Состав ланцид кит: Ланцид КИТ инструкция по применению: показания, противопоказания, побочное действие – описание Lancid KIT Капсулы кишечнорастворимые (42053)

Содержание

Ланцид КИТ инструкция по применению: показания, противопоказания, побочное действие – описание Lancid KIT Капсулы кишечнорастворимые (42053)

Перечисленные ниже нежелательные явления распределены по частоте возникновения в соответствии со следующей градацией: очень часто (≥ 1/10), часто (от ≥ 1/100 до < 1/10), нечасто (от ≥ 1/1000 до < 1/100), редко (от ≥ 1/10000 до < 1/1000), очень редко (< 1/10000).

Кларитромицин

Инфекционные и паразитарные заболевания: нечасто — кандидоз, гастроэнтерит, развитие суперинфекции (при длительном или повторном применении кларитромицина), вагинальные инфекции; частота неизвестна — псевдомембранозный колит, рожа, эритразма.

Нарушения со стороны крови и лимфатической системы: нечасто — лейкопения, нейтропения, тромбоцитемия, эозинофилия; частота неизвестна — агранулоцитоз, тромбоцитопения.

Нарушения со стороны иммунной системы: нечасто -гиперчувствительность; частота неизвестна — анафилактические реакции.

Нарушения со стороны обмена веществ и питания: нечасто — анорексия, снижение аппетита; частота неизвестна — гипогликемия (в том числе при одновременном приеме гипогликемических лекарственных средств).

Нарушения психики: часто — бессонница; нечасто — тревога, нервозность; частота неизвестна — психоз, спутанность сознания, деперсонализация, депрессия, дезориентация, галлюцинации, «кошмарные» сновидения, мания.

Нарушения со стороны нервной системы: часто — изменение вкуса (дисгевзия), головная боль; нечасто — головокружение, потеря сознания, сонливость, тремор; частота неизвестна — судороги, потеря вкусовых ощущений, нарушение обоняния, потеря обоняния, парестезии.

Нарушения со стороны органа слуха и лабиринтные нарушения: нечасто -вертиго, нарушения слуха, шум, звон в ушах; частота неизвестна — потеря слуха (проходящая после отмены препарата).

Нарушения со стороны сердца: нечасто — удлинение интервала QT на электрокардиограмме, ощущение сердцебиения; частота неизвестна — желудочковая тахикардия типа «пируэт», желудочковая тахикардия, трепетание и мерцание желудочков.

Нарушения со стороны сосудов: частота неизвестна — необычные кровотечения, кровоизлияния.

Нарушения со стороны дыхательной системы, органов грудной клетки и средостения: нечасто — носовое кровотечение.

Нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта: часто — диарея, рвота, диспепсия, тошнота, боль в животе; нечасто — гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, гастрит, прокталгия, стоматит, глоссит, вздутие живота, запор, сухость во рту, отрыжка, метеоризм; частота неизвестна — острый панкреатит, изменение цвета языка и зубов.

Нарушения со стороны печени и желчевыводящих путей: часто — атипичная функциональная проба печени; нечасто — холестаз, гепатит, повышение активности АЛТ, повышение активности АСТ, повышение активности ГГТ; частота неизвестна — печеночная недостаточность, гепатоцеллюлярная желтуха.

Нарушения со стороны кожи и подкожных тканей: часто — сыпь, повышенное потоотделение; нечасто — зуд, крапивница, пятнисто-папулезная сыпь; частота неизвестна — злокачественная экссудативная эритема (синдром Стивенса-Джонсона), токсический эпидермальный некролиз (синдром Лайелла), лекарственная сыпь с эозинофилией и системными проявлениями, акне, пурпура Шенлейна-Геноха.

Нарушения со стороны скелетно-мышечной и соединительной ткани: нечасто — мышечный спазм, миалгия; частота неизвестна — рабдомиолиз, миопатия, усиление симптомов миастении gravis.

Нарушения со стороны почек и мочевыводящих путей: очень редко -почечная недостаточность, интерстициальный нефрит.

Общие расстройства и нарушения в месте введения: нечасто — недомогание, лихорадка, астения, боль в груди, озноб,слабость.

Лабораторные показатели: нечасто — повышение активности щелочной фосфатазы, повышение активности ЛДГ крови; очень редко — гиперкреатининемия; частота неизвестна — повышение международного нормализованного отношения (MHO), увеличение протромбинового времени, изменение цвета мочи, повышение концентрации билирубина.

Амоксициллин

Инфекционные и паразитарные заболевания: нечасто — развитие суперинфекции, кандидоз слизистой оболочки полости рта, вагинальный кандидоз.

Нарушения со стороны крови и лимфатической системы: редко -эозинофилия, гемолитическая анемия; очень редко — лейкопения, нейтропения, граиулоцитопения, тромбоцитопения, панцитопения, анемия, миелосупрессия, агранулоцитоз, обратимое увеличение протромбинового времени и времени кровотечения.

Нарушения со стороны иммунной системы:

редко — отек гортани, сывороточная болезнь, аллергическая пурпура, анафилактическая реакция.

Нарушения со стороны нервной системы: нечасто — головная боль; редко -возбуждение, тревога, бессонница, атаксия, спутанность сознания, гиперкинезия, изменение поведения, депрессия, периферическая нейропатия, головокружение, судороги (у пациентов с нарушениями функций почек, эпилепсией или менингитом).

Нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта: часто — тошнота, потеря аппетита, рвота, метеоризм, мягкий стул, диарея, сыпь на слизистой оболочке полости рта, сухость во рту, искажение восприятия вкуса; редко — потемнение зубной эмали; очень редко — псевдомембранозный колит, черный «волосатый» язык.

Нарушения со стороны печени и желчевыводящих путей: нечасто — обратимое повышение активности «печеночных» трансаминаз; редко — гепатит, холестатическая желтуха.

Нарушения со стороны кожи и подкожных тканей: часто — кожные высыпания, зуд, крапивница; редко — ангионевротический отек (отек Квинке), полиморфная экссудативная эритема, острый генерализованный экзантематозный пустулез, токсический эпидермальный некролиз (синдром Лайелла), злокачественная экссудативная эритема (синдром Стивенса-Джонсона), буллезный и эксфолиативный дерматит.

Нарушения со стороны почек: редко — острый интерстициальный нефрит, кристаллурия.

Общие расстройства и нарушения в месте введения:

редко — лекарственная лихорадка.

Лансопразол

Нарушения со стороны крови и лимфатической системы: нечасто — тромбоцитопения, эозинофилия, лейкопения; редко — анемия; очень редко — агранулоцитоз, панцитопения.

Нарушения со стороны иммунной системы: очень редко — анафилактический шок.

Нарушения со стороны обмена веществ и питания: редко — анорексия; частота неизвестна — гипомагниемия.

Нарушения психики: нечасто — депрессия; редко — бессонница, галлюцинации, спутанность сознания.

Нарушения со стороны нервной системы: часто — головная боль, головокружение; редко — беспокойство, вертиго и парестезия, сонливость, тремор.

Нарушения со стороны органа зрения: редко — расстройство зрения.

Нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта: часто — тошнота, диарея, боль в животе, запор, рвота, метеоризм, сухость во рту или горле; редко — глоссит, кандидоз пищевода, панкреатит, нарушение восприятия вкуса; очень редко — колит, стоматит.

Нарушения со стороны печени и желчевыводящих путей: часто — повышение активности «печеночных» трансаминаз; редко — гепатит, желтуха; очень редко — гипербилирубинемия.

Со стороны дыхательной системы: редко — кашель, фарингит, ринит, инфекция верхних дыхательных путей, гриппоподобный синдром.

Нарушения со стороны кожи и подкожных тканей: часто — крапивница, зуд, сыпь; редко — петехия, пурпура, алопеция, ангионевротический отек (отек Квинке), полиморфная эритема, фотосенсибилизация; очень редко -злокачественная экссудативная эритема (синдром Стивенса-Джонсона), токсический эпидермальный некролиз (синдром Лайелла).

Нарушения со стороны костно-мышечной и соединительной ткани: нечасто — артралгия, миалгия, перелом бедра, запястья или позвоночника.

Нарушения со стороны почек и мочевыводящих путей: редко — интерстициальный нефрит.

Нарушения со стороны половых органов и молочной железы: редко — гинекомастия, импотенция.

Общие расстройства и нарушения в месте введения: часто — слабость; нечасто — отеки; редко — лихорадка, повышенное потоотделение.

Лабораторные показатели: очень редко — повышение уровня холестерина и триглицеридов, гипонатриемия.

Ланцид кит №56 набор таблеток и капсул, г.Краснодар, цена 616 руб, артикул 2OTAG3

Полное название: Ланцид кит №56 набор таблеток и капсул

Артикул товара: 2OTAG3
Цена: 616

  • Форма выпуска:
    таблетки и капсулы
  • Упаковка:
    56 шт.

Описание:

ЛАНЦИД КИТ инструкция по применению

Состав

Таблетки, покрытые пленочной оболочкой желтого цвета, овальной формы, с риской с одной стороны; цвет таблеток на изломе — белый (2 шт. в блистере).

1 таблетка- кларитромицин

500 мг

Вспомогательные вещества: целлюлоза микрокристаллическая 31.5 мг, крахмал кукурузный 8.9 мг, сорбиновая кислота 1.1 мг, сорбитан а олеат 2 мг, повидон 30 мг, кремния диоксид коллоидный 8 мг, магния стеарат 11 мг, тальк 24 мг, кроскармеллоза натрия 55 мг, стеариновая кислота 20 мг.

Состав пленочной оболочки: гипромеллоза 20.65 мг, титана диоксид 4.75 мг, пропиленгликоль 3.2 мг, краситель хинолиновый желтый 0.195 мг, ароматизатор ванильный 1.2 мг.

Капсулы твердые желатиновые, корпус желтого цвета, крышечка темно-красного цвета; на корпусе имеется надпись «500», на крышечке надпись «AMOXI», выполненные черными чернилами; размер капсулы — №0 (4 шт. в стрипе).

1 капсула- амоксициллин

500 мг

 что соответствует содержанию амоксициллина тригидрата 588 мг

Вспомогательные вещества: магния стеарат 5 мг, тальк 8 мг, натрия лаурилсульфат 3 мг.

Состав крышечки капсулы: пропилпарагидроксибензоат 0.2 мг, метилпарагидроксибензоат 0.8 мг, вода 14-15 мг, желатин q.s., титана диоксид 0.8132 мг, краситель бриллиантовый голубой 0.0062 мг, краситель солнечный закат желтый 0.0495 мг.

Состав корпуса капсулы: пропилпарагидроксибензоат 0.2 мг, метилпарагидроксибензоат 0.8 мг, вода 14-15 мг, желатин q.s., титана диоксид 1.6266 мг, краситель железа оксид желтый 0.9999 мг.

Состав чернил черных: этанол 29-33%, изопропанол 9-12%, бутанол 4-7%, шеллак 24-28%, краситель железа оксид черный 24-28%, аммиак водный 1-3%, пропиленгликоль 0.5-2%.

Капсулы кишечнорастворимые твердые желатиновые, №1, с корпусом и крышечкой розового цвета и надписью черного цвета «MICRO/MICRO»; содержимое капсул — гранулы (пеллеты) белого или почти белого цвета (2 шт. в стрипе).

1 капсула- лансопразол

30 мг

Вспомогательные вещества: маннитол 41.11 мг, сахароза 123.22 мг, повидон 1.09 мг, микросферы из сахарозы 38.19 мг, натрия гидрофосфат 2.08 мг, кармеллоза кальция 10.41 мг, магния гидроксикарбонат 5.3 мг, полисорбат 80 0.99 мг, гипромеллоза 25.58 мг, титана диоксид 2.19 мг, метакриловый кислотный полимер 65.78 мг, тальк 8.77 мг, диэтилфталат 8.11 мг, натрия гидроксид 0.44 мг.

Состав корпуса капсулы: желатин 38.9575 мг, натрия лаурилсульфат 0.0376 мг, пропилпарагидроксибензоат 0.376 мг, метилпарагидроксибензоат 0.094 мг, титана диоксид 0.712 мг, краситель пунцовый (Понсо 4R) 0.0078 мг, вода 6.815 мг.

Состав крышечки капсулы: желатин 24.0376 мг, натрия лаурилсульфат 0.0232 мг, пропилпарагидроксибензоат 0.058 мг, метилпарагидроксибензоат 0.232 мг, титана диоксид 0.4393 мг, краситель пунцовый (Понсо 4R) 0.0048 мг, вода 4.205 мг.

Форма выпуска

 8 шт. — блистеры (7) — пачки картонные.

Фармакологическое действие

 Обладая высокой липофильностью, легко проникает в париетальные клетки желудка, концентрируется в них, оказывает цитопротективное действие, увеличивает секрецию бикарбонатов. Торможение образования соляной кислоты при дозе 30 мг составляет 80–97%. Не влияет на моторику ЖКТ. Ингибирующий эффект нарастает в первые четыре дня приема. Секреторная активность восстанавливается через 3–4 дня после отмены препарата.

Показание к применению

 Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, рефлюкс-эзофагит, эрозивно-язвенные поражения желудка и двенадцатиперстной кишки на фоне приема НПВС или ассоциированные с Helicobacter pylori (в составе комплексной терапии), стрессовые язвы, синдром Золлингера-Эллисона.

Способы применения и дозы

Внутрь, утром до приема пищи. Капсулы следует проглатывать целиком, не разжевывая.

Язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки (в стадии обострения): 30 мг/сут в течение 2–4 нед. (в резистентных случаях — до 60 мг/сут).

Язвенная болезнь желудка (в стадии обострения) и эрозивно-язвенный эзофагит: 30–60 мг/сут в течение 4–8 нед.

Эрозивно-язвенные поражения ЖКТ на фоне приема НПВС: 30 мг/сут в течение 4 –8 нед.

Эрадикация Helicobacter pylori: 30 мг 2 раза в сутки в течение 10–14 дней в сочетании с антибактериальными средствами.

Противорецидивное лечение язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки: 30 мг/сут.

Противорецидивное лечение рефлюкс-эзофагита: 30 мг/сут в течение длительного времени (до 6 мес.).

Синдром Золлингера-Эллисона: доза подбирается индивидуально до достижения уровня базальной секреции >10 ммоль/ч.

Противопоказания

 Гиперчувствительность, печеночная и/или почечная недостаточность, беременность, кормление грудью, детский возраст.

Особые указания

 До начала лечения необходимо исключить наличие злокачественного процесса в верхних отделах ЖКТ

Условия хранения

В сухом, защищенном от света месте, при температуре не выше 25 °C.Хранить в недоступном для детей месте.

Ланцид кит — 3 отзыва, инструкция по применению

Перечисленные ниже нежелательные явления распределены по частоте возникновения в соответствии со следующей градацией: очень часто (≥ 1/10), часто (от ≥ 1/100 до < 1/10), нечасто (от ≥ 1/1000 до < 1/100), редко (от ≥ 1/10000 до < 1/1000), очень редко (< 1/10000).

Кларитромицин

Инфекционные и паразитарные заболевания: нечасто — кандидоз, гастроэнтерит, развитие суперинфекции (при длительном или повторном применении кларитромицина), вагинальные инфекции; частота неизвестна — псевдомембранозный колит, рожа, эритразма.

Нарушения со стороны крови и лимфатической системы: нечасто — лейкопения, нейтропения, тромбоцитемия, эозинофилия; частота неизвестна — агранулоцитоз, тромбоцитопения.

Нарушения со стороны иммунной системы: нечасто -гиперчувствительность; частота неизвестна — анафилактические реакции.

Нарушения со стороны обмена веществ и питания: нечасто — анорексия, снижение аппетита; частота неизвестна — гипогликемия (в том числе при одновременном приеме гипогликемических лекарственных средств).

Нарушения психики: часто — бессонница; нечасто — тревога, нервозность; частота неизвестна — психоз, спутанность сознания, деперсонализация, депрессия, дезориентация, галлюцинации, «кошмарные» сновидения, мания.

Нарушения со стороны нервной системы: часто — изменение вкуса (дисгевзия), головная боль; нечасто — головокружение, потеря сознания, сонливость, тремор; частота неизвестна — судороги, потеря вкусовых ощущений, нарушение обоняния, потеря обоняния, парестезии.

Нарушения со стороны органа слуха и лабиринтные нарушения: нечасто -вертиго, нарушения слуха, шум, звон в ушах; частота неизвестна — потеря слуха (проходящая после отмены препарата).

Нарушения со стороны сердца: нечасто — удлинение интервала QT на электрокардиограмме, ощущение сердцебиения; частота неизвестна — желудочковая тахикардия типа «пируэт», желудочковая тахикардия, трепетание и мерцание желудочков.

Нарушения со стороны сосудов: частота неизвестна — необычные кровотечения, кровоизлияния.

Нарушения со стороны дыхательной системы, органов грудной клетки и средостения: нечасто — носовое кровотечение.

Нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта: часто — диарея, рвота, диспепсия, тошнота, боль в животе; нечасто — гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, гастрит, прокталгия, стоматит, глоссит, вздутие живота, запор, сухость во рту, отрыжка, метеоризм; частота неизвестна — острый панкреатит, изменение цвета языка и зубов.

Нарушения со стороны печени и желчевыводящих путей: часто — атипичная функциональная проба печени; нечасто — холестаз, гепатит, повышение активности АЛТ, повышение активности АСТ, повышение активности ГГТ; частота неизвестна — печеночная недостаточность, гепатоцеллюлярная желтуха.

Нарушения со стороны кожи и подкожных тканей: часто — сыпь, повышенное потоотделение; нечасто — зуд, крапивница, пятнисто-папулезная сыпь; частота неизвестна — злокачественная экссудативная эритема (синдром Стивенса-Джонсона), токсический эпидермальный некролиз (синдром Лайелла), лекарственная сыпь с эозинофилией и системными проявлениями, акне, пурпура Шенлейна-Геноха.

Нарушения со стороны скелетно-мышечной и соединительной ткани: нечасто — мышечный спазм, миалгия; частота неизвестна — рабдомиолиз, миопатия, усиление симптомов миастении gravis.

Нарушения со стороны почек и мочевыводящих путей: очень редко -почечная недостаточность, интерстициальный нефрит.

Общие расстройства и нарушения в месте введения: нечасто — недомогание, лихорадка, астения, боль в груди, озноб,слабость.

Лабораторные показатели: нечасто — повышение активности щелочной фосфатазы, повышение активности ЛДГ крови; очень редко — гиперкреатининемия; частота неизвестна — повышение международного нормализованного отношения (MHO), увеличение протромбинового времени, изменение цвета мочи, повышение концентрации билирубина.

Амоксициллин

Инфекционные и паразитарные заболевания: нечасто — развитие суперинфекции, кандидоз слизистой оболочки полости рта, вагинальный кандидоз.

Нарушения со стороны крови и лимфатической системы: редко -эозинофилия, гемолитическая анемия; очень редко — лейкопения, нейтропения, граиулоцитопения, тромбоцитопения, панцитопения, анемия, миелосупрессия, агранулоцитоз, обратимое увеличение протромбинового времени и времени кровотечения.

Нарушения со стороны иммунной системы: редко — отек гортани, сывороточная болезнь, аллергическая пурпура, анафилактическая реакция.

Нарушения со стороны нервной системы: нечасто — головная боль; редко -возбуждение, тревога, бессонница, атаксия, спутанность сознания, гиперкинезия, изменение поведения, депрессия, периферическая нейропатия, головокружение, судороги (у пациентов с нарушениями функций почек, эпилепсией или менингитом).

Нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта: часто — тошнота, потеря аппетита, рвота, метеоризм, мягкий стул, диарея, сыпь на слизистой оболочке полости рта, сухость во рту, искажение восприятия вкуса; редко — потемнение зубной эмали; очень редко — псевдомембранозный колит, черный «волосатый» язык.

Нарушения со стороны печени и желчевыводящих путей: нечасто — обратимое повышение активности «печеночных» трансаминаз; редко — гепатит, холестатическая желтуха.

Нарушения со стороны кожи и подкожных тканей: часто — кожные высыпания, зуд, крапивница; редко — ангионевротический отек (отек Квинке), полиморфная экссудативная эритема, острый генерализованный экзантематозный пустулез, токсический эпидермальный некролиз (синдром Лайелла), злокачественная экссудативная эритема (синдром Стивенса-Джонсона), буллезный и эксфолиативный дерматит.

Нарушения со стороны почек: редко — острый интерстициальный нефрит, кристаллурия.

Общие расстройства и нарушения в месте введения: редко — лекарственная лихорадка.

Лансопразол

Нарушения со стороны крови и лимфатической системы: нечасто — тромбоцитопения, эозинофилия, лейкопения; редко — анемия; очень редко — агранулоцитоз, панцитопения.

Нарушения со стороны иммунной системы: очень редко — анафилактический шок.

Нарушения со стороны обмена веществ и питания: редко — анорексия; частота неизвестна — гипомагниемия.

Нарушения психики: нечасто — депрессия; редко — бессонница, галлюцинации, спутанность сознания.

Нарушения со стороны нервной системы: часто — головная боль, головокружение; редко — беспокойство, вертиго и парестезия, сонливость, тремор.

Нарушения со стороны органа зрения: редко — расстройство зрения.

Нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта: часто — тошнота, диарея, боль в животе, запор, рвота, метеоризм, сухость во рту или горле; редко — глоссит, кандидоз пищевода, панкреатит, нарушение восприятия вкуса; очень редко — колит, стоматит.

Нарушения со стороны печени и желчевыводящих путей: часто — повышение активности «печеночных» трансаминаз; редко — гепатит, желтуха; очень редко — гипербилирубинемия.

Со стороны дыхательной системы: редко — кашель, фарингит, ринит, инфекция верхних дыхательных путей, гриппоподобный синдром.

Нарушения со стороны кожи и подкожных тканей: часто — крапивница, зуд, сыпь; редко — петехия, пурпура, алопеция, ангионевротический отек (отек Квинке), полиморфная эритема, фотосенсибилизация; очень редко -злокачественная экссудативная эритема (синдром Стивенса-Джонсона), токсический эпидермальный некролиз (синдром Лайелла).

Нарушения со стороны костно-мышечной и соединительной ткани: нечасто — артралгия, миалгия, перелом бедра, запястья или позвоночника.

Нарушения со стороны почек и мочевыводящих путей: редко — интерстициальный нефрит.

Нарушения со стороны половых органов и молочной железы: редко — гинекомастия, импотенция.

Общие расстройства и нарушения в месте введения: часто — слабость; нечасто — отеки; редко — лихорадка, повышенное потоотделение.

Лабораторные показатели: очень редко — повышение уровня холестерина и триглицеридов, гипонатриемия.

показания и противопоказания, состав и дозировка – АптекаМос

Взаимодействие Ланцид Кит таблеток и капсул набор

Кларитромицин. Применение следующих препаратов совместно с кларитромицином противопоказано в связи с возможностью развития серьезных побочных эффектов: цизаприд, пимозид, терфенадин и астемизол. При совместном применении с цизапридом, пимозидом, терфенадином и астемизолом возможно увеличение концентрации последних в плазме крови, удлинение интервала QТ и развитие сердечных аритмий, включая желудоч¬ковую тахикардию, фибрилляцию желудочков и желудочковую тахикардию типа «пируэт» (см. раздел «Противопоказания»). Алкалоиды спорыньи. Пострегистрационные исследования показывают, что при совместном применении кларитромицина с эрготамином и дигидроэрготамином возможны следующие эффекты, сязанные с острым отравлением препаратами группы эрготаминов: сосудистый спазм, ишемия конечностей и других тканей, включая центральную нервную систему. Одновременный прием кларитромицина с алкалоидами спорыньи противопоказан (см. раздел «Противопоказания»). Мидазолам для перорального применения. При совместном применении мидазолама и кларитромицина в форма таблеток (500 мг 2 раза в день) отмечалось увеличение АUС мидазолама в 7 раз после перорального приема. Одновременный прием кларитромицина с мидазоламом для перорального применения противопоказанием, раздел «Противопоказания»). Ингибиторы ГМГ — КоА- редуктазы (статины). Одновременный прием кларитромицина с ловастатином и симвастатином противопоказан (см. раздел «Противопоказания») в связи с тем, что данные статины в значительной степени метаболизируются изоферментом СYРЗА4, и совместное применение с кларитромицином повышает их сывороточные концентрации, что приводит к повышению риска развития миопатии, включая рабдомиолиз. Сообщалось о случаях рабдомиолиза у пациентов, принимавших кларитромицин совместно с данными препаратами. В случае необходимости применения кларитромицина следует прекратить прием ловастатина или симвастатина на время терапии. Кларитромицин следует применять с осторожностью при комбинированной терапии с другими статинами. В случае необходимости совместного приема рекомендуется принимать наименьшую дозу статина. Рекомендуется применять статины, не зависящие от метаболизма изофермента СYРЗА (например, флувастатин), Следует контролировать развитие признаков и симптомов миопатии. Влияние других лекарственных препаратов на кларитромицин. Препараты, являющиеся индукторами изофермента СYРЗА (например, рифампицин, фенитоин, карбамазепин, фенобарбитал, зверобой продырявленный) могут индуцировать метаболизм кларитромицина. Это может привести к субтерапевтической концентрации кларитромицина, что приводит к снижению его эффективности. Кроме того, необходимо наблюдать за концентрацией индуктора изофермента СYРЗА в плазме крови, которая может повыситься из-за ингибирования изофермента СYРЗА кларитромицином. При совместном применении рифабутина и кларитромицина наблюдалось повышение плазменной концентрации рифабутина и снижение сывороточной концентрации кларитромицина с повышенным риском развития увеита. Следующие препараты обладают доказанным или предполагаемым влиянием на концентрацию кларитромицина в плазме крови; в случае их совместного применения с кларитромицином может потребоваться коррекция доз или переход на альтернативное лечение. Эфавиренз, невирапин, рифампицин, рифабутин и рифапентин. Сильные индукторы цитохрома Р450, такие как эфавиренз, невирапин, рифампицин, рифабутин и рифапентин могут ускорять метаболизм кларитромицина и таким образом понижать концентрацию кларитромицина в плазме, и вместе с тем повышать концентрацию 14(ОН)-кларитромицина — метаболита, также являющегося микробиологически активным. Поскольку микробиологическая активность кларитромицина и 14(ОН)-кларитромицина отличается в отношении различных бактерий, терапевтический эффект может снижаться при совместном применении кларитромицина и индукторов ферментов. Этравирин. Концентрация кларитромицина снижается при использовании этравирина, но повышается концентрация активного метаболита 14(ОН)-кларитромицина. Поскольку 14(ОН)-кларитромицин обладает низкой активностью по отношению к инфекциям Мycobacterium avium complex (МАС), может меняться общая активность в отношении этих возбудителей, поэтому для лечения МАС следует рассматривать альтернативное лечение. Флуконазол. Совместный прием флуконазола в дозе 200 мг ежедневно и кларитромицина в дозе 500 мг два раза в день у 21 добровольца привело к увеличению среднего значения минимальной равновесной концентрации кларитромицина (Сmin) и АUС на 33% и 18% соответственно. При этом совместный прием значительно не влиял на среднюю равновесную концентрацию активного метаболита 14(ОН)-кларитромицина. Коррекция дозы кларитромицина в случае сопутствующего приема флуконазола не требуется. Ритонавир. Фармакокинетическое исследование показало, что совместный прием рито- навира в дозе 200 мг каждые восемь часов и кларитромицина в дозе 500 мг каждые 12 часов привел к заметному подавлению метаболизма кларитроми¬цина. При совместном приеме ритонавира Сmах кларитромицина увеличилась на 31%, Сmin увеличилась на 182% и АUС увеличилась на 77%. Было отмечено практически полное подавление образования 14(ОН)- кларитромицина. Благодаря широкому терапевтическому диапазону кларитромицина уменьшение его дозы у пациентов с нормальной почечной функцией не требуется. У пациентов с почечной недостаточностью целесообразно рассмотреть следующие варианты коррекции дозы: при КК 30-60 мл/мин доза кларитромицина должна быть уменьшена на 50%, при КК менее 30 мл/мин доза кларитромицина должна быть уменьшена на 75%. Ритонавир не следует совместно принимать с кларитромицином в дозах, превышающих 1 г/день. Сходные коррекции доз должны рассматриваться у пациентов со сниженной функцией почек, если ритонавир используется как фармакокинетический «усилитель» при применении других ингибиторов протеазы ВИЧ, включая атазанавир и саквинавир (см. подраздел «Двунаправленное взаимодействие лекарств»). Действие кларитромицина на другие лекарственные препараты. Антиаритмические средства (хинидин и дизопирамид). Возможно возникновение желудочковой тахикардии типа «пируэт» при совместном применении хинидина или дизопирамида. При одновременном приеме кларитромицина с этими препаратами следует регулярно проводить контроль электрокардиограммы на предмет удлинения интервала QТ, а также следует контролировать сывороточные концентрации этих препаратов. При пострегистрационном применении сообщалось о случаях развития гипогликемии при совместном приеме кларитромицина и дизопирамида. Необходимо контролировать концентрацию глюкозы в крови при одновременном применении кларитромицина и дизопирамида. Пероральные гипогликемические средства/инсулин. При совместном применении кларитромицина и пероральных гипогликемических средств (например, производные сульфонилмочевины) и /или инсулина может наблюдаться выраженная гипогликемия. Одновременное применение кларитромицина с гипогликемическими препаратами (например, натеглинид, пиоглитазон, репаглинид и росиглитазон) может привести к ингибированию изофермента СYРЗА кларитромицином, в результате чего может развиться гипогликемия. Рекомендуется тщательный контроль концентрации глюкозы. Взаимодействии, обусловленные изоферментом СYРЗА. Совместный прием кларитромицина, который как известно ингибирует изофермент СYРЗА, и препаратов, первично метаболизирующихся изоферментом СYРЗА, может ассоциироваться с взаимным повышением их концентраций, что может усилить или продлить как терапевтические, так и побочные эффекты. Кларитромицин следует с осторожностью применять пациентам, получающим препараты, являющиеся субстратами изофермента СYРЗА, особенно если эти препараты имеют узкий терапевтический диапазон (например, карбамазепин) и/или интенсивно метаболизируются этим ферментом. В случае необходимости должна проводится коррекция дозы препарата, принимаемого вместе с кларитромицином. Также, по возможности, должен проводится мониторинг сывороточных концентраций препаратов, первично метаболизирующихся изоферментом СYРЗА. Метаболизм следующих препаратов/классов осуществляется тем же изоферментом СYРЗА, что и метаболизм кларитромицина, например, алпрозолам, карбамазепин, цилостазол, циклоспорин, дизопирамид, метилпреднизолон, мидазолам, омепразол, непрямые антикоагулянты (например, варфарин), атипичные антипсихотические средства (например, кветиапин), хинидин, рифабутин, силденафил, такролимус, триазолам и винбластин. Также к агонистам изофермента СYРЗА относятся следующие препараты, противопоказанные к совместному применению с кларитромицином: астемизол, цизаприд, пимозид, терфенадин, ловастатин, симвастатин и алкалоиды спорыньи (см. раздел «Противопоказания»). К препаратам, взаимодействующим подобным образом через другие изоферменты в рамках системы цитохрома Р450, относятся фенитоин, теофиллин и вальпроевая кислота. Непрямые антикоагулянты. При совместном приеме варфарина и кларитромицина возможно кровотечение, выраженное увеличение МНО и протромбинового времени. В случае совместного применения с варфарином и другими непрямыми антикоагулянтами необходимо контролировать МНО и протромбиновое время. Омепразол. Кларитромицин (по 500 мг каждые 8 часов) исследовался у здоровых взрослых добровольцев в комбинации с омепразолом (по 40 мг ежедневно). При совместном применении кларитромицина и омепразола равновесные плазменные концентрации омепразола были увеличены(Сmах, АUСо-24 и Т1/2 увеличились на 30%, 89% и 34% соответственно). Среднее значение рН желудка в течение 24 часов составило 5,2 при приеме омепразола в отдельности и 5,7 при приеме омепразода совместно с кларитромицином. Силденафил, тадалафил и варденафил. Каждый из этих ингибиторов фосфодиэстеразы метаболизируется, по крайней мере, частично с участием изофермента СYРЗА. В то же время изофермент СYРЗА может ингибироваться в присутствии кларитромицина. Совместное применение кларитромицина с силденафилом, тадалафилом или варденафилом может привести к увеличению ингибирующего воздействия на фосфодиэстеразу. При применении этих препаратов совместно с кларитромицином следует рассмотреть возможность уменьшения дозы силденафила, тадалафила и варденафила. Теофиллии, карбамазепин. При совместном применение кларитромицина и теофиллина или карбамазе- пина возможно повышение концентрации данных препаратов в системном кровотоке. Толтеродин. Первичный метаболизм толтеродина осуществляется через 2D6 изоформу цитохрома Р450 (СУР2D6). Однако в части популяции, лишенной изофер¬мента СYР2D6, метаболизм происходит через изофермент СYРЗА. В этой группе населения подавление изофермента СYРЗА приводит к значительно более высоким концентрациям толтеродина в сыворотке. В популяции с низким уровнем метаболизма через изофермент СYР2D6 может потребоваться снижение дозы толтеродина в присутствии ингибиторов изоферментов СYРЗА, таких, как кларитромицин. Бензодиазепины (например, алпразолам, мидазолам, триазолам). При совместном применении мидазолама и таблеток кларитромицина (500 мг два раза в день) отмечалось увеличение АUC мидазолама: в 2,7 раза после внутривенного введения мидазолама. Если вместе с кларитромицином применяется внутривенная форма мидазолама, следует тщательно контролировать состояние пациента для возможной коррекции дозы. Введение лекарственного препарата через слизистую оболочку полости рта, которое дает возможность обойти пресистемную элиминацию лекарственного препарата, скорее всего, приведет к взаимодействию аналогичному тому,которое наблюдается при внутривенном введении мидазолама, а не при пероральном приеме. Такие же меры предосторожности следует применять и к другим бензодиазепинам, которые метаболизируются изоферментом СYРЗА, включая триазолам и алпразолам. Для бензодиазепинов, выведение которых не зависит от изофермента СYРЗА (темазепам, нитразепам, лоразепам), маловероятно клинически значимое взаимодействие с кларитромицином. При совместном применении кларитромицина и триазолама возможно воздействие на центральную нервную систему (ЦНС), например, сонливость и спутанность сознания. В связи с этим, в случае совместного применения, рекомендуется следить за симптомами нарушения ЦНС. Взаимодействия с другими препаратами. Колхицин является субстратом как изофермента СYРЗА, так и белка- переносчика Р-гликопротеина (Рgр). Известно, что кларитромицин и другие макролиды являются ингибиторами изофермента СYРЗА и Рgр. При совместном приеме кларитромицина и колхицина ингибирование Рgр и/или изофермента СYРЗА может привести к усилению действия колхицина. Зарегистрированы пострегистрационные сообщения о случаях отравления колхицином при его одновременном приеме с кларитромицином, чаще у пожилых пациентов. Некоторые из описанных случаев происходили с пациентами с почечной недостаточностью. Как сообщалось некоторые случаи заканчивались летальным исходом. Одновременное применение кларитромицина и колхицина противопоказано (см. раздел «Противопоказания»). Дигоксин. Предполагается, что дигоксин является субстратом Рgр. Известно, что кларитромицин ингибирует Рgр. При совместном приеме кларитромицина и дигоксина ингибирование Рgр кларитромицином может привести к усилению действия дигоксина. Пострегистрационные исследования показали, что совместный прием дигоксина и кларитромицина также может привести к повышению сывороточной концентрации дигоксина. У некоторых пациентов отмечались клинические симптомы отравления дигоксином, включая потенциально летальные аритмии. При совместном приеме кларитромицина и дигоксина следует тщательно контролировать концентрацию дигоксина в сыворотке. Зидовудин. Одновременный прием таблеток кларитромицина и зидовудина перорально взрослыми ВИЧ-инфицированными пациентами может привести к снижению равновесной концентрации зидовудина. Поскольку кларитромицин влияет на всасывание зидовудина при пероральном приеме, взаимодействия можно в значительной степени избежать, принимая кларитромицин и зидовудин с интервалом в 4 часа. Подобного взаимодействия не наблюдали у ВИЧ-инфицированных детей, принимавших детскую суспензию кларитромицина с зидовудином или дидезоксиинозином. Поскольку кларитромицин может препятствовать всасыванию зидовудина при их одновременном приеме внутрь у взрослых пациентов, подобное взаимодействие вряд ли возможно при использовании кларитромицина внутривенно. Фенитоин и вальпроевая кислота. Имеются данные о взаимодействиях ингибиторов изофермента СYРЗА (включая кларитромицин) с препаратами, которые не метаболизируются с помощью изофермента СYРЗА (фенитоином и вальпроевой кислотой). Для данных препаратов, при совместном применении с кларитромицином, рекомендуется определение их сывороточных концентраций, так как имеются сообщения об их повышении. Двунаправленное взаимодействие лекарств. Атазанавир. Кларитромицин и атазанавир являются как субстратами, так и ингибиторами изофермента СYРЗА. Существует свидетельство двунаправленного взаимодействия этих препаратов. Совместное применение кларитромицина (500 мг два раза в день) и атазанавира (400 мг один раз в день) может привести к двукратному увеличению воздействия кларитромицина и уменьшению воздействия 14(ОН)-кларитромицина на 70 %, с увеличением АUС атазанавира на 28 %. Благодаря широкому терапевтическому диапазону кларитромицина уменьшение его дозы у пациентов с нормальной функцией почек не требуется. У пациентов с умеренной почечной недостаточностью (КК 30 — 60 мл/мин) доза кларитромицина должна быть уменьшена на 50 %. У пациентов с КК менее 30 мл/мин дозу кларитромицина следует снизить на 75 %, используя для этого соответствующую лекарственную форму кларитромицина. Кларитромицин в дозах, превышающих 1000 мг в сутки, нельзя применять совместно с ингибиторами протеаз. Блокаторы «медленных» кальциевых каналов. При одновременном применении кларитромицина и блокаторов «медленных» кальциевых каналов, которые метаболизируются изоферментом СYРЗА4 (например, верапамил, амлодипин, дилтиазем), следует соблюдать осторожность, поскольку существует риск возникновения артериальной гипотензии. Плазменные концентрации кларитромицина, также как и блокаторов «медленных» кальциевых каналов, могут повышаться при одновременном применении. Артериальная гипотензия, брадиаритмия и лактоацидоз возможны при одновременном приеме кларитромицина и верапамила. Итраконазол. Кларитромицин и итраконазол являются субстратами и ингибиторами изофермента СYРЗА, что определяет двунаправленное взаимодействие препаратов. Кларитромицин может повысить концентрацию итраконазола в плазме, в то время как итраконазол может повысить плазменную концентрацию кларитромицина. Пациентов, одновременно принимающих итраконазол и кларитромицин следует тщательно обследовать на наличие симптомов усиления или увеличения длительности фармакологических эффектов этих препаратов. Саквинавир. Кларитромицин и саквинавир являются субстратами и ингибиторами изофермента СYРЗА, что определяет двунаправленное взаимодействие препаратов. Одновременное применение кларитромицина (500 мг два раза в день) и саквинавира (в мягких желатиновых капсулах, 1200 мг три раза в день) у 12 здоровых добровольцев вызывало увеличение АUС и Сmaх саквинавира на 177 % и 187 % соответственно, в сравнении с приемом саквинавира в отдельности. Значения AUС и Сmах кларитромицина были приблизительно на 40 % выше, чем при монотерапии кларитромицином. При совместном применении этих двух препаратов в течение ограниченного времени в дозах/составах, указанных выше, коррекция дозы не требуется. Результаты исследования лекарственных взаимодействий с использованием саквинавира в мягких желатиновых капсулах могут не соответствовать эффектам, наблюдаемым при применении саквинавира в твердых желатиновых капсулах. Результаты исследования лекарственных взаимодействий при монотерапии саквинавиром могут не соответствовать эффектам, наблюдаемым при терапии саквинарином/ритонавиром. При приеме саквинавира совместно с ритонавиром следует учитывать потенциальное влияние ритонавира на кларитромицин. Амоксициллин. Антациды, глюкозами, слабительные лекарственные средства, пища, аминогликозиды замедляют и снижают абсорбцию, аскорбиновая кислота повышает абсорбцию. Бактерицидные антибиотики (в т ч. аминогликозиды, цефалоспорины, циклосерин, ванкомиции, рифампицин, хинолоны) оказывают синергидное действие, бактериостатические препараты (макролиды, хлорамфеникол, линкозамиды, тетрациклины, сульфаниламиды) — антагонистическое (снижается эффективность амоксициллина). Повышает эффективность непрямых антикоагулянтов (подавляя кишечную микрофлору, снижает синтез витамина К и протромбиновый индекс), уменьшает эффективность лекарственных средству в процессе метаболизма которых образуется парааминобензойная кислота, этинилэстрадиола — риск развития кровотечений «прорыва». Однако в литературе описаны случаи повышения международного нормализованного отношения (МНО) у пациентов, получающих поддерживающую терапию аценокумаролом или варфарином, которым назначен курс лечения амоксициллином. При необходимости в одновременном применении препаратов следует тщательно контролировать МНО при добавлении или отмене амоксициллина. Кроме того, может возникнуть необходимость в коррекции дозы антикоагулянтов для приема внутрь. Диуретики, аллопуринол, оксифенбутазон, фенилбутазон, нестероидные противовоспалительные препараты и препараты, блокирующие канальцевую секрецию снижая канальцевую секрецию, повышают концентрацию амоксициллина в плазме крови. При одновременном применении с аллопуринолом повышается риск развития кожной сыпи. Уменьшает клиренс и повышает токсичность метотрексата. Усиливает всасывание дигоксина. Применение амоксициллина и пробенецида не рекомендуется, т. к. пробенецид снижает почечную канальцевую секрецию амоксициллина, тем самым повышая его плазменную концентрацию и удлиняя время его нахождения в сыворотке крови. Лансопразол. Лансопразол уменьшает кислотность желудочного сока, что может повлиять на всасывание некоторых препаратов, например, уменьшает биодоступность кетоконазола, эфира ампициллина и солей железа. Биодоступность дигоксина увеличивается на 10%, что клинически незначимо для большинства пациентов. Лансопразол замедляет элиминацию лекарственных средств, метаболизирующихся в печени путем микросомального окисления (в том числе диазепама, ибупрофена, индометацина, кларитромицина, преднизолона, пропранолола, терфенадина, варфарина, фенитоина). Снижает на 10 % клиренс теофиллина, эффект клинически незначим. При одновременном применении лансопразола и теофиллина следует контролировать состояние пациента. Изменяет рН-зависимую абсорбцию лекарственных средств, относящихся к группам слабых кислот (замедление) и оснований (ускорение). Сукральфат снижает биодоступность лансопразола на 30 %, поэтому необходимо соблюдать интервал между приемом этих лекарственных средств 30-40 мин. Антациды замедляют и снижают абсорбцию лансопразола (их следует назначать за 1 час до или через 1-2 часа после приема лансопразола). Ингибиторы ВИЧ-протеазы. Было показано, что лансопразол взаимодействует с некоторыми противовирусными препаратами. Механизм и клиническое значение их взаимодействий не всегда известны. Увеличение значения рН на фоне терапии лансопразолом может влиять на всасывание противовирусных препаратов. Также возможно взаимодействие на уровне изофермента СYР2С19. При одновременном применении лансопразола и некоторых противовирусных препаратов, таких как атазанавир и нелфинавир, на фоне терапии лансопразолом отмечается снижение их концентрации в сыворотке крови. В связи с этим одновременное применение лансопразола с противовирусными препаратами, такими как атазанавир и нелфинавир, противопоказано. Метотрексат. При одновременном применении с высокими дозами метотрексата возможно повышение и длительное сохранение сывороточных концентраций метотрексата и/или его метаболита, что может приводить к токсическому действию метотрексата. Поэтому при необходимости применения высоких доз метотрексата необходимо рассмотреть вопрос о временном прекращении лечения лансопразолом. Варфарин. При одновременном применении лансопразола в дозе 60 мг и варфарина не наблюдалось изменений фармакокинетики варфарина или МНО. Тем не менее, были получены сообщения о повышении МНО и протромбинового времени у пациентов, одновременно принимавших ингибиторы протонной помпы и варфарин. Увеличение МНО и протромбинового времени может привести патологическому кровотечению и даже к смертельному исходу. При одновременном применении лансопразола и варфарина может возникнуть необходимость контролировать МНО и протромбиновое время в начале и по окончании терапии, а также во время нерегулярного применения лансопразола.

Разнообразие и богатство респираторной микробиоты горбатых китов может уменьшаться по мере того, как они дольше голодают.

  • 1.

    Bik, E. M. et al. Морские млекопитающие обладают уникальными микробиотами, сформированными из моря, но отличными от них. Nat. Commun. 7 , 10516 (2016).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 2.

    Apprill, A. et al. Обширный основной микробиом при ударе кита, пойманного дроном, поддерживает основу для мониторинга здоровья. MSystems 2 , e00119-e117 (2017).

    Google ученый

  • 3.

    Pirotta, V. et al. Экономичный дрон, изготовленный по индивидуальному заказу, для оценки состояния здоровья китов. Фронт. Mar. Sci. 4 , 425 (2017).

    Google ученый

  • 4.

    Раверти, С. А. et al. Респираторный микробиом южных косаток, находящихся под угрозой исчезновения, и микробиота микропласта окружающей морской поверхности в восточной части северной части Тихого океана. Sci. Отчет 7 , 394 (2017).

    ADS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Лима, Н., Роджерс, Т., Асеведо-Уайтхаус, К. и Браун, М. В. Временная стабильность и видовая специфичность бактерий, связанных с дыхательной системой афалин. Environ. Microbiol. Отчет 4 , 89–96 (2012).

    PubMed Google ученый

  • 6.

    Johnson, W. R. et al. Новое разнообразие бактериальных сообществ, связанных с верхними дыхательными путями афалин. Environ. Microbiol. Отчет 1 , 555–562 (2009).

    CAS PubMed Google ученый

  • 7.

    Асеведо-Уайтхаус, К., Роша-Госселин, А. и Гендрон, Д. Новый неинвазивный инструмент для наблюдения за болезнями китов, находящихся на свободном выгуле, и его значение для программ сохранения. Anim. Консерв. 13 , 217–225 (2010).

    Google ученый

  • 8.

    Бассис, К. М., Танг, А. Л., Янг, В. Б. и Пиннонен, М. А. Микробиота носовой полости здоровых взрослых. Микробиом 2 , 27 (2014).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 9.

    Dickson, R. P. et al. Бактериальная топография нижних дыхательных путей здорового человека. МБио 8 , e02287-e2216 (2017).

    Google ученый

  • 10.

    Bond, SL, Timsit, E., Workentine, M., Alexander, T. & Léguillette, R. Микробиота верхних и нижних дыхательных путей у лошадей: бактериальные сообщества, связанные со здоровьем и легкой астмой (воспалительное заболевание дыхательных путей ) и эффекты дексаметазона. BMC Microbiol. 17 , 184 (2017).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 11.

    Ericsson, A.C., Personett, A.R., Grobman, M.E., Rindt, H. & Reinero, C.R. Состав и прогнозируемая метаболическая емкость микробиоты верхних и нижних дыхательных путей здоровых собак по отношению к фекальной микробиоте. PLoS ONE 11 , e0154646 (2016).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12.

    Vientos-Plotts, A. I. et al. Динамические изменения респираторной микробиоты и ее связь с микробиотой кала и крови у здоровых молодых кошек. PLoS ONE 12 , e0173818 (2017).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Dickson, R.P. et al. Микробиота легких здоровых мышей сильно варьируется в зависимости от среды и отражает вариации исходного врожденного иммунитета легких. г. J. Respir. Крит. Care Med. 198 , 497–508 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 14.

    Сегал, Л. Н. et al. Обогащение микробиома легких оральными таксонами связано с воспалением легких фенотипа th27. Nat. Microbiol. 1 , 16031 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 15.

    Шеной, М. К. et al. Иммунный ответ и риск смерти связаны с разными микробиомами легких у пациентов с ВИЧ и пневмонией. г. Дж.Респир. Крит. Care Med. 195 , 104–114 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 16.

    Бисвас, К., Хоггард, М., Джайн, Р., Тейлор, М. В. и Дуглас, Р. Г. Носовая микробиота в состоянии здоровья и болезни: различия внутри и между субъектами. Фронт. Microbiol. 6 , 134 (2015).

    PubMed Central Google ученый

  • 17.

    Диксон, Р. П., Эрб-Дауорд, Дж. Р., Мартинес, Ф. Дж. И Хаффнагл, Г. Б. Микробиом и дыхательные пути. Annu. Rev. Physiol. 78 , 481–504 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 18.

    Garcia-Nuñez, M. et al. Изменения микробиома бронхов, связанные с серьезностью при хронической обструктивной болезни легких. J. Clin. Microbiol. 52 , 4217–4223 (2014).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 19.

    Dickson, R.P. et al. Бактерии, ассоциированные с клетками, в микробиоме легких человека. Микробиом 2 , 28 (2014).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 20.

    Huang, Y.J. et al. Микробиота дыхательных путей и гиперреактивность бронхов у пациентов с плохо контролируемой астмой. J. Allergy Clin. Иммунол. 127 , 372–381 (2011).

    PubMed Google ученый

  • 21.

    Диксон, Р. П., Мартинес, Ф. Дж. И Хаффнагл, Г. Б. Роль микробиома в обострениях хронических заболеваний легких. Ланцет 384 , 691–702 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 22.

    Cardona, C. et al. Экологические источники бактерий по-разному влияют на микробную динамику, связанную с хозяином. MSystems 3 , e00052-00018 (2018).

    Google ученый

  • 23.

    Hunt, K. E. et al. Преодоление проблем изучения физиологии сохранения крупных китов: обзор доступных методов. Консерв. Physiol. 1 , 1–24 (2013).

    Google ученый

  • 24.

    Международная китобойная комиссия. Приложение. Отчет подкомитета по другим большим китам. J. Cetacean Res. Manag. 1 , 117–155 (1999).

    Google ученый

  • 25.

    Rasmussen, K. et al. Горбатые киты южного полушария, зимующие у берегов Центральной Америки: анализ температуры воды в самой продолжительной миграции млекопитающих. Biol. Lett. 3 , 302–305 (2007).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 26.

    Stevick, P. T. et al. Четверть мира от нас: самка горбатого кита перемещается на 10 000 км между районами размножения. Biol. Lett. 7 , 299–302 (2010).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 27.

    Riekkola, L. et al. Применение мультидисциплинарного подхода к выявлению структуры популяции и районов нагула горбатых китов в Южном океане. Ecol. Инд. 89 , 455–465 (2018).

    Google ученый

  • 28.

    Zerbini, A. N. et al. Спутниковое наблюдение за перемещениями горбатых китов Megaptera novaeangliae в юго-западной части Атлантического океана. Mar. Ecol. Прог. Сер. 313 , 295–304 (2006).

    ADS Google ученый

  • 29.

    Читлборо Р.Г. Динамика двух популяций горбатого кита, Megaptera novaeangliae (borowski). марта Freshw. Res. 16 , 33–128 (1965).

    Google ученый

  • 30.

    Читлборо Р.Г. Цикл размножения самки горбатого кита Megaptera nodosa (bonnaterre). марта Freshw. Res. 9 , 1–18 (1958).

    Google ученый

  • 31.

    Клэпхэм, П. Дж. Горбатый кит: сезонное питание и размножение усатого кита.В обществах китообразных: полевые исследования дельфинов и китов (ред. Манн, Дж. и др. ) 173–196 (University of Chicago Press, Чикаго, 2000).

    Google ученый

  • 32.

    Франклин Т. Социальное и экологическое значение залива Херви в Квинсленде для горбатых китов Восточной Австралии ( Megaptera novaeangliae ). Кандидат наук. диссертация, Университет Южного Креста, Лисмор, Новый Южный Уэльс (2012).

  • 33.

    Franklin, T. et al. Сезонные изменения характеристик стад восточно-австралийских горбатых китов ( Megaptera novaeangliae ). Mar. Mammal Sci. 27 , E134 – E152 (2011).

    Google ученый

  • 34.

    Даубин, В. Х. Сезонный миграционный цикл горбатых китов. В Китах, дельфинах и морских свиньях (изд. Норрис, К.С.) (Калифорнийский университет Press, Беркли, 1996).

    Google ученый

  • 35.

    Seymour, J. R. et al. Контрастные скопления микробов в прилегающих водных массах, связанные с Восточно-Австралийским течением. Environ. Microbiol. 4 , 548–555 (2012).

    CAS Google ученый

  • 36.

    Чао А. Непараметрическая оценка количества классов в генеральной совокупности. Сканд.J. Stat. 11 , 265–270 (1984).

    Google ученый

  • 37.

    Чао, А. Оценка размера популяции для данных по отлову-повторной поимке с неравной уловистостью. Биометрия 43 , 783–791 (1987).

    MathSciNet CAS PubMed МАТЕМАТИКА Google ученый

  • 38.

    Chao, A. & Yang, M. C. Правила остановки и оценка для отладки повторного захвата с неравной интенсивностью отказов. Биометрика 80 , 193–201 (1993).

    MathSciNet МАТЕМАТИКА Google ученый

  • 39.

    Чао, А., Хван, У. Х., Чен, Ю. К. и Куо, С. Ю. Оценка количества общих видов в двух сообществах. Stat. Грех. 10 , 227–246 (2000).

    MathSciNet МАТЕМАТИКА Google ученый

  • 40.

    Данн, О. Дж. Множественные сравнения с использованием ранговых сумм. Technometrics 6 , 241–252 (1964).

    Google ученый

  • 41.

    Holm, S. Простая процедура последовательного множественного отбора. Сканд. J. Stat. 6 , 65–70 (1979).

    MathSciNet МАТЕМАТИКА Google ученый

  • 42.

    Шейд, А. и Хандельсман, Дж. За пределами диаграммы Венна: охота за основным микробиомом. Environ.Microbiol. 14 , 4–12 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 43.

    Магурран А. Э. и Хендерсон П. А. Объяснение избытка редких видов в естественных распределениях численности видов. Природа 422 , 714 (2003).

    ADS CAS PubMed Google ученый

  • 44.

    Эрнандес-Агреда, А., Гейтс, Р. Д.И Эйнсворт, Т. Д. Определение основного микробиома в микробном супе кораллов. Trends Microbiol. 25 , 125–140 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 45.

    Astudillo-García, C. et al. Оценка основной микробиоты в сложных сообществах: систематическое исследование. Environ. Microbiol. 19 , 1450–1462 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 46.

    Эйнарссон, Г. Г. et al. Динамика сообщества и микробиота нижних дыхательных путей при стабильной хронической обструктивной болезни легких, курильщики и здоровые некурящие. Грудь 79 , 795–803 (2016).

    Google ученый

  • 47.

    Венн-Уотсон, С., Дэниэлс, Р. и Смит, К. Тридцатилетняя ретроспективная оценка пневмонии у афалин Tursiops truncatus популяции. Дис.Акват. Орган. 99 , 237–242 (2012).

    PubMed Google ученый

  • 48.

    Венн-Уотсон, С., Смит, К. Р. и Дженсен, Э. Д. Первичные бактериальные патогены у афалин Tursiops truncatus : иголки в стогах комменсалов и микробов окружающей среды. Дис. Акват. Орган. 79 , 87–93 (2008).

    PubMed Google ученый

  • 49.

    Waltzek, T., Cortés-Hinojosa, G., Wellehan, J. Jr. и Gray, G.C. Зоонозы морских млекопитающих: обзор проявлений болезней. Зоонозы общественного здравоохранения 59 , 521–535 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 50.

    Кьюсик П. и Баллок Б. Язвенный дерматит и пневмония, связанные с инфекцией Aeromonas hydrophila у афалинского дельфина. J. Am. Вет. Med.Доц. 163 , 578–579 (1973).

    CAS PubMed Google ученый

  • 51.

    Owen, K. et al. Влияние типа добычи на мелкомасштабное кормление мигрирующих восточно-австралийских горбатых китов. Mar. Ecol. Прог. Сер. 541 , 231–244 (2015).

    ADS Google ученый

  • 52.

    Lockyer, C. Масса тела некоторых видов крупных китов. ICES J. Mar. Sci. 36 , 259–273 (1976).

    Google ученый

  • 53.

    Бенгтсон Нэш, С. М., Во, К. А. и Шлабах, М. Метаболическая концентрация липидорастворимых хлорорганических веществ в сале горбатых китов Южного полушария в результате миграции и голодания. Environ. Sci. Technol. 47 , 9004–9413 (2013).

    Google ученый

  • 54.

    Джонсон, К. Л. Формирование капитала и доходов как альтернативная тактика использования ресурсов в воспроизводстве. Oikos 78 , 57–66 (1997).

    Google ученый

  • 55.

    Ноад, М. Дж., Данлоп, Р. А., Патон, Д. и Като, Д. Х. Абсолютные и относительные оценки численности горбатых китов восточного побережья Австралии ( Megaptera novaeangliae ). J. Cetacean Res. Manag. 243 , 252 (2011).

    Google ученый

  • 56.

    Atkinson, A. et al. Распределение криля ( Euphausia superba ) сокращается на юг во время быстрого регионального потепления. Nat. Клим. Смена 9 , 142 (2019).

    ADS Google ученый

  • 57.

    Катона С. К. и Берд Дж. А. Размер популяции, миграции и кормовые скопления горбатых китов ( Megaptera novaeangliae ) в западной части Северной Атлантики. Rep. Int. Whal. Comm. Спец. Выпуск 12 , 295–306 (1990).

    Google ученый

  • 58.

    Christiansen, F. et al. Размер и состояние тела матери определяют темпы роста детенышей южных южных китов. Mar. Ecol. Прог. Сер. 592 , 267–281 (2018).

    ADS Google ученый

  • 59.

    Durban, J. W., Fearnbach, H., Барретт-Леннард, Л., Перриман, В. и Лерой, Д. Фотограмметрия косаток с использованием небольшого гексакоптера, запущенного в море. J. Беспилотный Veh. Syst. 3 , 131–135 (2015).

    Google ученый

  • 60.

    Кристиансен, Ф., Дуйон, А. М., Спрогис, К. Р., Арноулд, Дж. П. и Бейдер, Л. Неинвазивный беспилотный летательный аппарат дает оценки энергетической стоимости воспроизводства горбатых китов. Экосфера 7 , e01468 (2016).

    Google ученый

  • 61.

    Mingramm, F., Dunlop, R., Blyde, D., Whitworth, D. & Keeley, T. Оценка образцов дыхательного пара и жира для использования в эндокринной оценке афалин ( Tursiops spp. .). Gen. Comp. Эндокринол. 274 , 37–49 (2019).

    CAS PubMed Google ученый

  • 62.

    Минграмм, Ф.М., Кили, Т., Витворт, Д. Дж. И Данлоп, Р. А. Взаимосвязь между концентрацией стероидных гормонов в сале и дыхательных парах у горбатых китов ( Megaptera novaeangliae ). Aquat. Мамм. 45 , 465–477 (2019).

    Google ученый

  • 63.

    Кастрильон Дж., Хьюстон В. и Бенгтсон Нэш С. Индекс адипоцитов ворвани: неразрушающий биомаркер ожирения у горбатых китов ( Megaptera novaeangliae ). Ecol. Evol. 7 , 5131–5139 (2017).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 64.

    Hogg, C.J. et al. Определение стероидных гормонов при ударе кита: возможно. Mar. Mammal Sci. 25 , 605–618 (2009).

    CAS Google ученый

  • 65.

    Lane, D. J. et al. Быстрое определение последовательностей 16s рибосомальной РНК для филогенетических анализов. Proc. Natl. Акад. Sci. 82 , 6955–6959 (1985).

    ADS CAS PubMed Google ученый

  • 66.

    Lane, D. J. Секвенирование 16s / 23s рРНК. В Методы нуклеиновой кислоты в бактериальной систематике (редакторы Stackebrandt, E. & Goodfellow, M.) (Wiley, New York, 1991).

    Google ученый

  • 67.

    Bioinformatics.babraham.ac.uk (2019) Babraham bioinformatics — fastqc инструмент контроля качества для данных последовательностей с высокой пропускной способностью.https://www.bioinformatics.babraham.ac.uk/projects/fastqc. 20 января 2019 г.

  • 68.

    Эдгар, Р. К. Апарс: высокоточные последовательности OTU из считываний микробных ампликонов. Nat. Методы 10 , 996 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 69.

    Edgar, R.C. Unoise2: улучшенное исправление ошибок для illumina 16s и секвенирование его ампликонов. BioRxiv 081257 (2016).

  • 70.

    Callahan, B.J., McMurdie, P.J. & Holmes, S.P. Варианты точной последовательности должны заменять рабочие таксономические единицы в анализе данных маркерных генов. ISME J. 11 , 2639 (2017).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 71.

    Эдгар, Р. К., Хаас, Б. Дж., Клементе, Дж. К., Айва, К. и Найт, Р. Uchime улучшает чувствительность и скорость обнаружения химер. Биоинформатика 27 , 2194–2200 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 72.

    Quast, C. et al. Проект базы данных генов рибосомной РНК Silva: улучшенная обработка данных и веб-инструменты. Nucleic Acids Res. 41 , D590 – D596 (2012).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 73.

    Cole, J. R. et al. Проект базы данных рибосом: данные и инструменты для высокопроизводительного анализа рРНК. Nucleic Acids Res. 42 , D633 – D642 (2013).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 74.

    Oksanen, J., Blanchet, FG, Kindt, R., Legendre, P., O’hara, RB, Simpson, GL, Solymos, P., Stevens, MHH & Wagner, H. (2010 ) Vegan: экологический пакет сообщества. Пакет R версии 1.17-4. https://cran.r-project.org. 30 января 2019 г.

  • 75.

    Lozupone, C. & Knight, R. Unifrac: новый филогенетический метод сравнения микробных сообществ. заявл. Environ. Microbiol. 71 , 8228–8235 (2005).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 76.

    Андерсон, М. Дж. Пермутационный многомерный дисперсионный анализ ( PERMANOVA ). Wiley statsref: онлайн-справочник по статистике, 1–15 (2014).

  • 77.

    Warton, D. I., Wright, S. T. & Wang, Y. Многопараметрический анализ на основе расстояний смешивает эффекты местоположения и дисперсии. Methods Ecol. Evol. 3 , 89–101 (2012).

    Google ученый

  • 78.

    Wang, Y. I., Naumann, U., Wright, S. T. & Warton, D. I. Mvabund — пакет r для модельного анализа многомерных данных о численности. Methods Ecol. Evol. 3 , 471–474 (2012).

    Google ученый

  • 79.

    Warton, D. I., Thibaut, L. & Wang, Y. A. Пит-ловушка — «свободная от модели» процедура начальной загрузки для вывода о моделях регрессии с дискретными многомерными ответами. PLoS ONE 12 , e0181790 (2017).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 80.

    Lokmer, A. et al. Пространственная и временная динамика микробиоты гемолимфы тихоокеанских устриц в различных масштабах. Фронт. Microbiol. 7 , 1367 (2016).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Паттерны содержания и стратификации липидов в ворвани финвалов (Balaenoptera Physalus) по JSTOR

    Абстрактный

    Содержание липидов и слоистая структура подкожного жира 82 финвалов (Balaenoptera Physalus), пойманных у берегов Испании, были изучены в зависимости от индивидуальных биологических свойств.Содержание липидов во внешнем слое подкожного жира стабильно и не показывает видимых изменений в зависимости от возраста, репродуктивного статуса или дня отлова у представителей обоих полов. Это указывает на то, что этот слой не играет существенной роли в динамике накопления жира у финвалов. Внутренний слой, напротив, непостоянен, что четко отражает питательные резервы людей. Средний слой — это переход между внешним и внутренним слоями. Репродуктивные категории лучше всего различаются по среднему значению трех слоев, чем по любому из них, используемому независимо.По этой причине это среднее значение предлагается как лучший показатель состояния финвалов. Репродуктивный статус является основным фактором, определяющим изменение содержания липидов в подкожном сале у женщин, но не имеет значения для мужчин. Рейтинг жирности подкожного жира для репродуктивных категорий: беременные самки> самцы = неполовозрелые самки> отдыхающие самки> кормящие самки. Эти различия объясняются энергетическими, миграционными и физиологическими характеристиками различных компонентов популяции.У самцов содержание липидов в подкожном сале значительно снижается с возрастом, тогда как у неполовозрелых самок оно увеличивается с возрастом. У представителей обоих полов запасы липидов накапливались с начала мая до середины августа, но впоследствии имели тенденцию к снижению из-за колебаний в доступности пищи. Питательное состояние кормящих самок улучшилось во время поздней лактации, вероятно, из-за увеличения потребления пищи и снижения энергетических потребностей грудного молодняка.

    Информация о журнале

    The Journal of Mammalogy — ведущее издание Американского общества маммологов.Этот уважаемый международный научный журнал, издающийся с 1919 года, пропагандирует интерес к млекопитающим и их сохранение во всем мире, публикуя оригинальные и своевременные исследования по всем аспектам биологии млекопитающих; например, экология, генетика, сохранение, поведение, систематика, морфология и физиология.

    Информация об издателе

    Американское общество маммологов было основано в 1919 году и посвящено продвижение интереса к млекопитающим во всем мире посредством исследований, образования, сохранение и общение между учеными и широкой общественностью.В Общество добивается этого посредством ежегодных встреч, международных конференций, деятельность комитетов, научные и образовательные награды студентам, публикации научных и нетехнических материалов, в том числе Journal of Mammalogy, Виды млекопитающих и специальные публикации. Общество также поддерживает библиотека изображений млекопитающих, которая содержит множество исключительных фотографий обычных и редких млекопитающих, которых можно купить для общего пользования.

    Кит просчета | WIRED

    По словам исследователей Гарвардского университета, генетическое исследование китов предполагает, что в результате китобойного безумия, начавшегося в 18 веке, погибло гораздо больше китов, чем предполагалось ранее.Исследование также показывает, что популяции китов не восстановились в достаточной степени для возобновления охоты.

    Новые данные свидетельствуют о том, что Международная китобойная комиссия может в десять раз недооценить количество гигантских млекопитающих, которые жили в морях до начала китобойного промысла, заявили исследователи. Такие доказательства должны добавить к дискуссии о будущем китобойного промысла.

    Исследование, опубликованное в журнале Science , предполагает, что мировая популяция горбатых китов могла достигать 1.5 миллионов — это более чем в 10 раз превышает оценку IWC в 100 000 человек.

    — — —

    Где был этот кровавый алмаз ?: Бельгийские исследователи нашли способ определить происхождение алмаза, прорыв, который может помочь в борьбе с незаконной продажей драгоценных камней из зон конфликта, бельгийского центра торговли сказал.

    Исследователи смогли определить химический «отпечаток пальца» алмаза, проделав в нем крошечную дырочку с помощью лазерного луча. Отпечаток помогает им идентифицировать рудник, из которого он был получен, потому что каждый драгоценный камень имеет химический состав, характерный для отдельного рудника.

    Повстанческие группировки в таких странах, как Сьерра-Леоне, Ангола и Демократическая Республика Конго, использовали конфликты или кровавые алмазы для финансирования войн. Около 70 стран-производителей алмазов согласились ограничить торговлю и имеют крайний срок до 31 июля, чтобы выполнить требования мониторинга или столкнуться с запретом на торговлю.

    Высший алмазный совет заявил, что исследователям потребуются годы, чтобы проанализировать образцы с каждой действующей шахты в мире, чтобы получить глобальную картину.

    — — —

    Лекарство может бороться с атипичной пневмонией: Поскольку опасения по поводу возобновления атипичной пневмонии в Гонконге растут, ученые заявили, что синтетическая версия белка естественной иммунной системы может быть эффективным средством против смертельной респираторной инфекции.

    Пациенты с атипичной пневмонией, появившейся на юге Китая в конце прошлого года, с разной степенью успеха лечились стероидами и противовирусным препаратом рибавирин, но исследователи заявили, что рекомбинантный интерферон, отдельно или в комбинации с другими противовирусными препаратами, может предотвратить распространение вируса. от тиражирования и может стать предпочтительным препаратом для лечения.

    Исследователи протестировали препарат на двух штаммах коронавируса SARS, которые анализировались во Франкфурте и Гонконге. Их результаты были опубликованы в медицинском журнале The Lancet в пятницу, на следующий день после того, как правительственный чиновник в Гонконге сообщил о 12 новых возможных случаях атипичной пневмонии.

    — — —

    Раса, генетика несовместима: Должностные лица здравоохранения могут ошибаться, пытаясь сопоставить здравоохранение и особенно лекарства с расой, потому что генетически такой вещи не существует, считают генные эксперты.

    Исследователи из Центра развития геномики давно утверждали, что генетика не поддерживает социальные и культурные представления о расе. Несколько групп ученых обнаружили, что, например, среди африканцев из разных регионов генетических различий больше, чем между африканцами и европейцами.

    В январе FDA выпустило проект руководства для промышленности, в котором предлагалось использовать официальные правительственные классификации по расе и этнической принадлежности при сборе информации для клинических испытаний. Они похвалили FDA за попытку сформулировать руководство, которое учитывало бы генетику при тестировании лекарств, но сказали, что использование простых представлений о расе — не лучший вариант.

    — — —

    Составлено Кари Л. Дин. Рейтер и AP внесли свой вклад в этот отчет.

    Страница не найдена | Офис научных публикаций

    — Любые -MFR 83 (1-2), 2021MFR 82 (3-4), 2020MFR 82 (1-2), 2020MFR 81 (3-4), 2019MFR 81 (2), 2019MFR 81 (1), 2019MFR 80 ( 4), 2018МФР 80 (3), 2018МФР 80 (2), 2018МФР 80 (1), 2018МФР 79 (3-4), 2017МФР 79 (2), 2017МФР 79 (1), 2017МФР 78 (3-4), 2016МФР 78 (1-2), 2016MFR 77 (4), 2015MFR 77 (3), 2015MFR 77 (2), 2015MFR 77 (1), 2015MFR 76 (4), 2014MFR 76 (3), 2014MFR 76 (1-2) , 2014MFR 75 (4), 2013MFR 75 (3), 2013MFR 75 (1-2), 2013MFR 74 (4), 2012MFR 74 (3), 2012MFR 74 (2), 2012MFR 74 (1), 2012MFR 73 (4) , 2011MFR 73 (3), 2011MFR 73 (2), 2011MFR 73 (1), 2011MFR 72 (4), 2010MFR 72 (3), 2010MFR 72 (2), 2010MFR 72 (1), 2010MFR 71 (4), 2009MFR 71 (3), 2009MFR 71 (2), 2009MFR 71 (1), 2009MFR 70 (3-4), 2008MFR 70 (2), 2008MFR 70 (1), 2008MFR 69 (1-4), 2007MFR 68 (1- 4), 2006MFR 67 (4), 2005MFR 67 (3), 2005MFR 67 (2), 2005MFR 67 (1), 2005MFR 66 (4), 2004MFR 66 (3), 2004MFR 66 (2), 2004MFR 66 (1) , 2004MFR 65 (4), 2003MFR 65 (3), 2003MFR 65 (2), 2003MFR 65 (1), 2003MFR 64 (4), 2002MFR 64 (3), 2002MFR 64 (2), 2002MFR 64 (1), 2002MFR 63 (4), 2001MFR 63 (3), 2001MFR 63 (2) , 2001MFR 63 (1), 2001MFR 62 (4), 2000MFR 62 (3), 2000MFR 62 (2), 2000MFR 62 (1), 2000MFR 61 (4), 1999MFR 61 (3), 1999MFR 61 (2), 1999MFR 61 (1), 1999MFR 60 (4), 1998MFR 60 (3), 1998MFR 60 (2), 1998MFR 60 (1), 1998MFR 59 (4), 1997MFR 59 (3), 1997MFR 59 (2), 1997MFR 59 ( 1), 1997MFR 58 (4), 1996MFR 58 (3), 1996MFR 58 (1-2), 1996MFR 57 (3-4), 1995MFR 57 (2), 1995MFR 57 (1), 1995MFR 56 (4), 1994MFR 56 (3), 1994MFR 56 (2), 1994MFR 56 (1), 1994MFR 55 (4), 1993MFR 55 (3), 1993MFR 55 (2), 1993MFR 55 (1), 1993MFR 54 (4), 1992MFR 54 ( 3), 1992MFR 54 (2), 1992MFR 54 (1), 1992MFR 53 (4), 1991MFR 53 (3), 1991MFR 53 (2), 1991MFR 53 (1), 1991MFR 52 (4), 1990MFR 52 (3) , 1990MFR 52 (2), 1990MFR 52 (1), 1990MFR 51 (4), 1989MFR 51 (3), 1989MFR 51 (2), 1989MFR 51 (1), 1989MFR 50 (4), 1988MFR 50 (3), 1988MFR) 50 (2), 1988MFR 50 (1), 1988MFR 49 (4), 1987MFR 49 (3), 1987MFR 49 (2), 1987MFR 49 (1), 1987MFR 48 (4), 1986MFR 48 (3), 1986MFR 48 ( 2), 1986MFR 48 (1), 1986MFR 47 (4), 1985MFR 47 (3), 1985MFR 47 (2), 1985MFR 47 (1), 1985MFR 46 (4), 1984MFR 46 (3), 1984MFR 46 (2) , 1984 MFR 46 (1), 1984MFR 45 (10-12), 1983MFR 45 (7-9), 1983MFR 45 (4-6), 1983MFR 45 (3), 1983MFR 45 (2), 1983MFR 45 (1), 1983MFR 44 (12), 1982MFR 44 (11), 1982MFR 44 (8), 1982MFR 44 (6-7), 1982MFR 44 (5), 1982MFR 44 (4), 1982MFR 44 (3), 1982MFR 44 (2), 1982MFR 44 (1), 1982MFR 44 (9-10), 1982MFR 43 (12), 1981MFR 43 (11), 1981MFR 43 (10), 1981MFR 43 (9), 1981MFR 43 (8), 1981MFR 43 (7), 1981MFR 43 (6), 1981MFR 43 (5), 1981MFR 43 (4), 1981MFR 43 (3), 1981MFR 43 (2), 1981MFR 43 (1), 1981MFR 42 (12), 1980MFR 42 (11), 1980MFR 42 (9) -10), 1980MFR 42 (7-8), 1980MFR 42 (6), 1980MFR 42 (5), 1980MFR 42 (3-4), 1980MFR 42 (2), 1980MFR 42 (1), 1980MFR 41 (12), 1979MFR 41 (11), 1979MFR 41 (10), 1979MFR 41 (9), 1979MFR 41 (8), 1979MFR 41 (7), 1979MFR 41 (5-6), 1979MFR 41 (4), 1979MFR 41 (3), 1979MFR 41 (1-2), 1979MFR 40 (12), 1978MFR 40 (11), 1978MFR 40 (10), 1978MFR 40 (9), 1978MFR 40 (8), 1978MFR 40 (7), 1978MFR 40 (5-6) ), 1978MFR 40 (4), 1978MFR 40 (3), 1978MFR 40 (2), 1978MFR 40 (1), 1978MFR 39 (12) MFR 39 (11) MFR 39 (10) MFR 39 (9) MFR 39 (8) ) СТР 39 (7) СТР 39 (6) СТР 39 (5) MFR 39 (4) MFR 39 (3) MFR 39 (2) MFR 39 (1) MFR 38 (12) MFR 38 (11) MFR 38 (10) MFR 38 (9) MFR 38 (8) MFR 38 (7) MFR 38 (6) MFR 38 (5) MFR 38 (4) MFR 38 (3) MFR 38 (2) MFR 38 (1) MFR 37 (12) MFR 37 (11) MFR 37 (10) MFR 37 (9) MFR 37 (8) MFR 37 (7) MFR 37 (5-6) MFR 37 (4) MFR 37 (3) MFR 37 (2) MFR 37 (1) MFR 36 (12) MFR 36 (11 ) MFR 36 (10) MFR 36 (9) MFR 36 (8) MFR 36 (7) MFR 36 (6) MFR 36 (5) MFR 36 (4) MFR 36 (3) MFR 36 (2) MFR 36 (1) ) MFR 35 (12) MFR 35 (11) MFR 35 (10) MFR 35 (9) MFR 35 (8) MFR 35 (7) MFR 35 (5-6) MFR 35 (3-4) MFR 35 (1- 2) MFR 34 (11-12) MFR 34 (9-10) MFR 34 (7-8) MFR 34 (5-6) MFR 34 (3-4) MFR 34 (1-2) MFR 33 (11-12 ) MFR 33 (10) MFR 33 (9) MFR 33 (7-8) MFR 33 (6) MFR 33 (5) MFR 33 (4) MFR 33 (3) MFR 33 (2) MFR 33 (1) MFR 32 (12) MFR 32 (11) MFR 32 (10) MFR32 (8-9) MFR 32 (7) MFR 32 (6) MFR 32 (5) MFR 32 (4) MFR 32 (3) MFR 32 (2) MFR 32 (1) MFR 32 (1) MFR 31 (12) MFR 31 (11) MFR 31 (10) MFR 31 (8-9) MFR 31 (7) MFR 31 (6) MFR 31 (5) MFR 31 (4 ) MFR 31 (3) MFR 31 (2) MFR 31 (1) MFR 30 (12) MFR 30 (11) MFR 30 (10) MFR 30 (8-9) MFR 30 (7) MFR 30 (6) MFR 30 ( 5) MFR 30 (4) MFR 30 (3) MFR 30 (2) MFR 30 (1) MFR 29 (12) MFR 29 (11) MFR 29 (10) MFR 29 (8-9) MFR 29 (7) MFR 29 (6) MFR 29 (5) MFR 29 (4) MFR 29 (3) MFR 29 (2) MFR 29 (1) MFR 28 (12) MFR 28 (11) MFR 28 (10) MFR 28 (9) MFR 28 (8) MFR 28 (7) MFR 28 (6) MFR 28 (5) MFR 28 (4) MFR 28 (3) MFR 28 (2) MFR 28 (1) MFR 27 (12) MFR 27 (11) MFR 27 (10) MFR 27 (9) MFR 27 (8) MFR 27 (7) MFR 27 (6) MFR 27 (5) MFR 27 (4) MFR 27 (3) MFR 27 (2) MFR 27 (1) MFR 26 (12) MFR 26 (11a) MFR 26 (11) MFR 26 (10) MFR 26 (9) MFR 26 (8) MFR 26 (7) MFR 26 (6) MFR 26 (5) MFR 26 (4) MFR 26 (3) MFR 26 (2) MFR 26 (1) MFR 25 (12) MFR 25 (11) MFR 25 (10) MFR 25 (9) MFR 25 (8) MFR 25 (7) MFR 25 (6) MFR 25 (5) MFR 25 (4) MFR 25 (3) MFR 25 (2) MFR 25 (1) MFR 24 (12) MFR 24 (11) MFR 24 (10) MFR 24 (9) MFR 24 (8) MFR 24 (7) MFR 24 (6) MFR 24 (5) MFR 24 (4) MFR 24 (3) MFR 24 (2) MFR 24 (1) MFR 23 (12) MFR 23 (11) MFR 23 (10) MFR 23 (9) MFR 23 (8) MFR 23 (7) MFR 23 (6) MFR 23 (5) MFR 23 (4) MFR 23 (3) MFR 23 (2) MFR 23 (1) MFR 22 (12) MFR 22 (11) MFR 22 (10) MFR 22 (9) MFR 22 (8) MFR 22 (7) MFR 22 (6) MFR 22 (5) MFR 22 (4) MFR 22 (3) MFR 22 (2) MFR 22 (1) MFR 21 (12) MFR 21 (11) MFR 21 (10) MFR 21 (9) MFR 21 (8) MFR 21 (7) MFR 21 (6) MFR 21 (5) MFR 21 (4) MFR 21 (3) MFR 21 (2a) MFR 21 (2) MFR 21 (1) MFR 20 (12) MFR 20 (11a) MFR 20 (11) MFR 20 (10) MFR 20 (9) MFR 20 (8) MFR 20 (7) MFR 20 (6) MFR 20 (5) MFR 20 (4) MFR 20 (3) MFR 20 (2) MFR 20 (1) MFR 19 (12) MFR 19 (11) MFR 19 (10) MFR 19 (9) MFR 19 (8) MFR 19 (7) MFR 19 (6) MFR 19 (5a) MFR 19 (5) MFR 19 (4a) MFR 19 (4) MFR 19 (3) MFR 19 (2) MFR 19 (1) MFR 18 (12) MFR 18 (11) MFR 18 (10) MFR 18 (9) MFR 18 (8) MFR 18 (7) MFR 18 (6) MFR 18 (5) MFR 18 (4) MFR 18 (3) MFR 18 (2) MFR 18 (1) MFR 17 (12) MFR 17 (11) MFR 17 (10) MFR 17 (9) MFR 17 (8) MFR 17 (7) MFR 17 (6) MFR 17 (5) MFR 17 (4) MFR 17 (3) MFR 17 (2) MFR 17 (1) MFR 16 (12) MFR 16 (11) MFR 16 (10) MFR 16 (9) MFR 16 (8) MFR 16 (7) MFR 16 (6) MFR 16 (5) MFR 16 (4) MFR 16 (3) MFR 16 (2) MFR 16 (1) MFR 15 (12) MFR 15 (11) MFR 15 (10) MFR 15 (9) MFR 15 (8) MFR 15 (7) MFR 15 (6) MFR 15 (5) MFR 15 (4) MFR 15 (3) MFR 15 (2) MFR 15 (1) MFR 14 (12) MFR 14 (12a) MFR 14 (11) MFR 14 (10) MFR 14 (9) MFR 14 ( 8) MFR 14 (7) MFR 14 (6) MFR 14 (5) MFR 14 (4) MFR 14 (3) MFR 14 (2) MFR 14 (1) MFR 13 (12) MFR 13 (11a) MFR 13 ( 11) MFR 13 (10) MFR 13 (9) MFR 13 (8) MFR 13 (7) MFR 13 (6) MFR 13 (5) MFR 13 (4) MFR 13 (3) MFR 13 (2) MFR 13 ( 1) MFR 12 (12) MFR 12 (11a) MFR 12 (11) MFR 12 (10) MFR 12 (9) MFR 12 (8) MFR 12 (7) MFR 12 (6) MFR 12 (5) MFR 12 ( 4) MFR 12 (3) MFR 12 (2) MFR 12 (1) MFR 11 (12) MFR 11 (11) MFR 11 (10) MFR 11 (9) MFR 11 (8) MFR 11 (7) MFR 11 ( 6) MFR 11 (5) MFR 11 (4) MFR 11 (3) MFR 11 (2) MFR 11 (1) MFR 10 (12) MFR 10 (11) MFR 10 (10) MFR 10 (9) MFR 10 ( 8) MFR 10 (7) MFR 10 (6) MFR 10 (5) MFR 10 (4) MFR 10 (3) MFR 10 (2) MFR 10 (1) MFR 9 (12) MFR 9 (11) MFR 9 ( 10) MFR 9 (9) MFR 9 (8) MFR 9 (7) MFR 9 (6) MFR 9 (5) MFR 9 (4) MFR 9 (3) MFR 9 (2) MFR 9 (1) MFR 8 ( 12) MFR 8 (11a) MFR 8 (11) MFR 8 (10) MFR 8 (9) MFR 8 (8) MFR 8 (7) MFR 8 (6) MFR 8 (5) MFR 8 (4) MFR 8 ( 3) СТР 8 (2) СТР 8 (1)

    % PDF-1.3 % 736 0 объект > эндобдж xref 736 90 0000000016 00000 н. 0000002953 00000 п. 0000003052 00000 н. 0000003088 00000 н. 0000003575 00000 н. 0000003711 00000 н. 0000003850 00000 н. 0000003988 00000 н. 0000004126 00000 н. 0000004265 00000 н. 0000004404 00000 н. 0000004542 00000 н. 0000004677 00000 н. 0000004816 00000 н. 0000004954 00000 н. 0000005092 00000 н. 0000005230 00000 н. 0000005368 00000 н. 0000005506 00000 н. 0000005645 00000 н. 0000005784 00000 н. 0000005923 00000 н. 0000006062 00000 н. 0000006201 00000 н. 0000006339 00000 н. 0000006478 00000 н. 0000006617 00000 н. 0000006754 00000 н. 0000006890 00000 н. 0000007026 00000 н. 0000007164 00000 н. 0000007303 00000 н. 0000007442 00000 н. 0000007581 00000 н. 0000007720 00000 н. 0000007858 00000 п. 0000007995 00000 н. 0000008132 00000 н. 0000008266 00000 н. 0000008413 00000 н. 0000008562 00000 н. 0000008800 00000 н. 0000009530 00000 н. 0000010134 00000 п. 0000010509 00000 п. 0000010689 00000 п. 0000010904 00000 п. 0000011552 00000 п. 0000011823 00000 п. 0000012354 00000 п. 0000012568 00000 п. 0000012871 00000 п. 0000012949 00000 п. 0000013027 00000 н. 0000013480 00000 п. 0000013702 00000 п. 0000014229 00000 п. 0000014589 00000 п. 0000016929 00000 п. 0000017681 00000 п. 0000017861 00000 п. 0000018253 00000 п. 0000018475 00000 п. 0000018766 00000 п. 0000019314 00000 п. 0000021732 00000 п. 0000024087 00000 п. 0000024507 00000 п. 0000026848 00000 н. 0000028995 00000 п. 0000030892 00000 п. 0000031198 00000 п. 0000031438 00000 п. 0000033390 00000 п. 0000035185 00000 п. 0000039408 00000 п. 0000043876 00000 п. 0000046072 00000 п. 0000049026 00000 н. 0000050266 00000 п. 0000055064 00000 п. 0000055426 00000 п. 0000058897 00000 п. 0000059294 00000 п. 0000062370 00000 п. 0000062736 00000 п. 0000113611 00000 н. 0000113650 00000 н. 0000160835 00000 н. 0000002096 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 825 0 объект > поток xb«f«A ؀, 3 Vx05 + лQCw / ֤ (xJ0 y% CuѵcCyzqJcT! 뀂 I ڔ = m6ĵSg3U ‘/ akY6 {LWk ݓ K: _ 绳 d7mIg + 6yL,] M? ƦY? n.Z-m * r2D XqmѦgg \ ͇Udu, = idtvU — np: T0chqyYo :: gFE:> R’k

    % PDF-1.5 % 19 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 14 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 6 0 obj >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 13 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 3 0 obj >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 8 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 28 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 1 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 18 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 5 0 obj >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 17 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 24 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 20 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 15 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 9 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 23 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 7 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 16 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 27 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 11 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 12 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 22 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 26 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 4 0 obj >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 21 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 10 0 obj >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 25 0 объект >>> / BBox [0 0 595.44 841.68] / Длина 115 >> поток x% ̱0% Qk! DX] @ ϔ ۋ qƯ2 dqa0, E ׼, Y} w.Sz ߌ tk xB_Z конечный поток эндобдж 30 0 объект > поток ; изменен с помощью iText 4.2.0, автор 1T3XT2021-10-22T12: 59: 28-07: 00

  • конечный поток эндобдж 31 0 объект > поток x +

    Происхождение COVID: люди или природа открыли ящик Пандоры в Ухане?

    Члены группы Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), расследующие происхождение коронавируса COVID-19, прибыли на машине в Уханьский институт вирусологии 3 февраля.(Фото ГЕКТОРА РЕТАМАЛА / AFP через Getty Images)

    Пандемия COVID-19 уже более года нарушает жизнь людей во всем мире. Число погибших скоро достигнет трех миллионов человек. Тем не менее, происхождение пандемии остается неясным: политические программы правительств и ученых породили густые облака неясности, которую основная пресса, кажется, бессильна развеять.

    Далее я отсортирую доступные научные факты, которые содержат много ключей к разгадке того, что произошло, и предоставлю читателям доказательства, чтобы они могли сделать свои собственные суждения.Затем я попытаюсь оценить сложный вопрос обвинения, который начинается с правительства Китая, но выходит далеко за его рамки.

    К концу этой статьи вы, возможно, многое узнали о молекулярной биологии вирусов. Я постараюсь сделать этот процесс максимально безболезненным. Но науки нельзя избежать, потому что на данный момент и, вероятно, надолго, она предлагает единственную верную нить через лабиринт.

    Вирус, вызвавший пандемию, официально известен как SARS-CoV-2, но для краткости может называться SARS2.Как известно многим, существует две основные теории о его происхождении. Во-первых, он естественным образом перескочил с дикой природы на людей. Во-вторых, вирус изучали в лаборатории, откуда и сбежали. Это очень важно, если мы надеемся предотвратить второй такой случай.

    Я опишу две теории, объясню, почему каждая из них правдоподобна, а затем спрошу, какая из них лучше объясняет имеющиеся факты. Важно отметить, что на данный момент нет прямых доказательств ни одной из теорий.Каждая из них зависит от набора разумных предположений, но пока не имеет доказательств. Так что у меня есть только подсказки, но не выводы. Но эти подсказки указывают в определенном направлении. И, определив это направление, я собираюсь очертить некоторые нити в этом запутанном клубке катастрофы.

    Сказка о двух теориях. После того, как пандемия впервые разразилась в декабре 2019 года, китайские власти сообщили, что многие случаи заболевания произошли на влажном рынке — месте продажи диких животных в обмен на мясо — в Ухане.Это напомнило экспертам об эпидемии SARS1 в 2002 году, когда вирус летучих мышей сначала распространился на циветт, животных, продаваемых на влажных рынках, и от циветт к людям. Подобный вирус летучих мышей вызвал вторую эпидемию, известную как MERS, в 2012 году. На этот раз промежуточным животным-хозяином были верблюды.

    Расшифровка генома вируса показала, что он принадлежит к семейству вирусов, известных как бета-коронавирусы, к которому также принадлежат вирусы SARS1 и MERS. Отношения поддерживали идею о том, что, как и они, это был естественный вирус, которому удалось перейти от летучих мышей через другое животное-хозяина к людям.Связь с влажным рынком, основная точка сходства с эпидемиями SARS1 и MERS, вскоре была нарушена: китайские исследователи обнаружили более ранние случаи заболевания в Ухане, не имевшие связи с влажным рынком. Но это, казалось, не имело значения, когда вскоре ожидалось так много новых доказательств в поддержку естественного возникновения.

    Однако в Ухане находится Уханьский институт вирусологии, ведущий мировой центр исследований коронавирусов. Таким образом, нельзя исключать возможность побега вируса SARS2 из лаборатории.Были рассмотрены два разумных сценария происхождения.

    С самого начала общественное мнение и мнение СМИ формировались в пользу сценария естественного возникновения на основе сильных заявлений двух научных групп. Эти утверждения сначала не рассматривались так критически, как следовало бы.

    «Мы вместе решительно осуждаем теории заговора, предполагающие, что COVID-19 не имеет естественного происхождения», — написала группа вирусологов и других специалистов в Lancet 19 февраля 2020 года, когда на самом деле это было слишком рано для кого-либо. уверен, что случилось.Ученые «в подавляющем большинстве приходят к выводу, что этот коронавирус возник в дикой природе», — заявили они, с воодушевляющим призывом к читателям встать вместе с китайскими коллегами на передний план борьбы с болезнью.

    Вопреки утверждению авторов письма, идея о том, что вирус мог сбежать из лаборатории, была вызвана несчастным случаем, а не заговором. Это, безусловно, нужно было исследовать, а не отвергать сразу. Отличительной чертой хороших ученых является то, что они изо всех сил стараются отличить то, что они знают, от того, чего они не знают.По этому критерию лица, подписавшие «Ланцетное письмо», вели себя как плохие ученые: они уверяли публику в том, что факты, которые они не могли знать наверняка, были правдой.

    Позже выяснилось, что письмо Lancet было составлено и составлено Питером Дашаком, президентом EcoHealth Alliance в Нью-Йорке. Организация Дашака финансировала исследования коронавируса в Уханьском институте вирусологии. Если бы вирус SARS2 действительно ускользнул от исследований, которые он финансировал, Дашак был бы потенциально виновен.Об этом остром конфликте интересов читателям «Ланцета» не сообщалось. Напротив, в заключении письма говорилось: «Мы заявляем об отсутствии конкурирующих интересов».

    Питер Дашак, член группы Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), исследующей происхождение коронавируса COVID-19, разговаривает по своему мобильному телефону в Hilton Wuhan Optics Valley в Ухане. (Фото HECTOR RETAMAL / AFP через Getty Images)

    Вирусологи, такие как Дашак, многое поставили на карту, возложив вину за пандемию. В течение 20 лет они вели опасную игру, в основном не обращая внимания на общественность.В своих лабораториях они обычно создавали вирусы, более опасные, чем те, что существуют в природе. Они утверждали, что могут сделать это безопасно, и что, опережая природу, они могут предсказать и предотвратить естественные «вторичные» передачи вирусов от животного-хозяина к людям. Если бы SARS2 действительно избежал такого лабораторного эксперимента, можно было бы ожидать жестокого удара, и буря общественного возмущения затронула бы вирусологов повсюду, а не только в Китае. «Это разрушило бы научное здание сверху донизу», — заявил в марте 2020 года редактор журнала MIT Technology Review Антонио Регаладо.

    Вторым заявлением, которое оказало огромное влияние на формирование общественного мнения, было письмо (другими словами, мнение, а не научная статья), опубликованное 17 марта 2020 года в журнале Nature Medicine . Его авторами была группа вирусологов под руководством Кристиана Г. Андерсена из Исследовательского института Скриппса. «Наши анализы ясно показывают, что SARS-CoV-2 не является лабораторной конструкцией или специально созданным вирусом», — заявили пятеро вирусологов во втором абзаце своего письма.

    К сожалению, это был еще один случай плохой науки в определенном выше смысле. Правда, некоторые старые методы вырезания и вставки вирусных геномов сохраняют явные признаки манипуляции. Но более новые методы, называемые «незаметными» или «бесшовными» подходами, не оставляют определяющих следов. Как и другие методы манипулирования вирусами, такие как серийный пассаж, повторный перенос вирусов из одной культуры клеток в другую. Если вирус подвергался манипуляциям, будь то простой метод или последовательный переход, невозможно узнать, что это так.Андерсен и его коллеги уверяли своих читателей в том, чего они не могли знать.

    Дискуссионная часть их письма начинается со слов: «Маловероятно, что SARS-CoV-2 возник в результате лабораторных манипуляций с родственным SARS-CoV-подобным коронавирусом». Но подождите, разве ведущий не сказал, что вирус явно не подделал ? Степень уверенности авторов, казалось, снизилась на несколько ступеней, когда дело дошло до изложения их аргументов.

    Причина проскальзывания становится ясной после того, как терминология технической терминологии усвоена.Две причины, по которым авторы считают манипуляцию маловероятной, явно неубедительны.

    Во-первых, они говорят, что спайковый белок SARS2 очень хорошо связывается со своей мишенью, человеческим рецептором ACE2, но делает это иначе, чем те, которые, как показывают физические расчеты, были бы наиболее подходящими. Следовательно, вирус должен был возникнуть в результате естественного отбора, а не манипуляций.

    Если этот аргумент кажется трудным для понимания, то потому, что он очень натянутый. Основное предположение авторов, не прописанное подробно, состоит в том, что любой, кто пытается заставить вирус летучей мыши связываться с человеческими клетками, может сделать это только одним способом.Сначала они рассчитали бы максимально возможное соответствие между человеческим рецептором ACE2 и шиповым белком, с помощью которого вирус цепляется за него. Затем они соответствующим образом спроектировали бы белок-спайк (выбрав правильную последовательность аминокислотных единиц, из которых он состоит). В статье Андерсена говорится, что спайковый белок SARS2 не является оптимальным по расчетам, следовательно, с ним нельзя было манипулировать.

    Но при этом игнорируется способ, которым вирусологи на самом деле заставляют белки-шипы связываться с выбранными мишенями, что происходит не путем расчета, а путем сплайсинга генов белков-шипов из других вирусов или путем последовательного пассажа.При последовательном пассаже, каждый раз, когда потомство вируса переносится в новые культуры клеток или животных, отбираются более успешные, пока не появится тот, который действительно прочно связывается с клетками человека. Естественный отбор сделал всю тяжелую работу. Предположение Андерсена о создании вирусного белка-шипа путем расчетов не имеет никакого отношения к тому, манипулировали ли вирусом одним из двух других методов.

    Второй аргумент авторов против манипуляции еще более надуманный.Хотя большинство живых существ используют ДНК в качестве наследственного материала, ряд вирусов используют РНК, близкую химическую родственницу ДНК. Но РНК сложно манипулировать, поэтому исследователи, работающие над коронавирусами, которые основаны на РНК, сначала преобразуют геном РНК в ДНК. Они манипулируют версией ДНК, добавляя или изменяя гены, а затем организуют преобразование измененного генома ДНК обратно в инфекционную РНК.

    В научной литературе описано только определенное количество этих основ ДНК.Группа Андерсена пишет, что любой, кто манипулирует вирусом SARS2, «вероятно» использовал бы одну из этих известных магистралей, и, поскольку SARS2 не является производным от какой-либо из них, манипулировать им не удалось. Но этот аргумент явно неубедителен. Основы ДНК создать довольно легко, поэтому вполне возможно, что SARS2 использовался для манипуляций с использованием неопубликованной основы ДНК.

    И все. Это два аргумента, выдвинутых группой Андерсена в поддержку своего заявления о том, что вирусом SARS2 явно не манипулировали.И этот вывод, основанный только на двух безрезультатных предположениях, убедил мировую прессу в том, что SARS2 не мог ускользнуть из лаборатории. Техническая критика письма Андерсена опускает его более резкими словами.

    Наука — это якобы самокорректирующееся сообщество экспертов, которые постоянно проверяют работу друг друга. Так почему же другие вирусологи не указали на то, что аргумент группы Андерсена полон абсурдно больших дыр? Возможно, потому, что в современных университетах выступление может стоить очень дорого.Карьера может быть разрушена за выход из строя. Любой вирусолог, который оспаривает заявленную точку зрения сообщества, рискует, что его следующая заявка на грант будет отклонена группой коллег-вирусологов, которые консультируют агентство по распределению государственных грантов.

    Письма Дашака и Андерсена были действительно политическими, а не научными заявлениями, но при этом были поразительно эффективными. Статьи в основной прессе неоднократно заявляли, что консенсус экспертов исключил возможность побега из лаборатории или крайне маловероятный.Их авторы по большей части полагались на письма Дашака и Андерсена, не понимая зияющих пробелов в своих аргументах. У всех основных газет есть научные журналисты в своих штатах, как и в крупных сетях, и эти репортеры-специалисты должны иметь возможность задавать вопросы ученым и проверять их утверждения. Но утверждения Дашака и Андерсена не были оспорены.

    Сомнения по поводу естественного возникновения. Теория естественного возникновения была предпочтительной в СМИ примерно до февраля 2021 года и до визита комиссии Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Китай.Состав комиссии и доступ к ней строго контролировались китайскими властями. Его члены, в том числе вездесущий Дашак, продолжали утверждать до, во время и после своего визита, что побег из лаборатории крайне маловероятен. Но это была не совсем та пропагандистская победа, на которую, возможно, надеялись китайские власти. Стало ясно, что у китайцев не было доказательств, чтобы предложить комиссии в поддержку теории естественного возникновения.

    Это было удивительно, потому что вирусы SARS1 и MERS оставили обширные следы в окружающей среде.Промежуточный хозяин SARS1 был идентифицирован в течение четырех месяцев после вспышки эпидемии, а хозяин MERS — в течение девяти месяцев. Тем не менее, примерно через 15 месяцев после начала пандемии SARS2 и после предположительно интенсивных поисков китайские исследователи не смогли найти ни исходную популяцию летучих мышей, ни промежуточные виды, к которым мог перейти SARS2, ни какие-либо серологические доказательства того, что какая-либо китайская популяция, включая Ухань, когда-либо подвергался воздействию вируса до декабря 2019 года.Естественное возникновение оставалось предположением, которое, каким бы правдоподобным оно ни было с самого начала, не получило ни капли подтверждающих доказательств за более чем год.

    И пока это так, логично обратить серьезное внимание на альтернативную гипотезу, что SARS2 сбежал из лаборатории.

    Зачем кому-то нужно создавать новый вирус, способный вызвать пандемию? С тех пор, как вирусологи получили инструменты для манипулирования вирусными генами, они утверждали, что могут опередить потенциальную пандемию, исследуя, насколько близок данный животный вирус к тому, чтобы совершить прыжок к человеку.И это оправдало лабораторные эксперименты по повышению способности опасных вирусов животных заражать людей, утверждали вирусологи.

    Исходя из этого, они воссоздали вирус гриппа 1918 года, показали, как почти вымерший вирус полиомиелита можно синтезировать из опубликованной последовательности ДНК, и ввели ген оспы в родственный вирус.

    Эти улучшения вирусных возможностей известны как эксперименты по увеличению функциональности. Что касается коронавирусов, особый интерес вызвали белки-шипы, которые выступают по всей сферической поверхности вируса и в значительной степени определяют, на какой вид животных он будет нацелен.В 2000 году голландские исследователи, например, заслужили признательность грызунов повсюду, генетически сконструировав спайковый белок мышиного коронавируса, чтобы он мог атаковать только кошек.

    Белки-шипы на поверхности коронавируса определяют, какое животное он может заразить. Изображение предоставлено: CDC.gov

    Вирусологи начали всерьез изучать коронавирусы летучих мышей после того, как они оказались источником эпидемий SARS1 и MERS. В частности, исследователи хотели понять, какие изменения должны произойти в шиповых белках вируса летучих мышей, прежде чем он сможет заразить людей.

    Исследователи из Уханьского института вирусологии под руководством ведущего китайского эксперта по вирусам летучих мышей Ши Чжэн-ли, или «леди летучих мышей», часто совершали экспедиции в кишащие летучими мышами пещеры Юньнани на юге Китая и собрали около сотни различных коронавирусов летучих мышей. .

    Затем Ши объединился с Ральфом С. Бариком, выдающимся исследователем коронавируса из Университета Северной Каролины. Их работа была сосредоточена на повышении способности вирусов летучих мышей атаковать людей, чтобы «изучить возможность появления (то есть возможность заражения людей) циркулирующих CoVs летучих мышей [коронавирусов].«Преследуя эту цель, в ноябре 2015 года они создали новый вирус, взяв основу вируса SARS1 и заменив его спайковый белок на белок вируса летучей мыши (известный как SHC014-CoV). Этот искусственно созданный вирус был способен инфицировать клетки дыхательных путей человека, по крайней мере, при тестировании на лабораторной культуре таких клеток.

    Вирус SHC014-CoV / SARS1 известен как химера, потому что его геном содержит генетический материал от двух штаммов вируса. Если бы вирус SARS2 был приготовлен в лаборатории Ши, то его прямым прототипом была бы химера SHC014-CoV / SARS1, потенциальная опасность которой обеспокоила многих наблюдателей и вызвала интенсивное обсуждение.

    «Если вирус ускользнет, ​​никто не сможет предсказать его траекторию», — сказал Саймон Уэйн-Хобсон, вирусолог из Института Пастера в Париже.

    Барич и Ши упомянули об очевидных рисках в своей статье, но утверждали, что их следует соизмерять с выгодой прогнозирования будущих вторичных эффектов. Они писали, что группы научных обзоров «могут посчитать подобные исследования создания химерных вирусов на основе циркулирующих штаммов слишком рискованными для проведения». Принимая во внимание различные ограничения, налагаемые на исследования повышения функциональности (GOF), по их мнению, вопросы оказались на «перекрестке исследовательских проблем GOF; потенциал для подготовки к будущим вспышкам и смягчения их последствий необходимо сопоставить с риском создания более опасных патогенов.При разработке политики, продвигающейся вперед, важно учитывать ценность данных, полученных в результате этих исследований, и то, оправдывают ли эти типы исследований химерных вирусов дальнейшие исследования по сравнению с присущими им рисками ».

    Это заявление было сделано в 2015 году. Оглядываясь назад на 2021 год, можно сказать, что ценность исследований увеличения функциональности в предотвращении эпидемии SARS2 была равна нулю. Риск был катастрофическим, если действительно вирус SARS2 был создан в эксперименте по увеличению функциональности.

    Внутри Уханьского института вирусологии. Барик разработал и обучил Ши общему методу конструирования коронавирусов летучих мышей для атаки на другие виды. Конкретными мишенями были человеческие клетки, выращенные в культурах, и гуманизированные мыши. Эти лабораторные мыши, дешевый и этичный заменитель людей, генетически сконструированы, чтобы нести человеческую версию белка под названием ACE2, который исследует поверхность клеток, выстилающих дыхательные пути.

    Ши вернулась в свою лабораторию в Уханьском институте вирусологии и возобновила начатую ею работу по генетической инженерии коронавирусов для поражения человеческих клеток.Как мы можем быть так уверены?

    20 мая 2020 года, фотография Уханьского института вирусологии в Ухане, где проводились исследования коронавирусов летучих мышей. (Фото Kyodo News через Getty Images)

    Потому что, по странному повороту истории, ее работа финансировалась Национальным институтом аллергии и инфекционных заболеваний (NIAID), входящим в состав Национальных институтов здравоохранения США (NIH). И в предложениях о грантах, которые финансировали ее работу, которые являются публичным документом, конкретно указывается, что она планировала делать с деньгами.

    Гранты были назначены генеральному подрядчику Дашаку из EcoHealth Alliance, который передал их Ши ​​на субподряд. Вот выдержки из грантов на 2018 и 2019 финансовые годы. («CoV» означает коронавирус, а «S-белок» означает спайк-белок вируса.)

    «Тестовые прогнозы межвидовой передачи CoV. Прогностические модели диапазона хозяев (т.е.потенциала появления) будут протестированы экспериментально с использованием обратной генетики, анализов связывания псевдовирусов и рецепторов, а также экспериментов по вирусной инфекции в ряде культур клеток от разных видов и гуманизированных мышей.”

    «Мы будем использовать данные последовательности S-белка, технологию инфекционных клонов, эксперименты с инфекциями in vitro и in vivo, а также анализ связывания рецепторов, чтобы проверить гипотезу о том, что пороговые значения% дивергенции в последовательностях S-белков предсказывают потенциал вторичного распространения».

    На нетехническом языке это означает, что Ши намеревался создать новые коронавирусы с максимально возможной инфекционностью для клеток человека. Ее план состоял в том, чтобы взять гены, которые кодируют белки-шипы, обладающие множеством измеренных аффинностей к человеческим клеткам, от высокого до низкого.Она вставляла эти гены-шипы один за другим в основу ряда вирусных геномов («обратная генетика» и «технология инфекционных клонов»), создавая серию химерных вирусов. Затем эти химерные вирусы будут проверены на их способность атаковать культуры клеток человека («in vitro») и гуманизированных мышей («in vivo»). И эта информация помогла бы предсказать вероятность распространения коронавируса от летучих мышей к людям.

    Методический подход был разработан, чтобы найти лучшую комбинацию остова коронавируса и белка-шипа для заражения клеток человека.Такой подход мог привести к созданию вирусов, подобных SARS2, и, возможно, даже к созданию самого вируса SARS2 с правильной комбинацией основы вируса и белка-шипа.

    Пока нельзя утверждать, что Ши создавала или не создавала SARS2 в своей лаборатории, потому что ее записи были закрыты, но похоже, что она определенно была на правильном пути, чтобы сделать это. «Совершенно очевидно, что Уханьский институт вирусологии систематически конструировал новые химерные коронавирусы и оценивал их способность инфицировать человеческие клетки и мышей, экспрессирующих человеческий ACE2», — говорит Ричард Х.Эбрайт, молекулярный биолог из Университета Рутгерса и ведущий эксперт по биобезопасности.

    «Также ясно, — сказал Эбрайт, — что, в зависимости от постоянных геномных контекстов, выбранных для анализа, эта работа могла привести к SARS-CoV-2 или ближайшему предшественнику SARS-CoV-2». «Геномный контекст» относится к конкретному вирусному остову, используемому в качестве испытательного стенда для белка-шипа.

    Сценарий побега из лаборатории происхождения вируса SARS2, как теперь должно быть очевидно, — это не просто махание рукой в ​​сторону Уханьского института вирусологии.Это подробное предложение, основанное на конкретном проекте, который там финансируется NIAID.

    Даже если для гранта требовался план работы, описанный выше, как мы можем быть уверены, что план действительно был выполнен? В этом мы можем положиться на слова Дашака, который последние 15 месяцев много протестовал, что побег из лаборатории был нелепой теорией заговора, изобретенной крушителями Китая.

    9 декабря 2019 года, до того, как о вспышке пандемии стало широко известно, Дашак дал интервью, в котором в ярких тонах рассказал о том, как исследователи из Уханьского института вирусологии перепрограммировали спайковый белок и генерировали химерные коронавирусы, способные инфицировать гуманизированные мыши.

    «И теперь мы обнаружили, знаете ли, после 6 или 7 лет работы над этим более 100 новых коронавирусов, связанных с атипичной пневмонией, что очень близко к атипичной пневмонии», — говорит Дашак примерно на 28-й минуте интервью. «Некоторые из них попадают в человеческие клетки в лаборатории, некоторые из них могут вызывать заболевание SARS у гуманизированных мышей и не поддаются лечению терапевтическими моноклональными препаратами, и вы не можете вакцинировать их с помощью вакцины. Итак, это явная и настоящая опасность….

    «Интервьюер: Вы говорите, что это разные коронавирусы, и вы не можете вакцинировать против них, и никаких противовирусных препаратов — так что нам делать?

    «Дашак: Ну, я думаю … коронавирусы — вы можете довольно легко манипулировать ими в лаборатории.Протеин-шип во многом способствует зоонозному риску коронавируса. Таким образом, вы можете получить последовательность, вы можете построить белок, и мы много работаем с Ральфом Бариком из UNC, чтобы сделать это. Вставьте в основу другого вируса и поработайте в лаборатории. Таким образом, вы можете получить более точный прогноз, когда найдете последовательность. У вас такое разнообразие. Теперь логическое развитие вакцины состоит в том, что если вы собираетесь разработать вакцину против атипичной пневмонии, люди будут использовать пандемический атипичную пневмонию, но давайте добавим некоторые из этих других вещей и получим лучшую вакцину.Вставки, о которых он говорил, возможно, включали элемент, называемый сайтом расщепления фурином, обсуждаемый ниже, который значительно увеличивает вирусную инфекционность для клеток человека.

    В бессвязном стиле Дашак имеет в виду тот факт, что после того, как вы сгенерировали новый коронавирус, который может атаковать человеческие клетки, вы можете взять спайковый белок и сделать его основой для вакцины.

    Можно только представить реакцию Дашака, когда несколько дней спустя он услышал о вспышке эпидемии в Ухане.Он лучше, чем кто-либо, знал бы цель Уханьского института сделать коронавирусы летучих мышей заразными для человека, а также слабые места в защите института от заражения их собственных исследователей.

    Но вместо того, чтобы предоставить органам здравоохранения обширную информацию, имеющуюся в его распоряжении, он немедленно начал кампанию по связям с общественностью, чтобы убедить мир, что эпидемия не могла быть вызвана одним из вирусов, созданных институтом.«Мысль о том, что этот вирус сбежал из лаборатории, — чистая чепуха. Это просто неправда », — заявил он в интервью в апреле 2020 года.

    Меры безопасности в Уханьском институте вирусологии. Дашак, возможно, не знал или, возможно, слишком хорошо знал долгую историю вирусов, ускользавших даже из лучших лабораторий. Вирус оспы трижды ускользнул из лабораторий в Англии в 1960-х и 1970-х годах, вызвав 80 случаев заболевания и 3 смерти. С тех пор опасные вирусы утекают из лабораторий почти каждый год.Обращаясь к более позднему времени, вирус SARS1 оказался настоящим искусителем побега, утечкой из лабораторий Сингапура, Тайваня и не менее четырех раз из Китайского национального института вирусологии в Пекине.

    Одна из причин, почему с SARS1 так сложно справиться, заключается в том, что не было доступных вакцин для защиты лабораторных работников. Как упомянул Дашак в цитированном выше интервью 19 декабря, исследователи из Ухани тоже не смогли разработать вакцины против коронавирусов, которые они разработали для заражения человеческих клеток.Они были бы такими же беззащитными против вируса SARS2, если бы он был создан в их лаборатории, как их пекинские коллеги против SARS1.

    Вторая причина серьезной опасности новых коронавирусов связана с требуемым уровнем лабораторной безопасности. Существует четыре степени безопасности, обозначаемые от BSL1 до BSL4, причем BSL4 является наиболее строгим и предназначен для смертельных патогенов, таких как вирус Эбола.

    В Уханьском институте вирусологии появилась новая лаборатория BSL4, но ее готовность сильно встревожила инспекторов Госдепартамента, которые посетили ее из посольства в Пекине в 2018 году.«В новой лаборатории остро ощущается нехватка должным образом подготовленных технических специалистов и исследователей, необходимых для безопасной работы в этой лаборатории с высокими уровнями защиты», — написали инспекторы в телеграмме от 19 января 2018 г.

    Настоящая проблема, однако, заключалась не в небезопасном состоянии лаборатории BSL4 в Ухане, а в том, что вирусологи всего мира не любят работать в условиях BSL4. Вы должны носить скафандр, выполнять операции в закрытых шкафах и соглашаться с тем, что все это займет вдвое больше времени. Таким образом, правила, приписывающие каждому виду вируса определенный уровень безопасности, были более слабыми, чем некоторые могли подумать разумными.

    До 2020 года правила, которым следовали вирусологи в Китае и других странах, требовали, чтобы эксперименты с вирусами SARS1 и MERS проводились в условиях BSL3. Но все другие коронавирусы летучих мышей можно изучить в BSL2, на следующий уровень ниже. BSL2 требует принятия минимальных мер предосторожности, таких как использование лабораторных халатов и перчаток, недопущение всасывания жидкостей в пипетку и размещение предупреждающих знаков о биологической опасности. Тем не менее, эксперимент с усилением функции, проведенный в BSL2, может привести к появлению более заразного агента, чем SARS1 или MERS.А если бы это было так, то у сотрудников лаборатории была бы высокая вероятность заражения, особенно если они не были вакцинированы.

    Большая часть работы Ши по усилению функции коронавирусов выполнялась на уровне безопасности BSL2, как указано в ее публикациях и других документах. В интервью журналу Science она сказала, что «исследования коронавируса в нашей лаборатории проводятся в лабораториях BSL-2 или BSL-3».

    «Совершенно очевидно, что часть или вся эта работа выполнялась с использованием стандарта биобезопасности — уровня биобезопасности 2, уровня биобезопасности стандартного стоматологического кабинета США, — что представляло бы неприемлемо высокий риск заражения персонала лаборатории при контакте с вирус, обладающий свойствами передачи SARS-CoV-2 », — говорит Эбрайт.

    «Также ясно, — добавляет он, — что эта работа никогда не должна была финансироваться и никогда не должна была выполняться».

    Он придерживается этой точки зрения независимо от того, видел ли вирус SARS2 в лаборатории.

    Похоже, беспокойство по поводу условий безопасности в Уханьской лаборатории не было неуместным. Согласно информационному бюллетеню, опубликованному Государственным департаментом 15 января 2021 года, «у правительства США есть основания полагать, что несколько исследователей внутри WIV заболели осенью 2019 года, до первого выявленного случая вспышки, с симптомами, совместимыми с обоими заболеваниями. COVID-19 и общие сезонные болезни.”

    Дэвид Ашер, сотрудник Института Гудзона и бывший консультант Государственного департамента, более подробно рассказал об инциденте на семинаре. По его словам, сведения об инциденте были получены из общедоступной информации и «некоторой высококачественной информации, собранной нашим разведывательным сообществом». Три человека, работавшие в лаборатории BSL3 в институте, заболели в течение недели друг от друга с серьезными симптомами, которые потребовали госпитализации. Это был «первый известный нам кластер жертв того, что мы считаем COVID-19.«Нельзя полностью исключить грипп, но в данных обстоятельствах это кажется маловероятным», — сказал он.

    Сравнение конкурирующих сценариев происхождения SARS2. Приведенные выше доказательства составляют серьезный случай того, что вирус SARS2 мог быть создан в лаборатории, из которой он затем сбежал. Но это дело, каким бы существенным оно ни было, не имеет доказательств. Доказательство будет состоять из доказательств из Уханьского института вирусологии или связанных лабораторий в Ухани, что SARS2 или вирус-предшественник разрабатывались там.Из-за отсутствия доступа к таким записям другой подход состоит в том, чтобы взять некоторые важные факты о вирусе SARS2 и спросить, насколько хорошо каждый из них объясняется двумя конкурирующими сценариями происхождения: естественным появлением и побегом из лаборатории. Вот четыре проверки двух гипотез. У пары есть некоторые технические детали, но они являются одними из самых убедительных для тех, кто хочет следовать аргументу.

    1) Место происхождения. Начнем с географии. Два ближайших известных родственника вируса SARS2 были получены от летучих мышей, живущих в пещерах в провинции Юньнань на юге Китая.Если бы вирус SARS2 сначала заразил людей, живущих вокруг пещер Юньнани, это решительно поддержало бы идею о том, что вирус распространился на людей естественным путем. Но этого не произошло. Пандемия разразилась на расстоянии 1500 километров, в Ухане.

    Бета-коронавирусы, семейство вирусов летучих мышей, к которому принадлежит SARS2, заражают подковообразную летучую мышь Rhinolophus affinis , обитающую на юге Китая. Дальность действия летучих мышей составляет 50 километров, поэтому маловероятно, что кто-то добрался до Ухани.В любом случае, первые случаи пандемии COVID-19, вероятно, произошли в сентябре, когда температуры в провинции Хубэй уже достаточно низкие, чтобы отправить летучих мышей в спячку.

    Что, если вирусы летучих мышей сначала заразили какой-то промежуточный хост? Вам понадобится постоянная популяция летучих мышей в частой близости с промежуточным хозяином, который, в свою очередь, часто должен пересекаться с людьми. Все эти обмены вирусами должны происходить где-то за пределами Ухани, оживленного мегаполиса, который, насколько известно, не является естественной средой обитания колоний летучих мышей Rhinolophus .Зараженный человек (или животное), являющийся носителем этого высоконаследственного вируса, должен был приехать в Ухань, никого не заразив. Никто в его или ее семье не заболел. Если человек прыгнул в поезд, идущий в Ухань, ни один попутчик не заболел.

    Другими словами, заставить пандемию естественным образом разразиться за пределами Ухани и затем, не оставляя никаких следов, появиться там впервые.

    Для сценария побега из лаборатории нетрудно определить происхождение вируса из Ухани.Ухань является домом для ведущего китайского центра исследований коронавируса, где, как отмечалось выше, исследователи генетически сконструировали коронавирусы летучих мышей для атаки на человеческие клетки. Они делали это в условиях минимальной безопасности лаборатории BSL2. Если бы там был создан вирус с неожиданной заразностью SARS2, его побег не стал бы сюрпризом.

    2) Естествознание и эволюция. Первоначальное местоположение пандемии — это небольшая часть более крупной проблемы, связанной с ее естественной историей.Вирусы не совершают скачки с одного вида на другой один раз. Белок-шип коронавируса, адаптированный для атаки клеток летучих мышей, нуждается в многократных переходах к другому виду, большинство из которых терпят неудачу, прежде чем он получит удачную мутацию. Мутация — изменение одной из его РНК-единиц — вызывает включение другой аминокислотной единицы в его спайковый белок и делает спайковый белок более способным атаковать клетки некоторых других видов.

    Путем еще нескольких таких корректировок, вызванных мутациями, вирус адаптируется к своему новому хозяину, скажем, к какому-то животному, с которым летучие мыши часто контактируют.Затем весь процесс возобновляется по мере того, как вирус перемещается от этого промежуточного хоста к людям.

    В случае SARS1 исследователи задокументировали последовательные изменения в его спайковом белке по мере того, как вирус шаг за шагом эволюционировал в опасный патоген. После того, как он перешел от летучих мышей в циветты, в его шиповатом белке произошло еще шесть изменений, прежде чем он стал легким патогеном у людей. После еще 14 изменений вирус был намного лучше адаптирован для людей, а после еще четырех изменений эпидемия началась.

    Но когда вы посмотрите на отпечатки аналогичного перехода в SARS2, вас ждет странный сюрприз. Вирус практически не изменился, по крайней мере, до недавнего времени. С самого первого появления он был хорошо адаптирован к клеткам человека. Исследователи во главе с Алиной Чан из Института Броуда сравнили SARS2 с SARS1 на поздней стадии, который к тому времени был хорошо адаптирован к человеческим клеткам, и обнаружили, что оба вируса были одинаково хорошо адаптированы. «К тому времени, когда SARS-CoV-2 был впервые обнаружен в конце 2019 года, он был уже предварительно адаптирован к передаче от человека в степени, аналогичной поздней эпидемии SARS-CoV», — пишут они.

    Даже те, кто считает лабораторное происхождение маловероятным, согласны с тем, что геномы SARS2 удивительно однородны. Барич пишет, что «ранние штаммы, идентифицированные в Ухане, Китай, демонстрировали ограниченное генетическое разнообразие, что позволяет предположить, что вирус мог быть занесен из одного источника».

    Единый источник, конечно, был бы совместим с побегом из лаборатории, в меньшей степени с огромным разнообразием и отбором, которые являются отличительным способом ведения бизнеса эволюцией.

    Единая структура геномов SARS2 не дает никаких намеков на прохождение через промежуточное животное-хозяин, и такой хозяин не был идентифицирован в природе.

    Сторонники естественного возникновения предполагают, что SARS2 инкубировался в еще не обнаруженной человеческой популяции, прежде чем приобрел свои особые свойства. Или что он прыгнул на животное-хозяина за пределами Китая.

    Все эти домыслы возможны, но натянуты. У сторонников лабораторной утечки есть более простое объяснение. SARS2 был адаптирован к человеческим клеткам с самого начала, потому что он был выращен на гуманизированных мышах или в лабораторных культурах человеческих клеток, как описано в грантовом предложении Дашака. Его геном мало разнообразен, потому что отличительной чертой лабораторных культур является однородность.

    Сторонники побега из лаборатории шутят, что, разумеется, вирус SARS2 заразил промежуточный вид хозяина, прежде чем распространиться среди людей, и что они идентифицировали его — гуманизированную мышь из Уханьского института вирусологии.

    3) Сайт расщепления фурином. Сайт расщепления фурином — это малая часть анатомии вируса, но она оказывает большое влияние на его инфекционность. Он находится в середине белка шипа SARS2. Это также лежит в основе загадки происхождения вируса.

    Белок-шип состоит из двух субъединиц с разными ролями. Первый, называемый S1, распознает мишень вируса, белок, называемый ангиотензинпревращающим ферментом-2 (или ACE2), который исследует поверхность клеток, выстилающих дыхательные пути человека. Второй, S2, помогает вирусу, однажды закрепившемуся в клетке, слиться с клеточной мембраной. После того, как внешняя мембрана вируса слилась с мембраной пораженной клетки, вирусный геном вводится в клетку, захватывает ее белковые механизмы и заставляет ее генерировать новые вирусы.

    Но это вторжение не может начаться, пока субъединицы S1 и S2 не будут разделены. И там, прямо на стыке S1 / S2, находится сайт расщепления фурином, который гарантирует, что белок-спайк будет расщеплен именно в нужном месте.

    Вирус, модель экономического замысла, не имеет собственного ножа. Он полагается на клетку, которая будет делать расщепление для него. На поверхности человеческих клеток есть инструмент для разрезания белков, известный как фурин. Furin перережет любую белковую цепь, которая несет свой целевой участок разрезания.Это последовательность аминокислотных единиц пролин-аргинин-аргинин-аланин, или PRRA в коде, который обозначает каждую аминокислоту буквой алфавита. PRRA представляет собой аминокислотную последовательность в центре сайта расщепления фурином SARS2.

    У вирусов

    есть множество хитростей, так почему же выделяется сайт расщепления фурина? Из-за всех известных бета-коронавирусов, связанных с SARS, только SARS2 обладает сайтом расщепления фурином. У всех остальных вирусов единица S2 расщепляется в другом сайте и по другому механизму.

    Как же тогда SARS2 приобрел свой сайт расщепления фурином? Либо сайт эволюционировал естественным путем, либо он был вставлен исследователями в соединение S1 / S2 в эксперименте по увеличению функции.

    Сначала рассмотрим естественное происхождение. Вирусы эволюционируют двумя способами: путем мутации и рекомбинации. Мутация — это процесс случайного изменения ДНК (или РНК для коронавирусов), который обычно приводит к замене одной аминокислоты в белковой цепи на другую. Многие из этих изменений наносят вред вирусу, но естественный отбор сохраняет те немногие, которые делают что-то полезное.Мутация — это процесс, с помощью которого спайковый белок SARS1 постепенно переключал свои предпочтительные клетки-мишени с таковых летучих мышей на циветты, а затем на людей.

    Мутация кажется менее вероятным путем образования сайта расщепления фурином SARS2, хотя полностью исключить ее нельзя. Все четыре аминокислотных единицы сайта собраны вместе и находятся в нужном месте в соединении S1 / S2. Мутация — это случайный процесс, запускаемый ошибками копирования (при создании новых вирусных геномов) или химическим распадом геномных единиц.Таким образом, он обычно влияет на отдельные аминокислоты в разных точках белковой цепи. Цепочка аминокислот, подобная той, что находится в сайте расщепления фурином, с гораздо большей вероятностью будет получена целиком посредством совершенно другого процесса, известного как рекомбинация.

    Рекомбинация — это непреднамеренная перестановка геномного материала, которая происходит, когда два вируса вторгаются в одну и ту же клетку, и их потомство собирается из кусочков РНК, принадлежащих другому. Бета-коронавирусы будут объединяться только с другими бета-коронавирусами, но могут приобретать путем рекомбинации практически любой генетический элемент, присутствующий в коллективном геномном пуле.Чего они не могут получить, так это элемента, которым не обладает пул. И ни один из известных бета-коронавирусов, связанных с SARS, класса, к которому принадлежит SARS2, не обладает сайтом расщепления фурином.

    Сторонники естественного возникновения говорят, что SARS2 мог зацепить сайт от какого-то еще неизвестного бета-коронавируса. Но бета-коронавирусы, связанные с атипичной пневмонией летучих мышей, очевидно, не нуждаются в сайте расщепления фурином для заражения клеток летучих мышей, поэтому маловероятно, что какой-либо из них действительно обладает им, и, действительно, до сих пор не было обнаружено ни одного сайта.

    Следующим аргументом сторонников является то, что SARS2 приобрел свой сайт расщепления фурином от людей. Предшественник SARS2 мог циркулировать в человеческой популяции в течение месяцев или лет, пока в какой-то момент не приобрел сайт расщепления фурином из человеческих клеток. Тогда это было бы готово разразиться как пандемия.

    Если это произошло, то в записях больничного эпиднадзора должны быть следы людей, инфицированных медленно развивающимся вирусом. Но пока ничего не обнаружено.Согласно отчету ВОЗ о происхождении вируса, дозорные больницы в провинции Хубэй, где находится город Ухань, регулярно проводят мониторинг гриппоподобных заболеваний, и «никаких доказательств, свидетельствующих о значительной передаче SARSCoV-2 в месяцы, предшествующие декабрьской вспышке, не наблюдалось. . »

    Таким образом, трудно объяснить, как вирус SARS2 естественным образом подхватил свой сайт расщепления фурином, будь то мутация или рекомбинация.

    Остается эксперимент с усилением функции. Для тех, кто думает, что SARS2, возможно, сбежал из лаборатории, объяснение сайта расщепления фурином вообще не проблема.«С 1992 года вирусологическое сообщество знает, что единственный верный способ сделать вирус более смертоносным — это предоставить ему сайт расщепления фурином на стыке S1 / S2 в лаборатории», — пишет Стивен Куэй, биотехнологический предприниматель, интересующийся происхождением SARS2. . «В открытой литературе опубликовано не менее 11 экспериментов по увеличению функциональности, в которых добавлен сайт фурина, чтобы сделать вирус более заразным, в том числе доктором Чжэнли Ши, руководителем исследования коронавируса в Институте вирусологии Ухани».

    4) Вопрос о кодонах. Есть еще один аспект сайта расщепления фурина, который еще больше сужает путь для естественного происхождения.

    Как все знают (или, по крайней мере, могут вспомнить из средней школы), генетический код использует три единицы ДНК для определения каждой аминокислотной единицы в белковой цепи. При чтении группами по 3 единицы 4 различных типа ДНК могут определять 4 x 4 x 4 или 64 различных триплета или кодонов, как они называются. Поскольку существует всего 20 видов аминокислот, кодонов более чем достаточно, что позволяет определять некоторые аминокислоты более чем одним кодоном.Например, аминокислота аргинин может быть обозначена любым из шести кодонов CGU, CGC, CGA, CGG, AGA или AGG, где A, U, G и C обозначают четыре различных типа единиц в РНК.

    Вот где становится интересно. У разных организмов разные предпочтения кодонов. Клетки человека любят обозначать аргинин кодонами CGT, CGC или CGG. Но CGG — наименее популярный кодон аргинина коронавируса. Имейте это в виду, глядя на то, как аминокислоты в сайте расщепления фурином кодируются в геноме SARS2.

    Теперь функциональную причину, по которой SARS2 имеет сайт расщепления фурином, а его двоюродные вирусы нет, можно увидеть, сопоставив (в компьютере) строку из почти 30 000 нуклеотидов в его геноме с нуклеотидами его двоюродных коронавирусов, из которых Ближайший из известных на данный момент — RaTG13. По сравнению с RaTG13, SARS2 имеет вставку из 12 нуклеотидов прямо на стыке S1 / S2. Вставка представляет собой последовательность T-CCT-CGG-CGG-GC. CCT кодирует пролин, два CGG — два аргинина, а GC — это начало кодона GCA, который кодирует аланин.

    У этой вставки есть несколько любопытных особенностей, но самая странная — это наличие двух расположенных бок о бок кодонов CGG. Только 5 процентов кодонов аргинина SARS2 являются CGG, а двойной кодон CGG-CGG не был обнаружен ни в одном другом бета-коронавирусе. Так как же SARS2 приобрел пару кодонов аргинина, которым отдают предпочтение человеческие клетки, но не коронавирусы?

    Перед сторонниками естественного возникновения стоит непростая задача объяснить все особенности сайта расщепления фурина SARS2. Они должны постулировать событие рекомбинации на участке генома вируса, где рекомбинации редки, и вставку 12-нуклеотидной последовательности с двойным кодоном аргинина, неизвестным в репертуаре бета-коронавируса, в единственном участке генома, который мог бы значительно увеличить заразность вируса.

    «Да, но ваша формулировка делает это маловероятным — вирусы — специалисты по необычным событиям», — отвечает Дэвид Л. Робертсон, вирусолог из Университета Глазго, который считает побег из лаборатории теорией заговора. «Естественно, рекомбинация у этих вирусов очень, очень часта, в спайковом белке есть контрольные точки рекомбинации, и эти кодоны кажутся необычными именно потому, что мы не набрали достаточного количества образцов».

    Робертсон прав в том, что эволюция всегда дает результаты, которые могут показаться маловероятными, но на самом деле таковыми не являются.Вирусы могут генерировать неисчислимое количество вариантов, но мы видим только один из миллиарда, который выбирается естественным отбором для выживания. Но этот аргумент можно зайти слишком далеко. Например, любой результат эксперимента по увеличению функциональности можно объяснить как результат, к которому эволюция пришла бы вовремя. А в игру с числами можно играть и по-другому. Для того чтобы сайт расщепления фурином возник естественным образом в SARS2, должна произойти цепь событий, каждое из которых весьма маловероятно по причинам, указанным выше.Длинная цепочка из нескольких невероятных шагов вряд ли когда-нибудь завершится.

    Для сценария побега из лаборатории двойной кодон CGG не является сюрпризом. Кодон, предпочтительный для человека, обычно используется в лабораториях. Таким образом, любой, кто хотел вставить сайт расщепления фурином в геном вируса, синтезировал бы последовательность, производящую PRRA, в лаборатории и, вероятно, использовал бы для этого кодоны CGG.

    «Когда я впервые увидел сайт расщепления фурина в вирусной последовательности с его аргининовыми кодонами, я сказал своей жене, что это дымящийся пистолет для происхождения вируса», — сказал Дэвид Балтимор, выдающийся вирусолог и бывший президент Калифорнийского технологического института. .«Эти особенности бросают серьезный вызов идее естественного происхождения SARS2», — сказал он. [1]

    Третий сценарий происхождения. Есть вариант сценария естественного появления, который стоит рассмотреть. Это идея о том, что SARS2 перескочил с летучих мышей на людей, минуя промежуточного хозяина, как это сделали SARS1 и MERS. Ведущим сторонником вируса является вирусолог Дэвид Робертсон, который отмечает, что SARS2 может атаковать несколько других видов помимо человека. Он считает, что вирус развил универсальную способность еще у летучих мышей.Поскольку летучие мыши, которыми он заражает, широко распространены в южном и центральном Китае, у вируса было достаточно возможностей перейти к людям, хотя, похоже, он сделал это только в одном известном случае. Тезис Робертсона объясняет, почему до сих пор никто не обнаружил следов SARS2 ни в одном промежуточном хозяине или в популяциях людей, обследованных до декабря 2019 года. Это также объясняет загадочный факт, что SARS2 не изменился с тех пор, как он впервые появился у людей — он не изменился. необходимо, потому что он уже может эффективно атаковать клетки человека.

    Однако одна проблема с этой идеей заключается в том, что если SARS2 перескочил с летучих мышей на людей одним прыжком и с тех пор не сильно изменился, он все равно должен хорошо заразить летучих мышей. А похоже, что это не так.

    «Протестированные виды летучих мышей плохо инфицированы SARS-CoV-2, и поэтому они вряд ли могут быть прямым источником заражения человека», — пишут ученые группы, скептически относящиеся к естественному появлению.

    Тем не менее, Робертсон может кое-что узнать. Коронавирусы летучих мышей из пещер Юньнани могут напрямую заражать людей.В апреле 2012 года шесть горняков, занимающихся очисткой гуано летучих мышей от рудника Модзян, заболели тяжелой пневмонией с симптомами, похожими на COVID-19, и трое в конечном итоге умерли. Вирус RaTG13, выделенный из шахты Mojiang, по-прежнему является ближайшим известным родственником SARS2. Много загадок окружает происхождение, сообщения и странно низкое сродство RaTG13 к клеткам летучих мышей, а также природу 8 подобных вирусов, которые Ши сообщила, что она собрала в то же время, но еще не опубликовала, несмотря на их большое отношение к происхождению SARS2.Но все это история для другого раза. Дело в том, что вирусы летучих мышей могут напрямую заражать людей, но только в особых условиях.

    Так кто еще, кроме шахтеров, добывающих гуано летучих мышей, вступает в особенно тесный контакт с коронавирусами летучих мышей? Что ж, исследователи коронавируса знают. Ши говорит, что она и ее группа собрали более 1300 образцов летучих мышей во время примерно восьми посещений пещеры Модзян в период с 2012 по 2015 год, и, несомненно, было много экспедиций в другие пещеры Юньнани.

    Представьте, что исследователи часто ездят из Ухани в Юньнань и обратно, взбалтывая гуано летучих мышей в темных пещерах и шахтах, и теперь вы начинаете видеть возможное недостающее звено между этими двумя местами.Исследователи могли заразиться во время своих поездок по сбору или во время работы с новыми вирусами в Уханьском институте вирусологии. Вирус, сбежавший из лаборатории, был бы естественным вирусом, а не созданным в результате увеличения функциональности.

    Тезис «прямо от летучих мышей» — это химера между сценариями естественного появления и побега из лаборатории. Это возможность, которую нельзя игнорировать. Но против этого есть факты, что 1) и SARS2, и RaTG13, похоже, имеют лишь слабое сродство к клеткам летучей мыши, поэтому нельзя быть полностью уверенным, что кто-либо когда-либо видел внутреннюю часть летучей мыши; и 2) теория не лучше сценария естественного возникновения в объяснении того, как SARS2 получил свой сайт расщепления фурином или почему сайт расщепления фурином определяется предпочтительными для человека кодонами аргинина, а не кодонами, предпочтительными для летучих мышей.

    Где мы на данный момент. Пока нельзя исключать ни естественное возникновение, ни гипотезу побега из лаборатории. Прямых доказательств того же нет. Так что окончательного вывода сделать нельзя.

    Тем не менее, имеющиеся свидетельства больше склоняются в одну сторону, чем в другую. Читатели сформируют собственное мнение. Но мне кажется, что сторонники побега из лаборатории могут объяснить все доступные факты о SARS2 значительно легче, чем сторонники естественного возникновения.

    Документально подтверждено, что исследователи из Уханьского института вирусологии проводили эксперименты по увеличению функциональности, призванные заставить коронавирусы инфицировать человеческие клетки и гуманизированных мышей. Это именно тот эксперимент, в результате которого мог возникнуть вирус, похожий на SARS2. Исследователи не были вакцинированы против исследуемых вирусов и работали в минимальных условиях безопасности лаборатории BSL2. Так что побег вируса был бы совсем не удивительным. Во всем Китае пандемия разразилась на пороге Уханьского института.Вирус был уже хорошо адаптирован для людей, как и ожидалось для вируса, выращенного на гуманизированных мышах. Он обладал необычным усилением, сайтом расщепления фурином, которого нет ни у одного другого известного бета-коронавируса, связанного с SARS, и этот сайт включал двойной кодон аргинина, также неизвестный среди бета-коронавирусов. Какие еще доказательства вы могли бы хотеть, кроме недоступных в настоящее время лабораторных записей, документирующих создание SARS2?

    Сторонникам естественного возникновения есть более сложная история.Правдоподобность их случая основана на единственном предположении — ожидаемой параллели между появлением SARS2 и SARS1 и MERS. Но ни одно из свидетельств, ожидаемых в поддержку такой параллельной истории, еще не появилось. Никто не обнаружил популяцию летучих мышей, которая была источником SARS2, если она действительно когда-либо заразила летучих мышей. Промежуточный хозяин не представился, несмотря на интенсивные поиски, проведенные китайскими властями, которые включали тестирование 80 000 животных. Нет никаких свидетельств того, что вирус совершал несколько независимых прыжков от своего промежуточного хозяина к людям, как это сделали вирусы SARS1 и MERS.Записи наблюдений в больницах не подтверждают, что эпидемия набирает силу среди населения по мере развития вируса. Нет объяснения, почему природная эпидемия должна разразиться в Ухане и нигде больше. Нет хорошего объяснения того, как вирус приобрел свой сайт расщепления фурином, которого нет ни у одного другого бета-коронавируса, связанного с SARS, и почему этот сайт состоит из предпочтительных для человека кодонов. Теория естественной эмерджентности борется с огромным множеством неправдоподобий.

    Документы Уханьского института вирусологии, безусловно, содержат много важной информации.Но китайские власти вряд ли отпустят их, учитывая значительный шанс, что они инкриминируют режим в создании пандемии. Если бы не усилия какого-нибудь отважного китайского разоблачителя, у нас, возможно, уже была бы почти вся соответствующая информация, которую мы могли бы получить на какое-то время.

    Итак, стоит попытаться оценить ответственность за пандемию, по крайней мере, временно, потому что первостепенной задачей остается предотвратить еще одну. Даже те, кто не убежден в том, что побег из лаборатории является более вероятным источником вируса SARS2, могут видеть повод для беспокойства по поводу нынешнего состояния регулирования, регулирующего исследования по увеличению функциональности.Есть два очевидных уровня ответственности: первый, позволяющий вирусологам проводить эксперименты по увеличению функциональности, предлагая минимальный выигрыш и огромный риск; второй, если SARS2 действительно был создан в лаборатории, чтобы позволить вирусу ускользнуть и развязать всемирную пандемию. Вот игроки, которые, по всей видимости, заслуживают порицания.

    1. Китайские вирусологи. Прежде всего, китайские вирусологи виноваты в проведении экспериментов по увеличению функции в основном в условиях безопасности на уровне BSL2, которые были слишком слабыми, чтобы содержать вирус неожиданной заразности, такой как SARS2.Если вирус действительно ускользнул из их лаборатории, они заслуживают осуждения всего мира за предсказуемую аварию, которая уже привела к гибели трех миллионов человек. Правда, Ши обучили французские вирусологи, тесно сотрудничали с американскими вирусологами и соблюдали международные правила сдерживания коронавирусов. Но она могла и должна была сделать собственную оценку рисков, которым подвергалась. Она и ее коллеги несут ответственность за свои действия.

    Я использовал Уханьский институт вирусологии как стенографию для всех вирусологических мероприятий в Ухане.Возможно, SARS2 был создан в какой-то другой лаборатории Ухани, возможно, в попытке создать вакцину, работающую против всех коронавирусов. Но до тех пор, пока роль других китайских вирусологов не будет прояснена, Ши является публичным лицом китайской работы по коронавирусам, и временно она и ее коллеги будут стоять в первой очереди за осуждение.

    2. Китайские власти. Центральные власти Китая не создавали SARS2, но они, несомненно, сделали все возможное, чтобы скрыть характер трагедии и ответственность Китая за нее.Они заблокировали все записи в Уханьском институте вирусологии и закрыли его вирусные базы. Они выпустили поток информации, большая часть которой, возможно, была откровенно ложной или предназначалась для неверного направления и введения в заблуждение. Они сделали все возможное, чтобы манипулировать расследованием ВОЗ о происхождении вируса, и привели членов комиссии в бесплодную гонку. Пока что они оказались гораздо более заинтересованы в том, чтобы снять с себя вину, чем предпринять шаги, необходимые для предотвращения второй пандемии.

    3.Мировое сообщество вирусологов . Вирусологи во всем мире — это сплоченное профессиональное сообщество. Они пишут статьи в одних и тех же журналах. Они посещают одни и те же конференции. У них есть общие интересы в поиске средств у правительств и в том, чтобы их не перегружали правилами техники безопасности.

    Вирусологи лучше, чем кто-либо, знали об опасности исследований по увеличению функциональности. Но возможность создавать новые вирусы и получаемое при этом финансирование исследований были слишком соблазнительными.Они продвинулись вперед с экспериментами по увеличению функциональности. Они лоббировали мораторий, введенный на федеральное финансирование исследований по повышению функциональности в 2014 году, и он был повышен в 2017 году.

    Пока польза от исследований в предотвращении будущих эпидемий была нулевой, а риски огромны. Если исследования вирусов SARS1 и MERS можно было проводить только на уровне безопасности BSL3, было бы, безусловно, нелогично разрешать любую работу с новыми коронавирусами на более низком уровне BSL2. Независимо от того, сбежал ли SARS2 из лаборатории, вирусологи всего мира играли с огнем.

    Их поведение давно тревожило других биологов. В 2014 году ученые, называющие себя Кембриджской рабочей группой, призвали с осторожностью создавать новые вирусы. В пророческих словах они указали на риск создания вируса, подобного SARS2. «Риски несчастных случаев с вновь созданными« потенциальными пандемическими патогенами »вызывают новые серьезные опасения», — писали они. «Лабораторное создание высокоинтенсивных новых штаммов опасных вирусов, особенно гриппа, но не ограничиваясь им, сопряжено с существенно повышенными рисками.Случайное заражение в таких условиях может вызвать вспышки, которые будет трудно или невозможно контролировать ».

    Когда молекулярные биологи открыли метод переноса генов от одного организма к другому, они провели открытую конференцию в Асиломаре в 1975 году, чтобы обсудить возможные риски. Несмотря на сильную внутреннюю оппозицию, они составили список строгих мер безопасности, которые можно было бы смягчить в будущем — и были должным образом — когда возможные опасности будут лучше оценены.

    Когда была изобретена технология CRISPR для редактирования генов, биологи подготовили совместный доклад национальных академий наук США, Великобритании и Китая, чтобы призвать к ограничению внесения наследственных изменений в геном человека.Биологи, которые изобрели генный драйв, также открыто говорили об опасностях своей работы и стремились привлечь общественность.

    Вы можете подумать, что пандемия SARS2 побудит вирусологов переоценить преимущества исследований по увеличению функциональности, даже чтобы вовлечь общественность в свои обсуждения. Но нет. Многие вирусологи высмеивают побег из лаборатории как теорию заговора, а другие ничего не говорят. Они забаррикадировались за китайской стеной молчания, которая пока что успокаивает или, по крайней мере, сдерживает любопытство журналистов и гнев общественности.Профессии, которые не могут регулировать себя, заслуживают того, чтобы их регулировали другие, и, похоже, это будущее, которое вирусологи выбирают для себя.

    4. Роль США в финансировании Уханьского института вирусологии. [2] С июня 2014 года по май 2019 года Альянс Дашака EcoHealth Alliance получил грант от Национального института аллергии и инфекционных заболеваний (NIAID), входящего в состав Национальных институтов здравоохранения, на проведение исследований по увеличению функциональных возможностей коронавирусов в больнице. Уханьский институт вирусологии.Независимо от того, является ли SARS2 продуктом этого исследования, представляется сомнительной политикой отдавать исследования с высоким уровнем риска в зарубежные лаборатории с минимальными мерами предосторожности. И если вирус SARS2 действительно ускользнул из Уханьского института, то NIH окажется в ужасном положении, профинансировав катастрофический эксперимент, который привел к гибели более 3 миллионов человек во всем мире, в том числе более полумиллиона собственных граждане.

    Ответственность NIAID и NIH еще более остра, потому что в течение первых трех лет гранта EcoHealth Alliance действовал мораторий на финансирование исследований, направленных на повышение функциональности.Когда мораторий истек в 2017 году, он не просто исчез, но был заменен системой отчетности, Механизмом контроля и надзора за потенциальными пандемическими патогенами (P3CO), который требовал от агентств сообщать о любой опасной работе по увеличению функциональности, которую они желали. финансировать.

    Мораторий, официально именуемый «паузой», в частности, запретил финансирование любых исследований по увеличению функциональных возможностей, которые увеличивают патогенность вирусов гриппа, MERS или SARS. Он очень просто и широко определяет усиление функции как «исследование, которое улучшает способность патогена вызывать болезнь.”

    Но затем в сноске на стр. 2 документа о моратории говорится, что «[] n исключение из паузы в исследованиях может быть получено, если глава финансирующего агентства правительства США определит, что исследование срочно необходимо для защиты общественного здоровья или национальной безопасности. безопасность.»

    Это, казалось, означало, что либо директор NIAID, Энтони Фаучи, либо директор NIH, Фрэнсис Коллинз, или, может быть, оба, прибегли бы к освобождению, чтобы сохранить поток денег на исследования Ши прироста функций. , а затем, чтобы не уведомлять федеральную систему отчетности о ее исследовании.

    «К сожалению, директор NIAID и директор NIH использовали эту лазейку для выдачи исключений для проектов, подпадающих под действие Паузы — нелепо утверждая, что исключенное исследование было« срочно необходимо для защиты общественного здоровья или национальной безопасности », — тем самым аннулировав Паузу», — сказал д-р. Об этом Ричард Эбрайт заявил в интервью Independent Science News.

    Но не так ясно, счел ли NIH необходимым использовать какие-либо лазейки. Фаучи сообщил на слушаниях в Сенате 11 мая, что «NIH и NIAID категорически не финансировали исследования по увеличению функциональности, которые будут проводиться в Уханьском институте вирусологии.”

    Это было удивительное заявление, учитывая все свидетельства экспериментов Ши с усилением коронавирусов и формулировку статута моратория, определяющего усиление функции как «любое исследование, которое улучшает способность патогена вызывать болезнь».

    Объяснение может быть одним из определений. Со своей стороны, EcoHealth Alliance Дашака считает, что термин «усиление функции» применяется только к усилению вирусов, поражающих людей, а не к вирусам животных. «Таким образом, исследования повышения функциональности относятся конкретно к манипуляциям с человеческими вирусами, с тем чтобы они были либо более легко передаваемыми, либо вызывали более серьезную инфекцию, либо их было легче распространять», — сказал The Dispatch Fact Check представитель Альянса.

    Если NIH разделяет мнение EcoHealth Alliance о том, что «усиление функциональности» применимо только к человеческим вирусам, это объясняет, почему Фаучи мог заверить Сенат, что никогда не финансировал такие исследования в Уханьском институте вирусологии. Но правовая основа такого определения неясна и отличается от формулировки моратория, которая предположительно была применима.

    Помимо определений, суть в том, что Национальные институты здравоохранения поддерживали исследования такого рода, которые могли вызвать вирус SARS2, в неконтролируемой зарубежной лаборатории, которая выполняла работу в условиях биобезопасности BSL2.

    В заключение. Если случай, когда SARS2 возник в лаборатории, настолько серьезен, почему он не получил более широкой известности? Как теперь может быть очевидно, есть много людей, у которых есть причины не говорить об этом. Список возглавляют, конечно же, китайские власти. Но вирусологи в Соединенных Штатах и ​​Европе не очень заинтересованы в разжигании публичных дебатов об экспериментах по увеличению функции, которые их сообщество проводит в течение многих лет.

    Другие ученые не выступили вперед, чтобы поднять этот вопрос.Государственные фонды на исследования распределяются по рекомендации комитетов научных экспертов, привлеченных из университетов. Любой, кто раскачивает лодку, поднимая неудобные политические вопросы, рискует тем, что его грант не будет продлен, а его исследовательская карьера будет прекращена. Возможно, хорошее поведение вознаграждается множеством льгот, которые распространяются вокруг системы распределения. И если вы думали, что Андерсен и Дашак могли испортить свою репутацию научной объективности после своих партизанских атак на сценарий побега из лаборатории, посмотрите на второе и третье имена в этом списке получателей гранта в 82 миллиона долларов, объявленного Национальным институтом аллергии. и инфекционные болезни в августе 2020 года.

    Правительство США разделяет странные общие интересы с китайскими властями: они не стремятся привлечь внимание к тому факту, что работа Ши с коронавирусом финансировалась Национальными институтами здравоохранения США. Можно представить себе закулисную беседу, в которой китайское правительство говорит: «Если это исследование было настолько опасным, почему вы его финансировали, и на нашей территории тоже?» На что американская сторона могла бы ответить: «Похоже, это вы позволили ей уйти. Но действительно ли нам нужно проводить это публичное обсуждение? »

    Фаучи — давний государственный служащий, добросовестно служивший при президенте Трампе и возобновивший лидерство в администрации Байдена в борьбе с эпидемией COVID-19.Конгресс, без сомнения, по понятным причинам, может не испытывать особого аппетита к тому, чтобы таскать его по углям из-за очевидного упущения в отношении финансирования исследований по увеличению функциональных возможностей в Ухане.

    К этим сомкнутым стенам молчания следует добавить стену мейнстрима. Насколько мне известно, ни одна крупная газета или телевизионная сеть еще не предоставила читателям подробный рассказ о сценарии побега из лаборатории, такой как тот, который вы только что прочитали, хотя некоторые из них опубликовали краткие редакционные статьи или статьи. Можно подумать, что любое вероятное происхождение вируса, убившего три миллиона человек, заслуживает серьезного расследования.Или что целесообразность продолжения исследований по увеличению функциональных возможностей, независимо от происхождения вируса, заслуживает некоторого исследования. Или что финансирование исследований повышения функциональности со стороны NIH и NIAID во время моратория на такое финансирование подлежит расследованию. Чем объясняется очевидное отсутствие любопытства в СМИ?

    omertà вирусологов — одна из причин. Научные репортеры, в отличие от политических репортеров, не испытывают прирожденного скептицизма к мотивам своих источников; большинство видят свою роль в передаче мудрости ученых немытым массам.Поэтому, когда их источники не помогают, эти журналисты теряются.

    Другой причиной, возможно, является миграция большей части СМИ в левую часть политического спектра. Поскольку президент Трамп сказал, что вирус сбежал из лаборатории в Ухане, редакторы не поверили этой идее. Они присоединились к вирусологам, которые рассматривали побег из лаборатории как недопустимую теорию заговора. Во время администрации Трампа они без труда отвергли позицию спецслужб, что побег из лаборатории исключать нельзя.Но когда то же самое сказала Аврил Хейнс, директор национальной разведки президента Байдена, ее тоже в значительной степени проигнорировали. Это не означает, что редакторы должны были одобрить сценарий побега из лаборатории, просто они должны были изучить возможность полностью и справедливо.

    Люди во всем мире, которые в течение последнего года в значительной степени были прикованы к своим домам, могли бы захотеть получить лучший ответ, чем дают им их средства массовой информации. Возможно, со временем один появится. В конце концов, чем больше месяцев проходит, а теория естественного возникновения не получает хоть малейшего подтверждающего доказательства, тем менее правдоподобным она может казаться.Возможно, международное сообщество вирусологов станет рассматриваться как лживый и корыстный проводник. Здравомыслящее представление о том, что разразившаяся в Ухане пандемия может иметь какое-то отношение к тому, что в Уханьской лаборатории вырабатываются новые вирусы максимальной опасности в небезопасных условиях, в конечном итоге может вытеснить идеологическое убеждение в том, что все, что сказал Трамп, не может быть правдой.

    И тогда пусть начнется расплата.

    Банкноты

    [1] Эта цитата была добавлена ​​к статье после первой публикации.

    [2] Раздел изменен 18 мая 2021 г.

    Благодарности

    Первым, кто серьезно изучил происхождение вируса SARS2, был Юрий Дейгин, биотехнологический предприниматель из России и Канады. В длинном и блестящем эссе он проанализировал молекулярную биологию вируса SARS2 и поднял, не подтверждая возможность того, что им манипулировали. Эссе, опубликованное 22 апреля 2020 года, представляет собой дорожную карту для всех, кто хочет понять происхождение вируса.Дейгин вложил в свое эссе так много информации и аналитических материалов, что некоторые сомневались, что оно могло быть работой одного человека, и предполагали, что его автором должно быть какое-то разведывательное агентство. Но эссе написано с большей легкостью и юмором, чем, как я подозреваю, когда-либо можно найти в отчетах ЦРУ или КГБ, и я не вижу причин сомневаться в том, что Дейгин является его очень способным единственным автором.

    Вслед за Дейгиным последовали еще несколько скептиков ортодоксальности вирусологов. Николай Петровский подсчитал, насколько тесно вирус SARS2 связывается с рецепторами ACE2 различных видов, и к своему удивлению обнаружил, что он оптимизирован для человеческого рецептора, что привело его к выводу, что вирус мог быть создан в лаборатории.Алина Чан опубликовала статью, в которой показано, что SARS2 с самого начала очень хорошо адаптировался к клеткам человека.

    Один из очень немногих ученых из истеблишмента, которые подвергли сомнению абсолютное неприятие вирусологов побега из лаборатории, — Ричард Эбрайт, который давно предупреждал об опасностях исследований по увеличению функциональности. Другой — Дэвид А. Релман из Стэнфордского университета. «Несмотря на то, что существует множество сильных мнений, ни один из этих сценариев нельзя с уверенностью исключить или исключить с учетом имеющихся в настоящее время фактов», — написал он.Престижность также принадлежит Роберту Редфилду, бывшему директору Центров по контролю и профилактике заболеваний, который 26 марта 2021 года сказал CNN, что «наиболее вероятная» причина эпидемии была «из лаборатории», потому что он сомневался, что вирус летучей мыши может стать экстремальным патогеном для человека в одночасье, не тратя времени на эволюцию, как, по-видимому, было в случае с SARS2.

    Стивен Куэй, врач-исследователь, применил статистические и биоинформатические инструменты для оригинального исследования происхождения вируса, показывая, например, как больницы, принимающие первых пациентов, сгруппированы вдоль линии метро Ухань №2, которая соединяет Институт вирусологии в одном месте. а с другой стороны — международный аэропорт, идеальный конвейер для распространения вируса из лаборатории в мир.

    В июне 2020 года Милтон Лейтенберг опубликовал ранний обзор доказательств, свидетельствующих о том, что лабораторный уход от исследования увеличения функции в Уханьском институте вирусологии.

    Многие другие внесли значительный вклад в решение головоломки. «Истина — это дочь, — сказал Фрэнсис Бэкон, — не авторитета, а времени». Усилия таких людей, как упомянутые выше, делают это так.

    .
  • Leave a Reply

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    2022 © Все права защищены.