поскольку это была комбинация факторов, способствующих развитию, приобретению и передаче устойчивых к антибиотикам бактерий. , и он должен отражать поведение, связанное с использованием антибиотиков и УПП. Распространенность фекального носительства ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae человек в исследуемых сообществах была значительно снижена на 32.9% через 18 месяцев после кампании AMR по сравнению с показателем до кампании AMR. Величина такого снижения, наблюдаемого при объективных измерениях, была намного меньше, чем при ответах на вопросы анкеты, связанные с поведением респондентов. Следовательно, величина изменения поведения при использовании антибиотиков и УПП, оцененная с помощью самостоятельного опроса, могла быть переоценена по сравнению с величиной разницы в скорости фекального носительства ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae до и после кампании УПП.Следует отметить, что уровень фекального носительства ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae через 18 месяцев после кампании AMR был все еще высоким и составлял 44,6%, даже у лиц, участвовавших в кампании AMR. Это наблюдение может быть связано с несоблюдением мер по предотвращению развития, приобретения и передачи УПП у лиц с фекальным переносом производящих БЛРС Enterobacteriaceae и / или мер по предотвращению развития, приобретения и передачи УПП Этого нельзя было избежать, поскольку распространенность продуктов питания и окружающей среды, зараженных ESBL-продуцентом Enterobacteriaceae , в исследуемых сообществах была высокой [17, 18].Это наблюдение было подтверждено результатами ответов на анкету, разработанную для оценки риска добровольцев стать фекальными носителями ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae, , наличия хронических основных заболеваний, птицевода или свиновода, медицинского персонала, регулярно или часто. употребление недостаточно приготовленной пищи или воды из открытых общественных источников воды, получение антибиотиков или противовоспалительных препаратов в течение 90 дней после сбора стула, а также посещение больницы или госпитализация в течение 90 дней после сбора стула были в значительной степени связаны с наличием ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae в кишечник, как и в предыдущих сообщениях [15, 16, 20–28, 31–35].Следовательно, необходимы дополнительные вмешательства для сведения к минимуму фекального носительства ESBL-продуцентов Enterobacteriaceae в сообществе. Эти меры включают прекращение продажи антибиотиков без рецепта и предотвращение заражения производящими БЛРС Enterobacteriaceae и сдерживание остатков антибиотиков в пищевых продуктах и ​​окружающей среде.

    Основным ограничением этого исследования было то, что ответы на анкету для оценки осведомленности, понимания и поведения использования антибиотиков и УПП, образцы кала и ответы на анкету для определения фактора риска носительства БЛРС. -продуцирующие Enterobacteriaceae были получены анонимными взрослыми добровольцами.Поэтому мы не знали, сколько респондентов ответили на вопросник до кампании AMR, сразу после кампании AMR и через 18 месяцев после кампании AMR, а также людей, которые предоставили образцы своего стула до кампании AMR и через 18 месяцев после нее. Кампания AMR, были те же люди. Уменьшение фекального носительства ESBL-продуцирующих Enterobacteriaceae , наблюдаемое в этом исследовании, могло быть связано с смещением выборки в пользу людей, которые предоставили образцы своего стула через 18 месяцев после кампании AMR.Однако данные волонтерских характеристик людей в обеих группах не подтверждают это предположение.

    ВЫВОДЫ

    Кампания по УПП в сообществе на уровне домохозяйства была эффективна для повышения осведомленности, понимания и поведения в отношении использования антибиотиков и УПП, оцениваемых с помощью самостоятельного опроса, и для снижения распространенности фекального носительства продуцирующих БЛРС Enterobacteriaceae . Фекальное носительство продуцирующих ESBL Enterobacteriaceae может быть косвенным комплексным индикатором УПП в сообществе.

    Благодарности

    Авторы благодарят г-на Наттапонга Срасрисома и г-жу Ваниду Чиватхаммарат за координацию с соответствующим персоналом и институтами в исследовательских сообществах; Г-жа Сайсири Данватана и ее команда за интервьюирование людей в исследовательских сообществах; деревенские волонтеры здравоохранения, которые распространяли информацию об укреплении здоровья, профилактике заболеваний и борьбе с ними; и люди в исследуемых сообществах, которые предоставили ответы на вопросы анкеты и образцы культур.Авторы выражают благодарность персоналу отделов общественного здравоохранения, подрайонных отделений общественного здравоохранения и больниц по укреплению здоровья в исследуемых сообществах за их помощь в координации с деревенскими волонтерами здравоохранения и людьми в исследуемых сообществах.

    Вклад авторов. В.Т. внес вклад в концепцию и дизайн исследования, сбор данных, анализ данных и подготовку рукописи. T.T. и C.S. выполнили посев кала, проанализировали результаты посева и просмотрели рукопись.Все авторы прочитали и одобрили окончательную рукопись.

    Заявление об отказе от ответственности. Финансирующий орган не принимал участия в разработке или проведении исследования, анализе результатов исследования или подготовке рукописи.

    Финансовая поддержка. Эта работа была поддержана Институтом исследований систем здравоохранения, Таиланд, В.Т. (грант № 60–073).

    Возможный конфликт интересов. Все авторы заявляют об отсутствии личных или профессиональных конфликтов интересов, связанных с каким-либо аспектом этого исследования.Все авторы подали форму ICMJE для раскрытия информации о потенциальных конфликтах интересов. Выявлены конфликты, которые редакция считает относящимися к содержанию рукописи.

    Список литературы

    1.

    О’Нил

    Дж.

    Глобальная борьба с лекарственно-устойчивыми инфекциями: окончательный отчет и рекомендации

    .

    2016

    .2.

    Jasovský

    D

    ,

    Littmann

    J

    ,

    Zorzet

    A

    ,

    Легковые автомобили

    O

    .

    Устойчивость к противомикробным препаратам — угроза устойчивому развитию мира

    .

    Ups J Med Sci

    2016

    ;

    121

    :

    159

    64

    .3.

    Фумарт

    П

    ,

    Phodha

    P

    ,

    Thamlikitkul

    V

    и др.

    Влияние устойчивых к противомикробным препаратам инфекций на здоровье и экономику в Таиланде: предварительное исследование

    .

    J Исследования систем здравоохранения

    2012

    ;

    6

    :

    338

    51

    .4.

    Лим

    С

    ,

    Takahashi

    E

    ,

    Hongsuwan

    M

    и др.

    Эпидемиология и бремя бактериальной инфекции с множественной лекарственной устойчивостью в развивающейся стране

    .

    Элиф

    2016

    ;

    5

    :

    e18082

    .5.

    Phodha

    т

    ,

    Riewpaiboon

    A

    ,

    Malathum

    K

    ,

    Coyte

    PC

    .

    Ежегодное относительное увеличение стационарной смертности от устойчивых к противомикробным препаратам внутрибольничных инфекций в Таиланде

    .

    Epidemiol Infect

    2019

    ;

    147

    :

    e133

    .6.

    Phodha

    т

    ,

    Riewpaiboon

    A

    ,

    Malathum

    K

    ,

    Coyte

    PC

    .

    Чрезмерное ежегодное экономическое бремя, связанное с внутрибольничными инфекциями, вызываемыми бактериями с множественной лекарственной устойчивостью, в Таиланде

    .

    Expert Rev Pharmacoecon Outcomes Res

    2019

    ;

    19

    :

    305

    12

    .7.

    Всемирная организация здравоохранения

    .

    Глобальный план действий по устойчивости к противомикробным препаратам

    . Женева: Всемирная организация здравоохранения;

    2015

    .8.

    Каноксил

    м

    ,

    Джатапай

    A

    ,

    Павлин

    SJ

    ,

    Лимматуротсакул

    D

    .

    Эпидемиология, микробиология и смертность, связанные с внебольничной бактериемией на северо-востоке Таиланда: многоцентровое эпиднадзорное исследование

    .

    PLoS One

    2013

    ;

    8

    :

    e54714

    .9.

    Суанкратай

    С

    ,

    Jutivorakool

    K

    ,

    Jirajariyavej

    S

    .

    Проспективное исследование лечения цефтриаксоном острого пиелонефрита, вызванного бактериями, продуцирующими бета-лактамазы расширенного спектра действия

    .

    J Med Assoc Thai

    2008

    ;

    91

    :

    1172

    81

    .10.

    Sirijatuphat

    R

    ,

    Sripanidkulchai

    K

    ,

    Boonyasiri

    A

    , et al.

    Внедрение глобальной системы надзора за устойчивостью к противомикробным препаратам (GLASS) у пациентов с бактериемией

    .

    PLoS One

    2018

    ;

    13

    :

    e01

    .11.

    Вальверде

    А

    ,

    Grill

    F

    ,

    Coque

    TM

    и др.

    Высокий уровень колонизации кишечника организмами, продуцирующими бета-лактамазы расширенного спектра действия, в домашних контактах с инфицированными пациентами в сообществе

    .

    J Clin Microbiol

    2008

    ;

    46

    :

    2796

    9

    .12.

    Ники

    м

    ,

    Hirai

    I

    ,

    Yoshinaga

    A

    и др.

    Продуцирующая β-лактамаза расширенного спектра действия Штаммы Escherichia coli в кале носителей вносят значительный вклад в развитие инфекций мочевыводящих путей у этих пациентов

    .

    Инфекция

    2011

    ;

    39

    :

    467

    71

    . 13.

    Линдблом

    А

    ,

    Карами

    N

    ,

    Magnusson

    T

    ,

    Åhrén

    C

    .

    Последующая инфекция продуцирующей β-лактамазы расширенного спектра действия Enterobacteriaceae у пациентов с предшествующей инфекцией или фекальной колонизацией

    .

    евро J Clin Microbiol Infect Dis

    2018

    ;

    37

    :

    1491

    7

    . 14.

    Вертер

    PL

    ,

    Бурдет

    С

    ,

    Чачаты

    Е

    ,

    Андермонт

    А

    .

    Тенденции фекального носительства β-лактамаз расширенного спектра в сообществе человека: к глобализации CTX-M

    .

    Clin Microbiol Ред.

    2013

    ;

    26

    :

    744

    58

    . 15.

    Лувсаншарав

    UO

    ,

    Hirai

    I

    ,

    Niki

    M

    и др.

    Анализ факторов риска высокой распространенности продуцирующей бета-лактамазы расширенного спектра Enterobacteriaceae у бессимптомных лиц в сельских районах Таиланда

    .

    J Med Microbiol

    2011

    ;

    60

    :

    619

    24

    . 16.

    Лувсаншарав

    UO

    ,

    Hirai

    I

    ,

    Nakata

    A

    и др.

    Распространенность и факторы риска, связанные с фекальным переносом CTX-M β-лактамазы Enterobacteriaceae в сельских общинах Таиланда

    .

    J Antimicrob Chemother

    2012

    ;

    67

    :

    1769

    74

    ,17.

    Буньясири

    А

    ,

    Tangkoskul

    T

    ,

    Seenama

    C

    и др.

    Распространенность устойчивых к антибиотикам бактерий среди здоровых взрослых, пищевых продуктов, пищевых животных и окружающей среды в отдельных районах Таиланда

    .

    Pathog Glob Health

    2014

    ;

    108

    :

    235

    45

    . 18.

    Хамсарн

    S

    ,

    Nampoonsak

    Y

    ,

    Busamaro

    S

    и др.

    Эпидемиология использования антибиотиков и устойчивости к противомикробным препаратам в отдельных общинах Таиланда

    .

    J Med Assoc Thai

    2016

    ;

    99

    :

    270

    5

    .19.

    Кеннеди

    К

    ,

    Коллиньон

    П

    .

    Колонизация кишечной палочкой , устойчивой к «критически важным» антибиотикам: высокий риск для международных путешественников

    .

    евро J Clin Microbiol Infect Dis

    2010

    ;

    29

    :

    1501

    6

    .20.

    Лауш

    KR ,

    Fuursted

    K

    ,

    Larsen

    CS

    ,

    Storgaard

    M

    .

    Колонизация мультирезистентными Enterobacteriaceae у госпитализированных датских пациентов, недавно путешествовавших: перекрестное исследование

    .

    Travel Med Infect Dis

    2013

    ;

    11

    :

    320

    3

    ,21.

    Палтансинг

    S

    ,

    Vlot

    JA

    ,

    Kraakman

    ME

    и др.

    Выделяющая β-лактамаза расширенного спектра действия Enterobacteriaceae среди путешественников из Нидерландов

    .

    Emerg Infect Dis

    2013

    ;

    19

    :

    1206

    13

    . 22.

    Остгольм-Балхед

    А

    ,

    Tärnberg

    M

    ,

    Nilsson

    M

    и др. ;

    Группа изучения путешествий Юго-Восточной Швеции

    .

    Колонизация фекалий, связанная с путешествиями, с продуцирующими ESBL Enterobacteriaceae : частота возникновения и факторы риска

    .

    J Antimicrob Chemother

    2013

    ;

    68

    :

    2144

    53

    . 23.

    Любберт

    С

    ,

    Straube

    L

    ,

    Stein

    C

    и др.

    Колонизация бета-лактамаз и карбапенемаз расширенного спектра действия Enterobacteriaceae международных путешественников, возвращающихся в Германию

    .

    Int J Med Microbiol

    2015

    ;

    305

    :

    148

    56

    . 24.

    Вальверде

    А

    ,

    Turrientes

    MC

    ,

    Norman

    F

    и др.

    CTX-M-15-non-ST131 Изоляты Escherichia coli в основном ответственны за фекальное носительство с продуцирующими ESBL Enterobacteriaceae у путешественников, иммигрантов и тех, кто навещает друзей и родственников

    .

    Clin Microbiol Infect

    2015

    ;

    21

    :

    252.e1

    4

    .25.

    Руппе

    E

    ,

    Armand-Lefèvre

    L

    ,

    Estellat

    C

    и др.

    Высокий уровень приобретения, но непродолжительность носительства мультирезистентных Enterobacteriaceae после путешествия в тропики

    .

    Clin Infect Dis

    2015

    ;

    61

    :

    593

    600

    ,26.

    Arcilla

    MS

    ,

    van Hattem

    JM

    ,

    Haverkate

    MR

    и др.

    Импорт и распространение продуцирующей β-лактамазы расширенного спектра действия Enterobacteriaceae международными путешественниками (исследование COMBAT): проспективное многоцентровое когортное исследование

    .

    Lancet Infect Dis

    2017

    ;

    17

    :

    78

    85

    ,27.

    Teunis

    ЧФМ

    ,

    Evers

    EG

    ,

    Hengeveld

    PD

    и др.

    Время приобретать и терять носительство ESBL / pAmpC, продуцирующего E. coli у людей в Нидерландах

    .

    PLoS One

    2018

    ;

    13

    :

    e01

    .28.

    Там

    Дж

    ,

    Walder

    M

    ,

    Melander

    E

    ,

    Odenholt

    I

    .

    Продолжительность колонизации бета-лактамазами расширенного спектра действия Escherichia coli у пациентов с диареей путешественников

    .

    Scand J Infect Dis

    2012

    ;

    44

    :

    573

    7

    .29.

    Дриё

    л

    ,

    Brossier

    F

    ,

    Sougakoff

    W

    ,

    Jarlier

    V

    .

    Фенотипическое определение продукции бета-лактамаз расширенного спектра у Enterobacteriaceae : обзор и руководство

    .

    Clin Microbiol Infect

    2008

    ;

    14

    (

    Дополнение 1

    ):

    90

    103

    .30.

    Кляйн

    EY

    ,

    Tseng

    KK

    ,

    Pant

    S

    ,

    Laxminarayan

    R

    .

    Отслеживание мировых тенденций эффективности антибактериальной терапии с использованием индекса лекарственной устойчивости

    .

    BMJ Glob Health

    2019

    ;

    4

    :

    e001315

    .31.

    Патхак

    А

    ,

    Chandran

    SP

    ,

    Mahadik

    K

    и др.

    Частота и факторы, связанные с носительством комменсала с множественной лекарственной устойчивостью Escherichia coli среди женщин, посещающих женские консультации в центральной Индии

    .

    BMC Infect Dis

    2013

    ;

    13

    :

    199

    .32.

    Stoesser

    N

    ,

    Xayaheuang

    S

    ,

    Vongsouvath

    M

    и др.

    Колонизация энтеробактериями , продуцирующими БЛРС, у детей, посещающих дошкольные детские учреждения в Лаосской Народно-Демократической Республике

    .

    J Antimicrob Chemother

    2015

    ;

    70

    :

    1893

    7

    . 33.

    Хиджази

    SM

    ,

    Fawzi

    MA

    ,

    Ali

    FM

    ,

    Abd El Galil

    KH

    .

    Распространенность и характеристика бета-лактамаз расширенного спектра действия, продуцирующих Enterobacteriaceae , у здоровых детей и связанные с ними факторы риска

    .

    Ann Clin Microbiol Antimicrob

    2016

    ;

    15

    :

    3

    . 34.

    Кантеле

    А

    ,

    Mero

    S

    ,

    Kirveskari

    J

    ,

    Lääveri

    T

    .

    Пользователи фторхинолоновых антибиотиков выбирают устойчивые к фторхинолонам ESBL-продуцирующие Enterobacteriaceae (ESBL-PE) — данные проспективного исследования путешественников

    .

    Travel Med Infect Dis

    2017

    ;

    16

    :

    23

    30

    .35.

    Санне

    В

    ,

    Kebbeh

    A

    ,

    Jallow

    HS

    и др.

    Распространенность и факторы риска фекального носительства β-лактамазы расширенного спектра, продуцирующей Enterobacteriaceae , среди лиц, занимающихся обработкой пищевых продуктов в начальных школах начального уровня в регионе Западного побережья Гамбии

    .

    PLoS One

    2018

    ;

    13

    :

    e0200894

    .

    © Автор (ы) 2019. Опубликовано Oxford University Press от имени Общества инфекционных болезней Америки.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (http: // creativecommons.org / licenses / by-nc-nd / 4.0 /), который разрешает некоммерческое воспроизведение и распространение работы на любом носителе, при условии, что оригинальная работа не была изменена или преобразована каким-либо образом, и что работа должным образом процитирована . По вопросам коммерческого повторного использования обращайтесь по адресу [email protected]

    Эффективность изменения фекальной флоры для искоренения колонизации энтеробактерий, продуцирующих карбапенемазы — Просмотр полного текста

    Система здравоохранения Уильяма Ослера
    Брамптон, Онтарио, Канада, L6R 3J7
    Больница Джозефа Бранта
    Берлингтон, Онтарио, Канада, L7S 1W7
    Lakeridge Health
    Ошава, Онтарио, Канада, L1G 2B9
    MacKenzie Health
    Ричмонд-Хилл, Онтарио, Канада, L4C 4Z3
    Больница Скарборо
    Скарборо, Онтарио, Канада, M1P 2T7
    Больница общего профиля North York
    Торонто, Онтарио, Канада, M2K 1E1
    Больница Майкла Гаррона
    Торонто, Онтарио, Канада, M4C 3E7
    Центр медицинских наук Саннибрук
    Торонто, Онтарио, Канада, M4N 3M5
    Больница Святого Михаила
    Торонто, Онтарио, Канада, M5B 1W8
    Университетская сеть здравоохранения
    Торонто, Онтарио, Канада, M5B 1W8
    Лаборатории общественного здравоохранения Онтарио
    Торонто, Онтарио, Канада, M5G 1M1
    Система здравоохранения Синая
    Торонто, Онтарио, Канада, M5G 1X5
    St.Центр здоровья Иосифа
    Торонто, Онтарио, Канада, M6R 1B5

    Уродливые насекомые в здоровом кишечнике! Носительство с множественной лекарственной устойчивостью и ESBL-пр.

    Анджила Махарджан, 1 Анжила Бхетвал, 1 Шрина Шакья, 1 Дипа Сатьял, 1 Шашикала Шах, 1 Говардуспа 1,24581 Говардуспа 1,245 Радж Ханал, 1 Нараян Прасад Параджули 1,3

    1 Отдел лабораторной медицины Мемориального института здравоохранения имени Манмохана, Катманду, Непал; 2 Катмандуский центр геномики и исследовательская лаборатория (KCGRL), Катманду, Непал; 3 Департамент клинических лабораторных услуг, Мемориальный медицинский колледж и клиническая больница Манмохана, Катманду, Непал

    Предыстория: Фекальное носительство энтеробактерий, продуцирующих бета-лактамазы с множественной лекарственной устойчивостью и расширенным спектром действия (БЛРС), является одним из важных факторы риска заражения устойчивыми к антибиотикам бактериями.В этом отчете мы исследовали распространенность распространенных штаммов энтеробактерий с множественной лекарственной устойчивостью и БЛРС, колонизирующих кишечник практически здоровых взрослых в Катманду, Непал.
    Методы: В течение 6 месяцев (февраль – июль 2016 г.) было получено в общей сложности 510 образцов стула у практически здоровых студентов Мемориального института здравоохранения им. Манмохана, Катманду, Непал. Образцы стула культивировали, и наиболее распространенные изоляты энтеробактерий (виды Escherichia coli и Klebsiella ) подвергали тестам на чувствительность к противомикробным препаратам в соответствии со стандартными микробиологическими рекомендациями.Изоляты с множественной лекарственной устойчивостью были отобраны для подтверждения БЛРС с помощью комбинированного дискового теста и методов Е-теста. Молекулярную характеристику генов ESBL, переносимых плазмидами, проводили с использованием специфических праймеров цефотаксимазы Мюнхен (CTX-M), сульфгидрильного варианта (SHV) и темониэра (ТЕМ) с помощью полимеразной цепной реакции.
    Результаты: Среди 510 бактериальных штаммов преобладающим микроорганизмом был E. coli (432, 84,71%), за ним следовали Klebsiella oxytoca (48, 9,41%) и K.pneumoniae (30, 5,88%). БЛРС были выделены у 9,8% от общего числа изолятов, включая K. oxytoca (29,17%), E. coli (7,87%) и K. pneumoniae (6,67%). Среди ESBL преобладающим типом был bla -TEM (92%), за ним следовали bla -CTX-M (60%) и bla -SHV (4%).
    Заключение: Комменсальные штаммы энтеробактерий, продуцирующие множественную лекарственную устойчивость и БЛРС, среди здоровых людей вызывают серьезную озабоченность. Устойчивое носительство ESBL у здоровых людей предполагает возможность устойчивого носительства ESBL среди больных и госпитализированных пациентов.Мы рекомендуем аналогичные типы эпидемиологических обследований в более крупных сообществах и в больницах, чтобы определить степень устойчивости к БЛРС.

    Предпосылки

    Появление антибиотиков для лечения тяжелых инфекций было одним из самых значительных достижений прошлого века. 1 С индустриализацией, улучшением санитарии, жилья и питания, а также революционным развитием противомикробных препаратов для борьбы с болезнями инфекционные болезни ушли в прошлое. 2 Однако за короткий промежуток времени их эффективность все больше снижалась из-за повсеместного распространения детерминант приобретенной устойчивости среди патогенных бактерий. 3 В сегодняшних условиях здравоохранения почти каждый вид патогенных бактерий выработал устойчивость по крайней мере к одному противомикробному агенту. Кроме того, инфекции, вызываемые такими бактериями с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ), оказывают неблагоприятное воздействие на общественное здоровье и экономику во всем мире, а также увеличивают глобальную заболеваемость и смертность. 4

    Повышенный уровень устойчивости к антибиотикам, первоначально распространенный среди тяжелобольных пациентов с внутрибольничными инфекциями, теперь распространился на население. 5 Большое беспокойство вызывает появление Enterobacteriaceae, продуцирующих β-лактамазы расширенного спектра (БЛРС), поскольку эти организмы устойчивы к пенициллинам, цефалоспоринам расширенного спектра действия и монобактамам. 6,7 Кроме того, многие штаммы, продуцирующие БЛРС, одновременно устойчивы к другим небета-лактамным антибиотикам, включая фторхинолоны и аминогликозиды, что еще больше усложняет лечение и контроль их распространения. 8 Со времени их первого отчета в 1983 г. было задокументировано более 300 вариантов БЛРС. Среди нескольких генотипов CTX-M (цефотаксимаза Мюнхен), SHV (сульфгидрильный вариант) и TEM (temoniera) являются наиболее распространенными в различных грамотрицательных клинических штаммах, а также в кишечных комменсалах. 9,10

    Кишечные комменсалы с множественной лекарственной устойчивостью, включая Escherichia coli , от здоровых людей, были продемонстрированы несколько лет назад, и в последние годы наблюдается постоянный рост числа случаев устойчивости к антибиотикам у комменсалов. 11 E. coli , важная часть фекальной флоры, связана с различными инфекциями человека и, как было показано, является основным переносчиком генов устойчивости к противомикробным препаратам среди фекальной флоры. 12 Кишечное носительство бактерий МЛУ, а также бактерий Enterobacteriaceae, продуцирующих БЛРС, значительно увеличилось во всем мире, причем больше всего пострадали развивающиеся страны. 13 Однако большинство этих исследований изучали комменсальную флору, связанную с внутрибольничными инфекциями у госпитализированных пациентов, и предназначались для расследования вспышек. 12 Несмотря на огромные масштабы проблемы устойчивости к противомикробным препаратам в больницах и общинах Непала, степень кишечного носительства МЛУ у здоровых взрослых в значительной степени не определена. Таким образом, чтобы получить обновленные знания о комменсальных бактериях, колонизирующих здоровый кишечник человека, это исследование было проведено для определения кишечного носительства бактерий, продуцирующих БЛРС МЛУ, среди практически здоровых взрослых людей в Катманду, Непал.

    Методы

    Это описательное перекрестное исследование было проведено среди здоровых взрослых добровольцев из колледжа медицинских наук в Катманду, Непал.Образцы были получены от студентов колледжа (до направления в клиническую больницу), а микробиологические процедуры были выполнены в Отделении микробиологии Мемориального института медицинских наук им. Манмохана, Катманду, Непал.

    Этическое одобрение

    Это исследование было одобрено (номер одобрения: MMIHS / 18/072) Комитетом по институциональной проверке Мемориального института медицинских наук Манмохана (IRC-MMIHS), Катманду, Непал. Письменное информированное согласие было получено от каждого участника после описания процедуры и последствий исследования.Набор участников проводился на основе добровольного зачисления.

    Критерии включения и исключения

    В это исследование были включены лица (в возрасте от 16 до 30 лет), не подвергавшиеся воздействию антибиотиков в течение как минимум 3 месяцев до включения в исследование, а также лица без известной активной инфекции. Однако лица с активной инфекцией, проходившие курс антимикробной химиотерапии, и те, кто отказался дать согласие, были исключены.

    Лабораторные методы

    В течение 6 месяцев (февраль – июль 2016 г.) в стерильный пластиковый контейнер было собрано 510 образцов стула от 510 участников (по одному от каждого).Для каждого участника заполнялась анкета с указанием имени, возраста, пола и истории болезни (предыдущий прием антибиотиков или антацидов, предыдущая госпитализация, хирургическая процедура). Образцы стула высевали на одну чашку с агаром MacConkey (HiMedia Laboratories, Мумбаи, Махараштра, Индия) и инкубировали в аэробных условиях в течение 24 часов при 37 ° C. Каждый морфотип бактериальных колоний, выращенных на планшете, был выбран и идентифицирован стандартными микробиологическими методами, включая морфологический вид колонии, окрашивание по Граму, каталазный тест, оксидазный тест, а также другие биохимические тесты (утилизация углеводов, продукция индола, гидролиз мочевины, утилизация цитрата. , и декарбоксилирование аминокислот). 14 Виды E. coli и Klebsiella были дополнительно отобраны на предмет чувствительности к противомикробным препаратам и выявления продукции ESBL.

    Тестирование на чувствительность к противомикробным препаратам

    Чувствительность бактериальных изолятов к противомикробным препаратам была проверена с использованием различных антибиотиков с использованием агара Мюллера-Хинтона (MHA) модифицированным методом дисковой диффузии Кирби-Бауэра в соответствии с рекомендациями Института клинических и лабораторных стандартов (CLSI). 15 Набор антибиотиков и их удельные концентрации, включенные в исследование, включали ампициллин (10 мкг), азтреонам (30 мкг), триметоприм-сульфаметоксазол / котримоксазол (25 мкг), ципрофлоксацин (5 мкг), цефотаксим (30 мкг), цефиксим (5 мкг), цефтазидим (30 мкг), цефтриаксон (30 мкг), хлорамфеникол (30 мкг), гентамицин (10 мкг), имипенем (10 мкг), тетрациклин (30 мкг) и пиперациллин-тазобактам (100/10 мкг) (HiMedia Laboratories).Результаты тестов на чувствительность к противомикробным препаратам интерпретировались в соответствии с руководящими принципами CLSI по интерпретации размера зоны с точки зрения «чувствительности», «устойчивости» и «промежуточной чувствительности». 15 E. coli ATCC 25922 и Klebsiella pneumoniae ATCC 13883 тестировали в каждой серии экспериментов, параллельно, как часть контроля качества.

    Обнаружение МЛУ и потенциальных продуцентов БЛРС

    Изолятов МЛУ были идентифицированы в соответствии с объединенными рекомендациями Европейского центра профилактики и контроля заболеваний и Центров контроля и профилактики заболеваний. 16 Изолят, устойчивый как минимум к одному противомикробному препарату из трех различных групп протестированных препаратов первого ряда, был расценен как МЛУ. Для скрининга БЛРС бактериальные изоляты были исследованы на их чувствительность к цефалоспоринам третьего поколения с использованием дисков цефтриаксона, цефтазидима (30 мкг) и цефотаксима (30 мкг). Если зона ингибирования (ZOI) составляла ≤25 мм для цефтриаксона, ≤22 мм для цефтазидима и / или ≤27 мм для цефотаксима, изолят считали потенциальным продуцентом ESBL. Фенотипическое подтверждение продуцентов ESBL проводилось с помощью теста комбинированного диска (CDT) и теста ESBL-E, как рекомендовано CLSI. 15 Диск цефтазидима (30 мкг) отдельно и в комбинации с клавулановой кислотой (цефтазидим + клавулановая кислота 30/10 мкг) для CDT и полоска, содержащая цефотаксим (минимальная ингибирующая концентрация [МИК] тестовый диапазон 0,25–16 мкг / мл) при один конец и цефотаксим плюс постоянная концентрация клавуланата (CA; 4 мкг / мл) на другом конце (полоска Ezy MIC ™ с тройным обнаружением ESBL [MIX + / MIX]; HiMedia Laboratories) для теста ESBL-E наносили на планшет с MHA предварительно инокулировали тестируемым штаммом и инкубировали на воздухе в течение 16–18 часов при температуре 35 ± 2 ° C.Изоляты, показывающие увеличение ZOI комбинированных дисков на ≥5 мм по сравнению с таковым для цефтазидимового диска только и показавшие ≥8-кратное снижение концентрации МИК цефотаксима в сочетании с КА по сравнению с его МИК одного цефотаксима, рассматривались как БЛРС. производители. 15,17 В качестве контроля качества использовали K. pneumoniae ATCC 700603 и E. coli ATCC 25922 в качестве положительного и отрицательного контролей для продукции ESBL соответственно.

    Молекулярные анализы для обнаружения генов ESBL

    Изоляты, которые были фенотипически подтверждены как продуценты ESBL, были затем отобраны для обнаружения генов, кодирующих β-лактамазу.Молекулярное обнаружение изолятов, несущих гены ESBL ( bla -CTX-M, bla -TEM и bla -SHV), проводили с помощью стандартной полимеразной цепной реакции (ПЦР) в Центре геномики и исследований Катманду (KCGRL). ).

    Экстракция и амплификация плазмидной ДНК

    Бактериальную плазмидную ДНК экстрагировали с использованием мини-набора SureSpin Plasmid Mini по каталогу № NP-37105 (Genetix Biotech, Нью-Дели, Индия) в соответствии с инструкциями производителя.Вкратце, одну колонию из каждого фенотипического изолята, продуцирующего БЛРС, переносили в бульон Лурия-Бертани и инкубировали для получения логарифмического роста бактерий. Процедура экстракции включает подготовку и очистку бактериального лизата с использованием метода щелочного лизиса, адсорбцию ДНК на мембране колонки SureSpin и элюцию плазмидной ДНК. Выделенную ДНК из бактериальных изолятов использовали в качестве матрицы для обнаружения генотипов ESBL bla- CTX-M, bla- TEM и bla- SHV.Праймеры генотипов ESBL были приобретены у GeNei ™, Бангалор, Индия, и их последовательность приведена в таблице 1.

    Таблица 1 Праймер для bla -CTX-M, bla -TEM и bla -SHV гены

    Сокращения : CTX-M, цефотаксимаза Мюнхен; ФП, прямой праймер; RP, обратный праймер; SHV, сульфгидрильный вариант; ТЕМ, temoniera.

    Для реакции амплификации была проведена мультиплексная ПЦР для обнаружения плазмидных генов для SHV и CTX-M, тогда как для генов ESBL ТЕМ-типа использовалась обычная линейная ПЦР.Реакции ПЦР проводили в объеме 25 мкл с мастер-миксом, содержащим 200 мкМ dNTP (dATP, dCTP, dGTP и dTTP), 120 нМ каждого праймера, 0,5 Ед / мкл полимеразы Taq в 1 × буфере для ПЦР, 25 мМ MgCl 2 и 1 мкл ДНК в воде, свободной от нуклеаз. Реакции амплификации проводили в термоциклере ДНК (CG) при следующих условиях термоциклирования: начальная денатурация при 94 ° C в течение 3 минут, денатурация при 94 ° C в течение 45 секунд из 35 циклов, отжиг при 60 ° C в течение 30 минут. секунд 35 циклов (для bla -SHV и bla -CTX-M) и 55 ° C в течение 30 секунд из 35 циклов (для bla -TEM), удлинение при 72 ° C в течение 3 минут из 35 циклов и окончательное удлинение при 72 ° C в течение 2 минут.В качестве контроля качества в качестве положительного контроля использовали ранее подтвержденные клинические изоляты K. pneumoniae , содержащие гены bla -TEM, bla -SHV и bla -CTX-M, а также использовали воду, свободную от нуклеаз. как отрицательный при каждом запуске ПЦР.

    После ПЦР-амплификации 2,5 мкл каждой реакции разделяли электрофорезом в 1,5% агарозном геле в течение 30 минут при 100 В в буфере 0,5 × TBE. ДНК окрашивали бромидом этидия (1 мкг / мл), и полосы детектировали с помощью УФ-трансиллюминатора (Major Science UVDI) (рис. 1).

    Рис.1 Гель-электрофорез с полосами из bla -CTX-M, bla -TEM и bla -SHV.

    Примечания: На рисунке 1 показаны электрофоретические полосы генотипов ESBL, где дорожки 1 и 17 представляют собой лестницу ДНК; полоса 2 (SHV, 383 п.н.), полоса 3 (TEM, 459 п.н.) и полоса 4 (CTX-M, 560 п.н.) представляют собой ESBL-положительные контроли, а дорожки 5 ( bla -TEM), 10 и 16 ( bla -SHV) и дорожки 18, 20, 21, 22 и 23 ( bla -CTX-M) являются тестируемыми штаммами.

    Сокращения : CTX-M, цефотаксимаза Мюнхен; БЛРС, β-лактамазы расширенного спектра действия; SHV, сульфгидрильный вариант; ТЕМ, temoniera.

    Анализ данных

    Анализ данных проводился с использованием SPSS версии 20.0 (IBM, Армонк, Нью-Йорк, США) и Microsoft Excel 2007 и интерпретировался в соответствии с частотным распределением и процентным соотношением. Переменные сравнивались с использованием теста Пирсона c 2 и данных со значением p <0.05 (95% ДИ) считались значимыми.

    Результаты

    Пятьсот десять здоровых добровольцев в возрасте от 16 до 30 лет приняли участие в этом исследовании, из них 110 (21,6%) были мужчинами и 400 (78,4%) женщинами. Из этих образцов было выделено 432 (84,7%) E. coli , 48 (9,4%) Klebsiella oxytoca и 30 (5,9%) K. pneumoniae .

    Чувствительность к противомикробным препаратам

    Мы наблюдали различную чувствительность бактериальных изолятов к тестируемым противомикробным препаратам.Среди изолятов E. coli наблюдалась довольно высокая устойчивость к ампициллину (46,76%), тетрациклину (28,71%) и котримоксазолу (24,07%), а меньшая часть была устойчивой к цефиксиму (10,19%), цефотаксиму (10,19%). , азтреонам (8,33%) и ципрофлоксацин (6,02%). Среди изолятов K. oxytoca наибольшая устойчивость наблюдалась к котримоксазолу (45,83%), за которым следовали цефотаксим (37,5%), цефиксим (37,5%), тетрациклин (33,33%) и азтреонам (29,17%), тогда как К. .pneumoniae были устойчивы к тетрациклину и пиперациллин-тазобактаму (по 33,33% каждый) и цефотаксиму, цефиксиму и азтреонаму (по 6,67% каждый). Было обнаружено, что все изоляты K. pneumoniae чувствительны к имипенему и гентамицину, тогда как по два изолята из E. coli и K. oxytoca были устойчивы к имипенему и гентамицину (таблица 2).

    Таблица 2 Антимикробная чувствительность выделенных штаммов

    продуцентов МЛУ и БЛРС

    Сто шестнадцать (22.7%) изолятов были МЛУ, в том числе E. coli (92, 21,3%), K. oxytoca (22, 45,8%) и K. pneumoniae (2, 6,7%). Скрининговый тест для предполагаемых продуцентов БЛРС выявил 74 (14,5%) изолятов, которые являются предполагаемыми продуцентами БЛРС, E. coli (54, 12,5%), K. oxytoca (18, 37,5%) и K. pneumoniae (2, 6,67%). Впоследствии 50 (9,8%) бактериальных изолятов были подтверждены как положительные на ESBL с помощью фенотипической CDT и ESBL Etest. Что касается ESBL-положительных изолятов, K.oxytoca был преобладающим продуцентом БЛРС (14, 29,17%), за ним следовали E. coli (34, 7,87%) и K. pneumoniae (2, 6,67%) (Таблица 3).

    Таблица 3 Изоляты энтеробактерий с множественной лекарственной устойчивостью и продуцирующие БЛРС энтеробактерии (фенотипические)

    Сокращения: БЛРС, β-лактамазы расширенного спектра; МЛУ, множественная лекарственная устойчивость.

    Чувствительность производителей и непроизводителей БЛРС к противомикробным препаратам

    Чувствительность к ампициллину, азтреонаму, цефалоспоринам третьего поколения, продуцентам пиперациллин-тазобактамов и непродуцентам БЛРС значительно различалась.Примечательно, что продуценты БЛРС были значительно более устойчивы к котримоксазолу, ципрофлоксацину и имипенему, чем непродуценты БЛРС (таблица 4).

    Таблица 4 Антимикробная чувствительность изолятов, продуцирующих и непродуцирующих БЛРС

    Примечание: Значения, выделенные жирным шрифтом, представляют статистически значимые значения.

    Сокращение: БЛРС, β-лактамазы расширенного спектра действия.

    Гены бета-лактамаз, кодирующие продукцию ESBL

    bla -TEM (92%) был наиболее преобладающим генотипом ESBL среди изолятов, за ним следовали bla -CTX-M (60%) и bla -ШВ (4%).Множественные вхождения генов были обычным явлением, и сосуществование bla -CTX-M и bla -TEM наблюдалось в 48% изолятов, тогда как bla -TEM и bla -SHV сосуществовали в 4% изолятов. изолирует. Тридцать четыре (7,87%) штамма E. coli были ESBL-положительными, и 18 (52,9%) штаммов содержали гены bla -TEM и bla -CTX-M, тогда как 2 (5,8%) штамма содержали bla. Гены -TEM и bla, -SHV. Среди 14 производителей БЛРС К.oxytoca , 6 (42,8%) несли гены bla -TEM и bla -CTX-M. Только два изолята K. pneumoniae были ESBL-положительными и содержали только ген bla -TEM (таблица 5).

    Таблица 5 Генотипическое распределение генов БЛРС среди выделенных штаммов

    Сокращения: bla , β-лактамаза; CTX-M, цефотаксимаза Мюнхен; БЛРС, β-лактамазы расширенного спектра действия; SHV, сульфгидрильный вариант; ТЕМ, temoniera.

    Обсуждение

    Желудочно-кишечный тракт человека был хорошо описан как эпицентр устойчивых к лекарствам бактерий. 18 Различные исследования, проведенные в различных географических регионах мира, показали повышенную распространенность и дисперсию изолятов, продуцирующих БЛРС, в образцах фекалий здоровых людей. 19,20 Колонизация бактериями МЛУ, включая изоляты, продуцирующие БЛРС, может вызывать внутрибольничные инфекции, перекрестную передачу другим людям и вызывать вспышки у госпитализированных пациентов. 18 Высокие показатели кишечного носительства таких устойчивых бактерий были описаны в развивающихся странах. 21 Таким образом, становится необходимым обнаружение носителей, являющихся носителями устойчивых к противомикробным препаратам бактерий, в сообществе, включая здоровое население.

    Насколько нам известно, это исследование представляет собой самый первый отчет о носительстве комменсальных штаммов энтеробактерий, продуцирующих БЛРС, в кишечнике здоровых взрослых непальцев. В целом, частота фекальных комменсалов, продуцирующих БЛРС, в этом исследовании составила 9.8%, что сопоставимо с предыдущими отчетами Luvsansharav et al (6,4%) из Японии, 22 Kader et al (13,1%) из Саудовской Аравии, 12 и Ahmed et al (13,4%) из Ливии. 9 Фекальные комменсалы Enterobacteriaceae, несущие гены ESBL, составляют значительную долю фекальной флоры среди здоровых взрослых. Примечательно, что за 5-летний период наблюдалось значительное увеличение частоты фекального носительства БЛРС (0,6–6%) у здоровых субъектов во Франции, и было указано, что приобретение БЛРС E.coli была связана с обычными источниками пищи и передачей от человека к человеку орально-фекальным путем. 23–25 Совсем недавно о чрезвычайно высоких показателях комменсальных штаммов энтеробактерий, продуцирующих БЛРС, сообщили Rahman et al (63,3%) из Египта, 26 Sasaki et al (58,2%) из Таиланда, 27 и Mathai и др. (19%) из Индии. 28 Эти отчеты свидетельствуют о непрерывном развитии и распространении мультирезистентных энтеробактериальных комменсалов в здоровом кишечнике.Было высказано предположение, что повсеместное присутствие устойчивых комменсалов в кишечнике является фактором риска инфекций и распространения устойчивости к другим патогенам. 29 В развивающихся странах, таких как Непал, антибиотики легко доступны, и большинство людей проходят лечение противомикробными препаратами без рецепта. Это оказывает избирательное давление на кишечные комменсалы для развития лекарственной устойчивости и приводит к потенциальному источнику внутрибольничных инфекций, вызываемых микроорганизмами с множественной лекарственной устойчивостью. 30

    В нашем исследовании большинство штаммов энтеробактерий, продуцирующих БЛРС, были K. oxytoca (29,17%), E. coli (7,87%) и K. pneumoniae (6,67%). Среди генотипов ESBL наиболее преобладающим геном был bla -TEM (92%), за ним следовали bla -CTX-M (60%) и bla -SHV (4%). Сосуществование bla -CTX-M и bla -TEM присутствовало в 48% изолятов, тогда как bla -TEM и bla -SHV сосуществовали в 4% изолятов. Однако есть несколько сообщений, описывающих доминирование гена bla -CTX-M среди штаммов энтеробактерий, продуцирующих БЛРС.Mathai et al из Индии задокументировали, что bla -CTX-M (95,5%) был наиболее распространенным генотипом ESBL, а совместное производство bla -TEM и bla -CTX-M наблюдалось в 63,6% штаммов. 28 Другое исследование, проведенное в Японии, выявило 92,9% ESBL-положительных изолятов, несущих ген bla -CTX-M, и большую долю (84,6%) из них составляет E. coli . 22 Недавно французское исследование показало, что 86% штаммов БЛРС, выделенных из кишечника человека, относятся к типу bla -CTX-M. 30 Однако Аль-Агами и др. Из Саудовской Аравии наблюдали присутствие bla -TEM и bla -CTX-M генов среди всех штаммов энтеробактерий, продуцирующих ESBL. 31 Распространенность и генотипы изолятов фекальных энтеробактерий, продуцирующих БЛРС, широко варьируются от страны к стране, от региона к региону и в разные периоды времени. Однако высокая частота фекального носительства ESBL-продуцента E. coli наблюдалась в Азии, Африке и Южной Америке. 9,28,32,33 Более высокая частота БЛРС и разнообразие генотипов среди комменсалов может привести к легкой передаче устойчивых генов к патогенным штаммам, вызывающим инфекции, связанные с оказанием медицинской помощи, и причиной крупных вспышек среди населения. 18 Более того, частое обнаружение БЛРС CTX-M-, SHV- и TEM-типа в здоровом кишечнике имеет особое значение, поскольку они присутствуют в мобильных плазмидах и были зарегистрированы при различных бактериальных инфекциях. 10,34 Таким образом, мы полагаем, что в Непале наблюдается постоянный рост количества изолятов, продуцирующих БЛРС, среди здоровых людей, а также среди пациентов с инфекциями.

    Множественная лекарственная устойчивость — обычное явление среди изолятов энтеробактерий в нашем исследовании. Около 23% изолятов имели МЛУ, включая K. oxytoca (45,83%), E. coli (21,3%) и K. pneumoniae (6,67%). Хотя уровень заболеваемости МЛУ высок, наш показатель сравнительно ниже, чем зарегистрированный показатель из Индии и Нигерии. 28,35 Кроме того, изолятов E. coli обладали высокой устойчивостью к ампициллину (46,76%), тетрациклину (28,71%) и котримоксазолу (24.07%). Помимо β-лактамных препаратов, изоляты, продуцирующие БЛРС, обладали высокой устойчивостью к небета-лактамным антибиотикам, включая котримоксазол (52%), тетрациклин (32%) и ципрофлоксацин (24%). Mathai et al из Индии 28 и Luvsansharav et al из Японии 22 также обнаружили, что штаммы ESBL были устойчивы к хинолонам, триметоприм-сульфаметоксазолу, тетрациклину и аминогликозидам. Возникновение комбинированной устойчивости среди этих трех антибиотиков (ампициллин, тетрациклины и котримоксазол) стало обычным явлением для изолятов БЛРС в последние годы, поскольку гены, кодирующие устойчивость к этим антимикробным препаратам, расположены на одной плазмиде. 36 Кроме того, Mathai et al. 28 наблюдали, что котрансфер детерминанты qnr на плазмидах, продуцирующих ESBL, придает устойчивость к налидиксовой кислоте с пониженной чувствительностью к фторхинолонам.

    Ограничения

    Несмотря на то, что это было перекрестное исследование среди здоровых взрослых, мы не смогли оценить факторы риска, связанные с комменсальными штаммами энтеробактерий, продуцирующими БЛРС. Кроме того, были исследованы только три общих генотипа БЛРС, преобладающих в этих штаммах.Молекулярные методы, включая секвенирование отдельных генотипов вместе с их распределением среди различных штаммов, были бы полезны для понимания их эпидемиологии. Кроме того, в этом отчете представлены только студенты-медики, преимущественно из одной возрастной группы, проживающие в столице, которая, возможно, подвержена большему воздействию МДРО, чем население в целом, и включение большего числа участников из различных частей страны облегчило бы выработку рекомендаций. .

    Заключение

    Высокая частота изолятов комменсальных энтеробактерий, продуцирующих БЛРС, была обнаружена среди здоровых взрослых в Катманду, Непал.Наши результаты подчеркивают важность кишечного тракта как резервуара для ESBL-продуцирующих E. coli и Klebsiella spp. Повышенная распространенность этих организмов в фекальной флоре человека и их укоренение в сообществе представляют возможность для этих клонов стать устойчивыми. Мы рекомендуем постоянное наблюдение за этими организмами с внедрением процедур молекулярной диагностики в клинической или справочной лаборатории для отслеживания их распространения в обществе и в больницах.

    Благодарности

    Мы глубоко благодарны всем участвующим студентам, сотрудникам лаборатории, руководству и должностным лицам Мемориального института медицинских наук им. Манмохана, Катманду, за предоставленную возможность провести эту исследовательскую работу. Это исследование не получало какого-либо специального гранта от финансирующих агентств в государственном, коммерческом или некоммерческом секторах. Тезисы этой работы были представлены на 4-й Международной конференции по профилактике и инфекционному контролю (20–23 июня 2017 г.), Женева, Швейцария, и опубликованы в виде тезисов заседаний в документе Antimicrobial Resistance and Infection Control 2017, 6 (Suppl 3), P264.Данные, касающиеся этого исследования, будут предоставлены заинтересованным исследователям соответствующим автором по письменному запросу.

    Вклад авторов

    NPP и AM разработали дизайн исследования, изучили литературу и участвовали в лабораторных исследованиях и анализе данных. AB, SS, DS, S Shah, GJ и PRK набрали добровольцев, выполнили лабораторные тесты, изучили литературу и помогли в подготовке рукописи. Рукопись подготовили НПП и АМ.Все авторы внесли свой вклад в составление и редактирование документа, окончательно утвердили версию, которая будет опубликована, и согласились нести ответственность за все аспекты работы.

    Все соавторы согласились на публикацию результатов этого исследования и дали согласие на публикацию в журнале.

    Раскрытие информации

    Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов в этой работе.

    Ссылки

    1.

    Венцель Р.П., Эдмонд МБ.Управление устойчивостью к антибиотикам. N Engl J Med. 2000; 343 (26): 1961–1963.

    2.

    ВОЗ. Устойчивость к противомикробным препаратам: глобальная угроза. Монитор основных лекарственных средств. , тома 28 и 29. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2000: 28–29.

    3.

    Спеллберг Б, Пауэрс Дж. Х., Латунь ЕР, Миллер LG, Эдвардс Дж. Тенденции в разработке противомикробных препаратов: последствия для будущего. Clin Infect Dis. 2004; 38 (9): 1279–1286.

    4.

    Colomb-Cotinat M, Lacoste J, Brun-Buisson C, Jarlier V, Coignard B, Vaux S. Оценка заболеваемости и смертности, связанных с инфекциями, вызванными бактериями с множественной лекарственной устойчивостью ( MDRB), Франция, 2012 г. Antimicrob Resist Infect Control. 2016; 5 (1): 56.

    5.

    Аланис А.Дж. Устойчивость к антибиотикам: мы живем в постантибиотическую эру? Arch Med Res. 2005; 36 (6): 697–705.

    6.

    Ливермор DM. Современная эпидемиология и растущая устойчивость грамотрицательных возбудителей. Korean J Intern Med. 2012; 27 (2): 128–142.

    7.

    Pitout JD, Laupland KB. Enterobacteriaceae, продуцирующие бета-лактамазы расширенного спектра действия: новая проблема общественного здравоохранения. Lancet Infect Dis. 2008; 8 (3): 159–166.

    8.

    Пилмис Б., Делори Т., Гро М. и др. Инфекции Enterobacteriaceae, продуцирующие бета-лактамазы расширенного спектра (ESBL-PE): достижимы ли альтернативы карбапенема в повседневной практике? Int J Infect Dis. 2015; 39: 62–67.

    9.

    Ахмед С.Ф., Али М.М., Мохамед З.К., Мусса Т.А., Клена Дж.Д. Фекальное носительство бета-лактамаз расширенного спектра и продуцирующих AmpC Escherichia coli в ливийском сообществе. Ann Clin Microbiol Antimicrob. 2014; 13:22.

    10.

    Jena J, Debata NK, Sahoo RK, Gaur M, Subudhi E. Молекулярная характеристика штаммов Enterobacteriaceae, продуцирующих бета-лактамазы расширенного спектра, выделенных из больницы специализированной медицинской помощи. Microb Pathog. 2017; 115: 112–116.

    11.

    Бейли Дж. К., Пиньон Дж. Л., Анантам С., Холл РМ. Commensal Escherichia coli здоровых людей: резервуар для детерминант устойчивости к антибиотикам. J Med Microbiol. 2010; 59 (11): 1331–1339.

    12.

    Кадер А.А., Кумар А., Камат К.А. Фекальное носительство продуцирующей β-лактамазы расширенного спектра Escherichia coli и Klebsiella pneumoniae у пациентов и бессимптомных здоровых людей. Infect Control Hosp Epidemiol. 2007; 28 (09): 1114–1116.

    13.

    Буньясири А., Тангкоскул Т., Сеенама С., Сайярин Дж., Тиенгрим С., Тхамликиткул В.Распространенность устойчивых к антибиотикам бактерий среди здоровых взрослых, продуктов питания, пищевых животных и окружающей среды в отдельных районах Таиланда. Pathog Glob Health. 2014; 108 (5): 235–245.

    14.

    Isenberg HD. Справочник по клинической микробиологии. Том 1. 2-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американское общество микробиологии; 2004.

    15.

    CLSI. Стандарты производительности для тестов на чувствительность дисков к антимикробным препаратам Приложение CLSI M100S .26 изд. Уэйн, Пенсильвания: Институт клинических и лабораторных стандартов; 2016.

    16.

    Magiorakos AP, Srinivasan A, Carey R, et al. Бактерии с множественной лекарственной устойчивостью, широкой лекарственной устойчивостью и устойчивостью к пандемиям: предложение международного эксперта по временным стандартным определениям приобретенной устойчивости. Clin Microbiol Infect. 2012; 18 (3): 268–281.

    17.

    Тройное обнаружение БЛРС Ezy MICTM Strip (MIX + / MIX) Тест на чувствительность к противомикробным препаратам 2015.Доступно по адресу: http://www.himedialabs.com/TD/EM079.pdf. По состоянию на 19 августа 2017 г.

    18.

    Карлет Дж. Кишечник является эпицентром устойчивости к антибиотикам. Противомикробная защита от инфекций. 2012; 1 (1): 39.

    19.

    Кантон Р., Новаис А., Вальверде А. и др. Распространенность и распространение Enterobacteriaceae, продуцирующих β-лактамазы расширенного спектра действия, в Европе. Clin Microbiol Infect. 2008; 14 (Дополнение 1): 144–153.

    20.

    Анил Кумар В., Бабу Р. Фекальное носительство энтеробактерий, продуцирующих β-лактамазы расширенного спектра действия. J Med Microb Diagn. 2012; 1: e119.

    21.

    Шанахан П., Томсон С., Эмиес С. Устойчивость к β-лактамам нормальной фекальной флоры из Южной Африки. Эпидемиол. Инфекция. 1995; 115 (02): 243–253.

    22.

    Luvsansharav UO, Hirai I., Niki M, et al. Распространенность фекального носительства Enterobacteriaceae, продуцирующей бета-лактамазы расширенного спектра действия, среди здоровых взрослых людей в Японии. J Infect Chemother. 2011; 17 (5): 722–725.

    23.

    Leflon-Guibout V, Blanco J, Amaqdouf K, Mora A, Guize L., Nicolas-Chanoine MH. Отсутствие ферментов CTX-M, но высокая распространенность клонов, включая клон ST131, среди фекальных изолятов Escherichia coli от здоровых людей, проживающих в районе Парижа, Франция. J Clin Microbiol. 2008; 46 (12): 3900–3905.

    24.

    Nandre R, Ruan X, Duan Q, Zhang W. Энтеротоксигенный Escherichia coli термостабильный токсин и термолабильный токсин, слияние токсинов 3xSTaNT-STaN12S индуцирует нейтральные антитела. у подкожно иммунизированных мышей. FEMS Microbiol Lett. 2016; 363 (21).

    25.

    Рауш Д., Руан Х, Нандре Р. и др.Антитела, полученные из токсоида MEFA (мультиэпитопный слитый антиген), проявляют нейтрализующую активность против термолабильного токсина (LT), термостабильных токсинов (STa, STb) и токсина Shiga 2e (Stx2e) свиного энтеротоксигенного Escherichia coli (ETEC) . Vet Microbiol. 2017; 202: 79–89.

    26.

    Abdul Rahman EM, El-Sherif RH. Высокие показатели колонизации кишечника Enterobacteriaceae, продуцирующей лактамазы расширенного спектра действия, среди здоровых людей. J Investig Med. 2011; 59 (8): 1284–1286.

    27.

    Сасаки Т., Хираи И., Ники М. и др. Высокая распространенность Enterobacteriaceae, продуцирующих бета-лактамазу CTX-M, в образцах стула, полученных от здоровых людей в Таиланде. J Antimicrob Chemother. 2010; 65 (4): 666–668.

    28.

    Матхай Д., Кумар В.А., Пол Б. и др. Показатели фекального носительства бета-лактамазы расширенного спектра Escherichia coli среди здоровых добровольцев, не получавших антибиотики. Microb Drug Resist. 2015; 21 (1): 59–64.

    29.

    Росси Ф., Бакеро Ф., Сюэ ПР и др. Чувствительность in vitro аэробных и факультативно анаэробных грамотрицательных бацилл, выделенных от пациентов с интраабдоминальными инфекциями во всем мире: результаты 2004 года SMART (Исследование для мониторинга тенденций устойчивости к противомикробным препаратам). J Antimicrob Chemother. 2006; 58 (1): 205–210.

    30.

    Николас-Чаноин М.Х., Грусон С., Биалек-Давенет С. и др. 10-кратное увеличение (2006-11 гг.) Числа здоровых субъектов с фекальным носительством, продуцирующим бета-лактамазы расширенного спектра действия Escherichia coli , в парижском медицинском центре. J Antimicrob Chemother. 2013; 68 (3): 562–568.

    31.

    Al-Agamy MH, El Mahdy TS, Shibl AM. Колонизация фекалий бета-лактамазой расширенного спектра и продуцирующей AmpC Escherichia coli . Biomed Res Int. 2016; 2016: 3704150.

    32.

    Li B, Sun JY, Liu QZ, Han LZ, Huang XH, Ni YX. Высокая распространенность бета-лактамаз CTX-M в фекальных штаммах Escherichia coli здоровых людей в Фучжоу, Китай. Scand J Infect Dis. 2011; 43 (3): 170–174.

    33.

    Villar HE, Baserni MN, Jugo MB. Фекальное носительство энтеробактерий, продуцирующих БЛРС, и устойчивых к карбапенемам грамотрицательных бактерий в условиях сообщества. J Infect Dev Ctries. 2013; 7 (8): 630–634.

    34.

    Sherchan JB, Hayakawa K, Miyoshi-Akiyama T. и др. Клиническая эпидемиология и молекулярный анализ продуцирующей β-лактамазы расширенного спектра Escherichia coli в Непале: характеристики последовательностей типов 131 и 648. Антимикробные агенты Chemother. 2015; 59 (6): 3424–3432.

    35.

    Ньюман М.Дж., Сейду А.Носительство устойчивой к противомикробным препаратам Escherichia coli во флоре кишечника взрослых. West Afr J Med. 2002; 21 (1): 48–50.

    36.

    Nys S, Okeke IN, Kariuki S, Dinant G, Driessen C, Stobberingh E. Устойчивость фекалий к антибиотикам Escherichia coli от здоровых добровольцев из восьми развивающихся стран. J Antimicrob Chemother. 2004; 54 (5): 952–955.

    Распространенность гена устойчивости к колистину (mcr-1), содержащего Enterobacteriaceae, в фекалиях пациентов, посещающих больницу третичного уровня, и обнаружение mcr-1, чувствительного к колистину E.coli

    Abstract

    Появление в сообществе опосредованного плазмидой гена устойчивости к колистину mcr представляет потенциальную угрозу для лечения пациентов, особенно при госпитализации. Целью этого исследования было определение распространенности всех известных в настоящее время mcr опосредованного гена устойчивости к колистину в образцах фекалий пациентов, посещающих больницу третичного уровня. С ноября 2014 г. по июль 2015 г. были собраны образцы фекалий пациентов, посещающих Медицинский центр Лейденского университета, и проведен скрининг на наличие мкр с помощью ПЦР в реальном времени.Два из 576 пациентов были положительными на mcr-1 , что привело к распространенности 0,35%, тогда как mcr-2 обнаружено не было. Один из этих образцов был отрицательным по культуре, второй образец содержал bla CMY-2 и mcr-1 , содержащий E . coli . Этот штамм принадлежал к типу последовательности 359 и серотипу O177: h31. mcr-1 , содержащий E . coli был фенотипически чувствителен к колистину с MIC ≤ 0.25 мг / л, благодаря транспозону IS10R из 1329 пар оснований, вставленному в ген mcr-1 , как идентифицировано WGS. Это исследование распространенности показывает, что mcr-1 присутствует у пациентов с низким уровнем активности, не относящихся к общине, посещающих больницу. Кроме того, исследование подчеркивает важность фенотипического подтверждения молекулярного обнаружения гена mcr-1 .

    Образец цитирования: Terveer EM, Nijhuis RHT, Crobach MJT, Knetsch CW, Veldkamp KE, Gooskens J, et al. (2017) Распространенность гена устойчивости к колистину (mcr-1) , содержащего Enterobacteriaceae , в фекалиях пациентов, посещающих больницу третичного уровня, и обнаружение mcr-1 , содержащего чувствительный к колистину E . coli . PLoS ONE 12 (6): e0178598. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178598

    Редактор: Axel Cloeckaert, Institut National de la Recherche Agronomique, Франция

    Поступила: 29 марта 2017 г .; Принято к печати: 16 мая 2017 г .; Опубликовано: 2 июня 2017 г.

    Авторские права: © 2017 Terveer et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе и его файлах с вспомогательной информацией.

    Финансирование: Сбор образцов для этого исследования был поддержан Нидерландской организацией исследований и разработок в области здравоохранения, ZonMW (50-52200-98-035), https://www.zonmw.nl/en/.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    Колистин, также известный как полимиксин E, очень активен против большинства грамотрицательных бактерий [1].Однако его нефротоксичность и нейротоксичность не позволяют использовать колистин в регулярном лечении пациентов [2]. Поэтому использование колистина в основном ограничивалось ветеринарной медициной для лечения желудочно-кишечных инфекций у животных, производящих пищу [3]. В Нидерландах колистин часто используется для селективной дезактивации кишечника в отделениях интенсивной терапии (ОИТ) и у пациентов с трансплантацией стволовых клеток [4, 5]. После появления мультирезистентных (MDR) препаратов Enterobacteriaceae к колистину во всем мире вернулся интерес, и в настоящее время он используется в качестве антибиотика последней инстанции при инфекциях, вызываемых MDR Enterobacteriaceae .Поэтому недавнее открытие плазмиды, несущей новый ген устойчивости к колистину, mcr-1 и mcr-2 , вызывает озабоченность [6, 7].

    Ген устойчивости к колистину mcr-1 преимущественно обнаруживается у Enterobacteriaceae и приводит к умеренному уровню устойчивости со значениями МИК от 4 до 16 мг / л [8, 9]. Распространенность mcr-1 значительно варьируется и колеблется от 0,02% до 20,6% в животноводстве, от 1,3% до 19% в розничном мясе и 0.От 08% до 2% у госпитализированных пациентов [10–14]. Распространение гена mcr-1 по всему миру и относительно высокая распространенность опосредованной mcr-1 устойчивости к колистину у домашнего скота и мяса в розничной торговле предполагает, что животные являются резервуаром для передачи людям [8]. До сих пор почти исключительно изоляты, продуцирующие бета-лактамазу расширенного спектра (ESBL) или устойчивые к колистину, подвергались скринингу на наличие mcr-1 . Ряд сообщений о mcr-1 в Соединенных Штатах о клинических и БЛРС-отрицательных штаммах указывает на то, что истинная степень распространенности mcr-1 среди невыбранных грамотрицательных препаратов может быть сильно занижена [15, 16].Ген устойчивости к колистину mcr-2 имел 76,7% нуклеотидную идентичность с mcr-1 и до сих пор был обнаружен только в устойчивом к колистину E . coli, изолятов, идентифицированных от свиней и крупного рогатого скота [7].

    Исследования о переносимости mcr-1 в фекалиях человека в сообществе ограничены и до сих пор описаны только в Китае; у здоровых добровольцев (распространенность 19 из 2923 = 0,65%), в общедоступном наборе данных бактериального метагенома до 2010 г. (распространенность 3/1267 = 0.24%) [17, 18], а также у голландских путешественников, возвращающихся из Азии, Южной Америки или Африки (распространенность 0,95–4,9%) [19, 20]. Недавно не удалось обнаружить гены mcr в стуле 1091 здорового швейцарца [21]. Эпидемиологические данные о распространенности mcr- 1 среди населения, посещающего больницу, отсутствуют, и риск заражения колонизированными пациентами распространения mcr-1 положительных бактерий неизвестен. Таким образом, целью данного исследования было определение распространенности гена устойчивости к колистину, опосредованного mcr , в образцах фекалий пациентов, посещающих больницу третичного уровня.

    Материал / методы

    Пациенты и образцы

    В период с ноября 2014 г. по июль 2015 г. образцы кала были взяты у пациентов, поступивших в отделения внутренней медицины и хирургических отделений, а также у пациентов, посещающих амбулаторную клинику по пересадке почки Медицинского центра Лейденского университета (LUMC) в Нидерландах. Эти палаты были выбраны из-за их относительно высокой текучести пациентов, что позволило быстрее включить достаточное количество пациентов, посещающих нашу больницу. Образцы фекалий первоначально использовались для исследования, чтобы определить роль Clostridium difficile у бессимптомных колонизированных пациентов при поступлении в больницу.Образцы были обработаны в течение 72 часов после прибытия в лабораторию и впоследствии хранились при -20 ° C без добавления глицерина. Эти образцы получены для C . Скрининг difficile также использовался для скрининга гена mcr . Комитет по медицинской этике «Medisch Ethische Toetsings Commissie» LUMC отказался от согласия на дополнительный анализ этих образцов кала.

    Экстракция ДНК и ПЦР в реальном времени

    После размораживания сохраненных образцов фекалий экстракцию ДНК проводили с использованием системы MagnaPure96 (Roche Diagnostics, Almere, Нидерланды).Короче говоря, приблизительно от 0,3 до 0,4 грамма (половина горошины) фекалий ресуспендировали в 1 мл S.T.A.R. буфер (Roche Diagnostics, Almere, Нидерланды) с добавлением шариков Precellys (Bertin Technology, Франция), тщательно перемешивали встряхиванием на шейкере Vibrax (5 мин, 2200 об / мин) и центрифугировали в течение 1 мин при 14000 об / мин. Из супернатанта 200 мкл использовали для экстракции нуклеиновой кислоты (NA) с использованием системы MP96 и набора Viral NA Small volume (Roche Diagnostics) с получением конечного элюата 100 мкл. Для мониторинга процесса экстракции NA и наличия в элюате потенциальных ингибиторов ПЦР использовали универсальный внутренний контроль Phocine Herpes Virus (PhHV) [22].Первоначально ПЦР в реальном времени для специфического обнаружения гена mcr- 1 была протестирована в мультиплексном анализе с PhHV, как описано ранее [23]. После отчета Xavier и др. ., Описывающего mcr-2 , был разработан общий анализ ПЦР mcr в реальном времени для обнаружения как mcr-1 , так и mcr-2 , который использовался для скрининга на наличие дополнительных образцов, содержащих mcr-2 (Таблица 1) [7].

    Культура и определение чувствительности к колистину

    Для дальнейшей характеристики изолятов, содержащих mcr , mcr положительных образцов фекалий культивировали на коммерчески доступной овечьей крови, CNA- (агар, содержащий колистин и наладиксиновую кислоту) и среде CLED (с дефицитом электролита цистеина и лактозы) (BioMérieux, Marcy L. ‘Etiole, Франция) как непосредственно, так и после обогащения триптическим соевым бульоном с колистином (2 мг / л) и без него.Все морфологические различные аэробные грамотрицательные бактерии были идентифицированы с помощью MALDI-TOF MS (Microflex, Bruker Daltonics, Бремен, Германия) и протестированы на присутствие mcr-1 с помощью ПЦР в реальном времени, как описано ранее. Все бактериальные изоляты также были протестированы на устойчивость к колистину с помощью VITEK2 (карта N199, BioMérieux, Marcy l’Etiole, Франция) и теста на микродилирование колистина Sensititre (Sensititre, TREK Diagnostic Systems, Inc., Кливленд, штат Оклахома), используя контрольные точки EUCAST для Enterobacteriaceae. , который интерпретирует МПК ≤ 2 мг / л как чувствительный и> 2 мг / л как устойчивый.

    Анализ последовательности всего генома

    Анализ последовательности всего генома изолятов, содержащих mcr-1 , был проведен для дальнейшей характеристики E . coli , включая плазмиду, несущую ген mcr-1 и другие гены, связанные с устойчивостью к противомикробным препаратам [6]. Последовательность генома изолята, содержащего mcr-1 , определяли с использованием системы Pacific Biosciences RS II из ДНК, полученной с помощью набора Qiagen Genomic Tip 500 / G (Qiagen, Hilden, Германия) в соответствии с рекомендациями производителя. De novo Сборку выполняли с использованием SMRT®Analysis v2.3.0 (пакет программного обеспечения для биоинформатики PacBio) с ожидаемым размером генома 5 Мбит / с и охватом 30. Собранную последовательность анализировали с помощью программного обеспечения Geneious V8.0.5 (Biomatters, Окленд, Новая Зеландия). ) и онлайн-инструменты Resfinder, MLST, SeroTypeFinder и Plasmidfinder (http://genomicepidemiology.org/). Последовательность плазмиды анализировали на плоттере ДНК для создания кольцевой карты ДНК.

    Результаты

    Распространенность Mcr и культура mcr , содержащая изоляты

    Всего с помощью ПЦР в реальном времени был проведен скрининг 621 образца фекалий 576 уникальных пациентов на наличие генов mcr .Средний возраст пациентов на момент отделения стула составлял 62 года (диапазон 18–93). Два образца от двух разных пациентов (0,35%) были положительными на mcr-1 в ПЦР в реальном времени со значениями цикла количественной оценки (Cq) 31 и 17, соответственно (таблица S1). Дополнительное тестирование с помощью общего ПЦР-анализа в реальном времени mcr подтвердило этот вывод и не обнаружило дополнительных положительных образцов. A mcr-1 , содержащий E . Изолят coli культивировали только из второго образца фекалий (Cq 17) в субкультурах обогащающего бульона без колистина.Примечательно, что, несмотря на наличие последовательностей гена mcr-1 , этот E . Изолят coli испытал чувствительность к колистину (МИК <0,25 мг / л), что было подтверждено в трех повторностях как с помощью VITEK2, так и с помощью анализа Sensititre. Результаты чувствительности к противомикробным препаратам и соответствующие гены, кодирующие устойчивость, представлены в таблице 2. Из-за пониженной чувствительности к цефалоспоринам продуцирование ESBL было фенотипически протестировано с использованием комбинированного диско-диффузионного теста с отрицательным результатом.Последующее тестирование гена β-лактамазы AmpC с помощью собственного ПЦР-анализа в реальном времени показало наличие гена bla CIT.

    Анализ последовательности всего генома

    Анализ

    WGS показал, что ген mcr-1 обнаружен в чувствительном к колистину E . Изолят coli имел 100% гомологию с первой опубликованной последовательностью гена mcr-1 [6]. Однако рамка считывания была нарушена транспозоном IS10R длиной 1329 п.н. (рис. 1).Анализ WGS модели E . coli привело к шести контигам общей длиной ~ 5,5 Мбит / с (номера доступа: CP016546-CP016551, таблица S2). Самый большой контиг составлял ~ 5,1 Мбит / с, охватывая ожидаемый E . coli, размер генома , тогда как анализ оставшихся пяти контигов (длиной от ~ 7,3 до ~ 126 т.п.н.) с помощью PlasmidFinder 1.3 показал присутствие плазмид IncX4 (~ 50 килобайт), IncI2 (~ 86 килобайт), IncB / O / K / Z (~ 91 КБ) и IncY (~ 126 КБ). Анализ WGS также выявил присутствие двух идентичных IS10R, содержащих mcr-1 генов, расположенных на одной плазмиде IncX4.Мультилокусное типирование последовательностей (MLST) и серотипический анализ показали, что E . coli принадлежали к типу последовательности (ST) 359 и серотипу O177: h31. С помощью ResFinder было подтверждено присутствие AmpC, принадлежащего к группе CIT, как было обнаружено с помощью собственной ПЦР в реальном времени AmpC, как blaCMY-2 , расположенной на плазмиде, обозначенной как IncB / O / K / Z. . Дополнительные гены, связанные с устойчивостью к противомикробным препаратам, обнаруженные в последовательности с их результирующим антимикробным фенотипом, показаны в таблице 2.

    Рис. 1. Круговое представление mcr-1 , содержащего плазмиду IncX4 в чувствительной к колистину E . coli .

    Зеленым цветом — последовательность mcr-1 . Красный цвет — последовательность вставки IS10R, прерывающая ген mcr-1 в положении 572. Стрелки указывают открытые рамки считывания (ORF), темно-синие ORF с аннотацией, голубые ORF без аннотации (гипотетический белок). Цифры указывают положения нуклеотидов.

    https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0178598.g001

    Характеристики пациента

    Оба mcr-1 положительных пациентов были пациентами с трансплантацией почки. Образец кала с положительным результатом mcr-1 , из которого нельзя было культивировать изолят, содержащий mcr-1 , принадлежал пациенту, поступившему в отделение неотложной помощи из-за бактериемии с устойчивым к колистину Salmonella enterica серотипа Dublin (MIC ≥ 4 мг / л). Модель S . Изолят enterica показал отрицательный результат с помощью специфической ПЦР mcr-1 .Кал с чувствительным к колистину mcr-1 E . coli принадлежал пациенту, находящемуся в поликлинике по пересадке почки. Эпидемиологической связи между двумя пациентами установить не удалось. Пациенты не путешествовали в последнее время и в последнее время не лечились колистином. Кроме того, ни у одного из пациентов не было инфекции, вызванной изолятом, содержащим mcr-1 .

    Обсуждение

    Чтобы оценить риск введения mcr в нашу академическую больницу третичного уровня, было исследовано распространенность mcr в образцах фекалий, взятых у пациентов, посещающих нашу больницу, и было установлено, что она равна 0.35% (n = 2) из ​​576 протестированных пациентов для mcr-1 , тогда как mcr-2 не было обнаружено. Такая низкая распространенность соответствует результатам более ранних исследований, проведенных среди бессимптомных носителей в Европейском сообществе, и колеблется от 0% до 0,92% [19–21]. Однако исследования распространенности mcr-1 у бессимптомных носителей, посещающих больницу, отсутствуют. Инфекции у госпитализированных пациентов с mcr-1 положительных изолятов были зарегистрированы в ряде стран, начиная с 0.От 24% до 1,4% в зависимости от используемого знаменателя [6, 10, 24]. В соответствии с более ранними исследованиями, в этом исследовании не было обнаружено образцов, содержащих mcr-2 [21, 25].

    Один из mcr-1 положительных образцов кала из текущего исследования не может быть подтвержден посевом, скорее всего, из-за хранения кала без глицерина при -20 ° C в течение одного года, что снижает жизнеспособность грамотрицательных бактерий. Образец кала второго пациента содержал mcr-1 положительный E . coli с МПК колистина <0,25 мг / л. WGS-анализ изолята выявил присутствие IS10R, кодирующего активный транспозон, обычно обнаруживаемый в Enterobacteriaceae [26]. Введение этого IS10R в ген mcr-1 привело к нефункциональному гену mcr-1 . Интересно, что два идентичных гена mcr-1 с дубликатами IS10R были локализованы на IncX4 , плазмиде, которая часто наблюдалась в комбинации с mcr-1 [10, 12, 27, 28]. mcr-1 , содержащий E . coli принадлежал к ST359, этот ST с очень похожей структурой устойчивости к противомикробным препаратам был ранее описан для мяса курицы в розничной торговле в Дании [10]. Хотя мы протестировали все морфологические различные грамотрицательные бактерии Enterobacteriaceae на наличие mcr-1 , мы не можем исключить возможность того, что более одного mcr-1 , содержащие виды бактерий, присутствовали в положительно протестированных образцах кала.

    Фам Тхань и др. .сообщили о первом mcr-1 -положительном, но чувствительном к колистину изоляте, Shigella sonnei , который был основан на усеченном гене mcr-1 , вызванном дупликацией 22 п.н. [29]. Чувствительный к колистину mcr-1 , содержащий E . Изолят coli с неизвестной причиной восприимчивости был описан в августе 2016 г. Liassine et al. . [25]. Хотя измененный ген mcr-1 из Shigella sonnei может быть повторно активирован с помощью экспериментов по конъюгации, приводящих к фенотипу устойчивости к колистину, ген mcr-1 прерван IS10R, содержащим E . coli этого исследования не может быть повторно активирован, так как после удаления транспозона IS два оставшихся нуклеотида нарушили бы рамку считывания гена [30]. Эти исследования подчеркивают важность фенотипического подтверждения после молекулярного скрининга, соответственно, E . Изолят coli и Shigella sonnei показал чувствительность к колистину, несмотря на присутствие последовательностей гена mcr-1 , которые были обнаружены с помощью ПЦР-амплификации.

    mcr-1 положительный E .Изолят coli показал устойчивость к цефалоспоринам третьего поколения из-за присутствия гена β-лактамазы AmpC, blaCMY-2 , как было ранее обнаружено Prim et al . [24]. Поскольку почти во всех более ранних исследованиях проводился скрининг только на наличие mcr-1 в изолятах, продуцирующих БЛРС, истинная степень распространенности mcr-1 может быть недооценена [10, 11, 14, 19, 31, 32].

    Скорее всего, пациенты с трансплантацией почки приобрели ген mcr-1 в сообществе, например, в результате употребления в пищу mcr-1 , содержащего мясо в розничной торговле [6, 10, 12, 13, 32].Распространение гена mcr-1 в сообществе и последовательно в больнице может представлять угрозу для пациентов, у которых развивается инфекция с mcr-1 , содержащим изоляты с множественной лекарственной устойчивостью. Enterobacteriaceae , устойчивые как к карбапенемам, так и к колистину за счет присутствия опосредованной плазмидой mcr-1, уже описаны [17, 31, 33–35]. Следовательно, следует рассмотреть возможность скрининга и выделения пациентов, содержащих mcr-1 . Необходимы осмотрительность и тщательный мониторинг, особенно когда выборочная деконтаминация кишечника колистином для пациентов интенсивной терапии и пациентов с гематологическими стволовыми клетками является обычной практикой.

    В заключение, текущая распространенность mcr-1 предполагает, что распространение из сообщества в больничную среду невелико, но не может быть исключено. Кроме того, обнаружен колистин-чувствительный, mcr-1 , содержащий E . coli подчеркивает важность фенотипического подтверждения после молекулярного скрининга.

    Благодарности

    Предварительные результаты этого исследования были представлены на Европейском конгрессе клинической микробиологии и инфекционных заболеваний, 9–12 апреля 2016 г., Амстердам, Нидерланды [36].

    Вклад авторов

    1. Концептуализация: EMT RHTN ECJC EJK.
    2. Обработка данных: EMT RHTN MJTC CWK.
    3. Формальный анализ: EMT RHTN MJTC CWK.
    4. Получение финансирования: MJTC EJK.
    5. Расследование: ЕМТ.
    6. Методология: EMT RHTN EJK ECJC.
    7. Администрация проекта: EMT EJK ECJC.
    8. Ресурсы: EMT MJTC.
    9. Надзор: EJK ECJC.
    10. Проверка: EMT RHTN MJTC.
    11. Визуализация: EMT RHTN CWK MJTC.
    12. Написание — первоначальный черновик: EMT RHTN CWK MJTC.
    13. Написание — просмотр и редактирование: EMT RHTN CWK MJTC KEV JG ECJC EJK.

    Список литературы

    1. 1. Грейсон М.Л., Кроу С.М., Маккарти Дж. С., Миллс Дж., Мутон Дж. У., Рагнар Н. С. и др. Куцерса Применение антибиотиков.издание шестое изд. Л. Н. Р., редактор. Лондон: Hachette UK; 2010. 3210 с.
    2. 2. Falagas ME, Rafailidis PI, Matthaiou DK. Устойчивость к полимиксинам: механизмы, частота и варианты лечения. Обновления лекарственной устойчивости: обзоры и комментарии по противомикробной и противоопухолевой химиотерапии. 2010. 13 (4–5): 132–8. Epub 2010/09/17.
    3. 3. Катри Б., Кавалери М., Батист К., Грав К., Грейн К., Холм А. и др. Использование продуктов, содержащих колистин, в Европейском союзе и Европейской экономической зоне (ЕС / ЕЭЗ): развитие устойчивости у животных и возможное влияние на здоровье человека и животных.Международный журнал противомикробных средств. 2015; 46 (3): 297–306. Epub 2015/07/29. pmid: 26215780
    4. 4. Bergmans DC, Bonten MJ, Gaillard CA, Paling JC, van der Geest S, van Tiel FH и др. Профилактика вентилятор-ассоциированной пневмонии путем деконтаминации полости рта: проспективное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Американский журнал респираторной медицины и реанимации. 2001. 164 (3): 382–8. Epub 2001/08/14. pmid: 11500337
    5. 5. Oostdijk EA, Kesecioglu J, Schultz MJ, Visser CE, de Jonge E, van Essen EH, et al.Влияние обеззараживания ротоглотки и кишечного тракта на устойчивость к антибиотикам в отделениях интенсивной терапии: рандомизированное клиническое исследование. Джама. 2014. 312 (14): 1429–37. Epub 2014/10/02. pmid: 25271544
    6. 6. Лю Й.Й., Ван Й., Уолш Т.Р., Йи Л.Х., Чжан Р., Спенсер Дж. И др. Появление плазмид-опосредованного механизма устойчивости к колистину MCR-1 у животных и людей в Китае: микробиологическое и молекулярно-биологическое исследование. Ланцет Инфекционные болезни. 2016; 16 (2): 161–8. pmid: 26603172
    7. 7.Xavier BB, Lammens C, Ruhal R, Kumar-Singh S, Butaye P, Goossens H, et al. Идентификация нового плазмидно-опосредованного гена устойчивости к колистину, mcr-2, в Escherichia coli, Бельгия, июнь 2016 г. Надзор в Европе: бюллетень Europeen sur les maladies transmitteds = Европейский бюллетень инфекционных болезней. 2016; 21 (27). Epub 2016/07/16.
    8. 8. Сков Р.Л., Монне Д.Л. Опосредованная плазмидами устойчивость к колистину (ген mcr-1): три месяца спустя история разворачивается. Европейский надзор за инфекционными болезнями: бюллетень European Sur les maladies transmitteds = Европейский бюллетень по инфекционным болезням.2016; 21 (9). Epub 2016/03/12.
    9. 9. Zeng KJ, Doi Y, Patil S, Huang X, Tian GB. Появление опосредованного плазмидой гена mcr-1 в устойчивых к колистину Enterobacter aerogenes и Enterobacter cloacae. Противомикробные средства и химиотерапия. 2016. Epub 2016/03/16.
    10. 10. Hasman H, Hammerum AM, Hansen F, Hendriksen RS, Olesen B, Agerso Y, et al. Обнаружение mcr-1, кодирующего опосредованные плазмидой устойчивые к колистину изоляты Escherichia coli, вызванные инфекцией кровотока человека и импортированным куриным мясом, Дания, 2015 г.Европейский надзор за инфекционными болезнями: бюллетень European Sur les maladies transmitteds = Европейский бюллетень по инфекционным болезням. 2015; 20 (49).
    11. 11. Malhotra-Kumar S, Xavier BB, Das AJ, Lammens C, Hoang HT, Pham NT, et al. Колистин-резистентная Escherichia coli, содержащая mcr-1, выделенная от пищевых животных в Ханое, Вьетнам. Ланцет Инфекционные болезни. 2016.
    12. 12. Webb HE, Granier SA, Marault M, Millemann Y, den Bakker HC, Nightingale KK, et al. Распространение гена устойчивости к колистину mcr-1.Ланцет Инфекционные болезни. 2016; 16 (2): 144–5. pmid: 26711363
    13. 13. Kluytmans-van den Bergh MF, Huizinga P, Bonten MJ, Bos M, De Bruyne K, Friedrich AW, et al. Присутствие mcr-1-позитивных Enterobacteriaceae в розничной торговле куриным мясом, но отсутствует в организме человека в Нидерландах с 2009 года. Европейский надзор: бюллетень Europeen sur les maladies transmitteds = Европейский бюллетень по инфекционным болезням. 2016; 21 (9). Epub 2016/03/12.
    14. 14. Haenni M, Poirel L, Kieffer N, Chatre P, Saras E, Metayer V и др.Совместное появление генов бета-лактамазы расширенного спектра и генов, кодирующих MCR-1, на плазмидах. Ланцет Инфекционные болезни. 2016; 16 (3): 281–2. Epub 2016/01/18.
    15. 15. Васкес А.М., Монтеро Н., Лафлин М., Дэнси Э., Мелмед Р., Соса Л. и др. Исследование Escherichia coli, несущего ген устойчивости к mcr-1 — Коннектикут, 2016. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности MMWR. 2016; 65 (36): 979–80. Epub 2016/09/16. pmid: 27631346
    16. 16. МакГанн П., Снесруд Э., Мэйбанк Р., Кори Б., Онг А.С., Клиффорд Р. и др.Escherichia coli Содержит mcr-1 и blaCTX-M на новой плазмиде IncF: первое сообщение о mcr-1 в Соединенных Штатах. Противомикробные средства и химиотерапия. 2016; 60 (7): 4420–1. Epub 2016/05/28. pmid: 27230792
    17. 17. Du H, Chen L, Tang YW, Kreiswirth BN. Появление гена устойчивости к колистину mcr-1 у устойчивых к карбапенему Enterobacteriaceae. Ланцет Инфекционные болезни. 2016.
    18. 18. Ван И, Тиан Г.Б., Чжан Р., Шен Ю., Тиррелл Дж. М., Хуанг Х и др. Распространенность, факторы риска, исходы и молекулярная эпидемиология mcr-1-позитивных Enterobacteriaceae у пациентов и здоровых взрослых из Китая: эпидемиологическое и клиническое исследование.Ланцет Инфекционные болезни. 2017. Epub 2017/02/01.
    19. 19. Arcilla MS, van Hattem JM, Matamoros S, Melles DC, Penders J, de Jong MD, et al. Распространение гена устойчивости к колистину mcr-1. Ланцет Инфекционные болезни. 2016; 16 (2): 147–9.
    20. 20. фон Винтерсдорф CJ, Wolffs PF, van Niekerk JM, Beuken E, van Alphen LB, Stobberingh EE, et al. Обнаружение опосредованного плазмидой гена устойчивости к колистину mcr-1 в фекальных метагеномах голландских путешественников.Журнал антимикробной химиотерапии. 2016; 71 (12): 3416–9. Epub 2016/08/26. pmid: 27559117
    21. 21. Зурфлу К., Стефан Р., Видмер А., Поирель Л., Нордманн П., Нуэш Х. Дж. И др. Скрининг фекального носительства Enterobacteriaceae, продуцирующих MCR, у здоровых людей и пациентов первичной медико-санитарной помощи. Устойчивость к противомикробным препаратам и инфекционный контроль. 2017; 6: 28. Epub 2017/03/21. Идентификатор PubMed Central PMCID: PMCPMC5351167. pmid: 28316780
    22. 22. van Doornum GJ, Guldemeester J, Osterhaus AD, Niesters HG.Диагностика герпесвирусных инфекций с помощью амплификации в реальном времени и быстрого посева. Журнал клинической микробиологии. 2003. 41 (2): 576–80. Epub 2003/02/08. PubMed Central PMCID: PMCPmc149665. pmid: 12574249
    23. 23. Nijhuis RH, Veldman KT, Schelfaut J, Van Essen-Zandbergen A, Wessels E, Claas EC и др. Обнаружение опосредованного плазмидой гена устойчивости к колистину mcr-1 в клинических изолятах и ​​образцах стула, полученных от госпитализированных пациентов, с использованием недавно разработанного анализа ПЦР в реальном времени.Журнал антимикробной химиотерапии. 2016. Epub 2016/06/05.
    24. 24. Прим Н., Ривера А., Родригес-Наварро Дж., Эспаньол М., Турбау М., Колл П. и др. Обнаружение гена устойчивости к колистину mcr-1 в поликлональных изолятах Escherichia coli в Барселоне, Испания, с 2012 по 2015 гг. Европейский надзор: бюллетень Europeen sur les maladies transmitteds = Европейский бюллетень инфекционных болезней. 2016; 21 (13). Epub 2016/04/09.
    25. 25. Liassine N, Assouvie L, Descombes MC, Tendon VD, Kieffer N, Poirel L и др.Очень низкая распространенность опосредованной плазмидой MCR-1 / MCR-2 устойчивости к колистину у Enterobacteriaceae мочевыводящих путей в Швейцарии. Международный журнал инфекционных болезней: IJID: официальное издание Международного общества инфекционных болезней. 2016; 51: 4–5. Epub 2016/10/26.
    26. 26. Мацутани С. Множественные копии IS10 в хромосоме MD36 Enterobacter cloacae. Журнал бактериологии. 1991. 173 (24): 7802–9. Epub 1991/12/01. PubMed Central PMCID: PMCPmc212570. pmid: 1660455
    27. 27.Ли А., Ян И, Мяо М., Чавда К.Д., Медиавилла Дж. Р., Се Х и др. Полные последовательности несущих mcr-1 плазмид из бета-лактамаз расширенного спектра (ESBL) и энтеробактерий, продуцирующих карбапенемазу (CPE). Противомикробные средства и химиотерапия. 2016. Epub 2016/04/20.
    28. 28. Думит М., Годбол Дж., Эштон П., Ларкин Л., Даллман Т., Дэй М. и др. Обнаружение опосредованного плазмидой гена mcr-1, придающего устойчивость к колистину у человека и пищевых изолятов Salmonella enterica и Escherichia coli в Англии и Уэльсе.Журнал антимикробной химиотерапии. 2016. 71 (8): 2300–5. Epub 2016/04/20. pmid: 270
    29. 29. Фам Тхань Д., Тхань Туен Х., Нгуен Тхи Нгуен Т., Чунг Х., Вик Р.Р., Туэйтес Г.Э. и др. Индуцируемая устойчивость к колистину через нарушенный плазмидный ген mcr-1 во вьетнамском изоляте Shigella sonnei 2008 г. Журнал антимикробной химиотерапии. 2016. Epub 2016/06/02.
    30. 30. Махиллон Дж., Чендлер М. Последовательности вставки. Обзоры микробиологии и молекулярной биологии: MMBR.1998. 62 (3): 725–74. Epub 1998/09/08. Идентификатор PubMed Central PMCID: PMCPmc98933. pmid: 9729608
    31. 31. Falgenhauer L, Waezsada SE, Yao Y, Imirzalioglu C, Kasbohrer A, Roesler U, et al. Ген устойчивости к колистину mcr-1 у грамотрицательных бактерий расширенного спектра действия, продуцирующих бета-лактамазы и карбапенемазы, в Германии. Ланцет Инфекционные болезни. 2016.
    32. 32. Zurfuh K, Poirel L, Nordmann P, Nuesch-Inderbinen M, Hachler H, Stephan R. Возникновение плазмидного гена устойчивости к колистину mcr-1 в энтеробактериях, продуцирующих бета-лактамазы расширенного спектра, в речной воде и импортных образцах овощей в Швейцарии.Противомикробные средства и химиотерапия. 2016; 60 (4): 2594–5. Epub 2016/02/18. Идентификатор PubMed Central PMCID: PMCPMC4808203. pmid: 26883696
    33. 33. Яо Икс, Дой Й, Цзэн Л., Ур Л, Лю Дж. Х. Устойчивые к карбапенемам и колистину Escherichia coli, совместно продуцирующие NDM-9 и MCR-1. Ланцет Инфекционные болезни. 2016.
    34. 34. Poirel L, Kieffer N, Liassine N, Thanh D, Nordmann P. Плазмид-опосредованная устойчивость к карбапенему и колистину в клиническом изоляте Escherichia coli.Ланцет Инфекционные болезни. 2016; 16 (3): 281. Epub 2016/01/18.
    35. 35. Mulvey MR, Mataseje LF, Robertson J, Nash JH, Boerlin P, Toye B и др. Распространение гена устойчивости к колистину mcr-1. Ланцет Инфекционные болезни. 2016; 16 (3): 289–90. Epub 2016/03/15. pmid: 26973304
    36. 36. Terveer EM, Nijhuis RHT, Crobach MJ, Veldkamp KE, Gooskens J, E.J. K, et al. Распространенность гена устойчивости к колистину (mcr-1), содержащего Enterobacteriaceae, в кале пациентов, госпитализированных в больницу третичного уровня в Нидерландах.Abstract ID 7590 Устная презентация 26-го Европейского конгресса по клинической микробиологии и инфекционным заболеваниям, Амстердам, Нидерланды. 2016; 9–12 апреля.

    Бактериальный гастроэнтерит: основы практики, история вопроса, этиология

  • Guandalini S, Pensabene L, Zikri MA, et al. Lactobacillus GG, вводимый в растворе для пероральной регидратации детям с острой диареей: многоцентровое европейское исследование. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2000 Янв.30 (1): 54-60. [Медлайн].

  • Simakachorn N, Pichaipat V, Rithipornpaisarn P, et al. Клиническая оценка добавления лиофилизированных, убитых нагреванием Lactobacillus acidophilus LB к пероральной регидратационной терапии при лечении острой диареи у детей. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2000, 30 января (1): 68-72. [Медлайн].

  • Дугган С., Нурко С. «Питание кишечника»: научная основа непрерывного энтерального питания при острой диарее. Дж. Педиатр . 1997 декабрь 131 (6): 801-8. [Медлайн].

  • Salminen S, Isolauri E, Onnela T. Флора кишечника в нормальном и неупорядоченном состоянии. Химиотерапия . 1995. 41 прил. 1: 5-15. [Медлайн].

  • Марки MI. Инфекционная диарея: введение и комментарий. Педиатр Энн . 1994 23 октября (10): 526-7. [Медлайн].

  • Liebelt EL. Клинико-лабораторная оценка и ведение детей с рвотой, диареей и обезвоживанием. Curr Opin Pediatr . 1998.10.10 (5): 461-9. [Медлайн].

  • Хамер Д.Х., Горбач С.Л. Инфекционная диарея и бактериальное пищевое отравление. Feldman M, Scharschmidt BF, Sleisenger MH, ред. Болезнь желудочно-кишечного тракта и печени Слайзингера и Фордтрана . 6-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: У. Б. Сондерс; 1998. 1594-1632.

  • Xu F, Gonzalez-Escalona N, Haendiges J, et al. Vibrio parahaemolyticus, последовательность типа 631, новый патоген пищевого происхождения в Северной Америке. Дж. Клин Микробиол . 2016 14 декабря. [Medline].

  • Cadle RM, Mansouri MD, Logan N, Kudva DR, Musher DM. Связь ингибиторов протонной помпы с исходами колита Clostridium difficile. Am J Health Syst Pharm . 2007 15 ноября. 64 (22): 2359-63. [Медлайн].

  • Wei L, Ratnayake L, Phillips G, et al. Лекарства для подавления кислоты и бактериальный гастроэнтерит: популяционное когортное исследование. Br J Clin Pharmacol .2017 5 января. 27 (1): 40-51. [Медлайн].

  • Штеффен Р., Коллард Ф., Торнипорт Н. и др. Эпидемиология, этиология и влияние диареи путешественников на Ямайке. ЯМА . 1999, 3 марта. 281 (9): 811-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Streit JM, Jones RN, Toleman MA, Stratchounski LS, Fritsche TR. Распространенность и чувствительность к противомикробным препаратам среди возбудителей гастроэнтерита, выявленных в Европе и Латинской Америке, и изолятов сальмонелл, выделенных после инфекций кровотока в Северной Америке и Латинской Америке: отчет программы SENTRY Antimicrobial Surveillance Programme (2003). Int J Антимикробные агенты . 2006 май. 27 (5): 367-75. [Медлайн].

  • Vital Signs: Preventing Clostridium difficile. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2012 9 марта. 61: 157-62. [Медлайн].

  • Всемирная организация здравоохранения. Холера: информационный бюллетень № 107. Ноябрь 2008 г. Доступно по адресу http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs107/en/. Доступ: 19 февраля 2009 г.

  • May FJ, Polkinghorne BG, Fearnley EJ.Эпидемиология вспышек пищевого гастроэнтерита, опосредованного бактериальным токсином, в Австралии, 2001–2013 гг. Commun Dis Intell Q Rep . 2016 24 декабря. 40 (4): E460-E469. [Медлайн].

  • Ли Л.А., Гербер А.Р., Лонсвей Д.Р. и др. Yersinia enterocolitica O: 3 инфекции у младенцев и детей, связанные с домашним приготовлением детенышей. N Engl J Med . 1990, апрель 5. 322 (14): 984-7. [Медлайн].

  • Центры по контролю и профилактике заболеваний.Yersinia enterocolitica. 25 октября 2005 г. Доступно по адресу http://www.cdc.gov/ncidod/dbmd/diseaseinfo/yersinia_g.htm. Доступ: 18 февраля 2009 г.

  • Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC). Смертность от гастроэнтерита увеличилась вдвое. Доступно по адресу http://www.cdc.gov/media/releases/2012/p0314_gastroenteritis.html.

  • Гарсия Родригес Л.А., Руигомес А., Панес Дж. Острый гастроэнтерит сопровождается повышенным риском воспалительного заболевания кишечника. Гастроэнтерология . 2006 май. 130 (6): 1588-94. [Медлайн].

  • Calbo E, Freixas N, Xercavins M, et al. Нозокомиальная вспышка пищевого происхождения Klebsiella pneumoniae, продуцирующая SHV1 и CTX-M-15: эпидемиология и меры борьбы. Clin Infect Dis . 2011 Март 52 (6): 743-9. [Медлайн].

  • Бисвас Дж. С., Аль-Али А., Раджпут П., Смит Д., Гольденберг С. Д.. Параллельное исследование диагностической точности трех молекулярных панелей для выявления бактериального гастроэнтерита. Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2014 ноябрь 33 (11): 2075-81. [Медлайн].

  • Хамфрис RM, Линскотт AJ. Лабораторная диагностика бактериального гастроэнтерита. Clin Microbiol Ред. . 2015 28 января (1): 3-31. [Медлайн].

  • Cody SH, Abbott SL, Marfin AA, et al. Две вспышки инфекции Salmonella serotype typhimurium DT104 с множественной лекарственной устойчивостью, связанной с сыром из сырого молока, в Северной Калифорнии. ЯМА . 1999 19 мая.281 (19): 1805-10. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Всемирная организация здравоохранения. Устойчивые к лекарствам сальмонеллы: информационный бюллетень № 139. Отредактировано в апреле 2005 г. Доступно по адресу http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs139/en/. Доступ: 19 февраля 2009 г.

  • Guandalini S, Dincer AP. Управление питанием при диарейных заболеваниях. Baillieres Clin Gastroenterol . 1998 12 декабря (4): 697-717. [Медлайн].

  • Салливан ПБ.Питание при острой диарее. Питание . 1998, 14 октября (10): 758-62. [Медлайн].

  • Ruiz-Palacios GM, Perez-Schael I, Velazquez FR, et al, для Группы по изучению вакцины против ротавируса человека. Безопасность и эффективность аттенуированной вакцины против тяжелого ротавирусного гастроэнтерита. N Engl J Med . 2006, 5 января. 354 (1): 11-22. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Brooks M. FDA одобрило новый тест на инфекционный гастроэнтерит.Медицинские новости Medscape. 15 января 2013 г. Доступно по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/777671. Доступ: 9 февраля 2013 г.

  • DuPont HL, Комитет параметров практики Американского колледжа гастроэнтерологии. Рекомендации по острой инфекционной диарее у взрослых. Ам Дж. Гастроэнтерол . 1997 ноябрь 92 (11): 1962-75. [Медлайн].

  • Гарсия Родригес Л.А., Руигомес А., Панес Дж. Использование препаратов, подавляющих кислотность, и риск бактериального гастроэнтерита. Клин Гастроэнтерол Гепатол . 2007 декабрь 5 (12): 1418-23. [Медлайн].

  • Gibreel A, Taylor DE. Устойчивость к макролидам у Campylobacter jejuni и Campylobacter coli. J Antimicrob Chemother . 2006 августа 58 (2): 243-55. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Каур С., Вайшнави С., Прасад К.К., Рэй П., Кочхар Р. Сравнительная роль антибиотика и ингибитора протонной помпы в экспериментальной инфекции Clostridium difficile у мышей. Микробиол Иммунол .2007. 51 (12): 1209-14. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Mines D, Stahmer S, Shepherd SM. Отравления: пища, рыба, моллюски. Emerg Med Clin North Am . 1997 15 февраля (1): 157-77. [Медлайн].

  • Натаро Дж. П., Штайнер Т., Геррант Р.Л. Энтероагрегантная кишечная палочка. Emerg Infect Dis . 1998 апрель-июнь. 4 (2): 251-61. [Медлайн].

  • Патерсон DL. Устойчивость к грамотрицательным бактериям: Enterobacteriaceae. Ам Дж. Мед. . 2006 июн. 119 (6 приложение 1): S20-8; обсуждение С62-70. [Медлайн].

  • Родригес Л.А., Руигомес А. Повышенный риск синдрома раздраженного кишечника после бактериального гастроэнтерита: когортное исследование. BMJ . 1999, 27 февраля. 318 (7183): 565-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Трахтман Х., Кристен Э. Патогенез, лечение и терапевтические испытания при гемолитико-уремическом синдроме. Curr Opin Pediatr . 1999 г., 11 (2): 162-8.[Медлайн].

  • Wong CS, Jelacic S, Habeeb RL, Watkins SL, Tarr PI. Риск гемолитико-уремического синдрома после лечения антибиотиками инфекций, вызванных Escherichia coli O157: H7. N Engl J Med . 2000, 29 июня. 342 (26): 1930-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Campylobacter (кампилобактериоз). Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC). Доступно по адресу https://www.cdc.gov/campylobacter/technical.html. Доступ: 15 февраля 2018 г.

  • Cuypers WL, Jacobs J, Wong V, Klemm EJ, Deborggraeve S, Van Puyvelde S. Устойчивость к фторхинолонам у сальмонелл: выводы с помощью полногеномного секвенирования. Микроб Геном . 2018 5 июля. [Medline].

  • Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. FDA обновляет предупреждения для фторхинолоновых антибиотиков о рисках для психического здоровья и побочных реакциях на низкий уровень сахара в крови. Доступно на https://www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm612995.htm. 10 июля 2018 г .; Доступ: 18 июля 2018 г.

  • Frellick M. FDA: Более строгие предупреждения о фторхинолонах для психического здоровья и гипогликемии. Доступно на https://www.medscape.com/viewarticle/899142. 10 июля 2018 г .; Доступ: 18 июля 2018 г.

  • Mylius M, Dreesman J, Pulz M и др. Escherichia coli O103, продуцирующая токсин шига: вспышка вируса h3 в Германии после школьной поездки в Австрию из-за сырого коровьего молока, 2017 г. — Важная роль международного сотрудничества в расследовании вспышек. Int J Med Microbiol . 2018 июл.308 (5): 539-44. [Медлайн].

  • Кальдераро А., Мартинелли М., Буттрини М. и др. Вклад панели FilmArray (R) Gastrointestinal Panel в лабораторную диагностику гастроэнтерита в когорте детей: двухлетнее проспективное исследование. Int J Med Microbiol . 2018 июл.308 (5): 514-21. [Медлайн].

  • Гольденберг Дж. З., Яп С., Литвин Л. и др. Пробиотики для профилактики диареи, связанной с Clostridium difficile, у взрослых и детей. Кокрановская база данных Syst Rev . 2017 19 декабря. 12: CD006095. [Медлайн].

  • Сурана Н.К., Каспер Д.Л. Выходя за рамки ассоциаций микробиома, к идентификации причинных микробов. Природа . 2017 декабрь 14, 552 (7684): 244-7. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Беренджер Б., Чуй Л., Реймер А.Р. и др. Для Канадской сети лабораторий общественного здравоохранения. Заявление о позиции Канадской сети лабораторий общественного здравоохранения: Диагностика гастроэнтерита, не основанная на культуре, и значение для исследований в области общественного здравоохранения. Может Коммунизм Дис Реп . 2017 декабрь 7. 43 (12): 279-81. [Медлайн].

  • Ли Х., Ку Х.Дж., Ли Д.Х. и др. Характеристика и геномное исследование нового бактериофага HY01, инфицирующего Escherichia coli O157: H7 и Shigella flexneri: потенциал в качестве агента биоконтроля в пище. PLoS One . 2016. 11 (12): e0168985. [Медлайн].

  • Chen Y, Liu B, Glass K, Du W, Banks E, Kirk M. Использование ингибиторов протонной помпы и риск госпитализации по поводу инфекционного гастроэнтерита. PLoS One . 2016. 11 (12): e0168618. [Медлайн].

  • .
    Leave a Reply

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    2022 © Все права защищены.