Как сдать кровь на хеликобактер пилори: Тест на Хеликобактер пилори — все виды по выгодным ценам в Клинике ЭКСПЕРТ.

Содержание

Тест на Хеликобактер пилори — все виды по выгодным ценам в Клинике ЭКСПЕРТ.

В нашей клинике можно сделать все виды тестов на Хеликобактер пилори (Helicobacter pylori). У каждого из них есть свои плюсы и минусы. Если сомневаетесь, какой подходит лучше всего, проконсультируйтесь с врачом.

Записаться

Длительность

15-45 минут

Как обнаружить Helicobacter pylori – современные методы диагностики

Существуют различные варианты диагностики, которые помогают обнаружить Helicobacter pylori. К ним относится:

13С-уреазный дыхательный тест

  • Достоверность. 13С-уреазный аэротест обладает очень высоким уровнем чувствительности (до 95%) и специфичности (95-100%), его рекомендуют как российские, так и европейские гастроэнтерологи. Только этот тест, помимо наличия бактерии, определяет также ее количество. Этот тест идеально подходит для того, чтобы количественно оценить уровень инфицированности пациента до и после антихеликобактерной терапии и сделать выводы об эффективности лечения.
  • Скорость. Тест проводится в течение 40-45 минут, его результаты пациент получает в течение 1-2 дней. Результатом 13С-уреазного теста является заключение с графиком, в котором сопоставляются данные пациента с нормальными и предельными значениями, определяется наличие и количество бактерии Helicobacter Pylori (от отсутствия или незначительного количества до выраженного или высокого уровня инфицированности).
  • Методика и условия проведения. Тест абсолютно безопасен и не доставляет неприятных ощущений пациенту. 13С-дыхательный тест необходимо проводить в утреннее время натощак или в дневное время после 4-6 часов после приема пищи. 
  • Подготовка. Условия для получения точного результата: проведение теста спустя 6 недель после применения антибиотиков и препаратов висмута; за 2-3 дня до теста необходимо исключить прием спиртных напитков; не позднее, чем за две недели до проведения теста необходимо прекратить прием ингибиторов протонной помпы (омепразол, рабепразол, лансопразол, эзомепразол, пантопразол) или блокаторов гистаминовых рецепторов второго типа (ранитидин, фамотидин, низатидин, роксатидин), согласовав это с лечащим врачом.
  • Противопоказания. Абсолютных противопоказаний нет. Проконсультируйтесь с лечащим врачом о проведении теста, при наличии в анамнезе операций на желудке.

Для анализа выдыхаемый пациентом воздух собирается 2 или 4 раза: первый раз — как контрольный образец, и три раза каждые 10 минут после того, как пациент принимает препарат, содержащий 75 мг 13С-меченой мочевины. Высокоточный инфракрасный анализатор определяет состав воздуха и, соответственно, количество и активность бактерии.

Дыхательный Хелик-тест

  • Достоверность. Хелик-тест обеспечивает выявление бактерии. Данный аэротест на хеликобактер может назначаться для первичной диагностики.
  • Скорость. Проведение теста занимает 15-30 минут. Заключение выдается пациенту на руки сразу после теста.
  • Методика проведения. Дыхательный тест на Хеликобактер Пилори (Хелик-тест) — быстрый, легкий и безболезненный способ диагностики бактерии Helicobacter Pylori. Тест относится к неинвазивным методам, т. е. не требует проведения эндоскопического исследования или забора крови, и не доставляет каких-либо неприятных ощущений. Он безопасен для пациентов разного возраста и для проведения во время беременности.

Для проведения теста требуется предварительная подготовка. Аэротест сдают натощак, перед проведением запрещается курить, жевать жвачку. Тест проводится спустя 2-4 недели после окончания терапии антибиотиками.

Анализ выдыхаемого воздуха проводится два раза: натощак и после того, как пациент выпьет специальный раствор карбамида. Таким образом оценивается уреазная активность бактерии Helicobacter Pylori, которая свидетельствует о наличии бактерии.

Тест на Хеликобактер при ФГДС

  • Достоверность. Взятие биоптата для анализа непосредственно из среды желудка считается наиболее достоверным методом диагностики хеликобактериоза..
  • Скорость. Процедура ФГДС длится 2-5 минут, и заключение по результатам и наличию хеликобактерной инфекции выдается на руки сразу после исследования. В целом исследование и беседа с врачом эндоскопистом занимает 30-40 минут.
  • Методика проведения. В тех случаях, когда гастроэнтеролог назначает пациенту ФГДС, особенно в случае с гастритом и язвенной болезнью, то сделанный одновременно анализ на хеликобактер внесет существенный вклад в диагностику. В этом случае пациент получит два заключения из одного исследования. Во время ФГДС (эндоскопическое исследование – фиброгастроэуоденоскопия) врач эндоскопист собственными глазами видит состояние слизистой желудка и 12-перстной кишки, выявляет пораженные участки и берет из них образцы для исследования (биоптат).

Эта процедура проводится строго натощак. Подробнее о подготовке и методике проведения ФГДС.

Анализ крови на антитела к Helicobacter pylori

  • Достоверность. Наличие антител в крови указывает на то, что иммунная система когда-то столкнулась с бактерией, распознала ее и отреагировала. Это значит, что анализ не выявляет непосредственно хеликобактер, а только косвенно указывает на его присутствие в прошлом или настоящем.
    Антитела к бактерии проявляются через 3-4 недели после заражения, а также около 1 месяца сохраняются в крови после лечения. Иногда антитела сохраняются в крови пожизненно независимо от присутствия хеликобактера. Поэтому результат анализа не всегда достоверен: он может быть как ложноположительным, так и ложноотрицательным, и для уточнения результатов может понадобиться еще ряд анализов.
  • Скорость. Анализ выполняется 2-3 дня.
  • Методика проведения. Производится забор крови из вены. Кровь сдается натощак, перед сдачей нельзя принимать пищу в течение 8 часов.

Как выбрать подходящий метод?

В качестве базовой диагностики на Helicobacter pylori подойдет дыхательный хелик-тест. Он поможет с высокой долей достоверности определить, заражен ли пациент в принципе бактерией хеликобактера.

Для более тщательного обследования рекомендуется остановить выбор на 13С-уреазном дыхательном тесте.

Этот тест определит не только наличие, но и количество бактерии Helicobacter pylori. Это важно, когда проводится лечение хеликобактериоза и требуется оценить его динамику. Однако цена на уреазный дыхательный тест на хеликобактер пилори выше.

Самым надежным и достоверным методом считается тест на Helicobacter pylori при проведении ФГДС. В то же время это инвазивный метод, и потому достаточно неприятный. Однако в тех случаях, когда врач назначает ФГДС для диагностики язвы, гастрита, эрозии и других заболеваний желудка и двенадцатиперстной кишки, одновременно проводится и диагностика хеликобактериоза как одного из факторов развития заболевания.

Также в диагностической практике существует метод анализа крови на Helicobacter pylori.

Врачи Клиники ЭКСПЕРТ не рекомендуют сдавать кровь для первичной диагностики Хеликобактер Пилори, т.к. из всех методов это наименее информативный. Его имеет смысл сдавать только по показаниям специалиста.

Почему в Клинике ЭКСПЕРТ?

  • Наличие всех необходимых современных тест-систем для диагностики хеликобактериоза, которыми оснащено далеко не каждое медицинское учреждение в городе.
  • Специалисты, имеющие большой опыт работы в области диагностики и лечения хеликобактериоза.
  • Возможность проконсультироваться с врачом гастроэнтерологом сразу после обследования.

Стоимость тестов на Хеликобактер пилори

Исследование биоптата на H.Pylori1 100 ₽
Исследование на H.Pylori с помощью 13С дыхательного теста (4 пробы)
2 510 ₽
Исследование на H.Pylori с помощью тест-системы ХЕЛИК ®1 010 ₽
Helicobacter pylori (Хеликобактер пилори), IgA (количественно) ИФА690 ₽
Helicobacter pylori (Хеликобактер пилори), кал методом ПЦР560 ₽
Helicobacter pylori (Хеликобактер пилори), IgG (количественно) ИФА590 ₽
Helicobacter pylori (Хеликобактер пилори), антиген830 ₽
Helicobacter pylori (Хеликобактер пилори), IgG (методом Вестерн-блот)3 240 ₽
Helicobacter pylori (Хеликобактер пилори), IgА (методом Вестерн-блот)3 240 ₽
Бактериологическое исследование на Helicobacter p с подбором АБ2 840 ₽

Зачем диагностировать и лечить хеликобактериоз?

Хеликобактер пилори способствует развитию:

  • рака желудка
  • атрофии слизистой
  • язвенной болезни
  • неязвенной диспепсии
  • гастрита.

* % случаев развития заболеваний, связанных с бактерией Helicobacter Pylori.

Механизм негативного воздействия Helicobacter Pylori

Helicobacter Pylori — это грамотрицательная бактерия, которая инфицирует желудок и двенадцатиперстную кишку. Бактерия выделяет токсичные ферменты, которые повреждают клетки желудка и двенадцатиперстной кишки.

Это вызывает изъязвление слизистой оболочки. Helicobacter Pylori задерживает заживление язв, незащищенная стенка желудка начинает подвергаться действию желудочного сока, а это способствует переходу заболевания

в хроническую форму. Бактерия затрудняет трофику и микроциркуляцию тканей, что в свою очередь тоже мешает нормальному заживлению любых повреждений. В этом случае может помочь терапия, которая направлена на эрадикацию бактерий (полное их уничтожение) и нормализацию механизмов регенерации.

Кому нужно сдать анализ на хеликобактер?

Обследование необходимо, если вы заметили у себя один из перечисленных ниже симптомов:

  • дискомфорт и боли преимущественно в верхних отделах живота
  • жалобы на запах изо рта
  • рецидивирующий кариес
  • изжога
  • отрыжка
  • нарушения стула
  • тошнота и даже рвота

Дополнительный повод для диагностики хеликобактер пилори – это перенесенные заболевания желудочно-кишечного тракта (хронического гастрита, гастродуоденита, язвенной болезни желудка и 12-перстной кишки, перенесенной операции по поводу рака желудка), а также наследственная предрасположенность (наличие бактерии или заболеваний ЖКТ у членов семьи).

Хеликобактериоз является серьезной проблемой, но иногда человек даже не догадывается о присутствии бактерии в организме. Именно поэтому гастроэнтерологи Клиники ЭКСПЕРТ рекомендуют проходить обследование на Helicobacter Pylori даже с целью профилактики.

Кто может быть инфицирован хеликобактер?

До 80% населения России инфицировано бактерией Helicobacter pylori.

Ситуация осложняется тем, что распространение инфекции может происходить очень легко. Бактерия передается во время поцелуя, при использовании одной посуды, средств личной гигиены (зубная щетка), при очищении детской соски с помощью «облизывания» инфицированной матерью и пр. Если заражен один член семьи, то с большой долей вероятности можно говорить о том, что и другие члены семьи через какое-то время будут инфицированы.

Рекомендации и профилактика

После диагностики и лечения очень важно не допустить повторного заражения. При выявлении Хеликобактер пилори у одного из членов семьи, рекомендуется провести диагностику и всем остальным, а при необходимости — пройти лечение, чтобы избежать распространения инфекции.

Меры профилактики:

  • тщательное соблюдение личной гигиены и использование только индивидуальных гигиенических средств
  • важно избегать использования общей немытой посуды
  • во время приема пищи не пробуйте еду чужой ложкой и не откусывайте от общего куска, а лучше положите, отрежьте, отлейте свою порцию
  • не давайте маленьким детям кушать с чужой ложки, следите за чистотой детской посуды, пустышек, бутылочек
  • не целуйтесь с незнакомыми людьми, помните о том, что именно так инфекция очень легко попадает в организм
  • пересмотрите образ жизни, не употребляйте алкоголь, не курите, старайтесь не находиться рядом с другим курящим человеком.

После проведения анализа на helicobacter pylori рекомендована консультация врача гастроэнтеролога, который определит:

  • необходимость углубленного обследования
  • необходимость скринингового обследования членов семьи
  • необходимость и схему эрадикационной терапии Helicobacter Pylori
  • необходимость и дату контрольного обследования после лечения.

Обратитесь к врачу гастроэнтерологу при появлении характерной симптоматики или в случае наличия заболеваний желудочно-кишечного тракта. Не занимайтесь самолечением!

Анализы на Антитела к Helicobacter pylori, IgG, цены в лаборатории KDL

Хеликобактер пилори (Helicobacter pylori) —  микроорганизм, инфицирование которым ассоциировано с появлением эрозий в желудке, развитием хронического гастрита, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. Передаётся хеликобактер пищевым путём, через грязные руки и зараженные предметы обихода. При длительном нахождении Helicobacter pylori в организме возможно развитие атрофического гастрита, который является предраковым состоянием, поэтому своевременная диагностика и лечение, направленное на устранение хеликобактера, имеют важное значение.

Антитела к хеликобактеру (Helicobacter pylori) IgG – белки иммунной защиты, которые вырабатываются через 3-4 недели после контакта с инфекцией, вслед за иммуноглобулинами М (IgM) и А (IgA) и сохраняются длительное время после выздоровления. Являются маркерами инфицирования организма. Исследование будет информативно для первичной диагностики инфекции хеликобактером. Для оценки эффективности проведенной терапии целесообразно использовать методы диагностики, направленные на поиск возбудителя в выдыхаемом воздухе: дыхательный уреазный тест или исследование антигена хеликобактера в кале.

В каких случаях обычно назначают исследование на определение уровня антител к хеликобактеру (Helicobacter pylori), IgG?

  • При язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки – в качестве скринингового первичного обследования
  • При симптомах хронического гастрита
  • При обследовании родственников пациентов с выявленной инфекцией Helicobacter pylori

Что означают результаты теста?

Референсные значения:

  • <0,9 МЕ/мл — антитела не обнаружены
  • 0,9-1,1 МЕ/мл — анализ рекомендуется повторить через 1 неделю
  • >1,1 МЕ/мл — антитела обнаружены

Результат  <0,9 — антитела не обнаружены

  • отсутствие инфицирования Helicobacter pylori
  • возможно, исследование сделано в ранний период инфекции, когда ещё не успели выработаться IgG.

Результат –  >1,1 — антитела обнаружены

  • свидетельствует о наличии антител к хеликобактеру, что может быть при текущей инфекции либо еще какое-то время после проведенного лечения

Результат 0,9 – 1,1 — сомнительный результат.

  • рекомендуется повторное исследование через 1- 2 недели, в случае инфицирования в повторном исследовании антитела будут обнаружены (т.е. уровень антител повысится).

Сроки выполнения теста.

1-2 дня

Как подготовиться к анализу?

Кровь можно сдать утром натощак или в течение дня через 3 часа после необильного приёма пищи.

Сдать анализ крови на хеликобактер пилори в красноярсе

Боли в животе и дискомфорт после принятия пищи сильно сказываются на качестве жизни человека. Зачастую такие симптомы носят хронический характер. Хватит терпеть боль, пора выяснить, что стало причиной желудочных расстройств.

Проблемы с желудком часто вызывает бактерия под названием хеликобактер пилори (Helicobacter pylori). Она производит множество токсинов, поражающих слизистую оболочку желудка и двенадцатиперстной кишки. В результате развивается такой воспалительный процесс, как гастрит, язва и другие.

Коварство бактерии состоит в том, что она легко приспосабливается к агрессивной среде и без особого труда передвигается по стенкам внутренних органов благодаря специальным жгутикам на ее поверхности. Чтобы обнаружить наличие бактерии в кишечнике, нужно сдать анализ на хеликобактер.

Показания к проведению анализа на хеликобактер пилори

  • боли в желудке после приема пищи

  • частая отрыжка

  • повторяющаяся изжога

  • затруднение во время глотания пищи

  • метеоризм и урчание в животе

  • тошнота и рвота

  • частая диарея и запоры, длящиеся более двух суток

  • нарушение аппетита и потеря веса без видимой причины

  • появление крови во время рвоты и дефекации

Также диагностика применяется:

  • При инфицировании хеликобактериозом кого-то из членов семьи.

  • Для диагностики язвы желудка, двенадцатиперстной кишки, пищевода, гастрита, эзофагита, атрофического гастрита, рака желудка, в том числе у близких родственников.

  • С профилактическими целями для определения пациентов группы риска.

  • С целью оценки динамики лечения.

Как проводится сбор материала?

На анализ принимается кровь или кал. Исследование проводится в лаборатории методом полимеразной цепной реакции (ПЦР). Анализ отличается высокой точностью — до 95%.

Диагностика крови проводится методом ИФА (иммуноанализ). Позволяет установить не только вид паразита, но и ответную реакцию иммунной системы. Реакция оценивается посредством колориметра (анализатора) ИФА, который показывает интенсивность окрашивания. Чем ярче, тем более насыщенная концентрация паразитов фиксируется в организме. Пациент садится на кушетку и кладет руку на подушку. Выше локтя рука перевязывается жгутом или манжетом. Сам сбор крови занимает не более минуты.

Подготовка к анализу

Перед исследованием необходимо исключить употребление алкоголя, физические нагрузки и жирную пищу. Сдавать биоматериал рекомендовано до завтрака. Допускается несколько глотков простой воды. За две недели до анализа нужно исключить прием медикаментов.

Если речь идет об анализе кала, то в течение месяца до него пациент не должен принимать антибиотики. За трое суток из рациона исключаются «красящие» продукты и пища, которая содержит грубую клетчатку. Также под запретом препараты, что стимулируют перистальтику кишечника.

Анализ на хеликобактер пилори в Красноярске можно сдать в частной клинике «Медюнион». Наш телефон для записи +7 (391) 202-95-54.

Сдать анализ на антитела IgG к хеликобактер пилори

Метод определения Иммуноанализ

Исследуемый материал Сыворотка крови

Доступен выезд на дом

Онлайн-регистрация

Маркёр, подтверждающий инфицированность Хеликобактер пилори. Эти антитела начинают вырабатываться через 3 — 4 недели после инфицирования. Высокие титры антител к H.pylori сохраняются до и некоторое время после ликвидации микроорганизма. Особенности инфекции. Инфекция Helicobacter pylori. H. pylori на сегодняшний день — одна из широко распространённых инфекций на земле. К H.pylori-ассоциированным болезням относятся хронический гастрит, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. Поражение слизистой оболочки желудка обусловлено прямым повреждением её микроорганизмом, а также вторичным повреждением слизистой оболочки желудка, двенадцатиперстной кишки и кардиальной части пищевода под действием факторов агрессии H.pylori. Хеликобактер представляет собой грамотрицательную бактерию спиралевидной формы со жгутиками. Бактериальная клетка окружена слоем геля — гликокаликса, который защищает её от воздействия соляной кислоты желудочного сока. Хеликобактер чувствителен к действию высоких температур, но длительно сохраняется во влажной среде.

Заражение происходит пищевым, фекально-оральным, бытовым путями. H.pylori обладает способностью к колонизации и персистированию в слизистой оболочке желудка. К патогенным факторам относятся ферменты (уреаза, фосфолипаза, протеаза и гамма-ГТ), жгутики, цитотоксин А (VacA), гемолизин (RibA), белки теплового шока и липополисахарид. Бактериальная фосфолипаза повреждает мембрану эпителиоцитов, микроорганизм прикрепляется к поверхности эпителия и проникает в клетки. Под действием уреазы и других факторов патогенности повреждается слизистая оболочка, усиливаются воспалительные реакции и образование цитокинов, радикалов кислорода, окиси азота. Липополисахаридный антиген обладает структурным сходством с антигенами групп крови (по системе Lewis) и клетками желудочного эпителия человека, в результате возможна продукция аутоантител к эпителию слизистой оболочки желудка и развитие атрофического аутоиммунного гастрита. Поверхностное расположение уреазы позволяет ускользать от действия антител: комплекс уреаза-антитело сразу же отделяется с поверхности. Усиление перекисного окисления липидов и повышение концентрации свободных радикалов увеличивает вероятность канцерогенеза. Обсеменение слизистой оболочки желудка H.pylori сопровождается развитием поверхностного антрального гастрита и дуоденита, ведёт к повышению уровня гастрина и снижению выработки соматостатина с последующим усилением секреции соляной кислоты. Избыточное количество соляной кислоты, попадая в просвет двенадцатиперстной кишки, ведёт к прогрессированию дуоденита и развитию желудочной метаплазии, что создает условия для заселения H.pylori.

В дальнейшем, особенно при наличии дополнительных факторов риска (наследственная предрасположенность, I группа крови, курение, приём ульцерогенных лекарственных препаратов, частые стрессы, алиментарные погрешности), в участках мета-плазированной слизистой оболочки формируется язвенный дефект.

В 1995 г. Международной ассоциацией по изучению рака (IARC) H.pylori признан абсолютным канцерогеном и определён как важнейшая причина злокачественных новообразований желудка у человека (MALToma — Mucosa Associated Lymphoid Tissue lymphoma, аденокарцинома). При проведении эпидемиологических исследований выявлена более частая инфицированность H.pylori у пациентов с неязвенной диспепсией и гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ), чем без них.

Факторами, ответственными за развитие неязвенной диспепсии или ГЭРБ у H.pylori-инфицированных пациентов, считают нарушение желудочной моторики, секреции, повышение висцеральной чувствительности и проницаемости клеточного барьера слизистой оболочки, а также высвобождение цитокинов в результате её воспалительных изменений. Ликвидация H. pylori у пациентов с язвенной болезнью позволяет прекратить приём антисекреторных препаратов.

Особое значение лабораторная диагностика H. pylori имеет в следующих ситуациях:

СитуацияПричина
Случаи инфекции в семье или среди совместно проживающих лиц Контактно-бытовая передача в семье. Инфекция H. pylori увеличивает риск развития рака желудка.
Язвенная болезньЛиквидация H. pylori позволяет прекратить приём антисекреторных препаратов; снизить риск развития рака желудка.

Дыхательный тест для выявления Хеликобактер пилори.

На сегодняшний день существует несколько методик, чтобы выявить хеликобактер пилори: анализ на антитела к хеликобактер пилори, анализ кала способом пцр, уреазный дхательный тест, биопсия, цитология. Самыми эффективными являются ифа (иммуноферментный анализ) на хеликобактер и анализ кала (пцр).

Диагностика хеликобактер пилори проводится двумя методами:

  • инвазивный (эндоскопия с биопсией)
  • неинвазивный (лабораторные методы).

Надежным методом определения хеликобактер является инвазивный. Анализ на бактерию проводят всем, кто жалуется на боли и дискомфорт в желудке.

Выявление pylori igg антител является обычным делом для исследования эпидемиологии инфекции.

Ифа

Иммуноферментный анализ на антитела IgG позволяет узнать концентрацию антител в крови относительно хеликобактер в организме человека. Количество антител определяется с помощью различных химических реакций. IgG – показатель, который подтверждает присутствие в организме бактерии. Высокий уровень igg к helicobacter pylori может сохраняться до и после устранения микроорганизма.

Дыхательный тест – определение и его виды

 Дыхательный тест на выявление хеликобактер пилори – это диагностика инфекции, которая позволяет выявить активность хеликобатер пилори, оценить уровень заражения. Гастроэнтерологи, терапевты, педиатры часто применяют его в своей практике. Дыхательный тест на хеликобактер пилори применяется для первичной диагностики бактерии. Еще используют для контроля лечебного процесса заболевания и проверки действенности терапевтического лечения.

Метод является абсолютно безопасным, самым эффективным и востребованным в медицине на сегодняшний день. Анализ показывает продукты жизнедеятельности бактерии в воздухе, который вдыхает пациент.

Есть два основных вида метода. Они отличаются по реагирующему компоненту:

  • углеродный
  • аммонийный.

Более точный результат дает углеродный дыхательный анализ.

Преимущества и недостатки метода

Этот респираторный метод имеет свои преимущества:

  1. Результат готов за короткий промежуток времени (20-25 минут).
  2. Достоверность результата 90-95%.
  3. Тест не наносит вреда организму человека.

Так как у метода одни достоинства он не имеет противопоказаний. Но результат будет точным только в том случае, если к тесту правильно подготовиться.

Подготовка к дыхательному тесту

Чтобы тест дал самые точные результаты, рекомендуется специальная подготовка к дыхательному тесту:

  • за месяц до прохождения теста нельзя принимать антибиотики;
  • за три дня до обследования не употреблять бобовые и спиртные напитки;
  • за 6 часов до сдачи анализа ничего не есть;
  • за 14 дней до обследования исключить прием препаратов, которые подавляют течение; физиологических и ферментативных процессов в организме;
  • за несколько часов нельзя жевать жвачку, курить;
  • последний прием пищи не позднее 22 часов, это должен быть легкий ужин;
  • за час до обследования можно выпить не более 10 мл воды;
  • чтобы результат анализа был точным, пациент не должен двигаться;
  • перед обследованием хорошо почистить зубы и ротовую полость.

Очень важно подготовиться к тесту правильно, иначе точного результата не будет. Если пациент не смог выполнить все правила, он должен сообщить об этом врачу и ему будет назначено другое время.

Как проводится тест

Процедуру проводят в условиях стационара под наблюдением специалиста. Если обследование проводят с помощью трубки, манипуляция длится не более 15 минут. Если используется электронный прибор, время процедуры составляет 10 минут.

Проводится процедура просто:

  • пациент принимает удобное положение
  • в рот кладется пластиковая трубка, а дыхание должно быть в обычном режиме
  • желательно не касаться трубки языком и небом, чтобы туда не попала слюна
  • если скапливается слюна, ее разрешается сплюнуть или сглотнуть, вытащив трубку, берется проба воздуха
  • первый этап манипуляции продолжается 6 минут
  • пациенту дают выпить раствор карбамида
  • трубку помещают опять в рот
  • второй этап также длится 6 минут, проводится исследование воздуха
  • после этого выдается результат.

Расшифровка результатов анализа и показатели нормы

Нормой является, когда разница между показателями первого и второго этапа обследования равна нулю. Если в организме имеется хеликобактер, показатель будет выше нуля.

При показателе:

  • следовое значение — 1, 5 -3,5, микроорганизма находится в неактивной фазе и от него можно быстро избавиться;
  • 3,5 — 5.5 – низкий уровень;
  • малый — до 7 промилле;
  • от 7 до 15, бактерия в активной фазе, размножается, процесс лечения затрудняется;
  • выше 15 – высокий уровень обсеменения.

При любом положительном результате, терапию нужно начинать сразу, это позволит избежать осложнений и болевых ощущений. Но схема лечения хеликобактер должна быть составлена врачом.

Противопоказания к проведению

Метод не имеет противопоказаний, так как не включает в себя никаких вмешательств и нагрузок. Его можно применять для всех, без ограничений.

Анализы крови

При жалобах пациента на боли в желудке, любой дискомфорт, при функциональных расстройствах пищеварения, при гастритах и язвенной болезни сдается анализ крови на хеликобактер пилори. Антитела к helicobacter pylori в крови являются показателем заражения человека бактерией хеликобактериоза.

Сдавать кровь на бактерию хеликобактер рекомендуется при:

  • слабом иммунитете
  • наследственная предрасположенность к онкологическим заболеваниям желудка
  • в качестве профилактической диагностики
  • с целью оценки полученного лечения от инфекции.

Как подготовиться к анализу?

Перед анализом необходимо за 8 часов до проведения теста не принимать пищу, кофе, чай, спиртные напитки, не курить. Этот анализ на хеликобактер пилори определяет количество иммуноглобулинов. Когда в организм человека попадает определенный токсин, вирус, микроб, иммуноглобулины взаимодействуют с ними и нейтрализуют эти вредные вещества. Анализ показывает взаимодействие возбудителя болезни и иммуноглобулинов, что дает возможность установить, есть ли хеликобактер пилори в желудке или двенадцатиперстной кишке.

Преимущества и недостатки

Преимущества данного теста:

  • диагностическая процедура не дорогая;
  • высокая точность результата;
  • анализ доступен для всех.

Тест на хеликобактери пилори имеет свои недостатки:

  • имеются факторы, которые влияют на результат анализа;
  • некоторые пациенты испытывают страх при заборе крови;
  • тщательный результат получают через 4-6 дней.

Расшифровка анализа

Расшифровка результата анализа крови на хеликобактер пилори можно сделать и без медицинских навыков. Антитела разделяют на категории A, G, M. Напротив каждой категории на бланке имеется результат. Если все показатели анализов крови на хеликобактер пилори не превышают норму, значит бактерии в организме нет:

  • иммуноглабулин LgG отсутствует или значительно ниже нормы: бактерии отсутствуют в организме;
  • LgG обнаружен: хеликобактриоз есть или был перенесен раньше;
  • иммуноглабулин LgM не обнаружен или ниже нормы: условная норма хеликобактер пилори;
  • LgM класса обнаружен: начальная стадия заболевания;
  • иммуноглабулин LgA не обнаружен в крови: это может свидетельствовать о ранней стадии болезни, недавно проведенной терапии антибиотиками или больной на этапе выздоровления.

Противопоказания

Анализ крови на хеликобактер не проводят:

  • при судорогах
  • при повышенной возбудимости больного
  • если в месте инъекции имеется поражение кожи.

Анализ крови на антитела при флебите вен также не назначают.

Анализ кала

ПЦР – что это такое? Это чувствительный способ определения инфекции. Он распознает ДНК или РНК возбудителя. Для ПЦР материалом для исследования является кал.

Анализ кала на антиген хеликобактер является самым удобным исследованием для пожилых людей, детей и тяжелобольных. В этом случае не требуется присутствия пациента в лаборатории и процедура не связана с травмированием организма. Кстати, о хеликобактер пилори у детей мы расскажем отдельно.

Но обнаружить бактерию в кале не просто. В кишечнике микроорганизм повергается воздействию неблагоприятных условий для него (желчные кислоты, недостаток кислорода). Поэтому активные организмы приспосабливаются к новым условиям, меняют свою форму и их число резко снижается.

Применяется специальный метод полимеразной цепной реакции (пцр), который позволяет определить фрагмент ДНК микроорганизма. Точность результата – 95-96%.

Что нельзя перед сдачей кала

Важно знать, как правильно сдать анализ на хеликобактер. Перед сдачей кала, за 3-4 дня не рекомендуется принимать много пищевых волокон, красящих продуктов, неорганических солей, лекарств, которые усиливают перистальтику кишечника.

Не годится для исследования на хеликобактер кал после клизмы или слабительного.

Анализ кала на хеликобактер пилори проводят до начала лечения. Если до этого пациент принимал антибактериальную терапию по поводу лечения какого-либо заболевания, лучше назначить другой метод обследования.

Расшифровка анализа

Результат анализа на helicobacter pylori бывает положительный и отрицательный. Положительный результат свидетельствует о наличии или перенесенной инфекции. Отрицательные данные — об отсутствии болезни или неправильном проведении исследования.

Цитологический анализ

Цитология есть один из самых точных методов обнаружения хеликобактер пилори в слизистый желудок. При этом методе анализ на хеликобактер пилори практически не дает ложных положительных результатов.

Для исследования берется при фиброгастродуаденоскопии (фгдс) биопсийный материал, мазок – отпечаток слизистой. Результат бывает положительный или отрицательный. По степени обсеменения:

  • слабая – при увеличении в 360 раз в поле зрения обнаруживается до 20 бактерий;
  • умеренная – 20-40;
  • высокая – более 40 бактерий.

Гастроскопия

При помощи фгс (желудочного зонда) при фгдс зрительно проникают в ЖКТ, выбирают самые подозрительные участки для забора слизи из желудка. Затем ее помещают на специальную среду, где определяют уреазную активность микроорганизма. Если индикатор из желтого цвета окрасится в малиновый, это означает, что в материале есть бактерии.

Анализ на хеликобактер — цена на исследование в Санкт-Петербурге в «СМ-Клиника»

Хеликобактериоз является серьезной проблемой. Часто пациент даже не догадывается о присутствии бактерии в организме. Поэтому при жалобах на боли в желудке, любой дискомфорт, при функциональных расстройствах пищеварения, при гастритах и язвенной болезни необходимо сдать специальный анализ на хеликобактер пилори.

Современная медицина использует несколько методик, чтобы выявить инфекцию: 

Биопсия

Это самый надежный метод определения хеликобактер, который практически не дает ложных положительных результатов. Однако он проводится с помощью ФГДС (желудочного зонда) и требует специальной подготовки. Слизь из желудка извлекают и помещают на специальную среду, где определяют уреазную активность микроорганизма. Если индикатор из желтого цвета окрасится в малиновый, это означает, что в пробах содержатся бактерии.

Остальные методы являются неинвазивными.

Дыхательные тесты 

Эффективен для первичной диагностики бактерии. Он позволяет выявить активность хеликобатер пилори и оценить уровень заражения, показывает продукты жизнедеятельности бактерии в воздухе, который выдыхает пациент. Тест абсолютно безопасен и эффективен, его преимущества:

  • быстрый результат.
  • высокая достоверность (90-95%)
  • неинвазивность.

Подготовка

  • желательно за 2 недели прекратить прием антибиотиков и препаратов висмута;
  • желательно за 2 недели исключить прием препаратов, влияющих на физиологические и ферментативные процессы;
  • за три дня исключить бобовые и алкоголь;
  • за 4 часа не принимать пищу;
  • за несколько часов отменить жвачку и сигареты;
  • за час до обследования не пить;
  • перед обследованием хорошо почистить зубы и ротовую полость.

Ход процедуры

Анализ проводят в условиях клиники под наблюдением специалиста. На первом этапе в рот пациенту помещается пластиковая трубка, затем осуществляется дыхание в обычном режиме. первый этап манипуляции продолжается 6 минут. Затем необходимо принять раствор карбамида, и снова повторить исследование воздуха. Нормой является, когда разница между показателями первого и второго этапа обследования равна нулю. Если в организме имеется хеликобактер, показатель будет выше нуля.

Анализы крови

Антитела к helicobacter pylori в крови являются показателем заражения человека бактерией хеликобактериоза. Иммуноферментный анализ на антитела IgG показывает концентрацию антител в крови относительно хеликобактер в организме. Преимущества теста:

  • невысокая цена;
  • высокая точность;
  • отсутствие противопоказаний.

Подготовка

Перед тестом в течение 4-6 часов нельзя:

  • принимать пищу,
  • кофе, чай, спиртные напитки,
  • курить.

Анализ показывает взаимодействие возбудителя болезни и иммуноглобулинов, что дает возможность установить, есть ли хеликобактер пилори в желудке или двенадцатиперстной кишке. Результат получают через 4-6 дней.

Анализ кала

Анализ кала на антиген хеликобактер является самым удобным исследованием для пожилых людей, детей и тяжелобольных. Точность результата – 95-96%.

Подготовка

Перед сдачей биоматериала за 3-4 дня не рекомендуется принимать:

  • пищевые волокна,
  • красящие продукты,
  • неорганические соли,
  • слабительные.

Уважаемые пациенты!
Возможна сдача анализов без предварительной расширенной подготовки:

  • • в экстренных и неотложных случаях;
  • • по назначению врача;
  • • у детей младшего возраста.
  •  

    Helicobacter pylori, IgG (количественно)

    Выявление иммуноглобулинов класса G (IgG) к Helicobacter pylori в сыворотке крови, используемое для диагностики антрального и фундального гастрита, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, а также для контроля за их лечением.

    Синонимы русские

    Хеликобактер, иммуноглобулины класса G, IgG-антитела.

    Синонимы английские

    Helicobacter pylori Antibody, IgG; Anti-Helicobacter pylori antibody, IgG (quantitative).

    Метод исследования

    Твердофазный хемилюминесцентный иммуноферментный анализ («сэндвич»-метод).

    Какой биоматериал можно использовать для исследования?

    Венозную кровь.

    Как правильно подготовиться к исследованию?

    • Не курить в течение 30 минут до исследования.

    Общая информация об исследовании

    Инфицирование H. pylori сопровождается развитием местного и системного иммунного ответа. Вслед за транзиторным увеличением титра иммуноглобулинов класса М (IgM) следует продолжительное и значительное нарастание IgG-, а также IgA-антител в сыворотке крови. Определение концентрации иммуноглобулинов (серологическое исследование) применяют в диагностике хеликобактериоза. IgG обнаруживаются в 95-100  % случаев инфицирования H. pylori, IgA – в 68-80  %, а IgM – лишь в 15-20  %. Поэтому для подтверждения инфицирования H. pylori определяют концентрацию IgG в сыворотке крови. Этот анализ имеет ряд преимуществ перед другими лабораторными методами выявления хеликобактера.

    Определение IgG в крови не требует эндоскопического исследования, поэтому является более безопасным способом диагностики. Так как чувствительность теста сопоставима с чувствительностью большинства инвазивных анализов (быстрый уреазный тест, гистологическое исследование), он оказывается особенно полезным, когда выполнение эндоскопии не планируется. Следует, однако, отметить, что тест не выявляет непосредственно микроорганизм и зависит от особенностей иммунного ответа пациента. Так, например, иммунный ответ пожилых людей характеризуется пониженной выработкой специфических антител (любых, в том числе к H. pylori), что необходимо учитывать, если получен отрицательный результат анализа при клинических признаках диспепсии. Кроме того, иммунный ответ подавляется при приеме некоторых цитостатических препаратов.

    Анализ на IgG может быть с максимальным успехом применен для диагностики первичного инфицирования H. pylori (например, при обследовании молодого пациента с впервые возникшими признаками диспепсии). В этой ситуации высокий титр IgG позволяет заподозрить активную инфекцию. Также положительный результат анализа у пациента (с признаками диспепсии в анамнезе или без них), не получавшего терапию, будет указывать на хеликобактериоз.

    Интерпретация положительного результата анализа в случае, если была проведена терапия (или если антибиотики, обладающие активностью против H. pylori, были применены в других целях), имеет некоторые особенности. Уровень IgG остается высоким в течение длительного времени после полной гибели микроорганизма (около половины пациентов, вылечившихся от H. pylori, будут иметь высокие титры IgG еще 1-1,5 года). В результате положительный результат анализа у пациента, принимавшего антибиотики, не позволяет дифференцировать активную инфекцию и инфекцию в анамнезе и требует проведения дополнительных лабораторных исследований.

    По этой же причине исследование на IgG не является основным тестом для диагностики эффективности терапии. Однако оно может быть применено с этой целью, если титр антител на момент начала болезни сравнивается с титром после окончания лечения. Считается, что снижение концентрации IgG на 20-25  % в течение 6 месяцев косвенно указывает на гибель микроорганизма. В то же время, если эта концентрация не снижается, это не означает неэффективность терапии. Отсутствие IgG-антител при повторном анализе свидетельствует об успешности лечения и избавлении от микроорганизма.

    Количество IgG к H. pylori также является одним из компонентов, по которому судят о состоянии слизистой оболочки желудка (это так называемая серологическая биопсия).

    Для чего используется исследование?

    Для диагностики заболеваний, вызванных H. pylori, и контроля за их лечением:

    • антрального и фундального гастрита;
    • язвы двенадцатиперстной кишки или желудка.

    Когда назначается исследование?

    • При обследовании пациента с впервые возникшими признаками диспепсии (первичное инфицирование H. pylori), особенно если эндоскопия не планируется.
    • При обследовании пациента с указанием на диспепсию в анамнезе, если не назначалась терапия H. pylori (или если антибиотики, активные против H. pylori, не использовались по другому поводу).
    • При первичной диагностике хеликобактериоза и через 6 месяцев после окончания курса его терапии.

    Что означают результаты?

    Референсные значения

    Результат: отрицательный.

    Концентрация: 0 — 0,9.

    Причины положительного результата

    • Активная инфекция H. pylori:

    a) снижение титра антител на 20-25 % в течение 6 месяцев после окончания антибактериальной терапии косвенно указывает на гибель микроорганизма;

    b) отсутствие тенденции к снижению IgG не говорит о неэффективности терапии.

    • инфекция H. pylori в анамнезе.

    Причины отрицательного результата:

    • отсутствие инфекции H. pylori;
    • гибель микроорганизма после курса антибиотикотерапии.

    Что может влиять на результат?

    Иммунный ответ пожилых людей, а также пациентов, получающих иммуносупрессивную терапию, характеризуется пониженной выработкой специфических антител, в том числе к H. pylori, что приводит к большему числу ложноотрицательных реакций теста в этой группе пациентов.

     Скачать пример результата

    Важные замечания

    • Положительный результат исследования следует интерпретировать с учетом дополнительных данных (в частности, нужно учитывать эрадикационную терапию или прием антибиотиков, активных в отношении H. pylori, в других целях).

    Также рекомендуется

    Кто назначает исследование?

    Гастроэнтеролог, педиатр, врач общей практики, инфекционист.

    Литература

    • Glupczynski Y. Microbiological and serological diagnostic tests for Helicobacter pylori: an overview. Br Med Bull. 1998;54(1):175-86.
    • Mark Feldman, MD; Byron Cryer, MD; Edward Lee, MD; Walter L. Peterson, MD. Role of Seroconversion in Confirming Cure ofHelicobacter pylori Infection. JAMA. 1998;280(4):363-365. doi:10.1001/jama.280.4.363.
    • Athanasios Makristathis, Alexander M. Hirschl, Philippe Lehours, Francis Mégraud,. Diagnosis of Helicobacter pylori Infection. Helicobacter. Volume 9, Issue Supplement s1, pages 7–14, August 2004.
    • Chernecky C. C. Laboratory Tests and Diagnostic Procedures / С.С. Chernecky, В.J. Berger; 5th ed. – Saunder Elsevier, 2008.

    Неожиданное снижение с возрастом распространенности Helicobacter pylori среди шведских доноров крови

    J Clin Microbiol. 2003 Sep; 41 (9): 4038–4042.

    M. Sörberg

    Отделение инфекционных заболеваний, Медицинский отдел, 1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    O.

    Отделение инфекционных заболеваний, Медицинский отдел, 1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    M.Granström

    Отделение инфекционных заболеваний, Отделение медицины, 1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    Отделение инфекционных болезней , 1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    * Автор, отвечающий за переписку.Почтовый адрес: Отделение клинической микробиологии, Каролинская больница, S-171 76, Стокгольм, Швеция. Телефон: 46-8-517 73564. Факс: 46-8-308099. Электронная почта: [email protected]

    Поступило 17 марта 2003 г .; Пересмотрено 19 мая 2003 г .; Принято 25 июня 2003 г.

    Copyright © 2003, Американское общество микробиологов. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Доноры крови часто используются в качестве заместителей для населения в целом в исследованиях эпидемиологии Helicobacter pylori .Наша цель состояла в том, чтобы проверить, совпадают ли возрастные показатели распространенности серотипов среди доноров крови с соответствующими показателями в случайной выборке населения. Это описательное исследование было основано на сыворотках, полученных от 3502 доноров крови, представляющих все округа и города Швеции. Для сравнения использовалась стратифицированная по возрасту случайная выборка населения из 1030 человек из округа Стокгольм. Сыворотки анализировали с помощью собственного иммуноферментного анализа на предмет антител к иммуноглобулину G H. pylori . В выборке населения мы обнаружили ожидаемое увеличение с возрастом серологической распространенности H.pylori инфекция. Это верно и для молодых доноров крови, в то время как кривая распространенности по возрасту показала отклонение вниз для доноров крови в возрасте ≥ 50 лет. В этой возрастной группе вероятность быть серопозитивной снизилась на 73% (95% доверительный интервал [ДИ], от 63 до 81%) по сравнению с выборкой населения. В целом скорректированное отношение шансов для серопозитивности H. pylori среди доноров крови снизилось на 43% (95% ДИ, от 28 до 55%). Таким образом, оказывается, что доноры крови H.pylori , серопозитивные, выборочно исчезают из когорты доноров крови. Мы предполагаем, что H. pylori -серопозитивные доноры крови могут переносить повторные кровотечения хуже, чем неинфицированные люди, и / или что общее самочувствие инфицированных может быть несколько ухудшено. Наше неожиданное наблюдение показывает, что доноры крови могут быть менее подходящими в качестве заместителей для населения в целом в аналитических исследованиях инфекции H. pylori и что основная причина требует дальнейшего изучения.

    Helicobacter pylori считается основной причиной неаутоиммунного хронического гастрита (10). Более того, эрадикация H. pylori предотвращает рецидив пептических язв (14), и накапливаются данные о причинной роли в развитии рака желудка (11, 17, 30).

    Инфекция H. pylori в основном передается в раннем детстве (13). В развивающихся странах распространенность инфекции выше, чем в развитых странах, где она постепенно повышается с возрастом (12, 23).Считается, что это последнее явление отражает эффект когорты рождения. Следовательно, более высокая распространенность инфекции среди пожилых людей означает более высокий уровень детской инфекции в этих когортах, а не заражение во взрослой жизни (1, 9).

    В европейских эпидемиологических исследованиях доноры крови часто используются для представления населения в целом, поскольку во всех европейских странах есть доноры, не получающие зарплату (34, 36). Уместность этого предположения не была строго проверена для H.pylori , серологическая распространенность.

    Мы воспользовались большой общенациональной выборкой доноров крови, отобранной с целью изучения серологической распространенности инфекции Borrelia burgdorferi в различных частях Швеции (28), а также для изучения возрастной серологической распространенности H. pylori. , если предположить, что доноры крови были репрезентативными для населения в целом. Затем мы сравнили характер распространенности серотипов среди доноров крови с серией популяционного контроля, состоящей из сывороток репрезентативной выборки взрослого населения округа Стокгольм.

    МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

    Предметы. (i) Доноры крови.

    Сыворотки были собраны у неоплачиваемых доноров из всех 25 графств и столичных округов Швеции. Репрезентативность была достигнута путем включения всех последовательных доноров крови с 1-го дня до тех пор, пока не был достигнут весь заранее определенный размер выборки. Все образцы были собраны в течение одного и того же периода, то есть с сентября по декабрь 1995 года. Размер выборки был заранее определен как 30 человек на 100 000 жителей или не менее 100 образцов из каждого графства или района.Всего было получено 3502 образца. Каждый образец представлял от 10 до 12 мл крови или от 4 до 5 мл сыворотки. Каждый образец сопровождался информацией о стране, в которой был сделан донор, а также о возрасте и поле донора. Никакой дополнительной информации о донорах не было, а данные о донорах были стерты из записей, отправленных в лабораторию.

    (ii) Население в целом.

    Стратифицированная случайная выборка из 1863 человека была взята из компьютеризированного и постоянно обновляемого реестра населения округа Стокгольм.Основная цель заключалась в том, чтобы измерить эффект кампании вакцинации против дифтерии. В общей сложности 1087 отобранных субъектов (58,3%) вызвались на последующий забор крови в 1998–1999 годах (8). Показатели участия составляли 60% среди женщин и 49% среди мужчин. Среди субъектов старше 45 лет уровень участия составлял 70 и 62% для женщин и мужчин, соответственно. Отобранным субъектам было отправлено два письма с приглашением к участию, а последующее телефонное интервью с некоторыми из неучастников показало, что основными причинами неучастия (в порядке убывания важности) были следующие: (i) нежелание участвовать, (ii) ) недоступность, в некоторых случаях из-за поездки за границу, (iii) болезнь или препятствие, запрещающее участие, и (iv) смерть между отбором и взятием крови.Никакой дополнительной информации о контрольной популяции не было.

    ELISA на антитела к иммуноглобулину G.

    В этом собственном иммуноферментном анализе (ELISA) использовался обработанный ультразвуком антиген H. pylori на основе культуры семи клинических изолятов и штамма NCTC 11438 (3). Лунки 96-луночных микропланшетов были покрыты до концентрации 7 мкг / мл. Сыворотки разводили в соотношении 1: 1000 и тестировали в двух экземплярах. Разведения сыворотки проводили в фосфатно-солевом буфере (PBS), сначала 1: 100 только в PBS, а затем 1:10 в PBS, содержащем 70 мг обработанного ультразвуком антигена Campylobacter jejuni / мл (пять клинических изолятов) для удаления перекрестно реагирующих антител. .Щелочно-фосфатно-конъюгированный иммуноглобулин G человека (Euro Diagnostica, Мальмё, Швеция) использовали для обнаружения связанных антител. Оптическая плотность при 405 нм, равная 0,36, была использована в качестве порогового значения и была установлена ​​в клиническом материале 83 пациентов с положительной культурой H. pylori и 45 пациентов с отрицательной реакцией с помощью микроскопии, посева и экспресс-теста на уреазу (3). Было обнаружено, что ИФА имеет чувствительность 100% (83 из 83) и специфичность 96% (43 из 45), что установлено в вышеупомянутом 83 H.pylori шведов с положительной культурой и 45 серонегативных лиц (3).

    Статистические методы.

    Во-первых, уровни распространенности серотипов среди доноров крови и контрольной популяции сравнивались в 10-летних возрастных группах с использованием объединенных оценок Mantel-Haenszel. Поскольку доноры крови и контроль населения представляли лишь частично совпадающие географические области (доноры крови приехали со всей Швеции, в то время как средства контроля населения — исключительно из Стокгольма), мы изучили важность округа и региона здравоохранения в моделях многомерной логистической регрессии, ограниченных только донорами крови. .В этих моделях мы скорректировали возраст (в 10-летних возрастных категориях) и пол. Затем мы применили модели многомерной логистической регрессии, в которых влияние статуса донора крови оценивалось с учетом возраста, пола и места жительства (большие города по сравнению с другими частями Швеции). Чтобы избежать путаницы по географическому району проживания, дальнейший раунд анализов был ограничен донорами крови и контрольными группами населения из Стокгольма. Модификация эффекта по возрасту оценивалась с помощью стратифицированного анализа (от 17 до 49 и> 50 лет) и путем введения термина для взаимодействия (статус донора крови, умноженный на возрастную категорию) в полную модель.Мы использовали логистическую процедуру в статистическом пакете SAS 6.12 (Институт SAS, Кэри, Северная Каролина).

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Всего было проанализировано 4532 образца крови среди 3502 доноров крови (средний возраст ± стандартное отклонение, 50,5 ± 12,9 лет) и 1030 субъектов контрольной популяции (средний возраст, 49,9 ± 16,7 лет). Характеристики двух учебных групп приведены в таблице. Средняя оптическая плотность антител против H. pylori (± стандартное отклонение) среди доноров крови и контрольной популяции составляла 0.30 (± 0,40) и 0,36 (± 0,45) соответственно. Соответствующие медианные значения составили 0,14 и 0,13.

    ТАБЛИЦА 1.

    Характеристики доноров крови и выборка населения Стокгольма

    9013 9013 6 Показатели по возрастным категориям выявили две разные модели для доноров крови и контрольной популяции (рис.). В то время как распространенность серотипа увеличивалась с возрастом в самых молодых возрастных группах как среди доноров крови, так и в выборке населения (хотя показатели были несколько выше среди первых), кривая для доноров крови отклонялась в возрасте от 40 до 49 лет.После этого возраста распространенность серотипа с возрастом снижалась. С другой стороны, в выборке населения распространенность серотипа монотонно увеличивалась с возрастом во всем возрастном диапазоне. Эта разница была очень значительной; объединенное отношение шансов Mantel-Haenszel для того, чтобы быть серопозитивным среди доноров крови, составляло 0,65 (95% доверительный интервал, 0,55–0,77) по отношению к выборке населения ( P = 0,001).

    Распространенность (%) антител к H. pylori по возрасту среди доноров крови и в выборке населения.

    Поскольку доноры крови и контрольные группы населения представляли группы населения, которые пересекались только в Стокгольме, мы исследовали важность географического района проживания в модели многомерной логистической регрессии с поправкой на возраст и пол. Этот анализ был ограничен только донорами крови. Из таблицы видно, что район проживания имел второстепенное значение для риска серопозитивности. Хотя отношение шансов для серопозитивности было несколько ниже в центральной Швеции и несколько выше в северной Швеции, ни одна из оценок не достигла статистической значимости.Мы также наблюдали почти статистически значимую гендерную разницу в серопространстве H. pylori . Отношение шансов для того, чтобы быть серопозитивным, составляло 0,85 (95% доверительный интервал [ДИ], 0,70–1,02) среди женщин по сравнению с мужчинами. Аналогичная разница наблюдалась и в выборке населения. Там отношение шансов среди женщин составило 0,77 (95% ДИ, 0,57–1,04).

    ТАБЛИЦА 2.

    Многомерный анализ влияния пола, возраста и географического района проживания на вероятность быть H.pylori серопозитивный b

    Характеристика Число доноров крови (% от общего числа) Число лиц в выборке населения Стокгольма (% от общего числа)
    n 3,502 1030
    Пол
    Мужчины 2,194 (63) 418 (41) 608 (59)
    Возраст (лет)
    17-19 32 (1) 0 (0)
    20-29 197 143 (14)
    30-39 473 (13) 168 (17)
    40-49 905 (26) 190 (19)
    50-59 964 (28) 206 (20)
    60-69 689 (20) 152 (15)
    70-79 231 (7) 121 (12)
    ≥80 0 (0) 33 (3)
    Регион здравоохранения
    Юг 605 (17) 0 (17) 0 (17) 0
    Запад 664 (19) 0 (0)
    Юго-восток 352 (10) 0 (0)
    Стокгольм / Готланд 659 (19137 659) 100)
    Центральная Швеция 773 (22) 0 (0)
    Север 449 (13) 0 (0)
    H.pylori статус
    Положительный 620 (18) 261 (25)
    Отрицательный 2,882 (82) 767 (75)
    -0,51 90,24137 0,69 9012-1
    Детерминант Число положительных доноров / общее количество (%) Отношение шансов a 95% ДИ
    Мужчины 412/2,192 (19) 1 Номер
    Женщины 207/1298 (16) 0,85 0.70-1,02
    Возраст (лет)
    17-19 2/32 (6) 0,24 0,06-1,02
    20 / 197 (11) 0,48 0,30–0,77
    30–39 108/473 (23) 1,08 0,82–1,41
    40–49 195/905 ( ) 1 Каталожный номер
    50-59 184/964 (19) 0.86 0,69-1,08
    60-69 90/689 (13) 0,55 0,42-0,72
    70-79 18/231 (8) 0,31
    Область здравоохранения
    Юг 117/605 (19) 1 Ссылка
    Запад 0.68-1,22
    Юго-восток 63/352 (18) 0,91 0,65-1,28
    Стокгольм / Готланд 111/659 (17) Центральная Швеция 120/773 (16) 0,78 0,59–1,04
    Север 95/449 (21) 1,22 0,90–1,67
    , наконец,

    отношение шансов для H.pylori серопозитивность, связанная со статусом донора крови, по отношению к выборке населения. В этом многофакторном анализе, проведенном для всего материала (как доноров крови, так и контрольной группы населения), оценки были скорректированы с учетом пола, возраста (в 10-летних классах) и места проживания (города с населением> 500000 жителей по сравнению с остальной частью Швеции. ). В целом скорректированное отношение шансов для серопозитивности H. pylori среди доноров крови снизилось на 43% (95% ДИ, от 28 до 55%) по сравнению с контрольной популяцией (таблица, первый раздел, левый столбец).При стратифицированном анализе было выявлено, что влияние статуса донора крови изменялось в зависимости от возраста (таблица, первый раздел, столбцы 2 и 3). В возрастной группе от 17 до 49 лет статус донора крови был связан с 48% (95% ДИ, от 2 до 113%) повышенным риском серопозитивности H. pylori , хотя это повышение имело лишь пограничное значение. Среди субъектов в возрасте ≥ 50 лет риск серопозитивности для доноров крови был снижен на 73% (95% ДИ, от 63 до 81%) по сравнению с риском в выборке населения.Это последнее взаимодействие было высоко статистически значимым ( P = 0,0001). Чтобы не допустить искажения по месту жительства, мы повторили анализ на подгруппе из 513 доноров крови и 1030 контрольных групп населения, проживающих в Стокгольме. Результаты практически идентичны результатам, полученным для всего материала (таблица, второй раздел).

    ТАБЛИЦА 3.

    Скорректированные отношения шансов для H. pylori серопозитивных, в целом и в анализах, стратифицированных по возрасту

    Исследовательская группа Данные для:
    Доноры всех возрастов
    Доноры в возрасте 17-49 лет
    Доноры в возрасте ≥50 лет
    OR a 95% CI OR 95% CI OR 95% CI
    Контроль населения 1 Ссылка 1 Ссылка 1 Ссылка
    Доноры крови 0.57 0,45-0,72 1,48 1,02-2,13 0,27 0,19-0,37
    Stockholmers Ссылка 1 Ссылка 1 Ссылка
    Доноры крови 0,57 0,44-0,76 1,47 0.98-2,20 0,26 0,18-0,39

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Наиболее заметным результатом наших перекрестных данных было парадоксальное снижение распространенности серотипа H. pylori с возрастом среди шведских доноров крови старше 50 лет, которые, таким образом, заметно отличаются от населения того же возраста и пола. С другой стороны, распространенность серотипов среди более молодых доноров крови была близка к возрастной серологической распространенности среди населения в целом или даже несколько превышала ее.

    Другие исследования, проводимые среди доноров крови в развитых странах, обычно не выявляют снижения серологической распространенности H. pylori , аналогичного наблюдаемому нами (5, 7, 15, 20, 26, 33-36). Однако более внимательное изучение предыдущих данных выявило более низкие, чем ожидалось, показатели распространенности серотипов среди лиц старше 50 лет в нескольких исследованиях (5, 34, 36), но немногие из них включали лиц старше 60 лет. ниже 60 девиантная картина была менее четкой и в нашем исследовании.Итальянское исследование (31), в котором участвовали пожилые доноры крови, обнаружило ту же картину серологической распространенности, что и в нашем исследовании.

    Самым упрощенным объяснением наших результатов является то, что регулярное донорство крови способствует исчезновению инфекции. Это кажется биологически неправдоподобным, хотя эмпирические данные отсутствуют. Удаление антител у доноров крови могло бы быть другой возможностью, но не было обнаружено для других инфекций. Образец не показал соответствующего снижения преобладания антител к B.burgdorferi (28).

    Смещенное распределение по социально-экономическому фону привело бы к смещенной распространенности H. pylori , но не к снижению с возрастом (12, 23). Последовательный сдвиг со временем социально-экономического статуса вновь набранных доноров крови с низкого на высокий теоретически приведет к снижению показателей распространенности с увеличением возраста доноров. Однако градиент распространенности в когортах последовательных рождений, вероятно, будет более крутым, чем в социально-экономических слоях.Таким образом, сдвиг в распределении социально-экономического статуса, если таковой имеется, вероятно, не окажет большего, чем маргинальное влияние на эффект когорты рождения, последний приведет к увеличению показателей распространенности с возрастом. Этот аргумент также будет противодействовать другому возможному варианту смещения отбора, а именно, что только социально-экономически привилегированные доноры крови останутся активными после 50 лет. Поэтому мы предварительно опровергаем и это объяснение.

    Третье альтернативное объяснение заключается в том, что субъекты, которые остаются активными донорами крови в течение длительного времени, относятся к тем, у кого есть редкие и желанные группы крови, и что некоторые из этих групп крови могут быть связаны с более низким риском H.pylori колонизация. Однако опубликованные данные последовательно опровергают любые важные ассоциации между группой крови и распространенностью H. pylori (16, 19, 21, 22, 24, 27). Поэтому такое объяснение маловероятно.

    Четвертое и, на наш взгляд, наиболее вероятное объяснение состоит в том, что инфицированные люди предпочтительно удаляются из когорты доноров крови по мере взросления. Для этого выборочного удаления может быть несколько возможных причин: их можно удалить, если у них больше, чем у неинфицированных людей, развиваются отклонения лабораторных тестов, которые приводят к активному исключению. H. pylori потенциально может повлиять на метаболизм железа, вызывая скрытое кровотечение, связанное с язвой, или нарушая абсорбцию негемового железа, или убирая гемовое железо или ферритин (2, 6). Низкие уровни сывороточного железа и / или ферритина чаще встречаются у инфицированных, чем у неинфицированных взрослых (4, 25, 29). Вполне возможно, что индуцированное H. pylori вмешательство в нормальный метаболизм железа станет клинически более очевидным у доноров крови, чем у людей без подобных кровопотерь. H. pylori , по-видимому, также является возбудителем дефицита витамина B 12 у взрослых (18). Однако эта причина не актуальна, поскольку у немногих доноров крови развивается стойкая анемия, и лишь немногие исключаются по этой причине (J. Lundahl, Отдел клинической иммунологии и трансфузионной медицины, Karolinska Hospital, личное сообщение).

    Самая распространенная причина исключения среди пожилых шведских доноров крови заключается в том, что они сами решают прекратить сдавать кровь.Причина этого не совсем понятна, но мы предполагаем, что человек, инфицированных H. pylori, могут чувствовать себя хуже после сдачи крови, чем неинфицированные доноры, и что время выздоровления может быть увеличено. Более того, если инфекция H. pylori причинно или не причинно связана с другими тяжелыми заболеваниями, такими как ишемическая болезнь сердца, то эти заболевания также будут способствовать избирательному исчезновению инфицированных людей из категории доноров крови.

    Наше исследование подтвердило ранее сообщавшееся гендерное различие (32) с тенденцией к увеличению H.pylori у мужчин, чем у женщин, как среди доноров крови, так и в выборке населения. Хотя это и не достигло статистической значимости, вероятность заражения у женщин была примерно на 20% ниже, чем у мужчин. Недавний метаанализ (32) показал, что только в двух исследованиях из шести серологическая распространенность H. pylori у женщин была выше, чем у мужчин, и что суммарное отношение шансов для серопозитивности среди мужчин по сравнению с женщинами составляло 1,2 (95 % ДИ от 1,02 до 1,4). Интересно, что гендерных различий у детей не наблюдалось, что также подтвердилось в нашем недавнем исследовании 10–12-летних шведских школьников (13).Причины, лежащие в основе гендерных различий среди взрослых, вряд ли связаны с предпочтительным лечением эрадикации у мужчин, поскольку скрининг и эрадикация на момент отбора образцов для исследования в Швеции практически не практиковались. Гендерное различие может частично объяснять увеличение случаев заболеваний, связанных с H. pylori (язвенная болезнь желудка и рак желудка), среди мужчин в более поздние десятилетия жизни (32).

    Сильные стороны нашего исследования включают репрезентативность нашей выборки по отношению к шведским донорам крови.В качестве индикатора этой репрезентативности выборка показала ожидаемые географические вариации, а также вариабельность в зависимости от возраста и пола в серопространстве B. burgdorferi (28). Еще одна сильная сторона — наша сравнительная выборка, действительно основанная на популяциях. Низкий уровень участия может вызвать опасения по поводу возможной систематической ошибки отбора. Однако контрольная популяция продемонстрировала точно ожидаемый когортный эффект, описанный в многочисленных исследованиях, проведенных в развитых странах (12, 23). Кроме того, в возрастных группах, в которых были сделаны наши важные выводы (> 45 лет), уровень участия (66%) был приемлемым.

    В заключение, наши данные, подкрепленные результатами других исследований, согласуются с падением распространенности инфекции H. pylori с возрастом среди пожилых доноров крови. Причины этого парадоксального уменьшения остаются предположительными, но наиболее разумным объяснением является то, что человек с положительным результатом на H. pylori и пациентов предпочтительно удаляются из когорты доноров крови. Поскольку активные исключения из-за стойкой анемии встречаются редко, наши результаты предполагают, что пожилые люди, инфицированные H.pylori может переносить повторные кровотечения хуже, чем неинфицированные люди, и / или что общее самочувствие инфицированных может быть несколько ухудшено. Это наблюдение должно побудить к дальнейшим исследованиям роли H. pylori в общем состоянии здоровья пожилых людей. Наши результаты подчеркивают опасность использования данных о донорах крови вместо надежных эпидемиологических наблюдений на уровне населения.

    Благодарности

    Эта работа была поддержана Шведским медицинским обществом и Фондом Ричарда и Рут Юлинов.

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    1. Банатвала, Н., К. Майо, Ф. Мегро, Р. Дженнингс, Дж. Дж. Дикс и Р. А. Фельдман. 1993. Когортный эффект и Helicobacter pylori. J. Infect. Дис. 168 : 219-221. [PubMed] [Google Scholar] 2. Barabino, A. 2002. Helicobacter pylori -связанная железодефицитная анемия: обзор. Helicobacter 7 : 71-75. [PubMed] [Google Scholar] 3. Р. Бефритс, М. Гранстрём, М. Риландер и К. Рубио. 1993. Helicobacter pylori в 205 последовательных эндоскопических пациентах. Сканд. J. Infect. Дис. 25 : 185-191. [PubMed] [Google Scholar] 4. Берг, Г., Дж. Боде, М. Блеттнер, Х. Боинг и Х. Бреннер. 2001. Инфекция Helicobacter pylori и сывороточный ферритин: популяционное исследование среди 1806 взрослых в Германии. Являюсь. J. Gastroenterol. 96 : 1014-1018. [PubMed] [Google Scholar] 5. Бергензаун, П., К. Г. Кристинссон, Б. Тьодлейфссон, Э. Сигвальдадоттир, С.Мольстад, М. Хельд и Т. Вадстрём. 1996. Серопространственность Helicobacter pylori на юге Швеции и Исландии. Сканд Дж. Гастроэнтерол. 31 : 1157-1161. [PubMed] [Google Scholar] 6. Bini, E. J. 2001. Helicobacter pylori и железодефицитная анемия: виновен по предъявленным обвинениям? Являюсь. J. Med. 111 : 495-497. [PubMed] [Google Scholar] 7. Брейер, Т., Т. Садхоп, Дж. Хох, Т. Зауэрбрух и П. Мальфертхайнер. 1996. Распространенность и факторы риска заражения Helicobacter pylori в западной части Германии.Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 8 : 47-52. [PubMed] [Google Scholar] 8. Кристенсон, Б., У. Хеллстрём, С. П. Сильван, Л. Хенрикссон и М. Гранстрём. 2000. Влияние кампании вакцинации на иммунитет взрослых к дифтерии. Вакцина 19 : 1133-1140. [PubMed] [Google Scholar] 9. Каллен Д. Дж., Б. Дж. Коллинз, К. Дж. Кристиансен, Дж. Эпис, Дж. Р. Уоррен, И. Сюрвейор и К. Дж. Каллен. 1993. Когда происходит заражение Helicobacter pylori ? Кишечник 34 : 1681-1682.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Диксон М. Ф. и Г. М. Собала. 1992. Гастрит и дуоденит: гистопатологический спектр. Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 4 (Дополнение 2) : 17-23. [Google Scholar] 11. Экстрём, А. М., М. Хельд, Л. Э. Ханссон, Л. Энгстранд и О. Нирен. 2001. Helicobacter pylori при раке желудка, установленный иммуноблотом CagA как маркер перенесенной инфекции. Гастроэнтерология 121 : 784-791. [PubMed] [Google Scholar] 12. Исследовательская группа EUROGAST. 1993. Эпидемиология и факторы риска заражения Helicobacter pylori среди 3194 бессимптомных субъектов в 17 популяциях. Кишечник 34 : 1672-1676. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Гранстрем М., Ю. Тиндберг и М. Бленноу. 1997. Сероэпидемиология инфекции Helicobacter pylori в когорте детей от 6 месяцев до 11 лет. J. Clin. Microbiol. 35 : 468-470.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Hentschel, E., G. Brandstätter, B. Dragosics, A. M. Hirschl, H. Nemec, K. Schutze, M. Taufer и H. Wurzer. 1993. Влияние ранитидина и амоксициллина плюс метронидазол на эрадикацию Helicobacter pylori и рецидив язвы двенадцатиперстной кишки. N. Engl. J. Med. 328 : 308-312. [PubMed] [Google Scholar] 15. Холтманн, Г., Н. Дж. Талли, Х. Митчелл и С. Хазелл. 1998. Антительный ответ на специфический H.pylori при функциональной диспепсии, язвенной болезни двенадцатиперстной кишки и здоровье. Являюсь. J. Gastroenterol. 93 : 1222-1227. [PubMed] [Google Scholar] 16. Хук-Никанне, Дж., П. Систонен и Т. У. Косунен. 1990. Влияние группы крови ABO и секреторного статуса на частоту встречаемости антител Helicobacter pylori . Сканд. J. Gastroenterol. 25 : 815-818. [PubMed] [Google Scholar] 17. Рабочая группа МАИР по оценке канцерогенных рисков для людей. 1994. Шистосомы, печеночные двуустки и Helicobacter pylori. IARC Monogr. Eval. Канцерогенный. Риски Hum. 61 : 1-241. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Kaptan, K., C. Beyan, A.U. Ural, T. Cetin, F. Avcu, M. Gulen, R. Finci, and A. Yalcin. 2000. Helicobacter pylori — это новый возбудитель дефицита витамина B12? Arch. Междунар. Med. 160 : 1349-1353. [PubMed] [Google Scholar] 19. Копанский, З., Голец Э., Б.Витковска, Э. Словакевич, А. Мигас-Нирска и А. Ценчиала. 1996. Связь между частотой появления IgG против Helicobacter pylori и основными группами крови у больных язвенной болезнью и раком желудка. Евро. J. Med. Res. 1 : 280-282. [PubMed] [Google Scholar] 20. Косунен, Т. У., Дж. Хук, Х. И. Раутелин и Г. Мюллюла. 1989. Возрастное увеличение антител против Campylobacter pylori и у доноров крови.Сканд. J. Gastroenterol. 24 : 110-114. [PubMed] [Google Scholar] 21. Мартин де Аргила, К., Д. Бойшеда, С. Вальдезате, Н. Мир, Р. Барсена, Дж. П. Гисберт, А. Гарсия Плаза и Р. Кантон. 1998. Группы крови АВО, резус-фактор и Helicobacter pylori. Rev. Esp. Энферм. Копать. 90 : 263-268. [PubMed] [Google Scholar] 22. McKeown, I., P. Orr, S. Macdonald, A. Kabani, R. Brown, G. Coghlan, M. Dawood, J. Embil, M. Sargent, G. Smart, and C. N. Bernstein. 1999. Helicobacter pylori в канадской Арктике: серологическая распространенность и обнаружение в пробах воды в общинах. Являюсь. J. Gastroenterol. 94 : 1823-1829. [PubMed] [Google Scholar] 23. Ф. Мегро, М. П. Брассенс-Раббе, Ф. Дени, А. Белбури и Д. К. Хоа. 1989. Сероэпидемиология инфекции Campylobacter pylori в различных популяциях. J. Clin. Microbiol. 27 : 1870-1873. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Ментис, А., К. К. Блэквелл, Д. М. Вейр, К. Спилиадис, А. Дайлианас и Н. Скандалис. 1991. Группа крови ABO, секреторный статус и обнаружение Helicobacter pylori среди пациентов с язвой желудка или двенадцатиперстной кишки. Эпидемиол. Заразить. 106 : 221-229. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25. Н. Милман, С. Розенсток, Л. Андерсен, Т. Йоргенсен и О. Бонневи. 1998. Ферритин сыворотки, гемоглобин и инфекция Helicobacter pylori : сероэпидемиологическое обследование с участием 2794 взрослых датчан.Гастроэнтерология 115 : 268-274. [PubMed] [Google Scholar] 26. Нандуркар, С., Н. Дж. Талли, Х. Ся, Х. Митчелл, С. Хейзел и М. Джонс. 1998. Диспепсия в обществе связана с курением и употреблением аспирина, но не с инфекцией Helicobacter pylori . Arch. Междунар. Med. 158 : 1427-1433. [PubMed] [Google Scholar] 27. Оберхубер, Г., А. Кранц, К. Дежако, Б. Драгошич, И. Мосбергер, В. Майр и Т. Радашкевич. 1997. Группы крови Lewis (b) и экспрессия ABH в слизистой оболочке желудка: отсутствие взаимосвязи с колонизацией Helicobacter pylori и возникновением MALT-лимфомы желудка.Кишечник 41 : 37-42. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 28. О’Коннелл, С., М. Гранстрём, Дж. С. Грей и Г. Станек. 1998. Эпидемиология европейского боррелиоза Лайма. Zentbl. Бактериол. 287 : 229-240. [PubMed] [Google Scholar] 29. Паркинсон, А. Дж., Б. Д. Голд, Л. Балкоу, Р. Б. Уэйнрайт, Б. Сваминатан, Б. Кханна, К. М. Петерсен и М. А. Фицджеральд. 2000. Высокая распространенность Helicobacter pylori среди коренного населения Аляски и связь с низким уровнем ферритина в сыворотке крови у молодых людей.Clin. Диаг. Лаборатория. Иммунол. 7 : 885-888. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 30. Парсоннет, Дж., Г. Д. Фридман, Д. П. Вандерштин, Ю. Чанг, Дж. Х. Фогельман, Н. Орентрейк и Р. К. Сибли. 1991. Helicobacter pylori Инфекция и риск рака желудка. N. Engl. J. Med. 325 : 1127-1131. [PubMed] [Google Scholar] 31. Р. Пелликано, М. Г. Маццарелло, С. Мореллони, М. Аллегри, В. Арена, М. Феррари, М. Риццетто и А. Понцетто. 1999.Острый инфаркт миокарда и серопозитивность Helicobacter pylori . Int. J. Clin. Лаборатория. Res. 29 : 141-144. [PubMed] [Google Scholar] 32. Replogle, M. L., S. L. Glaser, R.A. Hiatt и J. Parsonnet. 1995. Биологический секс как фактор риска заражения Helicobacter pylori у здоровых молодых людей. Являюсь. J. Epidemiol. 142 : 856-863. [PubMed] [Google Scholar] 33. А. Руссо, М. Эболи, П. Пиццетти, Г. Ди Феличе, Ф. Раваньяни, П. Спинелли, А.М. Хотц, П. Нотти, Дж. Макони, С. Франчески, Д. Феррари и Л. Бертарио. 1999. Детерминанты распространения серотипа Helicobacter pylori среди итальянских доноров крови. Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 11 : 867-873. [PubMed] [Google Scholar] 34. Вайра Д., М. Мильоли, П. Муле, Дж. Холтон, М. Менегатти, М. Вергура, Дж. Биаско, Р. Конте, Р. П. Логан и Л. Барбара. 1994. Распространенность язвенной болезни у Helicobacter pylori у положительных доноров крови. Кишечник 35 : 309-312.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Wagtmans, M. J., A. M. Witte, D. R. Taylor, I. Biemond, R. A. Veenendaal, H. W. Verspaget, C. B. Lamers и R.A. van Hogezand. 1997. Низкая распространенность антител Helicobacter pylori в исторических сыворотках пациентов с болезнью Крона. Сканд. J. Gastroenterol. 32 : 712-718. [PubMed] [Google Scholar] 36. Вилхойт, С. Л., Д. А. Фергюсон, младший, Д. Р. Сойке, Дж. Х. Кальбфляйш и Э. Томас. 1993.Повышенная распространенность антител Helicobacter pylori среди медсестер. Arch. Междунар. Med. 153 : 708-712. [PubMed] [Google Scholar]

    Неожиданное снижение с возрастом распространенности Helicobacter pylori среди шведских доноров крови

    J Clin Microbiol. 2003 Sep; 41 (9): 4038–4042.

    M. Sörberg

    Отделение инфекционных заболеваний, Медицинский отдел, 1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    O.Nyrén

    Отделение инфекционных заболеваний, Отделение медицины, 1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    M.c. Отделение, Департамент медицины,

    1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    Отделение инфекционных заболеваний, Отделение медицины, 1 Отделение of Medical Epidemiology, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    * Автор, отвечающий за переписку.Почтовый адрес: Отделение клинической микробиологии, Каролинская больница, S-171 76, Стокгольм, Швеция. Телефон: 46-8-517 73564. Факс: 46-8-308099. Электронная почта: [email protected]

    Поступило 17 марта 2003 г .; Пересмотрено 19 мая 2003 г .; Принято 25 июня 2003 г.

    Copyright © 2003, Американское общество микробиологов. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Доноры крови часто используются в качестве заместителей для населения в целом в исследованиях эпидемиологии Helicobacter pylori .Наша цель состояла в том, чтобы проверить, совпадают ли возрастные показатели распространенности серотипов среди доноров крови с соответствующими показателями в случайной выборке населения. Это описательное исследование было основано на сыворотках, полученных от 3502 доноров крови, представляющих все округа и города Швеции. Для сравнения использовалась стратифицированная по возрасту случайная выборка населения из 1030 человек из округа Стокгольм. Сыворотки анализировали с помощью собственного иммуноферментного анализа на предмет антител к иммуноглобулину G H. pylori . В выборке населения мы обнаружили ожидаемое увеличение с возрастом серологической распространенности H.pylori инфекция. Это верно и для молодых доноров крови, в то время как кривая распространенности по возрасту показала отклонение вниз для доноров крови в возрасте ≥ 50 лет. В этой возрастной группе вероятность быть серопозитивной снизилась на 73% (95% доверительный интервал [ДИ], от 63 до 81%) по сравнению с выборкой населения. В целом скорректированное отношение шансов для серопозитивности H. pylori среди доноров крови снизилось на 43% (95% ДИ, от 28 до 55%). Таким образом, оказывается, что доноры крови H.pylori , серопозитивные, выборочно исчезают из когорты доноров крови. Мы предполагаем, что H. pylori -серопозитивные доноры крови могут переносить повторные кровотечения хуже, чем неинфицированные люди, и / или что общее самочувствие инфицированных может быть несколько ухудшено. Наше неожиданное наблюдение показывает, что доноры крови могут быть менее подходящими в качестве заместителей для населения в целом в аналитических исследованиях инфекции H. pylori и что основная причина требует дальнейшего изучения.

    Helicobacter pylori считается основной причиной неаутоиммунного хронического гастрита (10). Более того, эрадикация H. pylori предотвращает рецидив пептических язв (14), и накапливаются данные о причинной роли в развитии рака желудка (11, 17, 30).

    Инфекция H. pylori в основном передается в раннем детстве (13). В развивающихся странах распространенность инфекции выше, чем в развитых странах, где она постепенно повышается с возрастом (12, 23).Считается, что это последнее явление отражает эффект когорты рождения. Следовательно, более высокая распространенность инфекции среди пожилых людей означает более высокий уровень детской инфекции в этих когортах, а не заражение во взрослой жизни (1, 9).

    В европейских эпидемиологических исследованиях доноры крови часто используются для представления населения в целом, поскольку во всех европейских странах есть доноры, не получающие зарплату (34, 36). Уместность этого предположения не была строго проверена для H.pylori , серологическая распространенность.

    Мы воспользовались большой общенациональной выборкой доноров крови, отобранной с целью изучения серологической распространенности инфекции Borrelia burgdorferi в различных частях Швеции (28), а также для изучения возрастной серологической распространенности H. pylori. , если предположить, что доноры крови были репрезентативными для населения в целом. Затем мы сравнили характер распространенности серотипов среди доноров крови с серией популяционного контроля, состоящей из сывороток репрезентативной выборки взрослого населения округа Стокгольм.

    МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

    Предметы. (i) Доноры крови.

    Сыворотки были собраны у неоплачиваемых доноров из всех 25 графств и столичных округов Швеции. Репрезентативность была достигнута путем включения всех последовательных доноров крови с 1-го дня до тех пор, пока не был достигнут весь заранее определенный размер выборки. Все образцы были собраны в течение одного и того же периода, то есть с сентября по декабрь 1995 года. Размер выборки был заранее определен как 30 человек на 100 000 жителей или не менее 100 образцов из каждого графства или района.Всего было получено 3502 образца. Каждый образец представлял от 10 до 12 мл крови или от 4 до 5 мл сыворотки. Каждый образец сопровождался информацией о стране, в которой был сделан донор, а также о возрасте и поле донора. Никакой дополнительной информации о донорах не было, а данные о донорах были стерты из записей, отправленных в лабораторию.

    (ii) Население в целом.

    Стратифицированная случайная выборка из 1863 человека была взята из компьютеризированного и постоянно обновляемого реестра населения округа Стокгольм.Основная цель заключалась в том, чтобы измерить эффект кампании вакцинации против дифтерии. В общей сложности 1087 отобранных субъектов (58,3%) вызвались на последующий забор крови в 1998–1999 годах (8). Показатели участия составляли 60% среди женщин и 49% среди мужчин. Среди субъектов старше 45 лет уровень участия составлял 70 и 62% для женщин и мужчин, соответственно. Отобранным субъектам было отправлено два письма с приглашением к участию, а последующее телефонное интервью с некоторыми из неучастников показало, что основными причинами неучастия (в порядке убывания важности) были следующие: (i) нежелание участвовать, (ii) ) недоступность, в некоторых случаях из-за поездки за границу, (iii) болезнь или препятствие, запрещающее участие, и (iv) смерть между отбором и взятием крови.Никакой дополнительной информации о контрольной популяции не было.

    ELISA на антитела к иммуноглобулину G.

    В этом собственном иммуноферментном анализе (ELISA) использовался обработанный ультразвуком антиген H. pylori на основе культуры семи клинических изолятов и штамма NCTC 11438 (3). Лунки 96-луночных микропланшетов были покрыты до концентрации 7 мкг / мл. Сыворотки разводили в соотношении 1: 1000 и тестировали в двух экземплярах. Разведения сыворотки проводили в фосфатно-солевом буфере (PBS), сначала 1: 100 только в PBS, а затем 1:10 в PBS, содержащем 70 мг обработанного ультразвуком антигена Campylobacter jejuni / мл (пять клинических изолятов) для удаления перекрестно реагирующих антител. .Щелочно-фосфатно-конъюгированный иммуноглобулин G человека (Euro Diagnostica, Мальмё, Швеция) использовали для обнаружения связанных антител. Оптическая плотность при 405 нм, равная 0,36, была использована в качестве порогового значения и была установлена ​​в клиническом материале 83 пациентов с положительной культурой H. pylori и 45 пациентов с отрицательной реакцией с помощью микроскопии, посева и экспресс-теста на уреазу (3). Было обнаружено, что ИФА имеет чувствительность 100% (83 из 83) и специфичность 96% (43 из 45), что установлено в вышеупомянутом 83 H.pylori шведов с положительной культурой и 45 серонегативных лиц (3).

    Статистические методы.

    Во-первых, уровни распространенности серотипов среди доноров крови и контрольной популяции сравнивались в 10-летних возрастных группах с использованием объединенных оценок Mantel-Haenszel. Поскольку доноры крови и контроль населения представляли лишь частично совпадающие географические области (доноры крови приехали со всей Швеции, в то время как средства контроля населения — исключительно из Стокгольма), мы изучили важность округа и региона здравоохранения в моделях многомерной логистической регрессии, ограниченных только донорами крови. .В этих моделях мы скорректировали возраст (в 10-летних возрастных категориях) и пол. Затем мы применили модели многомерной логистической регрессии, в которых влияние статуса донора крови оценивалось с учетом возраста, пола и места жительства (большие города по сравнению с другими частями Швеции). Чтобы избежать путаницы по географическому району проживания, дальнейший раунд анализов был ограничен донорами крови и контрольными группами населения из Стокгольма. Модификация эффекта по возрасту оценивалась с помощью стратифицированного анализа (от 17 до 49 и> 50 лет) и путем введения термина для взаимодействия (статус донора крови, умноженный на возрастную категорию) в полную модель.Мы использовали логистическую процедуру в статистическом пакете SAS 6.12 (Институт SAS, Кэри, Северная Каролина).

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Всего было проанализировано 4532 образца крови среди 3502 доноров крови (средний возраст ± стандартное отклонение, 50,5 ± 12,9 лет) и 1030 субъектов контрольной популяции (средний возраст, 49,9 ± 16,7 лет). Характеристики двух учебных групп приведены в таблице. Средняя оптическая плотность антител против H. pylori (± стандартное отклонение) среди доноров крови и контрольной популяции составляла 0.30 (± 0,40) и 0,36 (± 0,45) соответственно. Соответствующие медианные значения составили 0,14 и 0,13.

    ТАБЛИЦА 1.

    Характеристики доноров крови и выборка населения Стокгольма

    9013 9013 6 Показатели по возрастным категориям выявили две разные модели для доноров крови и контрольной популяции (рис.). В то время как распространенность серотипа увеличивалась с возрастом в самых молодых возрастных группах как среди доноров крови, так и в выборке населения (хотя показатели были несколько выше среди первых), кривая для доноров крови отклонялась в возрасте от 40 до 49 лет.После этого возраста распространенность серотипа с возрастом снижалась. С другой стороны, в выборке населения распространенность серотипа монотонно увеличивалась с возрастом во всем возрастном диапазоне. Эта разница была очень значительной; объединенное отношение шансов Mantel-Haenszel для того, чтобы быть серопозитивным среди доноров крови, составляло 0,65 (95% доверительный интервал, 0,55–0,77) по отношению к выборке населения ( P = 0,001).

    Распространенность (%) антител к H. pylori по возрасту среди доноров крови и в выборке населения.

    Поскольку доноры крови и контрольные группы населения представляли группы населения, которые пересекались только в Стокгольме, мы исследовали важность географического района проживания в модели многомерной логистической регрессии с поправкой на возраст и пол. Этот анализ был ограничен только донорами крови. Из таблицы видно, что район проживания имел второстепенное значение для риска серопозитивности. Хотя отношение шансов для серопозитивности было несколько ниже в центральной Швеции и несколько выше в северной Швеции, ни одна из оценок не достигла статистической значимости.Мы также наблюдали почти статистически значимую гендерную разницу в серопространстве H. pylori . Отношение шансов для того, чтобы быть серопозитивным, составляло 0,85 (95% доверительный интервал [ДИ], 0,70–1,02) среди женщин по сравнению с мужчинами. Аналогичная разница наблюдалась и в выборке населения. Там отношение шансов среди женщин составило 0,77 (95% ДИ, 0,57–1,04).

    ТАБЛИЦА 2.

    Многомерный анализ влияния пола, возраста и географического района проживания на вероятность быть H.pylori серопозитивный b

    Характеристика Число доноров крови (% от общего числа) Число лиц в выборке населения Стокгольма (% от общего числа)
    n 3,502 1030
    Пол
    Мужчины 2,194 (63) 418 (41) 608 (59)
    Возраст (лет)
    17-19 32 (1) 0 (0)
    20-29 197 143 (14)
    30-39 473 (13) 168 (17)
    40-49 905 (26) 190 (19)
    50-59 964 (28) 206 (20)
    60-69 689 (20) 152 (15)
    70-79 231 (7) 121 (12)
    ≥80 0 (0) 33 (3)
    Регион здравоохранения
    Юг 605 (17) 0 (17) 0 (17) 0
    Запад 664 (19) 0 (0)
    Юго-восток 352 (10) 0 (0)
    Стокгольм / Готланд 659 (19137 659) 100)
    Центральная Швеция 773 (22) 0 (0)
    Север 449 (13) 0 (0)
    H.pylori статус
    Положительный 620 (18) 261 (25)
    Отрицательный 2,882 (82) 767 (75)
    -0,51 90,24137 0,69 9012-1
    Детерминант Число положительных доноров / общее количество (%) Отношение шансов a 95% ДИ
    Мужчины 412/2,192 (19) 1 Номер
    Женщины 207/1298 (16) 0,85 0.70-1,02
    Возраст (лет)
    17-19 2/32 (6) 0,24 0,06-1,02
    20 / 197 (11) 0,48 0,30–0,77
    30–39 108/473 (23) 1,08 0,82–1,41
    40–49 195/905 ( ) 1 Каталожный номер
    50-59 184/964 (19) 0.86 0,69-1,08
    60-69 90/689 (13) 0,55 0,42-0,72
    70-79 18/231 (8) 0,31
    Область здравоохранения
    Юг 117/605 (19) 1 Ссылка
    Запад 0.68-1,22
    Юго-восток 63/352 (18) 0,91 0,65-1,28
    Стокгольм / Готланд 111/659 (17) Центральная Швеция 120/773 (16) 0,78 0,59–1,04
    Север 95/449 (21) 1,22 0,90–1,67
    , наконец,

    отношение шансов для H.pylori серопозитивность, связанная со статусом донора крови, по отношению к выборке населения. В этом многофакторном анализе, проведенном для всего материала (как доноров крови, так и контрольной группы населения), оценки были скорректированы с учетом пола, возраста (в 10-летних классах) и места проживания (города с населением> 500000 жителей по сравнению с остальной частью Швеции. ). В целом скорректированное отношение шансов для серопозитивности H. pylori среди доноров крови снизилось на 43% (95% ДИ, от 28 до 55%) по сравнению с контрольной популяцией (таблица, первый раздел, левый столбец).При стратифицированном анализе было выявлено, что влияние статуса донора крови изменялось в зависимости от возраста (таблица, первый раздел, столбцы 2 и 3). В возрастной группе от 17 до 49 лет статус донора крови был связан с 48% (95% ДИ, от 2 до 113%) повышенным риском серопозитивности H. pylori , хотя это повышение имело лишь пограничное значение. Среди субъектов в возрасте ≥ 50 лет риск серопозитивности для доноров крови был снижен на 73% (95% ДИ, от 63 до 81%) по сравнению с риском в выборке населения.Это последнее взаимодействие было высоко статистически значимым ( P = 0,0001). Чтобы не допустить искажения по месту жительства, мы повторили анализ на подгруппе из 513 доноров крови и 1030 контрольных групп населения, проживающих в Стокгольме. Результаты практически идентичны результатам, полученным для всего материала (таблица, второй раздел).

    ТАБЛИЦА 3.

    Скорректированные отношения шансов для H. pylori серопозитивных, в целом и в анализах, стратифицированных по возрасту

    Исследовательская группа Данные для:
    Доноры всех возрастов
    Доноры в возрасте 17-49 лет
    Доноры в возрасте ≥50 лет
    OR a 95% CI OR 95% CI OR 95% CI
    Контроль населения 1 Ссылка 1 Ссылка 1 Ссылка
    Доноры крови 0.57 0,45-0,72 1,48 1,02-2,13 0,27 0,19-0,37
    Stockholmers Ссылка 1 Ссылка 1 Ссылка
    Доноры крови 0,57 0,44-0,76 1,47 0.98-2,20 0,26 0,18-0,39

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Наиболее заметным результатом наших перекрестных данных было парадоксальное снижение распространенности серотипа H. pylori с возрастом среди шведских доноров крови старше 50 лет, которые, таким образом, заметно отличаются от населения того же возраста и пола. С другой стороны, распространенность серотипов среди более молодых доноров крови была близка к возрастной серологической распространенности среди населения в целом или даже несколько превышала ее.

    Другие исследования, проводимые среди доноров крови в развитых странах, обычно не выявляют снижения серологической распространенности H. pylori , аналогичного наблюдаемому нами (5, 7, 15, 20, 26, 33-36). Однако более внимательное изучение предыдущих данных выявило более низкие, чем ожидалось, показатели распространенности серотипов среди лиц старше 50 лет в нескольких исследованиях (5, 34, 36), но немногие из них включали лиц старше 60 лет. ниже 60 девиантная картина была менее четкой и в нашем исследовании.Итальянское исследование (31), в котором участвовали пожилые доноры крови, обнаружило ту же картину серологической распространенности, что и в нашем исследовании.

    Самым упрощенным объяснением наших результатов является то, что регулярное донорство крови способствует исчезновению инфекции. Это кажется биологически неправдоподобным, хотя эмпирические данные отсутствуют. Удаление антител у доноров крови могло бы быть другой возможностью, но не было обнаружено для других инфекций. Образец не показал соответствующего снижения преобладания антител к B.burgdorferi (28).

    Смещенное распределение по социально-экономическому фону привело бы к смещенной распространенности H. pylori , но не к снижению с возрастом (12, 23). Последовательный сдвиг со временем социально-экономического статуса вновь набранных доноров крови с низкого на высокий теоретически приведет к снижению показателей распространенности с увеличением возраста доноров. Однако градиент распространенности в когортах последовательных рождений, вероятно, будет более крутым, чем в социально-экономических слоях.Таким образом, сдвиг в распределении социально-экономического статуса, если таковой имеется, вероятно, не окажет большего, чем маргинальное влияние на эффект когорты рождения, последний приведет к увеличению показателей распространенности с возрастом. Этот аргумент также будет противодействовать другому возможному варианту смещения отбора, а именно, что только социально-экономически привилегированные доноры крови останутся активными после 50 лет. Поэтому мы предварительно опровергаем и это объяснение.

    Третье альтернативное объяснение заключается в том, что субъекты, которые остаются активными донорами крови в течение длительного времени, относятся к тем, у кого есть редкие и желанные группы крови, и что некоторые из этих групп крови могут быть связаны с более низким риском H.pylori колонизация. Однако опубликованные данные последовательно опровергают любые важные ассоциации между группой крови и распространенностью H. pylori (16, 19, 21, 22, 24, 27). Поэтому такое объяснение маловероятно.

    Четвертое и, на наш взгляд, наиболее вероятное объяснение состоит в том, что инфицированные люди предпочтительно удаляются из когорты доноров крови по мере взросления. Для этого выборочного удаления может быть несколько возможных причин: их можно удалить, если у них больше, чем у неинфицированных людей, развиваются отклонения лабораторных тестов, которые приводят к активному исключению. H. pylori потенциально может повлиять на метаболизм железа, вызывая скрытое кровотечение, связанное с язвой, или нарушая абсорбцию негемового железа, или убирая гемовое железо или ферритин (2, 6). Низкие уровни сывороточного железа и / или ферритина чаще встречаются у инфицированных, чем у неинфицированных взрослых (4, 25, 29). Вполне возможно, что индуцированное H. pylori вмешательство в нормальный метаболизм железа станет клинически более очевидным у доноров крови, чем у людей без подобных кровопотерь. H. pylori , по-видимому, также является возбудителем дефицита витамина B 12 у взрослых (18). Однако эта причина не актуальна, поскольку у немногих доноров крови развивается стойкая анемия, и лишь немногие исключаются по этой причине (J. Lundahl, Отдел клинической иммунологии и трансфузионной медицины, Karolinska Hospital, личное сообщение).

    Самая распространенная причина исключения среди пожилых шведских доноров крови заключается в том, что они сами решают прекратить сдавать кровь.Причина этого не совсем понятна, но мы предполагаем, что человек, инфицированных H. pylori, могут чувствовать себя хуже после сдачи крови, чем неинфицированные доноры, и что время выздоровления может быть увеличено. Более того, если инфекция H. pylori причинно или не причинно связана с другими тяжелыми заболеваниями, такими как ишемическая болезнь сердца, то эти заболевания также будут способствовать избирательному исчезновению инфицированных людей из категории доноров крови.

    Наше исследование подтвердило ранее сообщавшееся гендерное различие (32) с тенденцией к увеличению H.pylori у мужчин, чем у женщин, как среди доноров крови, так и в выборке населения. Хотя это и не достигло статистической значимости, вероятность заражения у женщин была примерно на 20% ниже, чем у мужчин. Недавний метаанализ (32) показал, что только в двух исследованиях из шести серологическая распространенность H. pylori у женщин была выше, чем у мужчин, и что суммарное отношение шансов для серопозитивности среди мужчин по сравнению с женщинами составляло 1,2 (95 % ДИ от 1,02 до 1,4). Интересно, что гендерных различий у детей не наблюдалось, что также подтвердилось в нашем недавнем исследовании 10–12-летних шведских школьников (13).Причины, лежащие в основе гендерных различий среди взрослых, вряд ли связаны с предпочтительным лечением эрадикации у мужчин, поскольку скрининг и эрадикация на момент отбора образцов для исследования в Швеции практически не практиковались. Гендерное различие может частично объяснять увеличение случаев заболеваний, связанных с H. pylori (язвенная болезнь желудка и рак желудка), среди мужчин в более поздние десятилетия жизни (32).

    Сильные стороны нашего исследования включают репрезентативность нашей выборки по отношению к шведским донорам крови.В качестве индикатора этой репрезентативности выборка показала ожидаемые географические вариации, а также вариабельность в зависимости от возраста и пола в серопространстве B. burgdorferi (28). Еще одна сильная сторона — наша сравнительная выборка, действительно основанная на популяциях. Низкий уровень участия может вызвать опасения по поводу возможной систематической ошибки отбора. Однако контрольная популяция продемонстрировала точно ожидаемый когортный эффект, описанный в многочисленных исследованиях, проведенных в развитых странах (12, 23). Кроме того, в возрастных группах, в которых были сделаны наши важные выводы (> 45 лет), уровень участия (66%) был приемлемым.

    В заключение, наши данные, подкрепленные результатами других исследований, согласуются с падением распространенности инфекции H. pylori с возрастом среди пожилых доноров крови. Причины этого парадоксального уменьшения остаются предположительными, но наиболее разумным объяснением является то, что человек с положительным результатом на H. pylori и пациентов предпочтительно удаляются из когорты доноров крови. Поскольку активные исключения из-за стойкой анемии встречаются редко, наши результаты предполагают, что пожилые люди, инфицированные H.pylori может переносить повторные кровотечения хуже, чем неинфицированные люди, и / или что общее самочувствие инфицированных может быть несколько ухудшено. Это наблюдение должно побудить к дальнейшим исследованиям роли H. pylori в общем состоянии здоровья пожилых людей. Наши результаты подчеркивают опасность использования данных о донорах крови вместо надежных эпидемиологических наблюдений на уровне населения.

    Благодарности

    Эта работа была поддержана Шведским медицинским обществом и Фондом Ричарда и Рут Юлинов.

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    1. Банатвала, Н., К. Майо, Ф. Мегро, Р. Дженнингс, Дж. Дж. Дикс и Р. А. Фельдман. 1993. Когортный эффект и Helicobacter pylori. J. Infect. Дис. 168 : 219-221. [PubMed] [Google Scholar] 2. Barabino, A. 2002. Helicobacter pylori -связанная железодефицитная анемия: обзор. Helicobacter 7 : 71-75. [PubMed] [Google Scholar] 3. Р. Бефритс, М. Гранстрём, М. Риландер и К. Рубио. 1993. Helicobacter pylori в 205 последовательных эндоскопических пациентах. Сканд. J. Infect. Дис. 25 : 185-191. [PubMed] [Google Scholar] 4. Берг, Г., Дж. Боде, М. Блеттнер, Х. Боинг и Х. Бреннер. 2001. Инфекция Helicobacter pylori и сывороточный ферритин: популяционное исследование среди 1806 взрослых в Германии. Являюсь. J. Gastroenterol. 96 : 1014-1018. [PubMed] [Google Scholar] 5. Бергензаун, П., К. Г. Кристинссон, Б. Тьодлейфссон, Э. Сигвальдадоттир, С.Мольстад, М. Хельд и Т. Вадстрём. 1996. Серопространственность Helicobacter pylori на юге Швеции и Исландии. Сканд Дж. Гастроэнтерол. 31 : 1157-1161. [PubMed] [Google Scholar] 6. Bini, E. J. 2001. Helicobacter pylori и железодефицитная анемия: виновен по предъявленным обвинениям? Являюсь. J. Med. 111 : 495-497. [PubMed] [Google Scholar] 7. Брейер, Т., Т. Садхоп, Дж. Хох, Т. Зауэрбрух и П. Мальфертхайнер. 1996. Распространенность и факторы риска заражения Helicobacter pylori в западной части Германии.Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 8 : 47-52. [PubMed] [Google Scholar] 8. Кристенсон, Б., У. Хеллстрём, С. П. Сильван, Л. Хенрикссон и М. Гранстрём. 2000. Влияние кампании вакцинации на иммунитет взрослых к дифтерии. Вакцина 19 : 1133-1140. [PubMed] [Google Scholar] 9. Каллен Д. Дж., Б. Дж. Коллинз, К. Дж. Кристиансен, Дж. Эпис, Дж. Р. Уоррен, И. Сюрвейор и К. Дж. Каллен. 1993. Когда происходит заражение Helicobacter pylori ? Кишечник 34 : 1681-1682.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Диксон М. Ф. и Г. М. Собала. 1992. Гастрит и дуоденит: гистопатологический спектр. Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 4 (Дополнение 2) : 17-23. [Google Scholar] 11. Экстрём, А. М., М. Хельд, Л. Э. Ханссон, Л. Энгстранд и О. Нирен. 2001. Helicobacter pylori при раке желудка, установленный иммуноблотом CagA как маркер перенесенной инфекции. Гастроэнтерология 121 : 784-791. [PubMed] [Google Scholar] 12. Исследовательская группа EUROGAST. 1993. Эпидемиология и факторы риска заражения Helicobacter pylori среди 3194 бессимптомных субъектов в 17 популяциях. Кишечник 34 : 1672-1676. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Гранстрем М., Ю. Тиндберг и М. Бленноу. 1997. Сероэпидемиология инфекции Helicobacter pylori в когорте детей от 6 месяцев до 11 лет. J. Clin. Microbiol. 35 : 468-470.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Hentschel, E., G. Brandstätter, B. Dragosics, A. M. Hirschl, H. Nemec, K. Schutze, M. Taufer и H. Wurzer. 1993. Влияние ранитидина и амоксициллина плюс метронидазол на эрадикацию Helicobacter pylori и рецидив язвы двенадцатиперстной кишки. N. Engl. J. Med. 328 : 308-312. [PubMed] [Google Scholar] 15. Холтманн, Г., Н. Дж. Талли, Х. Митчелл и С. Хазелл. 1998. Антительный ответ на специфический H.pylori при функциональной диспепсии, язвенной болезни двенадцатиперстной кишки и здоровье. Являюсь. J. Gastroenterol. 93 : 1222-1227. [PubMed] [Google Scholar] 16. Хук-Никанне, Дж., П. Систонен и Т. У. Косунен. 1990. Влияние группы крови ABO и секреторного статуса на частоту встречаемости антител Helicobacter pylori . Сканд. J. Gastroenterol. 25 : 815-818. [PubMed] [Google Scholar] 17. Рабочая группа МАИР по оценке канцерогенных рисков для людей. 1994. Шистосомы, печеночные двуустки и Helicobacter pylori. IARC Monogr. Eval. Канцерогенный. Риски Hum. 61 : 1-241. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Kaptan, K., C. Beyan, A.U. Ural, T. Cetin, F. Avcu, M. Gulen, R. Finci, and A. Yalcin. 2000. Helicobacter pylori — это новый возбудитель дефицита витамина B12? Arch. Междунар. Med. 160 : 1349-1353. [PubMed] [Google Scholar] 19. Копанский, З., Голец Э., Б.Витковска, Э. Словакевич, А. Мигас-Нирска и А. Ценчиала. 1996. Связь между частотой появления IgG против Helicobacter pylori и основными группами крови у больных язвенной болезнью и раком желудка. Евро. J. Med. Res. 1 : 280-282. [PubMed] [Google Scholar] 20. Косунен, Т. У., Дж. Хук, Х. И. Раутелин и Г. Мюллюла. 1989. Возрастное увеличение антител против Campylobacter pylori и у доноров крови.Сканд. J. Gastroenterol. 24 : 110-114. [PubMed] [Google Scholar] 21. Мартин де Аргила, К., Д. Бойшеда, С. Вальдезате, Н. Мир, Р. Барсена, Дж. П. Гисберт, А. Гарсия Плаза и Р. Кантон. 1998. Группы крови АВО, резус-фактор и Helicobacter pylori. Rev. Esp. Энферм. Копать. 90 : 263-268. [PubMed] [Google Scholar] 22. McKeown, I., P. Orr, S. Macdonald, A. Kabani, R. Brown, G. Coghlan, M. Dawood, J. Embil, M. Sargent, G. Smart, and C. N. Bernstein. 1999. Helicobacter pylori в канадской Арктике: серологическая распространенность и обнаружение в пробах воды в общинах. Являюсь. J. Gastroenterol. 94 : 1823-1829. [PubMed] [Google Scholar] 23. Ф. Мегро, М. П. Брассенс-Раббе, Ф. Дени, А. Белбури и Д. К. Хоа. 1989. Сероэпидемиология инфекции Campylobacter pylori в различных популяциях. J. Clin. Microbiol. 27 : 1870-1873. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Ментис, А., К. К. Блэквелл, Д. М. Вейр, К. Спилиадис, А. Дайлианас и Н. Скандалис. 1991. Группа крови ABO, секреторный статус и обнаружение Helicobacter pylori среди пациентов с язвой желудка или двенадцатиперстной кишки. Эпидемиол. Заразить. 106 : 221-229. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25. Н. Милман, С. Розенсток, Л. Андерсен, Т. Йоргенсен и О. Бонневи. 1998. Ферритин сыворотки, гемоглобин и инфекция Helicobacter pylori : сероэпидемиологическое обследование с участием 2794 взрослых датчан.Гастроэнтерология 115 : 268-274. [PubMed] [Google Scholar] 26. Нандуркар, С., Н. Дж. Талли, Х. Ся, Х. Митчелл, С. Хейзел и М. Джонс. 1998. Диспепсия в обществе связана с курением и употреблением аспирина, но не с инфекцией Helicobacter pylori . Arch. Междунар. Med. 158 : 1427-1433. [PubMed] [Google Scholar] 27. Оберхубер, Г., А. Кранц, К. Дежако, Б. Драгошич, И. Мосбергер, В. Майр и Т. Радашкевич. 1997. Группы крови Lewis (b) и экспрессия ABH в слизистой оболочке желудка: отсутствие взаимосвязи с колонизацией Helicobacter pylori и возникновением MALT-лимфомы желудка.Кишечник 41 : 37-42. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 28. О’Коннелл, С., М. Гранстрём, Дж. С. Грей и Г. Станек. 1998. Эпидемиология европейского боррелиоза Лайма. Zentbl. Бактериол. 287 : 229-240. [PubMed] [Google Scholar] 29. Паркинсон, А. Дж., Б. Д. Голд, Л. Балкоу, Р. Б. Уэйнрайт, Б. Сваминатан, Б. Кханна, К. М. Петерсен и М. А. Фицджеральд. 2000. Высокая распространенность Helicobacter pylori среди коренного населения Аляски и связь с низким уровнем ферритина в сыворотке крови у молодых людей.Clin. Диаг. Лаборатория. Иммунол. 7 : 885-888. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 30. Парсоннет, Дж., Г. Д. Фридман, Д. П. Вандерштин, Ю. Чанг, Дж. Х. Фогельман, Н. Орентрейк и Р. К. Сибли. 1991. Helicobacter pylori Инфекция и риск рака желудка. N. Engl. J. Med. 325 : 1127-1131. [PubMed] [Google Scholar] 31. Р. Пелликано, М. Г. Маццарелло, С. Мореллони, М. Аллегри, В. Арена, М. Феррари, М. Риццетто и А. Понцетто. 1999.Острый инфаркт миокарда и серопозитивность Helicobacter pylori . Int. J. Clin. Лаборатория. Res. 29 : 141-144. [PubMed] [Google Scholar] 32. Replogle, M. L., S. L. Glaser, R.A. Hiatt и J. Parsonnet. 1995. Биологический секс как фактор риска заражения Helicobacter pylori у здоровых молодых людей. Являюсь. J. Epidemiol. 142 : 856-863. [PubMed] [Google Scholar] 33. А. Руссо, М. Эболи, П. Пиццетти, Г. Ди Феличе, Ф. Раваньяни, П. Спинелли, А.М. Хотц, П. Нотти, Дж. Макони, С. Франчески, Д. Феррари и Л. Бертарио. 1999. Детерминанты распространения серотипа Helicobacter pylori среди итальянских доноров крови. Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 11 : 867-873. [PubMed] [Google Scholar] 34. Вайра Д., М. Мильоли, П. Муле, Дж. Холтон, М. Менегатти, М. Вергура, Дж. Биаско, Р. Конте, Р. П. Логан и Л. Барбара. 1994. Распространенность язвенной болезни у Helicobacter pylori у положительных доноров крови. Кишечник 35 : 309-312.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Wagtmans, M. J., A. M. Witte, D. R. Taylor, I. Biemond, R. A. Veenendaal, H. W. Verspaget, C. B. Lamers и R.A. van Hogezand. 1997. Низкая распространенность антител Helicobacter pylori в исторических сыворотках пациентов с болезнью Крона. Сканд. J. Gastroenterol. 32 : 712-718. [PubMed] [Google Scholar] 36. Вилхойт, С. Л., Д. А. Фергюсон, младший, Д. Р. Сойке, Дж. Х. Кальбфляйш и Э. Томас. 1993.Повышенная распространенность антител Helicobacter pylori среди медсестер. Arch. Междунар. Med. 153 : 708-712. [PubMed] [Google Scholar]

    Неожиданное снижение с возрастом распространенности Helicobacter pylori среди шведских доноров крови

    J Clin Microbiol. 2003 Sep; 41 (9): 4038–4042.

    M. Sörberg

    Отделение инфекционных заболеваний, Медицинский отдел, 1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    O.Nyrén

    Отделение инфекционных заболеваний, Отделение медицины, 1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    M.c. Отделение, Департамент медицины,

    1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    Отделение инфекционных заболеваний, Отделение медицины, 1 Отделение of Medical Epidemiology, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    * Автор, отвечающий за переписку.Почтовый адрес: Отделение клинической микробиологии, Каролинская больница, S-171 76, Стокгольм, Швеция. Телефон: 46-8-517 73564. Факс: 46-8-308099. Электронная почта: [email protected]

    Поступило 17 марта 2003 г .; Пересмотрено 19 мая 2003 г .; Принято 25 июня 2003 г.

    Copyright © 2003, Американское общество микробиологов. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Доноры крови часто используются в качестве заместителей для населения в целом в исследованиях эпидемиологии Helicobacter pylori .Наша цель состояла в том, чтобы проверить, совпадают ли возрастные показатели распространенности серотипов среди доноров крови с соответствующими показателями в случайной выборке населения. Это описательное исследование было основано на сыворотках, полученных от 3502 доноров крови, представляющих все округа и города Швеции. Для сравнения использовалась стратифицированная по возрасту случайная выборка населения из 1030 человек из округа Стокгольм. Сыворотки анализировали с помощью собственного иммуноферментного анализа на предмет антител к иммуноглобулину G H. pylori . В выборке населения мы обнаружили ожидаемое увеличение с возрастом серологической распространенности H.pylori инфекция. Это верно и для молодых доноров крови, в то время как кривая распространенности по возрасту показала отклонение вниз для доноров крови в возрасте ≥ 50 лет. В этой возрастной группе вероятность быть серопозитивной снизилась на 73% (95% доверительный интервал [ДИ], от 63 до 81%) по сравнению с выборкой населения. В целом скорректированное отношение шансов для серопозитивности H. pylori среди доноров крови снизилось на 43% (95% ДИ, от 28 до 55%). Таким образом, оказывается, что доноры крови H.pylori , серопозитивные, выборочно исчезают из когорты доноров крови. Мы предполагаем, что H. pylori -серопозитивные доноры крови могут переносить повторные кровотечения хуже, чем неинфицированные люди, и / или что общее самочувствие инфицированных может быть несколько ухудшено. Наше неожиданное наблюдение показывает, что доноры крови могут быть менее подходящими в качестве заместителей для населения в целом в аналитических исследованиях инфекции H. pylori и что основная причина требует дальнейшего изучения.

    Helicobacter pylori считается основной причиной неаутоиммунного хронического гастрита (10). Более того, эрадикация H. pylori предотвращает рецидив пептических язв (14), и накапливаются данные о причинной роли в развитии рака желудка (11, 17, 30).

    Инфекция H. pylori в основном передается в раннем детстве (13). В развивающихся странах распространенность инфекции выше, чем в развитых странах, где она постепенно повышается с возрастом (12, 23).Считается, что это последнее явление отражает эффект когорты рождения. Следовательно, более высокая распространенность инфекции среди пожилых людей означает более высокий уровень детской инфекции в этих когортах, а не заражение во взрослой жизни (1, 9).

    В европейских эпидемиологических исследованиях доноры крови часто используются для представления населения в целом, поскольку во всех европейских странах есть доноры, не получающие зарплату (34, 36). Уместность этого предположения не была строго проверена для H.pylori , серологическая распространенность.

    Мы воспользовались большой общенациональной выборкой доноров крови, отобранной с целью изучения серологической распространенности инфекции Borrelia burgdorferi в различных частях Швеции (28), а также для изучения возрастной серологической распространенности H. pylori. , если предположить, что доноры крови были репрезентативными для населения в целом. Затем мы сравнили характер распространенности серотипов среди доноров крови с серией популяционного контроля, состоящей из сывороток репрезентативной выборки взрослого населения округа Стокгольм.

    МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

    Предметы. (i) Доноры крови.

    Сыворотки были собраны у неоплачиваемых доноров из всех 25 графств и столичных округов Швеции. Репрезентативность была достигнута путем включения всех последовательных доноров крови с 1-го дня до тех пор, пока не был достигнут весь заранее определенный размер выборки. Все образцы были собраны в течение одного и того же периода, то есть с сентября по декабрь 1995 года. Размер выборки был заранее определен как 30 человек на 100 000 жителей или не менее 100 образцов из каждого графства или района.Всего было получено 3502 образца. Каждый образец представлял от 10 до 12 мл крови или от 4 до 5 мл сыворотки. Каждый образец сопровождался информацией о стране, в которой был сделан донор, а также о возрасте и поле донора. Никакой дополнительной информации о донорах не было, а данные о донорах были стерты из записей, отправленных в лабораторию.

    (ii) Население в целом.

    Стратифицированная случайная выборка из 1863 человека была взята из компьютеризированного и постоянно обновляемого реестра населения округа Стокгольм.Основная цель заключалась в том, чтобы измерить эффект кампании вакцинации против дифтерии. В общей сложности 1087 отобранных субъектов (58,3%) вызвались на последующий забор крови в 1998–1999 годах (8). Показатели участия составляли 60% среди женщин и 49% среди мужчин. Среди субъектов старше 45 лет уровень участия составлял 70 и 62% для женщин и мужчин, соответственно. Отобранным субъектам было отправлено два письма с приглашением к участию, а последующее телефонное интервью с некоторыми из неучастников показало, что основными причинами неучастия (в порядке убывания важности) были следующие: (i) нежелание участвовать, (ii) ) недоступность, в некоторых случаях из-за поездки за границу, (iii) болезнь или препятствие, запрещающее участие, и (iv) смерть между отбором и взятием крови.Никакой дополнительной информации о контрольной популяции не было.

    ELISA на антитела к иммуноглобулину G.

    В этом собственном иммуноферментном анализе (ELISA) использовался обработанный ультразвуком антиген H. pylori на основе культуры семи клинических изолятов и штамма NCTC 11438 (3). Лунки 96-луночных микропланшетов были покрыты до концентрации 7 мкг / мл. Сыворотки разводили в соотношении 1: 1000 и тестировали в двух экземплярах. Разведения сыворотки проводили в фосфатно-солевом буфере (PBS), сначала 1: 100 только в PBS, а затем 1:10 в PBS, содержащем 70 мг обработанного ультразвуком антигена Campylobacter jejuni / мл (пять клинических изолятов) для удаления перекрестно реагирующих антител. .Щелочно-фосфатно-конъюгированный иммуноглобулин G человека (Euro Diagnostica, Мальмё, Швеция) использовали для обнаружения связанных антител. Оптическая плотность при 405 нм, равная 0,36, была использована в качестве порогового значения и была установлена ​​в клиническом материале 83 пациентов с положительной культурой H. pylori и 45 пациентов с отрицательной реакцией с помощью микроскопии, посева и экспресс-теста на уреазу (3). Было обнаружено, что ИФА имеет чувствительность 100% (83 из 83) и специфичность 96% (43 из 45), что установлено в вышеупомянутом 83 H.pylori шведов с положительной культурой и 45 серонегативных лиц (3).

    Статистические методы.

    Во-первых, уровни распространенности серотипов среди доноров крови и контрольной популяции сравнивались в 10-летних возрастных группах с использованием объединенных оценок Mantel-Haenszel. Поскольку доноры крови и контроль населения представляли лишь частично совпадающие географические области (доноры крови приехали со всей Швеции, в то время как средства контроля населения — исключительно из Стокгольма), мы изучили важность округа и региона здравоохранения в моделях многомерной логистической регрессии, ограниченных только донорами крови. .В этих моделях мы скорректировали возраст (в 10-летних возрастных категориях) и пол. Затем мы применили модели многомерной логистической регрессии, в которых влияние статуса донора крови оценивалось с учетом возраста, пола и места жительства (большие города по сравнению с другими частями Швеции). Чтобы избежать путаницы по географическому району проживания, дальнейший раунд анализов был ограничен донорами крови и контрольными группами населения из Стокгольма. Модификация эффекта по возрасту оценивалась с помощью стратифицированного анализа (от 17 до 49 и> 50 лет) и путем введения термина для взаимодействия (статус донора крови, умноженный на возрастную категорию) в полную модель.Мы использовали логистическую процедуру в статистическом пакете SAS 6.12 (Институт SAS, Кэри, Северная Каролина).

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Всего было проанализировано 4532 образца крови среди 3502 доноров крови (средний возраст ± стандартное отклонение, 50,5 ± 12,9 лет) и 1030 субъектов контрольной популяции (средний возраст, 49,9 ± 16,7 лет). Характеристики двух учебных групп приведены в таблице. Средняя оптическая плотность антител против H. pylori (± стандартное отклонение) среди доноров крови и контрольной популяции составляла 0.30 (± 0,40) и 0,36 (± 0,45) соответственно. Соответствующие медианные значения составили 0,14 и 0,13.

    ТАБЛИЦА 1.

    Характеристики доноров крови и выборка населения Стокгольма

    9013 9013 6 Показатели по возрастным категориям выявили две разные модели для доноров крови и контрольной популяции (рис.). В то время как распространенность серотипа увеличивалась с возрастом в самых молодых возрастных группах как среди доноров крови, так и в выборке населения (хотя показатели были несколько выше среди первых), кривая для доноров крови отклонялась в возрасте от 40 до 49 лет.После этого возраста распространенность серотипа с возрастом снижалась. С другой стороны, в выборке населения распространенность серотипа монотонно увеличивалась с возрастом во всем возрастном диапазоне. Эта разница была очень значительной; объединенное отношение шансов Mantel-Haenszel для того, чтобы быть серопозитивным среди доноров крови, составляло 0,65 (95% доверительный интервал, 0,55–0,77) по отношению к выборке населения ( P = 0,001).

    Распространенность (%) антител к H. pylori по возрасту среди доноров крови и в выборке населения.

    Поскольку доноры крови и контрольные группы населения представляли группы населения, которые пересекались только в Стокгольме, мы исследовали важность географического района проживания в модели многомерной логистической регрессии с поправкой на возраст и пол. Этот анализ был ограничен только донорами крови. Из таблицы видно, что район проживания имел второстепенное значение для риска серопозитивности. Хотя отношение шансов для серопозитивности было несколько ниже в центральной Швеции и несколько выше в северной Швеции, ни одна из оценок не достигла статистической значимости.Мы также наблюдали почти статистически значимую гендерную разницу в серопространстве H. pylori . Отношение шансов для того, чтобы быть серопозитивным, составляло 0,85 (95% доверительный интервал [ДИ], 0,70–1,02) среди женщин по сравнению с мужчинами. Аналогичная разница наблюдалась и в выборке населения. Там отношение шансов среди женщин составило 0,77 (95% ДИ, 0,57–1,04).

    ТАБЛИЦА 2.

    Многомерный анализ влияния пола, возраста и географического района проживания на вероятность быть H.pylori серопозитивный b

    Характеристика Число доноров крови (% от общего числа) Число лиц в выборке населения Стокгольма (% от общего числа)
    n 3,502 1030
    Пол
    Мужчины 2,194 (63) 418 (41) 608 (59)
    Возраст (лет)
    17-19 32 (1) 0 (0)
    20-29 197 143 (14)
    30-39 473 (13) 168 (17)
    40-49 905 (26) 190 (19)
    50-59 964 (28) 206 (20)
    60-69 689 (20) 152 (15)
    70-79 231 (7) 121 (12)
    ≥80 0 (0) 33 (3)
    Регион здравоохранения
    Юг 605 (17) 0 (17) 0 (17) 0
    Запад 664 (19) 0 (0)
    Юго-восток 352 (10) 0 (0)
    Стокгольм / Готланд 659 (19137 659) 100)
    Центральная Швеция 773 (22) 0 (0)
    Север 449 (13) 0 (0)
    H.pylori статус
    Положительный 620 (18) 261 (25)
    Отрицательный 2,882 (82) 767 (75)
    -0,51 90,24137 0,69 9012-1
    Детерминант Число положительных доноров / общее количество (%) Отношение шансов a 95% ДИ
    Мужчины 412/2,192 (19) 1 Номер
    Женщины 207/1298 (16) 0,85 0.70-1,02
    Возраст (лет)
    17-19 2/32 (6) 0,24 0,06-1,02
    20 / 197 (11) 0,48 0,30–0,77
    30–39 108/473 (23) 1,08 0,82–1,41
    40–49 195/905 ( ) 1 Каталожный номер
    50-59 184/964 (19) 0.86 0,69-1,08
    60-69 90/689 (13) 0,55 0,42-0,72
    70-79 18/231 (8) 0,31
    Область здравоохранения
    Юг 117/605 (19) 1 Ссылка
    Запад 0.68-1,22
    Юго-восток 63/352 (18) 0,91 0,65-1,28
    Стокгольм / Готланд 111/659 (17) Центральная Швеция 120/773 (16) 0,78 0,59–1,04
    Север 95/449 (21) 1,22 0,90–1,67
    , наконец,

    отношение шансов для H.pylori серопозитивность, связанная со статусом донора крови, по отношению к выборке населения. В этом многофакторном анализе, проведенном для всего материала (как доноров крови, так и контрольной группы населения), оценки были скорректированы с учетом пола, возраста (в 10-летних классах) и места проживания (города с населением> 500000 жителей по сравнению с остальной частью Швеции. ). В целом скорректированное отношение шансов для серопозитивности H. pylori среди доноров крови снизилось на 43% (95% ДИ, от 28 до 55%) по сравнению с контрольной популяцией (таблица, первый раздел, левый столбец).При стратифицированном анализе было выявлено, что влияние статуса донора крови изменялось в зависимости от возраста (таблица, первый раздел, столбцы 2 и 3). В возрастной группе от 17 до 49 лет статус донора крови был связан с 48% (95% ДИ, от 2 до 113%) повышенным риском серопозитивности H. pylori , хотя это повышение имело лишь пограничное значение. Среди субъектов в возрасте ≥ 50 лет риск серопозитивности для доноров крови был снижен на 73% (95% ДИ, от 63 до 81%) по сравнению с риском в выборке населения.Это последнее взаимодействие было высоко статистически значимым ( P = 0,0001). Чтобы не допустить искажения по месту жительства, мы повторили анализ на подгруппе из 513 доноров крови и 1030 контрольных групп населения, проживающих в Стокгольме. Результаты практически идентичны результатам, полученным для всего материала (таблица, второй раздел).

    ТАБЛИЦА 3.

    Скорректированные отношения шансов для H. pylori серопозитивных, в целом и в анализах, стратифицированных по возрасту

    Исследовательская группа Данные для:
    Доноры всех возрастов
    Доноры в возрасте 17-49 лет
    Доноры в возрасте ≥50 лет
    OR a 95% CI OR 95% CI OR 95% CI
    Контроль населения 1 Ссылка 1 Ссылка 1 Ссылка
    Доноры крови 0.57 0,45-0,72 1,48 1,02-2,13 0,27 0,19-0,37
    Stockholmers Ссылка 1 Ссылка 1 Ссылка
    Доноры крови 0,57 0,44-0,76 1,47 0.98-2,20 0,26 0,18-0,39

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Наиболее заметным результатом наших перекрестных данных было парадоксальное снижение распространенности серотипа H. pylori с возрастом среди шведских доноров крови старше 50 лет, которые, таким образом, заметно отличаются от населения того же возраста и пола. С другой стороны, распространенность серотипов среди более молодых доноров крови была близка к возрастной серологической распространенности среди населения в целом или даже несколько превышала ее.

    Другие исследования, проводимые среди доноров крови в развитых странах, обычно не выявляют снижения серологической распространенности H. pylori , аналогичного наблюдаемому нами (5, 7, 15, 20, 26, 33-36). Однако более внимательное изучение предыдущих данных выявило более низкие, чем ожидалось, показатели распространенности серотипов среди лиц старше 50 лет в нескольких исследованиях (5, 34, 36), но немногие из них включали лиц старше 60 лет. ниже 60 девиантная картина была менее четкой и в нашем исследовании.Итальянское исследование (31), в котором участвовали пожилые доноры крови, обнаружило ту же картину серологической распространенности, что и в нашем исследовании.

    Самым упрощенным объяснением наших результатов является то, что регулярное донорство крови способствует исчезновению инфекции. Это кажется биологически неправдоподобным, хотя эмпирические данные отсутствуют. Удаление антител у доноров крови могло бы быть другой возможностью, но не было обнаружено для других инфекций. Образец не показал соответствующего снижения преобладания антител к B.burgdorferi (28).

    Смещенное распределение по социально-экономическому фону привело бы к смещенной распространенности H. pylori , но не к снижению с возрастом (12, 23). Последовательный сдвиг со временем социально-экономического статуса вновь набранных доноров крови с низкого на высокий теоретически приведет к снижению показателей распространенности с увеличением возраста доноров. Однако градиент распространенности в когортах последовательных рождений, вероятно, будет более крутым, чем в социально-экономических слоях.Таким образом, сдвиг в распределении социально-экономического статуса, если таковой имеется, вероятно, не окажет большего, чем маргинальное влияние на эффект когорты рождения, последний приведет к увеличению показателей распространенности с возрастом. Этот аргумент также будет противодействовать другому возможному варианту смещения отбора, а именно, что только социально-экономически привилегированные доноры крови останутся активными после 50 лет. Поэтому мы предварительно опровергаем и это объяснение.

    Третье альтернативное объяснение заключается в том, что субъекты, которые остаются активными донорами крови в течение длительного времени, относятся к тем, у кого есть редкие и желанные группы крови, и что некоторые из этих групп крови могут быть связаны с более низким риском H.pylori колонизация. Однако опубликованные данные последовательно опровергают любые важные ассоциации между группой крови и распространенностью H. pylori (16, 19, 21, 22, 24, 27). Поэтому такое объяснение маловероятно.

    Четвертое и, на наш взгляд, наиболее вероятное объяснение состоит в том, что инфицированные люди предпочтительно удаляются из когорты доноров крови по мере взросления. Для этого выборочного удаления может быть несколько возможных причин: их можно удалить, если у них больше, чем у неинфицированных людей, развиваются отклонения лабораторных тестов, которые приводят к активному исключению. H. pylori потенциально может повлиять на метаболизм железа, вызывая скрытое кровотечение, связанное с язвой, или нарушая абсорбцию негемового железа, или убирая гемовое железо или ферритин (2, 6). Низкие уровни сывороточного железа и / или ферритина чаще встречаются у инфицированных, чем у неинфицированных взрослых (4, 25, 29). Вполне возможно, что индуцированное H. pylori вмешательство в нормальный метаболизм железа станет клинически более очевидным у доноров крови, чем у людей без подобных кровопотерь. H. pylori , по-видимому, также является возбудителем дефицита витамина B 12 у взрослых (18). Однако эта причина не актуальна, поскольку у немногих доноров крови развивается стойкая анемия, и лишь немногие исключаются по этой причине (J. Lundahl, Отдел клинической иммунологии и трансфузионной медицины, Karolinska Hospital, личное сообщение).

    Самая распространенная причина исключения среди пожилых шведских доноров крови заключается в том, что они сами решают прекратить сдавать кровь.Причина этого не совсем понятна, но мы предполагаем, что человек, инфицированных H. pylori, могут чувствовать себя хуже после сдачи крови, чем неинфицированные доноры, и что время выздоровления может быть увеличено. Более того, если инфекция H. pylori причинно или не причинно связана с другими тяжелыми заболеваниями, такими как ишемическая болезнь сердца, то эти заболевания также будут способствовать избирательному исчезновению инфицированных людей из категории доноров крови.

    Наше исследование подтвердило ранее сообщавшееся гендерное различие (32) с тенденцией к увеличению H.pylori у мужчин, чем у женщин, как среди доноров крови, так и в выборке населения. Хотя это и не достигло статистической значимости, вероятность заражения у женщин была примерно на 20% ниже, чем у мужчин. Недавний метаанализ (32) показал, что только в двух исследованиях из шести серологическая распространенность H. pylori у женщин была выше, чем у мужчин, и что суммарное отношение шансов для серопозитивности среди мужчин по сравнению с женщинами составляло 1,2 (95 % ДИ от 1,02 до 1,4). Интересно, что гендерных различий у детей не наблюдалось, что также подтвердилось в нашем недавнем исследовании 10–12-летних шведских школьников (13).Причины, лежащие в основе гендерных различий среди взрослых, вряд ли связаны с предпочтительным лечением эрадикации у мужчин, поскольку скрининг и эрадикация на момент отбора образцов для исследования в Швеции практически не практиковались. Гендерное различие может частично объяснять увеличение случаев заболеваний, связанных с H. pylori (язвенная болезнь желудка и рак желудка), среди мужчин в более поздние десятилетия жизни (32).

    Сильные стороны нашего исследования включают репрезентативность нашей выборки по отношению к шведским донорам крови.В качестве индикатора этой репрезентативности выборка показала ожидаемые географические вариации, а также вариабельность в зависимости от возраста и пола в серопространстве B. burgdorferi (28). Еще одна сильная сторона — наша сравнительная выборка, действительно основанная на популяциях. Низкий уровень участия может вызвать опасения по поводу возможной систематической ошибки отбора. Однако контрольная популяция продемонстрировала точно ожидаемый когортный эффект, описанный в многочисленных исследованиях, проведенных в развитых странах (12, 23). Кроме того, в возрастных группах, в которых были сделаны наши важные выводы (> 45 лет), уровень участия (66%) был приемлемым.

    В заключение, наши данные, подкрепленные результатами других исследований, согласуются с падением распространенности инфекции H. pylori с возрастом среди пожилых доноров крови. Причины этого парадоксального уменьшения остаются предположительными, но наиболее разумным объяснением является то, что человек с положительным результатом на H. pylori и пациентов предпочтительно удаляются из когорты доноров крови. Поскольку активные исключения из-за стойкой анемии встречаются редко, наши результаты предполагают, что пожилые люди, инфицированные H.pylori может переносить повторные кровотечения хуже, чем неинфицированные люди, и / или что общее самочувствие инфицированных может быть несколько ухудшено. Это наблюдение должно побудить к дальнейшим исследованиям роли H. pylori в общем состоянии здоровья пожилых людей. Наши результаты подчеркивают опасность использования данных о донорах крови вместо надежных эпидемиологических наблюдений на уровне населения.

    Благодарности

    Эта работа была поддержана Шведским медицинским обществом и Фондом Ричарда и Рут Юлинов.

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    1. Банатвала, Н., К. Майо, Ф. Мегро, Р. Дженнингс, Дж. Дж. Дикс и Р. А. Фельдман. 1993. Когортный эффект и Helicobacter pylori. J. Infect. Дис. 168 : 219-221. [PubMed] [Google Scholar] 2. Barabino, A. 2002. Helicobacter pylori -связанная железодефицитная анемия: обзор. Helicobacter 7 : 71-75. [PubMed] [Google Scholar] 3. Р. Бефритс, М. Гранстрём, М. Риландер и К. Рубио. 1993. Helicobacter pylori в 205 последовательных эндоскопических пациентах. Сканд. J. Infect. Дис. 25 : 185-191. [PubMed] [Google Scholar] 4. Берг, Г., Дж. Боде, М. Блеттнер, Х. Боинг и Х. Бреннер. 2001. Инфекция Helicobacter pylori и сывороточный ферритин: популяционное исследование среди 1806 взрослых в Германии. Являюсь. J. Gastroenterol. 96 : 1014-1018. [PubMed] [Google Scholar] 5. Бергензаун, П., К. Г. Кристинссон, Б. Тьодлейфссон, Э. Сигвальдадоттир, С.Мольстад, М. Хельд и Т. Вадстрём. 1996. Серопространственность Helicobacter pylori на юге Швеции и Исландии. Сканд Дж. Гастроэнтерол. 31 : 1157-1161. [PubMed] [Google Scholar] 6. Bini, E. J. 2001. Helicobacter pylori и железодефицитная анемия: виновен по предъявленным обвинениям? Являюсь. J. Med. 111 : 495-497. [PubMed] [Google Scholar] 7. Брейер, Т., Т. Садхоп, Дж. Хох, Т. Зауэрбрух и П. Мальфертхайнер. 1996. Распространенность и факторы риска заражения Helicobacter pylori в западной части Германии.Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 8 : 47-52. [PubMed] [Google Scholar] 8. Кристенсон, Б., У. Хеллстрём, С. П. Сильван, Л. Хенрикссон и М. Гранстрём. 2000. Влияние кампании вакцинации на иммунитет взрослых к дифтерии. Вакцина 19 : 1133-1140. [PubMed] [Google Scholar] 9. Каллен Д. Дж., Б. Дж. Коллинз, К. Дж. Кристиансен, Дж. Эпис, Дж. Р. Уоррен, И. Сюрвейор и К. Дж. Каллен. 1993. Когда происходит заражение Helicobacter pylori ? Кишечник 34 : 1681-1682.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Диксон М. Ф. и Г. М. Собала. 1992. Гастрит и дуоденит: гистопатологический спектр. Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 4 (Дополнение 2) : 17-23. [Google Scholar] 11. Экстрём, А. М., М. Хельд, Л. Э. Ханссон, Л. Энгстранд и О. Нирен. 2001. Helicobacter pylori при раке желудка, установленный иммуноблотом CagA как маркер перенесенной инфекции. Гастроэнтерология 121 : 784-791. [PubMed] [Google Scholar] 12. Исследовательская группа EUROGAST. 1993. Эпидемиология и факторы риска заражения Helicobacter pylori среди 3194 бессимптомных субъектов в 17 популяциях. Кишечник 34 : 1672-1676. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Гранстрем М., Ю. Тиндберг и М. Бленноу. 1997. Сероэпидемиология инфекции Helicobacter pylori в когорте детей от 6 месяцев до 11 лет. J. Clin. Microbiol. 35 : 468-470.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Hentschel, E., G. Brandstätter, B. Dragosics, A. M. Hirschl, H. Nemec, K. Schutze, M. Taufer и H. Wurzer. 1993. Влияние ранитидина и амоксициллина плюс метронидазол на эрадикацию Helicobacter pylori и рецидив язвы двенадцатиперстной кишки. N. Engl. J. Med. 328 : 308-312. [PubMed] [Google Scholar] 15. Холтманн, Г., Н. Дж. Талли, Х. Митчелл и С. Хазелл. 1998. Антительный ответ на специфический H.pylori при функциональной диспепсии, язвенной болезни двенадцатиперстной кишки и здоровье. Являюсь. J. Gastroenterol. 93 : 1222-1227. [PubMed] [Google Scholar] 16. Хук-Никанне, Дж., П. Систонен и Т. У. Косунен. 1990. Влияние группы крови ABO и секреторного статуса на частоту встречаемости антител Helicobacter pylori . Сканд. J. Gastroenterol. 25 : 815-818. [PubMed] [Google Scholar] 17. Рабочая группа МАИР по оценке канцерогенных рисков для людей. 1994. Шистосомы, печеночные двуустки и Helicobacter pylori. IARC Monogr. Eval. Канцерогенный. Риски Hum. 61 : 1-241. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Kaptan, K., C. Beyan, A.U. Ural, T. Cetin, F. Avcu, M. Gulen, R. Finci, and A. Yalcin. 2000. Helicobacter pylori — это новый возбудитель дефицита витамина B12? Arch. Междунар. Med. 160 : 1349-1353. [PubMed] [Google Scholar] 19. Копанский, З., Голец Э., Б.Витковска, Э. Словакевич, А. Мигас-Нирска и А. Ценчиала. 1996. Связь между частотой появления IgG против Helicobacter pylori и основными группами крови у больных язвенной болезнью и раком желудка. Евро. J. Med. Res. 1 : 280-282. [PubMed] [Google Scholar] 20. Косунен, Т. У., Дж. Хук, Х. И. Раутелин и Г. Мюллюла. 1989. Возрастное увеличение антител против Campylobacter pylori и у доноров крови.Сканд. J. Gastroenterol. 24 : 110-114. [PubMed] [Google Scholar] 21. Мартин де Аргила, К., Д. Бойшеда, С. Вальдезате, Н. Мир, Р. Барсена, Дж. П. Гисберт, А. Гарсия Плаза и Р. Кантон. 1998. Группы крови АВО, резус-фактор и Helicobacter pylori. Rev. Esp. Энферм. Копать. 90 : 263-268. [PubMed] [Google Scholar] 22. McKeown, I., P. Orr, S. Macdonald, A. Kabani, R. Brown, G. Coghlan, M. Dawood, J. Embil, M. Sargent, G. Smart, and C. N. Bernstein. 1999. Helicobacter pylori в канадской Арктике: серологическая распространенность и обнаружение в пробах воды в общинах. Являюсь. J. Gastroenterol. 94 : 1823-1829. [PubMed] [Google Scholar] 23. Ф. Мегро, М. П. Брассенс-Раббе, Ф. Дени, А. Белбури и Д. К. Хоа. 1989. Сероэпидемиология инфекции Campylobacter pylori в различных популяциях. J. Clin. Microbiol. 27 : 1870-1873. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Ментис, А., К. К. Блэквелл, Д. М. Вейр, К. Спилиадис, А. Дайлианас и Н. Скандалис. 1991. Группа крови ABO, секреторный статус и обнаружение Helicobacter pylori среди пациентов с язвой желудка или двенадцатиперстной кишки. Эпидемиол. Заразить. 106 : 221-229. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25. Н. Милман, С. Розенсток, Л. Андерсен, Т. Йоргенсен и О. Бонневи. 1998. Ферритин сыворотки, гемоглобин и инфекция Helicobacter pylori : сероэпидемиологическое обследование с участием 2794 взрослых датчан.Гастроэнтерология 115 : 268-274. [PubMed] [Google Scholar] 26. Нандуркар, С., Н. Дж. Талли, Х. Ся, Х. Митчелл, С. Хейзел и М. Джонс. 1998. Диспепсия в обществе связана с курением и употреблением аспирина, но не с инфекцией Helicobacter pylori . Arch. Междунар. Med. 158 : 1427-1433. [PubMed] [Google Scholar] 27. Оберхубер, Г., А. Кранц, К. Дежако, Б. Драгошич, И. Мосбергер, В. Майр и Т. Радашкевич. 1997. Группы крови Lewis (b) и экспрессия ABH в слизистой оболочке желудка: отсутствие взаимосвязи с колонизацией Helicobacter pylori и возникновением MALT-лимфомы желудка.Кишечник 41 : 37-42. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 28. О’Коннелл, С., М. Гранстрём, Дж. С. Грей и Г. Станек. 1998. Эпидемиология европейского боррелиоза Лайма. Zentbl. Бактериол. 287 : 229-240. [PubMed] [Google Scholar] 29. Паркинсон, А. Дж., Б. Д. Голд, Л. Балкоу, Р. Б. Уэйнрайт, Б. Сваминатан, Б. Кханна, К. М. Петерсен и М. А. Фицджеральд. 2000. Высокая распространенность Helicobacter pylori среди коренного населения Аляски и связь с низким уровнем ферритина в сыворотке крови у молодых людей.Clin. Диаг. Лаборатория. Иммунол. 7 : 885-888. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 30. Парсоннет, Дж., Г. Д. Фридман, Д. П. Вандерштин, Ю. Чанг, Дж. Х. Фогельман, Н. Орентрейк и Р. К. Сибли. 1991. Helicobacter pylori Инфекция и риск рака желудка. N. Engl. J. Med. 325 : 1127-1131. [PubMed] [Google Scholar] 31. Р. Пелликано, М. Г. Маццарелло, С. Мореллони, М. Аллегри, В. Арена, М. Феррари, М. Риццетто и А. Понцетто. 1999.Острый инфаркт миокарда и серопозитивность Helicobacter pylori . Int. J. Clin. Лаборатория. Res. 29 : 141-144. [PubMed] [Google Scholar] 32. Replogle, M. L., S. L. Glaser, R.A. Hiatt и J. Parsonnet. 1995. Биологический секс как фактор риска заражения Helicobacter pylori у здоровых молодых людей. Являюсь. J. Epidemiol. 142 : 856-863. [PubMed] [Google Scholar] 33. А. Руссо, М. Эболи, П. Пиццетти, Г. Ди Феличе, Ф. Раваньяни, П. Спинелли, А.М. Хотц, П. Нотти, Дж. Макони, С. Франчески, Д. Феррари и Л. Бертарио. 1999. Детерминанты распространения серотипа Helicobacter pylori среди итальянских доноров крови. Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 11 : 867-873. [PubMed] [Google Scholar] 34. Вайра Д., М. Мильоли, П. Муле, Дж. Холтон, М. Менегатти, М. Вергура, Дж. Биаско, Р. Конте, Р. П. Логан и Л. Барбара. 1994. Распространенность язвенной болезни у Helicobacter pylori у положительных доноров крови. Кишечник 35 : 309-312.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Wagtmans, M. J., A. M. Witte, D. R. Taylor, I. Biemond, R. A. Veenendaal, H. W. Verspaget, C. B. Lamers и R.A. van Hogezand. 1997. Низкая распространенность антител Helicobacter pylori в исторических сыворотках пациентов с болезнью Крона. Сканд. J. Gastroenterol. 32 : 712-718. [PubMed] [Google Scholar] 36. Вилхойт, С. Л., Д. А. Фергюсон, младший, Д. Р. Сойке, Дж. Х. Кальбфляйш и Э. Томас. 1993.Повышенная распространенность антител Helicobacter pylori среди медсестер. Arch. Междунар. Med. 153 : 708-712. [PubMed] [Google Scholar]

    Неожиданное снижение с возрастом распространенности Helicobacter pylori среди шведских доноров крови

    J Clin Microbiol. 2003 Sep; 41 (9): 4038–4042.

    M. Sörberg

    Отделение инфекционных заболеваний, Медицинский отдел, 1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    O.Nyrén

    Отделение инфекционных заболеваний, Отделение медицины, 1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    M.c. Отделение, Департамент медицины,

    1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    Отделение инфекционных заболеваний, Отделение медицины, 1 Отделение of Medical Epidemiology, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    * Автор, отвечающий за переписку.Почтовый адрес: Отделение клинической микробиологии, Каролинская больница, S-171 76, Стокгольм, Швеция. Телефон: 46-8-517 73564. Факс: 46-8-308099. Электронная почта: [email protected]

    Поступило 17 марта 2003 г .; Пересмотрено 19 мая 2003 г .; Принято 25 июня 2003 г.

    Copyright © 2003, Американское общество микробиологов. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Доноры крови часто используются в качестве заместителей для населения в целом в исследованиях эпидемиологии Helicobacter pylori .Наша цель состояла в том, чтобы проверить, совпадают ли возрастные показатели распространенности серотипов среди доноров крови с соответствующими показателями в случайной выборке населения. Это описательное исследование было основано на сыворотках, полученных от 3502 доноров крови, представляющих все округа и города Швеции. Для сравнения использовалась стратифицированная по возрасту случайная выборка населения из 1030 человек из округа Стокгольм. Сыворотки анализировали с помощью собственного иммуноферментного анализа на предмет антител к иммуноглобулину G H. pylori . В выборке населения мы обнаружили ожидаемое увеличение с возрастом серологической распространенности H.pylori инфекция. Это верно и для молодых доноров крови, в то время как кривая распространенности по возрасту показала отклонение вниз для доноров крови в возрасте ≥ 50 лет. В этой возрастной группе вероятность быть серопозитивной снизилась на 73% (95% доверительный интервал [ДИ], от 63 до 81%) по сравнению с выборкой населения. В целом скорректированное отношение шансов для серопозитивности H. pylori среди доноров крови снизилось на 43% (95% ДИ, от 28 до 55%). Таким образом, оказывается, что доноры крови H.pylori , серопозитивные, выборочно исчезают из когорты доноров крови. Мы предполагаем, что H. pylori -серопозитивные доноры крови могут переносить повторные кровотечения хуже, чем неинфицированные люди, и / или что общее самочувствие инфицированных может быть несколько ухудшено. Наше неожиданное наблюдение показывает, что доноры крови могут быть менее подходящими в качестве заместителей для населения в целом в аналитических исследованиях инфекции H. pylori и что основная причина требует дальнейшего изучения.

    Helicobacter pylori считается основной причиной неаутоиммунного хронического гастрита (10). Более того, эрадикация H. pylori предотвращает рецидив пептических язв (14), и накапливаются данные о причинной роли в развитии рака желудка (11, 17, 30).

    Инфекция H. pylori в основном передается в раннем детстве (13). В развивающихся странах распространенность инфекции выше, чем в развитых странах, где она постепенно повышается с возрастом (12, 23).Считается, что это последнее явление отражает эффект когорты рождения. Следовательно, более высокая распространенность инфекции среди пожилых людей означает более высокий уровень детской инфекции в этих когортах, а не заражение во взрослой жизни (1, 9).

    В европейских эпидемиологических исследованиях доноры крови часто используются для представления населения в целом, поскольку во всех европейских странах есть доноры, не получающие зарплату (34, 36). Уместность этого предположения не была строго проверена для H.pylori , серологическая распространенность.

    Мы воспользовались большой общенациональной выборкой доноров крови, отобранной с целью изучения серологической распространенности инфекции Borrelia burgdorferi в различных частях Швеции (28), а также для изучения возрастной серологической распространенности H. pylori. , если предположить, что доноры крови были репрезентативными для населения в целом. Затем мы сравнили характер распространенности серотипов среди доноров крови с серией популяционного контроля, состоящей из сывороток репрезентативной выборки взрослого населения округа Стокгольм.

    МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

    Предметы. (i) Доноры крови.

    Сыворотки были собраны у неоплачиваемых доноров из всех 25 графств и столичных округов Швеции. Репрезентативность была достигнута путем включения всех последовательных доноров крови с 1-го дня до тех пор, пока не был достигнут весь заранее определенный размер выборки. Все образцы были собраны в течение одного и того же периода, то есть с сентября по декабрь 1995 года. Размер выборки был заранее определен как 30 человек на 100 000 жителей или не менее 100 образцов из каждого графства или района.Всего было получено 3502 образца. Каждый образец представлял от 10 до 12 мл крови или от 4 до 5 мл сыворотки. Каждый образец сопровождался информацией о стране, в которой был сделан донор, а также о возрасте и поле донора. Никакой дополнительной информации о донорах не было, а данные о донорах были стерты из записей, отправленных в лабораторию.

    (ii) Население в целом.

    Стратифицированная случайная выборка из 1863 человека была взята из компьютеризированного и постоянно обновляемого реестра населения округа Стокгольм.Основная цель заключалась в том, чтобы измерить эффект кампании вакцинации против дифтерии. В общей сложности 1087 отобранных субъектов (58,3%) вызвались на последующий забор крови в 1998–1999 годах (8). Показатели участия составляли 60% среди женщин и 49% среди мужчин. Среди субъектов старше 45 лет уровень участия составлял 70 и 62% для женщин и мужчин, соответственно. Отобранным субъектам было отправлено два письма с приглашением к участию, а последующее телефонное интервью с некоторыми из неучастников показало, что основными причинами неучастия (в порядке убывания важности) были следующие: (i) нежелание участвовать, (ii) ) недоступность, в некоторых случаях из-за поездки за границу, (iii) болезнь или препятствие, запрещающее участие, и (iv) смерть между отбором и взятием крови.Никакой дополнительной информации о контрольной популяции не было.

    ELISA на антитела к иммуноглобулину G.

    В этом собственном иммуноферментном анализе (ELISA) использовался обработанный ультразвуком антиген H. pylori на основе культуры семи клинических изолятов и штамма NCTC 11438 (3). Лунки 96-луночных микропланшетов были покрыты до концентрации 7 мкг / мл. Сыворотки разводили в соотношении 1: 1000 и тестировали в двух экземплярах. Разведения сыворотки проводили в фосфатно-солевом буфере (PBS), сначала 1: 100 только в PBS, а затем 1:10 в PBS, содержащем 70 мг обработанного ультразвуком антигена Campylobacter jejuni / мл (пять клинических изолятов) для удаления перекрестно реагирующих антител. .Щелочно-фосфатно-конъюгированный иммуноглобулин G человека (Euro Diagnostica, Мальмё, Швеция) использовали для обнаружения связанных антител. Оптическая плотность при 405 нм, равная 0,36, была использована в качестве порогового значения и была установлена ​​в клиническом материале 83 пациентов с положительной культурой H. pylori и 45 пациентов с отрицательной реакцией с помощью микроскопии, посева и экспресс-теста на уреазу (3). Было обнаружено, что ИФА имеет чувствительность 100% (83 из 83) и специфичность 96% (43 из 45), что установлено в вышеупомянутом 83 H.pylori шведов с положительной культурой и 45 серонегативных лиц (3).

    Статистические методы.

    Во-первых, уровни распространенности серотипов среди доноров крови и контрольной популяции сравнивались в 10-летних возрастных группах с использованием объединенных оценок Mantel-Haenszel. Поскольку доноры крови и контроль населения представляли лишь частично совпадающие географические области (доноры крови приехали со всей Швеции, в то время как средства контроля населения — исключительно из Стокгольма), мы изучили важность округа и региона здравоохранения в моделях многомерной логистической регрессии, ограниченных только донорами крови. .В этих моделях мы скорректировали возраст (в 10-летних возрастных категориях) и пол. Затем мы применили модели многомерной логистической регрессии, в которых влияние статуса донора крови оценивалось с учетом возраста, пола и места жительства (большие города по сравнению с другими частями Швеции). Чтобы избежать путаницы по географическому району проживания, дальнейший раунд анализов был ограничен донорами крови и контрольными группами населения из Стокгольма. Модификация эффекта по возрасту оценивалась с помощью стратифицированного анализа (от 17 до 49 и> 50 лет) и путем введения термина для взаимодействия (статус донора крови, умноженный на возрастную категорию) в полную модель.Мы использовали логистическую процедуру в статистическом пакете SAS 6.12 (Институт SAS, Кэри, Северная Каролина).

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Всего было проанализировано 4532 образца крови среди 3502 доноров крови (средний возраст ± стандартное отклонение, 50,5 ± 12,9 лет) и 1030 субъектов контрольной популяции (средний возраст, 49,9 ± 16,7 лет). Характеристики двух учебных групп приведены в таблице. Средняя оптическая плотность антител против H. pylori (± стандартное отклонение) среди доноров крови и контрольной популяции составляла 0.30 (± 0,40) и 0,36 (± 0,45) соответственно. Соответствующие медианные значения составили 0,14 и 0,13.

    ТАБЛИЦА 1.

    Характеристики доноров крови и выборка населения Стокгольма

    9013 9013 6 Показатели по возрастным категориям выявили две разные модели для доноров крови и контрольной популяции (рис.). В то время как распространенность серотипа увеличивалась с возрастом в самых молодых возрастных группах как среди доноров крови, так и в выборке населения (хотя показатели были несколько выше среди первых), кривая для доноров крови отклонялась в возрасте от 40 до 49 лет.После этого возраста распространенность серотипа с возрастом снижалась. С другой стороны, в выборке населения распространенность серотипа монотонно увеличивалась с возрастом во всем возрастном диапазоне. Эта разница была очень значительной; объединенное отношение шансов Mantel-Haenszel для того, чтобы быть серопозитивным среди доноров крови, составляло 0,65 (95% доверительный интервал, 0,55–0,77) по отношению к выборке населения ( P = 0,001).

    Распространенность (%) антител к H. pylori по возрасту среди доноров крови и в выборке населения.

    Поскольку доноры крови и контрольные группы населения представляли группы населения, которые пересекались только в Стокгольме, мы исследовали важность географического района проживания в модели многомерной логистической регрессии с поправкой на возраст и пол. Этот анализ был ограничен только донорами крови. Из таблицы видно, что район проживания имел второстепенное значение для риска серопозитивности. Хотя отношение шансов для серопозитивности было несколько ниже в центральной Швеции и несколько выше в северной Швеции, ни одна из оценок не достигла статистической значимости.Мы также наблюдали почти статистически значимую гендерную разницу в серопространстве H. pylori . Отношение шансов для того, чтобы быть серопозитивным, составляло 0,85 (95% доверительный интервал [ДИ], 0,70–1,02) среди женщин по сравнению с мужчинами. Аналогичная разница наблюдалась и в выборке населения. Там отношение шансов среди женщин составило 0,77 (95% ДИ, 0,57–1,04).

    ТАБЛИЦА 2.

    Многомерный анализ влияния пола, возраста и географического района проживания на вероятность быть H.pylori серопозитивный b

    Характеристика Число доноров крови (% от общего числа) Число лиц в выборке населения Стокгольма (% от общего числа)
    n 3,502 1030
    Пол
    Мужчины 2,194 (63) 418 (41) 608 (59)
    Возраст (лет)
    17-19 32 (1) 0 (0)
    20-29 197 143 (14)
    30-39 473 (13) 168 (17)
    40-49 905 (26) 190 (19)
    50-59 964 (28) 206 (20)
    60-69 689 (20) 152 (15)
    70-79 231 (7) 121 (12)
    ≥80 0 (0) 33 (3)
    Регион здравоохранения
    Юг 605 (17) 0 (17) 0 (17) 0
    Запад 664 (19) 0 (0)
    Юго-восток 352 (10) 0 (0)
    Стокгольм / Готланд 659 (19137 659) 100)
    Центральная Швеция 773 (22) 0 (0)
    Север 449 (13) 0 (0)
    H.pylori статус
    Положительный 620 (18) 261 (25)
    Отрицательный 2,882 (82) 767 (75)
    -0,51 90,24137 0,69 9012-1
    Детерминант Число положительных доноров / общее количество (%) Отношение шансов a 95% ДИ
    Мужчины 412/2,192 (19) 1 Номер
    Женщины 207/1298 (16) 0,85 0.70-1,02
    Возраст (лет)
    17-19 2/32 (6) 0,24 0,06-1,02
    20 / 197 (11) 0,48 0,30–0,77
    30–39 108/473 (23) 1,08 0,82–1,41
    40–49 195/905 ( ) 1 Каталожный номер
    50-59 184/964 (19) 0.86 0,69-1,08
    60-69 90/689 (13) 0,55 0,42-0,72
    70-79 18/231 (8) 0,31
    Область здравоохранения
    Юг 117/605 (19) 1 Ссылка
    Запад 0.68-1,22
    Юго-восток 63/352 (18) 0,91 0,65-1,28
    Стокгольм / Готланд 111/659 (17) Центральная Швеция 120/773 (16) 0,78 0,59–1,04
    Север 95/449 (21) 1,22 0,90–1,67
    , наконец,

    отношение шансов для H.pylori серопозитивность, связанная со статусом донора крови, по отношению к выборке населения. В этом многофакторном анализе, проведенном для всего материала (как доноров крови, так и контрольной группы населения), оценки были скорректированы с учетом пола, возраста (в 10-летних классах) и места проживания (города с населением> 500000 жителей по сравнению с остальной частью Швеции. ). В целом скорректированное отношение шансов для серопозитивности H. pylori среди доноров крови снизилось на 43% (95% ДИ, от 28 до 55%) по сравнению с контрольной популяцией (таблица, первый раздел, левый столбец).При стратифицированном анализе было выявлено, что влияние статуса донора крови изменялось в зависимости от возраста (таблица, первый раздел, столбцы 2 и 3). В возрастной группе от 17 до 49 лет статус донора крови был связан с 48% (95% ДИ, от 2 до 113%) повышенным риском серопозитивности H. pylori , хотя это повышение имело лишь пограничное значение. Среди субъектов в возрасте ≥ 50 лет риск серопозитивности для доноров крови был снижен на 73% (95% ДИ, от 63 до 81%) по сравнению с риском в выборке населения.Это последнее взаимодействие было высоко статистически значимым ( P = 0,0001). Чтобы не допустить искажения по месту жительства, мы повторили анализ на подгруппе из 513 доноров крови и 1030 контрольных групп населения, проживающих в Стокгольме. Результаты практически идентичны результатам, полученным для всего материала (таблица, второй раздел).

    ТАБЛИЦА 3.

    Скорректированные отношения шансов для H. pylori серопозитивных, в целом и в анализах, стратифицированных по возрасту

    Исследовательская группа Данные для:
    Доноры всех возрастов
    Доноры в возрасте 17-49 лет
    Доноры в возрасте ≥50 лет
    OR a 95% CI OR 95% CI OR 95% CI
    Контроль населения 1 Ссылка 1 Ссылка 1 Ссылка
    Доноры крови 0.57 0,45-0,72 1,48 1,02-2,13 0,27 0,19-0,37
    Stockholmers Ссылка 1 Ссылка 1 Ссылка
    Доноры крови 0,57 0,44-0,76 1,47 0.98-2,20 0,26 0,18-0,39

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Наиболее заметным результатом наших перекрестных данных было парадоксальное снижение распространенности серотипа H. pylori с возрастом среди шведских доноров крови старше 50 лет, которые, таким образом, заметно отличаются от населения того же возраста и пола. С другой стороны, распространенность серотипов среди более молодых доноров крови была близка к возрастной серологической распространенности среди населения в целом или даже несколько превышала ее.

    Другие исследования, проводимые среди доноров крови в развитых странах, обычно не выявляют снижения серологической распространенности H. pylori , аналогичного наблюдаемому нами (5, 7, 15, 20, 26, 33-36). Однако более внимательное изучение предыдущих данных выявило более низкие, чем ожидалось, показатели распространенности серотипов среди лиц старше 50 лет в нескольких исследованиях (5, 34, 36), но немногие из них включали лиц старше 60 лет. ниже 60 девиантная картина была менее четкой и в нашем исследовании.Итальянское исследование (31), в котором участвовали пожилые доноры крови, обнаружило ту же картину серологической распространенности, что и в нашем исследовании.

    Самым упрощенным объяснением наших результатов является то, что регулярное донорство крови способствует исчезновению инфекции. Это кажется биологически неправдоподобным, хотя эмпирические данные отсутствуют. Удаление антител у доноров крови могло бы быть другой возможностью, но не было обнаружено для других инфекций. Образец не показал соответствующего снижения преобладания антител к B.burgdorferi (28).

    Смещенное распределение по социально-экономическому фону привело бы к смещенной распространенности H. pylori , но не к снижению с возрастом (12, 23). Последовательный сдвиг со временем социально-экономического статуса вновь набранных доноров крови с низкого на высокий теоретически приведет к снижению показателей распространенности с увеличением возраста доноров. Однако градиент распространенности в когортах последовательных рождений, вероятно, будет более крутым, чем в социально-экономических слоях.Таким образом, сдвиг в распределении социально-экономического статуса, если таковой имеется, вероятно, не окажет большего, чем маргинальное влияние на эффект когорты рождения, последний приведет к увеличению показателей распространенности с возрастом. Этот аргумент также будет противодействовать другому возможному варианту смещения отбора, а именно, что только социально-экономически привилегированные доноры крови останутся активными после 50 лет. Поэтому мы предварительно опровергаем и это объяснение.

    Третье альтернативное объяснение заключается в том, что субъекты, которые остаются активными донорами крови в течение длительного времени, относятся к тем, у кого есть редкие и желанные группы крови, и что некоторые из этих групп крови могут быть связаны с более низким риском H.pylori колонизация. Однако опубликованные данные последовательно опровергают любые важные ассоциации между группой крови и распространенностью H. pylori (16, 19, 21, 22, 24, 27). Поэтому такое объяснение маловероятно.

    Четвертое и, на наш взгляд, наиболее вероятное объяснение состоит в том, что инфицированные люди предпочтительно удаляются из когорты доноров крови по мере взросления. Для этого выборочного удаления может быть несколько возможных причин: их можно удалить, если у них больше, чем у неинфицированных людей, развиваются отклонения лабораторных тестов, которые приводят к активному исключению. H. pylori потенциально может повлиять на метаболизм железа, вызывая скрытое кровотечение, связанное с язвой, или нарушая абсорбцию негемового железа, или убирая гемовое железо или ферритин (2, 6). Низкие уровни сывороточного железа и / или ферритина чаще встречаются у инфицированных, чем у неинфицированных взрослых (4, 25, 29). Вполне возможно, что индуцированное H. pylori вмешательство в нормальный метаболизм железа станет клинически более очевидным у доноров крови, чем у людей без подобных кровопотерь. H. pylori , по-видимому, также является возбудителем дефицита витамина B 12 у взрослых (18). Однако эта причина не актуальна, поскольку у немногих доноров крови развивается стойкая анемия, и лишь немногие исключаются по этой причине (J. Lundahl, Отдел клинической иммунологии и трансфузионной медицины, Karolinska Hospital, личное сообщение).

    Самая распространенная причина исключения среди пожилых шведских доноров крови заключается в том, что они сами решают прекратить сдавать кровь.Причина этого не совсем понятна, но мы предполагаем, что человек, инфицированных H. pylori, могут чувствовать себя хуже после сдачи крови, чем неинфицированные доноры, и что время выздоровления может быть увеличено. Более того, если инфекция H. pylori причинно или не причинно связана с другими тяжелыми заболеваниями, такими как ишемическая болезнь сердца, то эти заболевания также будут способствовать избирательному исчезновению инфицированных людей из категории доноров крови.

    Наше исследование подтвердило ранее сообщавшееся гендерное различие (32) с тенденцией к увеличению H.pylori у мужчин, чем у женщин, как среди доноров крови, так и в выборке населения. Хотя это и не достигло статистической значимости, вероятность заражения у женщин была примерно на 20% ниже, чем у мужчин. Недавний метаанализ (32) показал, что только в двух исследованиях из шести серологическая распространенность H. pylori у женщин была выше, чем у мужчин, и что суммарное отношение шансов для серопозитивности среди мужчин по сравнению с женщинами составляло 1,2 (95 % ДИ от 1,02 до 1,4). Интересно, что гендерных различий у детей не наблюдалось, что также подтвердилось в нашем недавнем исследовании 10–12-летних шведских школьников (13).Причины, лежащие в основе гендерных различий среди взрослых, вряд ли связаны с предпочтительным лечением эрадикации у мужчин, поскольку скрининг и эрадикация на момент отбора образцов для исследования в Швеции практически не практиковались. Гендерное различие может частично объяснять увеличение случаев заболеваний, связанных с H. pylori (язвенная болезнь желудка и рак желудка), среди мужчин в более поздние десятилетия жизни (32).

    Сильные стороны нашего исследования включают репрезентативность нашей выборки по отношению к шведским донорам крови.В качестве индикатора этой репрезентативности выборка показала ожидаемые географические вариации, а также вариабельность в зависимости от возраста и пола в серопространстве B. burgdorferi (28). Еще одна сильная сторона — наша сравнительная выборка, действительно основанная на популяциях. Низкий уровень участия может вызвать опасения по поводу возможной систематической ошибки отбора. Однако контрольная популяция продемонстрировала точно ожидаемый когортный эффект, описанный в многочисленных исследованиях, проведенных в развитых странах (12, 23). Кроме того, в возрастных группах, в которых были сделаны наши важные выводы (> 45 лет), уровень участия (66%) был приемлемым.

    В заключение, наши данные, подкрепленные результатами других исследований, согласуются с падением распространенности инфекции H. pylori с возрастом среди пожилых доноров крови. Причины этого парадоксального уменьшения остаются предположительными, но наиболее разумным объяснением является то, что человек с положительным результатом на H. pylori и пациентов предпочтительно удаляются из когорты доноров крови. Поскольку активные исключения из-за стойкой анемии встречаются редко, наши результаты предполагают, что пожилые люди, инфицированные H.pylori может переносить повторные кровотечения хуже, чем неинфицированные люди, и / или что общее самочувствие инфицированных может быть несколько ухудшено. Это наблюдение должно побудить к дальнейшим исследованиям роли H. pylori в общем состоянии здоровья пожилых людей. Наши результаты подчеркивают опасность использования данных о донорах крови вместо надежных эпидемиологических наблюдений на уровне населения.

    Благодарности

    Эта работа была поддержана Шведским медицинским обществом и Фондом Ричарда и Рут Юлинов.

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    1. Банатвала, Н., К. Майо, Ф. Мегро, Р. Дженнингс, Дж. Дж. Дикс и Р. А. Фельдман. 1993. Когортный эффект и Helicobacter pylori. J. Infect. Дис. 168 : 219-221. [PubMed] [Google Scholar] 2. Barabino, A. 2002. Helicobacter pylori -связанная железодефицитная анемия: обзор. Helicobacter 7 : 71-75. [PubMed] [Google Scholar] 3. Р. Бефритс, М. Гранстрём, М. Риландер и К. Рубио. 1993. Helicobacter pylori в 205 последовательных эндоскопических пациентах. Сканд. J. Infect. Дис. 25 : 185-191. [PubMed] [Google Scholar] 4. Берг, Г., Дж. Боде, М. Блеттнер, Х. Боинг и Х. Бреннер. 2001. Инфекция Helicobacter pylori и сывороточный ферритин: популяционное исследование среди 1806 взрослых в Германии. Являюсь. J. Gastroenterol. 96 : 1014-1018. [PubMed] [Google Scholar] 5. Бергензаун, П., К. Г. Кристинссон, Б. Тьодлейфссон, Э. Сигвальдадоттир, С.Мольстад, М. Хельд и Т. Вадстрём. 1996. Серопространственность Helicobacter pylori на юге Швеции и Исландии. Сканд Дж. Гастроэнтерол. 31 : 1157-1161. [PubMed] [Google Scholar] 6. Bini, E. J. 2001. Helicobacter pylori и железодефицитная анемия: виновен по предъявленным обвинениям? Являюсь. J. Med. 111 : 495-497. [PubMed] [Google Scholar] 7. Брейер, Т., Т. Садхоп, Дж. Хох, Т. Зауэрбрух и П. Мальфертхайнер. 1996. Распространенность и факторы риска заражения Helicobacter pylori в западной части Германии.Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 8 : 47-52. [PubMed] [Google Scholar] 8. Кристенсон, Б., У. Хеллстрём, С. П. Сильван, Л. Хенрикссон и М. Гранстрём. 2000. Влияние кампании вакцинации на иммунитет взрослых к дифтерии. Вакцина 19 : 1133-1140. [PubMed] [Google Scholar] 9. Каллен Д. Дж., Б. Дж. Коллинз, К. Дж. Кристиансен, Дж. Эпис, Дж. Р. Уоррен, И. Сюрвейор и К. Дж. Каллен. 1993. Когда происходит заражение Helicobacter pylori ? Кишечник 34 : 1681-1682.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Диксон М. Ф. и Г. М. Собала. 1992. Гастрит и дуоденит: гистопатологический спектр. Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 4 (Дополнение 2) : 17-23. [Google Scholar] 11. Экстрём, А. М., М. Хельд, Л. Э. Ханссон, Л. Энгстранд и О. Нирен. 2001. Helicobacter pylori при раке желудка, установленный иммуноблотом CagA как маркер перенесенной инфекции. Гастроэнтерология 121 : 784-791. [PubMed] [Google Scholar] 12. Исследовательская группа EUROGAST. 1993. Эпидемиология и факторы риска заражения Helicobacter pylori среди 3194 бессимптомных субъектов в 17 популяциях. Кишечник 34 : 1672-1676. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Гранстрем М., Ю. Тиндберг и М. Бленноу. 1997. Сероэпидемиология инфекции Helicobacter pylori в когорте детей от 6 месяцев до 11 лет. J. Clin. Microbiol. 35 : 468-470.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Hentschel, E., G. Brandstätter, B. Dragosics, A. M. Hirschl, H. Nemec, K. Schutze, M. Taufer и H. Wurzer. 1993. Влияние ранитидина и амоксициллина плюс метронидазол на эрадикацию Helicobacter pylori и рецидив язвы двенадцатиперстной кишки. N. Engl. J. Med. 328 : 308-312. [PubMed] [Google Scholar] 15. Холтманн, Г., Н. Дж. Талли, Х. Митчелл и С. Хазелл. 1998. Антительный ответ на специфический H.pylori при функциональной диспепсии, язвенной болезни двенадцатиперстной кишки и здоровье. Являюсь. J. Gastroenterol. 93 : 1222-1227. [PubMed] [Google Scholar] 16. Хук-Никанне, Дж., П. Систонен и Т. У. Косунен. 1990. Влияние группы крови ABO и секреторного статуса на частоту встречаемости антител Helicobacter pylori . Сканд. J. Gastroenterol. 25 : 815-818. [PubMed] [Google Scholar] 17. Рабочая группа МАИР по оценке канцерогенных рисков для людей. 1994. Шистосомы, печеночные двуустки и Helicobacter pylori. IARC Monogr. Eval. Канцерогенный. Риски Hum. 61 : 1-241. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Kaptan, K., C. Beyan, A.U. Ural, T. Cetin, F. Avcu, M. Gulen, R. Finci, and A. Yalcin. 2000. Helicobacter pylori — это новый возбудитель дефицита витамина B12? Arch. Междунар. Med. 160 : 1349-1353. [PubMed] [Google Scholar] 19. Копанский, З., Голец Э., Б.Витковска, Э. Словакевич, А. Мигас-Нирска и А. Ценчиала. 1996. Связь между частотой появления IgG против Helicobacter pylori и основными группами крови у больных язвенной болезнью и раком желудка. Евро. J. Med. Res. 1 : 280-282. [PubMed] [Google Scholar] 20. Косунен, Т. У., Дж. Хук, Х. И. Раутелин и Г. Мюллюла. 1989. Возрастное увеличение антител против Campylobacter pylori и у доноров крови.Сканд. J. Gastroenterol. 24 : 110-114. [PubMed] [Google Scholar] 21. Мартин де Аргила, К., Д. Бойшеда, С. Вальдезате, Н. Мир, Р. Барсена, Дж. П. Гисберт, А. Гарсия Плаза и Р. Кантон. 1998. Группы крови АВО, резус-фактор и Helicobacter pylori. Rev. Esp. Энферм. Копать. 90 : 263-268. [PubMed] [Google Scholar] 22. McKeown, I., P. Orr, S. Macdonald, A. Kabani, R. Brown, G. Coghlan, M. Dawood, J. Embil, M. Sargent, G. Smart, and C. N. Bernstein. 1999. Helicobacter pylori в канадской Арктике: серологическая распространенность и обнаружение в пробах воды в общинах. Являюсь. J. Gastroenterol. 94 : 1823-1829. [PubMed] [Google Scholar] 23. Ф. Мегро, М. П. Брассенс-Раббе, Ф. Дени, А. Белбури и Д. К. Хоа. 1989. Сероэпидемиология инфекции Campylobacter pylori в различных популяциях. J. Clin. Microbiol. 27 : 1870-1873. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Ментис, А., К. К. Блэквелл, Д. М. Вейр, К. Спилиадис, А. Дайлианас и Н. Скандалис. 1991. Группа крови ABO, секреторный статус и обнаружение Helicobacter pylori среди пациентов с язвой желудка или двенадцатиперстной кишки. Эпидемиол. Заразить. 106 : 221-229. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25. Н. Милман, С. Розенсток, Л. Андерсен, Т. Йоргенсен и О. Бонневи. 1998. Ферритин сыворотки, гемоглобин и инфекция Helicobacter pylori : сероэпидемиологическое обследование с участием 2794 взрослых датчан.Гастроэнтерология 115 : 268-274. [PubMed] [Google Scholar] 26. Нандуркар, С., Н. Дж. Талли, Х. Ся, Х. Митчелл, С. Хейзел и М. Джонс. 1998. Диспепсия в обществе связана с курением и употреблением аспирина, но не с инфекцией Helicobacter pylori . Arch. Междунар. Med. 158 : 1427-1433. [PubMed] [Google Scholar] 27. Оберхубер, Г., А. Кранц, К. Дежако, Б. Драгошич, И. Мосбергер, В. Майр и Т. Радашкевич. 1997. Группы крови Lewis (b) и экспрессия ABH в слизистой оболочке желудка: отсутствие взаимосвязи с колонизацией Helicobacter pylori и возникновением MALT-лимфомы желудка.Кишечник 41 : 37-42. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 28. О’Коннелл, С., М. Гранстрём, Дж. С. Грей и Г. Станек. 1998. Эпидемиология европейского боррелиоза Лайма. Zentbl. Бактериол. 287 : 229-240. [PubMed] [Google Scholar] 29. Паркинсон, А. Дж., Б. Д. Голд, Л. Балкоу, Р. Б. Уэйнрайт, Б. Сваминатан, Б. Кханна, К. М. Петерсен и М. А. Фицджеральд. 2000. Высокая распространенность Helicobacter pylori среди коренного населения Аляски и связь с низким уровнем ферритина в сыворотке крови у молодых людей.Clin. Диаг. Лаборатория. Иммунол. 7 : 885-888. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 30. Парсоннет, Дж., Г. Д. Фридман, Д. П. Вандерштин, Ю. Чанг, Дж. Х. Фогельман, Н. Орентрейк и Р. К. Сибли. 1991. Helicobacter pylori Инфекция и риск рака желудка. N. Engl. J. Med. 325 : 1127-1131. [PubMed] [Google Scholar] 31. Р. Пелликано, М. Г. Маццарелло, С. Мореллони, М. Аллегри, В. Арена, М. Феррари, М. Риццетто и А. Понцетто. 1999.Острый инфаркт миокарда и серопозитивность Helicobacter pylori . Int. J. Clin. Лаборатория. Res. 29 : 141-144. [PubMed] [Google Scholar] 32. Replogle, M. L., S. L. Glaser, R.A. Hiatt и J. Parsonnet. 1995. Биологический секс как фактор риска заражения Helicobacter pylori у здоровых молодых людей. Являюсь. J. Epidemiol. 142 : 856-863. [PubMed] [Google Scholar] 33. А. Руссо, М. Эболи, П. Пиццетти, Г. Ди Феличе, Ф. Раваньяни, П. Спинелли, А.М. Хотц, П. Нотти, Дж. Макони, С. Франчески, Д. Феррари и Л. Бертарио. 1999. Детерминанты распространения серотипа Helicobacter pylori среди итальянских доноров крови. Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 11 : 867-873. [PubMed] [Google Scholar] 34. Вайра Д., М. Мильоли, П. Муле, Дж. Холтон, М. Менегатти, М. Вергура, Дж. Биаско, Р. Конте, Р. П. Логан и Л. Барбара. 1994. Распространенность язвенной болезни у Helicobacter pylori у положительных доноров крови. Кишечник 35 : 309-312.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Wagtmans, M. J., A. M. Witte, D. R. Taylor, I. Biemond, R. A. Veenendaal, H. W. Verspaget, C. B. Lamers и R.A. van Hogezand. 1997. Низкая распространенность антител Helicobacter pylori в исторических сыворотках пациентов с болезнью Крона. Сканд. J. Gastroenterol. 32 : 712-718. [PubMed] [Google Scholar] 36. Вилхойт, С. Л., Д. А. Фергюсон, младший, Д. Р. Сойке, Дж. Х. Кальбфляйш и Э. Томас. 1993.Повышенная распространенность антител Helicobacter pylori среди медсестер. Arch. Междунар. Med. 153 : 708-712. [PubMed] [Google Scholar]

    Неожиданное снижение с возрастом распространенности Helicobacter pylori среди шведских доноров крови

    J Clin Microbiol. 2003 Sep; 41 (9): 4038–4042.

    M. Sörberg

    Отделение инфекционных заболеваний, Медицинский отдел, 1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    O.Nyrén

    Отделение инфекционных заболеваний, Отделение медицины, 1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    M.c. Отделение, Департамент медицины,

    1 Отделение медицинской эпидемиологии, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    Отделение инфекционных заболеваний, Отделение медицины, 1 Отделение of Medical Epidemiology, 2 Отделение клинической микробиологии, MTC, Каролинская больница, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция 3

    * Автор, отвечающий за переписку.Почтовый адрес: Отделение клинической микробиологии, Каролинская больница, S-171 76, Стокгольм, Швеция. Телефон: 46-8-517 73564. Факс: 46-8-308099. Электронная почта: [email protected]

    Поступило 17 марта 2003 г .; Пересмотрено 19 мая 2003 г .; Принято 25 июня 2003 г.

    Copyright © 2003, Американское общество микробиологов. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Доноры крови часто используются в качестве заместителей для населения в целом в исследованиях эпидемиологии Helicobacter pylori .Наша цель состояла в том, чтобы проверить, совпадают ли возрастные показатели распространенности серотипов среди доноров крови с соответствующими показателями в случайной выборке населения. Это описательное исследование было основано на сыворотках, полученных от 3502 доноров крови, представляющих все округа и города Швеции. Для сравнения использовалась стратифицированная по возрасту случайная выборка населения из 1030 человек из округа Стокгольм. Сыворотки анализировали с помощью собственного иммуноферментного анализа на предмет антител к иммуноглобулину G H. pylori . В выборке населения мы обнаружили ожидаемое увеличение с возрастом серологической распространенности H.pylori инфекция. Это верно и для молодых доноров крови, в то время как кривая распространенности по возрасту показала отклонение вниз для доноров крови в возрасте ≥ 50 лет. В этой возрастной группе вероятность быть серопозитивной снизилась на 73% (95% доверительный интервал [ДИ], от 63 до 81%) по сравнению с выборкой населения. В целом скорректированное отношение шансов для серопозитивности H. pylori среди доноров крови снизилось на 43% (95% ДИ, от 28 до 55%). Таким образом, оказывается, что доноры крови H.pylori , серопозитивные, выборочно исчезают из когорты доноров крови. Мы предполагаем, что H. pylori -серопозитивные доноры крови могут переносить повторные кровотечения хуже, чем неинфицированные люди, и / или что общее самочувствие инфицированных может быть несколько ухудшено. Наше неожиданное наблюдение показывает, что доноры крови могут быть менее подходящими в качестве заместителей для населения в целом в аналитических исследованиях инфекции H. pylori и что основная причина требует дальнейшего изучения.

    Helicobacter pylori считается основной причиной неаутоиммунного хронического гастрита (10). Более того, эрадикация H. pylori предотвращает рецидив пептических язв (14), и накапливаются данные о причинной роли в развитии рака желудка (11, 17, 30).

    Инфекция H. pylori в основном передается в раннем детстве (13). В развивающихся странах распространенность инфекции выше, чем в развитых странах, где она постепенно повышается с возрастом (12, 23).Считается, что это последнее явление отражает эффект когорты рождения. Следовательно, более высокая распространенность инфекции среди пожилых людей означает более высокий уровень детской инфекции в этих когортах, а не заражение во взрослой жизни (1, 9).

    В европейских эпидемиологических исследованиях доноры крови часто используются для представления населения в целом, поскольку во всех европейских странах есть доноры, не получающие зарплату (34, 36). Уместность этого предположения не была строго проверена для H.pylori , серологическая распространенность.

    Мы воспользовались большой общенациональной выборкой доноров крови, отобранной с целью изучения серологической распространенности инфекции Borrelia burgdorferi в различных частях Швеции (28), а также для изучения возрастной серологической распространенности H. pylori. , если предположить, что доноры крови были репрезентативными для населения в целом. Затем мы сравнили характер распространенности серотипов среди доноров крови с серией популяционного контроля, состоящей из сывороток репрезентативной выборки взрослого населения округа Стокгольм.

    МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

    Предметы. (i) Доноры крови.

    Сыворотки были собраны у неоплачиваемых доноров из всех 25 графств и столичных округов Швеции. Репрезентативность была достигнута путем включения всех последовательных доноров крови с 1-го дня до тех пор, пока не был достигнут весь заранее определенный размер выборки. Все образцы были собраны в течение одного и того же периода, то есть с сентября по декабрь 1995 года. Размер выборки был заранее определен как 30 человек на 100 000 жителей или не менее 100 образцов из каждого графства или района.Всего было получено 3502 образца. Каждый образец представлял от 10 до 12 мл крови или от 4 до 5 мл сыворотки. Каждый образец сопровождался информацией о стране, в которой был сделан донор, а также о возрасте и поле донора. Никакой дополнительной информации о донорах не было, а данные о донорах были стерты из записей, отправленных в лабораторию.

    (ii) Население в целом.

    Стратифицированная случайная выборка из 1863 человека была взята из компьютеризированного и постоянно обновляемого реестра населения округа Стокгольм.Основная цель заключалась в том, чтобы измерить эффект кампании вакцинации против дифтерии. В общей сложности 1087 отобранных субъектов (58,3%) вызвались на последующий забор крови в 1998–1999 годах (8). Показатели участия составляли 60% среди женщин и 49% среди мужчин. Среди субъектов старше 45 лет уровень участия составлял 70 и 62% для женщин и мужчин, соответственно. Отобранным субъектам было отправлено два письма с приглашением к участию, а последующее телефонное интервью с некоторыми из неучастников показало, что основными причинами неучастия (в порядке убывания важности) были следующие: (i) нежелание участвовать, (ii) ) недоступность, в некоторых случаях из-за поездки за границу, (iii) болезнь или препятствие, запрещающее участие, и (iv) смерть между отбором и взятием крови.Никакой дополнительной информации о контрольной популяции не было.

    ELISA на антитела к иммуноглобулину G.

    В этом собственном иммуноферментном анализе (ELISA) использовался обработанный ультразвуком антиген H. pylori на основе культуры семи клинических изолятов и штамма NCTC 11438 (3). Лунки 96-луночных микропланшетов были покрыты до концентрации 7 мкг / мл. Сыворотки разводили в соотношении 1: 1000 и тестировали в двух экземплярах. Разведения сыворотки проводили в фосфатно-солевом буфере (PBS), сначала 1: 100 только в PBS, а затем 1:10 в PBS, содержащем 70 мг обработанного ультразвуком антигена Campylobacter jejuni / мл (пять клинических изолятов) для удаления перекрестно реагирующих антител. .Щелочно-фосфатно-конъюгированный иммуноглобулин G человека (Euro Diagnostica, Мальмё, Швеция) использовали для обнаружения связанных антител. Оптическая плотность при 405 нм, равная 0,36, была использована в качестве порогового значения и была установлена ​​в клиническом материале 83 пациентов с положительной культурой H. pylori и 45 пациентов с отрицательной реакцией с помощью микроскопии, посева и экспресс-теста на уреазу (3). Было обнаружено, что ИФА имеет чувствительность 100% (83 из 83) и специфичность 96% (43 из 45), что установлено в вышеупомянутом 83 H.pylori шведов с положительной культурой и 45 серонегативных лиц (3).

    Статистические методы.

    Во-первых, уровни распространенности серотипов среди доноров крови и контрольной популяции сравнивались в 10-летних возрастных группах с использованием объединенных оценок Mantel-Haenszel. Поскольку доноры крови и контроль населения представляли лишь частично совпадающие географические области (доноры крови приехали со всей Швеции, в то время как средства контроля населения — исключительно из Стокгольма), мы изучили важность округа и региона здравоохранения в моделях многомерной логистической регрессии, ограниченных только донорами крови. .В этих моделях мы скорректировали возраст (в 10-летних возрастных категориях) и пол. Затем мы применили модели многомерной логистической регрессии, в которых влияние статуса донора крови оценивалось с учетом возраста, пола и места жительства (большие города по сравнению с другими частями Швеции). Чтобы избежать путаницы по географическому району проживания, дальнейший раунд анализов был ограничен донорами крови и контрольными группами населения из Стокгольма. Модификация эффекта по возрасту оценивалась с помощью стратифицированного анализа (от 17 до 49 и> 50 лет) и путем введения термина для взаимодействия (статус донора крови, умноженный на возрастную категорию) в полную модель.Мы использовали логистическую процедуру в статистическом пакете SAS 6.12 (Институт SAS, Кэри, Северная Каролина).

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Всего было проанализировано 4532 образца крови среди 3502 доноров крови (средний возраст ± стандартное отклонение, 50,5 ± 12,9 лет) и 1030 субъектов контрольной популяции (средний возраст, 49,9 ± 16,7 лет). Характеристики двух учебных групп приведены в таблице. Средняя оптическая плотность антител против H. pylori (± стандартное отклонение) среди доноров крови и контрольной популяции составляла 0.30 (± 0,40) и 0,36 (± 0,45) соответственно. Соответствующие медианные значения составили 0,14 и 0,13.

    ТАБЛИЦА 1.

    Характеристики доноров крови и выборка населения Стокгольма

    9013 9013 6 Показатели по возрастным категориям выявили две разные модели для доноров крови и контрольной популяции (рис.). В то время как распространенность серотипа увеличивалась с возрастом в самых молодых возрастных группах как среди доноров крови, так и в выборке населения (хотя показатели были несколько выше среди первых), кривая для доноров крови отклонялась в возрасте от 40 до 49 лет.После этого возраста распространенность серотипа с возрастом снижалась. С другой стороны, в выборке населения распространенность серотипа монотонно увеличивалась с возрастом во всем возрастном диапазоне. Эта разница была очень значительной; объединенное отношение шансов Mantel-Haenszel для того, чтобы быть серопозитивным среди доноров крови, составляло 0,65 (95% доверительный интервал, 0,55–0,77) по отношению к выборке населения ( P = 0,001).

    Распространенность (%) антител к H. pylori по возрасту среди доноров крови и в выборке населения.

    Поскольку доноры крови и контрольные группы населения представляли группы населения, которые пересекались только в Стокгольме, мы исследовали важность географического района проживания в модели многомерной логистической регрессии с поправкой на возраст и пол. Этот анализ был ограничен только донорами крови. Из таблицы видно, что район проживания имел второстепенное значение для риска серопозитивности. Хотя отношение шансов для серопозитивности было несколько ниже в центральной Швеции и несколько выше в северной Швеции, ни одна из оценок не достигла статистической значимости.Мы также наблюдали почти статистически значимую гендерную разницу в серопространстве H. pylori . Отношение шансов для того, чтобы быть серопозитивным, составляло 0,85 (95% доверительный интервал [ДИ], 0,70–1,02) среди женщин по сравнению с мужчинами. Аналогичная разница наблюдалась и в выборке населения. Там отношение шансов среди женщин составило 0,77 (95% ДИ, 0,57–1,04).

    ТАБЛИЦА 2.

    Многомерный анализ влияния пола, возраста и географического района проживания на вероятность быть H.pylori серопозитивный b

    Характеристика Число доноров крови (% от общего числа) Число лиц в выборке населения Стокгольма (% от общего числа)
    n 3,502 1030
    Пол
    Мужчины 2,194 (63) 418 (41) 608 (59)
    Возраст (лет)
    17-19 32 (1) 0 (0)
    20-29 197 143 (14)
    30-39 473 (13) 168 (17)
    40-49 905 (26) 190 (19)
    50-59 964 (28) 206 (20)
    60-69 689 (20) 152 (15)
    70-79 231 (7) 121 (12)
    ≥80 0 (0) 33 (3)
    Регион здравоохранения
    Юг 605 (17) 0 (17) 0 (17) 0
    Запад 664 (19) 0 (0)
    Юго-восток 352 (10) 0 (0)
    Стокгольм / Готланд 659 (19137 659) 100)
    Центральная Швеция 773 (22) 0 (0)
    Север 449 (13) 0 (0)
    H.pylori статус
    Положительный 620 (18) 261 (25)
    Отрицательный 2,882 (82) 767 (75)
    -0,51 90,24137 0,69 9012-1
    Детерминант Число положительных доноров / общее количество (%) Отношение шансов a 95% ДИ
    Мужчины 412/2,192 (19) 1 Номер
    Женщины 207/1298 (16) 0,85 0.70-1,02
    Возраст (лет)
    17-19 2/32 (6) 0,24 0,06-1,02
    20 / 197 (11) 0,48 0,30–0,77
    30–39 108/473 (23) 1,08 0,82–1,41
    40–49 195/905 ( ) 1 Каталожный номер
    50-59 184/964 (19) 0.86 0,69-1,08
    60-69 90/689 (13) 0,55 0,42-0,72
    70-79 18/231 (8) 0,31
    Область здравоохранения
    Юг 117/605 (19) 1 Ссылка
    Запад 0.68-1,22
    Юго-восток 63/352 (18) 0,91 0,65-1,28
    Стокгольм / Готланд 111/659 (17) Центральная Швеция 120/773 (16) 0,78 0,59–1,04
    Север 95/449 (21) 1,22 0,90–1,67
    , наконец,

    отношение шансов для H.pylori серопозитивность, связанная со статусом донора крови, по отношению к выборке населения. В этом многофакторном анализе, проведенном для всего материала (как доноров крови, так и контрольной группы населения), оценки были скорректированы с учетом пола, возраста (в 10-летних классах) и места проживания (города с населением> 500000 жителей по сравнению с остальной частью Швеции. ). В целом скорректированное отношение шансов для серопозитивности H. pylori среди доноров крови снизилось на 43% (95% ДИ, от 28 до 55%) по сравнению с контрольной популяцией (таблица, первый раздел, левый столбец).При стратифицированном анализе было выявлено, что влияние статуса донора крови изменялось в зависимости от возраста (таблица, первый раздел, столбцы 2 и 3). В возрастной группе от 17 до 49 лет статус донора крови был связан с 48% (95% ДИ, от 2 до 113%) повышенным риском серопозитивности H. pylori , хотя это повышение имело лишь пограничное значение. Среди субъектов в возрасте ≥ 50 лет риск серопозитивности для доноров крови был снижен на 73% (95% ДИ, от 63 до 81%) по сравнению с риском в выборке населения.Это последнее взаимодействие было высоко статистически значимым ( P = 0,0001). Чтобы не допустить искажения по месту жительства, мы повторили анализ на подгруппе из 513 доноров крови и 1030 контрольных групп населения, проживающих в Стокгольме. Результаты практически идентичны результатам, полученным для всего материала (таблица, второй раздел).

    ТАБЛИЦА 3.

    Скорректированные отношения шансов для H. pylori серопозитивных, в целом и в анализах, стратифицированных по возрасту

    Исследовательская группа Данные для:
    Доноры всех возрастов
    Доноры в возрасте 17-49 лет
    Доноры в возрасте ≥50 лет
    OR a 95% CI OR 95% CI OR 95% CI
    Контроль населения 1 Ссылка 1 Ссылка 1 Ссылка
    Доноры крови 0.57 0,45-0,72 1,48 1,02-2,13 0,27 0,19-0,37
    Stockholmers Ссылка 1 Ссылка 1 Ссылка
    Доноры крови 0,57 0,44-0,76 1,47 0.98-2,20 0,26 0,18-0,39

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Наиболее заметным результатом наших перекрестных данных было парадоксальное снижение распространенности серотипа H. pylori с возрастом среди шведских доноров крови старше 50 лет, которые, таким образом, заметно отличаются от населения того же возраста и пола. С другой стороны, распространенность серотипов среди более молодых доноров крови была близка к возрастной серологической распространенности среди населения в целом или даже несколько превышала ее.

    Другие исследования, проводимые среди доноров крови в развитых странах, обычно не выявляют снижения серологической распространенности H. pylori , аналогичного наблюдаемому нами (5, 7, 15, 20, 26, 33-36). Однако более внимательное изучение предыдущих данных выявило более низкие, чем ожидалось, показатели распространенности серотипов среди лиц старше 50 лет в нескольких исследованиях (5, 34, 36), но немногие из них включали лиц старше 60 лет. ниже 60 девиантная картина была менее четкой и в нашем исследовании.Итальянское исследование (31), в котором участвовали пожилые доноры крови, обнаружило ту же картину серологической распространенности, что и в нашем исследовании.

    Самым упрощенным объяснением наших результатов является то, что регулярное донорство крови способствует исчезновению инфекции. Это кажется биологически неправдоподобным, хотя эмпирические данные отсутствуют. Удаление антител у доноров крови могло бы быть другой возможностью, но не было обнаружено для других инфекций. Образец не показал соответствующего снижения преобладания антител к B.burgdorferi (28).

    Смещенное распределение по социально-экономическому фону привело бы к смещенной распространенности H. pylori , но не к снижению с возрастом (12, 23). Последовательный сдвиг со временем социально-экономического статуса вновь набранных доноров крови с низкого на высокий теоретически приведет к снижению показателей распространенности с увеличением возраста доноров. Однако градиент распространенности в когортах последовательных рождений, вероятно, будет более крутым, чем в социально-экономических слоях.Таким образом, сдвиг в распределении социально-экономического статуса, если таковой имеется, вероятно, не окажет большего, чем маргинальное влияние на эффект когорты рождения, последний приведет к увеличению показателей распространенности с возрастом. Этот аргумент также будет противодействовать другому возможному варианту смещения отбора, а именно, что только социально-экономически привилегированные доноры крови останутся активными после 50 лет. Поэтому мы предварительно опровергаем и это объяснение.

    Третье альтернативное объяснение заключается в том, что субъекты, которые остаются активными донорами крови в течение длительного времени, относятся к тем, у кого есть редкие и желанные группы крови, и что некоторые из этих групп крови могут быть связаны с более низким риском H.pylori колонизация. Однако опубликованные данные последовательно опровергают любые важные ассоциации между группой крови и распространенностью H. pylori (16, 19, 21, 22, 24, 27). Поэтому такое объяснение маловероятно.

    Четвертое и, на наш взгляд, наиболее вероятное объяснение состоит в том, что инфицированные люди предпочтительно удаляются из когорты доноров крови по мере взросления. Для этого выборочного удаления может быть несколько возможных причин: их можно удалить, если у них больше, чем у неинфицированных людей, развиваются отклонения лабораторных тестов, которые приводят к активному исключению. H. pylori потенциально может повлиять на метаболизм железа, вызывая скрытое кровотечение, связанное с язвой, или нарушая абсорбцию негемового железа, или убирая гемовое железо или ферритин (2, 6). Низкие уровни сывороточного железа и / или ферритина чаще встречаются у инфицированных, чем у неинфицированных взрослых (4, 25, 29). Вполне возможно, что индуцированное H. pylori вмешательство в нормальный метаболизм железа станет клинически более очевидным у доноров крови, чем у людей без подобных кровопотерь. H. pylori , по-видимому, также является возбудителем дефицита витамина B 12 у взрослых (18). Однако эта причина не актуальна, поскольку у немногих доноров крови развивается стойкая анемия, и лишь немногие исключаются по этой причине (J. Lundahl, Отдел клинической иммунологии и трансфузионной медицины, Karolinska Hospital, личное сообщение).

    Самая распространенная причина исключения среди пожилых шведских доноров крови заключается в том, что они сами решают прекратить сдавать кровь.Причина этого не совсем понятна, но мы предполагаем, что человек, инфицированных H. pylori, могут чувствовать себя хуже после сдачи крови, чем неинфицированные доноры, и что время выздоровления может быть увеличено. Более того, если инфекция H. pylori причинно или не причинно связана с другими тяжелыми заболеваниями, такими как ишемическая болезнь сердца, то эти заболевания также будут способствовать избирательному исчезновению инфицированных людей из категории доноров крови.

    Наше исследование подтвердило ранее сообщавшееся гендерное различие (32) с тенденцией к увеличению H.pylori у мужчин, чем у женщин, как среди доноров крови, так и в выборке населения. Хотя это и не достигло статистической значимости, вероятность заражения у женщин была примерно на 20% ниже, чем у мужчин. Недавний метаанализ (32) показал, что только в двух исследованиях из шести серологическая распространенность H. pylori у женщин была выше, чем у мужчин, и что суммарное отношение шансов для серопозитивности среди мужчин по сравнению с женщинами составляло 1,2 (95 % ДИ от 1,02 до 1,4). Интересно, что гендерных различий у детей не наблюдалось, что также подтвердилось в нашем недавнем исследовании 10–12-летних шведских школьников (13).Причины, лежащие в основе гендерных различий среди взрослых, вряд ли связаны с предпочтительным лечением эрадикации у мужчин, поскольку скрининг и эрадикация на момент отбора образцов для исследования в Швеции практически не практиковались. Гендерное различие может частично объяснять увеличение случаев заболеваний, связанных с H. pylori (язвенная болезнь желудка и рак желудка), среди мужчин в более поздние десятилетия жизни (32).

    Сильные стороны нашего исследования включают репрезентативность нашей выборки по отношению к шведским донорам крови.В качестве индикатора этой репрезентативности выборка показала ожидаемые географические вариации, а также вариабельность в зависимости от возраста и пола в серопространстве B. burgdorferi (28). Еще одна сильная сторона — наша сравнительная выборка, действительно основанная на популяциях. Низкий уровень участия может вызвать опасения по поводу возможной систематической ошибки отбора. Однако контрольная популяция продемонстрировала точно ожидаемый когортный эффект, описанный в многочисленных исследованиях, проведенных в развитых странах (12, 23). Кроме того, в возрастных группах, в которых были сделаны наши важные выводы (> 45 лет), уровень участия (66%) был приемлемым.

    В заключение, наши данные, подкрепленные результатами других исследований, согласуются с падением распространенности инфекции H. pylori с возрастом среди пожилых доноров крови. Причины этого парадоксального уменьшения остаются предположительными, но наиболее разумным объяснением является то, что человек с положительным результатом на H. pylori и пациентов предпочтительно удаляются из когорты доноров крови. Поскольку активные исключения из-за стойкой анемии встречаются редко, наши результаты предполагают, что пожилые люди, инфицированные H.pylori может переносить повторные кровотечения хуже, чем неинфицированные люди, и / или что общее самочувствие инфицированных может быть несколько ухудшено. Это наблюдение должно побудить к дальнейшим исследованиям роли H. pylori в общем состоянии здоровья пожилых людей. Наши результаты подчеркивают опасность использования данных о донорах крови вместо надежных эпидемиологических наблюдений на уровне населения.

    Благодарности

    Эта работа была поддержана Шведским медицинским обществом и Фондом Ричарда и Рут Юлинов.

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    1. Банатвала, Н., К. Майо, Ф. Мегро, Р. Дженнингс, Дж. Дж. Дикс и Р. А. Фельдман. 1993. Когортный эффект и Helicobacter pylori. J. Infect. Дис. 168 : 219-221. [PubMed] [Google Scholar] 2. Barabino, A. 2002. Helicobacter pylori -связанная железодефицитная анемия: обзор. Helicobacter 7 : 71-75. [PubMed] [Google Scholar] 3. Р. Бефритс, М. Гранстрём, М. Риландер и К. Рубио. 1993. Helicobacter pylori в 205 последовательных эндоскопических пациентах. Сканд. J. Infect. Дис. 25 : 185-191. [PubMed] [Google Scholar] 4. Берг, Г., Дж. Боде, М. Блеттнер, Х. Боинг и Х. Бреннер. 2001. Инфекция Helicobacter pylori и сывороточный ферритин: популяционное исследование среди 1806 взрослых в Германии. Являюсь. J. Gastroenterol. 96 : 1014-1018. [PubMed] [Google Scholar] 5. Бергензаун, П., К. Г. Кристинссон, Б. Тьодлейфссон, Э. Сигвальдадоттир, С.Мольстад, М. Хельд и Т. Вадстрём. 1996. Серопространственность Helicobacter pylori на юге Швеции и Исландии. Сканд Дж. Гастроэнтерол. 31 : 1157-1161. [PubMed] [Google Scholar] 6. Bini, E. J. 2001. Helicobacter pylori и железодефицитная анемия: виновен по предъявленным обвинениям? Являюсь. J. Med. 111 : 495-497. [PubMed] [Google Scholar] 7. Брейер, Т., Т. Садхоп, Дж. Хох, Т. Зауэрбрух и П. Мальфертхайнер. 1996. Распространенность и факторы риска заражения Helicobacter pylori в западной части Германии.Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 8 : 47-52. [PubMed] [Google Scholar] 8. Кристенсон, Б., У. Хеллстрём, С. П. Сильван, Л. Хенрикссон и М. Гранстрём. 2000. Влияние кампании вакцинации на иммунитет взрослых к дифтерии. Вакцина 19 : 1133-1140. [PubMed] [Google Scholar] 9. Каллен Д. Дж., Б. Дж. Коллинз, К. Дж. Кристиансен, Дж. Эпис, Дж. Р. Уоррен, И. Сюрвейор и К. Дж. Каллен. 1993. Когда происходит заражение Helicobacter pylori ? Кишечник 34 : 1681-1682.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Диксон М. Ф. и Г. М. Собала. 1992. Гастрит и дуоденит: гистопатологический спектр. Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 4 (Дополнение 2) : 17-23. [Google Scholar] 11. Экстрём, А. М., М. Хельд, Л. Э. Ханссон, Л. Энгстранд и О. Нирен. 2001. Helicobacter pylori при раке желудка, установленный иммуноблотом CagA как маркер перенесенной инфекции. Гастроэнтерология 121 : 784-791. [PubMed] [Google Scholar] 12. Исследовательская группа EUROGAST. 1993. Эпидемиология и факторы риска заражения Helicobacter pylori среди 3194 бессимптомных субъектов в 17 популяциях. Кишечник 34 : 1672-1676. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Гранстрем М., Ю. Тиндберг и М. Бленноу. 1997. Сероэпидемиология инфекции Helicobacter pylori в когорте детей от 6 месяцев до 11 лет. J. Clin. Microbiol. 35 : 468-470.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Hentschel, E., G. Brandstätter, B. Dragosics, A. M. Hirschl, H. Nemec, K. Schutze, M. Taufer и H. Wurzer. 1993. Влияние ранитидина и амоксициллина плюс метронидазол на эрадикацию Helicobacter pylori и рецидив язвы двенадцатиперстной кишки. N. Engl. J. Med. 328 : 308-312. [PubMed] [Google Scholar] 15. Холтманн, Г., Н. Дж. Талли, Х. Митчелл и С. Хазелл. 1998. Антительный ответ на специфический H.pylori при функциональной диспепсии, язвенной болезни двенадцатиперстной кишки и здоровье. Являюсь. J. Gastroenterol. 93 : 1222-1227. [PubMed] [Google Scholar] 16. Хук-Никанне, Дж., П. Систонен и Т. У. Косунен. 1990. Влияние группы крови ABO и секреторного статуса на частоту встречаемости антител Helicobacter pylori . Сканд. J. Gastroenterol. 25 : 815-818. [PubMed] [Google Scholar] 17. Рабочая группа МАИР по оценке канцерогенных рисков для людей. 1994. Шистосомы, печеночные двуустки и Helicobacter pylori. IARC Monogr. Eval. Канцерогенный. Риски Hum. 61 : 1-241. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Kaptan, K., C. Beyan, A.U. Ural, T. Cetin, F. Avcu, M. Gulen, R. Finci, and A. Yalcin. 2000. Helicobacter pylori — это новый возбудитель дефицита витамина B12? Arch. Междунар. Med. 160 : 1349-1353. [PubMed] [Google Scholar] 19. Копанский, З., Голец Э., Б.Витковска, Э. Словакевич, А. Мигас-Нирска и А. Ценчиала. 1996. Связь между частотой появления IgG против Helicobacter pylori и основными группами крови у больных язвенной болезнью и раком желудка. Евро. J. Med. Res. 1 : 280-282. [PubMed] [Google Scholar] 20. Косунен, Т. У., Дж. Хук, Х. И. Раутелин и Г. Мюллюла. 1989. Возрастное увеличение антител против Campylobacter pylori и у доноров крови.Сканд. J. Gastroenterol. 24 : 110-114. [PubMed] [Google Scholar] 21. Мартин де Аргила, К., Д. Бойшеда, С. Вальдезате, Н. Мир, Р. Барсена, Дж. П. Гисберт, А. Гарсия Плаза и Р. Кантон. 1998. Группы крови АВО, резус-фактор и Helicobacter pylori. Rev. Esp. Энферм. Копать. 90 : 263-268. [PubMed] [Google Scholar] 22. McKeown, I., P. Orr, S. Macdonald, A. Kabani, R. Brown, G. Coghlan, M. Dawood, J. Embil, M. Sargent, G. Smart, and C. N. Bernstein. 1999. Helicobacter pylori в канадской Арктике: серологическая распространенность и обнаружение в пробах воды в общинах. Являюсь. J. Gastroenterol. 94 : 1823-1829. [PubMed] [Google Scholar] 23. Ф. Мегро, М. П. Брассенс-Раббе, Ф. Дени, А. Белбури и Д. К. Хоа. 1989. Сероэпидемиология инфекции Campylobacter pylori в различных популяциях. J. Clin. Microbiol. 27 : 1870-1873. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Ментис, А., К. К. Блэквелл, Д. М. Вейр, К. Спилиадис, А. Дайлианас и Н. Скандалис. 1991. Группа крови ABO, секреторный статус и обнаружение Helicobacter pylori среди пациентов с язвой желудка или двенадцатиперстной кишки. Эпидемиол. Заразить. 106 : 221-229. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25. Н. Милман, С. Розенсток, Л. Андерсен, Т. Йоргенсен и О. Бонневи. 1998. Ферритин сыворотки, гемоглобин и инфекция Helicobacter pylori : сероэпидемиологическое обследование с участием 2794 взрослых датчан.Гастроэнтерология 115 : 268-274. [PubMed] [Google Scholar] 26. Нандуркар, С., Н. Дж. Талли, Х. Ся, Х. Митчелл, С. Хейзел и М. Джонс. 1998. Диспепсия в обществе связана с курением и употреблением аспирина, но не с инфекцией Helicobacter pylori . Arch. Междунар. Med. 158 : 1427-1433. [PubMed] [Google Scholar] 27. Оберхубер, Г., А. Кранц, К. Дежако, Б. Драгошич, И. Мосбергер, В. Майр и Т. Радашкевич. 1997. Группы крови Lewis (b) и экспрессия ABH в слизистой оболочке желудка: отсутствие взаимосвязи с колонизацией Helicobacter pylori и возникновением MALT-лимфомы желудка.Кишечник 41 : 37-42. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 28. О’Коннелл, С., М. Гранстрём, Дж. С. Грей и Г. Станек. 1998. Эпидемиология европейского боррелиоза Лайма. Zentbl. Бактериол. 287 : 229-240. [PubMed] [Google Scholar] 29. Паркинсон, А. Дж., Б. Д. Голд, Л. Балкоу, Р. Б. Уэйнрайт, Б. Сваминатан, Б. Кханна, К. М. Петерсен и М. А. Фицджеральд. 2000. Высокая распространенность Helicobacter pylori среди коренного населения Аляски и связь с низким уровнем ферритина в сыворотке крови у молодых людей.Clin. Диаг. Лаборатория. Иммунол. 7 : 885-888. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 30. Парсоннет, Дж., Г. Д. Фридман, Д. П. Вандерштин, Ю. Чанг, Дж. Х. Фогельман, Н. Орентрейк и Р. К. Сибли. 1991. Helicobacter pylori Инфекция и риск рака желудка. N. Engl. J. Med. 325 : 1127-1131. [PubMed] [Google Scholar] 31. Р. Пелликано, М. Г. Маццарелло, С. Мореллони, М. Аллегри, В. Арена, М. Феррари, М. Риццетто и А. Понцетто. 1999.Острый инфаркт миокарда и серопозитивность Helicobacter pylori . Int. J. Clin. Лаборатория. Res. 29 : 141-144. [PubMed] [Google Scholar] 32. Replogle, M. L., S. L. Glaser, R.A. Hiatt и J. Parsonnet. 1995. Биологический секс как фактор риска заражения Helicobacter pylori у здоровых молодых людей. Являюсь. J. Epidemiol. 142 : 856-863. [PubMed] [Google Scholar] 33. А. Руссо, М. Эболи, П. Пиццетти, Г. Ди Феличе, Ф. Раваньяни, П. Спинелли, А.М. Хотц, П. Нотти, Дж. Макони, С. Франчески, Д. Феррари и Л. Бертарио. 1999. Детерминанты распространения серотипа Helicobacter pylori среди итальянских доноров крови. Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 11 : 867-873. [PubMed] [Google Scholar] 34. Вайра Д., М. Мильоли, П. Муле, Дж. Холтон, М. Менегатти, М. Вергура, Дж. Биаско, Р. Конте, Р. П. Логан и Л. Барбара. 1994. Распространенность язвенной болезни у Helicobacter pylori у положительных доноров крови. Кишечник 35 : 309-312.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Wagtmans, M. J., A. M. Witte, D. R. Taylor, I. Biemond, R. A. Veenendaal, H. W. Verspaget, C. B. Lamers и R.A. van Hogezand. 1997. Низкая распространенность антител Helicobacter pylori в исторических сыворотках пациентов с болезнью Крона. Сканд. J. Gastroenterol. 32 : 712-718. [PubMed] [Google Scholar] 36. Вилхойт, С. Л., Д. А. Фергюсон, младший, Д. Р. Сойке, Дж. Х. Кальбфляйш и Э. Томас. 1993.Повышенная распространенность антител Helicobacter pylori среди медсестер. Arch. Междунар. Med. 153 : 708-712. [PubMed] [Google Scholar]

    H. pylori, настоящий желудочный «микроб»: кого врачи должны проверять и лечить?

    АРХИВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ: В качестве услуги для наших читателей Harvard Health Publishing предоставляет доступ к нашей библиотеке заархивированного содержимого. Обратите внимание на дату публикации или последнего рецензирования каждой статьи. Никакой контент на этом сайте, независимо от даты, никогда не должен использоваться вместо прямого медицинского совета вашего врача или другого квалифицированного клинициста.

    В 1982 году двое австралийских ученых обнаружили, что определенная бактерия, Helicobacter pylori , является частой причиной стойкого воспаления желудка и язвы желудка. Это осознание произвело революцию в лечении язв.

    Хотя эта инфекция довольно распространена, она обычно протекает бессимптомно, но иногда может приводить к язвам в желудке или самой первой части тонкой кишки (двенадцатиперстной кишки), а также к определенным типам рака желудка. Есть также свидетельства связи H.pylori к другим состояниям, таким как железодефицитная анемия и дефицит витамина B 12 . Считается, что бактерии распространяются через загрязненную воду, рвоту или фекалии. Большинство инфекций передается в детстве и часто в семьях, особенно в развивающихся странах.

    Следует ли всех проверять на

    H. pylori ?

    Нет, не всем. Вам следует пройти обследование, если у вас продолжающаяся диспепсия (дискомфорт или боль в верхней части живота) или если у вас есть связанное с этим состояние, такое как язвенная болезнь или рак желудка.Тест на H. pylori не требуется при типичных симптомах кислотного рефлюкса (изжоги).

    В недавнем обновлении рекомендаций Американский колледж гастроэнтерологии также предлагает провести тестирование H. pylori , если вы находитесь на длительной терапии аспирином или начинаете длительную терапию НПВП (например, ибупрофен, напроксен), чтобы снизить риск развития язвы и желудочно-кишечные кровотечения. Китайское исследование показало, что пациенты с кровоточащими язвами в анамнезе и инфекцией H. pylori , которые также принимали низкие дозы аспирина, с меньшей вероятностью испытали рецидив желудочного кровотечения после лечения инфекции.Исследования пациентов, принимающих НПВП, дали неоднозначные результаты. Анализ объединенных результатов нескольких из этих исследований показал, что лечение инфекции H. pylori уменьшило количество язв у пациентов, начинающих терапию НПВП, но не у пациентов, уже принимающих эти препараты. Важно помнить, что эти исследования не предоставляют наиболее точных данных. Мы не знаем, что тестирование всех, кто долгое время принимает аспирин или НПВП, является рентабельным, поэтому лучше проконсультироваться с врачом.Вместе вы можете определить свой личный риск кровотечения из язвы в сравнении со стоимостью и неудобствами тестирования и рисками приема антибиотиков.

    Тестирование на

    H. pylori

    Инфекцию H. pylori можно обнаружить, отправив образец стула (тест на антиген стула) или используя устройство для измерения образцов дыхания после проглатывания таблетки мочевины (дыхательный тест с мочевиной). Чтобы оба этих теста были надежными, важно прекратить прием кислотоснижающих препаратов, называемых ингибиторами протонной помпы (например, Prilosec, Nexium, Protonix), в течение двух недель и избегать любых продуктов висмута (например, Pepto-Bismol) или антибиотиков для за четыре недели до теста.Анализы крови (серологический анализ или тест на антитела) больше не рекомендуются для большинства людей, потому что появляется больше ложноположительных результатов (ненормальный результат теста, когда у вас может не быть инфекции), и этот анализ крови не может помочь определить, была ли у вас инфекция. в прошлом или имеете текущую активную инфекцию. Если у вас есть определенные факторы риска рака желудка, ваш врач может порекомендовать начать с эндоскопии верхних отделов. Для этого теста через рот в пищеварительный тракт вводят гибкую трубку с камерой.Во время эндоскопии врач может взять образцы ткани (биопсию), если это необходимо, а также провести исследование H. pylori .

    Лечение

    H. pylori

    Лечение инфекции H. pylori является сложной задачей. Обычно это включает прием комбинации трех или четырех лекарств несколько раз в день в течение 14 дней. А из-за растущей устойчивости к антибиотикам вылечить инфекцию становится все труднее. Эффективность лечения в избавлении от инфекции составляет примерно 80%, но скорость излечения зависит от выбора правильной комбинации лекарств, их правильного приема и завершения полного курса лечения.Ваш врач будет учитывать, какова картина устойчивости к антибиотикам в вашем регионе, а также любые лекарственные аллергии, которые у вас могут быть, и другие лекарства, которые вы принимаете, чтобы избежать взаимодействия с лекарствами. Еще одно важное соображение — какие антибиотики вы принимали в прошлом от других инфекций. Лучше избегать тех, которые вы уже часто использовали, поскольку более вероятно, что H. pylori будет устойчив к ним.

    Большинство экспертов рекомендуют провести тестирование через четыре или более недель после окончания лечения, чтобы подтвердить, что инфекция излечена.Если это не так, это означает попробовать другую терапию с другой комбинацией антибиотиков. После одной или нескольких неудачных попыток лечения, возможно, пришло время сделать эндоскопию, чтобы получить культуру и точно определить, какие антибиотики убивают бактерии.

    Если у вас есть заболевание, связанное с инфекцией H. pylori , или у вас есть риск развития язвы желудка, поговорите со своим врачом о том, подходит ли вам тестирование. Правильное обследование важно для надежной диагностики инфекции и избежания ненужного лечения.

    В качестве услуги для наших читателей Harvard Health Publishing предоставляет доступ к нашей библиотеке заархивированного контента. Обратите внимание на дату последнего обзора или обновления всех статей. На этом сайте нет контента, независимо от даты, никогда не следует использовать вместо прямого медицинского совета вашего врача или другого квалифицированного клинициста.

    Комментарии для этой публикации закрыты.

    Инфекция Helicobacter pylori (H. pylori) — Диагностика и лечение

    Диагностика

    Чтобы определить, есть ли у вас H.pylori инфекция. Тестирование важно для обнаружения H. pylori , но также для проверки после лечения, чтобы убедиться, что он был устранен.

    • Испытания стула. Наиболее распространенный тест стула для выявления H. pylori называется тестом на антиген стула, который ищет чужеродные белки (антигены), связанные с инфекцией H. pylori в вашем стуле. Антибиотики, препараты, подавляющие кислотность, известные как ингибиторы протонной помпы (ИПП) и субсалицилат висмута (пепто-бисмол), могут повлиять на точность этих тестов.Если вам ранее был поставлен диагноз и лечили H. pylori , ваш врач обычно подождет не менее четырех недель после завершения лечения антибиотиками, чтобы проверить ваш стул. Если вы принимаете PPI , ваш врач попросит вас прекратить прием лекарств PPI за одну или две недели до теста. Этот тест доступен для взрослых и детей старше 3.

      Лабораторный тест, называемый тестом полимеразной цепной реакции стула (ПЦР), может обнаружить H.pylori в вашем стуле и мутации, которые могут быть устойчивыми к антибиотикам, используемым для ее лечения. Этот тест более дорогой и может быть недоступен во всех медицинских центрах. Этот тест доступен для взрослых и детей.

    • Дыхательный тест. Во время проверки дыхания вы проглатываете таблетку, жидкость или пудинг, содержащие меченые молекулы углерода. Если у вас инфекция H. pylori , углерод выделяется при расщеплении раствора в желудке.

      Ваше тело поглощает углерод и выводит его на выдохе. Вы выдыхаете в мешок, и ваш врач с помощью специального устройства обнаруживает молекулы углерода.

      Как и в тестах на стул, ИПП , субсалицилат висмута (пепто-бисмол) и антибиотики могут повлиять на точность этого теста. Если вы принимаете PPI , ваш врач попросит вас прекратить прием лекарств PPI за одну или две недели до теста. Если вам ранее был поставлен диагноз H.pylori , ваш врач обычно ждет не менее четырех недель после завершения лечения антибиотиками, чтобы выполнить тест дыхания. Этот тест доступен для взрослых и детей.

    • Объем проверки. Во время этого теста, известного как эндоскопия верхних отделов, вы получите успокоительное. Во время обследования врач вводит длинную гибкую трубку, снабженную крошечной камерой (эндоскопом), через горло и пищевод в желудок и двенадцатиперстную кишку. Этот инструмент позволяет вашему врачу просматривать любые нарушения в верхних отделах пищеварительного тракта и брать образцы тканей (биопсия).Эти образцы анализируются на инфекций H. pylori .

      Этот тест проводится для изучения симптомов, которые могут быть вызваны другими состояниями, такими как язва желудка или гастрит, которые могут быть вызваны H. pylori . Тест может быть повторен после лечения в зависимости от того, что было обнаружено при первой эндоскопии, или если симптомы сохраняются после лечения H. pylori . На этом втором обследовании можно выполнить биопсию, чтобы убедиться, что H. pylori уничтожены.Если у вас ранее был диагностирован и лечился H. pylori , ваш врач обычно подождет не менее четырех недель после завершения лечения антибиотиками, чтобы выполнить тест дыхания. Если вы принимаете PPI , ваш врач попросит вас прекратить прием лекарств PPI за одну или две недели до теста.

      Этот тест не всегда рекомендуется исключительно для диагностики инфекции H. pylori , потому что он более инвазивен, чем анализ дыхания или стула.Но его можно использовать для проведения подробного тестирования врачей, чтобы точно определить, какой антибиотик назначить для лечения H. pylori , особенно если антибиотики неэффективны или для исключения других пищеварительных заболеваний.

    Лечение

    Инфекции H. pylori обычно лечат как минимум двумя разными антибиотиками одновременно, чтобы предотвратить развитие устойчивости бактерий к одному конкретному антибиотику.Ваш врач также пропишет или порекомендует препараты, подавляющие кислоту, чтобы помочь заживлению слизистой оболочки желудка.

    Лекарства, подавляющие кислотность, включают:

    • Ингибиторы протонной помпы (ИПП). Эти препараты препятствуют выработке кислоты в желудке. Некоторыми примерами PPIs являются омепразол (Prilosec), эзомепразол (Nexium), лансопразол (Prevacid) и пантопразол (Protonix).
    • Блокаторы гистамина (H-2). Эти лекарства блокируют вещество, называемое гистамином, которое вызывает выработку кислоты.Одним из примеров является циметидин (Tagamet HB).
    • Субсалицилат висмута. Этот препарат, более известный под торговой маркой «Пепто-Бисмол», действует, покрывая язву и защищая ее от желудочной кислоты.

    Ваш врач может порекомендовать вам пройти тестирование на H. pylori как минимум через четыре недели после лечения. Если тесты показывают, что лечение было безуспешным, вы можете пройти еще один курс лечения с другой комбинацией антибиотиков.

    Подготовка к приему

    Обратитесь к своему лечащему врачу, если у вас есть признаки или симптомы, указывающие на осложнение инфекции H. pylori . Ваш врач может проверить и вылечить вас от инфекции H. pylori или направить вас к специалисту, который лечит заболевания пищеварительной системы (гастроэнтерологу).

    Поскольку встречи могут быть короткими и часто есть что обсудить, хорошо подготовиться к встрече.Вот некоторая информация, которая поможет вам подготовиться к приему и чего ожидать от врача.

    Что вы можете сделать

    Во время записи на прием обязательно спросите, есть ли что-нибудь, что вам нужно сделать заранее, например, ограничить свой рацион. Перед встречей вы можете составить список, который отвечает на следующие вопросы:

    • Когда у вас появились симптомы?
    • Что-нибудь делает их лучше или хуже?
    • Испытывали ли когда-нибудь подобные проблемы у ваших родителей, братьев и сестер?
    • Какие лекарства или добавки вы принимаете регулярно?

    Ваше время с врачом ограничено.Если вы подготовите список вопросов, это поможет вам максимально эффективно проводить время вместе. В случае инфекции H. pylori врачу следует задать следующие основные вопросы:

    • Как инфекция H. pylori вызвала те осложнения, с которыми я столкнулся?
    • Может ли H. pylori вызвать другие осложнения?
    • Какие тесты мне нужны?
    • Требуют ли эти тесты специальной подготовки?
    • Какие методы лечения доступны?
    • Как я узнаю, сработало ли лечение?

    Во время разговора задавайте дополнительные вопросы, которые возникают у вас на приеме.

    Чего ожидать от врача

    Ваш врач, скорее всего, задаст вам ряд вопросов. Если вы будете готовы ответить на них, у вас будет больше времени для обсуждения других вопросов, которые вы хотите затронуть. Ваш врач может спросить:

    • Были ли симптомы постоянными или случайными?
    • Насколько серьезны ваши симптомы?
    • Принимаете ли вы какие-либо безрецептурные болеутоляющие, такие как аспирин, ибупрофен (Адвил, Мотрин ИБ и другие) или напроксен натрия (Алив)?

    18 мая 2021 г.

    Показать ссылки
    1. Пептические язвы (язвы желудка).Национальный институт диабета, болезней органов пищеварения и почек. https://www.niddk.nih.gov/health-information/digestive-diseases/peptic-ulcers-stomach-ulcers/all-content. Проверено 9 января 2017 г.
    2. Пападакис М.А. и др., Ред. Желудочно-кишечные расстройства. В: Текущая медицинская диагностика и лечение, 2017. 56-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: компании McGraw-Hill; 2017. http://www.accessmedicine.com. Проверено 9 января 2017 г.
    3. Инфекция Helicobacter pylori. Руководство Merck Professional Version.https://www.merckmanuals.com/professional/gastrointestinal-disorders/gastritis-and-peptic-ulcer-disease/helicobacter-pylori-infection. По состоянию на 6 мая 2021 г.
    4. Helicobacter pylori и рак. Национальный институт рака. https://www.cancer.gov/about-cancer/causes-prevention/risk/infectious-agents/h-pylori-fact-sheet. Проверено 9 января 2017 г.
    5. Руководство Американского колледжа гастроэнтерологии по лечению инфекции Helicobacter pylori. Американский колледж гастроэнтерологии.http://gi.org/guideline/management-of-helicobacter-pylori-infection/. Проверено 9 января 2017 г.
    6. Crowe SE. Бактериология и эпидемиология инфекции Helicobacter pylori. http://www.uptodate.com/home. Проверено 9 января 2017 г.
    7. Crowe SE. Показания и диагностические тесты при инфекции Helicobacter pylori.
    Leave a Reply

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    2021 © Все права защищены.