Лекарства при дисбактериозе кишечника у взрослых: как выбрать лучший препарат — эффективные средства от дисбактериоза кишечника

Содержание

как выбрать лучший препарат — эффективные средства от дисбактериоза кишечника

Проблемы со стулом, неприятное чувство в животе может быть связано не только с отравлением пищей. У взрослых и детей за этими симптомами часто скрывается дисбактериоз. Врачи не считают его заболеванием, это состояние часто сопровождает другие патологии или является их следствием. Но устранять нарушение микрофлоры нужно как можно раньше.

Что такое дисбактериоз

Ребенок появляется на свет стерильным, в его организме в норме нет бактерий. Кишечник, кожа заселяются постепенно, начиная с первого прикладывания младенца к груди. Чем старше становится ребенок и более разнообразна его пища, тем больше различных бактерий попадают в кишечник и формируют его микрофлору. У взрослых людей состав микроорганизмов стабилизируется, но становится разнообразным. Его можно сравнить с отпечатком пальцев, несмотря на сходство, он не повторяется ни у одного человека.

Среди кишечных бактерий насчитывается сотни видов хороших микроорганизмов, но в норме встречаются и плохие, рост которых организм может сдерживать.

Условно выделяют три типа микробов:

  • доминирующие – присутствуют у всех здоровых людей, к ним относятся эубактеры, бактероиды, бифидобактерии, лактобактерии;
  • непостоянные виды – встречаются не у всех или при определенных условиях, это стрептококки, кишечная палочка, протей, цитобактер;
  • транзиторные виды – иногда попадают в кишечник, но долго там не задерживаются, это такие типы, как дрожжевые грибы, клостридии, синегнойная палочка.

Хорошими микроорганизмами являются доминирующие бактерии, их должно быть большинство. Благодаря присутствию нормальной микрофлоры переваривается пища. Бактерии помогают ферментировать некоторые неперевариваемые продукты, участвуют в всасывании витаминов, аминокислот, сахаров. Сами они тоже синтезируют витамины группы В, К, жирные кислоты. Поэтому при дисбактериозе появляются признаки гиповитаминоза.

Хорошие бактерии выполняют роль живого щита. Они формируют защитный слой на кишечной стенке, которые не позволяет прикрепиться патогенным микроорганизмам и ограничивает их в питательных веществах. Иммунная функция заключается в тренировке клеток иммунитета и регуляции его ответа на проникновение чужеродных микроорганизмов или белков.

Но при изменении соотношения бактерий, увеличении количества транзиторных видов, появлении дрожжевых грибков, развивается дисбактериоз. Его нельзя назвать заболеванием, но самочувствие у человека нарушается. При дисбактериозе в кишечнике нет патогенных микроорганизмов (сальмонелл, холерного вибриона, иерсиний, патогенных эшерихий, а также вирусов). Изменения состава происходят за счет дисбаланса нормальной флоры и увеличения концентрации условно-патогенных бактерий, появления грибков.

Причины

Микрофлора кишечника у взрослых находится в состоянии динамического равновесия. В нем присутствуют определенные бактерии, которые составляют большинство, и около 3 % микроорганизмов, которые меняют свой состав. В норме колебания происходят под влиянием продуктов питания и пищевых привычек. На микрофлору влияет преобладание в рационе сладкого и жирного или преимущественно растительная пища.

Исследования показывают, что жирная еда угнетает бифидобактерии и энтерококки, но в этих условиях размножаются бактероиды. Преимущественно углеводная диета стимулирует размножение бифидобактерий и общего количество микроорганизмов. Но таки перемены носят временный характер и не ведут к появлению симптомов дисбактериоза. Они сами исчезают после изменения питания.

Дисбактериоз кишечника у взрослых появляется в результате других заболеваний. Основными причинами нарушения микрофлоры являются:

  • длительное лечение антибиотиками;
  • патологии вышележащих отделов пищеварительного тракта;
  • продолжительные монодиеты и постоянное неправильное питание;
  • кишечные инфекции.

Антибиотики широкого спектра действия действуют неселективно. Они угнетают рост или вызывают гибель всех микроорганизмов. Чем дольше курс лечения, тем выше вероятность, что после него разовьется дисбактериоз. Особенно опасны тетрациклиновые антибиотики. Они значительно угнетают размножение кишечной микрофлоры, что приводит к гиповитаминозу В, К, увеличению риска кровотечений.

Гастрит, холецистит, панкреатит, гепатит или дискинезия желчных путей могут привести к развитию дисбактериоза. Опасны цирроз печени, опухолевые процессы в желудке или язва. Эти патологии сопровождаются нарушением переваривания пищи, выработки ферментов. Поэтому в кишечник пища поступает недостаточно обработанной и не может служить питательной средой для бактерий. Часть из них гибнет, а на их место приходит словно-патогенная флора.

Разгрузочный день, когда рацион строится на употреблении одного продукта питания, не наносит вреда организму. Но монодиета, которая длится несколько недель или становится образом жизни, может привести к дисбактериозу. Опасно постоянное употребление еды, содержащей простые углеводы, животные жиры. Это сладкое, мучное, блюда из фаст-фуда. Такой рацион угнетает размножение нормальной флоры, в кишечнике активируются процессы брожения, появляется большое количество дрожжевых грибков.

Двойной вред кишечнику наносят пищевые инфекции. Они повреждают слизистую оболочку, а лечение антибиотиками убивает полезные бактерии. Поэтому восстановление после болезни проходит особенно тяжело.

Негативно на состояние кишечника влияет курение. Оно создает условия для размножения дрожжевых грибков, поэтому курильщики часто мучаются неприятными симптомами.

Симптомы дисбактериоза

Нет строгих симптомов, которые с большой вероятностью указывают на дисбактериоз. Проявления патологии часто не соответствуют степени тяжести нарушений. Самый частый признак – нарушение пищеварения по типу кишечной диспепсии. Она проявляется следующими симптомами:

  • урчание в животе;
  • метеоризм, усиленное газообразование;
  • вздутие живота;
  • нарушения стула;
  • появление в кале патологических примесей.

Усиление газообразования на начальном этапе происходит после нарушения питания. Если в определенный день в рационе присутствовало молоко, бобовые, большое количество мучного и сладкого, симптомы проявляются ярко.

Нарушения стула изменчивы. Чаще всего дисбактериоз проявляется диареей. Она может сопровождаться спазмами и болью в животе. Иногда неоформленный стул появляется всего раз в сутки, поэтому не попадает под критерий диареи.

Понос может сменяться запором. Такой процесс наблюдается у людей, которые ограничивают количество клетчатки и пищевых волокон в рационе. Это лишает бактерии необходимых питательных веществ, не позволяет удерживать в просвете кишечника воду. Слизистые патологические примеси в каловых массах, боль в животе появляются при запущенных формах дисбактериоза.

Нарушение состава микрофлоры приводит к дефициту витаминов. Если он не компенсируется при помощи питания или приема поливитаминных препаратов, появляются симптомы гиповитаминоза:

  • ухудшается состояние волос, ногтей;
  • на коже появляются высыпания;
  • проявляются аллергические реакции или пищевая непереносимость;
  • повышается утомляемость, снижается работоспособность;
  • нарушается сон.

Кишечные микроорганизмы синтезируют витамин К, который участвует в свертывании крови. При гиповитаминозе учащается появление синяков, гематом под кожей от небольшого механического воздействия. При язве желудка, небольших травмах увеличивается риск продолжительного кровотечения.

В тяжелых случаях дисбактериоз, который сопровождается диареей, приводит к обезвоживанию. У многих пациентов снижается масса тела.

Какое нужно обследование

Симптомы дисбактериоза неспецифические. За одинаковыми признаками могут маскироваться патология органов пищеварения или гиповитаминоз. Поэтому дисбактериоз считается клинико-лабораторным синдромом.

Диагностика начинается с копрологического исследования, которое позволяет оценить пищеварительную функцию, состояние ферментных систем, перистальтику и скорость продвижения пищевого комка.

Но изменение состава кала еще не говорит о дисбактериозе. Необходимо подтвердить изменение состава бактерий в просвете кишечника. В Москве во многих клиниках применяют методы газожидкостной и ионной хроматографии. Они позволяют определить состав микрофлоры по полученным метаболитам.

Часто используют бактериологическое исследование. Для этого смывы со слизистой оболочки кишечника, фекалии или соскоб высевают на специальные питательные среды. Этот способ позволяет получить колонии бактерий и с высокой точностью определить их тип. Также используют специальный анализ кала на дисбактериоз. Но обязательное условие – биологический материал должен попасть в лабораторию не позже, чем через час после его получения от пациента. Кал необходимо поддерживать в теплом виде, чтобы не вызвать гибель бактерий. Метод не оправдывает себя тем, что дает представление только о состоянии флоры толстого кишечника.

Золотой стандарт диагностики дисбактериоза – интестиноскопия. Это эндоскопический метод, во время которого в полость тонкой кишки через рот и желудок или прямую и толстую кишку вводят гибкий зонд с видеокамерой. Он необходим для осмотра слизистой кишечника и получения аспирата его содержимого. Полученную жидкость также засевают на питательную среду. Недостаток метода – необходимость общей анестезии, специальных бактериологических сред и долгое ожидание результата. Иногда для диагностики дисбактериоза применяют дыхательный тест с меченным Н2.

Препараты и их действие

Самый эффективный способ восстановить микрофлору и избавиться от дисбактериоза – использовать препараты из группы пробиотиков. Производители предлагают лекарственные средства в разных формах:

  • капсулы;
  • таблетки;
  • порошок;
  • капли;
  • раствор.

Лекарственную форму подбирает врач в зависимости от возраста пациента. Детям и пожилым людям, которым тяжело глотать таблетки, назначают раствор или порошок для его приготовления. В возрасте 0-3 лет ребенку легче дать капли с пробиотиком. Всем остальным рекомендованы средства в виде капсул или таблеток.

Препараты от дисбактериоза – это лекарства, которые можно приобрести без рецепта врача. Но самолечением заниматься не рекомендуется, только специалист может подсказать, какой тип лучше принимать.

В составе пробиотиков обычно 1-2 типа бактерий, которые хорошо восстанавливают слизистую. Обычно это лакто- и бифидобактерии. Они являются нормальными обитателями кишечника, которые помогают улучшить микробный баланс. Механизм действия этой терапевтической группы связан с подавлением роста патогенной флоры. Молочнокислые бактерии конкурируют за рецепторы на эпителии слизистой оболочки, питательные вещества. Они выделяют молочную кислоту, цитокины, которые оказывают угнетающее действие на патогены.

Эффективно вылечить дисбактериоз помогают препараты из группы пребиотиков. Это лекарства, которые относятся к группе пищевых волокон: инулин и лактулоза, а также препараты на их основе.

Они не расщепляются пищеварительными ферментами и попадают в неизменном виде в толстый кишечник, где становятся питательным субстратом для лакто- и бифидобактерий. Поэтому микробы хорошо размножаются, увеличивают объем бактериальной массы, восстанавливают стенку кишечника. Чтобы лечение было максимально эффективное, рекомендуется пить одновременно пребиотики и пробиотики.

Лечение дисбактериоза не противопоказано при сопутствующих патологиях пищеварительного тракта. Пробиотики не наносят вреда пациентам с язвой желудка, заболеваниями печени или желчного пузыря. А в некоторых случаях они ускорят восстановление.

В запущенных случаях дисбактериоза кишечника и когда симптомы диспепсии слишком мучительны, могут помочь лекарства из группы ферментов. Их должен подбирать врач, в зависимости от типа нарушения пищеварения. Эти средства необходимо пить ежедневно до еды

Сколько времени придется лечить дисбактериоз, сказать тяжело. В некоторых случаях это может растянуться на несколько недель, а при запущенном состоянии – несколько месяцев.

Профилактика дисбактериоза

Даже если использовать эффективные препараты и избавиться от дисбактериоза, нельзя точно сказать, не придется ли его лечить еще раз. Поэтому врачи рекомендуют соблюдать меры профилактики.

Самый эффективный – постоянно придерживаться диеты. Она подбирается в зависимости от типа диспепсии. Универсальное средство профилактики – употреблять продукты, которые содержат естественные пробиотики. К ним относятся крупяные каши, кисломолочные продукты с закваской из бифидобактерий, некоторые сорта хлеба. Если постоянно ощущается брожение в кишечнике, на время терапии нужно исключить из рациона углеводы, молоко, горох и сою. Не рекомендуют употреблять продукты, богатые эфирными маслами. У ним относятся лук, чеснок, редька, редис.

Хорошо пить не менее 1,5 л чистой воды в сутки. Действенный способ стабилизировать состав микрофлоры – принимать растительные соки. В этом помогают морковный, тыквенный, картофельный. Помогают многие растительные продукты: ягоды черники, земляники, абрикосы, клюква. Врач может назначить отвары лекарственных растений. Лечить дисбактериоз при преобладании грибковой флоры можно растворимым цикорием. В некоторых случаях эффективны эвкалипт, календула, соя, зверобой.

В список полезных веществ при дисбактериозе входит инулин. Он ускоряет рост и размножение бифидобактерий, чем помогает увеличить объем полезных микробов в кишечнике. Инулин помогает восстановить слизистую за счет увеличения выработки слизи, изменения степени рН и создания благоприятной среды для бактерий.

К мерам профилактики дисбактериоза относится использование пробиотиков заранее у пациентов, которым необходимо пройти курс лечения антибиотиками или химиотерапию. Это позволяет поддержать нормальный состав микрофлоры и избежать неприятных симптомов после окончания терапии.


Токарева Людмила Георгиевна, врач-терапевт медицинских кабинетов 36,6

 

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ, ПЕРЕД ПРИМЕНЕНИЕМ НЕОБХОДИМО ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ

симптомы и лечение, профилактика дисбактериоза

Лекарство от дисбактериоза должно быть направлено не только на снятие симптомов, но и благоприятно устранять патологическую микрофлору, которая вызывает это кишечное заболевание. Что такое дисбактериоз, и какие препараты эффективно справятся с ним?


Дисбактериоз. Симптомы

Когда состав микрофлоры кишечника по каким-либо патогенным причинам меняется, то наступает дисбактериоз – нарушение работы желудка и пищеварительной системы, в связи с появлением патогенной микрофлоры.

Здоровый кишечник богат полезными бактериями – бифидобактериями, лактобактериями, бактероидами. Данные микроорганизмы помогают в работе желудка, и имеет защитную функцию. При попадании нежелательных бактерий – стрептококков, протея, грибков рода кандида или стафилококков, происходит дисбаланс здоровой и патогенной микрофлоры.

В процессе борьбы этих двух групп за выживание, человек и ощущает на себе проявление дисбактериоза. Правильное лекарство от дисбактериоза восстанавливает работу кишечника, и человек вновь чувствует себя здоровым.

Но что это за симптомы? Во-первых, это – вздутие живота, болезненные ощущение в области кишечника, поносы, продолжительные запоры и неустойчивый стул (чередование проноса и запора). Также заболевание может проявляться в виде общей слабости и снижении работоспособности, постоянной усталости, снижении аппетита.

Причинами дисбактериоза могут быть следующие факторы:

  • Нерациональное употребление антибиотиков;
  • Кишечные инфекции;
  • Болезни пищеварительных органов, такие как: гастрит, язвы, панкреатит;
  • Перенесенные операции на органах пищеварения;
  • Неправильное питание, недостаток природных витаминов в пище;
  • Снижение иммунитета.

В случае возникновения заболевания после антибиотиков применяют лекарство от дисбактериоза, которые нормализируют микрофлору, уравновешивают баланс бифидобактерий.

Нарушение работы на фоне неправильного питания устраняется путем составления диеты, анализом образа жизни и его коррекции.

Лечение дисбактериоза

Лечение дисбактериоза проводится препаратами двух групп: пробиотики и пребиотики.

Пробиотики – лекарство от дисбактериоза, наиболее эффективные преператы, так как имеют высокую концентрацию бактерий, которые угнетают рост патогенных микроорганизмов. Эта группа представлена следующими препаратами: Бифидумбактерин форте (для ректального применения), порошок Пробифор, Флорин Форте в виде порошка и другие.

Пребиотики – механизм действия основан на процессе расщепления фруктозно-галактозного дисахарида на органические кислоты, что подавляет активность патогенной микрофлоры кишечника. Представители: Дюфалак, сироп Нормазе, Порталак, Ромфалак и другие.

Профилактика дисбактериоза

Для профилактики заболевания рекомендуется больше времени проводить на воздухе, употреблять свежие продукты, особенно в осенне-зимний период. Лучшее лекарство от дисбактериоза это правильно соблюденная диета и хорошее настроение. Стрессы могут провоцировать кишечные заболевания, и осознание этого факта позволяет эффективно справиться с заболеванием или вовсе его избежать.


Регулярные консультации у гастроэнтеролога — это верный способ всегда быть осведомленным о состоянии своего здоровья. Также, соблюдая правила питания и приема лекарств мы можем избежать появления дисбактериоза в нашей жизни.

Дисбактериоз кишечника — симптомы, диагностика, лечение — медцентр Аксис (Зеленоград)

Нарушение микрофлоры кишечника называется дисбактериозом. При данном заболевании патологическому изменению подвержена именно кишечная микрофлора (происходит размножение вредных бактерий и вымирание полезных).

Причины возникновения

Большинство врачей все-таки сходятся во мнении, что точной причины возникновения дисбактериоза нет, но существуют некоторые типы заболеваний или расстройств организма, которые, так или иначе, влияют на его развитие. К ним стоит отнести:

  • заболевания желудочно-кишечного тракта
  • прием некоторой группы антибиотиков, которые способны разрушить микрофлору кишечника
  • нездоровое питание
  • физиологические изменения, возникающие с наступлением определенного возраста
  • прием гормональных препаратов, также нарушающих флору организма
  • прохождение курса лучевой терапии или химиотерапии
  • частые стрессовые ситуации
  • инфекции поражающие желудочно-кишечный тракт (пищевое отравление) и т.д.

Причина дисбактериоза может являть собой аллергические реакции, частые респираторные инфекции. Они требуют приема определенной группы препаратов, которая может оказать негативное воздействие даже на кишки взрослого человека.

Симптомы

Симптомы дисбактериоза различны на стадиях его развития. На начальном этапе и вовсе можно ничего не заподозрить. Врачи рекомендуют более внимательно отнестись к здоровью и обратить внимание на такие симптомы:

  • отрыжка
  • частое урчание в кишках
  • метеоризм
  • вздутие
  • боли в животе различного характера: тупые, ноющие или схваткообразные
  • ложные и частые позывы в туалет
  • запоры
  • жидкий, кашеобразный стул с кислым запахом
  • заеды и сухость кожи как проявление гиповитаминоза
  • отсутствие аппетита
  • неприятный привкус во рту
  • редко тошнота, рвота
  • быстрая утомляемость и нарушение сна

Обращаем внимание на то, что проявление всех признаков единовременно не обязательно. Наличие одного из перечисленных должно стать поводом для обращения к специалисту.

Диагностика и лечение дисбактериоза кишечника

“Если у Вас наблюдаются схожие симптомы, советуем записаться на прием к врачу. Также вы можете записаться по телефону: +7 (499) 214-00-00

Стоит отметить, что самостоятельно поставить такой диагноз невозможно. Необходимо обратиться к гастроэнтерологу, который при помощи специальной аппаратуры и анализов сможет установить точный диагноз. В медицинском центре Аксис в Зеленограде проведут все необходимые мероприятия, позволяющие выявить наличие или отсутствие данного недуга.

Наиболее распространенным анализом при выявлении нежелательных бактерий является копрограмма или иными словами – исследование кала. Нехватку микроорганизмов можно выявить при помощи ПЦР-диагностики.

Лечение дисбактериоза, а точнее его продолжительность, будет зависеть от того, на какой стадии обнаружено данное заболевание. На сегодняшний день для полного излечения будет достаточно лечения лекарствами нужной группы.

Препараты при дисбактериозе разрешено употреблять только по назначению лечащего врача:

  • Сорбенты помогут сократить количество нежелательных бактерий.
  • Пребиотики и пробиотики cпособны восстановить нарушенную флору вашего кишечника;
  • Ферменты необходимы для восстановления функций кишечника и наполнения его полезными веществами и элементами;
  • Витамины и различные имунномодуляторы выступают в виде дополнительной защиты организма.

Профилактика заболевания

Для того, чтобы исключить повторное развитие дисбактериоза, необходимо следить за своим питанием, стараться не подвергать себя и свой организм сильным стрессам, избавиться от ненормированного рабочего графика. В период лечения от сезонных заболеваний стараться избегать приема сильных антибиотиков.

Подходы к медикаментозному лечению дисбактериоза кишечника | Аджигайтканова С.К.

Под общим понятием «дисбактериоз» подразумевается клинико–лабораторный синдром, возникающий при ряде заболеваний и клинических ситуаций, характеризующийся изменением качественного и/или количественного состава нормальной микрофлоры, метаболическими и иммунными нарушениями, сопровождающимися у части больных клиническими проявлениями [1]. Таким образом, дисбактериоз – это не диагноз, а со­стоя­ние.

При дисбактериозе кишечника появляется значительное количество микробов в тонкой кишке и изменение микробного состава толстой кишки. В толстой кишке меняется общее количество и свойства микроорганизмов, усиливается их инвазивность и агрессивность [11].
Причин дисбактериоза кишечника может быть несколько: это гипо– и ахлоргидрия желудка (особенно при нарушении эвакуации из него), синдром приводящей петли после резекции желудка по Бильрот–2, тощекишечные и дуоденальные дивертикулы, синдром слепой петли при тонко–толстокишечных анастомозах конец в бок, непроходимость кишечника, хронический панкреатит, иммунодефициты, бездумное и бесконтрольное применение антибиотиков, приводящее к гибели значительной части представителей нормальной микрофлоры, чувствительных к препарату, и размножению устойчивой к нему микрофлоры, в т.ч. патогенной и условно–патогенной, нарушения питания, употребление алкоголя и др. Известно, что этиотропная терапия острых и хронических желудочно–кишечных заболеваний, особенно квадритерапия хронического гастрита, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, ассоциированных с Helicobacter pylori, в 100% случаев ведет к усугублению дисбиотических явлений [13].
Дисбактериозами страдают пациенты практически всех стационаров и амбулаторных служб, жители экологически неблагоприятных регионов, нарушения нормальной микрофлоры которых формируются в результате воздействия на организм физических, химических, радиационных и других факторов [4,10].
С современных позиций нормальную флору рассматривают как совокупность микробиоценозов различных частей тела. Для полного здоровья человека характерно состояние равновесия микроэкологии организма. Кишечник здоровых людей представляет собой пример сбалансированного взаимодействия между защитными силами макроорганизма и микробными ассоциациями. В состав флоры содержимого толстого кишечника входят анаэробные и аэробные бактерии. Нормальная микрофлора на 95% состоит из анаэробных видов бактерий, главными из которых являются бифидобактерии и лактобактерии. Функции полезной микрофлоры в организме человека неоценимы. Перечислим наиболее важные из них.
Ферментопродуцирующая функция: нарушение и гибель полезной микрофлоры в организме ведет к тому, что нарушается метаболизм разнообразных субстратов растительного, животного и микробного происхождения – глюкозы, фруктозы, лактозы, а также более сложных соединений, содержащих углеводы. Лактобак­те­рии нейтрализуют действие фенольных ферментов, поддерживающих разрастания раковых клеток в кишечнике, препятствуя тем самым развитию рака молочной железы и толстого кишечника. Важную роль микрофлора кишечника играет в метаболизме белков. Бакте­ри­альные протеазы гидролизуют белки и пептиды, а последние под действием бактероидов гидролизуются до аминокислот и пептидных остатков. Одним из свойств нормофлоры является метаболизм азот– и углеродосодержащих соединений за счет микробных ферментов. Метаболизм мочевины в кишечнике происходит за счет микробных уреаз. Микрофлора кишечника участвует в деградации липидов и в их синтезе. Нормальная микрофлора принимает участие в рециркуляции желчных кислот и активно влияет на холестериновый и билирубиновый метаболизм.
Защитная функция: нормальная микрофлора ки­шеч­ника в процессе эволюции приобрела исключительно важную роль в формировании колонизационной резистентности организма. Одним из главных механизмов защиты от колонизации условно–патогенными и патогенными бактериями является присутствие в организме достаточного количества собственной полезной микрофлоры, к которой, в первую очередь, относятся лакто– и бифидобактерии. Очень важным фактором защиты является то, что представители нормофлоры продуцируют бактериоцины, лизоцим и другие антибиотикоподобные вещества, обуславливающие антагонистическую активность этих бактерий. Представители нормофлоры в кишечнике конкурируют с патогенной флорой за аргинин, треонин, аспарагиновую кислоту, серин, за область обитания – экологические ниши.
Синтетическая функция: бактерии кишечной флоры синтезируют витамины, необходимые для метаболических реакций. Бифидобактерии синтезируют витамины группы В, в частности, никотиновую, фолиевую кислоты, тиамин, биотин, цианокобаламин, а также аминокислоты и белки, обеспечивающие их всасывание. Лакто­бак­те­рии образуют молочную кислоту, продуцируют лизоцим, леколин, низин, ацидофилин и др. Кишечная палочка способствует синтезу иммуноглобулинов, что препятствует развитию инфекции, вырабатывает канцеролитические вещества. Продуцируя молочную кислоту, бифидо– и лактобактерии создают в кишечнике кислую среду, подавляя гнилостную флору и способствуя всасыванию кальция, витамина Д и железа. Большое значение имеет продуцирование анаэробами биологически активных соединений – летучих жирных кислот, которые принимают участие в рециркуляции и абсорбции ионов натрия, калия, хлора, воды, а также кальция, магния и цинка. Кишечная нормофлора способна разлагать белки до конечных продуктов распада (индол, фенол, скатол), утилизировать непереваренные пищевые субстраты, образуя органические кислоты, аминокислоты и другие соединения, которые нормализуют обмен веществ в организме. Микрофлора кишечника, в конечном счете, поддерживает водный, электролитный и кислотно–щелочной балансы в организме.
Иммунногенная функция: нормальная микрофлора способствует пролиферации плазматических клеток. Бифидобактерии стимулируют синтез антител к овальбумину, лактобактерии повышают активность фагоцитов и лимфоцитов. Повышение численности бифидо– и лактобактерий при их недостатке приводит к положительному эффекту в уменьшении воспалительных процессов слизистой кишечника и увеличении В–лимфоцитов в периферической крови. Иммуностимулирующий эффект под воздействием нормофлоры проявляется усилением фагоцитарной активности макрофагов, моноцитов, увеличением специфического А, синтезом цитокинов, стимуляцией клеточных иммунных механизмов защиты. К сожалению, не до конца оправдывают себя фагопрофилактика и фаготерапия дисбактериоза. Тому есть ряд причин: слишком узкая специфичность, быстрое появление фагорезистентных штаммов патогенных бактерий, а также возможность сенсибилизации организма этим видом чужеродного белка. Кроме того, фаги плохо сорбируются в коллоидной среде, так что трудно представить возможность их бактерицидности в толстом кишечнике, где бактерии окутаны слизью и перемешаны с фекальными массами. Проблемой является доставка фагов к «месту назначения». В частности, практикуемое введение препаратов при помощи клизмы не обеспечивает поступления фагов в проксимальные отделы толстого кишечника, где может быть локализован основной дисбиотический процесс, то же касается и введения фагов в виде ректальных свечей. Даже высокая эффективность бактериофагов не гарантирует его эффективности при введении в организм.
Симптомы дисбактериоза напрямую связаны с заболеванием или состоянием, которое вызвало дисбактериоз, и являются неспецифичными и разнообразными: снижение или отсутствие аппетита, тошнота, рвота, металлический привкус во рту, боли в животе (тупые или схваткообразные), возникающие спонтанно и при пальпации, отрыжка, метеоризм, чувство неполного опорожнения кишечника, императивные позывы на дефекацию, запоры, понос, заеды, зуд кожи и слизистых, высыпания на коже (при развитии аллергических реакций), утомляемость.
Необходимо помнить о том, что дисбактериоз всегда усугубляет течение хронических болезней пищеварительного тракта, а потому это состояние всегда требует своевременной диагностики и лечения. Лечение патологических состояний, связанных с дисбактериозом, должно быть комплексным и направленным на устранение избыточного бактериального обсеменения кишечника условно–патогенной микрофлорой, восстановление нормальной микрофлоры и нарушенной моторики толстого кишечника, улучшение кишечного пищеварения и всасывания, стимулирование реактивности организма.
В связи с этим в лечении дисбактериоза кишечника используются следующие группы препаратов: антибактериальные средства и антисептики, пробиотики, пребиотики, синбиотики, пищеварительные ферменты, регуляторы моторики кишечника, стимуляторы реактивности организма.
Применение антибиотиков должно быть оправданным, т.к. они сами могут оказывать губительное влияние на симбионтную микробную флору толстого кишечника. Антибактериальные средства желательно применять при наличии абсолютных показаний, таких как бактериемия и угроза энтерогенного сепсиса, причиной которых является дисбактериоз. Достаточно часто антибиотики применяют при избыточном обсеменении тонкой кишки условно–патогенной флорой, при заболеваниях, сопровождающихся нарушением всасывания и моторики кишечника [15]. Применяются препараты фторхинолоновой группы (офлоксацин или норфлоксацин по 400 мг 2 раза в сутки в течение 5–7 дней), пенициллины (амоксициллин по 500 мг 3 раза в сутки в течение 5–7 дней), тетрациклины (доксициклин по 100 мг 2 раза в сутки в течение 3–5 дней).
Наиболее предпочтительными препаратами при дисбактериозе кишечника являются антимикробные препараты, такие как ко–тримоксазол (по 480 мг 2 раза в сутки в течение 7 дней), налидиксовая кислота (по 1 г 4 раза в сутки в течение 7 дней), нифуроксазид (по 200 мг 4 раза в сутки в течение 5–7 дней), фуразолидон (по 100 мг 4 раза в сутки в течение 7 дней), антисептики – интетрикс (по 2 капс. 2 раза в сутки в течение 7 дней).
Препараты, применяемые для восстановления нормальной микрофлоры кишечника, принято подразделять на 3 группы: пробиотики, пребиотики и синбиотики [4,6,7,9,14,18].
Пробиотики – это живые микроорганизмы и вещества микробного происхождения, оказывающие при естественном способе введения позитивные эффекты на физиологические, биохимические и иммунные реакции организма хозяина через стабилизацию и оптимизацию функции его нормальной микрофлоры [2,3,14,16,17].
В России зарегистрировано несколько бифидосодержащих препаратов, которые применяются для лечения дисбактериоза в течение 2–3 недель.
Составляющим этих препаратов являются живые бифидобактерии, которые обладают антагонистической активностью против широкого спектра патогенных и условно–патогенных бактерий, основное назначение – обеспечение быстрой нормализации микрофлоры кишечного тракта. Быстрое заселение кишечника бифидобактериями способствует нормализации количественного и качественного состава микрофлоры и стимулирует репаративный процесс слизистой оболочки кишечника [1–6,9]. Ряд преимуществ имеет препарат бифиформ. Первое из них заключается в том, что капсула препарата кислотоустойчива, т.е. не растворяется соляной кислотой и пепсином. Это обеспечивает высвобождение в кишечнике высоких концентраций содержащихся в препарате бактерий практически без их инактивации на уровне желудка. Вторым важным преимуществом и особенностью бифиформа является наличие в его капсуле специфических факторов, которые, освобождаясь в кишечнике, ускоряют и усиливают его колонизацию бифидобактериями и энтерококками, причем бифидобактерии колонизируют толстую, а энтерококки – и толстую, и тонкую кишку.
Не менее важное место занимают лактосодержащие препараты. Длительность лечения зависит от причины развития дисбактериоза и индивидуальных особенностей (от 2 недель до 1,5 месяцев). Дей­ствующим началом этих препаратов являются живые лактобациллы, обладающие широким спектром антагонистической активности за счет продукции органических кислот, микробного лизоцима, перекиси водорода и различных антибиотических веществ. Лактобациллы синтезируют различные ферменты и витамины, принимающие участие в пищеварительной деятельности желудоч­но–ки­шеч­ного тракта, обладают иммуномодулирующим действием, важным для восстановления естественных иммунных факторов защиты организма [2–6,9,17,18].
Коли–содержащие препараты применяются в течение 1–3 месяцев. Они обладают антагонистической активностью в отношении широкого спектра патогенных и условно–патогенных микроорганизмов, включая шигеллы, сальмонеллы, протей; оказывают корригирующее воздействие на нарушенный микробиоценоз; стимулируют местные репаративные процессы в кишечнике; способствуют улучшению пищеварения и обмена веществ; стимулируют естественные факторы защиты. Могут применяться для лечения больных хроническими колитами разной этиологии, реконвалесцентов острых кишечных инфекций при наличии дисфункций кишечника, протекающих на фоне дисбактериоза.
Сухие препараты достаточно долго хранятся при комнатной температуре. Но есть существенный недостаток – после процесса лиофилизации бактерии ослаб­лены и плохо приживаются в кишечнике, так как требуется 8–10 часов для их перехода от анабиоза к активному физиологическому состоянию, но к этому времени большая их часть уже элиминируется из кишечника.
Жидкие препараты представляют собой микробную массу бактерий в живой активной форме и имеют ряд преимуществ перед сухими: бактерии находятся в активном состоянии и способны к колонизации ЖКТ уже через 2 часа после попадания в организм; жидкие препараты кроме бактерий содержат продукты их жизнедеятельности – незаменимые аминокислоты, органические кислоты, интерферонстимулирующие вещества.
Пребиотики – это препараты немикробного происхождения, способные оказывать позитивный эффект на организм хозяина через селективную стимуляцию роста или усиления метаболической активности нормальной микрофлоры кишечника [1–4,8–9]. В эту группу входят препараты, относящиеся к различным фармакотерапевтическим группам, но обладающие общим свойством – стимулировать рост и развитие нормальной микрофлоры кишечника.
Из пребиотиков чаще всего используется Хилак форте. Хилак форте представляет собой стерильный концентрат продуктов обмена веществ нормальной микрофлоры кишечника: молочную кислоту, аминокислоты и жирные кислоты. Препарат способствует восстановлению нарушенной нормальной микрофлоры кишечника биологическим путем, вызывая сдвиг рН в ЖКТ в границах физиологической нормы, что создает неблагоприятные условия для развития патогенной и условно–патогенной микрофлоры, обеспечивает санацию кишечника. Продукты метаболизма улучшают трофику и функцию эпителиоцитов и колоноцитов. Хилак форте назначают по 40–60 капель 3 раза в сутки на срок до 4 нед. в сочетании с препаратами антимикробного действия или после их применения.
По данным, приведенным в литературе, на сегодняшний день известно, что применение капель Хилак форте у больных хроническими заболеваниями органов пищеварения, осложненных дисбактериозом, способствовало уменьшению частоты дефекаций примерно вдвое уже через 3–5 суток после начала приема препарата. Больные отмечали также значительное уменьшение клинических проявлений. Использование препарата способствовало положительной динамике копрологических показателей: содержание перевариваемой клетчатки, внутриклеточного крахмала и йодофильной микрофлоры, определявшихся в значительном количестве у подавляющего числа больных до начала лечения Хилак форте, существенно уменьшалось в среднем через 2 недели от начала лечения, а к концу курса терапии в фекалиях практически не определялись крахмальные зерна и непереваренные мышечные волокна.
Использование Хилак форте улучшало микробное содержание толстой кишки. В процессе лечения у большинства больных 1 и 2 стадии дисбактериоза кишечника достигалась полная нормализация микробиоценоза. У больных с тяжелыми нарушениями кишечной микрофлоры (дисбактериоз 3 и 4 стадии), хотя и не был полностью достигнут эубиоз, наблюдалось уменьшение относительного количества эшерихий, стафилококков и бактерий рода клебсиелл и протея в фекалиях, что свидетельствовало о положительном влиянии препарата на состав кишечной микрофлоры. Кроме того, Хилак форте прекрасно переносился больными. Не было зарегистрировано побочных эффектов, которые бы потребовали его отмены.
Нами Хилак форте использовался у больных хронической алкогольной интоксикацией, у которых отмечались клинические проявления дисбактериоза. При длительном применении нормализовался стул, уменьшались диспесические явления.
В качестве пребиотиков также используют такие средства, как лактулоза, кальция пантотенат, лизоцим и др.
Синбиотики – это препараты, полученные в результате рациональной комбинации пробиотиков и пребиотиков. Часто это биологически активные добавки, входящие в состав функционального питания, обогащенные одним или несколькими штаммами представителей родов Lactobacillus и Bifidobacterium. В России известны несколько препаратов, содержащих бифидогенные факторы и биомассу B. bifidum, B. adolescentis, L. plantarum, мальтодекстрин, L. acidоphilus, L. bulgaricus, фруктоолигосахариды из топинамбура в комбинации и количестве, наиболее характерных для определенного возраста ребенка, подростка и взрослых лиц.
Регуляторы пищеварения и моторики кишечника назначаются в зависимости от наличия заболевания, явившегося причиной дисбактериоза.
Для повышения реактивности организма ослабленным больным также применяют иммуностимулирующие средства.
Таким образом, дисбактериоз является сложным симптомокомплексом, возникающим на фоне различных факторов и заболеваний. Лечение дисбактериоза достаточно сложное, требующее большого вклада сил и средств. В связи с этим необходимо проведение вторичной профилактики дисбактериоза: осторожно применять антибактериальные препараты, пытаться свое­временно диагностировать и лечить хронические заболевания желудочно–кишечного тракта.

Литература
1. Отраслевой Стандарт «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника» (ОСТ 91500.11.0004–2003, Приказ Министерства здравоохранения РФ № 231 от 09.06.2003)
2. Бондаренко В.М., Воробьев А.А. Дисбиозы и препараты с пробиотической функцией. //Журн. микробиол. 2004. № 1.С. 84–92.
3. Бондаренко В.М., Грачева Н.М. Препараты пробиотики, пребиотики и синбиотики в терапии и профилактике кишечных дисбактериозов. // Фарматека. 2003.№ 7. С.56–63.
4. Бондаренко В.М., Грачева Н.М., Мацулевич Т.В. Дисбактериозы кишечника у взрослых. КМК Scientific Press. Москва, 2003. С.224.
5. Бондаренко В.М., Грачева Н.М., Мацулевич Т.В., Воробьев А.А.. Микроэкологические изменения кишечника и их коррекция с помощью лечебно–профилактических препаратов. Журн. гастроэнтерол. гепатол. колопроктол. 2003. № 4 (приложение № 20).С. 66–76.
6. Бондаренко В.М., Чупринина Р.П., Воробьева М.А. Механизм действия пробиотических препаратов. БиоПрепараты. 2003. № 3. С. 2–5.
7. Вахитов Т.Я., Момот Е.Н., Шалаева О.Н.и др. Состав и биологическая активность экзометаболитов Escherichia coli M–17. //Журн. микробиол. 2003; 6: 20–5.
8. Грачева Н.М., Бондаренко В.М. Пробиотические препараты в терапии и профилактике дисбактериоза кишечника. Инфекц. бол. 2004; 2: 53–8.
9. Звягинцева Т.Д., Сергиенко Е.И. Дисбактериоз кишечника: клиническое значение и перспективы лечения. //Эксперим. клин. гастроэнтерол. 2003. № 3. С.70–74.
10. Лобзин Ю.В., Макарова В.Г., Корвякова Е.Р., Захаренко С.М. Дисбактериоз кишечника (клиника, диагностика, лечение). СПб., 2003.
11. Парфенов А.И. Энтерология. Москва., 2002.
12. Парфенов А.И., Осипов Г.А., Ручкина И.Н., Справ.поликл.врача. 2003. №3, Т.3.
13. Чернин В.В., Червинец В.М., Бондаренко В.М., Базлов С.Н. Язвенная болезнь, хронический гастрит и эзофагит в аспекте дисбактериоза эзофагогастродуоденальной зоны. Тверь: Триада, 2004.
14. Collins M.D., Gibson G.R. Probiotics, prebiotics, and synbiotics: approaches for modulating the microbial ecology of the gut. Am.J.Clin.Nutr.1999. Vol.69. № 5. Р.1052–1057.
15. Corazza GR, Sorge M., Strocchi A., et al . Non–absorbable antibiotics and small bowel bacterial overgrowth.// Ital. J. Gastroenterol. 1992;24:4–9.
16. Floch M.H., Hong–Curtiss J. Probiotics and functional foods in gastrointestinal disorders. Curr. Gastroenterol. Rep. 2001,3(4):343–350.
17. Fuller R. Probiotics: prospects of use in opportunistic infections. – N.Y., 1995.
18. Tannock G.W. Probiotics. A Critical Review. Horizon Sci.Press,Norfolk, England.1999.

.

Признаки и причины дисбактериоза — сеть клиник НИАРМЕДИК

Симптомы дисбактериоза кишечника

Симптомы дисбактериоза кишечника у взрослых и детей аналогичны признакам различных заболеваний желудочно-кишечного тракта, которые сопровождаются следующими проявлениями:

  • отрыжкой;
  • тошнотой;
  • изжогой;
  • вздутием живота;
  • поносами;
  • запорами;
  • неприятным привкусом во рту;
  • неприятным запахом изо рта;
  • болями в животе;
  • аллергическими реакциямидаже на безобидные продукты питания;
  • субфибрильной температурой.

При дисбактериозе в первую очередьпод удар попадаетпроцесс пищеварения. Пищу в кишечнике сначала расщепляют бактерии, а уже потом она всасывается в кровь. Без содействияполезных микробовчеловеческий организм не может полноценно усвоить необходимые питательные вещества. Поэтому и появляются такие признаки дисбактериоза кишечника как тошнота, рвота, жидкий стул и т.п.

Диагностика дисбактериоза

Для определения наличия и характера дисбактериоза кишечника необходимо сдать анализ, чтобы выяснить, какие именно микроорганизмы и в каком количестве населяют кишечник. Применяются следующие методы диагностики:

  • Бактериологическое исследование. Результат данного анализа готовится восемь дней – именно столько времени в среднем нужно для того, чтобы бактерии выросли в специальных питательных средах и стали доступны для выявления. Качество результатов зависит от соблюдения сроков доставки, от качества материала и особенностей и трудностей культивирования отдельных видов бактерий.
  • Метод обследования метаболитов микрофлоры, основанный на определении летучих жирных кислот, выделяемых микробами в процессе своего развития. Способ отличается высокой чувствительностью и очень прост в определении микробов, а также позволяет получить результат уже в течение нескольких часов.

Необходимо учитывать, что состав микрофлоры кишечника у каждого человека индивидуален. Это зависит от возраста, рациона питания, и даже от времени года. Потому одних лишь анализов для установления диагноза недостаточно. Обычно требуется дополнительное обследование для выявления причин дисбактериоза.

На сегодняшний день не существует ни одного способа диагностики, который позволил бы уверенно говорить о наличии кишечного дисбактериоза. Симптомы, приписываемые этому заболеванию, обычно являются проявлениями какого-либо основного заболевания. Малоинформативным является даже широко распространенный анализ на дисбактериоз у детей. Копроскопия не дает совсем никакой информации о микроорганизмах в кишечнике, только выявить наличие паразитов в некоторых случаях.

Лечение дисбактериоза

В сети клиник НИАРМЕДИК в большинстве случаев проводят комплексное лечение дисбактериоза кишечника у взрослых и детей, так как заболевание часто связано с нарушением моторики кишечника, синдромом раздраженного кишечника, а также психоэмоциональными нарушениями. Выбор методовлечения зависит от того, как протекает заболевание, на фоне которого проявляется кишечный дисбактериоз, а также от преобладающих симптомов.

Эффективные мероприятия по лечению дисбактериоза обычно направлены на то, чтобы:

  • изменить образ жизни,
  • соблюдать диету.

Огромное значение в терапии дисбактериоза имеет пересмотр образа жизни и правильное питание. Пациентам рекомендуется:

  • избегать работы, требующей большой физической нагрузки;
  • избегать психоэмоциональных потрясений и стрессовых ситуаций;
  • дозировать регулярную физическую нагрузку – это оказывает положительное влияние на нервную систему и позволяет избавиться от депрессии.

Основные принципы питания при дисбактериозе

  • кишечник должен быть максимально защищен от механического, химического и термического воздействия пищи;
  • еда должна быть полноценной и разнообразной;
  • пища должна содержать все необходимые витамины и микроэлементы;
  • питаться следует по определенному графику в строго определенные часы;
  • последний прием пищи должен быть не позднее, чем за три часа до сна;
  • кушать следует медленно, хорошо пережевывая пищу, не отвлекаясь на чтение, разговоры или просмотр телевизора;
  • соблюдать рекомендации врача по употреблению или же исключения из рациона тех или иных продуктов;
  • устранить избыточное размножение вредных микроорганизмов в кишечнике.

Лечение антибиотиками должно осуществляться исключительно по показаниям врача. Антибактериальные препараты применяются только при сильном дисбактериозе с угрозой попадания микробов из кишечника в кровь и развитии сепсиса.

В остальных случаях лечение начинают с кишечных антисептиков, которые назначаются на 10-14 дней. Данные препараты оказывают более мягкое воздействие, не нарушают нормальную микрофлору, и при этом значительно снижают количество болезнетворных бактерий. Если антисептики не дали эффекта, могут назначить антибиотики.

Имплантировать нормальную кишечную микрофлору

Для восстановления микрофлоры применяются пробиотики — препараты, которые содержат представителей нормальной флоры кишечника и пребиотики — лекарства, облегчающие их выживание и размножение в кишечнике.

Самые изученные и полезные бактерии для кишечника – это бифидо и лактобактерии. Пробиотики применяются регулярно, длительно (в течение 1-2-х месяцев) и дозировано.

Повысить иммунитет для создания естественной микрофлоры кишечника

Пациентам со сниженным иммунитетом могут назначить иммуностимуляторы и витамины в дополнение к диете.

Также могут применяться адсорбенты – препараты, которые обладают вяжущим и обволакивающим действием, а также впитывают растворы токсинов.

Профилактика дисбактериоза кишечника

Профилактика дисбактериоза состоит из лечения антибактериальными средствами, обязательного общеукрепляющего лечения и полноценного питания для ослабленных пациентов.

Еда: питание с последствиями | Хронический гастрит — Кишечный дисбактериоз

Заболевания органов пищеварительной системы во многом связаны с особенностями пищевого поведения. Отсутствие режима питания, неадекватные диеты, агрессивная пища, голодание наряду с перееданием — все это приводит к неблагоприятным последствиям. В группе особого риска пациенты с осложненным гастроэнтерологическим анамнезом, лица, употребляющие алкогольные напитки, курильщики. К лечению расстройств пищевого поведения подключаются психотерапевты, гастроэнтерологи, терапевты, диетологи.

Под агрессивной пищей понимают консервацию, копчености, пряности, соленья, маринады. В этот список входят промышленные соусы, сдоба, жирное мясо, фастфуд и другие. Неправильное питание и неумеренность в еде приводят к заболеваниям органов ЖКТ, снижению функции желудка и кишечника, общесоматические расстройства.

Хронический гастрит

Хронический гастрит развивается, преимущественно, при отсутствии пищевой дисциплины. Половина населения планеты страдают от гастрита. Важное клиническое значение имеет кислотность желудочного сока и уровень его секреции. При пониженной секреции патология сопровождается снижением аппетита, горечью во рту, позывами к рвоте сразу после приема пищи (чаще всего после переедания). При повышенной секреции болезнь характеризуется болью и дискомфортом в эпигастрии, тошнотой, болевым синдромом в области поджелудочной железы.

Лечение комплексное, включает коррекцию образа жизни, питания. С целью симптоматической терапии назначают антацидные, обволакивающие препараты, обезболивающие. Важно не заниматься самолечением, а пройти обследовать и подобрать индивидуальную схему терапии с учетом клинического анамнеза больного.

Гастрит часто осложняется язвенной болезнью, профузными кровотечениями или геморрагическим шоком при эрозивном поражении. При флегмонозном гастрите есть вероятность перфорации стенок органа, деформации желудка, образования свищевых ходов. При недостатке фактора Касла у 90% всех больных хроническим гастритом развивается мегалобластная анемия. При длительном течении патологического процесса есть риск озлокачествления слизистого эпителия и образования аденокарциномы.

Кишечный дисбактериоз

Дисбактериоз кишечника или кишечный симбиоз — патологическое состояние микрофлоры кишечника, обусловленное с нарушением видового состава бактерий. При дисбактериозе условно-патогенная микрофлора меняет численный состав в сторону патогенной, что сопровождается диареей, метеоризмом, отделением зловонных газов, снижением аппетита, зудом в анусе из-за частых дефекаций. Нередко при дисбактериозе в каловых массах появляется скрытая кровь (выявляется лабораторно), кровяные прожилки, которые можно рассмотреть. Появление симптома требует срочной коррекции, чтобы исключить развитие более серьезных осложнений.

С целью лечения назначают бифидобактерии, кисломолочные продукты, лактобактерии. Спустя 1-2 недели стул восстанавливается, состояние нормализуется. Коррегируют и питание. Легкие формы дисбактериоза можно вылечить питанием: кисломолочными продуктами, сбалансированным рационом, обогащением питания клетчаткой, свежими овощами, фруктами.

Аллергические реакции

Аллергией на пищу страдают более 12% взрослых и почти 35-40% детей. Увеличение статистики связано с ухудшением экологической ситуации, употреблением в пищу консервации, красителей, стабилизаторов, эмульгаторов. Аллергические реакции встречаются при употреблении промышленных продуктов питания. При отягощенном аллергоанамнезе следует уделить внимание качеству и видовому составу пищи. Чаще всего аллергия развивается на клубнику, томаты, цитрусовые, цельное молоко, какао и шоколад.

Чтобы справиться с возникновением аллергических проявлений, рекомендуется иметь под рукой антигистаминные препараты, а при тяжелейшем течении аллергореакции и гормональные препараты.

Головные боли

Частые головные боли, в том числе мигренеподобные, развиваются в результате негативного воздействия пищи. Одним из провокаторов головной боли является тирамин, который содержится в сырах и кисломолочной продукции, слабосоленой, соленой и маринованной рыбе, шоколаде, копченом мясе, колбасных продуктов.

Вызвать головную боль может и глютамат натрия — усилитель вкуса, который входит в соевый соус и блюда китайской, японской кухни. Если головные боли возникают сразу или через некоторое время после приема пищи, то можно подозревать некоторые пищевые ингредиенты.

Появление признаков пищевых расстройств и симптомов заболеваний органов ЖКТ требует обращения к доктору гастроэнтерологу. В нашей клинике А2МЕД в Симферополе пациенты могут пройти полный комплекс обследований, получить консультацию опытного диетолога. Коррекция рациона и навык правильного выбора еды для всей семьи — залог здоровья на долгие годы.

🧬 Сумасшедший дисбактериоз

Слово «дисбактериоз» последнее время внушает практически мистический ужас — на него списывают все практически беды человечества. Болит живот? — Дисбактериоз! Прыщи? Расстройство желудка? Низкий жизненный тонус? — Дисбактериоз! Буркает, кастрюкает, да и вообще как-то не так? Вы еще сомневаетесь — это он, страшный и ужасный, Дис-бак-те-ри-оз…
Есть правда и обратная сторона — некоторые утверждают, что никакого дисбактериоза не существует. Нет на Западе такого понятия. И даже среди врачей эти мифы распространены: одни говорят «есть» и упорно его лечат, другие — «нет» и «не занимайтесь ерундой». Попробуем разобраться более детально с кандидатом медицинских наук, гастроэнтерологом и гепатологом GMS Clinic Сергеем Вяловым.

«А был ли мальчик?»

Для начала важно признать, что от микробов мы никуда не денемся. Они есть на коже, на еде, по разным оценкам, у нас в кишечнике их около 2-3 кг. Это много. У некоторых людей это почти 5 % веса. Поэтому неважно, как называется нарушение в кишечнике, но надо понимать, каково оно. В России, ещё во времена Мечникова, было открыто взаимодействие бактерий и фагоцитоза. Доказано, что это взаимодействие связано с работой иммунной системы. Но потом про это забыли. Позже западные коллеги вспомнили про это. Только назвали не «дисбактериозом», а «неправильной колонизацией кишечника» в немецком варианте, или, например, «синдромом избыточного бактериального роста» в английском. Суть одна, а названия — разные. Вот вам и смута в людских сердцах (и, как следствие, желудочно-кишечных трактах).

Дисбактериоз — есть! Он не может не есть…

В глобальном плане, нас не интересует количество нормальных бактерий. Они прекрасно живут и размножаются, если им комфортно. Но! Если мы включим в комнате температуру плюс 50 градусов, то дееспособные люди разбегутся из нее очень быстро. Тоже самое и с бактериями — они спешно покидают организм, если им некомфортно. Нарушения микрофлоры кишечника являются последствием какого-либо заболевания. Если нарушение есть по анализу или по метеоризму, боли в животе, и т. д. — надо понимать, отчего оно возникло. Либо это последствие приема антибиотиков, либо это наличие заболевания в кишечнике. Важно понимать: это временное нарушение после эпизода отравления или пищевой инфекции, или это воспалительный процесс, который надо лечить.

Не ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача!

Сегодня существует высокотехнологическое производство лактобактериальных препаратов, где выращивают микроорганизмы, прицельно действующие на какое-нибудь звено или процесс. Например, препараты, препятствующие побочному действию антибиотиков. И они прекрасно с этим справляются. То есть не развиваются на фоне приема антибиотиков ни диарея, ни колиты.

Есть препараты бактерий, выращенные, чтобы влиять на иммунную систему — и это не пробиотики, которые продаются в аптеках.

Есть препараты, недоступные в России, которые улучшают состояния у людей с энцефалопатией. Есть те, которые улучшают состояние у больных депрессией. И это доказанный эффект!

Напутственное слово

По большому счету, вреда от приема бактерий не будет. Пользы, правда, тоже может не быть.

Одно важно — в случае воспалительных процессов лечение только лишь бактериями может привести к серьезным осложнениям.

А еще с помощью грамотно подобранных бактерий можно добиться хороших результатов при различных, на вид не очень связанных с ЖКТ, заболеваний. Но тут, конечно, нужен грамотный специалист.

Текущие знания и аспекты, требующие уточнения

World J Gastroenterol. 14 июня 2019 г .; 25 (22): 2706–2719.

Джованни Бруно

Отделение внутренней медицины и медицинских специальностей, отделение гастроэнтерологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия

Пьера Заккари

Отделение внутренних болезней и медицинских специальностей, Отделение гастроэнтерологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161 , Италия

Джулия Рокко

Отделение внутренней медицины и медицинских специальностей, отделение гастроэнтерологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия

Джулия Скалезе

Отделение внутренних болезней и медицинских специальностей, отделение гастроэнтерологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия

Кристина Панетта

Кафедра хирургических наук, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия

Барбара Поровска

Кафедра кардио-торакальной, сосудистой хирургии и трансплантологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия

Карола Севери

Отделение Внутренняя медицина и медицинские специальности, Отделение гастроэнтерологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия

Джованни Бруно, Отделение внутренних болезней и медицинских специальностей, Отделение гастроэнтерологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия;

Вклад авторов: Бруно Дж., Заккари П. и Рокко Дж. Провели литературный поиск и написали рукопись; Porowska B критически отредактировала рукопись; Scalese G и Panetta C разработали и создали фигуры; Pontone S и Severi C обеспечивали научное руководство и в равной степени внесли свой вклад в рукопись в качестве старших авторов; все авторы отредактировали и одобрили окончательную версию этой статьи.

Автор, ответственный за переписку: Стефано Понтоне, доктор медицинских наук, доцент-исследователь, кафедра хирургических наук, Римский университет Ла Сапиенца, V.le Regina Elena 324, Rome 00161, Italy. [email protected]

Телефон: + 39-06-49975503

Поступила 12.03.2019; Пересмотрено 2 апреля 2019 г .; Принято 19 апреля 2019 г.

Авторские права © Автор (ы) 2019. Опубликовано Baishideng Publishing Group Inc. Все права защищены.

Эта статья находится в открытом доступе, она была выбрана штатным редактором и полностью рецензирована внешними рецензентами.Он распространяется в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution Non-Commercial (CC BY-NC 4.0), которая позволяет другим распространять, ремикшировать, адаптировать, использовать эту работу в некоммерческих целях и лицензировать свои производные работы на других условиях, при условии, что оригинальная работа правильно цитируется и используется в некоммерческих целях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Ингибиторы протонной помпы (ИПП) широко используются в гастроэнтерологической практике.Эти препараты, которые действуют посредством необратимого ингибирования водородно-калиевого насоса (насос H + / K + -АТФазы) в париетальных клетках желудка, используются при лечении нескольких связанных с кислотой заболеваний. ИПП обычно хорошо переносятся, но за счет длительного снижения секреции кислоты желудочного сока могут увеличить риск дисбаланса в составе микробиоты кишечника (900–45, т. Е. , дисбактериоз). Микробиота кишечника — это сложная экосистема, в которой микробы сосуществуют и взаимодействуют с человеком-хозяином.Действительно, резидентные кишечные бактерии необходимы для множества жизненно важных функций, таких как метаболизм питательных веществ и лекарств, выработка энергии, защита от патогенов, модуляция иммунной системы и поддержка целостности слизистого барьера кишечника. Бактерии собираются в сообществах, которые различаются по плотности и составу в каждом сегменте желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Следовательно, каждое изменение в экосистеме кишечника связано с повышенной восприимчивостью или обострением различных расстройств желудочно-кишечного тракта.Цель этого обзора — обобщить недавно доступные данные об изменениях микробиоты, связанных с ИПП, в каждом сегменте желудочно-кишечного тракта и проанализировать возможное участие ИПП в патогенезе некоторых конкретных заболеваний желудочно-кишечного тракта.

Ключевые слова: Ингибиторы протонной помпы, гипохлоридрия, кишечная микробиота, дисбактериоз, желудочно-кишечный тракт, рак, Helicobacter pylori , желудочно-кишечные инфекции

Основной совет: Микробиота кишечника играет фундаментальную роль в поддержании здоровья человека.Однако некоторые лекарства, в том числе ингибиторы протонной помпы, могут вызывать дисбактериоз, который, в свою очередь, вызывает различные внекишечные и кишечные заболевания. Был проведен актуальный обзор литературы для выявления изменений в составе микробиоты кишечника, связанных с хронической терапией ингибиторами протонной помпы, и для выявления возможного патогенного участия дисбактериоза в желудочно-кишечных расстройствах.

ВВЕДЕНИЕ

Ингибиторы протонной помпы (ИПП) являются агентами, подавляющими кислотность, и являются одними из наиболее широко используемых и чрезмерно используемых препаратов в мире [1].ИПП являются препаратом первого выбора для лечения связанных с кислотой расстройств, таких как кровотечение, пептические язвы, гастроэзофагеальный рефлюкс, эрозивный эзофагит (ERD) и некоторые подтипы диспепсии [2-5]. Применение ИПП обычно хорошо переносится, хотя их длительное применение подвергает пациентов повышенному риску развития внекишечных расстройств [6-8], вероятно, из-за гипохлоргидрии желудка, вызванной ИПП, что также может вызывать значительные изменения. в составе микробиоты кишечника [9-11] (рисунок). Микробиота кишечника играет ключевую роль в метаболических, пищевых, физиологических, защитных и иммунологических процессах в организме человека, и ее состав тесно связан со здоровьем людей и заболеваниями, с которыми они сталкиваются [12,13].Изменения в этом микробном равновесии, то есть дисбактериоз, могут способствовать и влиять на течение многих кишечных и внекишечных заболеваний [14-16]. Влияние ИПП на состав микробиоты кишечника в настоящее время является популярной темой, и за прошедшие годы было опубликовано несколько интересных рукописей, расширяющих знания в этой области [17-20].

Распределение основных бактериальных семейств микробиоты человека в физиологическом состоянии и во время лечения ингибиторами протонной помпы. На этом рисунке показано влияние лечения ингибиторами протонной помпы (ИПП) на состав семейств микробиоты кишечника.В левой части рисунка показаны основные семейства бактерий в нормальных физиологических условиях; правая часть рисунка показывает увеличение (↑) и уменьшение (↓) семейств бактерий, присутствующих в микробиоте кишечника во время лечения ИПП. ИПП: ингибитор протонной помпы.

Целью настоящего обзора является обобщение последних данных о влиянии ИПП на микробиоту кишечника с уделением особого внимания различным областям желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) и обсуждение возможной роли ассоциированного дисбиоза в патогенезе. нескольких расстройств желудочно-кишечного тракта.Таким образом, это исследование направлено на то, чтобы лучше понять, как ИПП могут изменять гомеостаз человека через дисбаланс кишечной микробиоты.

ПОЛОСТЬ РТА

Несмотря на постоянное проникновение различных бактерий из внешней среды человека, микробиота полости рта остается менее изменчивой по сравнению с другими областями желудочно-кишечного тракта. Он в основном состоит из Firmicutes и Bacteroidetes, а также присутствуют актино-бактерии, протеобактерии и фузобактерии [21]. Что касается родов, наиболее распространенными являются Streptococcus, Neisseria, Prevotella, Gemella, Granulicatella и Veillonella [22,23].Микробиота полости рта помогает обогащать и формировать бактериальные сообщества кишечника за счет постоянного притока пищи и слюны [24-26]. Сообщалось, что воспалительные заболевания, такие как гингивит и пародонтит, которые вызывают сдвиг в составе микробного сообщества полости рта, могут способствовать выработке токсичных и канцерогенных метаболитов, цитолитических ферментов и липополисахаридов, производных от патогенов полости рта (ЛПС), которые способны колонизировать экстраоральные участки из-за преходящей бактериемии [27–29].Сообщалось, что распространение таких токсичных соединений способствует развитию многих заболеваний ЖКТ, включая синдром раздраженного кишечника (СРК), воспалительные заболевания кишечника (ВЗК) и рак [30–33].

В настоящее время представлено мало данных о взаимосвязи между использованием ИПП и составом микробиоты полости рта. Одно исследование показало, что у здоровых добровольцев четырехнедельное введение ИПП эзомепразолом вызывало увеличение количества Fusobacterium и Leptotrichia в пародонтальном кармане, связанное с уменьшением количества Neisseria и Veillonella в слюне и параллельно с этим. увеличение Streptococcus в образцах кала; это говорит о том, что ИПП могут вызывать изменения как оральной, так и кишечной микробиоты [34].Основываясь на этих данных, полость рта может представлять собой потенциальный источник информации о микробиоте, относящейся к оральным и не оральным расстройствам; это также может быть важным индикатором дисбактериоза в других областях желудочно-кишечного тракта.

Пищевод

Пищевод имеет особую микробиоту с относительно стабильным бактериальным составом окружающей среды; он не просто содержит временную микробную популяцию, возникшую в результате глотания (, т.е. , из ротовой полости) или рефлюкса ( i.е ., из желудка). Дистальный тракт в основном заселен Firmicutes, за ним следуют Bacteroidetes, Actinobacteria, Proteobacteria и Fusobacteria, причем наиболее представленными являются роды Streptococcus , за которыми следуют Prevotella и Veillonella [35]. На основе различий в соотношении родов в пищеводе были идентифицированы два типа микробиоты: тип I, присутствующий у здоровых людей, характеризуется преобладанием грамположительных таксонов (особенно Streptococcus ), тогда как тип II, ассоциированный с ERD и пищеводом Барретта (BE), состоит из преобладания грамотрицательных таксонов, включая Veillonella, Prevotella, Haemophilus, Neisseria, Rothia, Granulicatella, Campylobacter, Porphyromonas, Fusobacterium a и Actinomyces в количестве Streptococcus [36,37].Вполне вероятно, что этот переход в пользу грамотрицательных бактерий может вызвать LPS-опосредованную активацию врожденного иммунитета, вызывая опасный цикл дисбактериоза-воспаления-дисбактериоза и повреждения слизистой оболочки [38].

С начала 1980-х годов считалось, что воспалительный ответ, опосредованный дисбиозом, и повышенное производство проканцерогенных бактериальных соединений вносят свой вклад в канцерогенез [39], и эта гипотеза недавно была подтверждена и изучена [40]. И ERD, и BE считаются предшественниками аденокарциномы пищевода (EAC) [41].В обоих этих условиях сообщалось о значительном обогащении Campylobacter concisus [42,43]. Эта бактерия может играть роль в EAC, способствуя метапластическим процессам на ранних стадиях рака за счет увеличения экспрессии интерлейкина (IL) -18 и подавления трансформирующего фактора роста бета 1, ядерного фактора каппа B (NF-κB) и преобразователь сигналов и активатор передачи сигналов транскрипции 3, участвующих в каскаде EAC [42–44]. Более того, наличие Fusobacterium nucleatum ( F.nucleatum ) был описан при раке пищевода и был связан с плохим прогнозом, что предполагает его потенциальную роль в качестве прогностического биомаркера [45]. Наконец, образцы пищевода с BE с дисплазией высокой степени и EAC показывают снижение разнообразия микробиоты и относительное количество Lactobacillales , которые благодаря своей способности подкислять микросреду и производить вредные вещества, такие как перекись водорода, могут способствовать развитию этих заболеваний [46].

В настоящее время исследования, связанные с воздействием ИПП на микробиоту пищевода и их способностью обращать вспять микробное переключение, которое происходит при ЭРБ и БЭ, немногочисленны. Лечение ИПП может изменить микробиоту пищевода, вызывая увеличение количества Firmicutes и уменьшение количества Bacteroidetes и Proteobacteria [47]. Эти данные, полученные как с помощью аспиратов, так и с помощью биопсии, предполагают, что некоторые семейства бактерий могут колонизировать пищевод, подверженный меньшим кислотным рефлюксам, даже если их роль необходимо установить.Недавнее эпидемиологическое исследование показало, что при отсутствии других факторов риска длительное использование ИПП связано с повышенным риском EAC [48]. Авторы предположили, что сама терапия ИПП может предрасполагать пациентов к EAC, вероятно, из-за колонизации не желудочных микробов, способных продуцировать нитрозамины, которые, как известно, обладают канцерогенным потенциалом как для EAC, так и для плоскоклеточной карциномы пищевода. Эта концепция контрастирует с действующими руководящими принципами, которые рекомендуют использование ИПП у пациентов с недиспластическим БЭ [49], поскольку их длительное использование значительно снижает риск прогрессирования дисплазии высокой степени и EAC [50-52].Была выдвинута гипотеза, что снижение кислотного рефлюкса желудочного сока в пищеводе, вызванное ИПП, позволяет избежать гибели кислотоочувствительных бактерий, которые оказывают благотворное влияние на поддержание микробиоты типа I [53].

ЖЕЛУДОК

Микробиота желудка состоит в основном из Firmicutes, Bacteroidetes, Proteo -bacteria и Actinobacteria, с наиболее многочисленными родами Streptococcus , за которыми следуют Veillonella , Prevotella , Fusobacterium и [ 54].Влияние ИПП на рН желудка и микробиоту желудка стало отправной точкой для исследований в этой области, но только недавно были получены данные, продемонстрировавшие важность последствий длительного применения ИПП. ИПП оказывают неблагоприятное воздействие на функции желудка и защитные механизмы хозяина, вызывая задержку опорожнения желудка, снижение вязкости желудочной слизи, увеличение бактериальной нагрузки и увеличение бактериальной транслокации [55-57]. Семейство Streptococcaceae является наиболее многочисленным семейством, наблюдаемым во время терапии ИПП, за ним следуют Prevotellaceae, Campylobacteraceae и Leptotrichiaceae [58].Первичная численность Streptococcaceae также была продемонстрирована у пациентов с диспепсией во время лечения ИПП, предполагая, что этот экологический переход в пользу Streptococcaceae может быть независимым индикатором дисбактериоза желудка, вызванного этими препаратами [59].

Важно помнить, что гипохлоргидрия способствует сокращению микробного разнообразия и росту микробов, обладающих генотоксическим потенциалом, с увеличением бактериальных функций нитрат / нитритредуктазы, участвующих в развитии рака [60].Более того, высокие значения pH желудочного сока могут привести к другому бактериальному балансу, характеризующемуся значительным увеличением количества бактерий в полости рта, таких как Pepto-streptococcus dentalis, Streptococcus anginosus, Parvimonas micra, Slackia exigua и Dialister pneumosintes . Благодаря индукции различных метаболических путей такие бактерии могут играть роль в прогрессировании рака желудка (РЖ) [61]. Таким образом, чтобы лучше понять силу стимулирования выживания и распространения потенциально генотоксичных бактерий в желудке и других областях желудочно-кишечного тракта, крайне важно определить влияние ИПП на состав микробиоты желудка.Однако роль ИПП в развитии ГК является предметом дискуссий, и некоторые исследования и метаанализы сообщают о повышенном риске развития ГК у длительно принимающих ИПП [62,63] до 2,4 раза, даже после Helicobacter pylori ( H. pylori) искоренение, согласно недавнему исследованию [64] и другим мета-анализам, не подтверждающим такой риск [65,66].

Дисбактериоз желудка возникает в результате гастрита, связанного с H. pylori . H. pylori провоспалительная активность влияет на микросреду просвета и изменяет микробиоту желудка.Во время инфекции микробиота желудка преимущественно состоит из Proteobacteria, за которыми следуют Firmicutes, Bacteroidetes и Actinobacteria [54]. Примечательно, что в зависимости от места колонизации H. pylori дисбактериоз может быть связан либо с увеличением, либо с уменьшением секреции кислоты, что дополнительно влияет на состав микробиоты желудка. Инфекция H. pylori может привести к гастриту с преобладанием антрального отдела желудка, при котором оксинтическая слизистая оболочка не воспаляется, но происходит вызванное гастрином увеличение выработки кислоты вместе с возможным развитием язвы двенадцатиперстной кишки [67,68].Вдобавок, когда инфекция распространяется на оксинтную слизистую оболочку, она вызывает пангастрит, связанный с гипохлоридрией и ответственный за развитие хронического атрофического гастрита, кишечной метаплазии и, наконец, дисплазии и ГК [69,70]. Несколько исследований показали, что миграция бактерий из антрального отдела в тело желудка и дно желудка происходит чаще при длительном применении ИПП [71]. Поэтому рекомендуется ликвидировать инфекцию H. pylori у всех пациентов, которым требуется длительная терапия ИПП, чтобы остановить провоспалительный стимул и при этом снизить риск ГК [72,73].

МАЛЫЙ КИШЕЧНИК

Плотность и состав бактериальной популяции в трактах тонкого кишечника ( т. Е. ., Двенадцатиперстная кишка, тощая кишка и подвздошная кишка) зависят от нескольких факторов, включая время прохождения, наличие химических факторов, уровень кислорода и наличие антимикробных веществ, которые модулируют рост бактерий [74]. Что касается двенадцатиперстной кишки и тощей кишки, то преобладающими типами являются Firmicutes, Bacteroidetes, Proteobacteria, Actinobacteria и Fusobacteria.Факультативные анаэробы, такие как Streptococcus, Haemophilus, Escherichia, Actinomyces и облигатные анаэробы, такие как Veillonella, Prevotella и Fusobacterium , являются наиболее многочисленными родами [75–77]. Несмотря на использование нескольких методов отбора проб, микробиота подвздошной кишки человека остается плохо охарактеризованной [78]. Ранее доказательства, основанные на биопсиях, собранных с помощью ретроградной колоноскопии, показали, что основные филогенетические группы сходны между дистальным отделом подвздошной и прямой кишки [79,80].Напротив, недавнее исследование образцов, собранных хирургическим путем, выявило глубокие различия между микробиотой подвздошной и толстой кишки, предполагая, что микробиота дистального отдела подвздошной кишки, по-видимому, состоит в основном из факультативных анаэробных видов в пределах класса Bacilli (, например, ., Streptococcaceae). , Lactobacillacae, Aerococcaceae и Carnobacteriaceae ), а не строго анаэробными видами из класса Clostridia . Однако вполне вероятно, что эти результаты не полностью отражают нормальную флору подвздошной кишки из-за нескольких влияющих факторов, таких как высокий возраст изучаемых пациентов, сопутствующая патология и использование антибиотиков [78].

Хроническое лечение ИПП сильно влияет на микробиоту тонкого кишечника и, в частности, вызывает избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике (СИБР), вероятно, из-за потери защитного барьера желудочной кислоты [81-83]. СИБР — это состояние, определяемое наличием более 10 5 бактерий на мл аспирата верхних отделов кишечника и характеризующееся в основном потерей веса, диареей, вздутием живота и мальабсорбцией [84]. В образцах тощей кишки пациентов с SIBO обнаружен избыточный рост микроаэрофильных микроорганизмов, таких как Streptococcus , Staphylococcus , Escherichia и Klebsiella , а также анаэробных бактерий, таких как Bacteroides , Lactobacillus было найдено [85].Вероятно, повышенное производство токсических агентов, таких как аммиак, D-лактат, эндогенные бактериальные пептидогликаны, эндотоксин сыворотки и бактериальные соединения, стимулирует секрецию провоспалительных цитокинов, вызывая развитие симптомов и нарушение всасывания жиров и липофильных витаминов за счет деконъюгации возникают желчные кислоты [86,87].

Дисбиоз, вызванный ИПП, может представлять собой фактор риска печеночной энцефалопатии (HE) и спонтанного бактериального перитонита (SBP) у пациентов с циррозом [88–90].У таких пациентов развитие SIBO вызвано нарушением моторики кишечника и нарушением целостности слизистого барьера, что способствует распространению патогенов и продуктов бактериального метаболизма, таких как азотистые вещества и токсины. Это распространение происходит через кровеносную и лимфатическую системы и приводит к вероятному увеличению риска САД, HE и, в более общем смысле, опасных для жизни инфекций [91,92].

Примечательно, что некоторые микробные изменения, вызванные ИПП, аналогичны изменениям, уже имеющимся у пациентов с циррозом, особенно у пациентов с декомпенсированным циррозом, включая относительное увеличение потенциально патогенных бактерий, таких как Staphylococcaeae , Enterobacteriaceae и Enterococcaceae [93].Также было показано, что этот дисбактериоз связан с возникновением HE и SBP, что означает плохой прогноз и прогрессирование заболевания. По этой причине использование антибиотиков с минимальной абсорбцией, таких как рифаксимин, и пребиотиков, таких как лактулоза, является краеугольным камнем лечения HE [94]. Следовательно, у пациентов с заболеваниями печени, независимо от тяжести основной гепатопатии, ИПП могут повышать риск осложнений, и их следует назначать только при наличии определенных терапевтических показаний.

Сообщалось также, что ИПП усугубляют повреждение слизистой оболочки, вызванное нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП) в дистальной части тонкой кишки по отношению к связке Трейца [95,96], что контрастирует с защитным действием. влияние ИПП на вызванное НПВП повреждение слизистой оболочки верхних отделов желудочно-кишечного тракта [97]. Даже если точный механизм, с помощью которого это происходит, не ясен, бактериальный дисбаланс может играть важную роль и, как таковой, был исследован в ряде исследований, проведенных на мышиных моделях (рисунок).У крыс значительное снижение количества актинобактерий и бифидобактерий spp. в тощей кишке усугубляет энтеропатию, вызванную НПВП [98]. Более того, ИПП увеличивают экспрессию бактерий с активностью бета-глюкуронидаз, и этот микробный дисбаланс может способствовать распространению НПВП в энтерогепатическую циркуляцию, увеличивая цитотоксичность желчи и впоследствии вызывая язвенные поражения [99,100]. Роль дисбактериоза в повреждениях слизистых оболочек была дополнительно подтверждена положительными эффектами совместного введения обогащенной Bifidobacteria суспензии комменсальных бактерий, которая была способна уменьшить повреждение слизистой оболочки [98].Более того, стерильные мыши менее восприимчивы к поражениям кишечника, вызванным НПВП, и было документально подтверждено, что энтеропатия, вызванная НПВП, передается через микробиоту [98,101,102]. На основании этих наблюдений необходимо подтверждение роли дисбактериоза у человека.

Ингибиторы протонной помпы способствуют развитию энтеропатии, вызванной нестероидными противовоспалительными препаратами, через микробиоту. Мышиные модели демонстрируют, что лечение ингибиторами протонной помпы (ИПП) в дополнение к терапии нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП) вызывает обострение повреждения слизистой оболочки тонкого кишечника.ИПП вызывают бактериальный дисбаланс, такой как уменьшение (↓) Actinobacteria и Bifidobacteria spp., Ответственных за повреждение слизистой оболочки. В частности, ИПП увеличивают экспрессию бактерий с активностью бета-глюкуронидаз и, как следствие, распространение НПВП в энтерогепатическую циркуляцию; в конечном итоге цитотоксичность желчи вызывает язвенные поражения кишечника. Совместное введение суспензии, обогащенной Bifidobacteria , восстанавливает микробиоту кишечника и уменьшает повреждение слизистых оболочек.Свободные от микробов мыши менее восприимчивы к вредному воздействию НПВП, и у них развивается энтеропатия, вызванная НПВП, из-за переноса микробиоты. ИПП: ингибитор протонной помпы; НПВП: нестероидные противовоспалительные препараты.

КОЛОНКА

В толстой кишке содержится наибольшее количество микробов на единицу объема всего желудочно-кишечного тракта [103]. В образцах фекалий и биопсии преобладающими типами являются Firmicutes и Bacteroidetes, за которыми следуют Actinobacteria и Proteobacteria [104,105] с дискретной индивидуальной вариабельностью, особенно в отношении видов и штаммов бактерий.Наиболее представленные бактериальные кластеры, называемые энтеротипами , состоят из вариаций уровней одного из этих трех родов: Bacteroides (энтеротип 1), Prevotella (энтеротип 2) и Ruminococcus (энтеротип 3) [ 106,107]. ИПП, снижая секрецию кислоты желудочного сока, могут вызывать глубокие изменения в микробиоте толстой кишки, в основном характеризующиеся уменьшением численности комменсальных бактерий, что связано с уменьшением микробного разнообразия и увеличением количества оральных бактерий в стуле [108,109].Следовательно, разумно предположить, что дисбиоз, вызванный ИПП, значительно влияет на здоровье хозяина.

ИПП

могут влиять на начало кишечных инфекций, что приводит к повышенному риску заражения Clostridium difficile (CDI), а также Salmonella , Campylobacter и диареи Escherichia coli ( E. coli ) [ 110-113]. Даже если это не полностью прояснено, была выдвинута гипотеза, что при ИКД наблюдается снижение альфа-разнообразия и уменьшение численности бактерий семейства Ruminococcoceae , связанных с увеличением семейств Enterobacteriaceae, Enterococcoceae и Lactobacillaceae . во время длительного лечения ИПП может способствовать развитию инфекции [109].Это, вероятно, происходит из-за того, что увеличение Proteobacteria членов способствует индукции и поддержанию провоспалительной среды [114,115].

Вполне вероятно, что использование ИПП предрасполагает пациентов к развитию СРК [116]. Как указывалось ранее, длительное использование ИПП способствует индукции кишечной инфекции, и, за счет вторичных изменений в составе микробиоты, эти препараты могут влиять на функции оси кишечник – мозг, вызывая начало СРК [117,118]. То, что дисбактериоз играет роль в СРК, и особенно сильная связь между кишечной инфекцией и СРК, подтверждается несколькими исследованиями [119, 120].Действительно, было обнаружено, что 10–30% пациентов, у которых развивается постинфекционный СРК после инфекционного гастроэнтерита, могут считаться находящимися в поствоспалительном состоянии, усугубляемом острым стрессом [121–124]. Более того, роль состава кишечной микробиоты в патогенезе СРК поддерживается успехом некоторых пробиотиков в облегчении симптомов СРК [125,126]. Дисбактериоз СРК в основном состоит из уменьшения альфа-разнообразия и дисбаланса между микробными группами, представленными скудным количеством членов Bifidobacteria и Lactobacilli и увеличением потенциально патогенных Enterobacteriaceae , таких как E.coli [127 128]; это похоже на то, что наблюдалось у пациентов, получавших хроническую терапию ИПП [109].

Что касается ВЗК, различные наблюдения привели исследователей к постулату, что хроническое введение ИПП может иметь отрицательный эффект на такие состояния [129,130]. В настоящее время данные о микробном дисбалансе при ВЗК полностью не выяснены. Некоторые исследования документально подтвердили снижение численности Firmicutes и Bacteroidetes, в то время как другие сообщили об увеличении [131, 132].В целом, почти всегда описывалось увеличение протеобактерий [133, 134]. Считается, что во время ВЗК уменьшение количества защитных бактерий происходит параллельно с увеличением количества провоспалительных бактерий. Как при болезни Крона (БК), так и при язвенном колите (ЯК) наблюдались более высокие концентрации E. coli и, в частности, варианта, называемого адгезивно-инвазивным E. coli , который способен колонизировать слизистую оболочку подвздошной кишки и ответственен за раннее воспалительное состояние [135, 136].В частности, снижение количества противовоспалительных бактерий, таких как Faecalibacterium prausnitzii , Bifidobacterium adolescentis и Dialister invisus , наблюдалось в анализах образцов CD, связанных с неизвестными видами Clostridium (особенно кластеры IV и XIVa). [137]. В ЯК зарегистрировано уменьшение количества Akkermansia muciniphila , Roseburia и Faecalibacterium prausnitzii , а также увеличение количества видов Fusobacterium [138, 139].В контексте дисбактериоза ИПП могут привести к кратковременным обострениям ВЗК. Вероятно, это связано с тем, что пациенты с ВЗК особенно подвержены развитию бактериальных суперинфекций, особенно вызванных Clostridium difficile , Campylobacter, Salmonella, Shigella и Entamoeba histolytica , которые представляют собой вредные стимулы, которые могут вызвать рецидив заболевания. в уже измененной микросреде [140,141]. Более того, распространение Proteobacteria может способствовать иммунному ответу слизистых оболочек у генетически предрасположенных людей, что приводит к развитию и продолжению хронического воспаления кишечника [133, 142, 143].

Наконец, наш обзор был посвящен колоректальному раку (CRC). В настоящее время хорошо известно, что единственный микроорганизм, который играет первичную и прямую роль в развитии опухолей ЖКТ, — это H. pylori . Однако сложное и общее действие, которое дисбаланс кишечной микробиоты может играть в кондиционирование микросреды толстой кишки и благоприятствование онкогенезу, вызывает большой интерес со стороны исследователей [144-146]. Как указывалось ранее, терапия ИПП способствует присутствию в стуле бактерий полости рта [108,109].В этом контексте следует тщательно проанализировать роль F. nucleatum . F. nucleatum — комменсальная анаэробная бактерия полости рта, связанная с заболеваниями пародонта, в больших количествах она была обнаружена при CRC [147]. Его провоспалительная активность в слизистой оболочке кишечника хорошо описана, и его присутствие может быть связано с исходом заболевания [148, 149]. Этот микроорганизм имеет два адгезионных белка, FapA и FadA, последний из которых опосредует инвазию бактерии в эпителий кишечника.Следствием этой инвазии является стимуляция передачи сигналов NF-κB и экспрессия нескольких цитокинов, таких как IL-6, IL-8, IL-10, IL-18 и TNF-α. Конечным результатом этих изменений является создание провоспалительной среды для роста опухоли, чему способствует FapA-опосредованное подавление цитотоксической активности Т-клеток [147, 150]. Таким образом, исследования показали, что выявление присутствия этой бактерии у пользователей ИПП и особенно у лиц с сопутствующими заболеваниями полости рта является необходимостью.

Наконец, хроническая гипергастринемия, обычно проявляющаяся при применении ИПП, может способствовать росту злокачественных эпителиальных клеток толстой кишки, способствуя вредному секвенированию аденомы-карциномы [151-153].Тем не менее, важно подчеркнуть, что многие исследования за прошедшие годы не обнаружили прямой корреляции между использованием ИПП в клинической практике и повышенным риском CRC [154–156].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В эпоху, когда науке о микробиоте кишечника уделяется большое внимание [157,158], кажется важным определить, какие типы лекарств влияют на состав микробиоты кишечника. Данные показывают, что ИПП, которые широко используются в клинической практике гастроэнтерологии, вероятно, благодаря своему кислотно-антисекреторному действию, способны изменять микробиоту хозяина в каждом сегменте желудочно-кишечного тракта и могут способствовать развитию дисбактериоза; этот дисбактериоз, в свою очередь, может способствовать возникновению некоторых расстройств желудочно-кишечного тракта.Более того, гипохлоргидрия желудка, вызванная ИПП, способствует выживанию и миграции оральных бактерий в нижних отделах желудочно-кишечного тракта с возможным созданием провоспалительной микросреды. Необходимы дальнейшие проспективные исследования, чтобы определить, как микробные изменения, вызванные ИПП, влияют на здоровье человека. Более того, терапевтические стратегии, такие как добавление пробиотиков, могут быть полезным подходом для предотвращения дисбактериоза во время лечения ИПП; однако справедливость этого наблюдения еще предстоит увидеть.В настоящее время использование ИПП рекомендуется только в случае крайней необходимости из-за их возможной способности вызывать дисбактериоз.

Сноски

Источник рукописи: Приглашенная рукопись

Тип специальности: Гастроэнтерология и гепатология

Страна происхождения: Италия

Классификация экспертной оценки

Оценка A (отлично): A

Оценка B (очень хорошо): B, B

Оценка C (хорошо): C, C

Оценка D (удовлетворительная): 0

Оценка E (плохая): 0

Заявление о конфликте интересов: Сообщение о потенциальном конфликте интересов отсутствует.

Рецензирование началось: 13 марта 2019 г.

Первое решение: 27 марта 2019 г.

Статья в печати: 20 апреля 2019 г.

P-рецензент: Bang CS, Dinç T, Filik L, Li Y, Ulaşoğlu C S-редактор: Ян JP L-редактор: E-редактор: Zhang YL

Информация для авторов

Джованни Бруно, Отделение внутренних болезней и медицинских специальностей, Отделение гастроэнтерологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия.

Пьера Заккари, отделение внутренней медицины и медицинских специальностей, отделение гастроэнтерологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия.

Джулия Рокко, отделение внутренней медицины и медицинских специальностей, отделение гастроэнтерологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия.

Джулия Скалезе, отделение внутренней медицины и медицинских специальностей, отделение гастроэнтерологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия.

Кристина Панетта, Отделение хирургических наук, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия.

Барбара Поровска, отделение сердечно-торакальной, сосудистой хирургии и трансплантологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия.

Стефано Понтоне, Отделение хирургических наук, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия. [email protected]

Карола Севери, отделение внутренней медицины и медицинских специальностей, отделение гастроэнтерологии, Римский университет Ла Сапиенца, Рим 00161, Италия.

Ссылки

1. Скарпиньято С., Пелозини И., Ди Марио Ф. Кислотоподавляющая терапия: куда мы пойдем дальше? Dig Dis. 2006; 24: 11–46. [PubMed] [Google Scholar] 2. Bardou M, Toubouti Y, Benhaberou-Brun D, ​​Rahme E, Barkun AN.Мета-анализ: Подавление протонной помпы у пациентов с острой язвенной болезнью из группы высокого риска. Алимент Pharmacol Ther. 2005. 21: 677–686. [PubMed] [Google Scholar] 3. ДеВо К.Р., Кастелл Д.О. Американский гастроэнтерологический колледж. Обновленные рекомендации по диагностике и лечению гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Am J Gastroenterol. 2005; 100: 190–200. [PubMed] [Google Scholar] 4. Шарма В.К., Леонтиадис Г.И., Хауден С.В. Метаанализ рандомизированных контролируемых исследований, сравнивающих стандартные клинические дозы омепразола и лансопразола при эрозивном эзофагите.Алимент Pharmacol Ther. 2001; 15: 227–231. [PubMed] [Google Scholar] 5. Сузуки Х, Окада С., Хиби Т. Ингибиторы протонной помпы для лечения функциональной диспепсии. Therap Adv Гастроэнтерол. 2011; 4: 219–226. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Ислам М.М., Поли Т.Н., Вальтер Б.А., Дубей Н.К., Ангграйни Нинграм Д.Н., Шаббир С.А., Джек Ли Ю.К. Неблагоприятные исходы длительного использования ингибиторов протонной помпы: систематический обзор и метаанализ. Eur J Gastroenterol Hepatol. 2018; 30: 1395–1405. [PubMed] [Google Scholar] 7.де ла Коба Ортис С., Аргуэльес Ариас Ф., Мартин де Арджила де Прадос С., Худес Гутьеррес Дж., Линарес Родригес А., Ортега Алонсо А., Родригес де Сантьяго Е., Родригес-Телес М., Вера Мендоса М. И., Агилера , Андраде Беллидо Р.Дж., Бао Перес Ф., Кастро Фернандес М., Гиганто Томе Ф. Неблагоприятные эффекты ингибиторов протонной помпы: обзор доказательств и изложения позиции Sociedad Española de Patología Digestiva. Rev Esp Enferm Dig. 2016; 108: 207–224. [PubMed] [Google Scholar] 8. Eom CS, Jeon CY, Lim JW, Cho EG, Park SM, Lee KS.Использование препаратов, подавляющих кислоту, и риск пневмонии: систематический обзор и метаанализ. CMAJ. 2011; 183: 310–319. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 9. Цуда А., Суда В., Морита Н., Таканаши К., Такаги А., Кога Ю., Хаттори М. Влияние ингибиторов протонной помпы на микробиоту просвета желудочно-кишечного тракта. Клин Транс Гастроэнтерол. 2015; 6: e89. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Freedberg DE, Toussaint NC, Chen SP, Ratner AJ, Whittier S, Wang TC, Wang HH, Abrams JA.Ингибиторы протонной помпы изменяют специфические таксоны в желудочно-кишечном микробиоме человека: перекрестное испытание. Гастроэнтерология. 2015; 149: 883–5.e9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Такаги Т., Наито Ю., Иноуэ Р., Кашиваги С., Учияма К., Мидзусима К., Цучия С., Окаяма Т., Дохи О, Ёсида Н., Камада К., Исикава Т., Ханда О, Кониси Х., Окуда К., Цудзимото Ю., Охноги Х. , Ито Ю. Влияние длительного использования ингибиторов протонной помпы на микробиоту кишечника: исследование случай-контроль с учетом возраста и пола. J Clin Biochem Nutr.2018; 62: 100–105. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 12. Джандхьяла С.М., Талукдар Р., Субраманьям С., Вуйюру Х., Сасикала М., Нагешвар Редди Д. Роль нормальной кишечной микробиоты. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2015; 21: 8787–8803. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Герритсен Дж., Смидт Х., Райкерс Г.Т., де Вос WM. Кишечная микробиота в здоровье и болезнях человека: влияние пробиотиков. Genes Nutr. 2011; 6: 209–240. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Белизарио Дж. Э., Файнтуч Дж., Гарай-Мальпартида М.Дисбактериоз кишечного микробиома и иммунометаболизм: новые рубежи лечения метаболических заболеваний. Медиаторы Inflamm. 2018; 2018: 2037838. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. ДеГруттола AK, Low D, Mizoguchi A, Mizoguchi E. Текущее понимание дисбактериоза при заболевании на моделях человека и животных. Воспаление кишечника. 2016; 22: 1137–1150. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Кардинг С., Вербеке К., Випонд Д.Т., Корф Б.М., Оуэн Л.Дж. Дисбактериоз кишечной микробиоты при заболевании. Microb Ecol Health Dis.2015; 26: 26191. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17. Freedberg DE, Lebwohl B, Abrams JA. Влияние ингибиторов протонной помпы на микробиом желудочно-кишечного тракта человека. Clin Lab Med. 2014; 34: 771–785. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Сингх А., Креши Г.А., Кирби Д.Ф. Ингибиторы протонной помпы: риски, выгоды и новые последствия для кишечного микробиома. Nutr Clin Pract. 2018; 33: 614–624. [PubMed] [Google Scholar] 19. Миналян А., Габриелян Л., Скотт Д., Джейкобс Дж., Писенья-младший. Микробиом желудка и кишечника: роль ингибиторов протонной помпы.Curr Gastroenterol Rep.2017; 19:42. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Имханн Ф., Вич Вила А., Бондер М.Дж., Лопес Маносалва А.Г., Коонен Д.П.Й, Фу Дж., Вейменга С., Жернакова А., Веерсма Р.К. Влияние ингибиторов протонной помпы и других часто используемых лекарств на микробиоту кишечника. Кишечные микробы. 2017; 8: 351–358. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Заура Э., Нику Э.А., Кром Б.П., Кейсер Б.Дж. Приобретение и поддержание нормального микробиома полости рта: текущая перспектива. Front Cell Infect Microbiol.2014; 4: 85. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Аас Дж. А., Пастер Б. Дж., Стоукс Л. Н., Олсен И., Дьюхерст Ф. Э. Определение нормальной бактериальной флоры полости рта. J Clin Microbiol. 2005; 43: 5721–5732. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Арвейлер Н.Б., Нетушил Л. Микробиота полости рта. Adv Exp Med Biol. 2016; 902: 45–60. [PubMed] [Google Scholar] 24. Андерссон А.Ф., Линдберг М., Якобссон Х., Бекхед Ф., Нюрен П., Энгстранд Л. Сравнительный анализ микробиоты кишечника человека с помощью пиросеквенирования со штрих-кодом.PLoS One. 2008; 3: e2836. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25. Сегата Н., Хааке С.К., Маннон П., Лимон К.П., Уолдрон Л., Геверс Д., Хаттенхауэр С., Изард Дж. Состав бактериального микробиома пищеварительного тракта взрослых на основе семи образцов поверхностей рта, миндалин, горла и стула. Genome Biol. 2012; 13: R42. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 26. Dewhirst FE, Chen T., Izard J, Paster BJ, Tanner AC, Yu WH, Lakshmanan A, Wade WG. Микробиом ротовой полости человека. J Bacteriol. 2010; 192: 5002–5017.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 27. Чжан И, Ван Х, Ли Х, Ни Ц, Ду З, Ян Ф. Микробиота полости рта человека и ее модуляция для здоровья полости рта. Biomed Pharmacother. 2018; 99: 883–893. [PubMed] [Google Scholar] 30. Фури Н.Х., Ван Д., Абей С.К., Шервин Л. Б., Джозеф П. В., Рахим-Уильямс Б., Фергюсон Е. Г., Хендерсон В. А.. Микробиом слизистой оболочки полости рта при синдроме раздраженного кишечника. Кишечные микробы. 2016; 7: 286–301. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Лукас Лопес Р., Гранде Бургос М.Дж., Гальвес А., Перес Пулидо Р.Желудочно-кишечный тракт и микробиота полости рта при воспалительном заболевании кишечника: обзор состояния науки. APMIS. 2017; 125: 3–10. [PubMed] [Google Scholar] 33. Карпинский TM. Роль микробиоты полости рта в развитии рака. Микроорганизмы. 2019; 7: pii: E20. [Google Scholar] 34. Миширо Т., Ока К., Куроки Ю., Такахаши М., Тацуми К., Сайто Т., Тобита Н., Ишимура Н., Сато С., Исихара С., Секин Дж., Вада К., Киношита Ю. Изменения микробиома полости рта здоровых добровольцев с помощью ингибитора протонной помпы. J Gastroenterol Hepatol.2018; 33: 1059–1066. [PubMed] [Google Scholar] 35. Pei Z, Bini EJ, Yang L, Zhou M, Francois F, Blaser MJ. Бактериальная биота дистального отдела пищевода человека. Proc Natl Acad Sci USA. 2004. 101: 4250–4255. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Abrams JA. Микробиом как потенциальный биомаркер аденокарциномы пищевода. Ланцет Гастроэнтерол Гепатол. 2017; 2: 4–6. [PubMed] [Google Scholar] 37. Ян Л., Франсуа Ф, Пей З. Молекулярные пути: патогенез и клинические последствия изменения микробиома при эзофагите и пищеводе Барретта.Clin Cancer Res. 2012; 18: 2138–2144. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Ди Пилато В., Фрески Г., Рингресси М. Н., Паллекки Л., Россолини Г. М., Бечи П. Микробиота пищевода в здоровье и болезнях. Ann N Y Acad Sci. 2016; 1381: 21–33. [PubMed] [Google Scholar] 39. Лау В.Ф., Вонг Дж., Лам К.Х., Онг ГБ. Микробная флора пищевода при раке пищевода. Aust N Z J Surg. 1981; 51: 52–55. [PubMed] [Google Scholar] 40. Баба Ю., Ивацуки М., Йошида Н., Ватанабе М., Баба Х. Обзор микробиома кишечника и рака пищевода: патогенез и потенциальные клинические последствия.Ann Gastroenterol Surg. 2017; 1: 99–104. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Кук М.Б., Корли Д.А., Мюррей Л.Дж., Ляо Л.М., Камангар Ф., Йе В., Гаммон М.Д., Риш Х.А., Кассон А.Г., Фридман Н.Д., Чоу У.Х., Ву А.Х., Бернштейн Л., Найрен О., Пандейя Н., Уайтман Д.К., Воган Т.Л. . Гастроэзофагеальный рефлюкс в связи с аденокарциномами пищевода: объединенный анализ PLoS One Консорциума Барретта и аденокарциномы пищевода (BEACON). 2014; 9: e103508. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 42. Macfarlane S, Furrie E, Macfarlane GT, Dillon JF.Микробная колонизация верхних отделов желудочно-кишечного тракта у пациентов с пищеводом Барретта. Clin Infect Dis. 2007; 45: 29–38. [PubMed] [Google Scholar] 43. Блэкетт К.Л., Сиддхи С.С., Клири С., Стид Х, Миллер М. Х., Макфарлейн С., Макфарлейн Г. Т., Диллон Дж. Ф. Изменения бактериальной биопленки пищевода при гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, болезни Барретта и карциноме пищевода: связь или причинная связь? Алимент Pharmacol Ther. 2013; 37: 1084–1092. [PubMed] [Google Scholar] 44. Каакуш Н.О., Кастаньо-Родригес Н., Ман С.М., Митчелл Х.М.Подходит ли Campylobacter к аденокарциноме пищевода, как Helicobacter к аденокарциноме желудка? Trends Microbiol. 2015; 23: 455–462. [PubMed] [Google Scholar] 45. Ямамура К., Баба И., Накагава С., Мима К., Мияке К., Накамура К., Саваяма Х., Киношита К., Ишимото Т., Ивацуки М., Сакамото И., Ямасита И., Йошида Н., Ватанабе М., Баба Х. Микробиом человека Fusobacterium Nucleatum в Ткань рака пищевода связана с прогнозом. Clin Cancer Res. 2016; 22: 5574–5581. [PubMed] [Google Scholar] 46. Эллиотт Д.Р.Ф., Уокер А.В., О’Донован М., Паркхилл Дж., Фицджеральд Р.Неэндоскопическое устройство для отбора проб микробиоты пищевода: исследование случай-контроль. Ланцет Гастроэнтерол Гепатол. 2017; 2: 32–42. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 47. Амир I, Коникофф FM, Оппенгейм М., Гофна У., Половина EE. Микробиота желудка изменяется при эзофагите и пищеводе Барретта и далее изменяется под действием ингибиторов протонной помпы. Environ Microbiol. 2014; 16: 2905–2914. [PubMed] [Google Scholar] 48. Brusselaers N, Engstrand L, Lagergren J. Поддерживающая терапия ингибированием протонной помпы и риск рака пищевода.Cancer Epidemiol. 2018; 53: 172–177. [PubMed] [Google Scholar] 49. Шахин Нью-Джерси, Фальк GW, Айер П.Г., Gerson LB Американский колледж гастроэнтерологии. Клинические рекомендации ACG: Диагностика и лечение пищевода Барретта. Am J Gastroenterol. 2016; 111: 30–50; викторина 51. [PubMed] [Google Scholar] 50. де Йонге PJ, Steyerberg EW, Kuipers EJ, Honkoop P, Wolters LM, Kerkhof M, van Dekken H, Siersema PD. Факторы риска развития аденокарциномы пищевода в пищеводе Барретта. Am J Gastroenterol. 2006; 101: 1421–1429.[PubMed] [Google Scholar] 51. Нгуен Д.М., Эль-Сераг Н.Б., Хендерсон Л., Штейн Д., Бхаттачарья А., Самплинер РЭ. Использование лекарств и риск неоплазии у пациентов с пищеводом Барретта. Clin Gastroenterol Hepatol. 2009; 7: 1299–1304. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 52. Сингх С., Гарг С.К., Сингх П.П., Айер П.Г., Эль-Сераг Н.Б. Кислотоподавляющие препараты и риск аденокарциномы пищевода у пациентов с пищеводом Барретта: систематический обзор и метаанализ. Кишечник. 2014; 63: 1229–1237.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 53. Нето А.Г., Уитакер А., Пей З. Микробиом и потенциальные цели для химиопрофилактики аденокарциномы пищевода. Семин Онкол. 2016; 43: 86–96. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Бруно Дж., Рокко Дж., Заккари П., Поровска Б., Маскеллино М. Т., Севери С. Инфекция Helicobacter pylori и дисбиоз желудка: может ли введение пробиотиков быть полезным для лечения этого состояния? Может ли J заразить Dis Med Microbiol. 2018; 2018: 6237239. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 55.Скарпиньято С, Гатта Л., Зулло А, Бландицци С Группа SIF-AIGO-FIMMG; Итальянское общество фармакологии, Итальянская ассоциация больничных гастроэнтерологов и Итальянская федерация врачей общей практики. Эффективная и безопасная терапия ингибиторами протонной помпы при кислотозависимых заболеваниях — позиционный документ, посвященный преимуществам и потенциальному вреду подавления кислотности. BMC Med. 2016; 14: 179. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 56. Хуанг Дж.К., Хант Р.Х. Фармакологические и фармакодинамические основы антагонистов H (2) -рецепторов и ингибиторов протонной помпы для практикующего врача.Лучшие Практики Рес Клин Гастроэнтерол. 2001; 15: 355–370. [PubMed] [Google Scholar] 57. Wandall JH. Влияние омепразола на хемотаксис нейтрофилов, продукцию супероксида, дегрануляцию и транслокацию цитохрома b-245. Кишечник. 1992; 33: 617–621. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 58. Парсонс Б.Н., Иджаз У.З., Д’Амор Р., Беркитт, доктор медицины, Экклс Р., Лензи Л., Дакворт, Калифорния, Мур А.Р., Тиславич Л., Варро А., Холл Н., Причард Д.М. Сравнение микробиоты желудка человека при гипохлоргидных состояниях, возникающих в результате атрофического гастрита, вызванного Helicobacter pylori, аутоиммунного атрофического гастрита и применения ингибиторов протонной помпы.PLoS Pathog. 2017; 13: e1006653. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 59. Парони Стербини Ф., Палладини А., Масуччи Л., Каннистрачи С.В., Пасторино Р., Яниро Дж., Бугли Ф., Мартини С., Риккарди В., Гасбаррини А., Сангинетти М., Каммарота Дж., Постераро Б. Действие ингибиторов протонной помпы на слизистую желудка. Ассоциированная микробиота у пациентов с диспепсией. Appl Environ Microbiol. 2016; 82: 6633–6644. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 60. Феррейра Р.М., Перейра-Маркес Дж., Пинто-Рибейро I, Коста Дж. Л., Карнейро Ф., Мачадо Дж. К., Фигейредо К.Профилирование микробного сообщества желудка выявляет микробиоту, связанную с дисбиотическим раком. Кишечник. 2018; 67: 226–236. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 61. Coker OO, Dai Z, Nie Y, Zhao G, Cao L, Nakatsu G, Wu WK, Wong SH, Chen Z, Sung JJY, Yu J. Дисбиоз микробиома слизистой оболочки в канцерогенезе желудка. Кишечник. 2018; 67: 1024–1032. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 62. Ан Дж. С., Эом К. С., Чон С. Ю., Пак С. М.. Кислотоподавляющие препараты и рак желудка: метаанализ обсервационных исследований. Мир Дж. Гастроэнтерол.2013; 19: 2560–2568. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 63. Брюсселаерс Н., Валин К., Энгстранд Л., Лагергрен Дж. Поддерживающая терапия с ингибиторами протонной помпы и риск рака желудка: общенациональное популяционное когортное исследование в Швеции. BMJ Open. 2017; 7: e017739. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 64. Cheung KS, Chan EW, Wong AYS, Chen L, Wong ICK, Leung WK. Долгосрочные ингибиторы протонной помпы и риск развития рака желудка после лечения Helicobacter pylori: популяционное исследование.Кишечник. 2018; 67: 28–35. [PubMed] [Google Scholar] 65. Song H, Zhu J, Lu D. Долгосрочное использование ингибитора протонной помпы (PPI) и развитие предзлокачественных поражений желудка. Кокрановская база данных Syst Rev.2014; (12): CD010623. [PubMed] [Google Scholar] 66. Эслами Л., Нассери-Могхаддам С. Мета-анализ: Увеличивает ли длительное использование ИПП риск предраковых поражений желудка? Arch Iran Med. 2013; 16: 449–458. [PubMed] [Google Scholar] 68. Грэм Д.Ю. В анамнезе: Helicobacter pylori, язва двенадцатиперстной кишки, язвенная болезнь желудка и рак желудка.Мир Дж. Гастроэнтерол. 2014; 20: 5191–5204. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 69. Сунг Дж., Ким Н., Ли Дж., Хван Й-Джей, Ким Х. В., Чанг Дж. В., Ким Дж. У., Ли Д.Х. Связь между pH желудочного сока, атрофическим гастритом, кишечной метаплазией и инфекцией Helicobacter pylori. Кишечная печень. 2018; 12: 158–164. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 70. Correa P. Helicobacter pylori и канцерогенез желудка. Am J Surg Pathol. 1995; 19 Приложение 1: S37 – S43. [PubMed] [Google Scholar] 71. Мальфертхайнер П., Кандульски А., Венерито М.Ингибиторы протонной помпы: понимание осложнений и рисков. Нат Рев Гастроэнтерол Гепатол. 2017; 14: 697–710. [PubMed] [Google Scholar] 72. Мальфертхайнер П., Меграуд Ф., О’Морайн К.А., Гисберт Дж.П., Койперс Э.Дж., Аксон А.Т., Баззоли Ф., Гасбаррини А., Атертон Дж., Грэм Д.Ю., Хант Р., Моайеди П., Роккас Т., Рагге М., Селград М., Суэрбаум С., Sugano K, El-Omar EM European Helicobacter and Microbiota Study Group и Консенсусная группа. Управление инфекцией Helicobacter pylori — Маастрихт V / Флорентийский консенсусный доклад.Кишечник. 2017; 66: 6–30. [PubMed] [Google Scholar] 73. Ford AC, Forman D, Hunt RH, Yuan Y, Moayyedi P. Эрадикационная терапия Helicobacter pylori для предотвращения рака желудка у здоровых бессимптомных инфицированных лиц: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых испытаний. BMJ. 2014; 348: g3174. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 75. Сундин О.Х., Мендоса-Ладд А., Зенг М., Диас-Аревало Д., Моралес Э., Фаган Б.М., Ордоньес Дж., Велес П., Энтони Н., МакКаллум Р.В. Тощая кишка человека имеет эндогенную микробиоту, которая отличается от микробиоты полости рта и толстой кишки.BMC Microbiol. 2017; 17: 160. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 76. Wacklin P, Kaukinen K, Tuovinen E, Collin P, Lindfors K, Partanen J, Mäki M, Mättö J. Состав микробиоты двенадцатиперстной кишки взрослых пациентов с глютеновой болезнью связан с клиническими проявлениями болезни. Воспаление кишечника. 2013; 19: 934–941. [PubMed] [Google Scholar] 77. Чжун Л., Шанахан Э. Р., Радж А., Колоски Н. А., Флетчер Л., Моррисон М., Уокер М. М., Талли Н. Дж., Холтманн Г. Диспепсия и микробиом: время сосредоточиться на тонком кишечнике.Кишечник. 2017; 66: 1168–1169. [PubMed] [Google Scholar] 78. Villmones HC, Haug ES, Ulvestad E, Grude N, Stenstad T, Halland A, Kommedal Ø. Описание уровня бактериальной микробиоты подвздошной кишки человека. Научный отчет 2018; 8: 4736. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 79. Ван М., Арне С., Джеппссон Б., Молин Г. Сравнение бактериального разнообразия в кишечном тракте человека путем прямого клонирования и секвенирования генов 16S рРНК. FEMS Microbiol Ecol. 2005. 54: 219–231. [PubMed] [Google Scholar] 80. Дэйв М., Джонсон Л.А., Прогулка ST, Янг В.Б., Стидхэм Р.В., Чаудхари Миннесота, Фаннелл Дж., Хиггинс П.Д.Рандомизированное испытание экранированных и стандартных щипцов для получения незагрязненных биоптатов микробиоты терминального отдела подвздошной кишки. Кишечник. 2011; 60: 1043–1049. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 82. Шпигель Б.М., Чей В.Д., Чанг Л. Избыточный бактериальный рост и синдром раздраженного кишечника: объединяющая гипотеза или ложное следствие ингибиторов протонной помпы? Am J Gastroenterol. 2008; 103: 2972–2976. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 83. Ло В.К., Чан В.В. Использование ингибиторов протонной помпы и риск избыточного бактериального роста в тонком кишечнике: метаанализ.Clin Gastroenterol Hepatol. 2013; 11: 483–490. [PubMed] [Google Scholar] 84. Лян С., Сюй Л., Чжан Д., Ву З. Влияние пробиотиков на избыточный бактериальный рост тонкой кишки у пациентов с раком желудка и толстой кишки. Turk J Gastroenterol. 2016; 27: 227–232. [PubMed] [Google Scholar] 85. Bouhnik Y, Alain S, Attar A, Flourié B, Raskine L, Sanson-Le Pors MJ, Rambaud JC. Бактериальные популяции, загрязняющие верхний отдел кишечника у пациентов с синдромом избыточного бактериального роста в тонком кишечнике. Сканд Дж Гастроэнтерол.2008; 43 Дополнение 9: 1030–7. [Google Scholar] 86. Бурес Дж., Сирани Дж., Кохутова Д., Ферстль М., Рейхрт С., Кветина Дж., Воришек В., Копакова М. Синдром избыточного бактериального роста в тонкой кишке. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2010; 16: 2978–2990. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 87. Fan X, Sellin JH. Обзорная статья: избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике, мальабсорбция желчных кислот и непереносимость глютена как возможные причины хронической водянистой диареи. Алимент Pharmacol Ther. 2009; 29: 1069–1077. [PubMed] [Google Scholar] 88.Нарделли С., Джоя С., Ридола Л., Фаркомени А., Мерли М., Риджио О. Ингибиторы протонной помпы связаны с минимальной и явной печеночной энцефалопатией и повышенной смертностью у пациентов с циррозом. Гепатология. 2018 [PubMed] [Google Scholar] 89. Zhu J, Qi X, Yu H, Yoshida EM, Mendez-Sanchez N, Zhang X, Wang R, Deng H, Li J, Han D, Guo X. Связь ингибиторов протонной помпы с риском печеночной энцефалопатии во время госпитализации по поводу печени цирроз. United European Gastroenterol J. 2018; 6: 1179–1187.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 90. Dam G, Vilstrup H, Watson H, Jepsen P. Ингибиторы протонной помпы как фактор риска печеночной энцефалопатии и спонтанного бактериального перитонита у пациентов с циррозом печени с асцитом. Гепатология. 2016; 64: 1265–1272. [PubMed] [Google Scholar] 91. Осетр JP, Shawcross DL. Недавние исследования патогенеза печеночной энцефалопатии и методов лечения. Эксперт Рев Гастроэнтерол Гепатол. 2014; 8: 83–100. [PubMed] [Google Scholar] 92. Гупта А., Дхиман Р.К., Кумари С., Рана С., Агарвал Р., Дусежа А., Чавла Ю.Роль избыточного бактериального роста в тонком кишечнике и задержки транзита по желудочно-кишечному тракту у пациентов с циррозом и минимальной печеночной энцефалопатией. J Hepatol. 2010; 53: 849–855. [PubMed] [Google Scholar] 93. Bajaj JS, Heuman DM, Hylemon PB, Sanyal AJ, White MB, Monteith P, Noble NA, Unser AB, Daita K, Fisher AR, Sikaroodi M, Gillevet PM. Измененный профиль микробиома кишечника человека связан с циррозом печени и его осложнениями. J Hepatol. 2014; 60: 940–947. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 94.Vilstrup H, Amodio P, Bajaj J, Cordoba J, Ferenci P, Mullen KD, Weissenborn K, Wong P. Печеночная энцефалопатия при хроническом заболевании печени: Практическое руководство 2014 Американской ассоциации по изучению заболеваний печени и Европейской ассоциации Исследование печени. Гепатология. 2014; 60: 715–735. [PubMed] [Google Scholar] 95. Марлич В., Лоневски И., Граймс Д.С., Куигли Е.М. Нестероидные противовоспалительные препараты, ингибиторы протонной помпы и повреждение желудочно-кишечного тракта: контрастирующие взаимодействия в желудке и тонком кишечнике.Mayo Clin Proc. 2014; 89: 1699–1709. [PubMed] [Google Scholar] 96. Gwee KA, Goh V, Lima G, Setia S. Совместное назначение ингибиторов протонной помпы с нестероидными противовоспалительными препаратами: риски и преимущества. J Pain Res. 2018; 11: 361–374. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 97. Scheiman JM. Использование ингибиторов протонной помпы для лечения и предотвращения повреждения слизистой оболочки, вызванного НПВП. Arthritis Res Ther. 2013; 15 Приложение 3: S5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 98. Уоллес Дж. Л., Сайер С., Дену Е., де Пальма Дж., Вонг Л., Макнайт В., Жюри Дж., Болла М., Берцик П., Коллинз С. М., Верду Е., Онджини Е.Ингибиторы протонной помпы усугубляют вызванное НПВП повреждение тонкого кишечника, вызывая дисбактериоз. Гастроэнтерология. 2011; 141: 1314–1322, 1322.e1-1322.e5. [PubMed] [Google Scholar] 99. Blackler RW, Motta JP, Manko A, Workentine M, Bercik P, Surette MG, Wallace JL. Сероводород защищает от НПВП-энтеропатии за счет изменения желчи и микробиоты. Br J Pharmacol. 2015; 172: 992–1004. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 100. Сайер С.Д., Блэклер Р.В., Мартин Р., де Пальма Дж., Росси Л., Верду Е., Берцик П., Сюретт М.Г., Окутюрье А., Ланджелла П., Уоллес Дж. Л.Энтеропатия НПВП и бактерии: сложная взаимосвязь. J Gastroenterol. 2015; 50: 387–393. [PubMed] [Google Scholar] 101. Uejima M, Kinouchi T, Kataoka K, Hiraoka I., Ohnishi Y. Роль кишечных бактерий в формировании язвы подвздошной кишки у крыс, получавших нестероидные противовоспалительные препараты. Microbiol Immunol. 1996. 40: 553–560. [PubMed] [Google Scholar] 102. Роберт А., Асано Т. Устойчивость стерильных крыс к поражениям кишечника, вызванным индометацином. Простагландины. 1977; 14: 333–341. [PubMed] [Google Scholar] 104.Ханна С, Тош ПК. Праймер для клиницистов о роли микробиома в здоровье и болезнях человека. Mayo Clin Proc. 2014; 89: 107–114. [PubMed] [Google Scholar] 105. Ватт Э, Джеммелл М.Р., Берри С., Глэр М., Фаркухарсон Ф., Луи П., Мюррей Г.И., Эль-Омар Э, Держи Г.Л. Расширенный анализ микробиома слизистой оболочки толстой кишки — оценка лаважа толстой кишки в качестве заместителя для эндоскопической биопсии толстой кишки. Микробиом. 2016; 4: 61. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 106. Arumugam M, Raes J, Pelletier E, Le Paslier D, Yamada T, Mende DR, Fernandes GR, Tap J, Bruls T, Batto JM, Bertalan M, Borruel N, Casellas F, Fernandez L, Gautier L, Hansen T., Hattori M, Hayashi T, Kleerebezem M, Kurokawa K, Leclerc M, Levenez F, Manichanh C, Nielsen HB, Nielsen T., Pons N, Poulain J, Qin J, Sicheritz-Ponten T, Tims S, Torrents D, Ugarte E, Zoetendal EG, Wang J, Guarner F, Pedersen O, de Vos WM, Brunak S, Doré J MetaHIT Consortium, Antolín M, Artiguenave F, Blottiere HM, Almeida M, Brechot C, Cara C, Chervaux C, Cultrone A, Delorme C, Denariaz G, Dervyn R, Foerstner KU, Friss C, van de Guchte M, Guedon E, Haimet F, Huber W., van Hylckama-Vlieg J, Jamet A, Juste C, Kaci G, Knol J, Lakhdari O, Layec S, Ле Ру К., Магуин Э, Мерье А., Мело Минарди Р., М’рини С., Мюллер Дж., Узир Р., Паркхилл Дж., Рено П, Ресиньо М., Санчес Н., Сунагава С., Торрехон А., Тернер К., Вандемейлебрук Г., Варела E, Winogradsky Y, Zeller G, Weissenbach J, Ehrlich SD, Bork P.Энтеротипы микробиома кишечника человека. Природа. 2011; 473: 174–180. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 107. Шанахан Ф. Микробиота толстой кишки и заболевания толстой кишки. Curr Gastroenterol Rep. 2012; 14: 446–452. [PubMed] [Google Scholar] 108. Джексон М.А., Гудрич Д.К., Максан М.Э., Фридберг Д.Е., Абрамс Д.А., Пул А.С., Саттер Д.Л., Велтер Д., Лей Р.Э., Белл Д.Т., Спектор Т.Д., Стив С.Дж. Ингибиторы протонной помпы изменяют состав микробиоты кишечника. Кишечник. 2016; 65: 749–756. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 109.Имханн Ф., Бондер М.Дж., Вич Вила А., Фу Дж., Муджагич З., Ворк Л., Тигчелаар Э.Ф., Янкиперсадсинг С.А., Сенит М.С., Хармсен Х.Д., Дейкстра Дж., Франке Л., Ксавьер Р.Дж., Йонкерс Д., Вейменга С., Веерсма Р.К., Жернакова A. Ингибиторы протонной помпы влияют на микробиом кишечника. Кишечник. 2016; 65: 740–748. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 110. Джанартанан С., Дита И., Адлер Д.Г., Эринпрейс М.Н. Диарея, связанная с Clostridium difficile, и терапия ингибиторами протонной помпы: метаанализ. Am J Gastroenterol. 2012; 107: 1001–1010.[PubMed] [Google Scholar] 111. Trifan A, Stanciu C, Girleanu I, Stoica OC, Singeap AM, Maxim R, Chiriac SA, Ciobica A, Boiculese L. Терапия ингибиторами протонной помпы и риск инфекции Clostridium difficile: систематический обзор и метаанализ. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2017; 23: 6500–6515. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 112. Леонард Дж., Маршалл Дж. К., Моайеди П. Систематический обзор риска кишечной инфекции у пациентов, принимающих кислотное подавление. Am J Gastroenterol. 2007; 102: 2047–56; викторина 2057.[PubMed] [Google Scholar] 113. Bavishi C, Dupont HL. Систематический обзор: использование ингибиторов протонной помпы и повышенная восприимчивость к кишечной инфекции. Алимент Pharmacol Ther. 2011; 34: 1269–1281. [PubMed] [Google Scholar] 114. Риццатти Дж., Лопетузо Л. Р., Гибийно Дж., Бинда С., Гасбаррини А. Протеобактерии: общий фактор болезней человека. Biomed Res Int. 2017; 2017: 9351507. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 116. Шмульсон MJ, Frati-Munari AC. Симптомы со стороны кишечника у пациентов, получающих ингибиторы протонной помпы.Результаты многоцентрового исследования в Мексике. Rev Gastroenterol Mex. 2019; 84: 44–51. [PubMed] [Google Scholar] 117. Distrutti E, Monaldi L, Ricci P, Fiorucci S. Роль микробиоты кишечника при синдроме раздраженного кишечника: новые терапевтические стратегии. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2016; 22: 2219–2241. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 118. Каработти М., Сирокко А., Маселли М.А., Севери С. Ось кишечник-мозг: взаимодействие между кишечной микробиотой, центральной и кишечной нервной системами. Энн Гастроэнтерол. 2015; 28: 203–209.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 119. Табане М, Коттаччи Д.Т., Маршалл Дж. Систематический обзор и метаанализ: частота и прогноз постинфекционного синдрома раздраженного кишечника. Алимент Pharmacol Ther. 2007; 26: 535–544. [PubMed] [Google Scholar] 120. Marshall JK, Thabane M, Garg AX, Clark WF, Salvadori M, Collins SM Walkerton Health Study Исследователи. Заболеваемость и эпидемиология синдрома раздраженного кишечника после крупной вспышки бактериальной дизентерии, передаваемой через воду. Гастроэнтерология.2006; 131: 445–50; викторина 660. [PubMed] [Google Scholar] 121. DuPont AW. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника. Clin Infect Dis. 2008; 46: 594–599. [PubMed] [Google Scholar] 122. Канадзава М., Фукудо С. Связь между инфекционным гастроэнтеритом и синдромом раздраженного кишечника. Clin J Gastroenterol. 2014; 7: 14–18. [PubMed] [Google Scholar] 124. Kiank C, Taché Y, Larauche M. Стресс-зависимая модуляция воспаления в экспериментальных моделях заболеваний кишечника и постинфекционного синдрома раздраженного кишечника: роль рецепторов кортикотропин-рилизинг-фактора.Иммунное поведение мозга. 2010; 24: 41–48. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 125. Моайеди П., Форд А.С., Талли Нью-Джерси, Кремонини Ф., Фокс-Оренштейн А.Е., Брандт Л.Дж., Куигли Е.М. Эффективность пробиотиков при лечении синдрома раздраженного кишечника: систематический обзор. Кишечник. 2010. 59: 325–332. [PubMed] [Google Scholar] 126. Арагон Г, Грэм ДБ, Борум М, Доман ДБ. Пробиотическая терапия при синдроме раздраженного кишечника. Гастроэнтерол Hepatol (N Y) 2010; 6: 39–44. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 127. Si JM, Yu YC, Fan YJ, Chen SJ.Микроэкология кишечника и качество жизни пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2004; 10: 1802–1805. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 129. Шах Р., Ричардсон П., Ю Х, Крамер Дж., Хоу Дж. К.. Подавление кислоты желудочного сока связано с повышенным риском неблагоприятных исходов при воспалительном заболевании кишечника. Пищеварение. 2017; 95: 188–193. [PubMed] [Google Scholar] 130. Жюльерат П., Шневайс С., Кук Э. Ф., Анантакришнан А. Н., Могун Х., Корзеник Дж. Р. Лекарства, подавляющие секрецию желудочного сока, могут изменить течение воспалительного заболевания кишечника.Алимент Pharmacol Ther. 2012; 36: 239–247. [PubMed] [Google Scholar] 131. Ахмед I, Рой BC, Хан С.А., Септер С., Умар С. Микробиом, метаболизм и воспалительное заболевание кишечника. Микроорганизмы. 2016; 4: pii: E20. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 132. Marchesi JR, Adams DH, Fava F, Hermes GD, Hirschfield GM, Hold G, Quraishi MN, Kinross J, Smidt H, Tuohy KM, Thomas LV, Zoetendal EG, Hart A. Микробиота кишечника и здоровье хозяина: новые клинические границы . Кишечник. 2016; 65: 330–339. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 133.Mukhopadhya I, Hansen R, El-Omar EM, Hold GL. ВЗК — какую роль играют протеобактерии? Нат Рев Гастроэнтерол Гепатол. 2012; 9: 219–230. [PubMed] [Google Scholar] 135. Дарфей-Мишо А., Будо Дж., Булуа П., Нейт С., Глассер А. Л., Барнич Н., Брингер М. А., Свидсински А., Божери Л., полковник Дж. Ф. Высокая распространенность адгезивно-инвазивной кишечной палочки, связанной со слизистой оболочкой подвздошной кишки, при болезни Крона. Гастроэнтерология. 2004; 127: 412–421. [PubMed] [Google Scholar] 136. Сокол Х., Лепаж П., Сексик П., Доре Дж., Марто П.Гель-электрофорез в температурном градиенте фекальной 16S рРНК выявляет активную Escherichia coli в микробиоте пациентов с язвенным колитом. J Clin Microbiol. 2006. 44: 3172–3177. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 137. Joossens M, Huys G, Cnockaert M, De Preter V, Verbeke K, Rutgeerts P, Vandamme P, Vermeire S. Дисбиоз фекальной микробиоты у пациентов с болезнью Крона и их здоровых родственников. Кишечник. 2011; 60: 631–637. [PubMed] [Google Scholar] 138. Шен Чж, Чжу С.Х., Цюань Ю.С., Ян З.Й., Ву С., Ло В.В., Тан Б., Ван XY.Связь между кишечной микробиотой и язвенным колитом: механизмы и клиническое применение пробиотиков и трансплантация фекальной микробиоты. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2018; 24: 5–14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 139. Machiels K, Joossens M, Sabino J, De Preter V, Arijs I, Eeckhaut V, Ballet V, Claes K, Van Immerseel F, Verbeke K, Ferrante M, Verhaegen J, Rutgeerts P, Vermeire S. Уменьшение содержания бутирата- виды-продуценты Roseburia hominis и Faecalibacterium prausnitzii определяют дисбактериоз у пациентов с язвенным колитом.Кишечник. 2014; 63: 1275–1283. [PubMed] [Google Scholar] 140. Милонаки М., Лангмид Л., Пантес А., Джонсон Ф., Рэмптон Д.С. Кишечная инфекция при рецидиве воспалительного заболевания кишечника: важность микробиологического исследования стула. Eur J Gastroenterol Hepatol. 2004; 16: 775–778. [PubMed] [Google Scholar] 141. Сингх С., Графф Л.А., Бернштейн С.Н. Вызывают ли НПВП, антибиотики, инфекции или стресс обострения ВЗК? Am J Gastroenterol. 2009; 104: 1298–313; викторина 1314. [PubMed] [Google Scholar] 142. Sartor RB. Патогенез и иммунные механизмы хронических воспалительных заболеваний кишечника.Am J Gastroenterol. 1997; 92: 5С – 11С. [PubMed] [Google Scholar] 143. Чо Дж. Генетика и иммунопатогенез воспалительных заболеваний кишечника. Nat Rev Immunol. 2008. 8: 458–466. [PubMed] [Google Scholar] 145. Ан Дж., Синха Р., Пей З., Доминианни С., Ву Дж., Ши Дж., Годерт Дж. Дж., Хейс Р. Б., Ян Л. Микробиом кишечника человека и риск колоректального рака. J Natl Cancer Inst. 2013; 105: 1907–1911. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 148. Фланаган Л., Шмид Дж., Эберт М., Соучек П., Куницка Т., Лиска В., Брюха Дж., Нири П., Дезееу Н., Томмазино М., Дженаб М., Прен Дж. Х., Хьюз Д. Д.Fusobacterium nucleatum ассоциируется со стадиями развития колоректальной неоплазии, колоректального рака и исходом заболевания. Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 2014; 33: 1381–1390. [PubMed] [Google Scholar] 149. Тильг Х., Адольф Т.Э., Гернер Р.Р., Мошен А.Р. Кишечная микробиота при колоректальном раке. Раковая клетка. 2018; 33: 954–964. [PubMed] [Google Scholar] 151. Джоши С. Н., Гарднер Дж. Д. Рак гастрина и толстой кишки: объединяющая гипотеза. Dig Dis. 1996. 14: 334–344. [PubMed] [Google Scholar] 152. Торберн К.М., Фридман Г.Д., Дикинсон С.Дж., Фогельман Дж.Х., Орентрайх Н., Парсоннет Дж.Гастрин и колоректальный рак: проспективное исследование. Гастроэнтерология. 1998. 115: 275–280. [PubMed] [Google Scholar] 153. Георгопулос С.Д., Полимерос Д., Триантафиллу К., Спилиади С., Ментис А., Караманолис Д.Г., Ладас С.Д. Гипергастринемия связана с повышенным риском аденомы дистального отдела толстой кишки. Пищеварение. 2006; 74: 42–46. [PubMed] [Google Scholar] 154. Ян Й.X, Хеннесси С., Проперт К., Хван В. Т., Седарат А., Льюис Дж. Д. Хроническая терапия ингибиторами протонной помпы и риск колоректального рака. Гастроэнтерология. 2007; 133: 748–754.[PubMed] [Google Scholar] 155. van Soest EM, van Rossum LG, Dieleman JP, van Oijen MG, Siersema PD, Sturkenboom MC, Kuipers EJ. Ингибиторы протонной помпы и риск колоректального рака. Am J Gastroenterol. 2008; 103: 966–973. [PubMed] [Google Scholar] 156. Робертсон Д. Д., Ларссон Х., Фриис С., Педерсен Л., Барон Дж. А., Соренсен Х. Т. Использование ингибиторов протонной помпы и риск колоректального рака: популяционное исследование случай-контроль. Гастроэнтерология. 2007. 133: 755–760. [PubMed] [Google Scholar] 157. Гварнер Ф. Десятилетие обзорной микробиоты кишечника: наступает эра кишечной микробиоты.Нат Рев Гастроэнтерол Гепатол. 2014; 11: 647–649. [PubMed] [Google Scholar] 158. О’Грейди Дж., О’Коннор Э.М., Шанахан Ф. Обзорная статья: Пищевые волокна в эпоху науки о микробиоме. Алимент Pharmacol Ther. 2019; 49: 506–515. [PubMed] [Google Scholar]

Взаимодействие между лекарствами и микробиомом кишечника

Ингибиторы протонной помпы

ИПП являются одними из наиболее часто используемых лекарств во всем мире и используются для лечения связанных с кислотой заболеваний, таких как язвенная болезнь, гастроэзофагеальный рефлюкс и др. диспепсии и для профилактики гастродуоденопатии и кровотечений, вызванных нестероидными противовоспалительными препаратами.Поскольку ИПП очень эффективны и имеют очень благоприятный профиль безопасности, их использование очень быстро расширилось за последние несколько десятилетий. В Нидерландах два миллиона человек (~ 12% населения) в настоящее время принимают пантопразол или омепразол по рецепту, и аналогичный процент использования был зарегистрирован для других стран, таких как Великобритания.20 21 Общая стоимость ИЦП в Великобритании составляет оценивается в более чем 100 миллионов фунтов стерлингов в год22. Кроме того, поскольку ИЦП продаются без рецепта в Нидерландах и во многих других странах, общее количество пользователей ИЦП будет намного выше, чем оценка, основанная только на рецептах. .В последние годы значительное внимание было уделено профилю безопасности и потенциальным побочным эффектам хронического использования ИПП. Хотя относительный риск нежелательной реакции на лекарственные препараты (НЛР) низок, большое количество пользователей ИПП во всем мире означает, что абсолютное число пациентов с НЛР может быть высоким. Несмотря на наличие четких доказательных показаний к применению ИПП, было высказано предположение, что до 70% назначений ИПП могут быть ненужными, 22 при использовании ИПП в качестве профилактики стрессовых язв у пациентов, которые не получают рецептов, основанных на фактических данных. Критерии в значительной степени способствовали этому.Другим важным фактором здесь является то, что после начала приема ИПП мало что нужно переоценить по первоначальному показанию, по которому был прописан ИПП, и последующие попытки остановить их приводят к ненужному хроническому применению23 24.

Крупное популяционное исследование, проведенное в Нидерландах, показало, что ИПП были лекарствами, наиболее связанными с уменьшением разнообразия и таксономических изменений в микробиоме кишечника.17 Расширение этого анализа для включения 16-секундных данных из когорты с воспалительным заболеванием кишечника и когорты с синдромом раздраженного кишечника воспроизвели эти изменения во всех трех когортах и ​​показали, что относительная численность до 20% бактериальных таксонов была изменена (уменьшена или увеличена) у пользователей ИПП по сравнению с теми, кто их не принимал.25 Аналогичные результаты, показывающие более низкое микробное разнообразие и меньшее количество кишечных комменсалов, наблюдались в исследовании, в котором анализировались 16-секундные данные образцов фекалий 1827 близнецов26. начальные ИЦП.11

В целом таксономические изменения в образцах фекалий потребителей ИПП показывают снижение численности комменсальных бактерий кишечника и увеличение количества бактерий из полости рта. Эти изменения включают увеличение количества семейств Enterobacteriaceae, Enterococcaceae и Lactobacillaceae и уменьшение количества Ruminococcaceae и Bifidobacteriaceae, в то время как переход к типичным бактериям полости рта отражается увеличением количества видов Rothia dentocariosa и Rothia mucilaginosa , рода 45 Actinomycesus 45 Actinomycesus 45 Actinomycesus и семейство Micrococcaceae.25 Более того, похоже, что наблюдаемые изменения являются классовым эффектом ИПП, поскольку омепразол, эзомепразол и пантопразол показали аналогичные изменения. Более высокая дозировка также, по-видимому, связана с более значительными микробными изменениями19.

В недавнем исследовании, в котором использовались данные метагеномной последовательности, позволяющие проводить как таксономию с высоким разрешением, так и анализ прогнозируемых путей, изучалось влияние 41 широко используемого препарата на микробиом кишечника и снова было обнаружено, что ИПП составляют наибольшее количество ассоциаций.19 После корректировки воздействия сопутствующего приема других лекарств, ИПП были достоверно связаны с 24 таксонами и 133 путями. Прогнозируемые функциональные изменения включали увеличение биосинтеза жирных кислот и липидов, ферментацию метаболизма никотинамидадениндинуклеотида (НАД), биосинтез L-аргинина и деградацию пуриндезоксирибонуклеозида. Эти изменения путей можно объяснить наблюдаемыми изменениями численности конкретных таксонов. Например, биосинтез L-аргинина был более распространен в микробиоме пользователей ИПП.Хотя предполагается, что несколько бактериальных таксонов, включая виды Bifidobacterium и Ruminococcus , вносят вклад в эти пути, статистический анализ показал, что только изменения в Streptococcus mutans внесли свой вклад в прогнозируемые изменения пути из-за использования ИПП.19 Снижение числа бактерий. Считается, что кислотность желудочного сока, вызванная ИПП, ответственна за наблюдаемые микробные изменения, поскольку она позволяет бактериям полости рта колонизировать микробиом кишечника, что приводит к изменениям в таксономическом гомеостазе (рис. 1).Это подтверждается наблюдением «оральной обработки» кишечного микробиома у пользователей ИПП.25 Однако исследование in vitro, оценивающее прямое воздействие обычно используемых лекарств, включая ИПП, на кишечные комменсалы, показало заметные изменения в скорости роста бактерий, что означает существует также прямой эффект, который потенциально опосредован связыванием ИПП с бактериальными H + / K + АТФ-азами.27

Важно понимать, что изменения микробиома, вызванные ИПП, на самом деле могут способствовать возникновению клинически важных заболеваний.Например, в предыдущих исследованиях были определены изменения в микробиоме кишечника, которые приводят к снижению устойчивости к колонизации кишечных инфекций, включая Clostridium difficile , Campylobacter и Salmonella , которые аналогичны тем, которые наблюдаются в настоящее время у пользователей ИПП (28). 29 У пользователей ИПП ОШ оценивается от 1,5 до 1,8 для C. difficile и от 2,0 до 4,0 для других патогенных бактерий.30 Как известно, инфекции, вызванные C. difficile , развиваются в измененной микробной среде кишечника после назначение антибиотиков 31 потенциально может быть справедливо и при применении ИПП.Кроме того, начало и отмена ИПП влияет на клиническое течение декомпенсированного цирроза печени, возможно, из-за изменений в микробиоте кишечника.32 Наконец, повышенное использование ИПП в раннем детстве может вызвать долгосрочные изменения в развивающемся микробиоме кишечника, что может привести к ожирение в более старшем возрасте.33

В то время как профили эффективности и безопасности ИПП по-прежнему очень благоприятны, когда они назначаются по доказательным показаниям, медицинское сообщество должно начать переосмысливать их широкое и хроническое использование и их доступность без рецепта.Мы подошли к тому моменту, когда нам необходимо тщательно оценить долгосрочные эффекты вызванных ИПП изменений в микробиоме примерно у одной пятой населения западного общества, сдвиг, который произошел за относительно короткий период времени. время в истории человечества, и конкретно изучить влияние изменения развивающегося микробиома кишечника в раннем возрасте и его влияние на здоровье и болезни в более позднем возрасте.

Метформин

Метформин — это соединение, снижающее уровень глюкозы в крови, используемое при лечении диабета 2 типа (T2D).Хотя его точный рабочий механизм сложен и до конца не изучен, метформин действительно ингибирует глюконеогенез в печени, и исследования все чаще предполагают, что некоторые из его полезных эффектов опосредованы микробиотой кишечника.34 35 По сравнению с ИПП, которые используются для широкого ряда случаев По показаниям или симптомам, метформин (почти) исключительно используется при диабете, что затрудняет отделение воздействия препарата на микробиом от изменений в микробиоме кишечника, которые связаны с основным заболеванием.Тем не менее, это было сделано с помощью эпохального исследования, которое показало, что ранее наблюдаемые изменения в микробиоме кишечника, которые, как считалось, были вызваны лежащим в основе СД2, на самом деле были вызваны использованием метформина (12).

В дополнительном интервенционном исследовании на здоровых добровольцах использование метформина привело к изменению у> 80 видов по сравнению с контрольной группой, получавшей плацебо. Примечательно, что лечение метформином значительно увеличивает количество Escherichia coli и снижает численность Intestinibacter , что согласуется с результатами перекрестных когорт, которые сравнивали нелеченных пациентов с пациентами с СД2, получавшими метформин.12 36 Впоследствии авторы трансплантировали образцы фекалий от доноров, получавших метформин или получавших плацебо, беспроблемным мышам и наблюдали более низкие уровни глюкозы в крови у мышей, получавших образцы фекалий от добровольцев, получавших метформин, что подразумевает прямое влияние микробиома кишечника. на уровень глюкозы в крови. Считается, что этот эффект опосредован действием метформина на бактерии, продуцирующие короткоцепочечные жирные кислоты (бутират), и численность Akkermansia muciniphila , а также через общие биологические пути и гены, кодируемые в различных бактериях, пораженных метформином, например , металлопротеины или переносчики металлов.Более того, клинически хорошо известно, что до одной трети пациентов, принимающих метформин, сообщают о побочных эффектах со стороны желудочно-кишечного тракта, таких как диарея, вздутие живота и тошнота, а также об обнаруженных изменениях, вызванных метформином, включая повышение факторов вирулентности и генов газового метаболизма (в основном происходящих из увеличение количества видов E. coli на ( видов)), может способствовать возникновению этих побочных эффектов.12 36

Взаимосвязь между метформином и микробиомом кишечника показывает, как обычно используемое лекарство может изменить микробиом кишечника и объяснить часть терапевтической функции лекарства, а также некоторые его побочные эффекты.В нем также подчеркивается необходимость строгого контроля таких факторов, как употребление наркотиков (включая метформин, антибиотики, ИПП и другие препараты), при проведении исследований микробиома, направленных на изучение конкретных заболеваний или состояний.

Другие широко применяемые неантибиотические препараты

Крупные популяционные исследования микробиома с использованием перекрестных данных когорт из Великобритании, Нидерландов и Бельгии оценили сотни факторов, включая употребление наркотиков. В дополнение к ИПП и метформину эти исследования показали, что другие широко используемые препараты, включая слабительные, статины, антидепрессанты и опиоиды, могут объяснить некоторые вариации в составе микробиома кишечника.15 18 37

При рассмотрении микробных изменений, вызванных употреблением слабительных, следует учитывать тот факт, что время прохождения через кишечник, консистенция стула и количество бактерий (например, микробная нагрузка на образец) — все это влияет на характеристики микробиома.38 39 Например, увеличение численности из Bacteroides видов наблюдаются у лиц, принимающих слабительные, но также и в образцах стула с низкой консистенцией. Однако в независимом исследовании мышей, подвергшихся воздействию полиэтиленгликоля (ПЭГ), было обнаружено аналогичное увеличение содержания Bacteroides .В этом исследовании индукция легкой осмотической диареи путем введения ПЭГ вызвала долгосрочные изменения микробиома кишечника, временное нарушение слизистого барьера и последующие врожденные и адаптивные иммунные ответы.40 После введения ПЭГ семейство S24-7 (в пределах отряд Bacteroidales) исчез и был полностью заменен вырастанием семейства Bacteroidaceae. Этот эффект был постоянным, если не было заменено семейство S24-7. Другие таксоны, такие как Verrucomicrobia и Gammaproteobacteria, показали временные изменения, но в конечном итоге вернулись к исходным уровням.Немногочисленные данные о пациентах, принимающих препараты для кишечника, также показали краткосрочные преходящие изменения в показателях разнообразия микробиома, но подробные исследования отсутствуют.41 Однако, учитывая данные, полученные на мышах, вполне вероятно, что использование слабительных имеет как краткосрочное, так и краткосрочное воздействие. долгосрочное воздействие на состав микробиома кишечника, которое не зависит от консистенции стула и количества бактерий в образце.

Дисбаланс кишечника, ВЗК и многое другое

В кишечнике триллионы микроорганизмов составляют микробиом кишечника.Ваш желудочно-кишечный тракт является домом для многих бактерий, грибков и вирусов. Впрочем, это не плохо. Все эти микроорганизмы поддерживают здоровье кишечника. Когда они выходят из равновесия, возникает дисбактериоз.

Как возникает дисбактериоз?

Когда ваше здоровье кишечника становится несбалансированным и возникает дисбактериоз, у вас больше шансов заболеть желудком и другими заболеваниями. К этим состояниям относятся:

Ваш кишечник более уязвим к болезням и другим состояниям здоровья, когда он находится в состоянии дисбактериоза.Изменения кишечного микробиома, также называемого кишечной флорой, могут происходить из-за того, что различные организмы в кишечнике находятся на неправильном уровне. Другая причина в том, что флора имеет другие функции или изменилось их производство.

Когда микробиом кишечника теряет разнообразие бактерий, это может увеличить риск развития хронического заболевания. Повышенный риск также может быть связан с вашим возрастом. По мере того, как вы становитесь старше, микробиом кишечника может не быть хорошо связан с вашим желудочно-кишечным трактом и иммунной системой.

Важность здоровья кишечника

Здоровый кишечник играет важную роль в защите вашего желудочно-кишечного тракта. Чтобы иметь здоровый микробиом, у вас должны быть защитные и вредных бактерий. Этот баланс поддерживает правильную работу желудочно-кишечного тракта. Правильное количество бактерий в вашей флоре помогает регулировать количество бактерий.

Если синхронизация выйдет из строя, у вас могут возникнуть проблемы с желудком, что может привести к другим заболеваниям.

Типы дисбактериоза

Существует три типа дисбактериоза.В большинстве случаев у вас могут быть все три типа дисбактериоза. Это не редкость. К этим типам дисбактериоза относятся:

Тип 1. Эта форма дисбактериоза возникает, когда вы теряете полезные бактерии из кишечника.

Тип 2. Когда в желудке слишком много вредных бактерий, возникает этот тип дисбактериоза.

Тип 3. Дисбиоз также может возникнуть, когда вы потеряете общее разнообразие кишечного микробиома.Это означает, что вы теряете как хорошие, так и вредные бактерии в желудке.

Ваш врач сможет помочь вам восстановить здоровье кишечника.

Влияние дисбактериоза на здоровье

Когда ваше тело находится в состоянии дисбактериоза, ваше здоровье может ухудшиться. От легких эффектов, таких как судороги, диарея и запор, до более серьезных хронических состояний, микробиом кишечника влияет на то, как вы преодолеете проблемы. Симптомы дисбактериоза включают:

  • Хроническая усталость
  • Проблемы с пищеварением
  • Проблемы с мочеиспусканием
  • Кислотный рефлюкс или изжога
  • Инфекции влагалища или прямой кишки или зуд
  • Пищевая непереносимость, газы и вздутие живота
  • Воспаление и вздутие живота
  • , кожная сыпь и псориаз
  • СДВГ или проблемы с концентрацией
  • Беспокойство или депрессия

Если у вас были эти симптомы более нескольких дней, вам следует обратиться к врачу.Чем дольше ваш кишечник находится в состоянии дисбактериоза, тем больше у вас проблем с хроническим заболеванием. Ваш врач должен обратиться к вам, если вы недавно перенесли СРК, гастроэнтерит или пищевое отравление и столкнулись с этими проблемами.

Заболевания, связанные с дисбактериозом

Дисбиоз может вызывать целый ряд хронических заболеваний и состояний. Эти состояния включают, но не ограничиваются ими:

Если вы считаете, что испытываете какое-либо из этих состояний, вам следует немедленно поговорить со своим врачом, чтобы вылечить основное заболевание.Иногда бывает трудно диагностировать дисбактериоз как основную причину некоторых из этих состояний, особенно при таких состояниях, как аутизм. Ваш врач поможет вам сделать следующие шаги для вас или вашего ребенка.

Общие сведения о ВЗК и дисбактериозе

ВЗК — это кишечное заболевание, которое вызывает воспаление в желудочно-кишечном тракте. Это распространенное заболевание, которым страдают миллионы людей в США. Исследования показали, что дисбактериоз связан с ВЗК. Исследования показывают, что когда микробиом кишечника не сбалансирован, у вас может быть больше проблем с желудком.

Когда микробиом кишечника поражен ВЗК или другими желудочно-кишечными заболеваниями, может быть трудно снова восстановить правильный баланс в желудочно-кишечном тракте. Вот почему вам понадобится врач, чтобы назначить правильные антибиотики или пробиотики. Лечение будет зависеть от того, какой у вас тип дисбактериоза и есть ли у вас несколько типов.

Если у вас проблемы с желудком или вы испытываете вышеперечисленные симптомы, вам следует поговорить со своим врачом. Они смогут помочь вам диагностировать первопричину вашего состояния, которое обычно может привести к дисбактериозу.

Дисбактериоз — обзор | Темы ScienceDirect

36.5.2 Дисбиоз

Дисбиоз часто определяют как «дисбаланс» микробного сообщества кишечника, связанный с заболеванием. Этот дисбаланс может быть вызван приростом или потерей членов сообщества или изменениями в относительной численности микробов. Эта теория в первую очередь фокусируется на изменениях в таксономическом составе микробного сообщества и функциях, связанных с отдельными членами или подмножествами членов сообщества. 126 Характеристика дисбактериоза традиционно основывалась на таксономических каталогах кишечных микробов, созданных у разных людей в единичные моменты времени с использованием секвенирования 16S или 18S рРНК. 127 Более недавние попытки были попытаться каталогизировать не виды микробов, а скорее микробные гены в кишечнике с использованием метагеномики дробовика. 128,129 Таксономическая характеристика или генетический состав сообщества затем используется для вывода его функций на основе литературных данных исследований с использованием эталонных штаммов микробов.Обычно эти модельные микробы изучаются как отдельные организмы и часто in vitro, чтобы получить эти функциональные данные.

Огромное количество исследований выявило значительные различия в таксономическом составе кишечных микробных сообществ между пациентами с ВЗК и здоровыми людьми из контрольной группы. 130 Эти различия были выявлены в бактериальном, грибковом и вирусном компонентах сообщества. 131,132 Однако конкретные таксономические различия микробов широко варьируются в зависимости от исследований, и окончательная структура сообщества, связанного с заболеванием, не установлена.Это может быть связано с большими различиями в составе микробного сообщества кишечника среди людей и / или с техническими различиями между исследованиями. Поэтому пока неясно, как определить дисбактериоз и диагностировать «дисбиотическое сообщество». Также неясно, является ли дисбактериоз причиной, следствием или одновременно причиной и следствием заболевания, поскольку воспаление само по себе может приводить к изменениям в составе микробного сообщества в кишечнике. 133

Дисбактериоз может вызывать или способствовать ВЗК несколькими способами.Это может привести к появлению одного или нескольких микробов с функциями, вредными для хозяина, или потере одного или нескольких микробов с функциями, полезными для хозяина. Поскольку многие микробы в кишечном сообществе имеют важные функциональные отношения друг с другом, изменения небольшого числа микробов и / или их функций могут иметь широкое влияние на сообщество. Конкретные функции, которые могут представлять интерес, включают изменения доступности ниш или характеристик, которые влияют на принятие или устойчивость к колонизации, изменения в микробных продуктах или физических характеристиках, которые изменяют взаимодействия между бактериями или с хозяином, и изменения в сообществе, которые активируют механизмы вирулентности в в противном случае комменсальные микробы.Наиболее устойчивой характеристикой микробных сообществ больных пациентов является потеря таксономического разнообразия. 134 Однако снова неясно, является ли потеря биоразнообразия в кишечнике причиной или следствием заболевания. Также в настоящее время неясно, как такая потеря разнообразия сама по себе может привести к болезни, тем более что животные-гнотобиоты, колонизированные одним или небольшим количеством микробов, не проявляют болезни, связанной с колонизацией только ограниченным сообществом. Это говорит о том, что конкретные микробы в сообществе и их функции имеют первостепенное значение.

Состав и поведение микробного сообщества чрезвычайно чувствительны к окружающей среде. 9 Среда кишечного микробного сообщества состоит как из компонентов, полученных из организма хозяина, так и из проглоченных веществ. Каждый из этих факторов может иметь огромное влияние на состав и поведение кишечного микробного сообщества. Компоненты, производные от хозяина, определяются генетикой хозяина и, возможно, воздействием диеты или других потребляемых веществ непосредственно на хозяина. Наиболее хорошо охарактеризованными детерминантами состава и поведения микробного сообщества-хозяина являются системы противомикробной защиты хозяина.Когда эти системы нарушаются из-за генетического нокаута отдельных компонентов у модельных животных, возникает дисбиоз. 135 Проглоченное содержимое просвета кишечника в основном происходит с пищей. Вклад диеты в микробный дисбактериоз представляет особый интерес для многих исследователей, поскольку ВЗК распространяется вместе с распространением западного образа жизни по всему миру, а западная диета сильно отличается от традиционных диет в незападнических обществах. 136 Пищевые компоненты состоят из макроэлементов, таких как жиры и сахара, микроэлементов, таких как витамины и минералы, и непитательных компонентов, таких как диетические эмульгаторы.Западная диета, как правило, сильно переработана и содержит большое количество насыщенных жиров и простых сахаров. Было показано, что этот тип диеты способствует выработке метаболитов, вредных для тканей хозяина. 137 И наоборот, диета с низким содержанием субстратов, необходимых микробам для выработки метаболитов, способствующих здоровью тканей хозяина, также может способствовать развитию болезней. Например, неперевариваемые пищевые волокна используются микробами для производства короткоцепочечных жирных кислот, а пищевой триптофан используется для производства лигандов арилуглеводородных рецепторов, которые способствуют здоровью кишечника. 95,138 Наконец, диетические эмульгаторы часто добавляют в обработанные пищевые продукты для улучшения их текстуры или стабильности. In vitro эти соединения активируют образование фибр в E. coli , что приводит к прилипанию и повреждению тканей этими обычно комменсальными бактериями. 139 Было показано, что потребление диетических эмульгаторов in vivo вызывает дисбактериоз и обострение колита у мышей IL-10 — / — . 140 Другие типы экологического стресса, такие как введение антибиотиков, также могут привести к изменениям в микробном сообществе посредством прямого уничтожения микробов или горизонтального переноса генов. 141,142 Экологический стресс также может определять, ведут ли бактериофаги лизогенный или литический образ жизни. 143 Фаг-индуцированный лизис не только убивает бактерии, но и потенциально приводит к инфицированию новых бактериальных мишеней с изменением поведения этих бактерий.

Открытым вопросом в области дисбактериоза является важность того, когда происходят дисбиотические изменения в микробном сообществе. Кесарево сечение приводит к изменениям в ранних стадиях колонизации, а раннее введение антибиотиков может значительно нарушить развивающиеся сообщества. 144 Оба этих фактора были связаны с рядом иммуноопосредованных заболеваний в более позднем возрасте, но окончательных доказательств причинной связи или понимания механизмов все еще нет. 145 Кроме того, у многих пациентов развивается ВЗК без событий в раннем возрасте, которые могли бы вызвать дисбактериоз. Таким образом, дополнительные неизвестные события могут способствовать раннему, давнему дисбактериозу на момент постановки диагноза ВЗК, или более острые дисбиотические события также могут способствовать развитию ВЗК. Также ожидается, что тип дисбиотического события будет ключевым фактором в том, как дисбактериоз способствует развитию ВЗК.Остается определить, являются ли это широкими изменениями в сообществе или небольшими кардинальными изменениями в конкретных микробах. Эта неопределенность, по крайней мере частично, связана с техническими проблемами, которые могут переоценить значимость очень распространенных микробов и недооценить функциональную важность менее многочисленных членов сообщества. Технические ограничения доступных в настоящее время методов и данных также могут переоценить важность известных микробов с установленными функциональными данными по сравнению с неизвестными микробами, которые могут быть столь же важны для болезни.Наконец, до сих пор неизвестно, как дисбактериоз вызывает или способствует развитию ВЗК. Есть некоторые свидетельства того, что определенные дисбиотические микробные сообщества могут вызывать заболевание у нормальных хозяев. 146 Однако есть гораздо более убедительные доказательства того, что дисбактериоз работает в сочетании с дополнительными факторами, такими как лежащая в основе генетическая предрасположенность или повреждение кишечника, вызывая заболевание. Например, перенос микробных сообществ от пациентов с ВЗК стерильным мышам не вызывает спонтанного колита. 69,70,146 Однако он, по-видимому, способствует развитию заболевания на моделях мышей, предрасположенных к заболеванию, таких как мыши IL-10 — / — или с химической индукцией колита. 69,70,146 Кроме того, дисбактериоз, связанный с диетами западного типа, по-видимому, допускает колонизацию организмами, ассоциированными с ВЗК. Свободные от зародышей мыши, колонизированные микробами от мышей, получавших диету с высоким содержанием жиров и сахара, имеют повышенную восприимчивость к колонизации AIEC. 147 Следовательно, дисбактериоз может по-разному влиять на разных хозяев в зависимости от природы дисбиотического сообщества и лежащих в основе генетической предрасположенности к заболеванию в хозяине.Независимо от того, возникает ли дисбактериоз первым и вызывает заболевание или он является результатом болезни, однажды возникнув, он почти наверняка способствует сохранению болезни.

Систематический обзор: дисбактериоз кишечника человека, вызванный лекарствами, отпускаемыми по рецепту, не являющимися антибиотиками

Предпосылки: Глобальное употребление рецептурных лекарств непрерывно растет на протяжении десятилетий. Микробиом кишечника, ключевой фактор в состоянии здоровья, может быть изменен употреблением рецептурных лекарств, поскольку неоднократно описывалось, что антибиотики оказывают как краткосрочное, так и долгосрочное воздействие на микробиом кишечника.Цель: Подвести итоги текущих результатов об изменениях микробиома кишечника, не связанных с назначением антибиотиков, с уделением особого внимания наиболее часто назначаемым категориям терапевтических препаратов. Методы: Мы провели систематический обзор, сначала выполнив поиск в онлайн-базах данных проиндексированных статей и рефератов в соответствии с рекомендациями PRISMA. Были включены исследования, оценивающие изменения микробиома кишечника, связанные с ингибиторами протонной помпы (ИПП), метформином, нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП), опиоидами, статинами и антипсихотиками.Мы включили только исследования с использованием молекулярных методов, не зависящих от культуры. Полученные результаты: Ингибиторы протонной помпы и антипсихотические препараты связаны с уменьшением α-разнообразия в микробиоме кишечника, тогда как опиоиды связаны с увеличением α-разнообразия. Метформин и НПВП не были связаны со значительными изменениями α-разнообразия. Было обнаружено, что β-разнообразие значительно изменяется при применении всех препаратов, кроме НПВП. Использование ИПП было связано с уменьшением Clotridiales и увеличением Actinomycetales, Micrococcaceae и Streptococcaceae, которые представляют собой изменения, которые ранее были связаны с дисбактериозом и повышенной восприимчивостью к инфекции Clostridium difficile.Согласованные результаты показали, что ИПП, метформин, НПВП, опиоиды и нейролептики были связаны либо с увеличением количества представителей класса Gammaproteobacteria (включая Enterobacter, Escherichia, Klebsiella и Citrobacter), либо членов семейства Enterococcaceae, которые часто являются патогенами, изолированными от инфекций кровотока в критических условиях. больные пациенты. Мы также обнаружили, что лечение антипсихотиками, обычно связанное с увеличением индекса массы тела, характеризовалось снижением соотношения Bacteroidetes: Firmicutes в микробиоме кишечника, что напоминает тенденции, наблюдаемые у пациентов с ожирением.Выводы: Лекарства, отпускаемые по рецепту, не содержащие антибиотиков, оказывают заметное влияние на общую архитектуру кишечного микробиома. Дальнейшие исследования должны быть направлены на определение биомаркеров дисбактериоза, вызванного определенными лекарствами, и, возможно, адаптировать живые биотерапевтические препараты для борьбы с этим дисбактериозом, вызванным лекарствами. Многие другие часто назначаемые препараты также должны быть исследованы, чтобы лучше понять связь между этими препаратами, микробиомом и состоянием здоровья.

Дисбиоз микробиома кишечника и легких играет роль в развитии астмы

  • 1.

    Бокулич Н.А., Чанг Дж., Батталья Т., Хендерсон Н., Джей М., Ли Х, Д. Либер А., Ву Ф, Перес-Перес Г.И., Чен И., Швейцер В., Чжэн Х, Контрерас М., Домингес-Белло М.Г., Блейзер М.Дж. (2016) Антибиотики, способ рождения и диета влияют на созревание микробиома в молодом возрасте. Sci Transl Med 8: 343ra82

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 2.

    Эге MJ (2017) Гипотеза гигиены в эпоху микробиома.Ann Am Thorac Soc 14: S348 – SS53

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 3.

    Генсоллен Т., Айер С.С., Каспер Д.Л., Блумберг Р.С. (2016) Как колонизация микробиотой в раннем возрасте формирует иммунную систему. Science 352: 539–544

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 4.

    Morgan XC, Huttenhower C (2012) Глава 12: Анализ микробиома человека.PLoS Comput Biol 8: e1002808

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Sokolowska M, Frei R, Lunjani N, Akdis CA, O’Mahony L (2018) Микробиом и астма. Asthma Res Pract 4: 1

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 6.

    Huffnagle GB, Dickson RP, Lukacs NW (2017) Микробиом дыхательных путей и воспаление легких: улица с двусторонним движением.Mucosal Immunol 10: 299–306

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 7.

    Диксон Р.П., Эрб-Даунворд Дж. Р., Мартинес Ф. Дж., Хаффнагл, Великобритания (2016) Микробиом и дыхательные пути. Annu Rev Physiol 78: 481–504

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 8.

    Legatzki A, Rosler B, von Mutius E (2014) Разнообразие микробиома и риск астмы и аллергии.Curr Allergy Asthma Rep 14: 466

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 9.

    Weiss ST, Litonjua AA (2015) Витамин D, микробиом кишечника и гигиеническая гипотеза. Как начинается астма? Am J Respir Crit Care Med 191: 492–493

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 10.

    Mathieu E, Escribano-Vazquez U, Descamps D, Cherbuy C, Langella P, Riffault S, Remot A, Thomas M (2018) Парадигмы функций микробиоты легких в отношении здоровья и болезней, в частности, при астме.Front Physiol 9: 1168

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 11.

    Проект микробиома человека, C (2012) Структура, функции и разнообразие микробиома здорового человека. Nature 486: 207–214

    Статья CAS Google ученый

  • 12.

    Деуренберг Р.Х., Батхорн Э., Хлебович М.А., Коуто Н., Фердоус М., Гарсия-Кобос С., Коистра-Смид А.М., Раангс Е.С., Розема С., Вело А.С., Чжоу К., Фридрих А.В., Россен Дж. У. (2017 г. ) Применение секвенирования нового поколения в клинической микробиологии и профилактике инфекций.J Biotechnol 243: 16–24

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Козик А.Дж., Хуанг Ю.Дж. (2019) Микробиом при астме: роль в патогенезе, фенотипе и ответе на лечение. Ann Allergy Asthma Immunol 122: 270–275

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 14.

    Hilty M, Burke C, Pedro H, Cardenas P, Bush A, Bossley C, Davies J, Ervine A, Poulter L, Pachter L, Moffatt MF, Cookson WO (2010) Беспорядочные микробные сообщества в астматических дыхательных путях .PLoS One 5: e8578

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 15.

    Bassis CM, Erb-Downward JR, Dickson RP, Freeman CM, Schmidt TM, Young VB, Beck JM, Curtis JL, Huffnagle GB (2015) Анализ микробиоты верхних дыхательных путей как источника легких и желудочные микробиоты у здоровых людей. MBio 6: e00037

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 16.

    Сегал Л.Н., Алексеенко А.В., Клементе Дж. К., Кулькарни Р., Ву Б., Гао З., Чен Х, Бергер К. И., Голдринг Р. М., Ром В. Н., Блазер М. Дж., Вайден М. Д. (2013) Обогащение микробиома легких надгортанными таксонами связано с увеличением легочное воспаление. Микробиом 1:19

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 17.

    Венкатараман А., Бассис С.М., Бек Дж. М., Янг В. Б., Кертис Дж. Л., Хаффнагл Г. Б., Шмидт Т. М. (2015) Применение модели нейтрального сообщества для оценки структурирования микробиома легких человека.MBio 6

  • 18.

    Dickson RP, Martinez FJ, Huffnagle GB (2014) Роль микробиома в обострениях хронических заболеваний легких. Ланцет 384: 691–702

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 19.

    Jensen-Jarolim E (2014) Сравнительная медицина — анатомия и физиология. Springer, Вена

    Google ученый

  • 20.

    Хан С., Маллампалли Р.К. (2015) Роль сурфактанта в заболевании легких и защите организма от легочных инфекций. Ann Am Thorac Soc 12: 765–774

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 21.

    Marsh RL, Kaestli M, Chang AB, Binks MJ, Pope CE, Hoffman LR, Smith-Vaughan HC (2016) Микробиота бронхоальвеолярного лаважа у маленьких детей с хроническим заболеванием легких включает таксоны, присутствующие в ротоглотке. и носоглотка.Микробиом 4:37

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 22.

    Lal CV, Travers C, Aghai ZH, Eipers P, Jilling T, Halloran B, Carlo WA, Keeley J, Rezonzew G, Kumar R, Morrow C, Bhandari V, Ambalavanan N (2016) Микробиом дыхательных путей при рождении. Sci Rep 6: 31023

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 23.

    Arrieta MC, Stiemsma LT, Dimitriu PA, Thorson L, Russell S, Yurist-Doutsch S, Kuzeljevic B, Gold MJ, Britton HM, Lefebvre DL, Subbarao P, Mandhane P, Becker A, McNagny KM, Sears MR, Kollmann T. , Investigators CS, Mohn WW, Turvey SE, Finlay BB (2015) Микробные и метаболические изменения в раннем младенчестве влияют на риск детской астмы. Sci Transl Med 7: 307ra152

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 24.

    Biesbroek G, Tsivtsivadze E, Sanders EA, Montijn R, Veenhoven RH, Keijser BJ, Bogaert D (2014) Ранний состав респираторной микробиоты определяет паттерны бактериальной сукцессии и респираторное здоровье у детей. Am J Respir Crit Care Med 190: 1283–1292

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 25.

    Teo SM, Mok D, Pham K, Kusel M, Serralha M, Troy N, Holt BJ, Hales BJ, Walker ML, Hollams E, Bochkov YA, Grindle K, Johnston SL, Gern JE, Sly PD , Holt PG, Holt KE, Inouye M (2015) Микробиом носоглотки младенца влияет на тяжесть инфекции нижних дыхательных путей и риск развития астмы.Клеточный микроб-хозяин 17: 704–715

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 26.

    Korten I, Mika M, Klenja S, Kieninger E, Mack I, Barbani MT, Gorgievski M, Frey U, Hilty M, Latzin P (2016) Взаимодействие респираторных вирусов и носовой микробиоты в течение первого года жизни здоровых младенцев. mSphere 1: e00312 – e00316

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 27.

    Рот-Вальтер Ф., Адкок И.М., Бенито-Виллалвилла С., Бьянкини Р., Бьермер Л., Карамори Дж., Кари Л., Чунг К.Ф., Диамант З., Эгуилуз-Грасиа I, Кнол Е.Ф., Колиос АГА, Леви-Шаффер Ф., Ночентини Г. , Palomares O, Puzzovio PG, Redegeld FA, van Esch B, Stellato C (2019) Сравнение биологических препаратов и низкомолекулярных препаратов для лечения хронических респираторных заболеваний: рабочая группа EAACI по позиционному документу по иммунофармакологии. Аллергия 74: 432–448

    Статья. PubMed PubMed Central Google ученый

  • 28.

    Groves HT, Cuthbertson L, James P, Moffatt MF, Cox MJ, Tregoning JS (2018) Респираторное заболевание, вызванное вирусной инфекцией легких, изменяет микробиоту кишечника мышей. Фронт Иммунол 9: 182

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 29.

    Pulvirenti G, Parisi GF, Giallongo A, Papale M, Manti S, Savasta S, Licari A, Marseglia GL, Leonardi S (2019) Микробиота нижних дыхательных путей. Front Pediatr 7: 393

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 30.

    Макколи, К., Дурак, Дж., Валладарес, Р., Фадрош, Д.У., Лин, Д.Л., Калатрони, А, Лебо, П.К., Тран, HT, Фуджимура, К.Е., Ламере, Б., Мерана, Г., Линч, К., Коэн , RT, Pongracic, J, Khurana Hershey, GK, Kercsmar, CM, Gill, M, Liu, AH, Kim, H, Kattan, M, Teach, SJ, Togias, A, Boushey, HA, Gern, JE, Jackson, DJ, Lynch, SV, Национальный институт, A, Inner-City Asthma, спонсируемая инфекционными заболеваниями, C (2019) Определенные бактериальные микробиоты носовых дыхательных путей по-разному связаны с обострением у педиатрических пациентов с астмой.J Allergy Clin Immunol 144: 1187–1197

  • 31.

    Teo SM, Tang HHF, Mok D, Judd LM, Watts SC, Pham K, Holt BJ, Kusel M, Serralha M, Troy N, Bochkov YA, Grindle K , Lemanske RF Jr, Johnston SL, Gern JE, Sly PD, Holt PG, Holt KE, Inouye M (2018) Динамика микробиоты дыхательных путей открывает критическое окно для взаимодействия патогенных бактерий и аллергии при респираторных заболеваниях у детей. Клеточный микроб-хозяин 24 (341–52): e5

    Google ученый

  • 32.

    Robinson PFM, Pattaroni C, Cook J, Gregory L, Alonso AM, Fleming LJ, Lloyd CM, Bush A, Marsland BJ, Saglani S (2019) Микробиота нижних дыхательных путей связана с воспалительным фенотипом при тяжелом хрипе дошкольного возраста. J Allergy Clin Immunol 143 (1607–10): e3

    Google ученый

  • 33.

    Хуанг YJ, Boushey HA (2015) Микробиом при астме. J Allergy Clin Immunol 135: 25–30

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 34.

    Goleva E, Jackson LP, Harris JK, Robertson CE, Sutherland ER, Hall CF, Good JT Jr, Gelfand EW, Martin RJ, Leung DY (2013) Влияние микробиома дыхательных путей на реакцию кортикостероидов при астме. Am J Respir Crit Care Med 188: 1193–1201

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 35.

    Хуанг Ю.Дж., Нельсон К.Э., Броди Э.Л., Десантис Т.З., Бэк М.С., Лю Дж., Войке Т., Аллгайер М., Бристоу Дж., Винер-Крониш Дж. П., Сазерленд Э. Р., Кинг Т. С., Ичитович Н., Мартин Р. Дж., Calhoun WJ, Castro M, Denlinger LC, Dimango E, Kraft M, Peters SP, Wasserman SI, Wechsler ME, Boushey HA, Lynch SV, National Heart L, Клинические исследования астмы Института крови, N (2011) Микробиота дыхательных путей и гиперчувствительность бронхов в пациенты с плохо контролируемой астмой.J Allergy Clin Immunol 127 (372–81): e1 – e3

    Google ученый

  • 36.

    van Nimwegen FA, Penders J, Stobberingh EE, Postma DS, Koppelman GH, Kerkhof M, Reijmerink NE, Dompeling E, van den Brandt PA, Ferreira I, Mommers M, Thijs C (2011) Режим и место родоразрешения, микробиоты желудочно-кишечного тракта и их влияние на астму и атопию. J Allergy Clin Immunol 128 (948–55): e1 – e3

    Google ученый

  • 37.

    Stiemsma LT, Arrieta MC, Dimitriu PA, Cheng J, Thorson L, Lefebvre DL, Azad MB, Subbarao P, Mandhane P, Becker A, Sears MR, Kollmann TR, Canadian Healthy Infant Longitudinal Development Study, I, Mohn WW, Finlay BB, Turvey SE (2016) Сдвиги у Lachnospira и Clostridium sp. В 3-месячном стуле микробиом ассоциируется с астмой дошкольного возраста. Clin Sci (Lond) 130: 2199–2207

    Статья CAS Google ученый

  • 38.

    Chiu CY, Cheng ML, Chiang MH, Kuo YL, Tsai MH, Chiu CC, Lin G (2019) Бутират кишечного микробного происхождения обратно связан с реакциями IgE на аллергены при детской астме.Pediatr Allergy Immunol 30: 689–697

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 39.

    Durack J, Kimes NE, Lin DL, Rauch M, McKean M, McCauley K, Panzer AR, Mar JS, Cabana MD, Lynch SV (2018) Задержка развития микробиоты кишечника у младенцев с высоким риском астмы — это временно модифицируется добавлением Lactobacillus. Nat Commun 9: 707

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 40.

    Perez AC, Pang B, King LB, Tan L, Murrah KA, Reimche JL, Wren JT, Richardson SH, Ghandi U, Swords WE (2014) Размещение Streptococcus pneumoniae и Moraxella catarrhalis в полимикробной биопленке способствует устойчивости к антибиотикам и устойчивости бактерий естественным образом. Pathog Dis 70: 280–288

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 41.

    Bisgaard H, Hermansen MN, Buchvald F, Loland L, Halkjaer LB, Bonnelykke K, Brasholt M, Heltberg A, Vissing NH, Thorsen SV, Stage M, Pipper CB (2007) Детская астма после бактериальной колонизации дыхательные пути у новорожденных.N Engl J Med 357: 1487–1495

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 42.

    Bosch A, de Steenhuijsen Piters WAA, van Houten MA, Chu M, Biesbroek G, Kool J, Pernet P, de Groot PCM, Eijkemans MJC, Keijser BJF, Sanders EAM, Bogaert D (2017) Созревание респираторная микробиота младенцев, факторы окружающей среды и последствия для здоровья. Проспективное когортное исследование. Am J Respir Crit Care Med 196: 1582–1590

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 43.

    Toivonen L, Hasegawa K, Waris M, Ajami NJ, Petrosino JF, Camargo CA Jr, Peltola V (2019) Ранняя назальная микробиота и острые респираторные инфекции в первые годы жизни. Thorax 74: 592–599

    Статья Google ученый

  • 44.

    Depner M, Ege MJ, Cox MJ, Dwyer S, Walker AW, Birzele LT, Genuneit J, Horak E, Braun-Fahrlander C, Danielewicz H, Maier RM, Moffatt MF, Cookson WO, Heederik D, von Mutius E, Legatzki A (2017) Бактериальная микробиота верхних дыхательных путей и детская астма.J Allergy Clin Immunol 139 (826–34): e13

    Google ученый

  • 45.

    von Mutius E (2018) Интимные перекрестные помехи в нижних дыхательных путях в начале жизни. Клеточный микроб-хозяин 24: 758–759

    Статья CAS Google ученый

  • 46.

    Карр Т.Ф., Алкатиб Р., Крафт М. (2019) Микробиом в механизмах астмы. Clin Chest Med 40: 87–96

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 47.

    Marri PR, Stern DA, Wright AL, Billheimer D, Martinez FD (2013) Связанные с астмой различия в микробном составе индуцированной мокроты. J Allergy Clin Immunol 131 (346–52): e1 – e3

    Google ученый

  • 48.

    Taylor SL, Leong LEX, Choo JM, Wesselingh S, Yang IA, Upham JW, Reynolds PN, Hodge S, James AL, Jenkins C, Peters MJ, Baraket M, Marks GB, Gibson PG, Simpson JL , Rogers GB (2018) Воспалительные фенотипы у пациентов с тяжелой астмой связаны с особой микробиологией дыхательных путей.J Allergy Clin Immunol 141 (94–103): e15

    Google ученый

  • 49.

    Грин Б., Вириячайпорн С., Грейндж С., Роджерс Г.Б., Кехагис В., Лау Л., Кэрролл М.П., ​​Брюс К.Д., Ховарт П.Х. (2014) Потенциально патогенные бактерии дыхательных путей и нейтрофильное воспаление при устойчивой к лечению тяжелой астме. PLoS One 9: e100645

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 50.

    Durack J, Lynch SV, Nariya S, Bhakta NR, Beigelman A, Castro M, Dyer AM, Israel E, Kraft M, Martin RJ, Mauger DT, Rosenberg SR, Sharp-King T, White SR, Woodruff PG, Avila PC , Denlinger LC, Holguin F, Lazarus SC, Lugogo N, Moore WC, Peters SP, Que L, Smith LJ, Sorkness CA, Wechsler ME, Wenzel SE, Boushey HA, Huang YJ, National Heart L, Институт крови, A (2017 ) Особенности бактериального микробиома бронхов, связанные с атопией, астмой и чувствительностью к лечению ингаляционными кортикостероидами.J Allergy Clin Immunol 140: 63–75

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 51.

    Abrahamsson TR, Jakobsson HE, Andersson AF, Bjorksten B, Engstrand L, Jenmalm MC (2014) Низкое разнообразие кишечной микробиоты в раннем младенчестве предшествует астме в школьном возрасте. Clin Exp Allergy 44: 842–850

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 52.

    Dang AT, Marsland BJ (2019) Микробы, метаболиты и ось кишечник-легкие. Mucosal Immunol 12: 843–850

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 53.

    Tulic MK, Piche T, Verhasselt V (2016) Перекрестный разговор легких и кишечника: доказательства, механизмы и последствия для воспалительных заболеваний слизистой оболочки. Clin Exp Allergy 46: 519–528

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 54.

    Stokholm J, Blaser MJ, Thorsen J, Rasmussen MA, Waage J, Vinding RK, Schoos AM, Kunoe A, Fink NR, Chawes BL, Bonnelykke K, Brejnrod AD, Mortensen MS, Al-Soud WA, Sorensen SJ, Bisgaard H (2018) Созревание микробиома кишечника и риск астмы в детстве. Nat Commun 9: 141

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 55.

    Wang H, Liu JS, Peng SH, Deng XY, Zhu DM, Javidiparsijani S, Wang GR, Li DQ, Li LX, Wang YC, Luo JM (2013) Перекрестные помехи между кишечником и легкими при поражении легких с воспалительным процессом заболевания кишечника.World J Gastroenterol 19: 6794–6804

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 56.

    Braun-Fahrlander C, Gassner M, Grize L, Neu U, Sennhauser FH, Varonier HS, Vuille JC, Wuthrich B (1999) Распространенность сенной лихорадки и аллергической сенсибилизации у детей фермеров и их сверстников, живущих в та же сельская община. Команда SCARPOL Швейцарское исследование детской аллергии и респираторных симптомов в отношении загрязнения воздуха Clin Exp Allergy 29: 28–34

    CAS Google ученый

  • 57.

    Douwes J, Travier N, Huang K, Cheng S, McKenzie J, Le Gros G, von Mutius E, Pearce N (2007) Пожизненное воздействие на ферму может значительно снизить риск астмы у взрослых. Аллергия 62: 1158–1165

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 58.

    Loss G, Apprich S, Waser M, Kneifel W, Genuneit J, Buchele G, Weber J, Sozanska B, Danielewicz H, Horak E, van Neerven RJ, Heederik D, Lorenzen PC, von Mutius E, Braun-Fahrlander C, group, GS (2011) Защитный эффект потребления молока с фермы на астму и атопию у детей: исследование GABRIELA.J Allergy Clin Immunol 128 (766–73): e4

    Google ученый

  • 59.

    Waser, M, Michels, KB, Bieli, C, Floistrup, H, Pershagen, G, von Mutius, E, Ege, M, Riedler, J, Schram-Bijkerk, D, Brunekreef, B, van Hage, M, Lauener, R, Braun-Fahrlander, C, team, PS (2007) Обратная связь потребления молока на ферме с астмой и аллергией у сельского и пригородного населения по всей Европе. Clin Exp Allergy 37: 661–670

  • 60.

    Ege MJ, Frei R, Bieli C, Schram-Bijkerk D, Waser M, Benz MR, Weiss G, Nyberg F, van Hage M, Pershagen G, Brunekreef B, Riedler J, Lauener R, Braun-Fahrlander C, von Mutius E, team, PS (2007) Не все сельскохозяйственные среды защищают от развития астмы и хрипов у детей.J Allergy Clin Immunol 119: 1140–1147

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 61.

    Stein MM, Hrusch CL, Gozdz J, Igartua C, Pivniouk V, Murray SE, Ledford JG, Marques Dos Santos M, Anderson RL, Metwali N, Neilson JW, Maier RM, Gilbert JA, Holbreich M, Thorne PS, Martinez FD, von Mutius E, Vercelli D, Ober C, Sperling AI (2016) Врожденный иммунитет и риск астмы у фермерских детей амишей и гуттеритов. N Engl J Med 375: 411–421

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 62.

    Muller-Rompa, SEK, Markevych, I, Hose, AJ, Loss, G, Wouters, IM, Genuneit, J, Braun-Fahrlander, C, Horak, E, Boznanski, A, Heederik, D, von Mutius, E, Heinrich, J, Ege, MJ, Group, GS (2018) Подход к защитному эффекту фермы от астмы путем геокодирования: хорошие фермы и лучшие фермы. Pediatr Allergy Immunol 29: 275–282

    Статья Google ученый

  • 63.

    Обер С., Сперлинг А.И., фон Мутиус Э., Верчелли Д. (2017) Иммунное развитие и окружающая среда: уроки от детей амишей и гуттеритов.Curr Opin Immunol 48: 51–60

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 64.

    Tantoco JC, Elliott Bontrager J, Zhao Q, DeLine J, Seroogy CM (2018) У амишей уменьшилось количество астмы и аллергических заболеваний по сравнению с меннонитами старого порядка. Ann Allergy Asthma Immunol 121 (252–3): e1

    Google ученый

  • 65.

    Тимм С., Фриденберг М., Абрамсон М.Дж., Бертельсен Р.Дж., Брабак Л., Бенедиктсдоттир Б., Гисласон Т., Холм М., Янсон С., Джоги Р., Йоханнесен А., Ким Д.Л., Малиновски А., Мишра Дж., Мораталл Дж. , Sigsgaard T, Svanes C, Schlunssen V (2019) Астма и выборочная миграция из сельскохозяйственных угодий в когортном исследовании трех поколений.Eur J Epidemiol 34: 601–609

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 66.

    Кирьявайнен П.В., Карвонен А.М., Адамс Р.И., Таубель М., Ропонен М., Туоресмаки П., Потеря Г., Джаяпракаш Б., Депнер М., Эге М.Дж., Ренц Х., Пфефферле П.И., Шауб Б., Лауенер Р., Хиваринен А. , Knight R, Heederik DJJ, von Mutius E, Pekkanen J (2019) Домашняя микробиота, подобная ферме, в несельскохозяйственных домах защищает детей от развития астмы. Nat Med 25: 1089–1095

    Статья CAS Google ученый

  • 67.

    Hesselmar B, Hicke-Roberts A, Lundell AC, Adlerberth I, Rudin A, Saalman R, Wennergren G, Wold AE (2018) Содержание домашних животных в раннем возрасте снижает риск аллергии в зависимости от дозы. PLoS One 13: e0208472

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 68.

    Барберан А., Данн Р.Р., Райх Б.Дж., Пасифици К., Лабер Э.Б., Меннингер Х.Л., Мортон Дж. М., Хенли Дж. Б., Лефф Дж. В., Миллер С.Л., Фирер Н. (2015) Экология микроскопической жизни в домашней пыли.Proc Biol Sci 282

  • 69.

    Middelbos IS, Vester Boler BM, Qu A, White BA, Swanson KS, Fahey GC Jr (2010) Филогенетическая характеристика фекальных микробных сообществ собак, которых кормили диетами с добавлением пищевых волокон или без них, с использованием 454 пиросеквенирование. PLoS One 5: e9768

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 70.

    Song SJ, Lauber C, Costello EK, Lozupone CA, Humphrey G, Berg-Lyons D, Caporaso JG, Knights D, Clemente JC, Nakielny S, Gordon JI, Fierer N, Knight R (2013) Cohabiting члены семьи делятся микробиотой друг с другом и со своими собаками.Elife 2: e00458

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 71.

    Tun HM, Konya T, Takaro TK, Brook JR, Chari R, Field CJ, Guttman DS, Becker AB, Mandhane PJ, Turvey SE, Subbarao P, Sears MR, Scott JA, Kozyrskyj AL, Investigators CS (2017) Воздействие домашних пушистых домашних животных влияет на микробиоту кишечника младенца в возрасте 3-4 месяцев после различных сценариев рождения. Microbiome 5:40

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 72.

    фон Мутиус Э., Верчелли Д. (2010) Жизнь на ферме: влияние на детскую астму и аллергию. Nat Rev Immunol 10: 861–868

    Статья CAS Google ученый

  • 73.

    Debarry J, Hanuszkiewicz A, Stein K, Holst O, Heine H (2010) Аллергозащитные свойства Acinetobacter lwoffii F78 придает его липополисахарид. Allergy 65: 690–697

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 74.

    Froidure A, Pilette C (2016) От гипотезы гигиены до A20: защитный эффект эндотоксинов против развития астмы. Clin Exp Allergy 46: 192–193

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 75.

    Schuijs MJ, Willart MA, Vergote K, Gras D, Deswarte K, Ege MJ, Madeira FB, Beyaert R, van Loo G, Bracher F, von Mutius E, Chanez P, Lambrecht B.N, Hammad H ( 2015) Фермерская пыль и эндотоксин защищают от аллергии за счет индукции A20 в эпителиальных клетках легких.Science 349: 1106–1110

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 76.

    Frei R, Ferstl R, Roduit C, Ziegler M, Schiavi E, Barcik W, Rodriguez-Perez N, Wirz, OF, Wawrzyniak M, Pugin B, Nehrbass D, Jutel M, Smolinska S, Konieczna P , Bieli C, Loeliger S, Waser M, Pershagen G, Riedler J, Depner M, Schaub B, Genuneit J, Renz H, Pekkanen J, Karvonen AM, Dalphin JC, van Hage M, Doekes G, Akdis M, Braun-Fahrlander C, Akdis CA, von Mutius E, O’Mahony L, Lauener RP, Предотвращение факторов риска аллергии для сенсибилизации у детей, связанных с, F, Исследование антропософского образа жизни, g, Исследование защиты от аллергии в сельской местности / Механизмы раннего защитного воздействия по исследованию развития аллергии, g (2018) Воздействие немикробной N-гликолилнейраминовой кислоты защищает детей фермеров от воспаления дыхательных путей и колита.J Allergy Clin Immunol 141 (382–90): e7

    Google ученый

  • 77.

    Roth-Walter F, Pacios LF, Bianchini R, Jensen-Jarolim E (2017) Связь дефицита железа с аллергией: роль молекулярных аллергенов и микробиома. Металломика 9: 1676–1692

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 78.

    Roth-Walter F, Pacios LF, Gomez-Casado C, Hofstetter G, Roth GA, Singer J, Diaz-Perales A, Jensen-Jarolim E (2014) Главный аллерген коровьего молока, Bos d 5, манипулирует T — клетки-помощники в зависимости от их нагрузки железом, связанным с сидерофором.PLoS One 9: e104803

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 79.

    Hufnagl K, Ghosh D, Wagner S, Fiocchi A, Dahdah L, Bianchini R, Braun N, Steinborn R, Hofer M, Blaschitz M, Roth GA, Hofstetter G, Roth-Walter F, Pacios LF, Jensen-Jarolim E (2018) Ретиноевая кислота предотвращает иммуногенность липокалина Bos d 5 молока за счет связывания с его иммунодоминантным Т-клеточным эпитопом. Sci Rep 8: 1598

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 80.

    Singh V, Yeoh BS, Chassaing B, Zhang B, Saha P, Xiao X, Awasthi D, Shashidharamurthy R, Dikshit M, Gewirtz A, Vijay-Kumar M (2016) Индуцируемый микробиотой врожденный иммунный, связывающий сидерофор белок липокалин 2 — это критически важен для гомеостаза кишечника. Cell Mol Gastroenterol Hepatol 2 (482–98): e6

    Google ученый

  • 81.

    Pawlowski M, Jerzynska J, Podlecka D, Stelmach W, Majak P, Stelmach I (2017) Эффективность иммунотерапии у детей зависит от места проживания — пилотное исследование.Allergol Immunopathol (Madr) 45: 272–275

    Статья CAS Google ученый

  • 82.

    Ege MJ, Bieli C, Frei R, van Strien RT, Riedler J, Ublagger E, Schram-Bijkerk D, Brunekreef B, van Hage M, Scheynius A, Pershagen G, Benz MR, Lauener R, von Mutius E, Braun-Fahrlander C, Parsifal Study, t (2006) Пренатальное воздействие на ферму связано с экспрессией рецепторов врожденного иммунитета и с атопической сенсибилизацией у детей школьного возраста.J Allergy Clin Immunol 117: 817–823

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 83.

    Финкина Е.И., Мельникова Д.Н., Богданов И.В., Овчинникова Т.В. (2017) Белки, связанные с патогенезом растений PR-10 и PR-14 как компоненты системы врожденного иммунитета и повсеместные аллергены. Curr Med Chem 24: 1772–1787

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 84.

    Roth-Walter F, Gomez-Casado C, Pacios LF, Mothes-Luksch N, Roth GA, Singer J, Diaz-Perales A, Jensen-Jarolim E (2014) Bet v 1 из пыльцы березы представляет собой липокалин-подобный белок, действующий как аллерген, только если он лишен железа, способствуя развитию лимфоцитов Th3. J Biol Chem 289: 17416–17421

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 85.

    Bulgarelli D, Schlaeppi K, Spaepen S, Ver Loren van Themaat E, Schulze-Lefert P (2013) Структура и функции бактериальной микробиоты растений.Анну Рев Завод Биол 64: 807–838

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 86.

    Manirajan B, Ratering S, Rusch V, Schwiertz A, Geissler-Plaum R, Cardinale M, Schnell S (2016) Бактериальная микробиота, связанная с цветочной пыльцой, зависит от типа опыления и демонстрирует высокую степень разнообразия и видовая специфика. Environ Microbiol 18: 5161–5174

    Статья Google ученый

  • 87.

    Obersteiner A, Gilles S, Frank U, Beck I, Haring F, Ernst D, Rothballer M, Hartmann A, Traidl-Hoffmann C, Schmid M (2016) Микробиом, связанный с пыльцой, коррелирует с параметрами загрязнения и аллергенностью пыльцы. PLoS One 11: e0149545

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 88.

    Oteros J, Bartusel E, Alessandrini F, Nunez A, Moreno DA, Behrendt H, Schmidt-Weber C, Traidl-Hoffmann C, Buters J (2019) Пыльца артемизии является основным переносчиком эндотоксина в воздухе.J Allergy Clin Immunol 143 (369–77): e5

    Google ученый

  • 89.

    Tripathy S, Tunno BJ, Michanowicz DR, Kinnee E, Shmool JLC, Gillooly S, Clougherty JE (2019) Гибридное регрессионное моделирование землепользования для оценки пространственно-временного воздействия PM2,5, BC и металлических компонентов через мегаполис со сложным рельефом и промышленными источниками. Sci Total Environ 673: 54–63

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 90.

    Li X, Sun Y, An Y, Wang R, Lin H, Liu M, Li S, Ma M, Xiao C (2019) Загрязнение воздуха в зимний период и микробный дисбаланс дыхательных путей у здорового молодого населения на северо-востоке Китая. Environ Pollut 246: 972–979

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 91.

    Chotirmall SH, Gellatly SL, Budden KF, Mac Aogain M, Shukla SD, Wood DL, Hugenholtz P, Pethe K, Hansbro PM (2017) Микробиомы в респираторном здоровье и болезнях: азиатско-тихоокеанская перспектива.Респирология 22: 240–250

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 92.

    Budden KF, Shukla SD, Rehman SF, Bowerman KL, Keely S, Hugenholtz P, Armstrong-James DPH, Adcock IM, Chotirmall SH, Chung KF, Hansbro PM (2019) Функциональные эффекты микробиоты в хроническом респираторная инфекция. Lancet Respir Med

  • 93.

    Gao H, Shu Q, Chen J, Fan K, Xu P, Zhou Q, Li C, Zheng H (2019) Воздействие антибиотиков оказывает полозависимое воздействие на микробиоту кишечника и метаболизм коротких -цепочечные жирные кислоты и аминокислоты у мышей.mSystems 4: e00048 – e00019

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 94.

    Werbner M, Barsheshet Y, Werbner N, Zigdon M, Averbuch I, Ziv O, Brant B, Elliott E, Gelberg S, Titelbaum M, Koren O, Avni O (2019) Микробиота, чувствительная к социальному стрессу индуцирует стимуляцию аутореактивных эффекторных Т-хелперных клеток. mSystems: 4

  • 95.

    Le Bastard Q, Al-Ghalith GA, Gregoire M, Chapelet G, Javaudin F, Dailly E, Batard E, Knights D, Montassier E (2018) Систематический обзор: дисбактериоз кишечника человека, вызванный не — рецептурные антибиотики.Aliment Pharmacol Ther 47: 332–345

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 96.

    Scholl I, Untersmayr E, Bakos N, Roth-Walter F, Gleiss A, Boltz-Nitulescu G, Scheiner O, Jensen-Jarolim E (2005) Противоязвенные препараты способствуют оральной сенсибилизации и гиперчувствительности к аллергенам фундука в BALB / c мышей и человека. Am J Clin Nutr 81: 154–160

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 97.

    Жернакова А., Курилщиков А., Бондер М.Дж., Тигчелаар Е.Ф., Ширмер М., Ватанен Т., Муджаджич З., Вила А.В., Фалони Г., Виейра-Силва С., Ван Дж., Имханн Ф., Брандсма Э, Янкиперсадсинг С.А., Джоосенс ​​М., Сенит М.С. , Deelen P, Swertz MA, LifeLines cohort, s, Weersma RK, Feskens EJ, Netea MG, Gevers D, Jonkers D, Franke L, Aulchenko YS, Huttenhower C, Raes J, Hofker MH, Xavier RJ, Wijmenga C, Fu J (2016) Популяционный метагеномический анализ выявляет маркеры состава и разнообразия кишечного микробиома. Science 352: 565–569

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 98.

    Russell SL, Gold MJ, Reynolds LA, Willing BP, Dimitriu P, Thorson L, Redpath SA, Perona-Wright G, Blanchet MR, Mohn WW, Finlay BB, McNagny KM (2015) Перинатальные изменения микробиоты кишечника, вызванные антибиотиками, имеют дифференциальное воздействие на воспалительные заболевания легких. J Allergy Clin Immunol 135: 100–109

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 99.

    Oldenburg CE, Sie A, Coulibaly B, Ouermi L, Dah C, Tapsoba C, Barnighausen T, Ray KJ, Zhong L, Cummings S, Lebas E, Lietman TM, Keenan JD, Doan T (2018) Влияние обычно используемых детских антибиотиков на микробное разнообразие кишечника у детей дошкольного возраста в Буркина-фасо: рандомизированное клиническое исследование.Открытый форум Infect Dis 5: ofy289

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 100.

    Adami AJ, Bracken SJ, Guernsey LA, Rafti E, Maas KR, Graf J, Matson AP, Thrall RS, Schramm CM (2018) Антибиотики в раннем возрасте ослабляют генерацию регуляторных Т-клеток и увеличивают тяжесть мышей астма, вызванная клещами домашней пыли. Pediatr Res 84: 426–434

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 101.

    Jackson MA, Goodrich JK, Maxan ME, Freedberg DE, Abrams JA, Poole AC, Sutter JL, Welter D, Ley RE, Bell JT, Spector TD, Steves CJ (2016) Ингибиторы протонной помпы изменяют состав микробиоты кишечника. Gut 65: 749–756

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 102.

    Mishiro T, Oka K, Kuroki Y, Takahashi M, Tatsumi K, Saitoh T, Tobita H, Ishimura N, Sato S, Ishihara S, Sekine J, Wada K, Kinoshita Y (2018) Изменения микробиома полости рта здоровых добровольцев с ингибитором протонной помпы.J Gastroenterol Hepatol 33: 1059–1066

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 103.

    Naito Y, Kashiwagi K, Takagi T, Andoh A, Inoue R (2018) Дисбиоз кишечника, вторичный по отношению к использованию ингибиторов протонной помпы. Пищеварение 97: 195–204

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 104.

    Takagi T, Naito Y, Inoue R, Kashiwagi S, Uchiyama K, Mizushima K, Tsuchiya S, Okayama T, Dohi O, Yoshida N, Kamada K, Ishikawa T., Handa O, Konishi H, Okuda K , Tsujimoto Y, Ohnogi H, Itoh Y (2018) Влияние длительного использования ингибиторов протонной помпы на микробиоту кишечника: исследование случай-контроль с учетом возраста и пола.J Clin Biochem Nutr 62: 100–105

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 105.

    Ходзё М., Асахара Т., Нагахара А., Такеда Т., Мацумото К., Уэяма Х, Мацумото К., Асаока Д., Такахаси Т., Номото К., Ямасиро Ю., Ватанабэ С. (2018) Состав микробиоты кишечника до и после использование ингибиторов протонной помпы. Dig Dis Sci 63: 2940–2949

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 106.

    Миналян А., Габриелян Л., Скотт Д., Джейкобс Дж., Писенья Дж. Р. (2017) Микробиом желудка и кишечника: роль ингибиторов протонной помпы. Curr Gastroenterol Rep 19:42

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 107.

    Castellani C, Singer G, Kashofer K, Huber-Zeyringer A, Flucher C, Kaiser M, Till H (2017) Влияние ингибиторов протонной помпы на фекальный микробиом младенцев с гастроэзофагеальным рефлюксом — проспективный продольный интервенционное исследование.Front Cell Infect Microbiol 7: 444

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 108.

    Clooney AG, Bernstein CN, Leslie WD, Vagianos K, Sargent M, Laserna-Mendieta EJ, Claesson MJ, Targownik LE (2016) Сравнение микробиома кишечника между постоянными пользователями и непользователями ингибиторы протонной помпы. Aliment Pharmacol Ther 43: 974–984

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 109.

    Diesner SC, Bergmayr C, Pfitzner B, Assmann V, Krishnamurthy D, Starkl P, Endesfelder D, Rothballer M, Welzl G, Rattei T., Eiwegger T., Szepfalusi Z, Fehrenbach H, Jensen-Jarolim, A Pal, Hart Scholl I, Untersmayr E (2016) Особый состав микробиоты связан с защитой от пищевой аллергии в модели оральной иммунизации мышей. Clin Immunol 173: 10–18

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 110.

    McAleer JP, Kolls JK (2018) Вклад кишечного микробиома в иммунитет легких. Eur J Immunol 48: 39–49

    Статья CAS Google ученый

  • 111.

    Черникова Д., Юань И., Шейкер М. (2019) Профилактика аллергии с разнообразной и здоровой микробиотой: обновленная информация. Curr Opin Pediatr 31: 418–425

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 112.

    Obiakor CV, Tun HM, Bridgman SL, Arrieta MC, Kozyrskyj AL (2018) Связь между использованием антибиотиков в раннем возрасте и аллергическими заболеваниями у маленьких детей: последние выводы и их значение. Эксперт Рев Клин Иммунол 14: 841–855

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 113.

    Милликен С., Аллен Р.М., Ламонт РФ (2019) Роль антимикробного лечения во время беременности на микробиом кишечника новорожденных и развитие атопии, астмы, аллергии и ожирения в детстве.Мнение эксперта Drug Saf 18: 173–185

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 114.

    Loewen K, Monchka B, Mahmud SM, t Jong G, Azad MB (2018) Пренатальное воздействие антибиотиков и детская астма: популяционная. исследование Eur Respir J 52: 1702070

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 115.

    Mulder B, Pouwels KB, Schuiling-Veninga CC, Bos HJ, de Vries TW, Jick SS, Hak E (2016) Использование антибиотиков во время беременности и астмы у детей дошкольного возраста: влияние смешения.Clin Exp Allergy 46: 1214–1226

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 116.

    Домингес-Белло М.Г., Костелло Е.К., Контрерас М., Магрис М., Идальго Г., Фирер Н., Найт Р. (2010) Режим доставки формирует приобретение и структуру исходной микробиоты в различных средах обитания новорожденных. Proc Natl Acad Sci U S A 107: 11971–11975

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 117.

    Alm B, Goksor E, Pettersson R, Mollborg P, Erdes L, Loid P, Aberg N, Wennergren G (2014) Антибиотики в первую неделю жизни являются фактором риска аллергического ринита в школьном возрасте. Pediatr Allergy Immunol 25: 468–472

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 118.

    Taylor SL, Leong LEX, Mobegi FM, Choo JM, Wesselingh S, Yang IA, Upham JW, Reynolds PN, Hodge S, James AL, Jenkins C, Peters MJ, Baraket M, Marks GB, Gibson PG , Роджерс Г.Б., Симпсон Дж.Л. (2019) Азитромицин в течение длительного времени снижает уровень Haemophilus influenzae и повышает устойчивость к антибиотикам при тяжелой астме.Am J Respir Crit Care Med

  • 119.

    Segal LN, Clemente JC, Wu BG, Wikoff WR, Gao Z, Li Y, Ko JP, Rom WN, Blaser MJ, Weiden MD (2017) Рандомизированный, двойной слепой, плацебо-контролируемое испытание с азитромицином отбирает противовоспалительные микробные метаболиты в эмфизематозном легком. Thorax 72: 13–22

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 120.

    Donovan BM, Abreo A, Ding T, Gebretsadik T, Turi KN, Yu C, Ding J, Dupont WD, Stone CA, Hartert TV, Wu P (2019) Доза, время и тип детского антибиотика использование и риск детской астмы.Clin Infect Dis

  • 121.

    Lu J, Xiong L, Zhang X, Liu Z, Wang S, Zhang C, Zheng J, Wang G, Zheng R, Simpson JL, Wang F (2017) Роль дисбактериоза нижних дыхательных путей при астме: дисбактериоз и астма. Mediat Inflamm 2017: 38

    Google ученый

  • 122.

    Mitre E, Susi A, Kropp LE, Schwartz DJ, Gorman GH, Nylund CM (2018) Связь между использованием кислотоподавляющих препаратов и антибиотиков в младенчестве и аллергическими заболеваниями в раннем детстве.JAMA Pediatr 172: e180315

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 123.

    (2019) Глобальная инициатива по астме, отчет GINA: глобальная стратегия управления и профилактики астмы. https://ginasthma.org/wp-content/uploads/2019/06/GINA-2019-main-report-June-2019-wms.pdf По состоянию на 2 февраля 2020 г.

  • 124.

    Ganti L, Rosario J (2019 ) Улучшают ли антибиотики исходы у пациентов с обострениями астмы? Энн Эмерг Мед

  • 125.

    Denner DR, Sangwan N, Becker JB, Hogarth DK, Oldham J, Castillo J, Sperling AI, Solway J, Naureckas ET, Gilbert JA, White SR (2016) Кортикостероидная терапия и обструкция воздушного потока влияют на микробиом бронхов, который отличается от бронхоальвеолярный лаваж дыхательных путей при астме. J Allergy Clin Immunol 137 (1398–405): e3

    Google ученый

  • 126.

    Untersmayr E, Poulsen LK, Platzer MH, Pedersen MH, Boltz-Nitulescu G, Skov PS, Jensen-Jarolim E (2005) Влияние пищеварения желудка на аллергенность трески.J Allergy Clin Immunol 115: 377–382

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 127.

    Zhang H, DiBaise JK, Zuccolo A, Kudrna D, Braidotti M, Yu Y, Parameswaran P, Crowell MD, Wing R, Rittmann BE, Krajmalnik-Brown R (2009) Микробиота кишечника человека при ожирении и после обходной желудочный анастомоз. Proc Natl Acad Sci U S A 106: 2365–2370

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 128.

    Shakeri-Leidenmuhler S, Lukschal A, Schultz C, Bohdjalian A, Langer F, Birsan T, Diesner SC, Greisenegger EK, Scheiner O, Kopp T, Jensen-Jarolim E, Prager G, Untersmayr E (2015) Хирургическое устранение Переваривание желудка с помощью обходного желудочного анастомоза по Ру влияет на пищевую сенсибилизацию — пилотное исследование. Obes Surg 25: 2268–2275

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 129.

    Джордакиева Г., Кунди М., Унтерсмайр Э., Пали-Шолль И., Райхардт Б., Йенсен-Яролим Э. (2019) Медицинские записи по всей стране указывают на повышенный риск аллергии из-за ингибирования кислоты желудочного сока.Nat Commun 10: 3298

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 130.

    Hong SW, Eunju O, Lee JY, Lee M, Han D, Ko HJ, Sprent J, Surh CD, Kim KS (2019) Пищевые антигены вызывают спонтанное повышение уровня IgE в отсутствие комменсальной микробиоты. Sci Adv 5: eaaw1507

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 131.

    Feehley T, Plunkett CH, Bao R, Choi Hong SM, Culleen E, Belda-Ferre P, Campbell E, Aitoro R, Nocerino R, Paparo L, Andrade J, Antonopoulos DA, Berni Canani R, Nagler CR (2019) У здоровых младенцев есть кишечные бактерии, защищающие от пищевой аллергии.Nat Med 25: 448–453

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 132.

    Fiocchi A, Pawankar R, Cuello-Garcia C, Ahn K, Al-Hammadi S, Agarwal A, Beyer K, Burks W, Canonica GW, Ebisawa M, Gandhi S, Kamenwa R, Lee BW, Li H, Prescott S, Riva JJ, Rosenwasser L, Sampson H, Spigler M, Terracciano L, Vereda-Ortiz A, Waserman S, Yepes-Nunez JJ, Brozek JL, Schunemann HJ (2015) Рекомендации Всемирной аллергологической организации — Университета Макмастера для аллергиков профилактика заболеваний (GLAD-P): пробиотики.World Allergy Organ J 8: 4

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 133.

    Reddel S, Del Chierico F, Quagliariello A, Giancristoforo S, Vernocchi P, Russo A, Fiocchi A, Rossi P, Putignani L, El Hachem M (2019) Профиль микробиоты кишечника у детей, страдающих атопическим дерматитом и оценка устойчивости пробиотической смеси в кишечнике. Sci Rep 9: 4996

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 134.

    Dunwoody R, Steel A, Landy J, Simmonds N (2018) Clostridium difficile и муковисцидоз: стратегии управления и роль трансплантации фекалий. Педиатр Респир Ред. 26: 16–18

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 135.

    Herfarth H, Barnes EL, Long MD, Isaacs KL, Leith T, Silverstein M, Gerardin Y, Kassam Z (2019) Комбинированная эндоскопическая и оральная трансплантация фекальной микробиоты у пациентов с антибиотико-зависимым паучитом: низкая клиническая эффективность из-за низкого приживления донорских микробов.Воспаление кишечника Dis 4: 1–6

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 136.

    Korpela K, Salonen A, Vepsalainen O, Suomalainen M, Kolmeder C, Varjosalo M, Miettinen S, Kukkonen K, Savilahti E, Kuitunen M, de Vos WM (2018) Пробиотические добавки восстанавливают нормальный состав и функцию микробиоты у младенцев, получавших лечение антибиотиками, и у младенцев, рожденных с помощью кесарева сечения. Microbiome 6: 182

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 137.

    ВОЗ / ФАО (2006) Пробиотики в пищевых продуктах: полезные и питательные свойства и рекомендации по оценке. FAO Food Nutr Pap

  • 138.

    Du X, Wang L, Wu S, Yuan L, Tang S, Xiang Y, Qu X, Liu H, Qin X, Liu C (2019) Эффективность дополнительной пробиотической терапии астмы, аллергический ринит и хрипы: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Allergy Asthma Proc 40: 250–260

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 139.

    Dargahi N, Johnson J, Donkor O, Vasiljevic T, Apostolopoulos V (2019) Иммуномодулирующие эффекты пробиотиков: можно ли их использовать для лечения аллергии и аутоиммунных заболеваний? Maturitas 119: 25–38

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 140.

    Ozdemir O (2010) Различные эффекты различных штаммов пробиотиков при аллергических расстройствах: обновленные данные лабораторных и клинических исследований. Clin Exp Immunol 160: 295–304

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 141.

    Sharma G, Im SH (2018) Пробиотики как потенциальные иммуномодулирующие фармакабиотики при аллергических заболеваниях: текущее состояние и перспективы на будущее. Allergy Asthma Immunol Res 10: 575–590

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 142.

    Arpaia N, Campbell C, Fan X, Dikiy S, van der Veeken J, deRoos P, Liu H, Cross JR, Pfeffer K, Coffer PJ, Rudensky AY (2013) Метаболиты, продуцируемые комменсальными бактериями, способствуют развитию периферических производство регуляторных Т-клеток.Nature 504: 451–455

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 143.

    Wu CT, Chen PJ, Lee YT, Ko JL, Lue KH (2016) Влияние иммуномодулирующих добавок с Lactobacillus rhamnosus на воспаление дыхательных путей на модели астмы у мышей. J Microbiol Immunol Infect 49: 625–635

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 144.

    Russell SL, Gold MJ, Willing BP, Thorson L, McNagny KM, Finlay BB (2013) Перинатальное лечение антибиотиками влияет на микробиоту мышей, иммунные реакции и аллергическую астму. Кишечные микробы 4: 158–164

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 145.

    Forsythe P, Inman MD, Bienenstock J (2007) Пероральное лечение живыми Lactobacillus reuteri подавляет аллергическую реакцию дыхательных путей у мышей. Am J Respir Crit Care Med 175: 561–569

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 146.

    Blumer N, Sel S, Virna S, Patrascan CC, Zimmermann S, Herz U, Renz H, Garn H (2007) Применение Lactobacillus rhamnosus GG для беременных в перинатальном периоде подавляет аллергическое воспаление дыхательных путей у потомства мышей. Clin Exp Allergy 37: 348–357

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 147.

    Nunes CF, Nogueira JS, Vianna PHO, Ciambarella BT, Rodrigues PM, Miranda KR, Lobo LA, Domingues R, Busch M, Atella GC, Vale AM, Bellio M, Nobrega A, Canto FB, Fucs R (2018) Лечение пробиотиками в неонатальном возрасте обеспечивает оптимальную защиту от экспериментальной астмы за счет модуляции микробиоты и Т-клеток.Int Immunol 30: 155–169

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 148.

    Feleszko W, Jaworska J, Rha RD, Steinhausen S, Avagyan A, Jaudszus A, Ahrens B, Groneberg DA, Wahn U, Hamelmann E (2007) Связано индуцированное пробиотиками подавление аллергической сенсибилизации и воспаления дыхательных путей. с увеличением Т-регуляторных механизмов на мышиной модели астмы. Clin Exp Allergy 37: 498–505

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 149.

    Cabana MD, McKean M, Caughey AB, Fong L, Lynch S, Wong A, Leong R, Boushey HA, Hilton JF (2017) Раннее добавление пробиотиков для профилактики экземы и астмы: рандомизированное контролируемое исследование. Педиатрия 140: e20163000

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 150.

    Gutkowski P, Madalinski K, Grek M, Dmenska H, ​​Syczewska M, Michalkiewicz J (2010) Эффект перорально вводимых пробиотических штаммов «Lactobacillus» и «Bifidobacterium» у детей с атопической астмой.Central-Eur J Immunol: выходит раз в два месяца Польского общества иммунологии под совместным редактированием одиннадцати других центральных европейских иммунологических обществ 35: 233–238

    CAS Google ученый

  • 151.

    Huang CF, Chie WC, Wang IJ (2018) Эффективность введения Lactobacillus детям школьного возраста с астмой: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Питательные вещества 10: E1678

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 152.

    Chen Y, Jan RL, Lin YL, Chen HH, Wang JY (2010) Рандомизированное плацебо-контролируемое испытание лактобацилл у детей-астматиков с аллергическими ринитами. Педитр Пульмонол 45: 1111–1120

    Артикул Google ученый

  • 153.

    Elazab N, Mendy A, Gasana J, Vieira ER, Quizon A, Forno E (2013) Введение пробиотиков в раннем возрасте, атопии и астме: метаанализ клинических испытаний. Педиатрия 132: e666 – e676

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 154.

    Azad MB, Coneys JG, Kozyrskyj AL, Field CJ, Ramsey CD, Becker AB, Friesen C, Abou-Setta AM, Zarychanski R (2013) Пробиотические добавки во время беременности или младенчества для профилактики астмы и хрипов: систематический обзор и мета -анализ. BMJ 347: f6471

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 155.

    Mennini M, Dahdah L, Artesani MC, Fiocchi A, Martelli A (2017) Пробиотики в профилактике астмы и аллергии.Front Pediatr 5: 165

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 156.

    Wang HT, Anvari S, Anagnostou K (2019) Роль пробиотиков в предотвращении аллергических заболеваний. Дети (Базель) 6: E24

    Google ученый

  • 157.

    Cuello-Garcia CA, Brozek JL, Fiocchi A, Pawankar R, Yepes-Nunez JJ, Terracciano L, Gandhi S, Agarwal A, Zhang Y, Schunemann HJ (2015) Пробиотики для профилактики аллергии: a систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований.J Allergy Clin Immunol 136: 952–961

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 158.

    Эдвардс М.Р., Уолтон Р.П., Джексон Д.Д., Фелешко В., Скеваки С., Джартти Т., Макриноти Н., Никонова А., Шиловский И.П., Шварце Дж., Джонстон С.Л., Хаитов М.Р., Астма, EA-ii, Обострения астмы Task, F (2018) Потенциал противоинфекционных средств и иммуномодуляторов в качестве терапии астмы и обострений астмы. Аллергия 73: 50–63

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 159.

    Esposito S, Soto-Martinez ME, Feleszko W, Jones MH, Shen KL, Schaad UB (2018) Неспецифические иммуномодуляторы для рецидивирующих инфекций дыхательных путей, хрипов и астмы у детей: систематический обзор механистических и клинических данных. Curr Opin Allergy Clin Immunol 18: 198–209

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 160.

    Esposito S, Bianchini S, Polinori I, Principi N (2019) Влияние OM-85 на детей с рецидивирующими инфекциями дыхательных путей в течение двух лет подряд: ретроспективное исследование.Int J Environ Res Public Health 16: E1065

    Статья CAS Google ученый

  • 161.

    Navarro S, Cossalter G, Chiavaroli C, Kanda A, Fleury S, Lazzari A, Cazareth J, Sparwasser T, Dombrowicz D, Glaichenhaus N, Julia V (2011) Пероральное введение бактериальных экстрактов предотвращает астму с помощью рекрутирование регуляторных Т-клеток в дыхательные пути. Mucosal Immunol 4: 53–65

    Статья CAS Google ученый

  • 162.

    Lu Y, Li Y, Xu L, Xia M, Cao L (2015) Бактериальный лизат увеличивает процент естественных Т-клеток-киллеров в периферической крови и облегчает астму у детей. Фармакология 95: 139–144

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 163.

    Razi CH, Harmanci K, Abaci A, Ozdemir O, Hizli S, Renda R, Keskin F (2010) Иммуностимулятор OM-85 BV предотвращает приступы хрипов у детей дошкольного возраста. J Allergy Clin Immunol 126: 763–769

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 164.

    Emeryk A, Bartkowiak-Emeryk M, Raus Z, Braido F, Ferlazzo G, Melioli G (2018) Механическое введение бактериального лизата предотвращает обострение у детей с аллергической астмой — исследование EOLIA. Pediatr Allergy Immunol 29: 394–401

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 165.

    Бейгельман А., Росас-Салазар С., Hartert TV (2018) Детская астма: все дело в бактериях, а не в вирусах? Дискуссия за / против.J Allergy Clin Immunol Pract 6: 719–725

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • Дисбактериоз кишечника, связанный с симптомами СРК-D

    Ссылки: 1. Rezaie A, Heimanson Z, McCallum R, Pimentel M. Дыхательный тест на лактулозу как прогностический фактор ответа на рифаксимин у пациентов с синдромом раздраженного кишечника с диареей. Am J Gastroenterol. 2019; 114 (12): 1886-1893. 2. Кэрролл И.М., Рингель-Кулька Т., Сиддл Дж. П., Рингель Ю.Изменения в составе и разнообразии кишечной микробиоты у пациентов с синдромом раздраженного кишечника с преобладанием диареи. Нейрогастроэнтерол Мотил. 2012; 24 (6): 521-530. 3. Чжун В., Лу Х, Ши Х и др. Определенные микробные популяции существуют в микробиоте слизистой оболочки, связанной с преобладанием диареи, синдрома раздраженного кишечника и язвенного колита. J Clin Gastroenterol. 2019; 53 (9): 660-672. 4. Кассинен А., Крогиус-Курикка Л., Мякивуокко Х. и др.Микробиота кала пациентов с синдромом раздраженного кишечника значительно отличается от таковой здоровых людей. Гастроэнтерология. 2007; 133 (1): 24-33. 5. Casén C, Vebø HC, Sekelja M, et al. Отклонения в микробиоте кишечника человека: новый диагностический тест для определения дисбактериоза у пациентов с СРК или ВЗК. Aliment Pharmacol Ther. 2015; 42 (1): 71-83. 6. Пиментел М., Лембо А., Чей В.Д. и др. Терапия рифаксимином у пациентов с синдромом раздраженного кишечника без запоров. N Engl J Med. 2011; 364 (1): 22-32. 7. Рингель Ю. Микробиом кишечника при синдроме раздраженного кишечника и других функциональных расстройствах кишечника. Gastroenterol Clin North Am. 2017; 46 (1): 91-101. 8. Рингель-Кулька Т., Чой Ч., Темас Д. и др. Измененная бактериальная ферментация толстой кишки как потенциальный патофизиологический фактор синдрома раздраженного кишечника. Am J Gastroenterol. 2015; 110 (9): 1339-1346. 9. Кинг Т.С., Элия М., Хантер Дж. Аномальное брожение толстой кишки при синдроме раздраженного кишечника. Ланцет. 1998; 352 (9135): 1187-1189. 10. Онг Д.К., Митчелл С.Б., Барретт Дж. С. и др. Манипуляции с пищей с короткоцепочечными углеводами изменяют характер газообразования и генезис симптомов синдрома раздраженного кишечника. J Gastroenterol Hepatol. 2010; 25 (8): 1366-1373. 11. Serra J, Azpiroz F, Malagelada JR. Нарушение транзита и толерантности кишечных газов при синдроме раздраженного кишечника. Gut. 2001; 48 (1): 14-19. 12. Houghton LA, Lea R, Agrawal A, Reilly B, Whorwell PJ.Связь вздутия живота с вздутием живота при синдроме раздраженного кишечника и влияние привычки кишечника. Гастроэнтерология. , 2006 г .; 131 (4): 1003-1010. 13. Данлоп С.П., Хебден Дж., Кэмпбелл Э. и др. Аномальная кишечная проницаемость в подгруппах синдромов раздраженного кишечника с преобладанием диареи. Am J Gastroenterol. 2006; 101 (6): 1288-1294. 14. Аткинсон В., Локхарт С., Уорвелл П.Дж., Кивил Б., Хоутон Л.А. Нарушение передачи сигналов 5-гидрокситриптамина у пациентов с синдромом раздраженного кишечника с преобладанием запора и диареи. Гастроэнтерология. 2006; 130 (1): 34-43. 15. Gargari G, Taverniti V, Gardana C и др. Распределение фекальных Clostridiales и короткоцепочечных жирных кислот отражает привычки кишечника при синдроме раздраженного кишечника. Environ Microbiol. 2018; 20 (9): 3201-3213. 16. Tack J, Broekaert D, Corsetti M, Fischler B, Janssens J. Влияние острого ингибирования обратного захвата серотонина на сенсомоторную функцию толстой кишки у человека. Aliment Pharmacol Ther. 2006; 23 (2): 265-274. 17. Chey WY, Jin HO, Lee MH, Sun SW, Lee KY. Нарушение моторики толстой кишки у пациентов с синдромом раздраженного кишечника с болью в животе и диареей. Am J Gastroenterol. 2001; 96 (5): 1499-1506. 18. Хаутон Л.А., Аткинсон В., Локхарт С., Уорвелл П.Дж., Кивил Б. Сигмовидно-толстая кишка в здоровье и синдром раздраженного кишечника: роль 5-гидрокситриптамина. Нейрогастроэнтерол Мотил. 2007; 19 (9): 724-731. 19. Торнблом Х., Ван Ауденхове Л., Садик Р., Абрахамссон Х., Тэк Дж., Симрен М.Время прохождения через толстую кишку и симптомы СРК: какая связь? Am J Gastroenterol. 2012; 107 (5): 754-760. 20. Cremon C, Gargano L, Morselli-Labate AM, et al. Иммунная активация слизистой оболочки при синдроме раздраженного кишечника: гендерная зависимость и связь с пищеварительными симптомами. Am J Gastroenterol. 2009; 104 (2): 392-400. 21. Либрегтс Т., Адам Б., Бредак С. и др. Иммунная активация у пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Гастроэнтерология. 2007; 132 (3): 913-920. 22. Гиларте М., Сантос Дж., Де Торрес И. и др. У пациентов с СРК с преобладанием диареи наблюдается активация тучных клеток и гиперплазия тощей кишки. Gut. 2007; 56 (2): 203-209. 23. Zhou Q, Zhang B, Verne GN. Проницаемость кишечных мембран и гиперчувствительность при синдроме раздраженного кишечника. Боль. 2009; 146 (1-2): 41-46. 24. Piche T., Barbara G, Aubert P, et al.

    Leave a Reply

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *