Пониженный иммуноглобулин е у взрослых: Раздел для практикующего врача аллерголога

Содержание

Иммунитет и аллергия — как они связаны?

Каждый из нас наверняка слышал о том, что аллергические реакции напрямую зависят от состояния иммунной системы. Но каким образом нарушения иммунитета обуславливают появление аллергии?

Что такое иммунитет?

Иммунитет (от лат. immunitas, что значит «освобождение» или избавление от чего-либо) – это невосприимчивость и сопротивляемость организма инфекциям, а также воздействию чужеродных веществ, которые обладают токсичными свойствами.

Иммунитет делится на врожденный и приобретенный.

  • Врожденный, или неспецифический, иммунитет обусловлен физиологическими и анатомическими особенностями организма, наследственно закрепленными на клеточном или молекулярном уровне. К этому виду иммунитета относятся такие свойства, как невосприимчивость всех людей к собачьей чумке или невосприимчивость некоторых к туберкулезу.
  • Приобретенный иммунитет возникает после контакта с инфекцией или чужеродным белком.
    Он делится на активный и пассивный.
    • Активный приобретенный иммунитет развивается после перенесенного заболевания или же после введения вакцины. То есть после контакта с возбудителем болезни.
    • Пассивный приобретенный иммунитет связан с поступлением в организм готовых антител. Антитела, или иммуноглобулины – это специфические вещества, которые могут вырабатываться клетками иммунной системы и предназначены для нейтрализации инфекционных тел и токсичных продуктов их жизнедеятельности. Но антитела могут и поступать в организм извне в виде сыворотки, а также при передаче их с молоком матери или внутриутробным способом.

Что входит в нашу иммунную систему?

Иммунная система включает в себя два типа защиты: клеточную и гуморальную. Клеточный тип – это иммунокомпетентные клетки (например, Т-лимфоциты), отвечающие за уничтожение чужеродных инфекционных микроорганизмов, попадающих в наше тело. Гуморальный тип объединяет иммунокомпетентные клетки (например, В-лимфоциты), которые продуцируют специфические антитела для борьбы с инфекцией и токсичными чужеродными молекулами.

Органы иммунной системы

Органы иммунной системы делят на центральные и периферические.

  • — Красный костный мозг является центральным органом кроветворения и производства клеток иммунной системы. Он располагается в плоских и трубчатых костях.
  • Тимус, или вилочковая железа, – центральный орган иммунной системы, в котором происходит окончательное созревание Т-лимфоцитов из предшественников, которые поступают из красного костного мозга.
  • Лимфатические узлы – это периферические органы иммунной системы, располагающиеся по ходу лимфатических сосудов. Они участвуют как в механизмах гуморального (В-типа), так и клеточного (Т-типа) иммунитета, в том числе и в развитии аллергических реакций.
  • Селезенка – самый крупный орган иммунной системы. Он также участвует в Т- и в В-иммунитете, а также обеспечивает превращение моноцитов в макрофаги.

Как взаимосвязаны иммунитет и аллергия?

Аллергия – это сверхчувствительность иммунной системы, возникающая при повторных воздействиях аллергена на организм. На сегодняшний день описано 5 типов реакций такой гиперчувствительности. Но аллергией называется только одна из них, обусловленная выработкой и воздействием иммуноглобулина Е в ответ на попадание в организм чужеродных белков.

Аллергия характеризуется чрезмерной деятельностью тучных клеток, которая переходит в общий воспалительный ответ. Также он может приводить к различным доброкачественным симптомам:

  • насморку;
  • кожному зуду;
  • рези в глазах;
  • отекам;
  • крапивнице;
  • чиханию и кашлю.

Кроме того, при выраженных реакциях могут развиваться и опасные для жизни состояния, такие как анафилактический шок или отек Квинке.

Следует различать аллергию и аутоиммунные реакции. Аутоиммунный процесс возникает в случае, когда защитные механизмы начинают атаковать клетки собственных тканей организма. Аллергия всегда является реакцией на чужеродные соединения.

Почему развивается аллергия?

Многочисленные исследования свидетельствуют о наследственной предрасположенности к аллергиям.

Ребенок, чьи родители страдают этой патологией, подвержен большему риску возникновения аллергии, чем дети от здоровых пар.

Теория влияния гигиены утверждает, что соблюдение гигиенических норм предотвращает контакты организма со многими патологическими микроорганизмами и токсичными веществами. Это приводит к недостаточной нагрузке на иммунную систему, особенно у детей. Наш организм сконструирован так, что он должен постоянно противостоять определенному уровню угроз и внешних проникновений. И если такой постоянной «тренировки» и поддержания тонуса иммунной системы не происходит, то она начинает все более выражено реагировать на вполне безобидные вещества.

Статистические данные свидетельствуют, что различные иммунологические заболевания в странах третьего мира встречаются гораздо реже, чем в развитых. Более того, чем больше времени проходит от момента иммиграции, тем чаще иммигранты из развивающихся стран страдают иммунными расстройствами. И по мере роста благосостояния, а, соответственно, чистоты и соблюдения гигиенических норм в стране у ее населения увеличивается количество случаев возникновения аллергии.

Теория увеличения потребления продуктов химической промышленности также подтверждается научными исследованиями. Многие химические продукты сами по себе могут являться довольно сильными аллергенами. Кроме того, они зачастую создают предпосылки для возникновения аллергических реакций, поскольку способны нарушать функции эндокринной и нервной системы.

Однако однозначного объяснения, почему одинаковые факторы действуют на одних людей и не действуют на других, пока не существует. С уверенностью можно сказать одно: здоровый образ жизни, правильное сбалансированное питание, отказ от вредных привычек и забота о собственном организме станут отличным подспорьем для недопущения развития аллергии.

 

Майорова Л.Н.

Способ прогнозирования риска возникновения болезней, связанных с уровнем иммуноглобулина E (IgE) в сыворотке крови человека

Рис. 1. Принцип работы TaqMan® анализа. (https://www.thermofisher.com/ru/ru/home/life-science/pcr/real-time-pcr/real-time-pcr-learning-center/real-time-pcr-basics/how-taqman-assays-work.

html с модификациями авторов)

В современном мире все большее значение приобретает исследование генетической информации, что привело к возникновению нового подхода к диагностике и лечению различных заболеваний в персонализированной медицине.  Развитие технологий в виде секвенирования следующего поколения (NGS) и ДНК-микрочипов позволили существенно снизить временные затраты на изучение геномной информации. Тем не менее, их использование для рутинной лабораторной диагностики маловероятно из-за высокой стоимости оборудования и расходных материалов, больших временных затрат, повышенного риска загрязнения образцов и требуемой высокой квалификации исследователей. Эти ограничения можно обойти при помощи метода TaqMan. Его специфика позволяет разработать точные и недорогие системы индивидуального прогнозирования развития заболеваний, связанных с различными SNP (SNP — Single nucleotide polymorphism — однонуклеотидный полиморфизм). Такие системы не требуют высокой квалификации исследователя для проведения реакций или дорогого оборудования и расходных материалов, а их результаты —  дополнительной обработки.

 

Одна из актуальных проблем нашего времени — аллергические заболевания. Статистика показывает, что они занимают одно из первых мест в структуре заболеваемости во всех возрастных группах. Учитывая это, важно уделить особое внимание методам диагностики предрасположенности к ним, в том числе и на доклиническом этапе, что позволит организовать раннюю профилактику и контроль специалистов в группах с высоким риском их развития. На сегодняшний день для оценки риска развития аллергических заболеваний в основном используют сбор семейного анамнеза. Недостаток этого метода связан с его субъективностью. Разработанная нами система комплексного анализа генетических полиморфизмов, связанных с аллергическими заболеваниями позволит расширить число доступных методов и повысить точность оценки риска их развития.

В ходе исследований развития аллергических реакций, связанных с I-типом гиперчувствительности, был открыт иммуноглобулин E (IgE). При таком типе гиперчувствительности, также называемом анафилактическим, возникает каскад реакций, происходящих благодаря синтезу плазмацитами специфического IgE после поступления первичного аллергена, что в конечном счете приводит к клиническим проявлениям аллергии.   С эволюционной точки зрения ключевой ролью IgE является защита организма от паразитов, представлявших серьезные риски для выживания человека в дикой природе. Однако, с развитием цивилизации распространённость паразитарных инфекций снизилась, а высокий уровень сывороточного IgE сохранился, благодаря чему контакты с аллергенами стали приводить к развитию патологических реакций. Позже в исследованиях была отмечена корреляция между уровнем IgE в сыворотке крови и некоторыми заболеваниями. При высоких уровнях сывороточного IgE возрастает вероятность развития таких заболеваний, как атопический дерматит, хроническая крапивница, астма, аллергический ринит, аллергический риноконъюнктивит. И наоборот, склонность к паразитарным заболеваниям и токсинам животного происхождения связывают с пониженным уровнем сывороточного IgE. Зная это, можно утверждать, что высокий уровень сывороточного IgE является маркером некоторых аллергических заболеваний, а низкие сывороточные уровни IgE являются одной из причин пониженной устойчивости к паразитарным заболеваниям и токсинам животного происхождения.

Перед нами стояла задача разработать систему из TaqMan зондов и праймеров для анализа человеческих полиморфизмов rs2251746 и rs2427837 методом аллельной дискриминации. rs2251746 и rs2427837 — это однонуклеотидные полиморфизмы (SNP) в гене, кодирующем альфа-цепь высокоаффинного рецептора IgE (FCER1A) на хромосоме 1q23. Различные исследования показали высокий уровень корреляции между присутствием в геноме человека rs2251746 или rs2427837 и уровнем IgE в сыворотке крови, а также вероятностью развития аллергических реакций. Эта система позволяет оценить риск возникновения заболеваний человека, связанных с уровнем IgE в сыворотке крови, такими как атопический дерматит, хроническая крапивница, атопическая экзема, астма, аллергический ринит, аллергический конъюнктивит и аллергический риноконъюнктивит.

TaqMan анализ широко используется в аллельной дискриминации, благодаря его чувствительности и специфичности. 

Зонд TaqMan представляет собой аллель-специфический олигонуклеотидный зонд, меченный флуоресцентным красителем на 5’ конце и гасителем на 3’ конце.  

Метод основан на 5’ — 3’ — экзонуклеазной активности Taq ДНК-полимеразы, позволяющей расщеплять 5’-концевые нуклеотиды двухцепочечной ДНК, высвобождая моно- и олигонуклеотиды.

Когда зонд не полностью комплементарен ДНК, он не расщепляется Taq-полимеразой, а открепляется от нуклеотидной последовательности целиком, а потому флуоресценция, излучаемая флуоресцентным красителем на 5’ конце, полностью поглощается гасителем на 3’ конце зонда из-за передачи энергии флуоресцентного резонанса (FRET).

В случае, если зонд полностью комплементарен ДНК, он расщепляется Taq-полимеразой, зонд разрушается, а флуоресцентный краситель и гаситель выходят в раствор, и, поскольку они больше не связаны, эффект гасителя исчезает и флуоресценцию, издаваемую флуорофором можно обнаружить Real-Time амплификатором. Интенсивность флуоресценции в таком случае будет пропорциональна количеству продуктов ПЦР.

Аллельная дискриминация — это мультиплексный (больше 1 праймер/зонд пар на реакцию), end-point (считывание данных происходит в конце ПЦР процесса) метод, который используется для обнаружения различий между генотипами, мутациями и полиморфизмами путем сравнения флуоресценции, полученной с использованием меченных красителем зондов. Использование двух пар праймеров и зондов в каждой реакционной смеси позволяет произвести генотипирование 2 возможных вариантов одного SNP в целевой последовательности. При этом фактическое количество продукта ПЦР не определяется, что делает аллельную дискриминацию качественным анализом.

Для каждого варианта аллели используются свои красители, с тем условием, чтобы свечение этих красителей не пересекалось.

Генотипирование осуществлялось по величине RFU (относительных единиц флуоресценции). Для rs2251746 зонд с флуоресцентным красителем FAM соответствует аллелю T, зонд с красителем ROX – аллелю С. Для rs2427837 зонд с флуоресцентным красителем FAM соответствует аллелю A, зонд с красителем ROX – аллелю G. Оценка генотипа для каждого из образцов не составляет труда, поскольку на полученных графиках видно четкое разделение исследуемых образцов на три кластера: гомозиготы GG/CC, гетерозиготы AG/CT, гомозиготы AA/TT.

 

Рис. 2. Аллельная дискриминация методом детекции TaqMan зондов по данным величин RFU каждого зонда на амплификаторе CFX96 c детектирующей системой в режиме реального времени полиморфизма rs2251746: ♦ — отрицательный контроль, █ — гомозиготы CC, ▲ — гетерозиготы CT, ● — гомозиготы TT.

 

 

Рис. 3. Аллельная дискриминация методом детекции TaqMan зондов по данным величин RFU каждого зонда на амплификаторе CFX96 c детектирующей системой в режиме реального времени полиморфизма rs2427837: ♦ — отрицательный контроль, █ — гомозиготы GG, ▲ — гетерозиготы AG, ● — гомозиготы AA.

 

Для интерпретации результатов можно воспользоваться следующей таблицей:

rs2427837

rs2251746

GG

AG

AA

TT

высокий

повышенный

средний

CT

повышенный

средний

пониженный

CC

средний

пониженный

низкий

 

Все полученные нами результаты были подтверждены секвенированием.  

Этот метод обладает следующими преимуществами:

1. Позволяет охватить широкий спектр IgE зависимых заболеваний,

2. Является точным, простым, быстрым и недорогим в исполнении,

3. Не требует медицинских знаний, сбора анамнеза или присутствия пациента,

4. Может быть проведен с использованием различных видов биологического материала, содержащих ДНК пациента (венозная кровь, буккальный эпителий, волосяные фолликулы и др.),

5. Может использоваться для любой группы населения,

6. Позволяет оценить вероятность передачи данного признака потомкам,

7. Результат исследования не зависит от образа жизни и состояния здоровья пациента. 

Как продолжение этого направления работ  в Секторе молекулярной генетики клетки ЛЯП разработана и протестирована система TaqMan-зондов и праймеров, позволяющих идентифицировать наследуемые варианты одного из важных генов, определяющих склонность к долголетию человека, — гена FOXO3A.

Анастасия Иванова, инженер, сектор Молекулярной генетики клетки ЛЯП

Пониженный иммуноглобулин Е — Вопрос иммунологу

Если вы не нашли нужной информации среди ответов на этот вопрос, или же ваша проблема немного отличается от представленной, попробуйте задать дополнительный вопрос врачу на этой же странице, если он будет по теме основного вопроса. Вы также можете задать новый вопрос, и через некоторое время наши врачи на него ответят. Это бесплатно. Также можете поискать нужную информацию в похожих вопросах на этой странице или через страницу поиска по сайту. Мы будем очень благодарны, если Вы порекомендуете нас своим друзьям в социальных сетях.

Медпортал 03online.com осуществляет медконсультации в режиме переписки с врачами на сайте. Здесь вы получаете ответы от реальных практикующих специалистов в своей области. В настоящий момент на сайте можно получить консультацию по 74 направлениям: специалиста COVID-19, аллерголога, анестезиолога-реаниматолога, венеролога, гастроэнтеролога, гематолога, генетика, гепатолога, гериатра, гинеколога, гинеколога-эндокринолога, гомеопата, дерматолога, детского гастроэнтеролога, детского гинеколога, детского дерматолога, детского инфекциониста, детского кардиолога, детского лора, детского невролога, детского нефролога, детского онколога, детского офтальмолога, детского психолога, детского пульмонолога, детского ревматолога, детского уролога, детского хирурга, детского эндокринолога, дефектолога, диетолога, иммунолога, инфекциониста, кардиолога, клинического психолога, косметолога, липидолога, логопеда, лора, маммолога, медицинского юриста, нарколога, невропатолога, нейрохирурга, неонатолога, нефролога, нутрициолога, онколога, онкоуролога, ортопеда-травматолога, офтальмолога, паразитолога, педиатра, пластического хирурга, подолога, проктолога, психиатра, психолога, пульмонолога, ревматолога, рентгенолога, репродуктолога, сексолога-андролога, стоматолога, трихолога, уролога, фармацевта, физиотерапевта, фитотерапевта, флеболога, фтизиатра, хирурга, эндокринолога.

Мы отвечаем на 96.58% вопросов.

Оставайтесь с нами и будьте здоровы!

160 Наблюдение за двумя детьми с очень низким уровнем IgE с рождения

Исходная информация Иммуноглобулин E (IgE) наиболее известен своей связью с аллергическими заболеваниями. Очень низкий уровень IgE может быть маркером других иммунодефицитов. Дефицит или низкий IgE определяется при концентрации IgE ниже 2,5 МЕ/мл. Большинство исследований предполагают распространенность 1-2,6%.

Клиническое значение изолированного низкого уровня IgE («селективный дефицит IgE») неизвестно и в настоящее время не включено в согласованную классификацию первичных иммунодефицитных заболеваний (PIDD).Низкий уровень IgE свидетельствует о первичном гуморальном иммунодефиците, таком как общий вариабельный иммунодефицит (ОВИН). В недавних исследованиях обнаружена связь между низким уровнем сывороточного IgE и низким уровнем одного или нескольких классов иммуноглобулинов. Детская группа характеризовалась более высокой распространенностью бронхиальной астмы.

Обе группы (дети и взрослые) имели значительно более высокую распространенность хронического синусита, среднего отита, аутоиммунных и онкологических заболеваний, чем контрольная группа. В нашем отчете о клинических случаях представлены два случая очень низкого уровня IgE.Оба наблюдались с рождения.

Описание клинического случая: когорта из 72 детей наблюдалась с рождения до 10-летнего возраста. У двух из них был обнаружен очень низкий сывороточный IgE. Сывороточный IgE оценивали при рождении из пуповинной крови и переоценивали в возрасте 1, 2 и 10 лет с помощью специфического IgE (sIgE) для стандартной палитры пищевых и ингаляционных аллергенов. В 10-летнем возрасте проведены кожные прик-тесты, определение доли оксида азота в выдыхаемом воздухе (FeNO) и спирометрия.

У девочки был неопределяемый уровень IgE в пуповинной крови, а также в 1 и 2 года, а ее IgE в 10 лет составлял 2,0 МЕ/мл. У мальчика IgE в пуповинной крови и в 1, 2 и 10 лет был 0,11, 1,0, 8,2 и 0,1 МЕ/мл соответственно.

У обоих в детстве были симптомы, характерные для астмы и аллергического риноконъюнктивита, с отрицательным sIgE в возрасте 1, 2 и 10 лет и без признаков гиперчувствительности I типа. Их уровни других иммуноглобулинов (IgG, IgM и IgA) в 10 лет были в пределах референтного диапазона для возраста, и у них не было симптомов, указывающих на иммунодефицит или аутоиммунитет.

Заключение Здесь мы сообщаем о двух случаях селективного дефицита IgE у детей, за которыми наблюдали с рождения. Очень низкий уровень IgE в сыворотке может служить маркером нарушения регуляции иммунитета и аутоиммунитета и должен стать поводом для проведения соответствующего исследования (количественное определение иммуноглобулина). Дети будут находиться под пристальным наблюдением.

IgE дефицит иммуноглобулина E — MediGoo

IgE (дефицит иммуноглобулина E): описание, причины и факторы риска: IgE — один из 5 классов (изотипов) антител.Как и другие иммуноглобулины, он продуцируется В-лимфоцитами и плазматическими клетками. В отличие от других иммуноглобулинов, циркулирующая концентрация дефицита иммуноглобулина Е очень низка, потому что В-клетки синтезируют его с очень низкой скоростью, а тучные клетки, базофилы и активированные эозинофилы связывают большую часть циркулирующего IgE. Нормальная концентрация IgE составляет всего 0,05% от концентрации IgG. Селективный дефицит IgE описывается как концентрация ниже 5 МЕ/мл или явное отсутствие сывороточного IgE без другой иммунологической аномалии.У этих пациентов симптомы не проявляются, но это может быть связано с рецидивирующими респираторными инфекциями, хронической усталостью и костно-мышечными осложнениями. Роль IgE в острых реакциях гиперчувствительности и аллергических заболеваниях хорошо известна; тем не менее в иммунологической защите он неясен: известно, что он не проникает через плаценту и не фиксирует комплемент, но обнаруживается во внешних секретах и ​​связывается с базофилами и тучными клетками. Плазматические клетки, продуцирующие дефицит иммуноглобулина Е, располагаются в слизистых тканях дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта, аденоидной ткани; таким образом, отсутствие этого иммуноглобулина приводит к плохой защите слизистой оболочки с восприимчивостью к инфекциям. IgE обладает полезной активностью против паразитарных инфекций (Schistosoma mansoni) после усиления их разрушения макрофагами; он также обладает противовирусной и антибактериальной активностью и может играть важную роль в борьбе с некоторыми инфекциями, но во многих сценариях его концентрация в сыворотке слишком низка, чтобы действовать как нейтрализующее антитело, в целом, когда имеется большое антигенное бремя, поскольку это случае инфекций. Дефицит иммуноглобулина Е имеет альтернативную функцию в иммунной защите, в том числе действие в качестве кофактора для изменения микроокружения из-за его способности высвобождать медиаторы тучных клеток, которые изменяют проницаемость сосудов, а также высвобождать клеточные и гуморальные компоненты в месте инфекции, помогая в непрямой путь к клиренсу или элиминации возбудителей болезней.Дефицит IgE трудно определить, потому что нормальные концентрации IgE очень низкие. Дефицит иммуноглобулинов может быть определен как уровень IgE менее 2 ЕД/мл у детей и менее 4 ЕД/мл у взрослых. Сообщалось о низком уровне дефицита иммуноглобулина Е при тяжелом комбинированном иммунодефиците, синдроме гипер-IgM, атаксии-телеангиэктазии, Х-сцепленной рецессивной агаммаглобулинемии Брутона и распространенном вариабельном иммунодефиците. Некоторые патогенные организмы способны имитировать дефицит иммуноглобулина Е.Ранний иммунный ответ на инфекцию, вызванную вирусом Эпштейна-Барр (ВЭБ), часто включает резкое повышение уровня общего сывороточного IgE с последующим повышением концентрации в сыворотке других классов и подклассов иммуноглобулинов. У детей, инфицированных РСВ, была продемонстрирована выработка специфических антител к дефициту иммуноглобулина Е к респираторно-синцитиальному вирусу (РСВ), что связано с повышенной распространенностью хрипов. Характеристики как хозяина, так и патогенного организма, вероятно, важны для определения степени и класса ответа антител на данную инфекцию, а также клинического эффекта ответа.Влияние этих антител на течение болезни может варьироваться от одного человека к другому. IgE связан с уровнями гемоглобина (Hb) и бета-2-микроглобулина (B2M). Исследователи обнаружили, что высокий уровень IgE означает более высокий уровень гемоглобина и более низкий уровень B2M, а это, в свою очередь, означает лучший прогноз. Симптомы: У пациентов с дефицитом IgE могут быть связаны с рецидивирующими респираторными инфекциями, хронической усталостью и костно-мышечными осложнениями. Низкий уровень IgE также может быть признаком редкого наследственного заболевания, известного как атаксия-телеангиэктазия, которое влияет на координацию мышц. Диагностика: Тест на иммуноглобулины проводится для измерения уровня иммуноглобулинов, также известных как антитела, в крови. Низкий уровень IgE иногда можно увидеть при низком уровне других антител, включая IgG или подклассы IgG, но исследователи не считают, что это считается серьезным недостатком само по себе. Количество антител к дефициту иммуноглобулина Е в крови незначительно по сравнению с антителами IgG и IgA, которые более важны для обеспечения общей защиты от инфекций. Лечение: Нет никакого известного лечения. Своевременно лечите любые инфекции соответствующими антибиотиками. Дозировка, путь и продолжительность терапии зависят от предполагаемого возбудителя, конкретного выбранного препарата и реакции на терапию. Подробную информацию о противопоказаниях, лекарственном взаимодействии и мерах предосторожности см. в монографии конкретного антибиотика. IgE может быть важной мишенью при лечении аллергии и астмы. В настоящее время тяжелую аллергию и астму обычно лечат препаратами (например, антигистаминными), которые купируют поздние стадии воспаления и расслабляют гладкую мускулатуру дыхательных путей.Однако эти методы лечения довольно широки по своему действию, поэтому многие из них имеют неприятные побочные эффекты; они также могут ингибировать важные защитные реакции. ПРИМЕЧАНИЕ. Приведенная выше информация предназначена для образовательных целей. Информация, представленная здесь, не должна использоваться во время неотложной медицинской помощи или для диагностики или лечения любого заболевания. ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ : Эта информация не должна заменять обращение за ответственной профессиональной медицинской помощью.

KoreaMed Synapse

1.Галли Ланц CS. Пол В. Е., редактор. Аллергия. Фундаментальная иммунология. 1999. 4-е изд. Филадельфия: Липпинкотт-Рейвен; 1127–1129.

2. Беннич Х.Х., Ишизака К., Йоханссон С.Г.О., Роу Д.С., Стэнворт Д.Р., Терри В.Д. Иммуноглобулин Е, новый класс иммуноглобулинов человека. Всемирный орган здравоохранения Быка. 1968. 38: 151–152.

3. Аббас А.К., Лихтман А.Х. Основные функции иммунологии и нарушения иммунной системы. 2004. 2-е изд. Филадельфия: Сондерс.

4. Сигроатт В., Андерсон С.Г. Второй международный эталонный препарат иммуноглобулина Е сыворотки человека и первый британский стандарт иммуноглобулина Е сыворотки человека.J Биол Стенд. 1981. 9: 431–437.

5. Крафт С., Кинет Дж. П. Новые разработки в области регуляции, функции и ингибирования FcepsilonRI. Нат Рев Иммунол. 2007. 7: 365–378.

6. Kubota T, Mukai K, Minegishi Y, Karasuyama H. ​​Различная стабильность структурно родственных рецепторов IgE и IgG на клеточной поверхности определяется длиной стебельчатой ​​области в их α-цепях. Дж Иммунол. 2006. 176:7008–7014.
7. Гулд Х.Дж., Саттон Б.Дж. IgE при аллергии и астме сегодня. Нат Рев Иммунол.2008. 8: 205–217.

8. Сайни С.С., Клион А.Д., Холланд С.М., Гамильтон Р.Г., Бохнер Б.С., МакГлашан Д.В. мл. Взаимосвязь между сывороточным IgE и поверхностными уровнями FcepsilonR на лейкоцитах человека при различных заболеваниях: корреляция экспрессии с FcepsilonRI на базофилах, но не на моноцитах или эозинофилы. J Аллергия Клин Иммунол. 2000. 106: 514–520.

9. Бибер Т. Fc epsilon RII/CD23 на эпидермальных клетках Лангерганса. Рез Иммунол. 1992. 143:445–447.

10. Йоханссон СГО, Бибер Т., Даль Р., Фридманн П.С., Ланье Б.К., Локки Р.Ф., Мотала С., Ортега Мартелл Дж.А., Платтс-Миллс Т.А., Ринг Дж., Тьен Ф., Ван Каувенберг П. , Уильямс Х.К.Пересмотренная номенклатура аллергии для глобального использования: Отчет Комитета по обзору номенклатуры Всемирной организации по аллергии, октябрь 2003 г. J Allergy Clin Immunol. 2004. 113:832–836.
11. Сноу Р.Е., Чепмен С.Дж., Холгейт С.Т., Стивенсон Ф.К. Иммуногенетика IgE человека. Гибридомы антител к гуму. 1996. 7: 157–166.
12. Ледин А., Арнемо Дж. М., Либерг О., Хеллман Л. Высокие уровни IgE в плазме популяции скандинавских волков и их значение для гомеостаза IgE млекопитающих. Мол Иммунол. 2008.45:1976–1980.
13. Левин М.Е., Ле Суеф П.Н., Мотала С. Общий IgE у городских чернокожих южноафриканских подростков: влияние атопии и гельминтозов. Детская Аллергия Иммунол. 2008. 19:449–454.

14. Финкельман Ф.Д., Урбан Дж.Ф. мл. Обратная сторона медали: защитная роль цитокинов T H 2 . J Аллергия Клин Иммунол. 2001. 107: 772–780.

15. Хаган П. IgE и протективный иммунитет к гельминтозам. Иммунол от паразитов. 1993. 15:1–4.

16. Хаманн К.Дж., Глейх Г.Дж., Чекель Дж.Л., Легеринг Д.А., Макколл Дж.В., Баркер Р.Л. Уничтожение in vitro микрофилярий Brugia pahangi и Brugia malayi белками эозинофильных гранул. Дж Иммунол. 1990. 144:3166–3173.

17. Глейх Г.Дж., Оттесен Э.А., Лейферман К.М., Акерман С.Дж. Эозинофилы и болезни человека. Int Arch Allergy Appl Immunol. 1989. 88: 59–62.

18. Кей А.Б. Аллергия и аллергические заболевания. Первая из двух частей. N Engl J Med. 2001. 344:30–37.

19. Холгейт СТ. Эпидемия аллергии и астмы.Природа. 1999. 402:6760 Доп. В2–В4.
20. Carosso A, Bugiani M, Migliore E, Antò JM, DeMarco R. Референтные значения общего сывороточного IgE и их значение в диагностике аллергии у молодых взрослых европейцев. Int Arch Allergy Immunol. 2007. 142:230–238.
21. Wittig HJ, Belloit J, De Fillippi I, Royal G. Возрастные уровни иммуноглобулина E в сыворотке у здоровых людей и у пациентов с аллергическими заболеваниями. J Аллергия Клин Иммунол. 1980. 66:305–313.
22. Шерил Д.Л., Штейн Р., Халонен М., Холберг С.Дж., Райт А., Мартинес Ф.Д.Общий сывороточный IgE и его связь с симптомами астмы и аллергической сенсибилизацией у детей. J Аллергия Клин Иммунол. 1999. 104:28–36.
23. Никель Р., Илли С., Лау С., Зоммерфельд С., Бергманн Р., Камин В., Форстер Дж., Шустер А., Ниггеманн Б., Ван У. Изменчивость уровней общего иммуноглобулина Е в сыворотке от рождения до 10-летнего возраста. Проспективная оценка большой когорты новорожденных (Немецкое многоцентровое исследование аллергии). Клин Эксперт Аллергия. 2005. 35:619–623.
24. Делинк Э., Бейкер А.Х., Йен Э., Нурко С., Фибигер Э.Взаимосвязь между уровнями сывороточного IgE, IgE, связанного с клетками, и IgE-рецепторов на клетках периферической крови у детей. ПЛОС Один. 2010. 5:e12204.
25. Викман М. Когда аллергия осложняется аллергией. Аллергия. 2005. 60: Приложение 79. 14–18.
26. Pastorello EA, Incorvaia C, Ortolani C, Bonini S, Canonica GW, Romagnani S, Tursi A, Zanussi C. Исследования взаимосвязи между уровнем специфических IgE-антител и клиническим проявлением аллергии: I. Определение уровней, различающих больные с симптомной от больных с бессимптомной аллергией к распространенным аэроаллергенам.J Аллергия Клин Иммунол. 1995. 96: 580–587.
27. Микели Сопо С., Радзик Д., Кальвани М. Прогностическая ценность уровней специфического иммуноглобулина Е для первой диагностики аллергии на коровье молоко. Критический анализ детской литературы. Детская Аллергия Иммунол. 2007. 18: 575–582.

28. Komata T, Söderström L, Borres MP, Tachimoto H, Ebisawa M. Полезность титров специфических IgE-антител к пшенице и сое для диагностики пищевой аллергии. Аллергол Интерн. 2009. 58: 599–603.

29.Вайнштейн Б.К., Йи А., Джелли Д., Зиглер М., Зиглер Дж.Б. Сочетание укола кожи, немедленного нанесения на кожу и тестирования на специфический IgE в диагностике аллергии на арахис у детей. Детская Аллергия Иммунол. 2007. 18: 231–239.
30. Купер П.Дж., Александр Н., Монкайо А.Л., Бенитес С.М., Чико М.Е., Вака М.Г., Гриффин Г.Э. Экологические детерминанты общего IgE у школьников, проживающих в сельской местности тропиков: значение геогельминтных инфекций и эффект антигельминтного лечения. БМС Иммунол. 2008. 9:33.
31. Hagel I, Lynch NR, Pérez M, Di Prisco MC, López R, Rojas E. Модуляция аллергической реактивности детей из трущоб при глистной инфекции. Иммунол от паразитов. 1993. 15:311–315.
32. Lynch NR, Hagel IA, Palenque ME, Di Prisco MC, Escudero JE, Corao LA, Sandia JA, Ferreira LJ, Botto C, Perez M, Le Souef PN. Взаимосвязь между глистной инфекцией и ответом IgE у детей с атопией и без атопии в тропической среде. J Аллергия Клин Иммунол. 1998. 101:217–221.

33.Sunyer J, Antó JM, Castellsagué J, Soriano JB, Roca J. Общий сывороточный IgE связан с астмой независимо от уровня специфического IgE. Испанская группа европейского исследования астмы. Eur Respir J. 1996. 9: 1880–1884.

34. Graves PE, Kabesch M, Halonen M, Holberg CJ, Baldini M, Fritzsch C, Weiland SK, Erickson RP, von Mutius E, Martinez FD. Кластер из семи тесно связанных полиморфизмов гена IL-13 связан с общими уровнями IgE в сыворотке в трех популяциях белых детей.J Аллергия Клин Иммунол. 2000. 105: 506–513.

35. Марш Д.Г., Нили Д.Д., Бризил Д.Р., Гош Б., Фрейдхофф Л.Р., Эрлих-Каутцки Э., Шоу С., Кришнасвами Г., Бити Т.Х. Анализ сцепления IL4 и других маркеров хромосомы 5q31.1 и концентраций общего иммуноглобулина E в сыворотке. Наука. 1994. 264:1152–1156.

36. Мансур А.Х., Бишоп Д.Т., Маркхэм А.Ф., Мортон Н.Е., Холгейт С.Т., Моррисон Дж.Ф. Предположительные доказательства генетической связи между фенотипами IgE и маркерами хромосомы 14q. Am J Respir Crit Care Med.1999. 159:1796–1802.

37. Nowicka U. Заболевания с повышенным уровнем иммуноглобулина E. Пневмонол Алергол Пол. 2009. 77: 533–540.

38. Милгром Х. Терапия анти-IgE при аллергических заболеваниях. Curr Opin Педиатр. 2004. 16:642–647.

39. D’Amato G, Piccolo A, Salzillo A, Noschese P, D’Amato M, Liccardi G. Рекомбинантное гуманизированное моноклональное антитело против IgE (омализумаб) в терапии среднетяжелой и тяжелой аллергической астмы. Недавние лекарства от аллергии Pat Inflamm Discov. 2007. 1: 225–231.

RACGP — Количественные тесты на иммуноглобулин в сыворотке

Введение
Эта статья является частью нашей серии «Тесты и результаты» за 2013 г., целью которой является предоставление информации об общих тестах, которые регулярно назначают врачи общей практики. В нем рассматриваются такие области, как показания, что сказать пациенту, что тест может и не может сказать вам, а также интерпретация результатов.

Когда следует заказать тест?

Тесты на сывороточный иммуноглобулин используются для оценки иммунодефицита антител (гуморального).Низкий уровень иммуноглобулина называется «гипогаммаглобулинемией». Тесты следует назначать, если у пациента есть симптомы, указывающие на дефицит иммуноглобулина, такие как семейный анамнез иммунодефицита, рецидивирующие или тяжелые или необычные бактериальные инфекции, отсутствие ответа на антибиотики, необычные или рецидивирующие вирусные инфекции и/или хроническая необъяснимая диарея. Пациенты с дефицитом антител особенно предрасположены к рецидивирующим синопульмональным инфекциям, особенно с полисахаридными инкапсулированными микроорганизмами, включая Streptococcus pneumoniae и Haemophilus influenzae .Существует много типов дефицита антител, начиная от изолированного дефицита IgA и заканчивая тяжелым дефицитом всех иммуноглобулинов. 2 Они могут возникать как изолированный дефект или как часть более широкого комбинированного иммунодефицита, поражающего как Т-, так и В-клетки.

Анализы сывороточного иммуноглобулина можно использовать для оценки состояний, связанных с хроническим воспалением (например, ревматоидный артрит, системная красная волчанка, аутоиммунное заболевание печени) или хроническими инфекциями (например, гепатит С, ВИЧ). 3 Анализы также следует назначать вместе с другими тестами, включая электрофорез сыворотки и мочи, при подозрении на В-клеточное злокачественное новообразование, такое как миелома, лимфома или хронический лимфолейкоз (ХЛЛ).

Измерение IgM у новорожденного может помочь в диагностике врожденной или неонатальной инфекции.

В зависимости от состояния (например, при миеломе) также могут периодически назначаться тесты на иммуноглобулин сыворотки для мониторинга прогрессирования заболевания.

Когда не следует заказывать тест?

В остальном здоровые, хорошо развивающиеся дети с частыми простудными заболеваниями не нуждаются в измерении уровня иммуноглобулина.В Австралии у нормальных здоровых малышей может быть до 12 инфекций в год. Число инфекций увеличивается, если ребенок посещает детский сад, имеет старших братьев и сестер и/или курящих родителей.

Как работает тест?

Нефелометрия и турбидиметрия являются наиболее широко используемыми методами из-за их скорости, простоты использования и точности. И в нефелометрии, и в турбидиметрии источник света проецируется через образец жидкости в прозрачном контейнере. Турбидиметрия измеряет уменьшение интенсивности света, а нефелометрия измеряет рассеяние света при его прохождении через образец, которое пропорционально концентрации иммуноглобулина в растворе. Лабораторные уровни могут варьироваться в зависимости от лаборатории из-за различий в методах тестирования.

Что означают результаты?

Уровни IgG, IgA и IgM обычно оценивают вместе. Аномальные результаты теста указывают на то, что что-то влияет на иммунную систему, и могут указывать на необходимость дальнейшего тестирования. Аномальные Ig не являются диагностическими, но могут, в сочетании с соответствующим анамнезом и результатами других тестов, быть сильным индикатором заболевания или состояния.

Существует ряд состояний, связанных со снижением и повышением уровня иммуноглобулина.

Дефицит иммуноглобулина

Первичные (наследственные) – менее распространенные заболевания, при которых организм не способен вырабатывать один или несколько классов иммуноглобулинов

Вторичная (приобретенная) — наиболее частые причины гипогаммаглобулинемии возникают в результате основного состояния, которое либо влияет на способность организма вырабатывать Ig, либо увеличивает потерю Ig из организма ( Таблица 1 ).

Таблица 1. Причины вторичной или приобретенной гипогаммаглобулинемии
Состояния, вызывающие аномальную потерю или повышенный катаболизм иммуноглобулина
  • Нефротический синдром и другие тяжелые заболевания почек
  • Тяжелые ожоги
  • Сепсис
  • Энтеропатия с потерей белка
  • Кишечная лимфангиэктазия
Условия/факторы, влияющие на выработку иммуноглобулинов
  • Пищевая недостаточность или алкоголизм
  • Лекарственные препараты, такие как фенитоин, карбамазепин, иммунодепрессанты или химиотерапевтические агенты
  • Злокачественные новообразования, особенно гематологические злокачественные новообразования (хронический лимфоцитарный лейкоз, лимфома, множественная миелома)
  • Ревматологические заболевания, включая ревматоидный артрит или системную красную волчанку (СКВ)
  • Вирусы, включая ВИЧ, вирус Эпштейна-Барра, краснуху, цитомегаловирус

Гипогаммаглобулинемия чаще обусловлена ​​вторичными, чем первичными причинами. 4 Вторичные причины включают нефротический синдром, энтеропатии с потерей белка, сепсис и злокачественные новообразования ( Таблица 1 ). У пациентов с потерей иммуноглобулина в почечный тракт или кишечник уровень IgM, как правило, остается нормальным, поскольку он сохраняется из-за его большого размера.

Существует большое количество первичных гуморальных иммунодефицитов, при которых иммуноглобулины обнаруживают легкие или глубокие изменения (обычно снижены, иногда повышены). 5 Селективный дефицит IgA является одним из наиболее распространенных иммунодефицитов и встречается с частотой 1:500. 5 Лабораторные исследования показывают неопределяемый IgA и нормальные IgG и IgM. Это открытие часто обнаруживается случайно, например, при тестировании на целиакию. Большинство пациентов протекают бессимптомно, в то время как у некоторых могут возникать рецидивирующие синопульмональные инфекции в более позднем детстве. Поскольку уровни IgA в сыворотке крови не достигают уровня взрослых до 8 лет, диагноз дефицита IgA не следует ставить у детей младше 4 лет.

Уровни IgG снижаются в первые 6 месяцев жизни по мере снижения уровня материнских трансплацентарно приобретенных антител (нормальная физиологическая гипогаммаглобулинемия).Недоношенные дети имеют меньше материнского IgG и могут достигать более низких значений. В ряде случаев нормальный постепенный рост IgG у младенцев на первом году жизни задерживается (так называемая транзиторная гипогаммаглобулинемия младенцев). 5 Уровни Ig обычно восстанавливаются к 2 годам, хотя это может быть отсрочено, пока ребенку не исполнится 8 лет. У этих пациентов IgM обычно в норме.

Пациенты с Х-сцепленной агаммаглобулинемией обычно имеют низкие или неопределяемые уровни всех основных иммуноглобулинов из-за аномалий развития В-клеток, что приводит к отсутствию или значительному снижению числа В-клеток. 5 Первые симптомы обычно появляются в возрасте 4–8 месяцев, поскольку уровень IgG, полученного трансплацентарно от матери, снижается.

Общий вариабельный иммунодефицит является наиболее распространенным тяжелым дефицитом антител, поражающим как детей, так и взрослых. 5 Заболевание проявляется в разном возрасте, обычно к третьему десятилетию жизни, хотя часто между симптомами и постановкой диагноза проходит значительная задержка. Эти пациенты имеют гипогаммаглобулинемию (низкий уровень IgG с низким уровнем IgA и/или IgM), плохой специфический ответ антител на прививки и повышенную частоту аутоиммунных заболеваний, особенно аутоиммунных цитопений из-за нарушения регуляции иммунного ответа.

Избыток иммуноглобулина

Причинами повышения уровня иммуноглобулина являются:

  • повышенный уровень поликлональных иммуноглобулинов, образующийся из многих различных иммунных (плазменных) клеток
  • увеличили моноклональные иммуноглобулины в результате пролиферации одного клона плазматических клеток.

Эти причины более подробно описаны в Таблица 2 .

Таблица 2. Причины повышения уровня иммуноглобулинов
Результат иммуноглобулина Сопутствующие состояния

Поликлональное увеличение любого или всех трех классов (IgG, IgA и/или IgM)

Инфекции острые и хронические (включая ВИЧ, вирус Эпштейна-Барра, цитомегаловирус)
Заболевания соединительной ткани (ревматоидный артрит, системная красная волчанка, склеродермия)
Хронический активный аутоиммунный гепатит (IgG)
Первичный билиарный цирроз (IgM)
Гематологические нарушения
Негематологические злокачественные новообразования
В пуповинной крови новорожденных с внутриутробной инфекцией (IgM к возбудителю)

Моноклональное увеличение в одном классе со снижением или без снижения в двух других классах

Множественная миелома (IgG, IgA, редко IgM)
Моноклональная гаммапатия неопределенной значимости
Хронический лимфолейкоз
Неходжкинская лимфома
Макроглобулинемия Вальденстрема (IgM)
Первичный системный амилоидоз
Моноклональные криоглобулинемии

Повышение уровня иммуноглобулинов (гипергаммаглобулинемия) обычно носит поликлональный характер и связано с иммунной активацией, связанной с аутоиммунными заболеваниями или инфекцией. В этих случаях, как правило, поражаются несколько классов Ig. Напротив, моноклональная продукция обычно связана с заметным увеличением только одного класса иммуноглобулинов (называемого парапротеином или моноклональным белком). Это может быть связано со снижением двух других классов (иммунопарез). Хотя у пациентов наблюдается увеличение общего количества иммуноглобулинов, они часто имеют относительный иммунодефицит, поскольку большая часть продукции иммуноглобулинов является аномальной и не способствует иммунному ответу.

Следующие шаги?

Наличие гипогаммаглобулинемии должно быть подтверждено повторным тестированием. Любые основные вторичные причины гипогаммаглобулинемии должны быть рассмотрены до направления к консультанту-иммунологу для исследования гипогаммаглобулинемии. Важно анализировать мочу на потерю белка. В анамнезе может быть выявлено использование лекарств, связанных с низким уровнем иммуноглобулина (, таблица 1, ).

У взрослых с аномальной или избыточной выработкой иммуноглобулинов следует проводить электрофорез белков сыворотки для выявления наличия любой моноклональной полосы (также называемой «парапротеином» или «спайком М») и электрофорез белков мочи для определения белка Бенс-Джонса.

Общий анализ крови (ОАК) важен для выявления лимфопении, анемии и тромбоцитопении (все они могут наблюдаться при гипогаммаглобулинемии) и для исключения нейтропении. Лимфоцитоз может наблюдаться при ХЛЛ или лимфоме. Лимфопения у младенцев с инфекциями, диареей и/или отставанием в развитии является важной находкой, поскольку она свидетельствует о тяжелом комбинированном иммунодефиците. Тяжелый комбинированный иммунодефицит требует неотложной медицинской помощи, и пациенты должны быть срочно направлены в специализированные центры для продолжения диагностики и лечения, как только возникнет подозрение (т.если у пациентов низкое абсолютное число лимфоцитов и низкий уровень/отсутствие иммуноглобулинов). 6

Существуют разногласия по поводу измерения уровней подкласса IgG, поскольку изолированный дефицит подкласса IgG редко бывает значительным и при отсутствии дефицита специфических антител не имеет большого клинического значения. Подклассы IgG не следует рутинно заказывать. 7

Тесты, которые следует назначать только после обсуждения с клиническим иммунологом, включают: 8

  • идентификация Т- и В-лимфоцитов методом проточной цитометрии
  • измерение слюнного IgA.Этот тест полезен для младенцев, поскольку этот иммуноглобулин слизистой оболочки созревает раньше, чем циркулирующий IgA. Если в этой возрастной группе выявляется низкий уровень IgA в сыворотке, перед постановкой диагноза дефицита IgA следует измерить уровень IgA в слюне
  • . Реакция
  • специфических антител на такие вакцины, как столбняк и пневмококк, обеспечивает качественную оценку функции иммуноглобулина и может помочь в диагностике таких состояний, как дефицит специфических антител. У таких пациентов нормальный уровень иммуноглобулинов, но плохой специфический ответ на вакцины. 9

Ловушки

Значения всех уровней иммуноглобулинов у детей необходимо сравнивать с нормальными лабораторными значениями для данного возраста. Нормальный доношенный ребенок имеет неопределяемый уровень IgA и IgM при рождении, и эти уровни постепенно повышаются в течение первых 2–3 лет жизни. Уровни IgA увеличиваются с возрастом и часто повышены у пожилых людей.

Пациенты с дефицитом иммуноглобулинов могут иметь ложноотрицательные результаты лабораторных тестов, измеряющих наличие антител в крови.Например, один тест на глютеновую болезнь обнаруживает тип IgA антитела против тканевой трансглутаминазы (анти-тТГ). Если у человека дефицит IgA, то результаты этого теста могут быть отрицательными, когда у человека действительно глютеновая болезнь. Если есть подозрения, что это так, то можно провести количественный тест на IgA.

Нарушение реакции антител на патогены при состояниях гипогаммаглобулинемии может затруднить серологическую диагностику некоторых инфекций, таких как ВИЧ и вирус Эпштейна-Барр.У этих пациентов следует проводить методы обнаружения нуклеиновых кислот или посев.

Важно отметить, что количественная оценка иммуноглобулинов не позволяет оценить клональность. Кроме того, нормальный уровень иммуноглобулина не исключает небольшого количества парапротеина, и при подозрении на это следует провести дополнительное тестирование. Парапротеины также могут мешать иммунологическим анализам, и их следует подозревать, если есть необычные или неожиданные результаты для клинической картины, особенно у пациентов с известным лимфопролиферативным заболеванием. 10 Если направляющий врач знает, что у пациента есть основной парапротеин, это должно быть указано в форме запроса.

Кого следует направить к клиническому иммунологу?

Наличие гипогаммаглобулинемии должно быть подтверждено повторным тестированием. Вторичные причины гипогаммаглобулинемии следует рассмотреть и, по возможности, исключить до направления к консультанту-иммунологу. Направление по поводу гипергаммаглобулинемии будет зависеть от основной причины.Пациенты с моноклональным парапротеином должны быть направлены к гематологу для дальнейшего обследования.

Тематическое исследование

Петр, 2 года, обратился к терапевту с двумя инфекциями нижних дыхательных путей, тремя инфекциями уха и одним эпизодом гастроэнтерита за последнюю зиму. Он хорошо упитан и имеет соответствующие вехи развития. Он начал посещать детский сад 6 месяцев назад и имеет двух старших братьев и сестер. Все инфекции дыхательных путей реагировали на 5-дневные курсы пероральных антибиотиков.

Врач общей практики организовал уровни FBC и иммуноглобулинов. ОАК был нормальным, но уровни иммуноглобулинов IgG были низкими.

Есть ли у этого пациента иммунодефицит?

Маловероятно. Количество инфекций по-прежнему находится в пределах ожидаемого диапазона для здорового ребенка, посещающего детское учреждение, а также для старших братьев и сестер, которые являются дополнительными источниками инфекционных агентов. 11 Ни одна из инфекций не была резистентной к антибиотикам, и не сообщалось о каких-либо необычных или редких осложнениях.Ребенок не отстает в развитии. ОАК в норме (нет признаков лимфопении, которая может наблюдаться при более тяжелых формах иммунодефицита).

Следует ли пациенту немедленно повторить тест на IgG?

Нет. У пациента может быть транзиторная гипогаммаглобулинемия, и ожидается повышение уровня IgG в течение следующих 12 месяцев. IgG можно повторить через 6 месяцев, если у пациента все еще есть проблемы с инфекциями. Если уровень IgG все еще низкий или падает, и есть клинические опасения, следует рассмотреть вопрос о направлении к клиническому иммунологу для дальнейшей оценки.

Конкурирующие интересы: Нет.
Происхождение и экспертная оценка: введено в эксплуатацию; рецензируется внешними экспертами.

Взгляните на Последние статьи

Продукция

IgE является уникальной характеристикой млекопитающих. Традиционно понятие аллергии подразумевало аномальную реакцию на в остальном безобидный агент (например, пыльцу или пищу) с легко определяемой связью между воздействием и заболеванием. Однако существуют синдромы, при которых связь между воздействием соответствующего аллергена и «аллергическим» заболеванием не ясна. В этих случаях наличие специфических IgE-антител может сыграть важную роль в идентификации соответствующего аллергена и послужить ориентиром для терапии. IgE представляет собой изотип антител, обнаруживаемый в самой низкой концентрации в кровотоке. Однако, несомненно, IgE может играть важную роль в опосредовании аллергических реакций; лучше всего иллюстрируется клиническими преимуществами терапии моноклональными антителами против IgE при некоторых аллергических заболеваниях. IgE также был вовлечен в врожденные заболевания из-за специфических молекулярных дефектов и в аутоиммунные заболевания, действуя как аутореактивный иммуноглобулин.В этом обзоре будет описано наше текущее понимание взаимодействия между IgE и его основными рецепторами FcεRI и CD23 (FcεRII). Мы рассмотрим известные и потенциальные функции IgE в норме и болезни: в частности, его вредную роль при аллергических заболеваниях и его защитные функции в защите хозяина от паразитов и ядов. Наконец, мы представим обзор препаратов, находящихся в стадии клинической разработки или обладающих терапевтическим потенциалом при IgE-опосредованных аллергических заболеваниях.

аллергия, IgE, аутоиммунитет, моноклональные антитела, атопия

Аллергический фенотип, вероятно, спас жизни гораздо большему количеству млекопитающих, чем когда-либо умерших от аллергии, что подтверждает положительную роль IgE в нашей эволюции.Возникающая в результате гиперчувствительность I типа поражает значительную часть населения мира, при этом количество случаев аллергии неуклонно растет с 1960-х и 1970-х годов. Сегодня примерно 40% населения сенсибилизировано (т.е. имеет специфический IgE) к белкам окружающей среды [1]. Таким образом, IgE-зависимая гиперчувствительность I типа остается проблематичной с медицинской точки зрения. Аллергический фенотип, несмотря на его кажущуюся высокую стоимость, имеет эволюционную ценность благодаря целому ряду преимуществ. Они варьируются от защиты от паразитарных инфекций для значительной части населения мира до ускоренного заживления ран, защиты от ядов и, возможно, опухолей. Тот факт, что IgE появился на ранней стадии эволюции млекопитающих, вероятно, из-за события дупликации гена IgY, подтверждается наблюдением, что этот иммуноглобулин встречается у всех млекопитающих [2]. Структура IgE, по-видимому, хорошо сохранилась у млекопитающих, что указывает на сильное эволюционное давление, направленное на сохранение его полной функциональности [3]. Филогенетические данные свидетельствуют о том, что рецептор IgE произошел от молекул, подобных рецептору Fc (FcRL), на ранней стадии эволюции млекопитающих [4]. Тучные клетки и базофилы, вероятно, предшествуют появлению как IgE, так и его высокоаффинного рецептора, как и содержание протеазы в их гранулах.По-видимому, первые аллергены произошли от пыльцы, спор и насекомых, которые были частью рациона предков млекопитающих 360 миллионов лет назад. Пожилые аллергены простейших и гельминтов также относятся к тем же временам, так что все ингредиенты для IgE-опосредованного аллергического ответа существовали с появлением млекопитающих. А именно: тучные клетки и базофилы, аллергены, Ig-E и его рецепторы и, возможно, цитокины Th 2 [5].

Иммуноглобулин Е (IgE) был открыт около 54 лет назад.В 1966 году группа Ishizakas в Японии описала иммуноглобулин, отличный от известных классов иммуноглобулинов, который может вызывать аллергические реакции на коже, и который они назвали антителом γE [6]. Официальное название IgE было дано в 1968 г. IgE — это изотип, обнаруженный в самой низкой концентрации в кровотоке (50–200 нг/мл IgE у здоровых людей против ~10 мг/мл для IgG). Однако уровни IgE могут резко повышаться у лиц с аллергическими заболеваниями [7]. Это открытие имело большое значение как для диагностики, так и для лечения аллергических заболеваний: количественное определение аллергенспецифических IgE является одним из основных диагностических критериев аллергии [8].Антитела IgE существуют в двух формах: мембраносвязанная форма (mIgE), экспрессируемая В-клетками, подвергшимися переключению класса на IgE, и секретируемая форма, продуцируемая В-клетками плазмы. mIgE служит рецептором В-клеток, участвующим в поглощении и презентации антигена. Период полувыведения сывороточного IgE составляет 3 дня, а тканевого IgE — недели и даже месяцы. IgE выполняет свои биологические функции, связываясь с двумя основными рецепторами: FcεRI и CD23 (FcεRII). Высокоаффинный рецептор IgE, FcꞓRI, экспрессируется на поверхности базофилов крови и тучных клеток, находящихся в тканях; и на другие типы клеток у человека, включая нейтрофилы, эозинофилы, тромбоциты, моноциты и дендритные клетки [9].Низкоаффинный рецептор CD23 экспрессируется в основном В-клетками [10], но также и несколькими другими клеточными популяциями, включая нейтрофилы, эозинофилы, фолликулярные ДК и кишечные эпителиальные клетки (КЭК). CD23 на В-клетках служит главным образом негативным регулятором синтеза IgE.

IgE представляет собой мономерное антитело на основе гликопротеина. Антитела IgE состоят из двух идентичных тяжелых цепей (каждая содержит вариабельный домен VH и четыре константных домена Cε) и двух идентичных легких цепей (состоящих из вариабельного домена VL и константного домена CL) с общей молекулярной массой 190 кДа (рис. 1).Подобно другим классам антител, Fab-область IgE отвечает за распознавание и связывание антигена, в то время как эффекторная функция IgE определяется карбоксиконцевой частью Fc [11]. Сайт связывания FcεRI расположен в домене Cε3 и в области линкера Cε2-Cε3. Сайт связывания с низкоаффинным рецептором IgE CD23 также в основном расположен в домене Cε3 с участием домена Cε4. Кристаллическая структура доменов Cε3-Cε4 человека показала, что, вращаясь относительно Cε4, Cε3 может принимать либо «открытую», либо «закрытую» конформацию.Эта конформационная гибкость регулирует связывание IgE как с FcεRI, так и с CD23. Несколько внутри- и междоменных дисульфидных мостиков контролируют структуру и активность IgE. Активность IgE также регулируется гликозилированием в различных сайтах [9].

Рисунок 1. Структура IgE

Антитела

IgE состоят из двух идентичных тяжелых цепей (состоящих из вариабельного домена VH и четырех константных доменов Cε) и двух идентичных легких цепей (состоящих из вариабельного домена VL и константного домена CL). «Fab»: область, ответственная за распознавание и связывание антигена. «Fc»: часть, отвечающая за эффекторные функции IgE. Указано положение междоменных дисульфидных мостиков.

FcεRI представляет собой рецептор с высоким сродством к IgE (Kd от ~10 -9 до 10 -10 М) (Kd = константа диссоциации). Рецептор представляет собой тетрамер, который экспрессируется на высоких уровнях преимущественно в базофилах и тучных клетках и имеет α- и β-субъединицы, а также Ɣ-димер, связанный дисульфидными мостиками.Существует циркулирующая форма рецептора, физиологическая роль которой еще предстоит определить. Связанный с клеткой рецептор — это тот, который опосредует биологические функции. CD23, также известный как FcεRII, представляет собой рецептор с низким сродством к IgE (Kd = 10 -5 М). Рецептор представляет собой тример и преимущественно экспрессируется на поверхности В-клеток и участвует в поглощении и презентации антигена (IgE-зависимая) Т-клеткам. Существует также растворимая форма этого рецептора [12].

Классическая классификация Гелла и Кумбса определяет 4 типа иммунных реакций.Реакция гиперчувствительности немедленного типа I, опосредованная IgE, которая рассматривается в данной монографии (например, анафилаксия). Цитотоксическая реакция гиперчувствительности II типа, опосредованная IgG или IgM, но связанная такими антителами с антигенами клеточной поверхности (например, лекарственная гемолитическая анемия). Реакция типа III, вызванная циркулирующими иммунными комплексами, которые затем связываются с посткапиллярными венулами (например, сывороточная болезнь), и реакция типа IV, представляющая собой реакцию замедленной гиперчувствительности, опосредованную не антителами, а клетками (например, реакция PPD при туберкулезе).Другие классификации добавляют еще до 3 типов реакций, но классификация Гелла и Кумбса является практической и академической. IgE также известен как «реагин», потому что именно так его представляли, когда описывали вызываемую им «реакцию». Некоторые реакции гиперчувствительности немедленного типа могут быть опосредованы не IgE, а IgG 4 [13]. Аллергия — это реакция гиперчувствительности, опосредованная иммунным механизмом, в котором участвуют антитела или клетки. Атопия — это семейная или личная склонность к выработке IgE-подобных антител в ответ на низкие дозы антигенов, обычно белков.«Анафилактоидная» реакция — это реакция, сходная с анафилактической реакцией, но не опосредованная IgE (реакции, не опосредованные IgE). Гены, кодирующие синтез IgE, расположены на хромосоме 14 [13].

Это тип иммунитета, который обеспечивает защиту от паразитарных инфекций, но также активен при аллергических заболеваниях. Он управляется CD4+ T-хелперами 2 (клетки Th 2] и врожденными лимфоидными клетками группы 2 (ILC2s) посредством секреции IL-4, IL-5, IL-9 и IL-13, которые регулируются фактором транскрипции GATA3.GATA3 представляет собой фактор транскрипции, который у людей кодируется геном GATA3, GATA является одним из трех генов, мутация которых > 10% случаев рака молочной железы (Атлас генома рака). При реакции гиперчувствительности немедленного типа I каскад событий при сенсибилизации аллергеном выглядит следующим образом. Эпителиальные клетки в ответ на аллергены будут высвобождать цитокины, такие как алармины (IL-25, IL-33 и TSLP [тимический стромальный лимфопоэтин]), которые программируют незрелые DCs (дендритные клетки) дыхательных путей на обработку аллергенов и миграцию в местные лимфатические узлы представляют пептиды, полученные в результате процессинга, наивным или некоммитированным Т-лимфоцитам и генерируют Th 2 .

ДК являются специализированными клетками, подобными макрофагам, которые находятся в эпителии дыхательных путей и являются основной линией антигенпрезентирующих клеток и созревают при презентации антигенов, связанных с главным комплексом гистосовместимости II (MHC II) в Т-систему. DCs активируют и рекрутируют Th 2 через CCL17 и CCL 22 (лиганд CC-хемокинов 17 и 22 соответственно), но эти хемокины могут напрямую активировать клетки ILC2s, присутствующие в слизистой оболочке дыхательных путей. Th 2 за счет активации фактора транскрипции STAT 6 (преобразователь сигнала и активатор транскрипции) и ILCs2 за счет активации GATA3 секретируют цитокины Th 2 (рис. 2) [14].Эти интерлейкины приводят к инфильтрации дыхательных путей эозинофилами (ИЛ-5), В-клетками (ИЛ-4 и ИЛ-13), которые становятся плазматическими клетками и генерируют IgE в ответ на аллергены, и, альтернативно, эти интерлейкины активируют макрофаги, которые вызывают обструкцию и симптомов, а IL-9 привлекает и активирует пролиферацию тучных клеток.

Рис. 2. Помехоустойчивость типа 2

Вирус и вдыхаемые аллергены активировали дендритные клетки легких (ДК) с высвобождением лиганда CC-хемокинов 17 (CCL17) и CCL22, которые рекрутируют Т-хелперные клетки 2 (Th3) и группируют врожденные лимфоидные клетки (ILC2).Активация факторов транскрипции GATA3 и STAT6 в клетках Th3 и ILC2 приводит к секреции цитокинов IL-4, IL-5, IL-9, IL-13. Эти цитокины регулируют синтез IgE, эозинофильную пролиферацию, пролиферацию тучных клеток и гиперреактивность дыхательных путей (AHR) соответственно. Эпителиальные клетки также продуцируют алармины, в том числе стромальный лимфопоэтин тимуса (TSLP), IL-25 и IL-33, которые являются «вышестоящими» цитокинами в эозинофильном ответе. STAT6 = передача сигнала и активатор транскрипции 6.

В частности, в отношении контроля и продукции IgE следует выделить два аспекта. Во-первых, T HF (фолликулярный хелпер T), а не Th 2 , по-видимому, отвечает за организацию продукции IgE. T FH располагаются на В-клеточных фолликулах во вторичных лимфоидных органах. Активация T FH была связана с аллергическими заболеваниями. Во-вторых, для производства IgE требуется 2 коммуникационных сигнала между Т- и В-клетками для преобразования IgG в IgM и IgM в IgE в плазматических клетках.Первый сигнал обсуждается, поскольку он включает IL-4 и IL-13, а второй представляет собой интерфейс между CD40 B-клетками и лигандом CD40 T-клеток (CD 154] [15,16]. Это происходит из-за иммуноглобулина. изменение изотипа, которое включает соматическую рекомбинацию, опосредованную AID (активация, индуцированная цитозиндезаминазой) [17].IgE связывается со своими высоко- и низкоаффинными рецепторами в тучных клетках дыхательных путей, циркулирующих базофилах и других клетках слизистой оболочки и при повторном воздействии аллергена , они будут высвобождать медиаторы, уже предварительно сформированные в их гранулах, такие как гистамин, протеазы (гидролазы, химазы и карбоксипептидазы), липидные медиаторы, образованные « de novo » (лейкотриены, простагландины и тромбоксаны), цитокины и хемокины, которые повреждают дыхательные пути. и усиливают воспалительный процесс [18].

Другими клетками, проникающими в дыхательные пути при реакции типа I, являются эозинофилы. Привлекаемые из крови и костного мозга CCL11 (эотаксин), CCL5 (RANTES = регулируется при активации, нормальные Т-клетки экспрессируются и секретируются) и IL-5 высвобождают свои четыре основных белка (основной основной белок, эозинофильный катионный белок, эозинофильный белок). пероксидаза и нейротоксин, полученный из эозинофилов), которые способны вызывать повреждение и дисфункцию тканей [19].

Таким образом, клеточный профиль, инфильтрирующий дыхательные пути (или любую другую ткань, являющуюся мишенью реакции типа I, например, кожу, слизистую оболочку носа или желудочно-кишечного тракта), полученный в рамках программы Th 2 , состоит из тучных клеток, эозинофилов , и Th 2 лимфоцитов.

Аллергические заболевания

Бронхиальная астма — хроническое и распространенное воспалительное заболевание органов дыхания, поражающее 10% взрослого населения в разных странах [20]. По оценкам, 315 миллионов человек страдают во всем мире и 346 000 человек умирают каждый год. Оценить распространенность у детей до 5 лет сложнее по нескольким причинам. Трудно поставить надежный диагноз астмы в этой возрастной группе, потому что у детей без астмы, особенно в возрасте 0-2 лет, часто встречаются респираторные симптомы, такие как кашель и бронхоспазм.Некоторые вирусные инфекции (респираторно-синцитиальная и риновирусная) связаны с рецидивирующими хрипами на протяжении всего детства. Поэтому не все хрипы в этом возрасте означают астму. Кроме того, обычно в этой возрастной группе невозможно исследовать ограничение воздушного потока. Что является фактом, так это то, что это наиболее распространенное заболевание в детском возрасте и вызывает ведущую заболеваемость, проявляющуюся в виде пропусков занятий в школе, обращений в отделения неотложной помощи и госпитализаций [21]. Эндотип — это подтип состояния, определяемый другим патологическим механизмом.При астме у нас есть два эндотипа; астма Th- 2 и астма не-Th 2 [22]. В эндотипе Th- 2 фенотип в основном эозинофильный, и внутри него имеется подгруппа с тяжелой эозинофильной астмой, рефрактерной к традиционному лечению [23]. Эндотип, отличный от Th- 2 , также известен как неэозинофильная астма (НЭА). Чанг классифицирует их как астму «Th- 2 сильное воспаление» и астму «Th- 2 слабое воспаление» (NEA) [24]. 50% астматиков будут иметь эозинофильный фенотип, а остальные 50% будут иметь NEA.Не всегда существует четкая корреляция между клиническими фенотипами и молекулярными эндотипами. В эндотипе Th- 2 иммунитет регулируется CD4+ Т-хелпером-2, который секретирует интерлейкины IL-4, IL-5, IL-9 и IL-13, что приводит к инфильтрации дыхательных путей эозинофилами, тучными клетками и В-клетки (продуцирующие IgE в ответ на аллергены), как описано в программе Th 2 [25]. Дело в том, что у этих больных имеется периферическая эозинофилия и инфильтрация дыхательных путей эозинофилами.Пациенты с НЭА не имеют значительной эозинофилии, и в этой группе имеется несколько фенотипов, таких как нейтрофильный, малогранулоцитарный и смешанный (эозинофилы и нейтрофилы). Эти пациенты имеют различные факторы риска, такие как курение, загрязнение окружающей среды, профессиональные воздействия, рецидивирующие инфекции и ожирение. Трудно отличить НЭА от ХОБЛ, особенно у людей пожилого возраста, поскольку они легко перекрывают друг друга, имеют схожие спирометрические паттерны и сходные молекулярные механизмы, которые их вызывают.В обоих программа Т-клеток направлена ​​на Th-1, Th-17, которые привлекают нейтрофилы и макрофаги, но не эозинофилы [26]. Этот тип астмы более тяжелый и меньше реагирует (как и смешанный тип) на кортикостероиды. Хотя верно то, что повышенный уровень IgE является биомаркером астмы Th 2 с ранним началом, явно аллергической, его также можно обнаружить при поздней неаллергической бронхиальной астме. Это происходит, например, при астме с поздним началом, обостренной энтеротоксинами staphylococcus aureus , когда имеется специфический IgE к энтеротоксину (SE-IgE), а биомаркер предсказывает развитие тяжелой астмы с частыми госпитализациями, использованием пероральные стероиды и ухудшение функции легких.Похоже, что энтеротоксин иммунологически манипулирует слизистой оболочкой дыхательных путей, активируя программу Th 2 и вызывая повышение IgE и тканевую эозинофилию, не опосредуя аллергический механизм [27]. Аллергическим ринитом страдает до 40% населения мира [28]. 40% больных аллергическим ринитом имеют БА и 80-90% астматиков имеют аллергический ринит. У больных аллергическим ринитом вероятность развития БА в 3 раза выше, чем у тех, у кого ее нет, а у 40-60% больных БА имеются рентгенологические данные хронического риносинусита [29].Хронический риносинусит может протекать с полипозом носа или без него. Если он возникает при полипозе носа, то ассоциирован с более тяжелым течением БА [30]. В настоящее время наиболее распространенными аллергенами при аллергических респираторных заболеваниях являются наружная пыльца, пыльца деревьев, пыльца трав и пыльца сорняков. Из внутренней среды наиболее часто встречаются клещи домашней пыли, кошки, собаки, плесень. До 30% детей и 2-10% взрослых страдают аллергическим дерматитом, ассоциированным с БА, ринитом, конъюнктивитом, эозинофильным эзофагитом, системной иммунной активацией и пищевой аллергией [31].Редко пищевая аллергия является триггером симптомов астмы, но у пациентов с пищевой анафилаксией сосуществование БА является сильным фактором риска более тяжелых и даже фатальных реакций. Арахис и орехи являются наиболее часто ответственными продуктами [32]. Очевидно, эти ассоциации имеют сильную аллергическую и иммунологическую основу, отражая иммунное воспаление 2-го типа. Количественное определение периферических эозинофилов, мокроты и экссудата из носа, а также специфических и неспецифических IgE пытается задокументировать этот диатез, но маркеры системного воспалительного заболевания не используются, поскольку при БА, по-видимому, не происходит такой активации.

Бронхолегочный аспергиллез (АБЛА) представляет собой реакцию гиперчувствительности на колонизацию дыхательных путей вездесущей плесневой аспергиллой [33]. Пораженные пациенты обычно имеют кашель и обострения астмы, а также рецидивирующие легочные инфильтраты, которые могут прогрессировать до бронхоэктазов и легочного фиброза [34]. Диагностические критерии включают астму или кистозный фиброз в анамнезе, повышенный уровень IgE, специфичных к аспергиллам, и IgG к аспергиллам, повышенный уровень IgE в сыворотке (> 1000 нг/мл или> 410 МЕ/мл), сыпь и гиперемию кожи на антиген аспергилл и высокую эозинофилию. 35].Обострения улучшаются при назначении преднизолона.

На желудочно-кишечном уровне эозинофилия может быть связана с эозинофильным гастроэнтеритом, эозинофильным колитом и эозинофильным эзофагитом. Последнее состояние связано с аллергическим ринитом, астмой, пищевой аллергией и семейным анамнезом по атопии (20-80%) [36]. Ощущение ожога за грудиной, дисфагии и стеноза пищевода часто путают с гастроэзофагеальным рефлюксом, поэтому атопический диатез и эозинофилия должны указывать на диагноз.Атопия, по-видимому, является важным фактором, но опосредованным не IgE, а IgG 4 , который, как мы знаем, может вести себя как реагин. Цитокины Th- 2 способствуют эозинофильной инфильтрации и активации TGF-β (трансформирующего фактора роста бета), ремоделированию и стенозу пищевода. Диета, дилатация пищевода и лекарства являются терапевтическими вариантами. Будесонид (ампулы для питья) 1 мг/сут внутрь детям и 2-4 мг/сут взрослым, после еды, является альтернативой. Он работает в Европе над дизайном таблеток будесонида.

Пищевая аллергия поражает 6% детей и 2% взрослых. Иммунная толерантность – это отсутствие или снижение стойкого ответа иммунной системы на аутоантигены, то есть на патогенный аутоиммунитет. Возможно, что если бы этой иммунной толерантности не существовало, а происходило бы обратное, неконтролируемая иммунная гиперактивность, пищевая аллергия или аутоиммунные заболевания были бы гораздо более распространенными [37]. Пищевая аллергия представляет собой неблагоприятный иммунный ответ на съеденные белки. Наиболее распространенными проглатываемыми антигенами являются коровье молоко, яйца, арахис, орехи, рыба, семена кунжута, соевые бобы, горчица и сульфиты (добавки).Эпитопы (антигенные детерминанты или фракции макромолекул, распознаваемые иммунной системой) представляют собой специфические последовательности, с которыми связываются антитела, небольшого размера (20-70 кДа) и представляют собой водорастворимые гликопротеины. Обычно они устойчивы к кислотной или тепловой денатурации и могут оставаться неповрежденными после обработки, упаковки, приготовления или химического расщепления [38]. Другие антигены денатурируются при приготовлении, например яйца и молоко при приготовлении тортов, как правило, хорошо переносятся аллергиками.Пищевая аллергия может давать клинические проявления в любой системе жизнедеятельности человека, но наиболее часто поражаются кожа (аллергический дерматит), желудочно-кишечный тракт (гастроэнтерит и эозинофильный эзофагит) и дыхательные пути. Пищевая аллергия не вызывает хронических респираторных симптомов и может быть IgE-опосредованной или не-IgE-опосредованной (клеточно-опосредованной). Неаллергическими пищевыми явлениями являются метаболические нарушения (например, непереносимость лактозы), реакции на токсические загрязнители (разлагающие бактерии), реакции на фармакологически активные компоненты (кофеин или тирамин-генерирующая мигрень) [38].У детей с аллергией на арахис раннее, последовательное и постепенное воздействие, начатое в возрасте 4-11 месяцев, снижает пищевую аллергию на арахис на 86% и сохраняется в течение 60 месяцев. Происходит прогрессирующая оральная десенсибилизация, поскольку создается оральная иммунная толерантность из-за сдвига IgE, вызвавшего аллергию, IgG 4 , играющего защитную роль, поскольку он ингибирует активацию базофилов. Это показывает важность иммунной толерантности как терапевтического инструмента при пищевой аллергии [39].

Хроническая крапивница характеризуется зудящими волдырями, центральным отеком и окружающей эритемой и может быть связана с кожным или слизистым ангионевротическим отеком. Острая форма, которая длится менее 6 недель, обычно является аллергической. Хроническая крапивница (спонтанная или идиопатическая) длится более 6 недель и связана с повышенным аутоиммунитетом, опосредованным ауто-IgE, и антитиреоидными антителами и другими аутоиммунными заболеваниями (СКВ). Третий вариант индуцируется физической травмой, холодом или холинергическим путем и может проявляться дермографизмом [40].

Паразитоз

Недавно в журнале был опубликован обзор паразитозов у ​​человека [41]. Иммунная система млекопитающих использует программу Th 2 для обеспечения защиты от паразитов. In breve IgE играет основную патогенную роль при аллергии, но играет защитную роль в защите от паразитарных заболеваний, таких как гельминты и простейшие. Многие из этих паразитозов имеют не только периферическую эозинофилию, но и повышенный уровень IgE в сыворотке.Например, парагонимоз наиболее распространен в Восточной Азии, Западной Африке, Индии, Центральной и Южной Америке и вызывается Paragonimus westermani или Paragonimus sp . У 50% пациентов отмечается выраженная эозинофилия и повышенный уровень IgE [42]. Тропическая легочная эозинофилия (ТПЭ) — редкое состояние, возникающее вследствие необычной реакции гиперчувствительности к антигенам филярий паразитов Wuchereria bancrofti и Brugia malayi [43]. ]. Дегенерированные микрофилярии высвобождают антигены, которые вызывают иммунный ответ типа I, II и IV с высоким уровнем IgE.Острая личиночная миграция (синдром Леффлера) представляет собой самокупирующуюся патологию, вызванную транспульмональной миграцией личинок, которая происходит в начале нормального жизненного цикла нескольких гельминтов, включая Ascaris lumbricoides , анкилостомоз ( Ancylostoma duodenale и Necator americanus ) и Strongyloides stercolaris . Могут появиться выраженная эозинофилия и высокий уровень IgE, а на рентгенограмме грудной клетки видны мигрирующие инфильтраты [44]. Висцеральная мигрирующая личинка (острый токсокароз) возникает при проглатывании яиц Toxocara canis или Toxocara catis , которые обнаруживаются в почве, загрязненной фекалиями собак или кошек, или при употреблении сырого мяса, особенно печени.Яйца образуют личинок, которые проникают через слизистую оболочку кишечника, попадают в портальную циркуляцию, а затем в системный кровоток с повышенным уровнем IgE и эозинофилией [45]. Паразитозы не только стимулируют выработку противопаразитарных IgE-антител, но могут неспецифически индуцировать синтез поликлональных IgE, что приводит к значительному повышению общего уровня IgE в сыворотке. Такая поликлональная стимуляция может снижать специфические ответы IgE-антител и вызывать насыщение Fc-эпсилон-рецепторов тучных клеток, подавляя таким образом аллергическую реактивность.Это может представлять собой механизм уклонения паразита от иммунитета. И, с другой стороны, дети с выраженным атопическим фоном демонстрировали IgE-ответы, конкордантные усиленному протективному ответу против гельминтозов, и имели достоверно более низкую интенсивность инфекции, чем их неатопические сверстники. Эти наблюдения подтверждают концепцию о том, что атопическое состояние дает избирательное эволюционное преимущество, которое может компенсировать его участие в аллергических заболеваниях [46].

Гипер-IgE-синдромы человека (HIES)

HIES имеют 50-летнюю историю связи между высокими уровнями IgE и атопией в клиническом контексте бактериальных и грибковых инфекций в различных органах, сниженным клиническим и биологическим уровнем воспаления и различными некроветворными проявлениями развития. Все соответствует мутациям. Синдром Джоба соответствует аутосомно-доминантному дефициту STAT 3 (дефицит AD STAT3) (полиморфная мутация гена, кодирующего фактор транскрипции).STAT 3 представляет собой вездесущий плейотропный фактор, который включает ответы многих цитокинов, включая IL-6. STAT 3 используется вместе с JAK (киназа Януса) как способ передачи сигналов развития тканей, гомеостаза организма и защиты хозяина [47]. Клинически они обычно имеют суставные, скелетные, зубные и сосудистые аномалии. Кожные заболевания включают от неонатальной сыпи до хронического атопического дерматита. «Холодные» абсцессы кожи и легких обычно вызываются золотистым стафилококком (сходство с поражением кожи пророка Иова объясняет название синдрома).Часто встречается кожно-слизистый кандидоз. На иммунологическом уровне они проявляются высокими уровнями IgE (> 2000 МЕ/мл), эозинофилией, В-клеточной лимфопенией памяти и низкими уровнями Th27 [48]. ДОК 8 – это дефицит «дедикатора цитокинеза 8», белка лимфоцитов. Это аутосомно-рецессивная недостаточность. (АР ХИС). Его мутация приводит к низкому уровню иммунных клеток с эозинофилией, повышенному уровню IgE, лимфопении Т-клеток и NK (естественных киллеров) и восприимчивости к вирусным и грибковым инфекциям.Вскоре после рождения у них развивается атопический дерматит, аллергическая астма, пищевая аллергия и кожно-слизистый кандидоз. Некоторые авторы считают, что его квалифицируют скорее как комбинированный иммунодефицит (ДВС-синдром), чем как ГИЭ. Дефицит PGM 3 является мутацией фосфоглюкомутазы 3. Ее дисфункция влияет на многие фундаментальные процессы гликозилирования липидов и белков. У него эозинофилия, хотя не у всех пациентов повышен уровень IgE. Они проявляются рецидивирующими бактериальными и вирусными инфекциями, аутоиммунными заболеваниями, тяжелыми аллергическими заболеваниями, задержкой развития и аномалиями скелета [17].Дефицит AD-CARD приводит к дисфункции CARD11, нормального белка-активатора лейкоцитов, с клинической картиной, аналогичной предыдущей, и возникает при дефиците рецептора IL-6, который, мутировав, не позволяет IL-6 действие. Многие из этих мутаций были недавно описаны в Национальном институте аллергии и инфекционных заболеваний. Другие синдромы с повышенным уровнем IgE и иммунодефицитом включают: синдром Вискотта-Олдрича, Ди Джорджа, Оменна и Корнела-Нетертона.

Новообразования

Повышенный уровень IgE был описан при бронхогенной карциноме, после трансплантации костного мозга и IgE-миеломе.Синдром Сезари (периферическое Т-клеточное новообразование) был связан с повышенным уровнем IgE и/или эозинофилией, когда злокачественный клон имеет фенотип CD4+ хелпер и продуцирует аномальное количество цитокина IL-4. Умеренно повышенный IgE также был зарегистрирован при В-клеточном хроническом лимфоцитарном лейкозе и у пациентов с болезнью Ходжкина [49].

Другие патологии

ВИЧ, РСВ, проказа, ЦМВ, ВЭБ и системный кандидоз могут проявляться повышенным уровнем IgE, но это не всегда происходит, и повышение уровня иммуноглобулина не является ни диагностическим критерием, ни биомаркером заболевания, ни объективным терапевтический.То же самое происходит при нефротическом синдроме, нефрите, заболеваниях печени, муковисцидозе, болезни Кавасаки, синдроме Гийена-Барре и болезни Кимуры.

Биомаркеры — это характеристики, которые можно объективно измерить и оценить как индикаторы нормального или патологического биологического процесса или фармакологического ответа на терапевтические вмешательства. С этой точки зрения измерение общего IgE в сыворотке является адекватным критерием для диагностики АБЛА, паразитоза или ГИЭ, но при аллергии, которая представляет собой наибольшую практическую пользу, оно имеет свои ограничения (таблица 1).Нормальное значение общего сывороточного IgE не исключает аллергический диатез. Для этого может потребоваться определение специфического IgE для одного или нескольких аллергенов. Кроме того, некоторые «аллергические» патологии могут быть опосредованы IgG 4 или IgG 2 и проявляться нормальными значениями IgE. В отличие от IgG и IgA, IgE обладает выраженной перекрестной реактивностью, что затрудняет определение антигенной специфичности. Причина этой изменчивости неизвестна и требует дальнейшего изучения [50].Например, тропомиозин Der p 10 клещей домашней пыли обладает перекрестной реактивностью с антигенами тараканов и креветок, поэтому он не является релевантным антигеном для бронхиальных провокационных тестов [50]. 51].Экстракт кошки, который дает положительный результат на кожу или положительный результат на сывороточный IgE, не имеет значения для бронхиального провокационного теста. Первый из двух аллергенов, Fel d 2 (кошачий овальбумин), перекрестно реагирует со свиным альбумином, вызывая синдром свиньи-кошки [52], а при синдроме альфа-геля антиген в говядине дает перекрестную реакцию с антигенами из слюна клещей, чиггеров и мармеладок, которые используются в желе из зефира и при появлении которых не опосредованы ни IgE, ни IgG 4 , а IgM или IgG 2. В бронхопровокационном тесте также есть нерешенные потребности и области неопределенности. Естественное воздействие аэроаллергенов подвергает пациентов воздействию относительно крупных частиц с широким спектром аллергенов и адъювантов. В лабораторных испытаниях размеры меньше и изменчивы. При естественном воздействии локальное воспаление приводит к длительной гиперреактивности бронхов. В бронхиальном провокационном тесте гиперреактивность является преходящей, что означает, что многие обострения могут быть не обязательно связаны с естественным воздействием данного антигена (который дал положительный результат теста), а с воздействием вирусного триггера.Кожные тесты, как правило, не позволяют определить важность чувствительности. Необходимо измерить специфические субъединицы IgE или IgG. Общий сывороточный IgE имеет ограниченное значение. Существует ряд митогенных факторов, не обязательно аллергенных, которые могут стимулировать его выработку, например, вирусы, бактерии, гельминты и загрязнение окружающей среды (дизельное топливо, сигаретный дым). Как всегда в медицине, хороший анамнез может определить актуальность или неактуальность лабораторных данных [7]. Три наиболее часто используемых метода для измерения специфического IgE: RAST (радиоаллергосорбентный тест) и его производные, FAST (флуоресцентный аллергосорбентный тест) и ELISA (иммуноферментный анализ).

Таблица 1. Нормальные значения IgE в КУ/л указаны в зависимости от возраста

IgE-опосредованный аутоиммунитет (аутоаллергия) включает IgE в качестве антител против собственных антигенов пациента (аутоантигенов). Для вовлечения этого в механизм иммунологического патогенеза необходимо идентифицировать IgE как аутоантитела и определить аутоантигены-мишени. Основная роль IgE заключается в защите хозяина. Это была основная функция, появившаяся в ходе эволюционного развития антитела для уничтожения червеобразных паразитов (гельминтов) и простейших, а также веществ окружающей среды, таких как токсины, яды и ксенобиотики.Патогенная роль IgE проявляется с приобретением антигенной силы белками окружающей среды. Распознавание собственных антигенов с помощью IgE является неясным явлением, и роль аутоиммунитета с помощью IgE при аутоиммунных заболеваниях плохо изучена [53]. IgE, по-видимому, способен распознавать собственные молекулы пациента как аутоантигены, подвергшиеся фосфорилированию. При буллезной пузырчатке описаны IgE и IgG, распознающие фосфорилированные эпитопы. Что неясно, есть ли преимущественное распознавание IgE или они могут распознаваться как аутоантигены всей иммунной системой [54].Методы обнаружения аутореактивных IgE обладают высокой вариабельностью и низкой воспроизводимостью, и это область, требующая дальнейших исследований для улучшения методов обнаружения.

Самореактивный IgE был обнаружен в нескольких субъектах. При атопическом дерматите с вариабельной частотой (23-91%), особенно в тяжелых случаях и направленным против кератиноцитов и ядерных антигенов [55]. Буллезный пемфигоид — кожное заболевание с образованием пузырей, поражающее пожилых пациентов. Хотя это правда, что у них есть ауто-IgA и ауто-IgG против гемидесмосомных белков, у них также есть ауто-IgE против антигенных белков (BP180, коллаген типа XVII и внутриклеточный BP-230).BP представляют собой молекулы адгезии к клеточному субстрату, экспрессированные в кератиноцитах. Аутоантитела IgG и IgE имеют один и тот же эпитоп. Аутоантитела способствуют дегрануляции клеток и отложению ауто-IgE на базальной мембране кожи [56]. Вульгарная пузырчатка и листовидная пузырчатка представляют собой буллезные аутоиммунные заболевания кожи, связанные с ауто-IgG, направленными против десмоглина-3 (молекула десмосомной адгезии), но также были описаны эпидермальные отложения ауто-igE, направленные против того же антигена. Хроническая идиопатическая крапивница обычно не считается классическим аутоиммунным заболеванием, но у подгруппы пациентов выявляются ауто-IgG и ауто-IgE к FCϵRI, к двухцепочечной ДНК, к тиреоглобулину и тиреопероксидазе, а также тиреоидит и СКВ.Анти-IL-24 IgE коррелирует с болезнью активности. 32% пациентов с СКВ имеют ауто-IgE против двухцепочечной ДНК, и этот результат коррелирует с активностью заболевания, но не с наличием атопических заболеваний. Спорным моментом является то, представляют ли они аутоиммунитет per se или являются продуктом перекрестной реакции против аллергенов. IgE анти-дцДНК, по-видимому, связан с волчаночным нефритом [57]. При ревматоидном артрите описаны ауто-IgE, направленные против ядерных антигенов и цитруллинированного белка, особенно у пациентов с нейтропенией.Этот феномен также был описан при аутоиммунном увеите, рассеянном склерозе, болезни Грейвса и аутоиммунном панкреатите. Подробных данных о бронхиальной астме, аллергическом риноконъюнктивите и хроническом риносинусите с полипозом носа мало или нет [50,56].

IgE-опосредованные хронические заболевания лечат антигистаминными препаратами, кортикостероидами, другими противовоспалительными препаратами и биологическими препаратами. Понимание программы Th 2 позволило разработать рекомбинантные гуманизированные моноклональные антитела, которые блокируют цитокины Th 2 или их рецепторы, модифицируя нижестоящие сигналы эффекторных клеток и уменьшая высвобождение провоспалительных медиаторов или хемотаксис из воспалительных клеток. .Омализумаб (OmAb) представляет собой моноклональное антитело, действующее по нескольким механизмам. Секвестрирует свободный сывороточный IgE, ускоряет диссоциацию mIgE (IgE, связанного с мембранным рецептором) от рецепторов и снижает эозинофилию в крови, мокроте и биоптатах бронхов при бронхиальной астме. Это связано с тем, что OmAb индуцирует эозинофильный апоптоз. Пациенты, получавшие OmAb, имеют повышенный уровень анексина, маркера эозинофильного апоптоза [58]. OmAb было разработано для связывания IgE на Fc-фрагменте в локусе Cϵ3 в том же домене, где IgE связывается с рецепторами FcϵRI и FcϵRII.Основная идея заключается в секвестрации IgE, индукции эозинофильного апоптоза и уменьшении аллергического воспаления [59]. Предложенный механизм, хотя и не проверенный, заключается в том, что OmAb может связываться с антигенами, действуя с конкурентным ингибитором [60]. Он вводится подкожно и медленно всасывается. Период полувыведения составляет 26 дней. Его обычно вводят один раз в месяц, достигая пика максимальной концентрации между 7-8 90–118-м 90–119-м днем ​​и комплексом OmAb-IgE элиминируется ретикулоэндотелиальной системой.Доза зависит от антропометрических показателей и уровня IgE, но обычно колеблется в пределах 150–300 мг подкожно каждые 4 недели (рис. 3). Непрерывное лечение OmAb незначительно увеличивает риск артериального тромбоза и отрицательно влияет на сердечный выброс и мозговое кровообращение. Побочные эффекты включают эритему и боль в месте инъекции вплоть до системной анафилаксии.

Рисунок 3. Моноклональные антитела при бронхиальной астме

Перечислены показания для каждой группы моноклональных антител.

10% пациентов с хронической астмой плохо реагируют на традиционное лечение. В группе персистирующих и среднетяжелых и тяжелых астматиков с выраженным аллергическим компонентом (эндотип Th 2 ), у которых контроль не достигается, показано применение ОмАт с 6-летнего возраста. Первоначальные исследования уже продемонстрировали снижение до 50% ИГКС (ингаляционных кортикостероидов) и даже их прекращение [61]. Более поздние работы добавляют уменьшение симптомов и обострений и ограничивают ремоделирование.[62]. Стандартная продолжительность лечения OmAb до настоящего времени не установлена. Последующее исследование показало, что после шести лет лечения OmAb у большинства пациентов была легкая и стабильная астма в последующие три года после прекращения лечения [63]. Было высказано предположение, что устойчивость эффектов OmAb может быть связана с его способностью ограничивать ремоделирование дыхательных путей у пациентов с астмой.

Использование OmAb при крапивнице было сосредоточено главным образом на CSU с аутоиммунной формой.В частности, у лиц старше 12 лет, у которых сохраняются симптомы [64]. Влияние OmAb на ХСС с ангионевротическим отеком или без него было продемонстрировано в нескольких двойных слепых рандомизированных плацебо-контролируемых исследованиях [65]. Хотя доза OmAb для CSU установлена ​​на уровне 300 мг каждые 4 недели, доза 150 мг каждые 4 недели также дает эффект у некоторых пациентов, а в других случаях дозу необходимо увеличивать до 300 мг каждые две недели. Тем не менее, до сих пор неясно, как OmAb работает в CSU: кроме того, тот факт, что OmAb не эффективен у всех пациентов, предполагает участие механизмов/путей в CSU, отличных от IgE-каскада.

Системный мастоцитоз представляет собой гетерогенное заболевание, возникающее в результате аномальной пролиферации и накопления тучных клеток более чем в одном органе. В этих случаях OmAb снижает экспрессию FcϵRI в циркулирующих базофилах и тучных клетках, но не у всех пациентов. При HIES у некоторых пациентов было описано клиническое улучшение. При эозинофильном гастроэнтерите применение ОмАТ снижает количество периферических эозинофилов, а также антральных и дуоденальных эозинофилов на 35-45%.Он эффективно блокирует CD23-опосредованное связывание аллергена с В-клетками [66].

Существует тесная связь между астмой и аллергическим ринитом. По этой причине ожидалось, что OmAb будет эффективным при лечении сопутствующего ринита у пациентов с астмой. Действительно, в одном испытании отношение шансов положительного эффекта на ринит составило 3,56, что указывает на то, что вероятность улучшения была в три с половиной раза выше у пациентов, получавших OmAb [67]. При полипозе носа результаты применения ОмАт менее очевидны, так как это состояние возникает у неаллергических пациентов.Омализумаб также продемонстрировал свою клиническую значимость у пациентов с аллергическим бронхолегочным аспергиллезом (АБЛА) с муковисцидозом или без него [68].

При аллергическом дерматите и буллезной пузырчатке результаты противоречивы. При пищевой аллергии использование OmAb в сочетании с пероральной десенсибилизацией имеет терапевтический потенциал. Сообщалось о положительном эффекте при атопическом кератоконъюнктивите, который является тяжелой реакцией гиперчувствительности, которая может вызвать потерю остроты зрения и слепоту [69].

В-клетки

имеют дополнительный фрагмент из 52 аминокислот, называемый Cϵmx, который расположен между доменом Cϵ4 IgE и его заякоривающим сегментом мембраны. Квилизумаб представляет собой моноклональное антитело, нацеленное на этот сегмент, вызывающее апоптоз IgE + клеток, снижающее уровень свободного IgE, однако оно не дает значительных клинических преимуществ при аллергической астме. Специфические антитела против IgE, такие как IgE-CD3, которые снижают уровень свободного IgE в сыворотке и уровни IgE + В-клеток, а также другие прототипы, которые снижают количество этих клеток и количество плазматических клеток, генерирующих IgE, исследуются, но пока только OmAB одобрен FDA как моноклональное антитело, которое непосредственно направлено на снижение уровня IgE при аллергической астме и хронической крапивнице [70].

Другие моноклональные антитела, воздействующие на другие Th 2 -цитокины, используются, в частности, при тяжелой аллергической астме. Меполизумаб, реслизумаб и бенрализумаб представляют собой антитела, нацеленные на ИЛ-5 или его рецептор; основной интерлейкин в привлечении и активации эозинофилов [71]. ИЛ-4 и ИЛ-13 (которые активируют синтез IgE) действуют путем стимуляции α-субъединицы рецептора ИЛ-4. Дупилумаб ингибирует этот рецептор и, следовательно, действие обоих интерлейкинов, влияя на синтез IgE, но не непосредственно на сывороточный IgE [72,73] (рис. 3).

IgE играет основную роль в защите от гельминтов и простейших, а также в патогенезе аллергических заболеваний у млекопитающих.

IgE играет преобладающую роль не только в диагностике многих заболеваний, вызывающих аллергию на внешние антигены, но и как антитело, направленное против аутоантигенов (аутоиммунитет).

Обнаружение аутореактивного IgE требует будущих исследований для улучшения его изменчивости и воспроизводимости, а также для более точного определения его роли в аутоиммунных заболеваниях.

Разработка моноклональных антител анти-IgE или направленных против цитокинов Th 2 вернула иммуноглобулин IgE на стол исследований.

Несколько новых молекул, направленных против каскада синтеза или молекулярных эффектов или сигналов антитела, находятся в поле зрения исследователей, и возможно, что их клиническое использование повлияет на естественное течение заболеваний, связанных с IgE, в будущем.

Данная работа выполнена только автором.Автор А.А. участвовал в планировании, сборе данных, анализе данных, написании и критическом обзоре. АА прочитал и одобрил окончательный вариант рукописи.

Нет.

Нет.

  1. Foster S (2011) Как вы можете помочь людям с аллергией? Pharm J 286: 535‐ 538.
  2. Hellman LT, Akula S, Thorpe M, Fu Z (2017) Отслеживание происхождения IgE, тучных клеток и аллергии с помощью исследований на диких животных. Передний Immunol 8: 1749. [Crossref]
  3. Vernersson M, Aveskogh M, Hellman L (2004) Клонирование IgE ехидны (Tachyglossus aculeatus) и сравнительный анализ ε-цепей всех трех существующих линий млекопитающих. Dev Comp Immunol 28: 61-75. [Перекрестная ссылка]
  4. Акула С., Мохаммадамин С., Хеллман Л. (2014) Fc-рецепторы для иммуноглобулинов и их появление в ходе эволюции позвоночных. PLoS One 9: e96903.[Перекрестная ссылка]
  5. Pritchard DI, Falcone FH, Mitchell PD (2020) Эволюция IgE-опосредованной гиперчувствительности I типа и ее иммунологическое значение. Аллергия 00: 1-17.
  6. Ишизака К., Ишизака Т., Хорнбрук М. (1966) Физико-химические свойства реагинового антитела. V. Корреляция реагиновой активности с антителами к гамма-Е-глобулину. J Иммунол 97: 840-853. [Перекрестная ссылка]
  7. Platts-Mills TAE, Schuyler AJ, Erwin EA, Commins SP, Woodfolk JA (2016) IgE в диагностике и лечении аллергических заболеваний. J Allergy Clin Immunol 137: 1662-1669. [Перекрестная ссылка]
  8. Hamilton RG, MacGlashan DW Jr, Saini SS (2010) Специфическая активность антител IgE при аллергических заболеваниях человека. Иммунол Рез 47: 273-284. [Перекрестная ссылка]
  9. Balbino B, Conde E, Marichal T, Start IP, Reber LL (2018) Подходы к нацеливанию антител IgE при аллергических заболеваниях. Pharmacol Ther 191: 50-64. [Перекрестная ссылка]
  10. Sutton BJ, Davies AM (2015)Структура и динамика взаимодействий IgE-рецептор: Fc-эпсилон-RI и CD23/Fc-эпсилон-RII. Immunologic Rev 268: 222-235. [Перекрестная ссылка]
  11. Wu LC, Sarrin AA (2014) Производство и регулирование IgE иммунной системой. Nat Rev Immunol 14: 247-259. [Перекрестная ссылка]
  12. Dhaliwal B, Pang MO, Keeble AH, James LK, Gould HJ, et al (2017) IgE асимметрично связывается со своим рецептором В-клеток CD23. Научный представитель 7: 45533.
  13. Gould HJ, Beavil R (1998) Immunoglobulin E. In: Encyclopedia of Immunology.(2 Эд).
  14. Альварадо А. (2019) Различия, сходства и противоречия между бронхиальной астмой и хронической обструктивной болезнью легких. Clin Res Trials 5: 1-12.
  15. Yao Y, Chen CL, Yu D, Liu Z (2020)Роль фолликулярных хелперов и регуляторных Т-клеток при аллергических заболеваниях и иммунотерапии аллергенами. Аллергия .
  16. Stokes J (2017) Лечение анти-IgE заболеваний, отличных от астмы. Front Med (Лозанна) 4: 152.[Перекрестная ссылка]
  17. Zhang Q, Boisson B, Béziat U, Puel A, Casanova JL (2018) Синдром гипер-IgE человека: единственное или множественное число? Mamm Genome 29: 603-607. [Перекрестная ссылка]
  18. Вернерссон С., Пейлер Г. (2014) Секреторные гранулы тучных клеток: готовы к бою. Nat Rev Immunol 3: 681-686. [Перекрестная ссылка]
  19. Розенберг Х.Ф., Дайер К.Д., Фостер П.С. (2013)Эозинофилы: изменение взглядов на здоровье и болезни. Нат Рев Иммунол.13:9-22. [Перекрестная ссылка]
  20. To T, Stanojevic S, Moores G, Gerson AS, Baterman ED, et al (2012)Глобальная распространенность астмы среди взрослых: данные перекрестного обзора состояния здоровья в мире. NMC Public Health 12: 204. [Перекрёстная ссылка]
  21. GINA (2020) Глобальная стратегия лечения и профилактики астмы. Глобальная инициатива по астме.
  22. Esteban-Gorgojo I, Antolin-Amérigo D, DomÃnquez Ortega J, Quirce S (2018) Неэозинофильная астма: текущие перспективы. J Астма Аллергия 11: 267-281. [Перекрестная ссылка]
  23. Ortega HG, Lin LM, Pavord ID, Bruselle GG, FitzGerald JM и др. (2014) Лечение меполизумабом при тяжелой эозинофильной астме. N Engl J Med 371: 1198-1207. [Перекрестная ссылка]
  24. Chung KF, Wenzel SE, Brozek JL, Bush A, Castro M, et al (2014) Международные рекомендации ERS/ATS по определению, оценке и лечению тяжелой астмы. Евр Респир J 43: 343-373. [Перекрестная ссылка]
  25. Barnes PJ (2017) Клеточные и молекулярные механизмы астмы и ХОБЛ. Clin Sci (Лондон) 131: 1541-1558. [Перекрестная ссылка]
  26. Постма Д.С., Рабе К.Ф. (2015) Синдром перекрытия астмы и ХОБЛ. N Engl J Med 373: 1241-1249. [Перекрестная ссылка]
  27. Bachert C, Humbert M, Hannia NA, Zhang N, Holgate E, et al (2020) Staphylococcus aureus и его IgE-индуцирующие энтеротоксины при астме: современные знания. Eur Respir J 55: 1
      2. [Перекрестная ссылка]
    • Tong MCF, Lin JSC (2015) Эпидемиология аллергического ринита во всем мире.В: Akdis CA, Hellings PW, Agache I (Eds) Global Atlas Allergic Rhinitis and Chronic Rhinosinusitis. Цюрих, Цвитцерланд. Европейская академия аллергии и клинической иммунологии стр: 62-63. [
    • Schmitt J, Stadler E, Küster D, Wüstenberger EC (2016)Медицинская помощь и лечение аллергического ринита: популяционное когортное исследование, основанное на рутинных данных об использовании медицинских услуг. Аллергия 71: 850-858. [Перекрестная ссылка]
    • Хамилос Д.Л. (2011) Хронический риносинусит.Эпидемиология и медицинский менеджмент. Allergy Clin Immunol 128: 693-707. [Перекрестная ссылка]
    • Lyons JJ (2015)Атопический дерматит у детей: клинические особенности, патофизиология и лечение. Immunol Allergy Clin North Am 35: 161-183. [Перекрестная ссылка]
    • Бок С.А., Муноз-Фурлонг А., Сэмпсон Х.А. (2007) Дальнейшие смертельные случаи, вызванные анафилактическими реакциями на пищу, «2001-2006». J Allergy Clin Immunol 119: 1016-1018. [Перекрестная ссылка]
    • Cottin V, Cordier JF (2012)Эозинофильные заболевания легких. Immunol Allergy Clin North Am 32: 557-586. [Перекрестная ссылка]
    • Агарвал Р., Чакрабарти А., Шах А., Гупта Д., Мейс Дж. Ф. и др. (2013)Аллергический бронхолегочный аспергиллез: обзор литературы и предложение новых диагностических и классификационных критериев. Clin Exp Allergy 43: 850-873. [Перекрестная ссылка]
    • Пиналь-Фернандес И., Сельва-О’Каллаган А., Грау Дж. М. (2014) Диагностика и классификация эозинофильного фасциита. Autoimmune Rev 13: 379-382.[Перекрестная ссылка]
    • Reed CC, Dellon ES (2019) Эозинофильный эзофагит. Med Clin North Am 103: 29-42. [Перекрестная ссылка]
    • Bluestone JA, Anderson M (2020)Толерантность в эпоху иммунотерапии. N Engl J Med 38: 1156-1166. [Перекрестная ссылка]
    • Waserman S, Bégin P, Watson W (2018)IgE-опосредованная пищевая аллергия. Allergy Asthma Clin Immunol 14: 55. [Crossref]
    • Du Toit G, Roberts G, Sayre PH, Bahnson HT, Radulovic S и др. (2015) Рандомизированное исследование потребления арахиса при аллергии на арахис. N Engl J Med 372: 803-813. [Перекрестная ссылка]
    • Навинес-Феррер А., Серрано-Канделас Э., Молина-Молина Г.Дж., Мартин М. (2016)Хронические заболевания, связанные с IgE, и лечение на основе анти-IgE. J Immunol Res 2016: 1-12. [Перекрестная ссылка]
    • Альварадо А. (2020) Эозинофилы: физиология и патология. Clin Res Trials 6: 1-11.
    • Fürst T, Keizer J, Utzinger J (2012)Глобальное бремя пищевого трематодоза человека: системный обзор и метаанализ. Ланцет Infect Dis 12: 210-221. [Перекрестная ссылка]
    • Виджаян В.К. (2007) Тропическая легочная эозинофилия: патогенез, диагностика и лечение. Curr Opin Pulm Med 13: 428-433. [Перекрестная ссылка]
    • Jourdan PM, Lamberton PHL, Fenwick A, Addiss DG (2018)Гельминтные инфекции, передающиеся через почву. Ланцет 391: 252-265. [Перекрестная ссылка]
    • Smith H, Holland C, Taylor M, Magnaval JF, Schantz P, et al (2009) Насколько распространен токсокароз у людей? К стандартизации наших знаний. Тренды Паразитол 25: 182-188. [Перекрестная ссылка]
    • Lynch NR, Hagel IA, Palenque, Di Prisco MC, Escudero JE и др. (1998) Взаимосвязь между глистной инфекцией и реакцией IgE у детей с атопией и без атопии в тропической среде. J Allergy Clin Immunol 101: 217-221. [Перекрестная ссылка]
    • О’Ши Дж. Дж., Шварц Д. М., Вилларино А. В., Гадина М., Макиннес И. Б. и др. (2015) Путь JAK-STAT: влияние на заболевания человека и терапевтическое вмешательство. Ann Rev Med 66: 311-328. [Перекрестная ссылка]
    • Schezawinska-Poplonyk A, Kieler Z, Püetrwcha B (2011)Синдром гипериммуноглобулина Е: разнообразие клинических проявлений при первичном иммунодефиците. Orphanet J Rare Dis 6: 76. [Crossref]
    • Эллис А.К., Васерманн С. (2009)Лимфома Ходжкина с заметно повышенным уровнем IgE: клинический случай. All Asth Clin Immun 5: 12. [Crossref]
    • Маурер М., Альтрихтер С., Шметцер О., Шоффель Дж., Черч М.К. (2018) Опосредованный иммуноглобулином Е аутоиммунитет .Фронт Иммунол 9:1-17. [Перекрестная ссылка]
    • Броннерт М., Манчини Дж., Бринбаум Дж., Агабриэль С., Лабеф В. и др. (2012) Диагностика с разрешением компонентов с помощью коммерчески доступных D. pteronyssinus Der p1, Der p2 и Der p10: соответствующие маркеры аллергии на домашних клещей. Clin Exp Allergy 42: 1406-1415. [Перекрестная ссылка]
    • Posthumus J, James HR, Lanc CJ, Matos LA, Platts-Mills TA и др. (2013) Первоначальное описание синдрома свиной кошки в Соединенных Штатах. J Allergy Clin Immunol 131: 923-925. [Перекрестная ссылка]
    • Panaszek B, Pawlowicz R, Grzegrzolka J, Obojski A (2017)Аутореактивный IgE при хронической спонтанной/идиопатической крапивнице и феномене праймирования базофилов/мастоцитов как признак аутоиммунной природы синдрома. Arch Immunol Ther Exp (Warsz) 65: 137-143. [Перекрестная ссылка]
    • van Beek N, Schulze FS, Zillikens D, Schmidt E (2016) IgE-опосредованные механизмы при буллезном пемфигоиде и других аутоиммунных буллезных заболеваниях. Expert Rev Clin Immunol 12: 267-277. [Перекрестная ссылка]
    • Тан Т.С., Бибер Т., Уильямс Х.К. (2012) Играет ли роль «аутореактивность» в развитии атопического дерматита? J Allergy Clin Immunol 129: 1209-1215. [Перекрестная ссылка]
    • Санхуан М.А., Сагар Д., Колбе К. (2016) Роль IgE в аутоиммунитете. J Allergy Clin Immunol 137: 1651-1661. [Перекрестная ссылка]
    • Hanaoka H, ​​Okazaki Y, Satoh T, Kaneko Y, Yasuoka H, ​​et al (2012) Циркулирующие клетки, секретирующие антитела против двухцепочечной ДНК, у пациентов с системной красной волчанкой: новый биомаркер активности заболевания. Волчанка 21: 1284-1293. [Перекрестная ссылка]
    • Massanari M, Holgate ST, Busse WW, Jimenez P, Kianifard F, et al (2010) Влияние омализумаба на эозинофилию периферической крови при аллергической астме. Respir Med 104: 188-196. [Перекрестная ссылка]
    • Babu KS, Polosa R, Morjaria JB (2013) Анти-IgE — новые возможности для омализумаба. Exp Opin Bilog Ther 13: 765–777. [Перекрестная ссылка]
    • Chang TW (2000) Фармакологическая основа терапии анти-IgE. Nat Biotechnol 18: 157-162. [Перекрестная ссылка]
    • Walker S, Monteil M, Phelan K, Lasserson tJ, Walters EH (2006) Anti-IgE при хронической астме у взрослых и детей. Cochrane Database Syst Rev 2: CD003559. [Перекрестная ссылка]
    • Mauro M, Incorvaia C, Formigoni C, Elia R, Russello M, et al (2012) Анти-IgE-антитело омализумаб в качестве зонда для исследования роли IgE в патологии. Panminerva Med 54: 305-312. [Перекрестная ссылка]
    • Нопп А., Йоханссон СГО, Адедуан Дж., Анкерст Дж., М.Палмквист М. и др. (2010) После 6 лет работы с Xolair; 3-летнее наблюдение отмены. Allergy: Eur J Allergy Clin Immunol 65: 56-60. [Перекрестная ссылка]
    • Kaplan AP (2014) Терапия хронической крапивницы: простой современный подход. Ann All Asth Immunol 112: 419-425. [Перекрестная ссылка]
    • Каплан А., Ледфорд Д., Эшби М., Канвин Дж., Заззали Дж.Л. и др. (2013)Омализумаб у пациентов с симптоматической хронической идиопатической/спонтанной крапивницей, несмотря на стандартную комбинированную терапию. J Allergy Clin Immunol 132: 101-109. [Перекрестная ссылка]
    • Stone KD, Prussin C (2008)Иммуномодулирующая терапия желудочно-кишечных заболеваний, связанных с эозинофилами. Clin Exp Allergy 38: 1858–1865. [Перекрестная ссылка]
    • Humbert M, Boulet LP, Niven RM, Panahloo Z, Blogg M, et al (2009) Терапия омализумабом: пациенты, которые достигают наибольшего эффекта от астмы, испытывают наибольшую пользу от ринита. Аллергия 64: 81-84.[Перекрестная ссылка]
    • Lehmann S, Pfannenstiel C, Friedrichs F, Kröger K, Wagner N (2014)Омализумаб: новый вариант лечения аллергического бронхолегочного аспергиллеза у пациентов с муковисцидозом. Ther Adv Respir Dis 8: 141-149. [Перекрестная ссылка]
    • Williams PB, Sheppard Jr JD (2005) Омализумаб: будущая инновация для лечения тяжелой глазной аллергии? Exp Opin Biol Ther 5: 1603–1609. [Перекрестная ссылка]
    • Hu J, Chen J, Ye L, Cai Z, Sun J (2018)Анти-IgE-терапия при заболеваниях: от нейтрализации IgE-антител до элиминации IgE+ B-клеток. Clin Transl Allergy 8: 27. [Crossref]
    • Салливан А., Уорд С., Кейси Д., Флинн Д., Хант Э.Б. (2020) Анти-ИЛ-5 терапия и микробиом при астме. Eur Respir J 56: 5279.
    • Maspero JF, Halpin DMG, Jackson D, Harania NA, Castro M (2020) Влияние дупилумаба на применение пероральных кортикостероидов у пациентов с тяжелой астмой с улучшением функции легких. Eur Respir J 56: 5282.
    • Векслер М.Е., Форд Л.Б., Масперо Дж.Ф., Паворд И.Д., Лэнгтон Д. и др. (2020) Поздняя аннотация.Долгосрочная безопасность и эффективность дупилумаба у пациентов с астмой: LIBERTY и ASTHMA TRAVERSE. Eur Respir J 56: 4613.

Антитела человека против COVID-19 (SARS-CoV-2) Исследование обнаружения иммуноглобулинов

Класс иммуноглобулинов IgG

IgG является основным иммуноглобулином, присутствующим в крови и внеклеточном пространстве. Он составляет от 70% до 75% общего содержания иммуноглобулинов. IgG демонстрирует самую высокую скорость синтеза и самый длительный биологический период полужизни среди всех иммуноглобулинов в сыворотке.Его основная функция заключается в устранении или инактивации вторгшихся патогенов и их продуктов. Это достигается за счет связывания с комплементом и/или специфическими рецепторами на различных фагоцитах.

Подклассы IgG человека представляют собой гликопротеины, состоящие из двух тяжелых (2 x 50 кДа) и двух легких (2 x 25 кДа) цепей, связанных вместе межцепочечными дисульфидными связями. Легкие цепи обозначены как κ и λ и присутствуют в соотношении 2:1 у человека. Амино-концевые области тяжелых и легких цепей имеют очень вариабельный аминокислотный состав (обозначаются как VH и VL соответственно).Эта вариабельная область участвует в связывании антигена. В отличие от вариабельной области, константные домены легкой и тяжелой цепей обозначаются как CL и CH соответственно. Константные области участвуют в связывании комплемента, прохождении через плаценту и связывании с клеточными мембранами.

Различия в аминокислотном составе тяжелых цепей и соотношении κ- и λ-легких цепей характерны для разных подклассов IgG. Хотя первичные аминокислотные последовательности константных областей тяжелых цепей подкласса IgG обнаруживают гомологию более 95%, основные структурные различия обнаруживаются в шарнирной области с точки зрения количества остатков и межцепочечных дисульфидных связей.Шарнирная область связывает два плеча Fab с частью Fc молекулы IgG и обеспечивает гибкость.

Несмотря на то, что уровни IgG низкие или не обнаруживаются до 4-го дня, тесты могут обнаруживать антитела в течение 7–10 дней у субъектов с симптомами инфекции SARS-CoV-2, которые могут оставаться в крови после излечения от инфекции. Однако в настоящее время неизвестно, могут ли эти антитела обеспечить защиту от любой будущей инфекции SARS-CoV-2 1 .

Иммуноглобулины класса IgA

IgA составляет около 15% всех иммуноглобулинов, обнаруженных у здоровых людей.Он секретируется в основном лимфоидными тканями слизистых оболочек и действует, чтобы нейтрализовать инвазивные микроорганизмы в выделениях слизистых оболочек, а также предотвратить их попадание в кровоток. Он обеспечивает локальную защиту антител на поверхности слизистых оболочек, предотвращая прикрепление и проникновение микроорганизмов. Хотя он обладает очень слабой активирующей комплемент активностью, он может работать с лизоцимами, гидролизуя углеводы в бактериальных клеточных стенках и помогая иммунной системе избавиться от инфекции.

IgA характеризуется тяжелыми цепями α и встречается в виде мономера или гомодимера.Описаны два подкласса IgA — IgA1 и IgA2. Они различаются по своим антигенным, биохимическим и биологическим свойствам. Около 85% IgA в сыворотке представляет собой IgA1 в его мономерной форме, тогда как около 40% IgA во внешних выделениях представляет собой IgA2. Он производится на месте и встречается в полимерной форме.

IgA1 демонстрирует хороший иммунный ответ на белковые антигены и, в меньшей степени, на полисахариды и липополисахариды. Он обладает широкой устойчивостью к нескольким протеазам, но некоторые протеазы могут влиять на его шарнирную область.IgA2 защищает полисахаридные и липополисахаридные (LPS) антигены и проявляет устойчивость к бактериальным протеазам. Протеаза IgA, продуцируемая Neisseria gonorrhoeae , может сплайсировать антитела IgA с Fc- и Fab-фрагментами. Fab-фрагмент все еще может распознавать бактерии, но из-за отсутствия Fc-фрагмента фагоцитирующие клетки не могут прикрепиться и уничтожить вторгшийся организм. Лица с дефицитом IgA склонны к частым инфекциям и могут иметь аутоиммунные заболевания. Тесты на IgA показывают, что IgA-ответ SARS-CoV-2 появляется и нарастает рано и достигает пика примерно на 3-й неделе.Он более сильный и стойкий, чем ответ IgM 2 .

Класс иммуноглобулинов IgD

IgD представляет собой эволюционно консервативный мономерный высокогликозилированный иммуноглобулин с двумя сайтами связывания эпитопов. Он экспрессируется в плазматических мембранах незрелых В-лимфоцитов. Также была описана секретируемая форма IgD, которая присутствует в небольших количествах в сыворотке. Секретируемый IgD содержит две тяжелые цепи класса δ и две легкие цепи ( Таблица 1 ).Он может играть роль в активации В-клеток и развитии иммунологической памяти.

Низкий уровень IgD может быть обусловлен низким количеством плазматических клеток в лимфоидных тканях и коротким периодом его полувыведения. Секретируемый IgD, по-видимому, усиливает гомеостаз слизистой оболочки и иммунный надзор за счет «вооружения» миелоидных эффекторных клеток, таких как базофилы и тучные клетки, антителами IgD, реактивными против антигенов слизистой оболочки, включая комменсальные и патогенные микробы.

Сообщалось, что большинство незрелых В-клеток двойственно экспрессируют поверхностные IgD и IgM, но небольшая часть В-клеток слизистой оболочки из лимфоидных тканей носоглотки экспрессирует только IgD, а не IgM3.Эти клетки происходят в результате нетрадиционной формы рекомбинации ДНК с переключением класса и затем дифференцируются в плазмобласты или плазматические клетки, секретирующие исключительно IgD.

Класс иммуноглобулинов IgE

IgE играет жизненно важную роль в перекрестных помехах между врожденным и адаптивным иммунитетом. Он участвует в аллергических реакциях посредством сенсибилизации тучных клеток. Активация тучных клеток происходит после связывания антигена IgE, что приводит к высвобождению гистамина, липидных медиаторов и цитокинов.Уровни IgE, как правило, очень низкие в сыворотке человека, но могут повышаться при аллергических реакциях и некоторых паразитарных инфекциях. Пул IgE у человека представляет собой сумму IgE, вырабатываемых против различных аллергенов. Показано, что молекулы IgE покрывают паразита, что позволяет тучным клеткам ткани и циркулирующим эозинофилам связываться через их рецепторы IgE. Эозинофилы привлекаются к очагу инфекции, где они выделяют гранулярные белки, такие как катионный белок эозинофилов, которые могут убить вторгшегося паразита 4 .

Когда аллергены связываются с Fab-фрагментом IgE, прикрепленным к клеткам, клетки дегранулируют и высвобождают гистамин, протеолитические ферменты, лейкотриены и цитокины, что приводит к расширению сосудов и увеличению проницаемости мелких сосудов. Это приводит к выходу жидкости из капилляров в ткани, что приводит к характерным симптомам аллергической реакции.

IgE характеризуется тяжелыми цепями ɛ и секретируется исключительно в виде мономера с пятью доменами в структуре иммуноглобулина.IgE действует путем связывания со своим высокоаффинным и низкоаффинным рецептором (FcεR). Высокоаффинные рецепторы (FcεRI) обнаружены на тучных клетках, базофилах, антигенпрезентирующих клетках, моноцитах и ​​тромбоцитах. Рецепторы с низким сродством (FcεRII) экспрессируются на В-клетках, моноцитах и ​​дендритных клетках. Тяжелая цепь IgE содержит дополнительный домен, который способствует ее присоединению к FcεRI.

Иммуноглобулины класса IgM

IgM является основным иммуноглобулином, присутствующим на поверхности незрелых В-клеток.Он может распознавать эпитопы на вторгшихся микроорганизмах и вызывать агглютинацию. Этот иммунный комплекс антитело-антиген затем разрушается путем фиксации комплемента или рецептор-опосредованного эндоцитоза макрофагами. IgM является первым иммуноглобулином, который появляется на В-клетках и первым секретируется во время первичной гуморальной реакции. Он составляет около 10% от общего содержания Ig.

IgM действует как первоначальный рецептор В-клеточного антигена в мономерной мембраносвязанной форме и впоследствии может секретироваться в пентамерной форме активированными В-клетками.В пентамере все тяжелые цепи идентичны. Тяжелые цепи μ и секретируемая форма очень эффективны в активации системы комплемента. В пентамерной структуре каждый из пяти мономеров содержит две легкие цепи ( Таблица 1 ). Тяжелая цепь в мономерах IgM состоит из одной вариабельной и четырех константных областей, при этом дополнительный константный домен заменяет шарнирную область.

Показано, что природный IgM реагирует со многими консервативными эпитопами. Следовательно, он играет важную роль в очистке от вторгшихся патогенов и апоптотических/некротических клеток.Природный IgM связывается со структурами-мишенями с низкой аффинностью из-за отсутствия значительной селекции путем соматической гипермутации. Однако пентамерная структура с 10 антигенсвязывающими сайтами позволяет этим антителам связывать мультивалентные антигены-мишени с высокой авидностью. Опсонизация антигена в комплексе с IgM опосредована Fc-рецепторами клеточной поверхности 5 .

IgM обнаруживаются преимущественно в лимфатической жидкости и крови и служат эффективным нейтрализующим агентом на ранних стадиях заболевания.Повышенные уровни IgM указывают на недавнюю инфекцию или контакт с антигеном. IgM — один из первых изотипов антител, вырабатываемых иммунной системой после воздействия SARS-CoV-2 и других вирусов. Следовательно, положительный тест на IgM указывает на то, что человек был инфицирован и что иммунная система начала реагировать на вирус. Впоследствии, когда в действие вступает адаптивная иммунная система организма, уровни IgM снижаются, а организм увеличивает выработку IgG, которые специально нацелены на вирус.

Антитела против человека для обнаружения иммуноглобулина SARS-CoV-2 в серологических анализах

SARS-CoV-2 (возбудитель COVID-19) представляет собой РНК-вирус с положительной цепью, который вызывает у людей тяжелую респираторную недостаточность. Эта инфекция диагностируется на основании комбинации симптомов и факторов риска. Серологические тесты на основе антител полезны для выявления субъектов с адаптивным иммунным ответом на вирус SARS-CoV-2 и указывают на недавнюю или предшествующую инфекцию. Однако чувствительность обнаружения антител может варьироваться в зависимости от периода, когда образец крови был взят после заражения.Реакция антител на инфекцию SARS-CoV-2 начинается с обнаружения антител IgM и/или IgA, за которыми следует более продолжительный и более специфичный ответ IgG. Однако у лиц с ослабленным иммунитетом может наблюдаться сниженный ответ IgG 2 .

Мы предлагаем широкий выбор антител для обнаружения IgM, IgA и IgG, которые можно использовать для разработки ИФА и других чувствительных тестов в вашей собственной лаборатории. Эти антитела позволяют проводить быстрые и простые, но надежные анализы с легким считыванием данных, а также могут быть адаптированы для высокопроизводительного скрининга.Чтобы получить дополнительные ресурсы и реагенты для исследования белка SARS-CoV-2, посетите нашу страницу вирусных белков коронавируса (SARS-CoV-2).

Только для исследовательских целей. Не для использования в диагностических процедурах.

Иммуноглобулин Е Артикул

[2]

Высокоаффинный рецептор IgE Fc epsilonRI экспрессируется эпителиальными клетками кишечника человека., Untersmayr E, Bises G, Starkl P, Bevins CL, Scheiner O, Boltz-Nitulescu G, Wrba F, Jensen-Jarolim E,, PloS one, 2010 2 февраля     [PubMed PMID: 20126404]

[3]

Тонкая настройка активации тучных клеток с помощью цепи FcεRIβ., Ra C, Nunomura S, Okayama Y, Frontiers in Immunology, 2012     [PubMed PMID: 22623922]

[4]

Тирозинкиназа SYK: ключевой игрок в различных биологических функциях., Mócsai A, Ruland J, Tybulewicz VL,, Nature обзоры. Иммунология, июнь 2010 г. [PubMed PMID: 20467426]

[5]

Критическая роль холестерина в Lyn-опосредованном фосфорилировании тирозина FcepsilonRI и их связь с устойчивыми к детергентам мембранами., Sheets ED, Holowka D, Baird B, The Journal of Cell Biology, 17 мая 1999 г. [PubMed PMID: 10330413]

[6]

Адаптеры в организации передачи сигналов тучных клеток., Альварес-Эррико Д., Лессманн Э., Ривера Дж., Иммунологические обзоры, ноябрь 2009 г. [PubMed PMID: 19

5]

[7]

Частота обращений в отделение неотложной помощи США по поводу острых аллергических реакций, связанных с пищевыми продуктами., Кларк С., Эспинола Дж., Руддерс С.А., Банерджи А., Камарго К.А. младший, Журнал аллергии и клинической иммунологии, март 2011 г. [PubMed PMID: 21167574]

[8]

Тенденции аллергических состояний среди детей: США, 1997-2011 гг., Джексон К.Д., Хоуи Л.Д., Акинбами Л.Дж., сводка данных NCHS, май 2013 г. [PubMed PMID: 23742874]

[9]

Распространенность в США аллергии на арахис, лесной орех и кунжут, о которой сообщают сами пациенты: 11-летнее наблюдение., Sicherer SH, Muñoz-Furlong A, Godbold JH, Sampson HA,, Журнал аллергии и клинической иммунологии, июнь 2010 г. [PubMed PMID: 20462634]

[10]

Безмикробная теория аллергических заболеваний: пересмотр гипотезы гигиены., Уиллс-Карп М., Сантелиз Дж., Карп С.Л., Обзоры природы. Иммунология, октябрь 2001 г. [PubMed PMID: 11

  • 6]

    [11]

    Аллергические заболевания: цена цивилизационного прогресса., Rutkowski K, Sowa P, Rutkowska-Talipska J, Sulkowski S, Rutkowski R,, Postepy dermatologii i alergologii, 2014 May     [PubMed PMID: 25097472]

    [13]

    Bottema RW, Kerkhof M, Reijmerink NE, Thijs C, Smit HA, van Schayck CP, Brunekreef B, van Oosterhout AJ, Postma DS, Koppelman GH, Ген-генное взаимодействие в регуляторной функции Т-клеток при развитии атопии и астмы в детском возрасте .Журнал аллергии и клинической иммунологии. 2010 август; [PubMed PMID: 20599261]

    [14]

    Manti S, Leonardi S, Panasiti I, Arrigo T, Salpietro C, Cuppari C, уровни IL-10, IL-17 и IL-23 в сыворотке как     [PubMed PMID: 28692864]

    [15]

    Гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор (ГМ-КСФ) и ответы Т-клеток: что мы знаем и чего не знаем., Shi Y, Liu CH, Roberts AI, Das J, Xu G, Ren G, Zhang Y, Zhang L, Yuan ZR, Tan HS, Das G, Devadas S,, Cell research, февраль 2006 г. [PubMed PMID: 16474424]

    [16]

    Гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор: не просто еще один гемопоэтический фактор роста R,, Медицинская онкология (Нортвуд, Лондон, Англия), январь 2014 г. [PubMed PMID: 24264600]

    [17]

    У трансгенных мышей, экспрессирующих ген кроветворного фактора роста (GM-CSF), развиваются скопления макрофагов, слепота и фатальный синдром повреждения тканей., Ланг Р.А., Меткалф Д., Катбертсон Р.А., Лайонс И., Стэнли Э., Келсо А., Каннуракис Г., Уильямсон Д.Дж., Клинтворт Г.К., Гонда Т.Дж., Cell, 1987, 20 ноября     [PubMed PMID: 3499986]

    [18]

    Гаптен может играть важную роль в иммунном воспалении кишечника, связанном с пищевыми аллергенами., Liu ZQ, Yang PC, Североамериканский журнал медицинских наук, март 2011 г. [PubMed PMID: 22540076]

    [19]

    Предрасполагает ли воздействие гаптена к атопическому заболеванию? Гипотеза гаптен-атопии., Макфадден Дж. П., Уайт Дж. М., Баскеттер Д. А., Кимбер И., Тенденции в иммунологии, февраль 2009 г. [PubMed PMID: 19138566]

    [21]

    Papadopoulou A, Panagiotakos DB, Hatziagorou E, Antonogeorgos G, Matziou VN, Tsanakas JN, Gratziou C, Tsabouri S, Priftis KN, Потребление антиоксидантных продуктов и детская астма и другие аллергические заболевания: греческие когорты исследования ISAAC II. Аллергология и иммунопатология.2015 июль-август; [PubMed PMID: 25097022]

    [22]

    Витамин D при атопическом дерматите, астме и аллергических заболеваниях., Searing DA, Leung DY,, Иммунологические и аллергические клиники Северной Америки, август 2010 г. [PubMed PMID: 20670821]

    [23]

    Паванкар Р., Мори С., Одзу С., Кимура С., Обзор патомеханизмов аллергического ринита.Аллергия Азиатско-Тихоокеанского региона. 2011 Октябрь     [PubMed PMID: 22053313]

    [24]

    Ryan D, van Weel C, Bousquet J, Toskala E, Ahlstedt S, Palkonen S, van den Nieuwenhof L, Zuberbier T, Wickman M, Fokkens W, Первичная помощь: краеугольный камень диагностики аллергического ринита. Аллергия. август 2008 г. [PubMed PMID: 18691300]

    [25]

    Передача сигналов рецептора иммуноглобулина Е и астма., Wu LC, Журнал биологической химии, 23 сентября 2011 г. [PubMed PMID: 21799019]

    [26]

    Аллергическая и неаллергическая астма: в чем разница?, Romanet-Manent S, Charpin D, Magnan A, Lanteaume A, Vervloet D, Allergy, июль 2002 г. [PubMed PMID: 12100301]

    [27]

    Понимание механизмов анафилаксии., Peavy RD, Metcalfe DD, Текущее мнение об аллергии и клинической иммунологии, август 2008 г. [PubMed PMID: 18596587]

    [28]

    Тучные клетки при атопическом дерматите. Каваками Т., Андо Т., Кимура М., Уилсон Б.С., Каваками Ю., Текущее мнение в области иммунологии, декабрь 2009 г. [PubMed PMID: 19828304]

    [29]

    IgE-опосредованная пищевая аллергия — обширный обзор литературы.

  • Leave a Reply

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.