Советские противовирусные препараты: Недорогие аналоги популярных лекарств — Все аптеки

Содержание

Российский противовирусный препарат протестируют против коронавируса | Новости | Известия

Российский противовирусный препарат «Триазавирин», который направили в Китай для лечения инфицированных коронавирусом, планируют протестировать на зараженных SARS-CoV-2 клетках. Об этом заявил ТАСС замдиректора по научной работе Института химической кинетики и горения Сибирского отделения Российской академии наук (СО РАН) Сергей Валиулин в среду, 15 апреля.

«Мы обратились к коллегам из «Вектора» (государственный научный центр, — Ред.), нам пообещали помочь испытать это вещество на культурах клеток зараженных как раз SARS-CoV-2», — сказал Валиулин.

Директор Института органического синтеза им. И. Я. Постовского уральского отделения РАН Валерий Чарушин отметил, что специалисты Института химической кинетики и горения сибирского отделения разработали ингаляционную форму препарата, который выпускается в таблетках.

«Триазавирин» зарегистрировали в 2014 году как средство для лечения вируса гриппа.

Клинические исследования показали его эффективность на ряде других штаммов, он имеет достаточно широкий спектр противовирусной активности. «Наши коллеги им заинтересовались и разрабатывают ингаляционную форму. Институт химической кинетики и горения Сибирского отделения РАН, который возглавляет профессор Андрей Онищук, этой работой руководит в Сибири», — сказал Чарушин.

«Триазавирин» — препарат прямого действия семейства азолоазинов. Его разработали ученые Уральского федерального университета, Института органического синтеза им. И.Я. Постовского и НИИ гриппа Минздрава России.

В январе завкафедрой органической и биомолекулярной химии Уральского федерального университета, член-корреспондент Уральского отделения РАН Владимир Русинов сообщил журналистам об эффективности уральского препарата против РНК-вирусов, к группе которых относят и возбудителя COVID-2019. 30 марта вице-президент, руководитель секции медико-биологических наук РАН академик Владимир Чехонин сообщил о создании трех лекарственных средств, которые потенциально можно применить для лечения коронавируса.

Среди них — тризавирин, фавипиравир и фортепрен.

В эфире телеканала «Россия 24» 6 апреля Чарушин заявил, что крупную партию этого препарата передали в Китай. Он доказал эффективность против 15 видов гриппа. Китайские медики собираются использовать его для лечения коронавирусной инфекции.

Эпидемия SARS-CoV-2, вызывающего инфекционное заболевание COVID-19, началась в декабре прошлого года в китайском городе Ухань. По состоянию на 14 апреля в России выявлено 21 102 случая коронавируса, 170 человек скончались.

Актуальная информация по ситуации с коронавирусом доступна на сайтах стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф, а также по хештегу #МыВместе. Телефон «горячей линии»: 8-800-2000-112.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В России отыскали препарат от коронавируса тридцатилетней давности

фото: АГН Москва

В Правительстве готовы поддержать предложение членов  Совета Федерации посодействовать ускоренному внедрению в России иммуномодулирующего средства против коронавирусной инфекции.

Как рассказал один из авторов обращения сенаторов (имеется в распоряжении «Парламентской газеты»), первый замглавы бюджетного Комитета Совета Федерации Сергей Рябухин, речь идёт о разработке отечественных биологов 30-летней давности, которая сегодня успешно используется в Белоруссии и Казахстане.

Финансовый фильтр «увёл» лекарство из страны

Препарат, разработанный группой саратовских учёных-вирусологов во главе с доктором наук Владиславом Ласкавым, начали испытывать на животных в далеком 1977 году. Тогда эпидемия коронавируса буквально истребляла свиней, что стало настоящим бедствием для сельского хозяйства — падёж составлял более половины поголовья. Создать  новое лекарство удалось лишь к 1997 года. Эпидемию остановили, пустив в какой-то момент под нож всё свиное поголовье. Но нет худа без добра — в процессе работы выяснилось, что новое лекарство эффективно помогает не только животным, но и людям.

Речь идёт об иммуномодулирующем средстве (ИМС), основанном на муравьином альдегиде с целевой добавкой изотонического раствора натрия хлорида — получается дешёвое в производстве и эффективное вещество. Официально завершение  клинических исследований датируется 2006 годом.  Но за год до этого препарат  зарегистрировали в Белоруссии,  причём не как ветеринарный, а как имунномоделирующее средство для людей. В нашей стране барьером для этого стали непосильные финансовые требования при регистрации. В итоге препарат «ушёл» из России, — сейчас он успешно применяется для поддержки иммунной системы не только у белорусов, но и в Казахстане. Однако с этого года патент на использование данного ИМС у них заканчивается. И доктор Ласкавый не хочет его продлевать за границей — по убеждению учёного, препарат должен прежде всего помогать стране, в которой он и был изобретён.

18 мая 2020 года группа сенаторов направила обращение вице-премьеру Татьяне Голиковой — посодействовать внедрению в России данного препарата по системе ускоренного прохождения клинических испытаний. 20 мая на правительственном часе в Совете Федерации Голикова сказала, что самого документа пока не видела, но заверила, что любое обращение от сенаторов не будет оставлено без внимания.

Белоусов готов помочь

Финансовый барьер для продвижения заявок на регистрацию новых препаратов в РФ действительно существует, подтвердил «Парламентской газете» первый замглавы Комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский, «Вдобавок к всевозможным согласованиям при регистрации необходимо внести внушительные деньги, которые могут позволить себе заплатить лишь крупные компании. Но вот их заинтересованность в эффективных и дешёвых лекарствах — вопрос не всегда прозрачный. Поэтому мы предложили государству поддержать препарат доктора Ласкавого, дав ему возможность пройти ускоренную процедуру клинических испытаний», — рассказал он.

Лёд тронулся три дня назад после встречи главы бюджетного комитета палаты регионов Анатолия Артамонова с первым вице-премьером Андреем Белоусовым — 27 июня тот пообещал содействие в возвращении препарата в Россию и лично встретиться с автором разработки.

По словам Сергея Рябухина, этот прецедент может создать новое поле применения парламентских сил.

А именно — контроля за продвижением отечественных перспективных технологий и научных разработок в России. «Мы с огромным сожалением констатируем, что для большого количества фармацевтических компаний борьба за сохранение народонаселения стран, эффективность препаратов, уходит на второй план. На первом месте — война за финансовые потоки: только в прошлом году объём фармацевтического мирового рынка составил порядка двух триллионов долларов», — отмечает сенатор.  

Сергей Рябухин. фото: Тимур Ханов / ПГ

Есть и ещё один момент, который тревожит сенаторов и целый ряд учёных. В своё время Владислав Ласкавый на практике доказал — препаратами, основанных на антителах, лечить коронавирус нельзя. В советское время его не послушали — тогда вакцину проверяли на свиньях и в результате потеряли 65 процентов поголовья! «Сейчас «на выходе» находится новая «антительная» вакцина от коронавируса, и Владислав Ласкавый хочет донести до научного сообщества свои обоснованные, как мне кажется, опасения.

Речь-то идёт сегодня о людях», — резюмировал Сергей Рябухин.

Советские лекарства во время войны

Несмотря на тяжелейшие условия, сложившиеся в ходе эвакуации фармацевтических предприятий в глубокий тыл, советская химико-фармацевтическая промышленность в годы войны впервые освоила производство целого ряда препаратов Советская фармацевтическая промышленность была создана в предшествовавшее Великой Отечественной войне десятилетие

К началу войны в стране действовали 59 химико-фармацевтических предприятий, на которых было занято 14,9 тыс. человек. Накануне войны был освоен выпуск целого ряда новых для того времени препаратов, в первую очередь — антибактериальных сульфаниламидов, которые в военное время спасли жизнь миллионам раненых. К 1941 году по сравнению с 1929-м стоимость основных фондов отрасли увеличилась в 13,7 раза.

Стремительно росло производство. Так, выпуск йода по сравнению с 1916 годом увеличился с 0,5 до 200 тонн в год, алкалоидов опия — в 26 раз.

В целом фармацевтическая и медицинская промышленность СССР к концу 1930-х годов полностью удовлетворяла потребности страны в лекарственных средствах и санитарно-медицинском оборудовании.

Однако к войне советская химико-фармацевтическая промышленность оказалась не готовой. Новые производства сульфаниламидных препаратов, новокаина, эфира для наркоза, гексенала, то есть лекарственных средств и веществ, жизненно необходимых военно-полевой хирургии, были относительно маломощны и не могли быстро увеличить объемы выпуска, чтобы обеспечить многократно возросшие с началом военных действий потребности армии. Многие отечественные препараты были невысокого качества — в частности, советская промышленность производила эфир для наркоза с крайне низкой степенью очистки, в результате чего срок его хранения ограничивался четырьмя месяцами. Не была решена задача производства в достаточных количествах шовного материала и хирургических перчаток, советская промышленность практически не выпускала и гипсовых бинтов для иммобилизации.

Более того, в далеко недостаточных объемах производились простые хирургические инструменты, имевшие массовое применение во время войны: ножницы, пинцеты, шприцы и иглы к ним.

Снабжение Красной Армии медикаментами и медицинским оборудованием в предвоенные годы определялось задачами подготовки к войне, которую советское политическое руководство считало неизбежной. Для этих целей, несмотря на трудности, в РККА были созданы значительные запасы медикаментов, военно-медицинского и санитарного оборудования, которые могли полностью покрыть потребности в течение достаточно длительного срока ведения боевых действий. Так, по состоянию на 1 января 1941 года медицинские службы Красной Армии были снабжены основными комплектами медикаментов и санитарного оборудования на 100%, комплектами «Операционная большая» — на 93%, операционными столами — на 130%. РККА располагала 60 тыс. комплектами перевязочных средств (на 6 млн повязок), 7 млн шин для иммобилизации переломов.

Однако значительной частью этих запасов Красная Армия так и не смогла воспользоваться. Существенная доля накопленных медикаментов и медицинского имущества была сосредоточена на складах, расположенных в приграничных военных округах. Переброска медикаментов и медицинского имущества к западным границам СССР активными темпами продолжалась в течение всей первой половины 1941 года. Так, с 1 января по 1 июня 1941 года на санитарный склад Западного особого военного округа поступило более 560 вагонов с медикаментами и санитарной техникой.

В пяти приграничных округах на окружных складах хранилось более 8 тонн глюкозы, 6,5 тонны кристаллического йода, около 40 млн перевязочных пакетов, большое количество обезболивающих и сердечно-сосудистых препаратов, и это без учета медикаментов, входивших в состав комплектов и формирований.

Вскоре после начала немецкого вторжения часть накопленных на западе страны запасов медицинского оборудования и лекарств была или уничтожена, или захвачена противником.

Противник овладел более 200 складами с горючим, боеприпасами, вооружением, медицинским имуществом. Были захвачены крупные окружные санитарные склады в Минске и Даугавпилсе, большие объемы медицинского имущества были уничтожены в ходе его эвакуации на восток страны.

Благодаря героическим усилиям работавших на окружных складах военных фармацевтов, которые эвакуировали медицинское имущество прямо под носом у немецких войск, часть запасов все же удалось спасти. В июле–августе 1941 года на восток было вывезено более 1200 вагонов с медицинским имуществом.

Тем не менее большая часть сосредоточенного в приграничных округах медицинского имущества была утрачена в первые недели войны. Ситуация усугублялась тем, что именно эти запасы предназначались для развертывания армейских и фронтовых лечебных учреждений военного времени. Нехватка медицинского оборудования стала одной из важнейших причин нарушений в работе системы медицинской эвакуации в первые месяцы войны.

Кроме того, на первом этапе войны лекарственное обеспечение армии должно было осуществляться за счет накопленных в довоенный период запасов, чтобы предоставить фармацевтической промышленности достаточный срок для наращивания объемов производства, прежде всего необходимых для военно-полевой медицины медикаментов и оборудования. Потеря в первые два месяца войны значительных запасов медицинского имущества этот срок существенно сократила.

К тому же вместо предусмотренного довоенными планами резкого увеличения объемов выпуска объемы производства продукции фармацевтической промышленности СССР в первый год войны показали катастрофическое падение. Главная причина — опять-таки географическая. Основные мощности советской фармацевтической промышленности были расположены в европейской части СССР. Стремительное наступление немецко-фашистских войск в первые месяцы войны потребовало принятия незамедлительных мер по эвакуации мощностей фармацевтических предприятий, расположенных на оставляемых территориях.

Невиданная по масштабам эвакуация началась в первые же дни войны. В Сибирь, Среднюю Азию и на Урал были вывезены фармацевтические заводы Ленинграда, Киева, Харькова, Курска и ряда других городов. В октябре 1941 года были эвакуированы московские химико-фармацевтические заводы. Однако вывезти удалось далеко не все предприятия. К концу 1941 года на оккупированных территориях оказалось более 40 предприятий химико-фармацевтической промышленности, большая часть которых была уничтожена. Так, на два-три года полностью утратили работоспособность химико-фармацевтические заводы «Красная звезда», «Здоровье трудящимся» им. Ломоносова, «Фармакон» и многие другие.

Эвакуация фармацевтических заводов, которая фактически потребовала создания новых предприятий в глубоком тылу, обернулась, как уже было сказано, резким сокращением объемов производства медикаментов и санитарно-медицинского оборудования и имущества. Его пик пришелся на последний квартал 1941 года и первый квартал 1942-го. В декабре 1941 года объемы производства фармацевтической промышленности составили чуть более 8,4% от объемов начала года. Промышленность практически не поставляла Главному военно-санитарному управлению РККА такие жизненно необходимые для оказания помощи раненым препараты, как эфир для наркоза, стрептоцид, глюкозу, сульфидин, раствор морфина. Полностью прекратились поставки новокаина, риванола, йода, гексенала, кодеина, кофеин-бензоата, пирамидона, фенацетина, аспирина и ряда других лекарственных средств. Кроме того, кратно упали объемы поставок перевязочных средств и шовного материала. Обеспечение армии медикаментами и медицинским имуществом в этот период осуществлялось исключительно за счет запасов, эвакуированных в тыл в первые месяцы войны.

Возрожденная отрасль

Возрожденная отрасль

Ситуация с поставками медикаментов и медицинского оборудования стала постепенно выправляться лишь во втором квартале 1942 года. К этому времени начали вводиться в строй первые эвакуированные предприятия. В целом в 1942 году в кратчайшие сроки на Урале и в Сибири на базе вывезенных с Украины, из Белоруссии, Москвы и Ленинграда заводов была создана так называемая восточная группа предприятий химико-фармацевтической промышленности. В частности, крупные химико-фармацевтические предприятия были созданы в Анжеро-Судженске (выпуск стрептоцида и сульфидина), Новосибирске (ампульные растворы), Тюмени (натрия хлорид и йод), Соликамске (калия хлорид), а также Томске, Ирбите, Кемерове.

Кроме того, в годы войны было построено несколько новых фармацевтических предприятий. В частности, в Баку были в кратчайшие сроки введены в строй четыре химико-фармацевтических завода. Еще несколько предприятий появились в Армении, Узбекистане, Киргизии и Казахстане. В 1942 году было восстановлено производство основных лекарственных средств на московских заводах «Акрихин», им. Н. А. Семашко, Алкалоидном и Эндокринном заводах, оборудование которых в 1941 году было эвакуировано в тыл.

Также на производство лекарств в первые годы войны был перепрофилирован целый ряд предприятий химической и пищевой промышленности. Так, медикаменты начали выпускать Кемеровский анилиноворасочный завод, химические предприятия, расположенные в Перми, Кинешме, Дорогомилове. В 1942 году на мощностях Бакинского нафталинового завода начали производить антисептические препараты, хлористый натрий для физраствора, кофеин и другие лекарственные средства.

Разработчик отечественных сульфаниламидных препаратов Исаак Постовский в 1942 году в рекордно короткие сроки организовал их производство на Свердловском химическом заводе.

На Бакинском мясокомбинате стали выпускать гормональные и вяжущие средства, ферменты, желатин, гематоген. Производство эндокринных препаратов было организовано и на многих других предприятиях пищевой промышленности.

Тем не менее ситуация с обеспечением армии лекарственными средствами и медицинским имуществом в первые два года войны продолжала оставаться крайне напряженной.

Критическим стал 1943 год — к этому времени довоенные запасы были практически истрачены, а промышленность так и не смогла нарастить выпуск целого ряда наименований лекарственных средств и медицинской техники в необходимых количествах. В частности, в 1942 году объемы выпуска эфира для наркоза превысили уровень 1940 года лишь на 55%, а новокаина — на 20%. В то же время количество проводимых хирургических операций, для которых требовались эти препараты, увеличилось по сравнению с довоенным периодом в десятки, если не в сотни раз.

Обострившийся дефицит неизбежно отразился на обеспечении действующей армии.

Так, в ходе Курской битвы войска Центрального фронта были обеспечены основными комплектами медикаментов и медицинского имущества лишь на 50–80%. Существовала острая нехватка таких важнейших для военно-полевой хирургии препаратов, как эфир для наркоза, стрептоцид, раствор йода, глюкозы, морфина и ряда других препаратов. Впрочем, ситуация в значительной степени улучшилась после начала операции, поскольку участвовавшие в Курской битве войска снабжались медикаментами и санитарно-медицинским имуществом в приоритетном порядке.

К концу 1944 года объем выпуска продукции фармацевтической и медицинской промышленности составил только 96% от довоенного уровня, а к концу войны незначительно превзошел его, в то время как удовлетворение потребностей Красной Армии и тыла в медикаментах и медицинском оборудовании в годы войны требовало кратного увеличения объемов производства.

В частности, только в ходе битвы под Москвой фронтовые и армейские медицинские службы одного Западного фронта израсходовали более 12 млн метров марли, а медслужбы Западного и Калининского фронтов — 172 тонны гипса (и это при том, что гипс для иммобилизации в первые годы войны использовали достаточно редко, поскольку его не хватало).

Кроме того, в годы войны существенно сократилась номенклатура производимых препаратов, прежде всего за счет тех лекарственных средств, которые не были необходимы в военно-полевой медицине и для борьбы с эпидемическими заболеваниями. В довоенном объеме этот сегмент был восстановлен лишь в 1947 году.

В этих условиях советское командование уже осенью 1941 года было вынуждено обратиться к союзникам по антигитлеровской коалиции с просьбой о поставках медицинского оборудования, медикаментов и реактивов для их производства. Составленная в октябре 1941 года ГВСУ РККА заявка включала 65 наименований, в том числе 900 тыс. пинцетов различных видов, 717 тыс. шприцев, 3,6 млн игл к шприцам, 30 тонн танина, 10 тонн чистого кофеина, 15 тонн стрептоцида и 40 кг антибиотика грамицидина.

В целом поставки по ленд-лизу составили порядка 80% от совокупных потребностей Красной Армии в годы войны. Впрочем, это вовсе не означает, что поставки союзников обеспечили до 80% этих потребностей. Помощь поступала неравномерно. Наиболее острой проблема нехватки медикаментов и медицинского оборудования была в первые полтора года войны. А первые массовые поставки медикаментов в СССР союзники (прежде всего США) начали лишь осенью 1942 года. Наиболее крупные ленд-лизовские поставки пришлись на 1944–1945 годы, когда советская фармацевтическая промышленность в значительной мере уже успела преодолеть спад, вызванный массовой эвакуацией основных производственных мощностей на восток страны. Тем не менее значение помощи союзников для лекарственного обеспечения Красной Армии в годы войны нельзя переоценить.

С точностью до таблетки

С точностью до таблетки

В условиях нехватки медикаментов и медицинского имущества решающее значение получила организация снабжения армии. С первых дней войны Главное военно-санитарное управление РККА приняло меры, направленные на строжайшую экономию и рациональное использование медикаментов и медимущества, а также его учет, сбор и эвакуацию с оставляемых территорий. Был введен оперативный учет жизненно важных номенклатур медицинского имущества, установлена персональная жесткая ответственность за его потерю, уничтожение, несвоевременный прием и оприходование. Огромное значение также имела своевременная переброска запасов медикаментов и медицинского имущества на критически важные участки фронта. В частности, несмотря на острый дефицит лекарственных средств и медицинского имущества, ГВСУ смогло полностью и своевременно обеспечить всем необходимым медицинские службы фронтов, участвовавшие в Московской и Сталинградской битвах.

Следует также отметить, что руководство медицинских и тыловых служб Красной Армии в течение всей войны оперативно обобщало опыт обеспечения войск. В частности, по итогам медицинского обеспечения в ходе Московской битвы была составлена «Инструкция о снабжении медико-санитарным имуществом действующей армии», утвержденная приказом начальника ГВСУ РККА от 21 июля 1942 года.

В годы войны ГВСУ внесло значительные организационные усовершенствования в систему снабжения армии медикаментами и медицинским имуществом. С наилучшей стороны показали себя полевые армейские санитарные склады (ПАСС), созданные в самом начале войны, и их подвижные отделения, особенно в конце войны, когда основная задача медицинских и тыловых служб армий и фронтов заключалась в том, чтобы не отстать от наступающих войск. Значение подвижных отделений ПАСС, в частности, характеризует следующий пример: только за июль–август 1944 года в ходе Белорусской наступательной операции подвижное отделение ПАСС 70-й армии развертывалось восемь раз, преодолело расстояние в 600 км и своевременно прибыло в район ожесточенных боев под Варшавой.

Накопленный в ходе войны опыт организации обеспечения, приблизившиеся к довоенным объемы производства советской фармацевтической промышленности, захват в ходе наступления санитарных складов немецкой армии, а также резко увеличившиеся объемы поставок медикаментов со стороны союзников (так, в течение 1944 года поставки по ленд-лизу только одного стрептоцида превысили 40 тонн) позволили к ноябрю 1944 года полностью решить проблему обеспечения Красной Армии лекарственными средствами и медицинским имуществом.

Антибиотики для жизни

В годы войны заметно ускорилась работа по созданию новых технологий производства и разработке новых лекарственных средств. Несмотря на тяжелейшие условия, сложившиеся в ходе эвакуации фармацевтических предприятий в глубокий тыл, советская химико-фармацевтическая промышленность, помимо выпуска довоенной номенклатуры лекарств, впервые освоила производство целого ряда препаратов, в частности новых психостимуляторов, обезболивающих и спазмолитических препаратов, а также значительно расширила номенклатуру производимых сульфаниламидов.

Именно в годы войны в СССР началась эпоха антибиотиков — был создан первый отечественный пенициллин из плесневого грибка рода Penicillium. Работы по созданию советского пенициллина начались еще в первый год войны во Всесоюзном институте экспериментальной медицины. Возглавляла их руководитель института профессор Зинаида Ермольева. В 1942 году, всего через год после того, как английский ученый Говард Флори сумел синтезировать первые порции пенициллина, Ермольевой удалось достичь аналогичных результатов, используя отечественное сырье. По официальной версии,первый советский антибиотик был создан из грибка, штамм которого был взят профессором Ермольевой со стены одного из московских бомбоубежищ. В кратчайшие сроки был осуществлен биосинтез препарата и налажено его опытное, а затем и промышленное производство. В 1944 году по инициативе главного хирурга РККА Николая Бурденко были проведены испытания советского пенициллина во фронтовых госпиталях, которые дали отличные результаты. Пенициллин Ермольевой спас жизни тысячам считавшихся безнадежными раненых, тем не менее решающего значения в организации медицинской помощи советским солдатам во время войны его открытие не оказало, поскольку первый советский антибиотик производился в те годы в незначительных объемах.

Менее известно открытие советских ученых Георгия Гаузе и Марии Бражниковой, которые в 1942 году смогли выделить из огородной подмосковной почвы особый вид бактерии, являвшейся продуцентом еще более ценного, чем пенициллин, антибиотика — грамицидина С (грамицидин советский). Выявленные группой советских ученых во главе с Николаем Красильниковым антибактериальные свойства почвенных лучистых грибков — актиномицетов, легли в основу создания таких антибиотиков, как актиномицин и стрептомицин. Тем не менее массовое производство антибиотиков было освоено советской фармацевтической промышленностью только после войны.

Дмитрий МИНДИЧ

Кампания по продвижению таинственного лекарства советских времен как чудодейственного лекарства от коронавируса

Паоло Джеллано был в ресторане в Нью-Йорке, когда впервые услышал о «странном лекарстве из России». Препарат назывался Арбидол и, по словам других посетителей, якобы был эффективным средством от коронавируса. Когда он искал это на YouTube, 45-летний Геллано нашел видео, в которых это приветствовалось как потенциальное чудодейственное решение пандемии Covid-19.

13 марта, когда вся Италия была заблокирована, Геллано покинул США.С. вернуться к своей семье в Умбрии, в центральной Италии. Почти все прямые рейсы в Рим были отменены, и Геллано был вынужден совершить необычный крюк через Москву.

Во время однодневной остановки в московском международном аэропорту Геллано и его друг засняли, как они проходят через терминал в масках и солнцезащитных очках. «Мы в московском аэропорту и собираемся купить этот знаменитый арбидол, который борется с коронавирусом», — сказал Геллано в камеру. Они вошли в аптеку аэропорта, и Геллано купил две упаковки арбидола: одну для себя, одну для жены.«В Италии умирает так много людей, а у них нет этого лекарства. Ты можешь сказать мне, почему?» — говорит он, завершая видео «большим поцелуем из Москвы».

Геллано загрузил видео на Facebook. «Я не знаю, почему я это сделал, но я сделал это», — сказал Геллано Coda Story. «Я сказал себе: «Я снимаю это видео на благо своей страны, на благо мира».

Gira sul web questo video: супер подделка фармако Арбидол «анти-коронавирус».
L’Arbidol è, в реале, противовирусное лекарство, используется в Китае и в России.Il virologo Ruberto Burioni ha dichiarato: «Non serve a niente. Basta con le bufale, almeno ora». pic.twitter.com/BgfhUanKgM

— Франческо Боррелли (@NotizieFrance) 19 марта 2020 г.

Видео сразу стало вирусным, набрав более 33 000 репостов на Facebook и активно распространяясь по WhatsApp. «Ты знаменитость», — написал Геллано один из его друзей. 

17 марта сенатор от правящего в Италии Движения пяти звезд Элио Ланутти написал в Твиттере об этом препарате: «Арбидол — это препарат, используемый против наиболее распространенных вирусов гриппа, он предотвращает пересечение клеточной мембраны вирусом и проникновение внутрь нее. копировать себя.Абидол 20 мг, покупается в России в аптеках».

По WhatsApp и Facebook начали распространяться теории заговора о том, что итальянское правительство намеренно удерживает жизненно важные лекарства от своих граждан. У бывшего министра здравоохранения Джулии Грилло было еще одно послание для своих подписчиков: «Кому вы больше доверяете, — спросила она, — врачу или человеку в маске в московском аэропорту?»

Пока мир лихорадочно ищет эффективное лекарство от коронавируса, в качестве потенциальных лекарств упоминается множество лекарств.На прошлой неделе президент Трамп написал в Твиттере о гидроксихлорохине и азитромицине, несмотря на лишь неподтвержденные данные об их эффективности против Covid-19.

Тем временем в Италии наблюдается бурный интерес к Арбидолу — противовирусному препарату от гриппа с клиническим названием «Умифеновир» — как к потенциальному чудодейственному лекарству. Но, по мнению российских экспертов, доказательств его эффективности мало.

Подпишитесь на новостную рассылку Coda

Авторитаристы запутывают разговор.Мы уточняем это с помощью журналистики.

Арбидол, разработанный в Советском Союзе в 1970-х годах, не был одобрен для использования в США или Европе и никогда не подвергался полным клиническим испытаниям, проводимым в соответствии с международными стандартами. Его эффективность против Covid-19 — да и любого другого вируса — не доказана. Но это по-прежнему один из самых продаваемых безрецептурных препаратов в России.

Группа врачей в России уже много лет проводит кампанию против использования арбидола, наряду с массой других противовирусных препаратов российского производства.В 2007 году Российская академия медицинских наук признала препарат «устаревшим с недоказанной эффективностью».

«У нас на российском рынке много так называемых «противовирусных препаратов» и «иммуномодуляторов» с неизвестной эффективностью», — сказал Ярослав Ашихмин, врач внутренних болезней в Москве и один из самых ярких критиков Арбидола. «Нет абсолютно никаких оснований для эффективности Арбидола», — сказал он. «Мы предполагаем, что если бы препарат был действительно эффективным, производитель провел бы клинические испытания, но они не хотят идти на клинические испытания, потому что их продажи очень велики.Ашихмин добавил: «Надежду продавать нельзя, и надо не допустить продажи надежды».

Арбидол, производимый российской фармацевтической компанией OTCPharm, уже давно продвигается российскими политиками. В 2010 году президент Владимир Путин лично одобрил препарат, попросив его во время визита президента в аптеку в Мурманске на северо-западе страны. Во время пандемии свиного гриппа в 2009 году тогдашний министр здравоохранения России Татьяна Голикова рекомендовала арбидол для лечения вируса h2N1 и была обвинена в коррупции после того, как выяснилось, что она близко дружит с миллиардером, владельцем арбидола.СМИ дали Голиковой прозвище «мадам Арбидоль».

Последняя кампания по продвижению арбидола как чудодейственного средства началась еще в январе, когда Covid-19 начал распространяться за пределы Китая. В России странное и вселяющее надежду послание было передано миллионам на четырех самых популярных радиостанциях страны. «Во всем мире увеличивается число больных новым коронавирусом, который вызывает опасную пневмонию», — говорилось в рекламе. «Исследования доказали: Арбидол активен даже против коронавируса.”

После рекламы федеральное расследование претензий фармацевтической компании показало, что они нарушают закон о рекламе. Российские СМИ сообщили, что компания будет оштрафована на сумму до 500 000 рублей: около 6300 долларов.

Сегодня на домашней странице Арбидола компания продолжает рекламировать препарат как «активный против гриппа, ОРВИ и коронавирусов». OTCPharm не ответила на запросы Coda Story о комментариях.

Ход продаж сработал: аптеки по всей России сообщили о резком увеличении спроса, более 1.Только в феврале было продано 3 миллиона упаковок арбидола. Российские пользователи eBay продают препарат международным покупателям по 67 долларов за 20 капсул, что в 32 раза превышает первоначальную цену, составляющую около 2 долларов, — списки постоянно удаляются.

В начале февраля один из ведущих пекинских эпидемиологов Ли Ланьцзюань рекомендовал Китаю включить арбидол в свой официальный план лечения, что спровоцировало бурный рост интереса к препарату. На прошлой неделе рандомизированное исследование, проведенное группой китайских врачей, показало, что арбидол не показал никаких клинических преимуществ у пациентов, госпитализированных с Covid-19.

В Италии врач по имени Иво Бьянки, который часто пропагандирует «естественные» методы лечения, в начале марта разместил видео об арбидоле для своих 17 000 подписчиков на YouTube, отметив, что жертвы коронавируса в России до сих пор «выздоравливали очень быстро». «Я думаю, интересно упомянуть об этом препарате, хотя он не одобрен в Европе», — сказал Бьянки своим зрителям. «Как известно, между Россией и Европой существуют политические конфликты, такого разделения внутри научного сообщества быть не должно.”

В ролике

Бьянки рассказывается, как Паоло Геллано — житель Умбрии, впервые услышавший о препарате в ресторане в Нью-Йорке, — узнал больше об Арбидоле.

Доктор Рохин Фрэнсис — кардиолог из Великобритании, который отслеживает заявления о возможных способах лечения Covid-19. Он объяснил, почему некоторые люди находят новости о потенциально жизнеспособном лечении психологически привлекательными. «Все, что мы можем предложить публике на данный момент, — это возможности и неопределенность», — сказал он. «Если кто-то может прийти и сказать: «Это сработает, это вылечит вас — люди просто потянутся к этому сообщению.

На прошлой неделе российская пресса сообщила, что вскоре в стране может возникнуть нехватка арбидола, так как некоторые ключевые ингредиенты препарата производятся в Италии. Тем временем Россия направила огромный военный конвой с грузами в пострадавшую от коронавируса Италию, которая на сегодняшний день потеряла более 10 000 человек.

Подпишитесь на новостную рассылку Coda

Авторитаристы запутывают разговор. Мы уточняем это с помощью журналистики.

Паоло Джеллано наблюдал онлайн из своего дома в Умбрии, как Россия отправила свой пакет помощи. «Я не знаю, почему они помогают нам — и есть ли что-то за этим», — сказал он. Геллано удалил свое видео из Facebook после того, как получил несколько угроз убийством, а также предложения купить арбидол. «Люди хотели заплатить за него 10 000 евро, но я сказал: «Я не собираюсь его продавать», — сказал он. «Я никогда, никогда не думал, что это зайдет так далеко».

Геллано в настоящее время находится взаперти со своей женой и семьей.Две его упаковки с арбидолом остаются невскрытыми. «Я еще не принимал его, потому что я немного скептически настроен, и моя жена немного скептически настроена», — сказал он. «Но в той неудачной ситуации, когда я заразлюсь коронавирусом, я приму его».

Катерина Фомина и Карина Левитина внесли свой вклад в исследование.

Влияние арбидола (умифеновира) на COVID-19: рандомизированное контролируемое исследование | BMC Infectious Diseases

Поскольку COVID-19 стал пандемией, на пациентах с COVID-19 были исследованы различные противовирусные препараты [13].Арбидол — российский противовирусный препарат, который эффективен против многих вирусов, включая грипп А, В и С, респираторно-синцитиальный вирус (РСВ), коронавирус, связанный с тяжелым острым респираторным синдромом (ТОРС-КоВ), аденовирус, парагрипп, полиовирус, риновирус. , вирус Коксаки, вирус Зика, вирусы гепатита В и С [14,15,16]. Было продемонстрировано, что БРА оказывает двойное действие на прикрепление и репликацию клеток и, таким образом, оказывает широкий спектр действия на вирусы [8, 17], поэтому его назначают для постконтактной профилактики и лечения [18].Таким образом, БРА считается одним из противовирусных препаратов, которые могут быть эффективны при лечении пациентов с COVID-19. В настоящем рандомизированном контролируемом исследовании мы сравнили эффективность и безопасность противовирусных БРА и КАЛЕТРА у пациентов с COVID-19 и показали несколько преимуществ в группе БРА по сравнению с группой КАЛЕТРА. В ходе исследования 100 пациентов были распределены, 50 пациентов были назначены для получения БРА и 50 для получения КАЛЕТРА.

Мы сообщили, что наиболее частым побочным эффектом среди участников исследования была тошнота/рвота.Данные также показали, что оба препарата не имели серьезных побочных эффектов. Точно так же в отчетах не было обнаружено опасных для жизни нежелательных явлений в группах БРА и КАЛЕТРА [19, 20], за исключением Li et al. исследование, в котором был представлен пожилой пациент мужского пола с сахарным диабетом и артериальной гипертензией в анамнезе в группе КАЛЕТРА, у которого развилась тяжелая диарея на третий день начала лечения [19].

COVID-19 Пациенты, получавшие КАЛЕТРА, с большей вероятностью будут иметь более высокое количество лейкоцитов и уровни СРБ в сыворотке, чем те, кто получал БРА.Что касается дифференциации лейкоцитов, количество нейтрофилов, по-видимому, выше, а количество лимфоцитов ниже у пациентов, получавших КАЛЕТРА, чем у пациентов, получавших БРА [20]. В настоящем отчете мы отметили, что КАЛЕТРА, по сравнению с БРА, была значительно связана с более высокими уровнями лейкоцитов и СОЭ в сыворотке через 7 дней после приема. С другой стороны, хотя мы обнаружили, что у пациентов в группе КАЛЕТРА через 7 дней после госпитализации доля СРБ ≥ 2+ была выше, чем в группе БРА, существенной разницы между ними не было.Через 7 дней после госпитализации количество нейтрофилов в группе КАЛЕТРА было значительно ниже, чем в группе БРА. Однако различия в результатах между отчетами могут быть связаны с различиями в дизайне исследований, схемах лечения и размерах выборки.

Мы показали, что несколько более высокая доля пациентов в группе БРА имела тяжелое клиническое состояние по сравнению с группой КАЛЕТРА (24% против 22% соответственно), в то время как между группами не было существенных различий. Однако считается, что БРА минимизирует скорость ухудшения клинического состояния.Сообщалось, что более низкая распространенность пациентов с COVID-19, которые получали БРА (8,6%), ухудшили клиническое состояние до тяжелого, по сравнению с пациентами, которые получали КАЛЕТРА (23,5%), во время госпитализации, но существенной разницы между двумя группами лечения не было. найдено [19].

Хотя все пациенты в обеих группах имели одинаковую тяжесть при поступлении, 18,6% пациентов в группе БРА были кандидатами на направление в отделение интенсивной терапии (ОИТ) при поступлении по сравнению с 81% пациентов в группе КАЛЕТРА.Пациенты в группе БРА провели более короткую продолжительность госпитализации (7,2 дня) по сравнению с группой КАЛЕТРА (9,6 дня, p -значение = 0,02). Кроме того, у 81% пациентов в группе БРА было легкое поражение на КТ органов грудной клетки через 30 дней после госпитализации по сравнению с 53% в группе КАЛЕТРА (значение p = 0,004). Примечательно, что мы заметили несколько демографических, клинических и лабораторных детерминант продолжительности госпитализации у пациентов с COVID-19, включая ИБС, насыщение кислородом при поступлении, лечение БРА, уровни Na ​​в плазме и лимфоцитоз со значением вероятности 0.06. В связи с этим два когортных исследования в Ухане, Китай, показали, что пациенты с COVID-19 в возрасте ≥80 лет и с лимфопенией (< 1,1 × 10 9 /л) имели более длительную продолжительность госпитализации [21, 22].

В совокупности наши результаты указывают на более низкую долю госпитализаций в ОИТ, более короткую продолжительность пребывания в больнице и более высокий процент легких поражений грудной клетки через 30 дней после поступления среди пациентов с COVID-19, получавших БРА, по сравнению с КАЛЕТРА, это свидетельствует о том, что БРА может превосходить КАЛЕТРА в лечении пациентов с COVID-19.Хотя на сегодняшний день вакцины или противовирусные препараты не одобрены для лечения COVID-19, «Национальная комиссия здравоохранения и Национальное управление традиционной китайской медицины» недавно рекомендовали КАЛЕТРА в сочетании с БРА и сообщили о его противовирусных эффектах [23]. Однако, насколько нам известно, в ограниченном количестве документов оценивается эффективность и безопасность БРА у пациентов с COVID-19. В соответствии с нашим исследованием, ретроспективное исследование, проведенное в Китае, сравнило эффективность и безопасность КАЛЕТРА и БРА у пациентов с COVID-19 [20].Они не обнаружили вирусной нагрузки в группе БРА, в то время как в группе КАЛЕТРА была обнаружена вирусная нагрузка 44,1%, и пришли к выводу, что монотерапия БРА может быть более эффективной, чем КАЛЕТРА, для лечения COVID-19. Точно так же другое ретроспективное исследование показало, что БРА в сочетании с КАЛЕТРОЙ по сравнению с одной КАЛЕТРОЙ улучшает клиренс вируса и КТ грудной клетки [24]. Когортное исследование 504 госпитализированных пациентов с COVID-19 со смешанной степенью тяжести показало, что БРА значительно снижали смертность (ОШ = 0.183, 95% ДИ = 0,075–0,446), и он с большей вероятностью поглощал поражения при КТ грудной клетки [25]. Однако рандомизированное контролируемое исследование Li et al. и ретроспективное исследование Chen et al. предположили, что ни симптомы COVID-19, ни участие в КТ органов грудной клетки, ни время до отрицательного результата ПЦР на SARS-CoV-2 в образцах из дыхательных путей не улучшились/не уменьшились у пациентов, получавших КАЛЕТРА и БРА [19, 26]. Несмотря на небольшой размер выборки в Li et al. исследовании [19], они не набирали пациентов с тяжелыми или критическими заболеваниями.Кроме того, в отличие от Li et al. [19], каждой группе мы давали КАЛЕТРА и БРА в сочетании с гидроксихлорохином. Тем не менее, мы считаем, что наши результаты, вероятно, помогут врачам разработать соответствующие стратегии лечения на основе новых данных о лечении COVID-19.

Российский фонд наращивает производство противовирусного препарата, одобренного Москвой для лечения COVID-19 противогриппозный препарат, предварительно одобренный российским правительством для лечения пациентов с COVID-19.

Минздрав России дал разрешение на применение препарата по специальной ускоренной процедуре в мае. Его российские сторонники говорят, что в ранних исследованиях он показал пользу у пациентов с COVID-19.

Первые 100 000 курсов лечения были проведены в прошлом месяце в 35 регионах России, а также в соседней Беларуси, сообщил Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ), продвигавший препарат.

РФПИ заявил, что в июле он намерен произвести более 100 000 курсов и что совместное предприятие с фармацевтической компанией ChemRar Group позволит ему увеличить производство в три раза, чтобы удовлетворить растущий спрос как внутри страны, так и за рубежом.

Кирилл Дмитриев, глава РФПИ, заявил, что Россия готова помочь другим странам в борьбе с вирусом и что более 50 стран проявили интерес к препарату.

В настоящее время вакцины против COVID-19 не существует. Было показано, что недорогой противовоспалительный препарат дексаметазон снижает уровень смертности в тяжелых случаях, а противовирусный препарат ремдесивир ускоряет выздоровление. Почти все мировые запасы ремдесивира были куплены Соединенными Штатами.

Россия сообщила в четверг, что за последние 24 часа было зарегистрировано 6760 новых случаев заражения новой коронавирусной инфекцией, что соответствует цифрам за последние дни.Таким образом, общее число подтвержденных случаев достигло 661 165, что является третьим по величине показателем в мире после Бразилии и США.

Введя строгий карантин, власти в значительной степени сняли ограничения на передвижение и бизнес, несмотря на тысячи новых случаев в день. Однако международные полеты по-прежнему запрещены, и РБК Business daily сообщил, что это будет продлено до 1 августа.

Репортаж Эндрю Осборна и Глеба Столярова; Написание Габриэль Тетро-Фарбер; Под редакцией Питера Граффа

Россия одобрила первый рецептурный препарат от COVID-19 для продажи в аптеках

МОСКВА (Рейтер) — Россия одобрила препарат Р-Фарм для лечения коронавирусом амбулаторных пациентов с инфекцией COVID-19 легкой и средней степени тяжести, и противовирусный препарат может быть запущен поступит в аптеки страны уже на следующей неделе, сообщила компания в пятницу.

ФОТОГРАФИЯ: Сотрудник ресторана носит защитный щиток для лица и маску из-за вспышки коронавирусной болезни (COVID-19) в Москве, Россия, 8 июля 2020 г. REUTERS/Maxim Shemetov/File Photo

Коронавир одобрен в качестве отпускаемого по рецепту лекарства следует за зеленым светом для другого российского препарата от COVID-19, авифавира, в мае. Оба основаны на фавипиравире, который был разработан в Японии и широко используется там в качестве основы для лечения вирусов.

Заявление «Р-Фарм» — еще один признак того, что Россия прилагает все усилия, чтобы стать мировым лидером в гонке против вируса.Он уже экспортирует свои тесты на COVID-19 и заключил несколько международных сделок на поставку своей вакцины «Спутник-V».

«Р-Фарм» заявила, что получила одобрение на коронавирус после клинических испытаний III фазы с участием 168 пациентов с COVID-19.

Препарат был впервые одобрен для использования в больницах для лечения COVID-19 в июле, как показал государственный реестр.

Исследование коронавируса было сравнительно небольшим. Европейский регулятор здравоохранения в пятницу одобрил использование стероида дексаметазона для лечения пациентов с COVID-19 после исследования, проведенного британскими учеными на нескольких тысячах пациентов.

«Р-Фарм» начал переговоры с аптеками о заказах, сообщила пресс-секретарь компании, поставки коронавируса ожидаются в ближайшее время, возможно, уже на следующей неделе.

Коронавир производится на предприятии «Р-Фарм» в Ярославле, примерно в 300 км к северо-востоку от Москвы.

Авифавир доступен в больницах с июня, но еще не поступил в аптеки.

Оба основаны на активном ингредиенте фавипиравире, который также является ключевым компонентом противовирусного препарата Avigan компании Fujifilm Holdings Corp, одобренного в Японии для экстренного лечения гриппа в 2014 году.

Во всем мире продолжаются испытания этого препарата против COVID-19. Результаты японского исследования, проведенного в июле, неубедительны.

Он производится различными индийскими производителями непатентованных лекарств, включая Lupin, Cipla и Dr Reddy’s, для использования против COVID-19 в Индии.

Репортаж Кати Голубковой и Полины Ивановой; Дополнительный отчет Людвига Бургера; Под редакцией Дэвида Кларка и Дэвида Гудмана

Усиление цепочки поставок умифеновира и других противовирусных препаратов с помощью ретросинтетического программного обеспечения

Сбор данных из краудсорсинга и автоматизированный ретросинтез

Наше исследование началось с краудсорсингового подхода, при котором каждый сотрудник нашей лаборатории собирал все опубликованные и запатентованные пути синтеза одного из препаратов на рис.1. Затем маршруты были закодированы с помощью строк их упрощенной системы молекулярного ввода (SMILES). На основе этого набора данных мы создали интерактивный визуализатор маршрутов, доступный бесплатно по адресу http://covidroutes.cernaklab.com 21 , для облегчения просмотра существующих маршрутов. Составной список исходного материала SMILES из каждой мишени использовали в качестве критерия исключения в каждом ретросинтетическом поиске. Такой подход позволил нам быстро перейти к новым исходным материалам. Каждый результат поиска содержал 50 предложений маршрута, а определяемая пользователем эвристика поиска обычно устанавливалась для минимизации исходных затрат на материалы.Единая эвристика поиска работала для большинства целей, но иногда предпочтение реагентам с минимальной стоимостью приводило к предложенным маршрутам с большим количеством стадий реакции, чем хотелось бы. В этих случаях эвристику поиска модифицировали, уменьшив предпочтение стоимости реагентов и увеличив ширину поиска луча программного обеспечения. Предсказанные маршруты были проверены вручную на предмет количества шагов, синтетической осуществимости и простоты выполнения предложенных реакций в многокилограммовом масштабе, например, путем смещения в сторону маршрутов, которые сводят к минимуму использование криогенного охлаждения или пирофорных реагентов.Окончательная эвристика, используемая для каждой цели, показана в дополнительной информации.

Рис. 1: Рабочий процесс для определения альтернативных цепочек поставок исходного материала.

1. Опубликованные исходные материалы кодируются строками SMILES, которые 2. исключаются из автоматизированного ретросинтетического поиска. 3. Выбранные маршруты проверяются в лабораторных условиях.

Среди рассматриваемых малых молекул (рис. 2) мы сосредоточились на ремдесивире ( 1 ), умифеновире ( 2 ), бромгексине ( 3 ), галидесивире ( 4 ), ритонавире ( 5 ). , COBICISTAT ( 6 ), Рибавирин ( 7 ), Камостат ( 8 ), Дарунавир ( 9 ), Нелфинавир ( 10 ), Фавиипиравир ( 11 ), а также Бараминиб ( 12 ) .В большинстве случаев предлагаемый маршрут имеет то же или меньшее количество шагов, что и установленные маршруты, и начинается с разных исходных материалов. В результате нашего анализа были предложены альтернативные исходные материалы для 1 12 , которые могут снизить нагрузку на цепочку поставок чистых химикатов. Используя галидесивир ( 4 ) в качестве примера (рис. 3), программа предложила последовательность, связанную с транс -гидроиодированием алкина 13 , алкилированием Эванса с образованием 18 , сочетанием Ульмана с образованием 19 и энантиоселективное сочетание Хека с получением 22 .Программное обеспечение предполагало, что последняя реакционная смесь может быть обработана на месте соляной кислотой для удаления Boc-защитных групп в однореакторной операции. Дигидроксилирование 22 завершит синтез 4 . Примеры исходных материалов 23 25 были исключены из поиска на основании появления их строк SMILES в опубликованных маршрутах к 4 . Алгоритм успешно обошел пять установленных исходных материалов пирролопиримидина и пришел к 21 , что является конкурентоспособным по стоимости с установленными источниками азотистых оснований; например, 7- дез -бром аналог 21 , 4-хлор-5H-пирроло[3,2-d]пиримидин, стоит 9 долларов.90/г, в то время как 4-OH аналог 21 , 7-бром-5H-пирроло[3,2-d]пиримидин-4-ол, который используется в заявленном синтезе 4 , указан по цене 280 долларов США. /грамм. В масштабах производства все цены на исходные материалы, вероятно, будут определяться на основе конкурентных торгов, но в любом случае высокая прейскурантная цена 21 сравнима с аналогами исходных материалов, описанными в настоящее время в патентах. Предлагаемое использование вспомогательного вещества Evans для производства 18 подчеркивает стремление программного обеспечения выбрать надежный химический состав, но этот шаг, вероятно, можно было бы заменить каталитическим протоколом, чтобы при необходимости избежать вспомогательного использования для крупномасштабного производства.Действительно, общий маршрут предполагает множество каталитических операций. Для производства 1 12 в больших масштабах можно было найти маршруты, которые сводят к минимуму использование криогенных условий, пирофорных реагентов или дорогих катализаторов, которые были основными предубеждениями, наложенными в нашем ручном обзоре наборов ответов за пределами длины маршрута и стоимость исходного материала. Для 1 были идентифицированы новые исходные материалы, но маршрут имел большое сходство с известными путями, отражая результаты автоматического ретросинтеза лаборатории Grzybowski для этой цели 10 .В то время как программное обеспечение было поставлено под сомнение эзотерическими функциями, такими как хиральный атом фосфора, предсказанный маршрут к 4 , обсуждаемый выше, и пути к 2 и 3 , обсуждаемые ниже, представляют собой типичные результаты.

Рис. 2: Терапевтические средства, оцениваемые для лечения COVID-19, и сети их ретросинтетического анализа.

Количество клинических испытаний основано на результатах поиска всех перечисленных испытаний, завершенных, активных или запланированных, найденных на сайте www.clinicaltrials.gov (по состоянию на 7 июля 2020 г.). Для сетей маршрутов желтая точка в центре — это молекула-мишень. Маршруты, выделенные серым и оранжевым цветом под целевым значением, публикуются, а маршруты, выделенные фиолетовым и розовым цветом над целевым значением, представляют собой прогнозируемые маршруты. Узлы пересечения в литературных маршрутах отражают общие промежуточные продукты или исходные материалы. Версия этой схемы доступна как интерактивный визуализатор маршрута.

Рис. 3: Прогнозируемая синтетическая последовательность до 4.

Условия реакции взяты из программы SYNTHIA .

Ретросинтез и экспериментальный синтез умифеновира

Умифеновир ( 2 ) — противовирусный препарат, разработанный для борьбы с гриппозными инфекциями, использование которого против SARS-CoV1 сделало его привлекательной синтетической мишенью для данного исследования. Считается, что 2 ингибирует проникновение вирусов в клетки человека, и этот противовирусный препарат использовался во многих клинических испытаниях в качестве экспериментальной терапии COVID-19 9 . Хотя 2 демонстрирует многообещающую активность in vitro против нового коронавируса, недавние клинические результаты свидетельствуют об ограниченной эффективности 2 против COVID-19 у людей 22 .Используя критерии поиска, описанные выше, мы пришли к ряду маршрутов к 2 , основанных на окислительной циклизации анилина с β-кетоэфиром 23 . Так как это товарный химикат, этил ацетоацетат 27 не был включен в критерии исключения нашей эвристики и фигурирует здесь в качестве исходного материала, хотя ранее он использовался в синтезе 2 . Исходные материалы 28 30 среди ряда других (см. Дополнительную информацию) были исключены.Ключевой темой, которая отделила предсказанные пути от установленных путей образования индола и позволила использовать различные исходные материалы, было включение окисления Байера-Виллигера с использованием ацетильной группы в качестве заменителя необходимой гидроксильной группы на C1. Мы нашли это предложение окисления Байера-Виллигера неожиданным решением. Среди других неочевидных для нас предложений было предполагаемое окисление С-Н этильной группы, где использование логики функционализации С-Н 24,25,26,27 снижает стоимость исходных материалов.Программное обеспечение предложило неэффективную трехэтапную последовательность N -метилирования индола, тогда как в опубликованных синтезах 2 сообщалось о N -метилировании непосредственно из индола с помощью метилиодида и гидрида натрия. Мы решили использовать этот одноэтапный прецедент вместо трехэтапного предложения программного обеспечения. В другом поиске предложенная последовательность 2 была инициирована с предварительно установленной ручкой связывания галогена вместо связи C-H, чтобы обеспечить образование родственного индола, но вместо этого была вызвана перегруппировка Бамбергера для функционализации связи C-H. .Как описано ниже, эти четыре пути были сведены к экспериментальной практике лишь с небольшими изменениями условий реакции и последовательностей, предложенных программным обеспечением.

Для экспериментальной проверки путей к 2 мы сначала исследовали предполагаемое образование индола из 1-(4-аминофенил)этан-1-она ( 26 , 1,15 долл. США/г) и этилацетата ( 27 , 0,03 долл. США/г). г) с использованием условий окислительной реакции (рис. 4, путь А). Предварительная обработка 26 и 27 1 мол.% бромида индия (III) с образованием 31 сопровождалась окислительной циклизацией с образованием 32 .В то время как опубликованные условия реакции для предложенной реакции 23 действительно давали желаемый индол 32 , выход составлял только 20%. Использование сульфата магния для стимулирования образования 31 повысило выход 32 до 47%. Как описано ниже, другие реализации этой реакции давали гораздо более высокие выходы. N -Метилирование прошло плавно с получением 33 с выходом 99%. При экспериментальной реализации окисления по Байеру-Виллигеру с использованием м ХПБК возникла проблема, заключающаяся в получении смеси продуктов окисления.Нестабильные продукты, которые, как мы полагаем, являются результатом окисления двойной связи индола, составляли основную часть прореагировавшего материала, и были выделены только следы 34 . В то время как образование 34 было точно предсказано, тонкое взаимодействие электроники, которое определяет предпочтение желательного окисления Байера-Виллигера по сравнению с нежелательным окислением Прилежаева, не могло быть выявлено программным обеспечением, и наилучшая модификация условий реакции, которую мы нашли дал небольшое количество 34 в виде смеси с нежелательными продуктами окисления.Поиск литературы по родственным индолам показал, что α-хлоркетон 35 должен быть жизнеспособным субстратом для реакции Байера-Виллигера 28 , при этом хлор-группа действует как направляющая группа, способствующая окислению кетона. Таким образом, мы изменили маршрут, и действительно, хлорирование 33 привело к 35 , которое подверглось селективному окислению Байера-Виллигера с образованием 36 . Последующее бромирование дало 37 , которое подверглось тиоэтерификации с 38 и омылению in situ с получением 39 .Здесь маршрут перехватывает известные синтезы 2 посредством алкилирования с 40 29 . Были обнаружены все промежуточные соединения, предсказанные программой, но для достижения приемлемых уровней селективности при образовании 36 была необходима модификация для включения группы, направляющей хлор. Это изменение привело нас к демонстрации бромирования 36 с образованием 37 вместо бромирования 34 , однако селективное бромирование 34 на пути к 39 является известной реакцией 30 .

Рис. 4: Экспериментальная демонстрация четырех маршрутов к 2.

Каждый маршрут заканчивается недорогими исходными материалами. 26 , 41 , 45 , 48 и 49 не использовались в опубликованном синтезе 2 . Преобразование 33 в 35 и использование исходного материала 49 вместо 5-бром-2-хлор-1-нитробензола были ручными модификациями прогноза программного обеспечения.Подробности смотрите в основном тексте.

Результатом поиска SYNTHIA TM является ранжированный список предложений маршрутов. Несколько других вычисленных маршрутов к 2 также были экспериментально проверены. Один маршрут, основанный на варианте того же образования индола и последовательности Байера-Виллигера, описанной выше, предполагает бензильное C-H окисление индола 43 (рис. 4, маршрут B). Синтез индола был более продуктивным с 41 , чем с 26 , с выходом 42 с выходом 79%.Метилирование дало 43 с выходом 92%. SYNTHIA TM предсказывает последовательность реакций. Соответствующие условия реакции рекомендуются на основании того, что сообщается в исходной литературе. Хотя эти рекомендации хорошо работают для большинства субстратов, точные рецепты для конкретных субстратов могут потребовать указаний пользователя. Рекомендуемые программным обеспечением условия Oxone ® с бромидом калия 31 для C–H окисления 43 в наших руках не увенчались успехом.Экспериментальный обзор окислителей показал, что недавно открытое окисление Барана-Рочека 32,33 может избирательно окислять C14 с выходом 62%, таким образом перекрывая предыдущий путь к 2 . Хотя образование отходов хрома возможно только в небольших масштабах, этот результат подтверждает предложенную гипотезу функционализации C – H.

Прямая установка хлорметилкетона посредством ацилирования по Фриделю-Крафтсу может обеспечить краткий и альтернативный путь к 2 .Действительно, программное обеспечение предложило маршрут, в котором использовалось ацилирование Фриделя-Крафтса (рис. 4, маршрут C). Этот маршрут был интригующим, поскольку он инициировал синтез из 45 , исключительно дешевого исходного материала. В то время как программное обеспечение предлагало ацилирование Фриделя-Крафтса с помощью ацетилхлорида, мы изменили маршрут, чтобы использовать вместо него хлорацетилхлорид ( 48 , 0,13 долл. США/г), тем самым установив направляющую группу хлорида за одну стадию. В эксперименте окислительное связывание индола с образованием 46 с последующим метилированием с образованием 47 происходило гладко.Ацилирование Фриделя-Крафтса 47 с 48 под влиянием хлорида алюминия (III) дало 35 и перехватило другие пути. Региоселективность ацилирования 2:1 потребует оптимизации производства в промышленных масштабах. Помимо этой реакции, региоселективность для желаемых изомеров была превосходной для всех других событий функционализации C-H. Мы ожидаем, что частое предложение программного обеспечения преобразовать связи C-H в другие функциональные возможности является результатом предпочтения недорогих исходных материалов в нашей эвристике, при этом связи C-H во многих случаях дешевле, чем другие функциональные возможности.Описанный путь ацилирования Фриделя-Крафтса заменяет шесть связей C-H новыми функциями в течение семи реакций для превращения 27 и 45 в 2 .

Затем мы использовали другую тактику. Большинство маршрутов к 2 связаны с индольным соединением Неницеску 29 между 1,4-бензохиноном и β-аминокротоновым эфиром 21 . Действительно, реакция Неницеску с использованием известных исходных материалов фигурировала в качестве предложения в результатах нашего запроса, когда использовались критерии поиска по умолчанию, поэтому ключевое слово «Неницеску» использовалось в качестве критерия исключения.В этой эвристике не использовался критерий исключения SMILES, поэтому был использован исходный материал 52 , хотя это химическое вещество использовалось в предшествующем синтезе 2 . Результаты этого поиска привели к еще одному предложению использовать связь C – H в качестве исходного сырья посредством перегруппировки Бамбергера для установки гидроксила C1 (рис. 4, путь D). SYNTHIA TM предлагает использовать 5-бром-2-хлор-1-нитробензол в качестве исходного материала. В наших руках необходимое сочетание индола с хлоридом давало только следы 39 , и в конечном итоге мы модифицировали исходный материал, чтобы вместо него использовать 2,5-дибром-1-нитробензол ( 49 ).Эта модификация позволила осуществить индольное сочетание, как описано ниже, с дополнительным преимуществом, заключающимся в том, что 49 дешевле, чем соответствующий хлорид. На практике 49 восстанавливали до гидроксиламина и обрабатывали водным раствором трифторуксусной кислоты, чтобы повлиять на перегруппировку Бамбергера, давая 50 , который метилировали до 51 . Катализируемое медью сочетание с 53 , которое само по себе было получено путем объединения 52 и 38 , дало 39 с выходом 66%, когда 54 использовали в качестве лиганда.Эти условия были результатом кампании по быстрой оптимизации с использованием высокопроизводительных экспериментов (см. Дополнительную информацию). Последующее алкилирование 39 с 40 дало 2 . При использовании этого последнего маршрута сходимость максимальна, поэтому самая длинная линейная последовательность состоит всего из пяти шагов.

Одностадийный синтез бромгексина

Наконец, мы рассмотрели 3 (рис. 5), ингибитор трансмембранной протеазы, серина 2 (TMPRSS2), который изучался в пяти клинических испытаниях для COVID-19.Поиск SYNTHIA TM предоставил новые последовательности реакций сравнимой длины с известными путями, идентифицировав 55 как новый исходный материал 21 путем обхода известных исходных материалов 56 59 и других. Предсказанный маршрут включал окисление C-H бензильной метильной группы, предположительно для получения более дешевых исходных материалов, которые подготавливали 60 к восстановительному аминированию с 61 . Предлагаемый путь завершил синтез 3 путем N -метилирования 62 с 63 .Вместо этого мы предположили, что 3 можно синтезировать из 2,4,6-триброманилина ( 64 , 0,51 долл. США за г), который используется в текстильной промышленности и легко доступен, с N , N -диметилциклогексиламином ( 65 , 0,10 долл. США / г), товарный химикат, используемый в нефтепереработке, посредством прямой функционализации C-H, о которой недавно сообщил Shirakawa 34 . Хотя этот вручную разработанный маршрут не служит проверкой возможностей программного обеспечения как такового, наша мотивация здесь в основном заключалась в том, чтобы сделать все возможное, как химики-синтетики, для поддержки производства потенциально полезного лекарства во время пандемии.Ключевая реакция была добавлена ​​в базу данных SYNTHIA TM , чтобы она появлялась в качестве общего решения для последующих поисков, и действительно, этот маршрут оказался лучшим в последующем поиске 3 . Чтобы экспериментально реализовать этот одностадийный путь, мы обнаружили, что 64 можно нагревать с избытком 65 в присутствии трет- -бутилпероксида 34 с получением 3 с выходом 41%. Для коммерческого производства потребуется дальнейшая оптимизация условий реакции — для повышения выхода, облегчения очистки 3 и устранения опасности использования пероксида в больших масштабах.Тем не менее, это стратегическое разъединение сводит 3 за один шаг к исходным материалам, которые значительно дешевле, чем используемые в коммерческих целях.

Рис. 5: Прогнозируемые и реализованные маршруты к 3 .

Штриховые стрелки прогнозируются, а сплошные стрелки проектируются вручную и экспериментально подтверждаются с последующим добавлением ключевой реакции в базу данных SYNTHIA .

В этой работе мы показываем разделение лекарств на доступные реагенты для 12 лекарств посредством слияния программного обеспечения для краудсорсинга и ретросинтеза.Четыре предсказанных маршрута к 2 и один маршрут к 3 , спроектированные вручную, но добавленные в базу данных программного обеспечения для будущего использования, были экспериментально подтверждены. Навигация по комбинаторному взрыву маршрутов к двенадцати различным синтетическим мишеням для получения различных и доступных исходных материалов была проблемой обработки данных, которую можно было решить только с помощью автоматического ретросинтеза. Наша работа выполнялась в течение девяти недель весной 2020 года на фоне развивающейся пандемии.Хотя разработка полного процесса потребует более длительного времени — например, такие реагенты, как пероксиды, скорее всего, будут заменены для производства в промышленных масштабах, — наши результаты показывают, что автоматические ретросинтетические прогнозы могут быстро выявить альтернативные цепочки поставок исходных материалов для фармацевтических препаратов.

Парадоксы в антиретровирусном лечении потребителей инъекционных наркотиков: доступ, приверженность и структурные барьеры в Азии и бывшем Советском Союзе

https://doi.org/10.1016/j.drugpo.2007.01.012Получить права и содержание

Abstract

При надлежащей поддержке потребители инъекционных наркотиков (ПИН) могут достичь такого же уровня приверженности к антиретровирусному лечению (АРВ) и клинической эффективности, как и другие пациенты с ВИЧ. Тем не менее, в странах Азии и бывшего Советского Союза, где на долю ПИН приходится наибольшая доля случаев ВИЧ, вероятность получения АРВ-препаратов среди ПИН была непропорционально низкой. В то время как анализ приверженности среди ПИН был сосредоточен на способности отдельных пациентов соблюдать режимы лечения, сами системы лечения ВИЧ нуждаются в проверке.Структурные препятствия для предоставления АРВ-препаратов ПИН включают конкурирующие вертикальные системы помощи; принудительные наркологические и реабилитационные услуги, которые зачастую не предлагают ни АРВ-препаратов, ни эффективного лечения химической зависимости; отсутствие опиоидной заместительной терапии, продемонстрировавшей повышение приверженности к АРВ-препаратам; и политики, которые прямо или косвенно препятствуют назначению АРВ-препаратов активным ПИН. Навешивая на активных потребителей наркотиков ярлык социально неблагонадежных или непродуктивных, системы здравоохранения могут создавать ряд парадоксов, обеспечивающих подтверждение этих стереотипов.Необходимые реформы включают профессиональное образование и общественные кампании, подчеркивающие способность ПИН к охране здоровья и ответственному выбору; признание того, что хронический характер употребления инъекционных наркотиков и его связь с ВИЧ-инфекцией требуют разработки АРВ-терапии, включающей активных потребителей наркотиков; комплексное лечение, которое укрепляет связи между поставщиками медицинских услуг и опирается на социальные сети и организации ПИН, а не пытается их обойти.

Ключевые слова пользователя

Ключевые слова

Ключевые слова пользователя

лечение HIV

ARV

химическая зависимость лечения

человеческие права

ASIA

Бывший Советский Союз

Рекомендуемые статьи

Смотреть полный текст

Copyright © 2007 Elsevier B.В. Все права защищены.

Россия будет использовать японский противовирусный препарат для лечения COVID-19

Россия начнет вводить свой первый одобренный противовирусный препарат для лечения пациентов с коронавирусом на следующей неделе, сообщил Reuters ее государственный финансовый спонсор.

российских больниц могут начать давать препарат пациентам с 11 июня, а этого достаточно для лечения около 60 000 человек в месяц, сообщил в интервью агентству Рейтер глава суверенного фонда Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ).

В настоящее время не существует одобренной вакцины от этой высококонтагиозной, а иногда и смертельной болезни, а также нет единого мнения в мировом научном сообществе об эффективности таких лекарств, как российский модифицированный противовирусный препарат.

Однако

, зарегистрированный под названием «Авифавир», является первым потенциальным средством от коронавируса, одобренным Минздравом России. Он появился в правительственном списке одобренных лекарств в субботу после клинических испытаний.

Глава РФПИ Кирилл Дмитриев сообщил, что в клинических испытаниях приняли участие 330 человек, и они показали, что препарат успешно лечил вирус в большинстве случаев в течение четырех дней.

Он сказал, что испытания

должны быть завершены примерно через неделю, и будет проведено больше. Он добавил, что министерство здравоохранения дало разрешение на использование препарата в рамках специального ускоренного процесса, и производство началось в марте.

«Мы считаем, что это изменит правила игры. Это снизит нагрузку на систему здравоохранения, у нас будет меньше людей в критическом состоянии, а для 90% людей это устранит вирус в течение 10 дней», — сказал он.

«Мы считаем, что препарат является ключом к возобновлению полноценной экономической деятельности в России.Люди должны соблюдать правила социального дистанцирования и, конечно же, нам нужна вакцина, но это комбинация этих трех рычагов».

«Мало побочных эффектов»

С 405 843 случаями Россия занимает третье место в мире по количеству инфекций после Бразилии и США, хотя с 4 693 официальными случаями смерти, что является гораздо более низким уровнем смертности, что было предметом споров.

Дмитриев сказал, что новый препарат, который выпускается в форме таблеток, позволит людям проводить меньше времени в больнице и сократит время, в течение которого они заразны, отметив, что у препарата мало побочных эффектов, но он не подходит для беременных женщин.

По его словам, это было особенно эффективно для пациентов, страдающих легкими или средними симптомами.

РФПИ, которому принадлежит 50% акций производителя препарата «ХимРар», профинансировал испытания и другую работу со своими партнерами на сумму около 300 млн рублей (4,3 млн долларов США), сказал Дмитриев, пояснив, что расходы для России были намного ниже из-за предыдущих опытно-конструкторских работ, проведенных в Японии.

Авифавир, известный как фавипиравир, был впервые разработан в конце 1990-х годов японской компанией, позже купленной Fujifilm, когда она перешла в здравоохранение.Препарат работает путем короткого замыкания механизма размножения некоторых РНК-вирусов, таких как грипп.

Российские специалисты модифицировали генерический препарат для повышения его эффективности при лечении COVID-19, респираторного заболевания, вызванного коронавирусом, сказал Дмитриев, который сказал, что Москва будет готова поделиться подробностями этих модификаций с другими в течение двух недель.

«Препарат показал очень хорошие результаты в рандомизированных клинических испытаниях. Через четыре дня у 65% пациентов не было вируса», — сказал он.

В Японии проходят испытания того же препарата, известного там как Авиган. Он получил одобрение премьер-министра Синдзо Абэ и 128 миллионов долларов государственного финансирования, но еще не одобрен для использования.

Дмитриев заявил, что после того, как собственные медицинские потребности России будут удовлетворены, Россия будет стремиться экспортировать авифавир. По его словам, заинтересованность в его приобретении выразили страны Ближнего Востока и Латинской Америки.

Информационный бюллетень Daily Sabah

Будьте в курсе того, что происходит в Турции, это регион и мир.

Leave a Reply

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.