Типы психопатий: ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Пограничные психические нарушения››

Содержание

Классификация психопатий — это… Что такое Классификация психопатий?

Классифика́ция [конституциона́льных] психопати́й (от др.-греч. ψυχή — душа и греч. πάθος — «страдание») — разработанная в 1933 году П. Б. Ганнушкиным классификация личностных расстройств, использовавшаяся в советской и российской психиатрии до перехода на Международный Классификатор Болезней в 1997 году.

Термин «психопатия» весьма неоднозначный (может употребляться как синоним антисоциального расстройства личности, и как обозначение психических расстройств вообще, и др.), в связи с чем Ганнушкин употребляет выражение «конституциональная психопатия», подчёркивая статичную и, по его мнению, врождённую природу этой группы расстройств. К моменту перехода на МКБ-10, термин «психопатия» уже прочно закрепился именно за расстройствами личности.

В основу классификации положены особенности патологического характера, проявляющиеся в сочетании различных психопатических черт, и тип нарушения высшей нервной деятельности.

Астеническая психопатия

Основная статья: Расстройство типа зависимой личности

Для психопатических личностей этого круга характерны с детства повышенная робость, стеснительность, нерешительность, впечатлительность. Особенно теряются они в незнакомой обстановке и новых условиях, испытывая при этом чувство собственной неполноценности. Повышенная чувствительность, «мимозность» проявляется как в отношении психических раздражителей, так и физических нагрузок. Довольно часто они не выносят вида крови, резких перепадов температуры, болезненно реагируют на грубость и бестактность, но их реакция недовольства может выражаться в молчаливой обидчивости или брюзжании. У них часто бывают различные вегетативные расстройства: головные боли, неприятные ощущения в области сердца, желудочно-кишечные нарушения, потливость, плохой сон. Они быстро истощаемы, склонны к фиксации на своем самочувствии.

Психастеническая психопатия

Личностям этого типа свойственны выраженная стеснительность, нерешительность, неуверенность в себе и склонность к постоянным сомнениям. Психастеники легко ранимы, застенчивы, робки и вместе с тем болезненно самолюбивы. Для них характерно стремление к постоянному самоанализу и самоконтролю, склонность к абстрактным, оторванным от реальной жизни логическим построениям, навязчивым сомнениям, страхам. Для психастеников трудны любые перемены в жизни, нарушение привычного уклада (смена работы, места жительства и т. д.), это вызывает у них усиление неуверенности и тревожных опасений. Вместе с тем они исполнительные, дисциплинированные, нередко педантичны и назойливы. Они могут быть хорошими заместителями, но никогда не могут работать на руководящих должностях. Необходимость принятия самостоятельного решения и проявления инициативы для них губительны. Высокий уровень притязаний и отсутствие чувства реальности способствуют декомпенсации таких личностей.

Шизоидная психопатия

Личности этого типа отличаются замкнутостью, скрытностью, оторванностью от реальности, склонностью к внутренней переработке своих переживаний, сухостью и холодностью в отношениях с близкими людьми. Для шизоидных психопатов характерна эмоциональная дисгармония: сочетание повышенной чувствительности, ранимости, впечатлительности — если проблема лично значима, и эмоциональной холодности, непробиваемости в плане чужих проблем («дерево и стекло»). Такой человек отрешен от действительности, его жизнь направлена на максимальное самоудовлетворение без стремления к славе и материальному благополучию. Увлечения его необычны, оригинальны, «нестандартны». Среди них много лиц, занимающихся искусством, музыкой, теоретическими науками. В жизни их обычно называют чудаками, оригиналами. Их суждения о людях категоричны, неожиданны и даже непредсказуемы. На работе они часто неуправляемы, так как трудятся, исходя из собственных представлений о ценностях в жизни. Однако, в определенных областях, где требуется художественная экстравагантность и одаренность, нестандартность мышления, символизм, они могут достичь многого. У них нет постоянных привязанностей, семейная жизнь обычно не складывается из-за отсутствия общности интересов. Однако, они готовы к самопожертвованию ради каких-то отвлеченных концепций, воображаемых идей. Такой человек может быть абсолютно безразличен к больной матери, но в то же время будет призывать к оказанию помощи голодающим на другом конце света. Пассивность и бездеятельность в решении бытовых проблем сочетается у шизоидных личностей с изобретательностью, предприимчивостью и упорством в достижении особо значимых для них целей (например, научная работа, коллекционирование).

Следует заметить, что не всегда наблюдается подобная клиническая картина. Так, материальное благополучие и власть, как средство самоудовлетворения, может стать основной задачей шизоида. В некоторых случаях шизоид способен использовать свои (хотя и порой не замечаемые другими) уникальные способности, чтобы воздействовать на внешний для него мир. В отношении же деятельности шизоида на рабочем месте следует отметить, что наиболее удачная комбинация наблюдается тогда, когда эффективность работы приносит ему удовлетворение, причем не важно, какого типа деятельностью он занимается (естественно, только в том случае, если она связана с созиданием или, по крайней мере, с восстановлением чего-либо).

Параноидная психопатия

Главной особенностью психопатических личностей этого круга является склонность к образованию сверхценных идей, которые формируются к 20—25 годам. Однако, уже с детства им свойственны такие черты характера, как упрямство, прямолинейность, односторонность интересов и увлечений. Они обидчивы, злопамятны, самоуверенны и очень чувствительны к игнорированию их мнения окружающими. Постоянное стремление к самоутверждению, безапелляционная категоричность суждений и поступков, эгоизм и крайняя самоуверенность создают почву для конфликтов с окружающими. С возрастом личностные особенности обычно усиливаются. Застреваемость на определенных мыслях и обидах, ригидность, консервативность, «борьба за справедливость» являются основой для формирования доминирующих (сверхценных) идей, касающихся эмоционально значимых переживаний. Сверхценные идеи, в отличие от бредовых, базируются на реальных фактах и событиях, конкретны по содержанию, однако суждения при этом основаны на субъективной логике, поверхностной и односторонней оценке действительности, соответствующей подтверждению собственной точки зрения. Содержанием сверхценных идей может быть изобретательство, реформаторство. Непризнание достоинств и заслуг параноидальной личности ведет к столкновению с окружающими, конфликтам, которые, в свою очередь, могут стать реальной почвой для сутяжного поведения. «Борьба за справедливость» в таких случаях заключается в бесконечных жалобах, письмах в разные инстанции, судебных разбирательствах. Активность и настойчивость больного в этой борьбе не могут сломить ни просьбы, ни убеждения, ни даже угрозы. Сверхценное значение для подобных личностей могут представлять также идеи ревности, ипохондрические идеи (фиксация на собственном здоровье с постоянным хождением по лечебным учреждениям с требованиями дополнительных консультаций, обследований, новейших методов лечения, не имеющими реального обоснования) .

Возбудимая психопатия

Ведущими чертами возбудимых личностей являются крайняя раздражительность и возбудимость, взрывчатость, доходящая до приступов гнева, ярости, причем реакция не соответствует силе раздражителя. После вспышки гнева или агрессивных поступков больные быстро «отходят», сожалеют о случившемся, но в соответствующих ситуациях поступают так же. Такие люди обычно многим недовольны, ищут поводы для придирок, вступают в споры по любому поводу, проявляя излишнюю горячность и стараясь перекричать собеседников. Отсутствие гибкости, упрямство, убежденность в своей правоте и постоянная борьба за справедливость, сводящаяся в конечном итоге к борьбе за свои права и соблюдение личных эгоистических интересов, приводят к их неуживчивости в коллективе, частым конфликтам в семье и на работе. Одним из вариантов возбудимой психопатии является эпилептоидный тип. Для людей с этим типом личности, наряду с вязкостью, застреваемостью, злопамятностью, характерны такие качества, как слащавость, льстивость, ханжество, склонность к употреблению в разговоре уменьшительно-ласкательных слов. К тому же чрезмерный педантизм, аккуратность, властность, эгоизм и преобладание мрачного угрюмого настроения делают их невыносимыми в быту и на работе. Они бескомпромиссны — либо любят, либо ненавидят, причем окружающие, особенно близкие люди, обычно страдают как от их любви, так и от ненависти, сопровождаемой мстительностью. В некоторых случаях на первый план выступают нарушения влечений в виде злоупотребления алкоголем, наркотиками (снимают напряжение), стремления бродяжничать. Среди психопатов этого круга встречаются азартные игроки и запойные пьяницы, сексуальные извращенцы и убийцы.

Истерическая психопатия

Для истерических личностей наиболее характерна жажда признания, то есть стремление во что бы то ни стало обратить на себя внимание окружающих. Это проявляется в их демонстративности, театральности, преувеличении и приукрашивании своих переживаний. Их поступки рассчитаны на внешний эффект, лишь бы поразить окружающих, например, необычно ярким внешним видом, бурностью эмоций (восторги, рыдания, заламывания рук), рассказами о необыкновенных приключениях, нечеловеческих страданиях. Иногда больные, чтобы обратить на себя внимание, не останавливаются перед ложью, самооговорами, например, приписывают себе преступления, которых не совершали. Таких называют

патологическими лгунами. Для истерических личностей характерен психический инфантилизм (незрелость), что проявляется и в эмоциональных реакциях, и в суждениях, и в поступках. Их чувства поверхностны, неустойчивы. Внешние проявления эмоциональных реакций демонстративны, театральны, не соответствуют вызвавшей их причине. Для них характерны частые колебания настроения, быстрая смена симпатий и антипатий. Истерические типы отличаются повышенной внушаемостью и самовнушаемостью, поэтому постоянно играют какую-то роль, подражают поразившей их личности. Если такой пациент попадает в больницу, то он может копировать симптомы заболеваний других больных, находящихся вместе с ним в палате. Истерическим личностям свойственен художественный тип мышления. Суждения их крайне противоречивы, часто не имеют под собой реальной почвы. Вместо логического осмысления и трезвой оценки фактов, их мышление основано на непосредственных впечатлениях и собственных выдумках и фантазиях. Психопаты истерического круга нередко достигают успехов в творческой деятельности или научной работе, так как им помогает необузданное стремление быть в центре внимания, эгоцентризм.

Аффективная психопатия

К этому типу относятся личности с различным, конституционально обусловленным, уровнем настроения. Лица с постоянно пониженным настроением составляют группу гипотимных (депрессивных) психопатов. Это всегда мрачные, унылые, всем недовольные и малообщительные люди. В работе они излишне добросовестны, аккуратны, исполнительны, так как во всем готовы видеть осложнения и неудачи. Для них характерны пессимистическая оценка настоящего и соответствующий взгляд на будущее, в сочетании с пониженной самооценкой. Они чувствительны к неприятностям, способны к сопереживанию, но чувства свои пытаются скрыть от окружающих. В беседе сдержанны и немногословны, боятся высказать свое мнение. Им кажется, что они всегда неправы, ищут во всем свою виновность и несостоятельность. Гипертимные личности, в отличие от гипотимных, отличаются постоянно повышенным настроением, активностью и оптимизмом. Это общительные, оживленные, говорливые люди. В работе они предприимчивы, инициативны, полны идей, но их склонность к авантюризму и непоследовательность вредят в достижении поставленной цели. Временные неудачи не огорчают их, они с неутомимой энергией берутся вновь за дело. Чрезмерная самоуверенность, переоценка собственных возможностей, деятельность на грани закона часто осложняет их жизнь. Такие личности бывают склонны ко лжи, необязательности при исполнении обещаний. В связи с повышенным сексуальным влечением бывают неразборчивы в знакомствах, вступают в опрометчивые интимные связи. Лица с эмоциональной неустойчивостью, то есть с постоянными колебаниями настроения, относятся к циклоидному типу. Настроение их изменяется от пониженного, грустного, до повышенного, радостного. Периоды плохого или хорошего настроения разной продолжительности, от нескольких часов до нескольких дней, даже недель. Их состояние и активность изменяются в соответствии с переменой настроения.

Неустойчивая психопатия

Люди этого типа отличаются повышенной подчиняемостью внешним влияниям. Это слабовольные, легко внушаемые, «бесхарактерные» личности, легко поддающиеся влиянию других людей. Вся их жизнь определяется не целевыми установками, а внешними, случайными обстоятельствами. Они нередко попадают в дурную компанию, спиваются, становятся наркоманами, мошенниками. На работе такие люди необязательны, недисциплинированны. С одной стороны, они всем дают обещания и стараются угодить, но малейшие внешние обстоятельства выбивают их из колеи. Они постоянно нуждаются в контроле, авторитетном руководстве. В благоприятных условиях они могут хорошо работать и вести правильный образ жизни.

См. также

Литература

Психопатия личности — симптомы, типы, лечение

Краткая характеристика психопатии

Психопатия – это расстройство личности, которое характеризуется непринятием социальных норм, повышенной агрессивностью, импульсивностью, неумением формировать свои привязанности.

Психопатия проявляется неадекватностью эмоциональных переживаний человека, зачастую у него имеется склонность к навязчивым и депрессивным состояниям.

Диагностика психопатии

Психопатия, или личностное расстройство, обращает на себя внимание  в проявляющемся у человека  несоответствии  его поведения с   существующими в обществе социальными нормами.

Диагностируется психопатия при наличии у больного трех и более пунктов  из следующих критериев:

  • Равнодушие, зачастую бессердечное к чувствам других людей.
  • Безответственность, пренебрежение к социальным нормам, правилам и обязанностям.
  • Неумение строить и поддерживать взаимоотношения с людьми.
  • Отсутствие способности выдерживать  возникающие неудачи, усиленная борьба за исполнение своих потребностей и желаний, возможно, с проявлением признаков агрессии, даже включая насилие.
  • Отсутствие чувства вины, неумение  анализировать свой жизненный опыт и извлекать из него пользу, особенно из полученных наказаний.
  • Постоянная конфликтность с обществом, которая возникает из-за выраженной склонности в обвинении во всем окружающих людей, благовидно оправдывая свое поведение.

При диагностировании, кроме общих критериев,  симптомы психопатии могут проявляться следующими моментами в поведении человека:

— неуважение законов, их нарушение, приводящее к арестам;

— частая ложь, лицемерие, обман окружающих для получения личной выгоды;

— неспособность планирования, импульсивность;

— сильная раздражительность, агрессивность, проявляющаяся в частых  драках;

— отсутствие чувства безопасности для себя и окружающих людей, излишняя рискованность;

— безответственность, неспособность выдерживать напряженный  ритм работы, выполнять финансовые обязательства;

— причинение морального или физического вреда другим людям без чувства вины в последствии, воровство и т.д.

Типы психопатий

В практике выделяются следующие типы психопатий:

1.Астенический тип, когда наблюдается повышенная раздражительность и быстрая истощаемость.

2.Возбудимый тип, когда возникают вспышки гнева, неадекватность эмоциональных реакций.

3.Истерический тип,  когда человеку свойственна впечатлительность, эгоцентризм и внушаемость.

4.Паранойяльный – с проявлением  подозрительности, высокой самооценки, склонностью к навязыванию сверх ценных идей.

Типы психопатий у каждого человека определяются индивидуально, исходя из его поведения.

Читайте также:

5 главных факторов развития невроза у ребенка

6 психических расстройств, симптомы которых могут счесть капризами

8 мифов об арт-терапии

Психопатия: причины возникновения

Психопатия возникает при неправильном развитии волевых и эмоциональных черт характера человека. Есть мнение, что психопатия не является заболеванием, а обусловлена определенной патологией характера, вызванной:

— врожденной неполноценностью нервной системы;

— родовыми травмами, травмой головы;

— наследственными факторами, алкоголизмом родителей;

— тяжелыми болезнями в раннем детстве;

— энцефалитом.

Психопатия личности может быть обусловлена  травмами, морально-бытовыми условиям и неблагоприятными условиям среды в целом.

Психопатия личности развивается при неправильном воспитании детей.  Такое воспитание делится на четыре варианта:

1. Гиперопека, когда родители уделяют повышенное внимание к своему  ребенку, постоянно навязывают ему свое мнение, не дают ему проявлять самостоятельность.

2. Гипоопека, когда родители, наоборот, проявляют недостаточное внимание к своему чаду, не занимаются его воспитанием.

3. «Кумир семьи», когда в семье захваливают ребенка, выполняют все его капризы, постоянно защищают, не приучают к труду.

4. «Золушка», когда   ребенок не получает  ласки со стороны родителей, его избивают, издеваются над ним, противопоставляют другим детям.

Лечение психопатии

Психопатия не всегда нуждается в лечении.

В ее профилактике основное значение уделяется мерам социального воздействия: воспитанию в семье, в школе, социальной адаптации, правильному трудоустройству, которое должно  соответствовать уровню интеллекта и психическому складу личности.

Диагностированная психопатия личности требует лечения, при котором    применяются методы психотерапевтического воздействия:  разъяснительная психотерапия, гипноз, аутогенная тренировка,  семейная психотерапия.

При медикаментозном лечении психопатии назначаются  психотропные препараты, но очень  индивидуально и  с учетом личностных особенностей и психопатологических реакций.

Личностям с симптомами психопатии эмоциональной неустойчивости прописываются  антидепрессанты,  истерической реакции  — небольшие дозы нейролептиков (трифтазин, аминазин,),  состояния злобности, агрессивности — нейролептики (галоперидол ,тизерцин), с явно выраженными отклонениями в поведении хорошо действуют  сонапакс и неулептил.

Психопатия с тяжелыми астеническими реакциями требует назначения стимуляторов (сиднокарб) или  естественных препаратов таких, как  женьшень, заманиха, китайский лимонник,  элеутерококк, левзея и др.

Следует понимать, что психопатия – не повод для самолечения! Подбором любых препаратов,  доз и способов их применения должен заниматься  только  врач-психиатр!

Видео с YouTube по теме статьи:

Типы нарушений эмоционально-волевой сферы. Виды психопатий

Психопатии — это патологические состояния, проявляющиеся в дисгармоничной личности, от которых страдают либо сами пациенты, либо общество (К. Шнайдер). Диагностика психопатов осуществляется на основе трех основных критериев, предложенных П.Б. Ганнушкиным: 1) нарушенная адаптация вследствие выраженных патологических признаков; 2) совокупность психопатических признаков; 3) их относительная стабильность и низкая реверсивность.

Психопатии возникают в результате взаимодействия врожденной или ранне приобретенной биологической неполноценности нервной системы и влияния внешней среды. Однако влияние внешних факторов недостаточно для развития психопатии. От нормального характера, оставившего отпечаток неправильного воспитания или воспитательного пренебрежения, психопатия отличается глубинной неполноценностью нервной системы. Отклонения в поведении пока не дают оснований классифицировать людей как психопатических личностей. Психопатии не характеризуются прогрессирующим характером с развитием слабоумия и личностных дефектов. Психопатии также следует отличать от психопатических состояний, возникающих после травматической травмы головного мозга, инфекционных заболеваний, интоксикационных поражений ЦНС, эндокринопатий и т.д. Основным дифференциальным диагностическим критерием должно быть то, что до появления психопатологических изменений при определенных заболеваниях развитие личности было нормальным. В отличие от неврозов, в психопатии патологические черты характера определяют общий психологический облик.

При всем многообразии аномалий характера, наблюдаемых у населения, их общей чертой является нарушение адаптации к условиям общественной жизни. В отличие от подобных (поведенческих) расстройств при психических заболеваниях, эмоционально-волевая дисгармония, особенно в легких случаях, как правило, существенно не нарушает ценностных ориентаций личности и лишь формально меняет стиль поведения.

В отличие от референтного нормального состояния, которое остается абстрактным, но достаточно однозначным, разнообразие психопатических форм определяется как качественными особенностями эмоционально-волевой дисгармонии, так и степенью ее тяжести. У одних пациентов неконтролируемые эмоциональные реакции могут характеризоваться взрывчатостью, бурными вспышками гнева, агрессивным поведением, у других — репрессиями, чувством неполноценности, беспокойством, необоснованными страхами. Одни люди, погружаясь в мир собственного опыта, порой очень интересного и причудливого, избегают общения с другими, страдают от неспособности установить с ними гармоничные отношения, другие — наоборот, ищут способ привлечь к себе внимание любой ценой, быть в центре внимания, проявлять повышенную социальную активность. Поведенческие характеристики, которые появляются в связи с этими личными отклонениями и их оттенками, очень разнообразны. Их общей чертой является их несогласованный, а иногда и социально-деструктивный характер. В то же время, внешняя конфликтность зеркально отражает внутреннюю.

В отличие от истинных психических заболеваний, психопатические личности, как правило, способны осознавать и критически относиться к себе. К. Шнайдер определил их как индивидуумов, которые «страдают сами по себе и заставляют страдать других» по этой причине.

Другое отличие от тех, кто подвержен разрушительному воздействию прогрессирующего заболевания, заключается в том, что психопатия, как и любая другая аномалия, является статическим состоянием и в своей динамике не приводит к развитию выраженного личностного разрушения. Эти пациенты, несмотря на кризисный характер взаимоотношений с другими людьми, способны поддерживать профессиональную, творческую, интеллектуальную продуктивность, обладают различными талантами, дарами. По этой причине психопатическая личность еще более распространена среди незаметных людей, чем среди нормальных людей.

Значительно более низкая тяжесть психопатологических расстройств у психопатов также влияет на продуктивную симптоматику. Нет никаких грубых нарушений сознания, памяти, восприятия, постоянных галлюцинаторных бредов. Преобладающими чертами являются супер-творческие идеи в сочетании с нарушением аффективной координации мышления, которые в основном определяют поведенческие характеристики. В редких случаях они могут достигать уровня «суперсенсорного бреда» (А.Б. Смулевич).

Причины психопатии

Есть много причин психопатии. Дисгармония личности может возникнуть под влиянием наследственных факторов, внутриутробного стресса, родовой травмы и патологии в раннем послеродовом периоде. Незрелость психики проявляется в повышенной внушаемости, склонности к преувеличениям, фантазиях у истеричных лиц; в эмоциональной лабильности у возбужденных лиц; в слабости воли у нестабильных лиц; в незрелом мышлении у параноидальных личностей. Большое значение в развитии психопатии имеет неблагоприятное воздействие окружающей среды (неправильное воспитание, психологическая травма и т.д.). По мнению О. Кербикова, в одних случаях ведущим фактором развития психопатии является конституциональная («стержневая психопатия»), в других — влияние окружающей среды («патохарактерное развитие»). Спорным остается вопрос о том, можно ли квалифицировать психопатию как патологию характера, приобретенную под воздействием психотравматических факторов.

Патогенез психопатии выявляется с позиции доктрины И.П. Павлова о типах высшей нервной деятельности: различные формы психопатии связаны с конкретными нарушениями во взаимоотношениях нервных процессов, сигнальных систем, коры и подкорки. В основе возбуждающей психопатии лежит патологический вариант безудержного типа высшей нервной деятельности, в астенической психопатии — слабый тип, а относительное преобладание первой сигнальной системы над второй и подкорковой над корой свойственно истерическим формам. В психастении наблюдается слабость подкортекса, первой сигнальной системы и относительное преобладание второй. Патофизиологическая основа паранойи-психопатии заключается в тенденции к формированию застойных очагов (патодинамических структур) во второй сигнальной системе.

Астеническая психопатия

Наиболее характерными особенностями астенической психопатии являются низкая толерантность к ежедневным физическим и психическим нагрузкам, повышенное истощение, усталость. Эти пациенты страдают от недостатка уверенности в своих способностях, неспособны справиться с жизненными трудностями. Они встревожены, застенчивы, чувствительны, уязвимы, имеют низкую самооценку, склонны к ипохондрическим реакциям, формированию аномальных настроений, самоуничижению. На этом фоне у них часто возникают явления вегетативной дистонии, повышенное внимание к собственным внутренним ощущениям, что иногда делает их годами пациентами терапевтов или приводит к лечению народными целителями, шарлатанами. Декомпенсация астенической психопатии наблюдается при изменении привычного образа жизни, повышении требований ближайшего окружения, партнеров по профессиональной деятельности.

В дополнение к этим вариантам психопатии, которые включены в номенклатуру МКБ-10, клинически встречаются и некоторые другие.

Психастеническая психопатия

Психастеническая психопатия относится к ингибированным психопатиям. Основными характерными чертами этих пациентов являются беспокойство, недоверие, неуверенность в себе и недооценка собственного достоинства. В этом отношении их отношение и стиль поведения диаметрально противоположны истерике. Если истерическое поведение во многом является бессознательным воплощением эмоциональных импульсов, чувственных желаний и жизненных побуждений, то психотехника руководствуется в первую очередь рационализированными установками. Они склонны тщательно планировать свое поведение. Из страха неудач, из страха возможной неудачи, они долго размышляют над своими решениями и проявляют педантизм, дотошность, особое благоразумие и осторожность. Тем не менее, они редко удовлетворены достигнутым результатом, сохраняют нерешительность и избегают принятия мер. По этой причине они нуждаются в постоянной поддержке, обращении за советом и признанием, а также в чувстве привязанности к тем, кто готов удовлетворить эту потребность.

В целом, они чувствуют себя неадекватно, испытывают сомнения в себе и стараются избегать контактов с другими людьми, пытаясь оставаться в тени, во второй роли, занимая соответствующие социальные и профессиональные ниши. Когда эти намерения реализуются, возможна долгосрочная компенсация. Они способны усердно и плодотворно работать в рамках поставленных перед ними конкретных задач. В команде сотрудников их ценят за добросовестность, трудолюбие, пунктуальность. Когда эти качества перестают быть средством достижения важной для всех цели, они становятся способом самоутверждения, педантизм, мелочность, упрямство, холодный формализм становятся источником конфликта и ведут к декомпенсации. Их клиническое содержание может включать различные навязчивые идеи, ритуалы, ипохондрические и депрессивные расстройства. У некоторых пациентов тревожно-депрессивный опыт становится причиной наркомании и алкоголизма. Механизмы психологической защиты при психастении грависа включают рационализацию, гиперкомпенсацию и подавление.

В МКБ-10 различают три варианта тревожных личностей:

Ананкастическое (навязчивое) расстройство личности характеризуется тенденцией к формированию навязчивых мыслей и драйвов, повышенной педантичностью, приверженностью социальным условностям, стремлением к совершенству (перфекционизм) в ущерб удовольствию и здравому смыслу.

Axious (Avoidant) Personality Disorder — постоянное беспокойство по поводу социальной неадекватности, физической непривлекательности с ограниченными жизненными целями из-за необходимости обеспечения безопасности, избегания социальных ролей и профессиональной деятельности, требующей значимого межличностного контакта из-за страха неодобрения или отторжения.

Зависимое расстройство личности — с потребностью в патернализме от других, повышенной покорностью, постоянной зависимостью от партнеров в межличностных отношениях, отсутствием независимости и беспомощностью.

Шизоидная психопатия (шизоидное расстройство личности)

Шизоидная психопатия характеризуется, прежде всего, интровертным, аутичным взглядом на жизнь. Они мало интересуются или не интересуются тем, что происходит за пределами их внутреннего мира. Они стремятся к уединению, ограничению контактов с другими людьми, что также влияет на отношения с близкими людьми. Эта отчужденность, равнодушие часто производит впечатление эмоциональной холодности, умышленной пассивности, которая наблюдается при шизофрении. В то же время их внутренний мир может быть довольно сложным и интересным. Они склонны к интроспективным переживаниям, воображению, повышенной саморефлексии, необычным увлечениям. Обладая высоким интеллектом, они способны к достаточно продуктивной творческой деятельности и могут достичь значительных результатов, если выберут правильную профессию. Однако чаще, как и в случае шизофрении, их внимание сосредоточено на спекулятивных вопросах, абстрактных теориях и абстрактных конструкциях («философская интоксикация»). Размышления на эти темы часто показывают логическую несостоятельность, парадокс, внутренние противоречия, также напоминающие формальные мыслительные расстройства при шизофрении. Поскольку они едва ли понятны окружающим их людям, они могут произвести впечатление глубокого мышления, фанатично увлекаясь своими идеями, занимая лидирующие позиции в различных субкультурных движениях, сообществах.

В частной жизни, как правило, они обречены на одиночество и проявляют полную беспомощность в повседневных делах. Зачатки потери внутренней целостности (раздвоения личности) проявляются в присущей им амбивалентности. В структуре их характера эмоциональная холодность может сосуществовать с повышенной уязвимостью, чувствительностью, сентиментальностью (психоэстетическая часть типа «стекло и дерево»).

В других случаях эти полярные тенденции эмоциональной жизни могут быть представлены отдельно. У некоторых пациентов (сенсибилизированных шизоидов) преобладают незащищенное эго и неспособность противостоять конфликтным ситуациям. Другие, при схожих обстоятельствах, проявляют решимость, непоколебимую беспристрастность, холодный запас и неспособность сопереживать (экспансивные шизоиды).

Параноидальная психопатия (параноидальное расстройство личности)

Эти люди характеризуются, с одной стороны, жесткостью, односторонностью и нарушением критического мышления, что приводит к ложной интерпретации реальных фактов, а с другой стороны, к нарушению эмоциональной координации мышления и поведения. В результате в конфликтных ситуациях им легче вырабатываются суеверные идеи различного содержания (гонения, ревность, родственные связи, изобретения, ипохондрические, дисморфоманические и т. д.).

Эмоциональная фиксация на собственном опыте, бескомпромиссный эгоцентризм определяют тенденцию игнорировать все, что противоречит представлениям пациента. И наоборот, они вынуждены систематизировать, патологически оценивать особую значимость зачастую реальных существующих фактов, которые в итоге получают своеобразное представление о жизни. Она определяет патологическую активность пациентов, характеризующуюся реформаторством, притеснениями и квергательной стигматизацией. Для таких пациентов характерны переоценка собственной личности, отсутствие критического отношения к своим мнениям и поступкам. Попытки других людей исправить свои ошибки в еще большей степени провоцируют стенозное напряжение, часто приводя к агрессивному негодованию, обвинениям в предвзятости, злонамеренности или предательстве. С этими признаками мотивы поведения декомпенсированных пациентов можно классифицировать как параноидальный бред. Параноидальное развитие личности имеет тенденцию иметь хроническое течение с дальнейшим расширением, систематизацией галлюцинаций. Обычно это сопровождается ростом личных изменений с окончательной потерей пластичности, готовности к компромиссам, эмоциональным обнищанием, грубой неуместностью поведения, а иногда и жестокостью. В этих случаях дифференциальный диагноз шизотипического расстройства или даже шизофрении чрезвычайно сложен.

Дело осложняется еще и тем, что даже при наличии эмоционально-волевой дисгармонии признаки нарушения адаптации могут быть обнаружены только в ситуации фактического конфликта, в которой ни одна из сторон не идет на уступки. Часто по разным причинам близкое окружение готово дать скудную терпимость к ненадлежащему поведению маргинального человека, и поэтому конфликт, хотя и спровоцирован им, находит свое счастливое решение за счет других, создавая иллюзию статуса нормы. В нередких случаях их болезненные требования могут найти более широкую поддержку и сформироваться в определенных социально-исторических контекстах как различные социальные или политические движения. Находя необыкновенные возможности для эгоцентричной самореализации в этих условиях, их инициаторы часто выступают перед нами в качестве примеров для подражания, лидеров и руководителей субкультурных движений. Неудивительно, что даже в этом качестве они почти никогда не меняют свою экзистенциальную модальность. В случае краха их жизни они трагически становятся жертвами своего рокового нежелания идти на компромисс, а в случае триумфа они становятся кровавыми тиранами. Преобладающим психологическим защитным механизмом у параноидальных психопатов является проекция.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Агрессивные эмоции — Механизмы агрессии: эмоции в агрессивном поведении
  2. Факторы формирования приверженности персонала культуре организации
  3. Вклад К. Г. Юнга в историю психиатрии
  4. Особенности детско-родительских отношений в семье с ребёнком дошкольного возраста
  5. Развитие личности в периоды возрастного кризиса
  6. Гиперактивность с дефицитом внимания у детей
  7. Групповая динамика и ее психологические механизмы
  8. Кризисы психического развития ребенка и их анализ в современной психологии
  9. Психологические проблемы матерей
  10. Творческое мышление

Частная психиатрия : учебно-методическое пособие

%PDF-1.3 % 1 0 obj > /Metadata 2 0 R /Pages 3 0 R /Type /Catalog >> endobj 4 0 obj /CreationDate (D:20180330185847+05’00’) /ModDate (D:20190418122636+05’00’) /PDFVersion (1.3) /Title >> endobj 2 0 obj > stream application/pdf

  • Частная психиатрия : учебно-методическое пособие
  • Петренко Т. С.
  • Ретюнский К. Ю
  • Ворошилин С. И.
  • Богданов С. И.
  • Прокопьев А. А.
  • 1.32018-03-30T18:58:47+05:002019-04-18T12:26:36+05:002019-04-18T12:26:36+05:00uuid:5a2151ba-da42-46c4-b0dc-27f1050ec7f1uuid:3905120e-5ef4-4a1d-a32c-d135abb67bd4 endstream endobj 3 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > endobj 20 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > endobj 23 0 obj > endobj 24 0 obj > endobj 25 0 obj > endobj 26 0 obj > endobj 27 0 obj > endobj 28 0 obj > endobj 29 0 obj > endobj 30 0 obj > endobj 31 0 obj > endobj 32 0 obj > endobj 33 0 obj > endobj 34 0 obj > endobj 35 0 obj > endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > /XObject > >> /Type /Page /Annots [179 0 R] >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 38 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 39 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 40 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 41 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 42 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 43 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 44 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 45 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 46 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 47 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 48 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 49 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 50 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 51 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 52 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 53 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 54 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 55 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 56 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 57 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 58 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 59 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 60 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 61 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 62 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 63 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 64 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 65 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 66 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 67 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 68 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 69 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 70 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 71 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 72 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 73 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 74 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 75 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 76 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 77 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 78 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 79 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 80 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 81 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 82 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 83 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 84 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 85 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 86 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 87 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 88 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 89 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 90 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 91 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 92 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 93 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 94 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 95 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 96 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 97 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 98 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 99 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 100 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 101 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 102 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 103 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 104 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 105 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 106 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 107 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 108 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 109 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 110 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 111 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 112 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 113 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 114 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 115 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 116 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 117 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 118 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 119 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 120 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 121 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 122 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 123 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 124 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 125 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 126 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 127 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 128 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 129 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 130 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 131 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 132 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 133 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 134 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 135 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 136 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 137 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 138 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 139 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 140 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 141 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 142 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 143 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 144 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 145 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 146 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 147 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 148 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 149 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 150 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 151 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 152 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 153 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 154 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 155 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 156 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 157 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 158 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 159 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 160 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 161 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 162 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 163 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 164 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 165 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 166 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 167 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 168 0 obj > stream HTKo1ϯ.xJ5e!lfO9; }5%&П9(:T+PπHҕ5;Ngrp|z PDj8fcwNU8ڷu

    2#Nnj’ŗx>sgXzǭ4E1 e,-F

    Страница не найдена |

    Страница не найдена |

    404. Страница не найдена

    Архив за месяц

    ПнВтСрЧтПтСбВс

           

           

         12

           

         12

           

          1

    3031     

         12

           

    15161718192021

           

    25262728293031

           

        123

    45678910

           

         12

    17181920212223

    31      

    2728293031  

           

          1

           

       1234

    567891011

           

         12

           

    891011121314

           

    11121314151617

           

    28293031   

           

       1234

           

         12

           

      12345

    6789101112

           

    567891011

    12131415161718

    19202122232425

           

    3456789

    17181920212223

    24252627282930

           

      12345

    13141516171819

    20212223242526

    2728293031  

           

    15161718192021

    22232425262728

    2930     

           

    Архивы

    Апр

    Май

    Июн

    Июл

    Авг

    Сен

    Окт

    Ноя

    Дек

    Метки

    Настройки
    для слабовидящих

    Типы психопатий и акцентуаций характера в подростковом возрасте

    Читайте также

    ЛЕКЦИЯ № 24. Особенности развития личности в подростковом возрасте

    ЛЕКЦИЯ № 24. Особенности развития личности в подростковом возрасте Процесс развития подростка тесно связан с возрастными особенностями, которые оказывают значительное влияние на формирование личности. Подростковый возраст считается более трудным для обучения и

    СУПЕРЭГО В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ

    СУПЕРЭГО В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ Биологические изменения подросткового возраста приводят в движение то, что Эриксон (1956) называет «нормативным кризисом» подросткового возраста, и основой этого становятся результаты развития в латентной фазе. Функционирование

    Глава 9. Сексуальность в детском и подростковом возрасте

    Глава 9. Сексуальность в детском и подростковом возрасте Сексуальное поведение маленьких детейКаковы общие характеристики начальных проявлений сексуальности у детей? Каковы природа и значение детских сексуальных игр с друзьями?Изменения в организме подросткаКакие

    Глава 9 Развитие мозга в подростковом возрасте

    Глава 9 Развитие мозга в подростковом возрасте Раньше мне казалось, что я знаю, чего хочу. А теперь я не знаю, кто я. Scared[3], шестнадцать лет В подростковом возрасте существует масса возможностей развития и изменения. В этой главе нас ожидают хорошие новости: данные

    3. Особенности заболевания в детско-подростковом возрасте

    3. Особенности заболевания в детско-подростковом возрасте По поводу МДП в детстве (до десяти лет) высказываются противоречивые мнения. Частично эта противоречивость объясняется многообразием проявлений МДП. Для детства характерно атипичное проявление фаз и более

    6. Особенности шизофрении в детском и подростковом возрасте

    6. Особенности шизофрении в детском и подростковом возрасте У детей шизофрения протекает преимущественно в непрерывной форме, приступы и шубы у них отмечаются реже, чем у подростков. Провоцирующими факторами начала заболевания являются патология беременности и родов,

    БЕРЕМЕННОСТЬ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ

    БЕРЕМЕННОСТЬ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ Юная девица на приеме у гинеколога. Осмотрев ее, врач говорит:— Вы, милочка, беременны.— Не может быть! Я же еще никогда не спала с мужчиной!— А если хорошенько подумать? Может быть, припомните?— Да нет же, говорю вам! Хотя, знаете, был

    Разграничение психопатий по тяжести и акцентуаций по выраженности

    Разграничение психопатий по тяжести и акцентуаций по выраженности Как писал П.Б.Ганнушкин о психопатиях, степень их проявлений представляет прямо запутывающее богатство оттенков — от людей, которых окружающие считают нормальными, — и до тяжелых психотических

    Краткие сведения о группировках типов психопатий и акцентуаций характера

    Краткие сведения о группировках типов психопатий и акцентуаций характера Все довольно многочисленные попытки в области группировок типов психопатий можно разделить на два направления.Одно из них основывалось на клинико-индуктивном методе и отражало стремление как-то

    Лидерство в подростковом возрасте

    Лидерство в подростковом возрасте Влияние на людей дороже богатства. Л. де Вовенарг В этом возрасте при формировании группировок очень явно проявляется власть девочек. Это естественно, ведь, как уже говорилось, мальчики по своему развитию в этом возрасте несколько

    5.3.3. Детско-родительские отношения в подростковом возрасте

    5.3.3. Детско-родительские отношения в подростковом возрасте Отношения родителей и детей не всегда бывают такими, какими они видятся в идеале. На самом деле идеальных отношений не бывает, и именно поэтому предыдущее высказывание выглядит не очень правдоподобно. В научном и

    Нарушения привязанности в подростковом возрасте

    Нарушения привязанности в подростковом возрасте В подростковом возрасте особое значение придается таким аспектам, как привязанность, расставание и сепарация. Видимо, специфическая для возраста сепарация и расставание с родителями на этой стадии проходит тем легче, чем

    Признаки проблемы в подростковом возрасте

    Признаки проблемы в подростковом возрасте Особенность подросткового периода – повышенная тревожность, неустойчивость представлений о себе, внушаемость и стремление к подражанию, и здесь подросток легко может ошибиться. Поэтому так важно заниматься профилактикой –

    ПОГРАНИЧНАЯ ПСИХИАТРИЯ (Антология отечественной медицины) — Симптоматика и формы психопатий

    Выяснение первичных аномалий, лежащих в основе психопатических характеров, представляет большой интерес, но само по себе такое исследование не может объяснить всего многообразия психопатий. Возникает необходимость клинической группировки на основании характерологических признаков. Это часто лишает классификацию системы и стройности. Многие авторы исходят из классификационных признаков, лежащих в разных плоскостях. Например, Крепелин выделяет в своей классификации возбудимых, импульсивных («люди влечений»), неустойчивых, спорщиков, чудаков, лжецов и мошенников, врагов общества, смешивая в одно биологические аномалии и социально образованные характеры. У Курта Шнейдера, наряду с депрессивными и гипертимными, появляются «жаждущие признания», не имеющие отношения к аномалиям темперамента. У Ганнушкина в его классификации, основанной на клинических признаках, неожиданно появляются конституционально-глупые. Это название вводит интеллектуальный признак, который не может быть основным критерием психопатических аномалий в какой-либо особой группе. Интеллектуальная недостаточность отмечается, например, у многих параноических, импульсивных, истерических психопатов, но сама по себе она не определяет структуры их психопатии.

    Методологически наиболее реакционными в учении о психопатиях являются попытки устранить границы между нормой и психическими заболеваниями, между явлениями социальными и биологическими.

    Рассмотрение в одном плане нормальных и патологических явлений получило в современной буржуазной литературе свое крайнее выражение в учении Кречмера о строении тела и характере. Закономерности, свойственные психическим заболеваниям, Кречмер приложил к нормальной психологии. Он слил воедино нормальные характеры и выраженные психозы, поместив между ними как переходную ступень психопатические типы (шизоиды, циклоиды). Идя по этому пути, Кречмер рассматривает вопросы психологии, социологии, философии, художественного творчества и пр. в кривом зеркале ненормальной психики, подменяя социальные факторы биологическими, понимая биологическое как разновидность патологии.

    Глубокая порочность кречмеровского метода, реакционная сущность и профессиональная ограниченность его идей хорошо иллюстрируются описанием характериологического ряда — шизотимик (нормальная личность), шизоид (психопат),шизофреник (психически больной).

    В описании Кречмера и его многочисленных последователей шизоид, шизотимик — это асоциальные личности, стоящие в стороне от жизни, холодные, невозмутимые (вместе с тем чувствительные и даже сентиментальные в какой-то узкой области своих интересов). Они погружены в свой внутренний мир, их мышление схематично, абстрактно, оторвано от реальности. Загадочный шизоид оказывается то безжалостным преступником, то эстетом, снобом.

    Кречмер опоэтизировал образ человека, созданного социальными условиями периода разложения и упадка буржуазного общества. Как один из наиболее изощренных биологизаторов он приписал эти социально образованные черты конституциональному складу характера. Кречмер заявляет, что изучать шизоида нужно не среди простых людей, а среди аристократов духа. Составная часть шизоидного темперамента — аффективная тупость. «Равнодушные», «тупые» шизоиды образуют, как говорит Кречмер, «большую рать неудержимо опускающихся… мотов, игроков и пьяниц, сынков хороших семей, бессовестно эксплуатируемых женщинами кутящих студентов, легкомысленных прожектеров, безобидно преступных (?!) и прежде всего проституток и бродяг». В других местах отмечаются «активное человеконенавистничество» многих шизоидов, «резкая антитеза: я и внешний мир». Среди шизоидов Кречмер выделяет «благородно утонченный тип», «тип холодного деспота», «утонченно холодный аристократический тип» и т.д.

    Эгоцентричная, изолированная, холодная, аморальная личность вместе с ее склонностью к ирреальному, формальному мышлению создается социальными условиями буржуазного общества, его индивидуалистическими принципами (даже в том случае, если наиболее яркие представители этого типа имеют определенные конституциональные особенности характера). Шизоидная личность воспитывается на Западе системой буржуазных отношений, буржуазных идей и интересов, философией, художественной литературой и т.д.

    Отбрасывая ложную конструкцию, созданную Кречмером, мы вместе с тем не можем не считаться с тем фактом, что встречаются психопаты с некоторой отрешенностью от реальности, с вялостью аффектов и влечений, склонные к своеобразным формам абстрактного мышления. При социалистических условиях воспитания в семье и в школе, при социалистическом отношении к труду и общественным обязанностям эти психопаты встречаются все реже, особенно в виде усложненного кречмеровского шизоида-индивидуалиста, «холодного аутиста» (на это указывают и судебно-психиатрические наблюдения).

    Сказанное о шизоиде можно отнести и к эпилептоидным личностям. Эгоцентризм, консерватизм, собственничество, скупость, лицемерие, ханжество, угодливость, черствость, злобность, мстительность, жестокость — все эти прославленные «эпилептоидные» черты легко развиваются в буржуазном обществе, где господствует частная инициатива, жестокая конкуренция, рождающие двуличную мораль с ее идеалами мещанской добропорядочности, благочиния, наряду с лицемерием, завистливостью и хищной борьбой за собственность. Эпилептоид, в описании Минковской и других авторов, стал почти синонимом антисоциальной личности. В приведенной характеристике эпилептоида заключена идея о конституциональной склонности к антисоциальным действиям. Указания на полярность характера, на «гиперсоциальные» черты (любовь к строго установленному порядку, педантичность, религиозность, консерватизм привычек, убеждений) не создают эпилептоидам даже с буржуазной точки зрения положительной характеристики. За этими «гиперсоциальными» чертами скрываются ханжество, лицемерие, готовность к аффективному накоплению и разряду.

    Эпилептоид Минковской постепенно слился с кречмеровскими характериологическими типами. При описании психопатий он неизменно появлялся рядом с шизоидами и циклоидами. Так образовалась прочная триада: эпилептоид, шизоид, циклоид. Она выражает тенденцию биологизации социальных явлений и устраняет границы между нормой, пограничными состояниями и психозами.

    Независимо от высказанных соображений следует считать неправильным выделение психопатических типов на основе сложных характерологических признаков. Игнорирование этого положения превращает психиатрическую типологию в психологическую, ведет к определению и описанию психопатий со стороны социально образованных черт, к слиянию этих типов с распространенными нормальными характерами.

    Это и произошло в наиболее яркой форме с шизоидом — шизотимиком, эпилептоидом — эпилептотимиком. Такие характеры перестают быть психопатическими, не укладываются в границы психопатологии, нарушают любые принципы классификации.

    Мы не включаем также псевдологов в классификацию основных типов. У части этих психопатов отмечается чрезмерная сила воображения и своеобразная склонность впадать в гипноидное состояние. Отвлекаясь от реальности, они уходят в мир грез и фантазий, переживаемых с яркостью, почти равной сновидениям. Некоторые из них дорожат этими минутами или часами фантазирования, предаваясь ему как наркотическому опьянению. Пассивные псевдологи плохо приспосабливаются к реальности (адаптационная слабость). Свои нереализованные потребности, влечения они замещают мечтой, вымыслом, создают себе вторую жизнь. Они обычно оберегают этот интимный мир переживаний от окружающих. Они прежде всего обманывают самих себя. С физиологической и психопатологической точки зрения можно установить их близость к невротикам-истерикам. Вряд ли существование этих пассивных мечтателей, фантазеров может служить достаточным основанием для описания особого типа психопатических личностей, именуемых псевдологами.

    Несравненно большее значение имеет группа активных псевдологов. Для некоторых из них ложь, иногда талантливо преподносимая, становится средством привлечения к себе внимания и интереса. В этой лжи заключено стремление повысить оценку своей личности в глазах окружающих. Так, например, возникают рассказы о подвигах, о необычных приключениях, о чрезвычайных тайнах и пр. Для других ложь не является самоцелью, а имеет корыстный характер — она направлена на извлечение материальной выгоды, на отыскание наиболее легких обходных путей при различных жизненных трудностях. Они могут лгать с большой «искренностью», непосредственностью, с увлечением и находчивостью. Это люди, прекрасно ориентирующиеся в любой обстановке, учитывающие психологию тех, кого избирают жертвой обмана, они легко входят в доверие, стремятся к легкой, беззаботной и разнообразной жизни, лишенной строгих обязанностей, устойчивых привязанностей.

    Изучение этой группы показывает ее неоднородность. В большинстве случаев это психопаты типа неустойчивых. Но независимо от их принадлежности к той или иной группе необходимо отвергнуть само по себе обозначение психопатии по признаку наклонности ко лжи. Ложь, плутовство, мошенничество не могут быть признаками, определяющими тип психопатии, его название. Не случайно Крепелин, проявивший в яркой форме свои реакционные взгляды именно в учении о психопатиях, назвал этих же псевдологов лгунами и мошенниками (плутами). В таком названии проявляется ломброзианская тенденция Крепелина, устанавливающая главный признак психопатии в антисоциальных чертах характера. Лживость не есть биологическое свойство, так же как и правдивость, честность.

    Спорным является также (хотя и по другим причинам) выделение возбудимых психопатов. Казалось бы, существование такой изолированной группы психопатов должно быть очевидным для судебных психиатров, которые часто отмечают значительную возбудимость у испытуемых, проявляющих выраженные признаки психопатии. Эта возбудимость, склонность давать вспышки возбуждения по малейшему поводу наблюдаются чаще всего у импульсивных, неустойчивых психопатов, у истериков и т.д. Возбудимость (в широком смысле слова) свойственна нормальному холерическому темпераменту. Наблюдения над большим числом возбудимых лиц показывают, что нет никаких оснований для выделения по одному этому признаку особой группы психопатов. В большинстве случаев повторяющиеся грубые аффективные взрывы наблюдаются у лиц незрелых, неорганизованных, вообще склонных к примитивным реакциям, недостаточно дисциплинированных, привыкших под влиянием тех или других условий к несдержанным реакциям. Подлинная неудержимость аффекта, игнорирующая обстановку, силу и положение лиц, на которых направлены эти чувства, наблюдается главным образом у импульсивных психопатов, особенно у тех из них, которые прошли путь безнадзорности. Возбудимость, иногда появляющаяся у людей мягких, общительных, культурных, может быть результатом неврастенического срыва или конфликтного душевного состояния, вызывающего болезненный отклик на все, что затрагивает чувствительный комплекс.

    Неправильно также выделение в особую группу психопатов с извращенными влечениями. Оно означает признание биологической готовности к сексуальным перверзиям, которая на самом деле может быть установлена только в очень редких случаях при эндокринных расстройствах. Что касается других случаев, т.е. практически почти всех лиц, проявляющих перверзии, то у них сексуальные аномалии объясняются внешними влияниями, особенностями воспитания, ранними сексуальными впечатлениями, развратными действиями (испытанными в период формирования полового влечения или в период половой неудовлетворенности), импотенцией и т.д.Невозможно и по клиническим признакам выделить особую группу перверзных психопатов. Извращенные влечения могут появляться при разных психопатиях (импульсивные, неустойчивые, астенические и др.).

    Важнейшим критерием определения каждой психопатической группы могла бы быть ее патофизиологическая характеристика. И.П. Павлов в своем учении о неврозах и психопатиях не мог ограничиться основной группировкой темпераментов, учитывающей силу раздражительного процесса, уравновешенность процессов торможения и возбуждения, быстроту переключений, изменений сложившейся динамической структуры, т.е. подвижность нервного процесса. Он вынужден был к этим основным чертам темперамента добавить более сложные типологические признаки, которые образовали художественный, мыслительный и средний типы. Их выделение должно отразить разное соотношение между ролью безусловных рефлексов, первой сигнальной системой и второй сигнальной системой в образовании характеров. В связи с этим могут учитываться волевые особенности, недостаточность, избыточность влечений, явления повышенной и пониженной аффективности, чувствительности и т.д.

    Этот путь исследования не должен, однако, вести к замещению клинических описаний безжизненными схемами. Его положительная роль заключалась бы в выделении первичных динамических и структурных особенностей аномальных темпераментов и характеров. К сожалению, этот принцип рассмотрения психопатий еще не настолько разработан, чтобы дать право для построения классификации на новых началах.

    ***

    Переходя к краткому описанию психопатических типов, мы остановимся только на тех, выделение которых имеет несомненное значение для судебно-психиатрической практики. Из этого описания, как уже было сказано, исключаются психопатические типы, вошедшие в психиатрическую литературу, под влиянием различных неоломброзианских идей, трактующих сложные черты характера, социально образованные формы психопатического поведения как явления биологического ряда.

    Следует признать наиболее обоснованным и для судебной психиатрии практически важным выделение психопатов неустойчивых, импульсивных, гипертимных, депрессивных, параноических и астенических.

    Неустойчивые психопаты. При этой форме психопатий отмечается большая психическая неустойчивость, наряду с пониженной способностью к волевой регуляции. Их нервная деятельность отличается чрезмерной подвижностью, нестойкостью доминантных образований. Среди неустойчивых психопатов можно встретить людей умных, впечатлительных, живых, но крайне поверхностно, мимолетно переживающих горе и радости, не умеющих на чем-либо долго задерживаться. Они удивительно легко переключаются из одного настроения в другое, почти не задумываясь, меняют свои решения. Неустойчивые психопаты всегда находятся под впечатлением текущих событий. Их подхватывает внешняя ситуация. Они загораются новыми планами, легко подпадают под чужое влияние, но так же легко освобождаются от него. В работе неустойчивые психопаты часто проявляют хорошие способности, но быстро теряют интерес к ней, становятся небрежными.

    Эти психопаты большей частью незлобивы, даже добродушны. Они быстро возбуждаются, но забывают о неприятном эпизоде, восстанавливают дружеские отношения, проявляют открытый характер, легко входят в доверие. Обманывая других, они сами обманываются, так как верят своим обещаниям и в этот момент высказывают искренние намерения.

    Не сопротивляясь своим побуждениям, неустойчивые психопаты при неблагоприятных внешних условиях начинают предаваться азартным играм, развратным действиям, прибегают к наркотическим средствам и быстро привыкают к ним.

    Импульсивные психопаты. Общей чертой для этих психопатов является избы ток недифференцированных импульсов, чувств, влечений, готовность к психомо торным разрядам, возбудимость, слабость задержек. Под влиянием аффекта они бывают склонны к агрессивным, разрушительным действиям, иногда долго не успокаиваются. В тех случаях, когда их гнев соединяется с чувством бессилия, они бывают склонны к грубым истерическим реакциям, к самоповреждениям. В их жизни большую роль играют примитивные влечения, они плохо переносят ограничения в пище, в половом чувстве, в движениях. У некоторых импульсивных психопатов (большей частью в молодом возрасте) появляются неотчетливые, неоформленные побуждения, состояние неопределенного напряжения, которое вынуждает к беспокойным поискам выхода из этого состояния, вызывает непоседливость, потребность в «разрядке». Какоелибо действие, например, агрессивного, разрушительного характера, может вызвать чувство облегчения.

    В некоторых случаях импульсивные влечения и действия бывают связаны с расстройствами настроения. В этих случаях они чаще всего приводят к импульсивному бродяжничеству. Окружающее становится ненавистным, неодолимо влечет в другие места, при этом игнорируются материальные удобства, профессиональные интересы, личные привязанности.

    Влечения импульсивных психопатов иногда включают выраженные агрессивные компоненты, что может вести к таким сексуальным действиям, как изнасилование, садистические акты.

    Гипертимные психопатыбольшей частью находятся в несколько возбужденном, аффективном состоянии. Они испытывают повышенное стремление к деятельности, быстро и непосредственно реагируют на различные события. Их движения, мимика, речь, чувства проявляются в экспансивной форме.

    Гипертимность психопатов не следует смешивать с сангвиническим темпераментом. Сангвиники, согласно классификации Павлова, обладают «сильной нервной системой» с одинаково хорошо выраженными процессами возбуждения и торможения. Сангвиник — нормальный уравновешенно-активный тип личности. В отличие от этого гипертимные психопаты проявляют известную непродуктивность в расходовании своих сил, чрезмерность реакций, иногда суетливость. Они бывают утомительны для окружающих своей беспокойной деятельностью, многоречивостью.

    При всем этом гипертимные психопаты обычно общительны, отзывчивы, приветливы. Они могут с увлечением работать, затрачивая свою повышенную активность с достаточной пользой. Их интересы реальны. Часто это прямые натуры, непосредственно выражающие свои мысли и желания, но лишенные сдержанности, чувства меры и достаточного такта. Они легко подчиняются своим нередко повышенным влечениям, проявляют аффективную возбудимость.

    Гипертимные черты не обязательно заключают элемент повышенного самочувствия, веселого, приподнятого настроения. Этот аффективный фон вместе с беспечностью, отвлекаемостью, неустойчивостью в избранной линии поведения, переоценкой своих способностей и возможностей образует гипоманиакальное состояние (см. маниакально-депрессивный психоз). Гипертимные психозы не проявляют этих черт гипоманиакальности, хотя разграничить эти два состояния не всегда возможно.

    Депрессивные психопаты постоянно или периодически находятся в состоянии беспричинного угнетения, подавленности, недовольства своим положением и окружающей обстановкой. Они иногда считают себя непригодными для жизни, обузой для общества и близких. В этом состоянии они несколько медлительны, испытывают физическую, волевую слабость, с трудом выполняют свои обычные обязанности. Несмотря на угнетенное состояние, они часто остаются впечатлительными, отзывчивыми и сохраняют свои привязанности к близким.

    В судебно-психиатрической практике чаще встречаются депрессивные психопаты, у которых постоянно угнетенное настроение имеет оттенок тоскливости, неудовлетворенности, раздражительности. Причину своего плохого настроения они обычно приписывают внешней обстановке, действиям близких, сослуживцев. Они всем недовольны, считают себя безупречными судьями, по всякому поводу высказывают свое осуждение, часто желчны, недоверчивы, недоброжелательны и даже подозрительны, так как не верят в хорошие побуждения у других людей, склонны к резонерским поучениям. Наиболее активные из этих психопатов настойчиво вмешиваются в дела окружающих, вступают в конфликты, склонны всех поучать. Нередко психопаты этой группы тревожно относятся к своему здоровью, прислушиваются к своим физическим ощущениям, опасаются тяжелых заболеваний. Источником этой ипохондрической установки могут быть действительно появляющиеся внутренние ощущения, повышенная чувствительность к деятельности внутренних органов. Эти ощущения входят составной частью в общий комплекс плохого настроения и самочувствия.

    Параноические психопаты. Главные особенности параноических психопатов заключаются в следующем: они обнаруживают инертность, негибкость интеллекта, эмоций, пониженную способность психического переключения, склонность к схематическому мышлению. Та или иная идея подолгу, иногда в течение всей жизни, занимает у этих лиц господствующее положение, с нею связаны все интересы, эмоции. Это — так называемые сверхценные идеи. Параноические психопаты преувеличивают свои возможности, считают себя новаторами, борцами за правду, охотно вспоминают имена великих людей, долгое время боровшихся и побеждавших. Несогласие с ними они трактуют как проявление недоброжелательного к ним отношения; к людям относятся подозрительно, недоверчиво и находят особое удовольствие в самом процессе борьбы за свои права, в разоблачении своих «врагов», в отстаивании своих планов, изобретений. Чужих доводов они не слушают, так как абсолютно убеждены в своей правоте. Некоторые параноические психопаты экспансивны, возбудимы, требовательны, берутся за выполнение то одних, то других планов, стремятся извлечь практическую выгоду. Другие ставят перед собой широкие задачи, многие годы сохраняют верность своей патологической «реформаторской» идее. Параноические психопаты проявляют большую активность в реализации своих домогательств, их интересы и деятельность тесно переплетаются с реальной ситуацией, они нередко на первых этапах своей борьбы вызывают к себе интерес и доверие. Их планы иногда отвечают каким-либо актуальным научным задачам, техническим мероприятиям, текущим политическим событиям. Они неутомимо борются за осуществление своих идей, нелепое содержание которых иногда не сразу бросается в глаза. Заручившись положительными отзывами, эти психопаты еще настойчивее добиваются своих целей.

    Сутяги (кверулянты) составляют особую группу параноических психопатов, хотя отдельные сутяжные черты и сутяжные домогательства встречаются (в менее характерной форме) и при других психопатиях. Начало сутяжной деятельности обычно связано с реальным событием, которое они рассматривают как грубое нарушение их прав. Они начинают длительную борьбу за восстановление якобы нарушенных прав, за отмену судебного решения и привлечение к суду противников. Неудачи на этом пути приводят их к убеждению, что против них действуют недоброжелатели (может быть, действительно существующие, но не играющие той роли, которая им приписывается). Они подают заявления все в новые и новые инстанции. Бесплодность борьбы ничему не научает их. Они стремятся опорочить ряд лиц и учреждений, которые, по их мнению, нарушают законы. Все более погружаясь в сутяжную деятельность, они создают свою домашнюю канцелярию, нумеруют бумаги, подшивают их в папки, оставляют копии отправленных заявлений, жалоб, снимают копии судебных материалов, шлют свои ходатайства сразу в несколько адресов — в центральные газеты, в органы милиции, руководителям правительственных учреждений. Постепенно в объяснении бесплодности всех попыток появляется бредовое истолкование ряда обстоятельств, что дает иногда право говорить о сутяжно-бредовом помешательстве. Чаще всего такое параноическое развитие возникает у лиц, обнаруживающих гипертимные черты характера при одностороннем направлении интересов, эгоцентричности и склонности к сверхценным образованиям. Однако полностью система параноических идей развивается обычно под влиянием добавочных факторов, среди которых на первое место следует поставить сочетание легко выраженного органического заболевания и влияний внешней среды. Следует иметь в виду, что иногда сходные патологические состояния возникают при медленно развивающемся шизофреническом процессе.

    В судебно-психиатрической практике приходится сталкиваться со случаями реактивного фантазирования (бредоподобные идеи) и нарочитого предъявления нелепых изобретательских стремлений, «научных» открытий. Такого рода тенденция чаще всего наблюдается у испытуемых, которые в известной степени проявляли эти интересы и раньше. Однако в период экспертизы создается впечатление, что они в большей мере охвачены этими идеями.

    В большинстве случаев параноические психопаты производят впечатление умственно ограниченных людей. Абстрактные построения, изобретательские проекты, реформаторские идеи параноических психопатов лишены признаков живого творчества. Иногда эти лица на короткое время вводят в заблуждение окружающих изложением своей системы взглядов, но вскоре они начинают утомлять однообразными повторениями, их ресурсы быстро исчерпываются, обнаруживается узкий круг интересов и знаний.

    Паранойя до настоящего времени остается неясным заболеванием (в смысле этиологии и течения). Место паранойи в психиатрической классификации спорно. В большинстве случаев, относимых к этой группе, правильнее говорить о параноической реакции или параноическом развитии, возникающих при известном складе характера, при некоторой психической дефектности, появившейся в результате резидуальных органических расстройств или при медленно развивающихся процессуальных заболеваниях (шизофрения, возрастные изменения и пр.). Неблагоприятная ситуация может служить толчком, вызывающим параноическое развитие.

    Случаи паранойи очень редко встречаются в судебно-психиатрической практике. Как известно, катамнестические исследования доказали, что такого рода спонтанно возникающий параноический бред обычно имеет шизофреническое происхождение. Описываемый при паранойе любовный бред хотя и встречается в судебно-психиатрической практике (домогательства любви в связи с бредовым представлением о знаках внимания, якобы оказываемых больному), но, по данным Института им. Сербского (Введенский), он всегда свидетельствует о шизофреническом процессе, большей частью скрыто протекающем. Бред ревности, с которым время от времени приходится иметь дело эксперту, почти всегда относится к алкоголизму и шизофрении.

    Чаще других при судебно-психиатрической экспертизе встречаются бредоподобные идеи изобретательства и социального переустройства («реформаторства»), в основе которых лежат психопатические черты характера.

    Астенические психопаты отличаются неуверенностью в себе, невыносливостью, эмоциональной ранимостью. Их биотонус понижен, влечения выражены слабо, а тормозящие импульсы усилены. Их эмоциональная жизнь лишена полноты и силы, но выглядит обостренной вследствие повышенной чувствительности. Комплексные переживания, повышенный самоконтроль, опасения болезней иногда ведут у них к невротическим симптомам (фобии, навязчивости). Многие астенические психопаты застенчивы, робки, испытывают чувство собственной неполноценности, компенсируемое фантазиями о славе и силе, иногда внешней грубостью, развязностью. Неуверенность в себе, опасение, что окружающие подмечают все их недостатки, создают торможение естественных проявлений в мимике, в аффектах, в сексуальной жизни, вызывают постоянные сомнения в практической деятельности. Изменение привычного режима, работы, усложнение жизненной обстановки создает у них чувство растерянности, ведет к быстрой утомляемости.

    Тревожно-мнительный характер астеника может вести к чрезмерным опасениям, к беспокойной заботе о своем здоровье. Он начинает следить за работой сердца, за пульсом, за различными внутренними ощущениями и тем способствует возникновению функциональных расстройств, нарушает своим вниманием автоматизм работы внутренних органов. Астеническая психопатия может являться благоприятной почвой для возникновения патологических сомнений, опасений.

    С точки зрения судебной психиатрии представляет интерес то обстоятельство, что у некоторых астенических психопатов, несмотря на их мягкость, нерешительность, при особенно неблагоприятной ситуации, при длительном накоплении аффекта, может возникнуть не свойственный им бурный разряд. В этих случаях долгая пассивность сменяется агрессивным возбуждением.

     Дословно — чрезмерно аффективные

    Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c. Справочник издан Группой компаний РЛС®

    5 распространенных типов психопатов, которых вы можете встретить на работе, и как не стать жертвой их интеллектуальных игр

    Психопаты психологически разрушают людей, с которыми они работают.

    И нарциссы, и психопаты будут использовать ряд стратегий, чтобы продвинуться в деловом мире. Если вы работаете с одним из них, вы можете даже не осознавать этого, пока они не сделают что-то хитрое и закулисное, чтобы раздавить вас.

    Подсчитано, что 1% населения в целом имеет психопатические черты, и эта цифра возрастает до 4% среди бизнес-лидеров. Руководители имеют самую высокую распространенность психопатических черт — показатель, уступающий только заключенным.

    Профессор Рената Шуман, психиатр и адъюнкт-профессор лидерства в бизнес-школе Стелленбосского университета (USB), говорит, что зачастую лидеры, которые должны быть в авангарде снижения условий на рабочем месте, ведущих к стрессу и выгоранию, способствуют проблема, а не решение.

    «Мы говорим здесь не о «трудном» начальнике, а о боссе-хулигане, многих из которых можно определить как корпоративных психопатов».

    Шуман выделяет следующие «официально признанные» подтипы психопатов: Первичный психопат

    Первичные психопаты неэмоциональны, черствы, манипулятивны, не идут на риск и практически не испытывают страха и беспокойства.Что самое страшное?У них нет чувства вины или раскаяния.У них очень сильная связь с антисоциальным расстройством личности и нарциссическое расстройство личности.

    Если поведение вашего начальника или коллеги мотивировано личной выгодой, и кажется, что они демонстрируют отсутствие эмоциональной чувствительности по отношению к другим, среди вас может быть «классический психопат». Люди с этим подтипом также демонстрируют «хороший интеллект», что означает, что они избегают ярлыка социальных девиантов и направляют свое манипулятивное поведение социально приемлемыми способами.

    Вторичные психопаты

    Вторичные психопаты эмоционально нестабильны, и хотя их черты больше ассоциируются с преступным поведением, вы все равно можете встретить их на рабочем месте.Они опрометчивы, импульсивны, эмоциональны, тревожны, враждебны, агрессивны и склонны к саморазрушению. Однако, в отличие от первичного психопата, они дезорганизованы и связаны с рискованным принятием решений.

    У них есть способность испытывать некоторую степень страха и раскаяния и эффективно сопереживать, но из-за их эмоционального расстройства эти эмоции часто прикрываются их враждебностью и агрессией.

    Другие подтипы включают:

    Вспыльчивый психопат

    Они жаждут острых ощущений и плохо переносят скуку, их влечет к опасным видам спорта и занятиям.

    Этот подтип психопатов — «горячие головы», преимущественно мужчины, чаще всего агрессивные и жестокие, часто впадающие в ярость.

    Харизматичный психопат

    Ваш начальник или коллега обаятелен и использует это в своих интересах, чтобы легко манипулировать другими? Помимо своего обаяния, харизматичные психопаты являются неотразимыми патологическими лжецами. Они могут отговорить людей практически от всего. Согласно Harvard Business Review , главная причина их обаяния заключается в том, что это позволяет им маскировать свои антиобщественные наклонности, позволяя им избегать неприятностей.

    Эгоцентрически-импульсивный психопат

    Нарушение правил; манипулирование и ложь для получения личной выгоды; неспособность ставить перед собой долгосрочные цели; макиавеллистский эгоцентризм — все это характерно для эгоцентрически-импульсивных психопатов.

    Они нарциссичны и видят мир как враждебное место, себя как невинных жертв обстоятельств, что также означает, что они склонны рационализировать свое агрессивное поведение и обвинять других в своих проблемах или неудачах.Было показано, что существует прочная связь между эгоцентрически-импульсивной психопатией и пограничным расстройством личности.

    Психопаты процветают под руководством жестоких боссов

    Согласно исследованию, опубликованному в Journal of Business Ethics , первичные психопаты процветают под руководством лидеров, которые также являются психопатами и нарциссами. Это в основном потому, что они не реагируют на стресс так же, как другие.

    Оказывается, что многие руководители имеют психопатические черты, и исследователь управления Чарлис Херст сказала Business Insider , что это может увековечить цикл злоупотреблений, пока они достигают вершины своих компаний.

    Дополнительные тактики запугивания успешного психопата включают:

    • Манипулирование другими, чтобы сблизиться с ними
    • Использование обратной связи своих жертв для создания и поддержания контроля, затем отказ от них, когда они больше не полезны обвинять
    • Создание и поддержание конфликтов и соперничества между коллегами

    Шуман добавляет, что и у нарциссов, и у психопатов есть черты, которые могут быть положительными, и что они могут быть очень успешными в бизнесе, но их способность создавать токсичную рабочую среду может увеличиваться. конфликты, стрессы, текучесть кадров и прогулы.

    Шуман предупреждает сотрудников, чтобы они были готовы распознать и защитить себя от этих хулиганов на рабочем месте:

    • Заземлите себя и осознайте, что их поведение является результатом их неуверенности и что оно, вероятно, не изменится.
    • Защитите себя следующим образом: знайте свои права; создать сеть поддержки; иметь свидетелей; и получить все в письменном виде.
    • Постройте свою репутацию и отношения.
    • Держите свои эмоции под контролем и не показывайте, что вы напуганы.
    • По возможности выбирайте онлайн-общение, поскольку переговоры и манипуляции становятся более сложными, когда у вас есть запись всех сообщений.

    Однако «не у всех, кто очень уверен в себе и успешен, даже если у них дерзкий подход к людям, есть расстройство личности», — говорит Шуман.

    Больше всего следует беспокоить тех, кто проявляет нарциссическое расстройство личности и антисоциальное расстройство личности.

    Изображение: iStock

    Породы психопатов — и как их обнаружить

    • Они лживы, манипулятивны и/или самовлюблены.
    • Они агрессивны и могут иметь историю или склонность к преступному поведению.
    • Они бессердечны, не выказывают угрызений совести и получают удовольствие, видя, как обижают других.
    • Они импульсивны, мало думают о последствиях своих действий и могут употреблять запрещенные вещества.

    Но психопаты не бывают одним типом. Вот некоторые из удивительных тайных психопатов, с которыми вы можете столкнуться.

    Семь типов психопатов, с которыми вы можете столкнуться:

    1.Родственная душа

    Джон Михан, аферист, также известный как Грязный Джон, провел свою жизнь, обманывая женщин и занимаясь мошенничеством со страховкой. Везде одетый в хирургическую форму, он утверждал, что был хирургом, хотя на самом деле только что вышел из тюрьмы. Видите ли, Грязный Джон, как и большинство психопатов-родственных душ, был заклинателем, и его жертвы покупались на его ложь. Бомбардируя их всепоглощающей любовью и привязанностью на раннем этапе, Родственная душа заманивает жертв в ловушку, ускоряя близость. Вскоре они изолируют вас от людей в вашей жизни.Они проверяют ваши границы, нарушая мелкие границы, называя вас чувствительными, если вы их называете. Вскоре они стирают основные границы. И поскольку вы однажды попробовали сказку, вы знаете, что это не фантазия. Более того, они убеждают вас, что вы виноваты в том, что сказка исчезла, поэтому вы из кожи вон лезете, терпя новые оскорбления.

    Реклама

    Это объявление отображается с использованием стороннего контента, и мы не контролируем его функции доступности.

    2. Лидер

    Все мы встречали человека, который успешен в профессиональном или социальном плане и добивается этого запугиванием, натравливанием людей друг на друга и манипулированием.Иногда их махинации не являются явными, особенно если они особенно изощренны, обаятельны и харизматичны. Действительно, недавнее исследование показало, что первичные психопаты более склонны к «бесстрашному доминированию», то есть к эгоистичному личному стилю саморекламы и расстановке приоритетов в своих потребностях, и лучше работают, когда обладают развитыми социальными навыками.

    Однако мало кто знает реалии жизни Лидера, где члены их семей часто подвергаются жестокому обращению за закрытыми дверями.В своей книге «Разоблачение финансового насилия » Шеннон Томас описывает жизнь женщин, которые контролируются через финансы — например, их заставляют спать на матрасе на полу во время беременности или заставляют есть зеленую фасоль из консервных банок, или беспокоятся, могут ли они оплачивать счета за бензин, несмотря на то, что их мужья неплохо зарабатывают и даже владеют роскошными автомобилями. В случае разоблачения эти истории часто могут быть разыграны как нелепые, потому что общественное мнение считает Лидера хорошим человеком, а жертву считают ненадежной или «сумасшедшей».

    3. «Плохой мальчик»

    Плохого мальчика распознать легче всего. В конце концов, согласно диагностическим критериям Диагностического и статистического руководства (DSM), типичные черты этого архетипа — лживость , импульсивность и безрассудное пренебрежение к безопасности других — могут быть связаны с антисоциальным расстройством личности.Они являются основным типом психопатов, встречающихся в системе уголовного правосудия, и их особенно узнаваемые личностные профили могут исказить наши взгляды на то, как выглядит психопат. подобно.У Плохого Парня самая нестабильная жизнь — даже если он нанят, он может не появиться на работе и может слизать с вас, а также может злоупотреблять алкоголем и психоактивными веществами. Тем не менее, быть с плохим парнем может быть весело и волнующе, потому что волатильность может быть захватывающей. Или плохой мальчик» может убедить вас, что их нужно спасать — они изо всех сил пытаются очиститься и им просто нужна поддержка любящего человека.

    Реклама

    Это объявление показывается с использованием стороннего контента, и мы не контролируем его доступ Особенности.

    4. Параноик

    Параноик-психопат считает, что все хотят его заполучить, и винит мир во всем, что идет не так. В отличие от людей с параноидальным расстройством личности или параноидальной шизофренией, параноидальный психопат также мечтает заставить других платить. Как только они проникают в ваше сердце слезливыми историями, они используют свою паранойю, чтобы оправдать оскорбительное поведение или предлог для злоупотребления психоактивными веществами. Когда они убеждают вас, что им нужна поддержка, это похоже на теннисный матч — ваша голова вертится, пытаясь понять, в чем именно заключается проблема, поскольку они изобретают все больше возможных причин, только чтобы отвлечь вас от корня: от них.

    5. Святой

    Ближе к концу, когда его маска соскользнула, мой бывший партнер насмехался надо мной: «Никто тебе не поверит. Я медитирую. Я духовен. Я работаю на благотворительность». И именно этим я вспомнил его слова многолетней давности: «Психопаты любят работать в третьем секторе. Там им многое может сойти с рук». Я и не знал, что он описывает себя. Видите ли, легко связать определенные роли со святостью — наш мозг путает религиозных деятелей, врачей и специалистов в области психического здоровья с благотворительностью.Мы с большей вероятностью доверяем им, и поэтому нам требуется больше времени, чтобы выяснить, могут ли они быть для нас вредными. И Святой прячется за этими ролями — плагиатом интеллектуальной и духовной мудрости для достижения своих целей и злоупотреблением динамикой власти с уязвимым клиентом. По словам эксперта по психопатии доктора Роберта Хэйра, CM, они, как известно, выдумывают свою квалификацию, учатся подделывать навыки и жаргон, а когда их обнаруживают, просто собирают вещи и ищут свои следующие цели.

    Реклама

    Это объявление отображается с использованием стороннего контента, и мы не контролируем его функции доступности.

    6. Контркультуралист

    «И он сказал, что вышвырнет меня с фермы, потому что я предала ценности», — всхлипнула она. Я был озадачен; это был мой третий звонок на той неделе, когда женщина описала оскорбительные отношения с психопатом, который владел фермой, где собирались только люди со схожими ценностями. Мы все встречали человека, который превозносит их нравственность — они отстаивают справедливость, инклюзивность и даже феминизм. Легко быть сметенным и обманутым, потому что любое жуткое, безответственное или навязчивое поведение может быть оправдано как «контркультурные ценности» или очевидным несчастьем человека по поводу состояния мира.

    7. Презрительный

    Мой друг и психолог доктор Джонатан Маршалл, доктор философии, говорит, что некоторые психопаты используют высокомерие и презрение, чтобы заставить жертв чувствовать себя недостойными, что побуждает их клюнуть наживку. Он объясняет, что у нас есть эволюционный императив: «Хотеть искупить свою силу, когда кто-то говорит (мы) меньше, чем они, чтобы мы могли быть на равных». Но в чем разница между высокомерием и убежденностью? Джонатан объясняет, что убежденность приходит с честностью признания возможных недостатков; например, человек может сказать, что у него нет ответов на все вопросы, но он уверен в своих духовных убеждениях.С другой стороны, высокомерие приходит с презрением, когда других считают глупыми и низшими.

    Реклама

    Это объявление отображается с использованием стороннего контента, и мы не контролируем его функции доступности.

    Проблема опытных психопатов в том, что они овладели искусством обмана.

    «Если кто-то достаточно заботится о чем-то, скорее всего, у него это хорошо получается», — говорит доктор Маршалл. «Психопаты быстро усваивают это с раннего возраста, наблюдая за мамой и папой в лживой среде.

    С такой софистикой приходит способность казаться заботливыми и чуткими людьми. Действительно, хотя большинство утверждает, что психопатам не хватает эмпатии, на самом деле им не хватает эмоциональной эмпатии — способности чувствовать, что чувствуют другие. Вместо этого они имеют высокий уровень когнитивной эмпатии, что означает, что они знают, что чувствуют другие, и, таким образом, как ими манипулировать Многие из них одержимо смотрят фильмы, чтобы изучить человеческое поведение и соответствующие реакции

    Клиенты часто говорят мне, что хотят знать, если кто-то «полностью психопатический», поскольку он существует в спектре.Действительно, никто не является на 100 процентов плохим. Мы всегда будем ссылаться на времена, когда они были добры к нам, даже если это будут простые слова вроде «Я поддерживаю тебя». Вопрос, который мы должны задать себе: подходит ли этот человек для меня ? Если ответ отрицательный, то пора выпутываться.

    В конце концов, частью целостного здоровья является осознанность и честность с собой в отношении наших отношений, а также знание того, когда нужно уйти от людей, которые в конечном итоге только навредят нам.

    10 типов психопатов по мнению Курта Шнайдера

    Работа Курта Шнайдера о различных типах психопатов является классикой криминологии.Его описания были точными и подтверждались доказательствами.

    Последнее обновление: 24 ноября 2020 г.

    Курт Шнайдер был немецким врачом, психиатром, философом и пионером в своей области. Он считается выдающимся представителем Гейдельбергской школы психиатрии, наряду с Карлом Ясперсом. Его работа по выявлению 10 типов психопатов стала важной вехой в истории этой отрасли психологии.

    Гейдельбергская школа была уникальна своим подходом к психическим заболеваниям, поскольку в ней особое внимание уделялось биологическим факторам, воздействующим на пациентов.Эмиль Крепелин оказал большое влияние на эту школу мысли своей работой по классификации расстройств на основе их проявлений, а не их причин.

    Классификация Куртом Шнайдером различных типов психопатов оказала большое влияние на дальнейшее развитие психиатрии. Он основан на идее, что психопат — это тот, кто неоднозначно отклоняется от нормативного поведения. С этой точки зрения существует 10 типов психопатов.

    «Несмотря на отсутствие у психопата совести и отсутствия сочувствия к другим, он неизбежно лучше обманывает людей, чем любой другой тип преступника.

    -Anna Salter-

    1. Гипертимический

    Первый из типов Шнайдера — гипертимный. Гипертимические психопаты обычно счастливы, активны и импульсивны. Шейнидер говорил об этом типе личности как о сангвиническом темпераменте человека с тонкой кровью. Он описал их как склонных к спорам и симпатичных мошенников, которые склонны к мошенничеству, жульничеству и вовлечению в мелкие проступки.

    2. Депрессивный

    Эти психопаты, как правило, задумчивы и капризны, хотя это не всегда легко распознать, поскольку они скрывают свои чувства.У одних основная эмоция — меланхолия, у других — раздражение или паранойя. Этот тип и первый тип часто страдают алкоголизмом. Люди с параноидальной депрессией могут быть крайне бесчувственными.

    3. Неуверенность или недоверие к себе

    В этой группе есть два типа психопатов: чувствительные и обсессивно-компульсивные. Первый тип очень впечатлителен, но с трудом выражает свои эмоции.

    С другой стороны, обсессивно-компульсивные психопаты превращают свою неуверенность в навязчивые идеи.Они могут быть очень негибкими. Хотя люди из этой категории часто кажутся «странными» и даже «подозрительными», они редко совершают преступления.

    4. Фанатики

    Психопаты этой категории придают чрезмерное значение группе идей и воплощают их в жизнь с большим эмоциональным напряжением. Некоторые из них являются пассивными фанатиками, а некоторые борются с фанатиками.

    В целом эту типологию чаще можно встретить у зрелых мужчин и женщин. Они могут совершать незначительные преступления на основании своих убеждений, но обычно ограничиваются действиями, вызывающими социальные беспорядки.

    5. Привлечение внимания

    Отличительной чертой этой группы является тщеславие. Они всегда притворяются больше, чем они есть (для себя и других). Они намеренно лгут, и люди им верят.

    Психопаты, ищущие внимания, также симулируют свои эмоции, что делает невозможным налаживание отношений с другими людьми. Они не умеют любить. Эта группа имеет несколько подкатегорий. У нас есть эксцентрики (те, кто привлекает внимание странными действиями), хвастуны (те, кто постоянно хвастается) и лжецы (те, кто организует структурированные фантазии, чтобы обмануть других).

    6. Лабильный

    Этот тип легко спутать с депрессивным типом. Однако в этом случае у человека случаются эпизоды сильной грусти или капризности, которые внезапно начинаются и прекращаются. Это похоже на сильный шторм, который приходит неожиданно. Лабильные психопаты часто являются наркоманами и могут время от времени совершать эмоциональные преступления. Этот тип характерен исключительно для молодых или очень пожилых людей.

    7. Взрывной

    Взрывные психопаты обладают буйным духом и даже незначительные ситуации могут их вывести из себя.Большинство взрывоопасных психопатов — женщины моложе 50 лет.

    Они замешаны в преступлениях всех типов. Они непослушны, мятежны и плохо влияют на других. Обычно они ребячливы, слаборазвиты и плохо владеют собой.

    8. Безразличие

    Это верх психопатии. Беспристрастным психопатам не хватает сострадания, стыда, смущения или чувства вины. Их главная черта — очень низкий уровень самосознания. Обычно они угрюмы, холодны и асоциальны.

    Люди этой категории совершают все виды преступлений, в том числе преступления, связанные с жестокостью. При этом немало людей, которым, несмотря на отсутствие угрызений совести, удается не нарушать закон.

    9. Безвольный

    Этот вид психопатов легко поддается влиянию и открыт ко всем типам раздражителей. Они приятны и разумны, но непоследовательны и пластичны. Лица этой категории часто занимаются грабежами, растратами, мошенничеством и проституцией. Они могут совершать преступления из-за социального давления в своей социальной группе.  Слабовольными психопатами обычно являются молодые люди.

    10. Астенический

    Одни астении (слабость) физические, другие психические. В обоих случаях человек с астенией внимательно следит за своим телом и разумом. Кроме того, в обоих случаях они могут начать чувствовать себя очень странно в собственной компании. Они могут страдать от мнимых расстройств, таких как повышенная бдительность. Они редко совершают преступления. Вместо этого их часто видят в больнице.

    В заключение, 10 типов психопатов Курта Шнайдера — это инструмент классификации, который сейчас считается устаревшим.При этом многие из его предложений стали основой для последующих разработок. В общем, серьезных претензий на ниспровержение его категорий никто не предъявляет. Вместо этого они корректируют их.

    Это может вас заинтересовать…

    Frontiers | Шкала психопатических черт личности (PPTS): определение достоверности инструмента в выборке заключенных США

    Введение

    Психопатия — это широко изучаемое расстройство личности (см. Патрик, 2018 г., где представлен недавний обзор исследований в этой области).Несмотря на это, единое определение психопатии отсутствует, что приводит к неоднозначной психологической конструкции (Оглофф, 2006; Бузина, 2012). Традиционно исследователи и клиницисты соглашались с тем, что люди с психопатией морально лишены, но при этом рациональны и способны различать добро и зло (Arrigo and Shipley, 2001). Кроме того, ранние клинические наблюдения показали, что люди с высокой степенью психопатии могут быть аномально импульсивными и чрезвычайно жестокими (Ogloff, 2006).Клекли (1941), основываясь на психиатрических тематических исследованиях, изображал психопатов как бессердечных, грандиозных, ненадежных, нечестных, эгоцентричных, а также лишенных сочувствия, сожаления и раскаяния. Клекли также утверждал, что у психопатов существуют некоторые адаптивные черты, такие как устойчивость к тревоге, отсутствие иррационального мышления и редкие случаи суицидальных наклонностей. Кроме того, репрезентация психопатии Клекли включала в себя некоторые поведенческие характеристики, такие как импульсивность и склонность к нарушению социальных и правовых норм.Однако последний набор признаков не был центральным в диагностике психопатии в работах Клекли.

    Несмотря на то, что преступные наклонности фигурировали в некоторых ранних изображениях психопатов (см. исторический обзор психопатической конструкции Arrigo and Shipley, 2001 и Moreira et al., 2014), наблюдения, на которых они были основаны, проводились в судебно-медицинских учреждениях. , предполагая чрезмерную представленность склонных к насилию лиц в используемых выборках. Отсутствие ранних исследований субклинических психопатов могло привести к искаженному пониманию сущности психопатии, а впоследствии и к ошибочному определению расстройства.Эта загадка, по-видимому, отражена в некоторых современных, широко используемых методах оценки психопатии, которые, как правило, в значительной степени ориентированы на поведенческие проявления расстройства (подробнее см. Lilienfeld and Andrews, 1996; Boduszek and Debowska, 2016). Растущий объем данных показывает, что преступные/антиобщественные наклонности представляют собой возможное следствие, а не фундаментальную часть психопатии, что указывает на то, что такое поведение следует исключить из оценки психопатии (Skeem and Cooke, 2010a,b; Boduszek et al., 2015; Кук и Логан, 2015 г .; Коррадо и др., 2015; Бодушек и Дебовска, 2016 г.; Дебовска и др., 2017).

    Действительно, было установлено, что психопатические личности могут процветать как в криминальной, так и в некриминальной среде, включая спорт с высоким риском, бизнес, политику, армию, правоохранительные органы и пожаротушение (Babiak et al., 2010; Lilienfeld et al., 2012). ; Stevens et al., 2012; Hassall et al., 2015; Benning et al., 2018). Лилиенфельд и др. (2012) провели исследование, в котором 42 U.Президенты С. были ретроспективно оценены на психопатию историческими экспертами. Предварительные оценки психопатии были связаны с различными показателями производительности, и результаты показали, что одна из психопатических черт, бесстрашное доминирование, была связана с более высокими оценками президентской работы, лидерства, управления кризисами и убедительности. Чтобы объяснить тот факт, что психопатия встречается не только у преступников, Гао и Рейн (2010) предложили нейробиологическую теоретическую модель успешной и неуспешной психопатии.Основываясь на обзоре исследований, проведенных с выборками преступников и невиновников, авторы установили, что успешные психопаты (то есть те, кто избежал осуждения за любые совершенные преступные действия) имеют нетронутые или усиленные исполнительные функции и когнитивную эмпатию. Это утверждение согласуется с наблюдением Клекли (1941) о том, что некоторые психопаты характеризуются превосходными интеллектуальными способностями и, следовательно, могут быть обаятельными и склонными к манипулированию. Кроме того, согласно модели Гао и Рейна (2010), все психопаты имеют сходные нарушения эмоциональной эмпатии, возбуждения и обработки эмоций.Таким образом, успешная и неуспешная психопатия, по-видимому, характеризуется различными сочетаниями психопатических черт, при этом успешные психопаты обладают более адаптивными качествами, чем их неуспешные коллеги (Lilienfeld et al., 2015).

    Чтобы учесть разнообразие контекстов, в которых могут быть обнаружены психопатические личности, Boduszek et al. (2016) предложили чисто личностную оценку психопатии без каких-либо поведенческих показателей, Шкалу психопатических черт личности (PPTS).Шкала содержит 20 пунктов и предназначена только для исследовательских целей. Основанный на оригинальной концептуализации психопатии Клекли и недавних эмпирических исследованиях, PPTS состоит из аспектов аффективной реактивности, когнитивной реактивности, межличностных манипуляций и эгоцентризма. Более конкретно, аффективная отзывчивость относится к характеристикам низкой эмпатии и эмоциональной поверхностности. Когнитивная отзывчивость измеряет способность понимать эмоциональные состояния других, мысленно представлять эмоциональные процессы другого человека и эмоционально взаимодействовать с другими на когнитивном уровне.Межличностная манипуляция исследует такие характеристики, как поверхностное обаяние, грандиозность и лживость. Наконец, эгоцентризм связан с неспособностью к любви, кроме себялюбия. В соответствии с моделью Gao and Raine (2010), Boduszek et al. (2016) предположили, что рейтинги когнитивной реакции будут обратно пропорциональны уровню интеллекта. В частности, психопаты с превосходными интеллектуальными способностями смогут понимать эмоциональные состояния других. С другой стороны, сильно психопатические люди с более низким уровнем интеллекта будут демонстрировать дефицит когнитивной реакции.По мнению авторов, аффективная реактивность не связана с интеллектуальными способностями.

    Тест PPTS прошел валидацию в большой систематически отобранной выборке заключенных из Польши (Boduszek et al., 2016). Исследователи оценили семь альтернативных моделей PPTS, в том числе модель с несколькими признаками и несколькими методами (MTMM), также известную как модель коррелированных признаков/коррелированных методов, предложенную Кэмпбеллом и Фиске (1959). Модель МТММ, состоящая из четырех группирующих факторов (аффективная реакция, когнитивная реакция, межличностная манипуляция, эгоцентризм) при контроле двух методов измерения (фактор, операционализируемый элементами, отражающими знания/навыки, и фактор, операционализируемый элементами, отражающими отношения/убеждения, не зависящие от к какому группирующему фактору относятся элементы) обеспечивает наилучшее представление данных.Примечательно, что превосходство модели МТММ продемонстрировало важность контроля процедур измерения, не относящихся к содержанию шкалы, при оценке психопатии. Совсем недавно Boduszek et al. (2017) провели анализ латентного профиля, используя параметры PPTS в качестве индикаторов для определения профилей психопатии среди заключенных правонарушителей. Результаты выявили пять различных групп психопатии, в том числе «группу с высокой психопатией» (7,1% выборки), «группу с умеренной психопатией» (10,1%).8%), «группа с высоким уровнем межличностных манипуляций» (20,8%), «группа с умеренной аффективной/когнитивной реактивностью» (16,8%) и «группа с низким уровнем психопатии» (44,6%). Бодушек и др. (2007) также сообщили, что обычные насильственные правонарушители, скорее всего, принадлежали к «группе с высоким уровнем психопатии», тогда как лица, осужденные за имущественные преступления и преступления против служащих, скорее всего, были членами «группы с высоким уровнем межличностных манипуляций».

    Несмотря на предложение многообещающей альтернативы другим шкалам, на сегодняшний день факторная структура PPTS и дифференциальная прогностическая достоверность ее параметров были протестированы только среди заключенных-мужчин, взятых из польских тюрем.Таким образом, психометрические свойства шкалы требуют дальнейшей оценки в более разнообразных группах населения. Действительно, предыдущие исследования выявили различия в показателях психопатии и выраженности психопатических черт между выборками правонарушителей из Северной Америки и Европы, что может быть следствием различного опыта социализации (например, Cooke and Michie, 1999). В более позднем исследовании Verschuer et al. (2018) оценили сетевую структуру психопатии, проиндексированную с помощью Пересмотренного контрольного списка психопатии (PCL-R; Hare, 2003) среди U.Образцы правонарушителей С. и Голландии. Результаты показали, что черствость/отсутствие эмпатии были наиболее важными чертами заключенных в США, тогда как безответственность и черты паразитического образа жизни лежали в основе психопатии в голландской выборке. Это несоответствие в доминирующих характеристиках указывает на возможное влияние культуры на структуры личности. В качестве альтернативы результат может также быть связан с различной тюремной средой в разных странах. Действительно, хотя черты личности традиционно считались относительно стабильными с течением времени, данные недавних исследований показывают, что жизненные обстоятельства могут стимулировать изменения определенных характеристик (см., 2017). Приведенные выше результаты в совокупности демонстрируют необходимость проверки показателей психопатии на выборках из разных слоев общества, чтобы проверить их полезность в разных условиях.

    Текущее исследование

    Таким образом, цель настоящего исследования состояла в том, чтобы проверить, можно ли надежно использовать PPTS среди англоговорящих североамериканских заключенных. В частности, мы хотели проверить конструктную валидность, факторную структуру и совокупную надежность PPTS в выборке правонарушителей из США.С. тюрьмы. В соответствии с предположением о том, что преступное поведение может быть результатом психопатических черт личности, другой целью было проверить полезность измерений PPTS для различных типов правонарушений (серийные убийства, убийства, преступления на сексуальной почве, преступления, связанные с оружием, насилие в семье, должностные преступления, преступления против собственности, преступления, связанные с наркотиками), рецидивизм (т. е. количество заключенных), время, проведенное в тюрьме, и пол. Учитывая малочисленность исследований с использованием PPTS, мы не делали никаких конкретных прогнозов относительно наилучшей модели, подходящей для данных или характера корреляций между факторами PPTS и внешними критериями.

    Материалы и методы

    Образец и процедура

    Данные были собраны в четырех тюрьмах, расположенных в Пенсильвании (тюрьма строгого режима для мужчин, n = 250; тюрьма строгого режима для мужчин, n = 186; строгого режима для женщин, n = 223; тюрьма строгого режима для мужчин, n = 223; самки, n = 113). Проект был одобрен Комитетом по этике Департамента исправительных учреждений штата Пенсильвания.

    Используя удобную выборку, мы опросили 1000 заключенных и 772 из них вернули заполненные анкеты (коэффициент ответов = 77.20%). Исследователи доставили распечатанные анонимные опросники в конвертах во все выбранные тюрьмы и по возможности распространили среди заключенных. Учитывая положение заключенных как уязвимой группы населения и потенциальную возможность того, что они могут чувствовать себя вынужденными участвовать, как в форме согласия, так и в устной форме (сотрудниками тюрьмы) было ясно указано, что участие является добровольным. Кроме того, заключенных устно проинформировали о том, что они не должны участвовать в исследовании, если не умеют читать по-английски, но что они не обязаны сообщать сборщикам данных о конкретной причине неучастия в исследовании.Сбор данных происходил в жилых помещениях заключенных и осуществлялся одним сотрудником тюрьмы в каждом блоке/крыле. Опросы собирались тюремным персоналом и возвращались исследовательской группе. Из-за значительного отсутствия данных по всем переменным (использовался метод списочного исключения) в текущий анализ были включены 743 заключенных (418 мужчин и 325 женщин) (возрастной диапазон от 20 до 77 лет, M = 38,82, SD = 10,95, Mdn = 37 и мода = 34).

    Данные о типе совершенного преступления были собраны с использованием опросного листа.Участникам было предложено ответить на следующие категории: серийное убийство (более двух убийств), убийство, преступления на сексуальной почве, преступления с применением оружия, насилие в семье, преступления против служащих, преступления против собственности и преступления, связанные с наркотиками. Пятьдесят восемь процентов участников были осуждены более чем за одно преступление. 85 ( n = 85) участников совершили серийные убийства, 195 убийств, 125 преступлений, связанных с оружием, 344 преступления против собственности (таких как кражи со взломом и грабежи), 200 преступлений, связанных с наркотиками, 116 преступлений на сексуальной почве, 19 бытовых преступлений. насилие и 62 преступления белых воротничков.

    Триста пятьдесят четыре ( n = 354) участника находились в тюрьме впервые, 160 — во второй раз, 84 — в третий раз, 52 — в четвертый раз и 93 респондента находились в тюрьме пять или более раз. больше (диапазон от 1 до 20 раз, M = 2,61, SD = 2,69, Mdn = 2, Mode = 1). Общее время пребывания в тюрьмах для всей выборки колебалось от 1 до 792 месяцев ( M = 123,15, SD = 114,72, Mdn = 84, Mode = 60). Никаких дополнительных социально-демографических данных мы не собирали.

    Мера

    Шкала психопатических черт личности

    (PPTS; Boduszek et al., 2016) представляет собой самооценку из 20 пунктов, предназначенную для оценки психопатических черт у судебно-медицинских и несудебно-медицинских экспертов. PPTS состоит из четырех подшкал: аффективная отзывчивость (фактор 1, пять пунктов), когнитивная реакция (фактор 2, пять пунктов), межличностное манипулирование (фактор 3, пять пунктов) и эгоцентричность (фактор 4, пять пунктов). Все ответы индексируются в формате согласен (1) и не согласен (0) (т.д., признак либо присутствует, либо отсутствует). Баллы варьируются от 0 до 20, при этом более высокие баллы указывают на повышенный уровень психопатических черт. Подшкала аффективной реактивности оценивает недостаток эмпатии и эмоциональную поверхностность (более высокие баллы предполагают больший дефицит аффективной реактивности). Подшкала когнитивной реакции относится к способности понимать эмоциональные состояния других, мысленно представлять эмоциональные процессы другого человека и эмоционально взаимодействовать с другими на когнитивном уровне (более высокие баллы указывают на больший дефицит когнитивной реакции).Подшкала межличностных манипуляций используется для измерения таких характеристик, как поверхностное обаяние, грандиозность и лживость (более высокие баллы указывают на повышенную способность манипулировать другими). Подшкала эгоцентричности измеряет тенденцию человека сосредотачиваться на собственных интересах, убеждениях и отношениях (более высокие баллы предполагают повышенный эгоцентризм). Все элементы были построены для оценки знаний/навыков или отношений/верований, а не поведения. Пункты 2, 6, 10, 13, 14 и 17 оцениваются в обратном порядке.

    План анализа данных

    Размерность и достоверность конструкции PPTS были исследованы с помощью традиционных методов CFA, подтверждающего бифакторного анализа (см. Reise et al., 2010) и мультиметодного моделирования с несколькими признаками (MTMM). Семь альтернативных моделей скрытой структуры PPTS были определены и протестированы с использованием M плюс версии 7.4 (Muthén and Muthén, 1998/2015) с оценкой WLSMV.

    Модель 1 — это однофакторное решение, в котором все элементы PPTS нагружают один латентный фактор психопатии.Модель 2 представляет собой коррелированное трехфакторное решение, в котором пункты 1, 2, 5, 6, 9, 10, 13, 14, 17 и 18 нагружают фактор аффективной/когнитивной реактивности; пункты 3, 7, 11, 15, 19 — нагрузка на фактор межличностного манипулирования; а пункты 4, 8, 12, 16 и 20 нагружают фактор эгоцентризма. Модель 3 представляет собой двухфакторное решение с одним общим фактором психопатии и тремя второстепенными факторами, описанными в Модели 2. Модель 4 представляет собой модель МТММ, состоящую из трех группирующих факторов, описанных в Модели 5, и двух коррелирующих факторов метода: фактор, операционализируемый элементами, отражающими знания/ навыки (M1; пункты 3, 7, 10, 11, 14, 15, 18, 19) и фактор, операционализируемый элементами, отражающими установки/убеждения (M2; пункты 1, 2, 4, 5, 6, 8, 9, 12). , 13, 16, 17, 20).Модель 5 представляет собой коррелированное четырехфакторное решение, где пункты 1, 5, 9, 13 и 17 нагружают фактор аффективной реактивности, пункты 2, 6, 10, 14 и 18 нагружают фактор когнитивной реактивности, пункты 3, 7, 11. , 15 и 19 нагрузка на фактор межличностного манипулирования, пункты 4, 8, 12, 16 и 20 нагрузка на фактор эгоцентризма. Модель 6 представляет собой двухфакторное решение с одним общим фактором психопатии и четырьмя второстепенными факторами, описанными в Модели 5. Модель 7 представляет собой модель МТММ, включающую четыре группирующих фактора (как описано в Модели 5) и два взаимосвязанных фактора метода (как описано в Модели 4). .

    Общее соответствие каждой модели и относительное соответствие между моделями оценивались с использованием следующих статистических данных о согласии: статистика χ2, индекс сравнительного соответствия (CFI; Bentler, 1990) и индекс Такера-Льюиса (TLI; Такер и Льюис, 1973). Для CFI и TLI значения выше 0,90 и 0,95 указывают на приемлемое и хорошее соответствие модели соответственно (Bentler, 1990, 1995; Hu and Bentler, 1999). Кроме того, представлена ​​среднеквадратическая ошибка аппроксимации (RMSEA; Steiger and Lind, 1980) с доверительным интервалом 90%.В идеале этот индекс должен быть меньше 0,05, чтобы предположить хорошее соответствие (Bentler, 1990; Hu and Bentler, 1999). Наконец, для оценки альтернативных моделей использовался взвешенный среднеквадратический остаток (WRMR), при этом наименьшее значение указывало на наиболее подходящую модель.

    Дифференциальную прогностическую валидность оценивали с помощью множественной регрессии (стандартизированный коэффициент регрессии = β с 95% ДИ) для непрерывных переменных исхода (срок пребывания в тюрьме, рецидивизм) и бинарной логистической регрессии [отношение шансов (ОШ) с 95% ДИ сообщалось] для дихотомических переменных результатов (пол и виды преступлений: серийные убийства, убийства, преступления на сексуальной почве, преступления, связанные с оружием, насилие в семье, преступления служащих, грабежи, преступления, связанные с наркотиками).

    В отличие от предыдущих исследований по валидации конструкции психопатии, в которых внутренняя согласованность элементов обычно оценивалась с использованием альфа-канала, в настоящем исследовании внутренняя надежность PPTS оценивалась с использованием составной надежности (процедуру см. Райков, 1997; применение в исследованиях психопатии см. Бодушек и др., 2015). Коэффициент Кронбаха α предполагает, что все элементы шкалы имеют одинаковые нагрузки на один масштабный коэффициент. Если это допущение не выполняется, надежность шкалы, вероятно, будет недооценена.Кроме того, недооценка надежности по альфа больше для шкал с небольшим количеством пунктов (Янг и Грин, 2011). Композитная надежность рассчитывается на основе стандартизированных регрессионных весов и не предполагает, что все элементы имеют одинаковую нагрузку на один фактор (Райков, 1997). Значения выше 0,60 обычно считаются приемлемыми (Diamantopoulos and Siguaw, 2000).

    Результаты

    Описательная статистика

    Описательная статистика для четырех факторов PPTS [аффективная реактивность (AR), когнитивная реактивность (CR), межличностная манипуляция (IPM) и эгоцентричность (EGO)] представлена ​​в таблице 1 ниже.

    ТАБЛИЦА 1. Описательная статистика для факторов PPTS.

    Подтверждающие факторы анализируют результаты и корреляции между параметрами PPTS

    Показатели соответствия для семи альтернативных моделей PPTS представлены в таблице 2. Модели 1 (один фактор), 2 (три фактора), 3 (бифактор с тремя группирующими факторами), 5 (четыре фактора) и 6 (бифактор с четыре группирующих фактора) были отклонены на основании CFI и TLI (значения ниже 0,90) и RMSEA (значения выше 0.05). Модели 4 (MTMM с тремя факторами группировки и двумя факторами метода) и 7 (MTMM с четырьмя факторами группировки и двумя факторами метода) являются приемлемыми решениями, при этом модель 7 обеспечивает наилучшее соответствие данным [CFI = 0,95, TLI = 0,93, RMSEA = 0,040 (90% ДИ = 0,034/0,046), WRMR = 1,07]. Визуальное представление модели 7 представлено на рисунке 1.

    ТАБЛИЦА 2. Показатели соответствия для семи альтернативных моделей ППТС.

    РИСУНОК 1. МТММ модель ППТС.F1, аффективная реактивность; F2, когнитивная отзывчивость; F3, межличностные манипуляции; F4 — эгоцентризм; M1, знания/навыки; и M2, отношения/убеждения.

    Адекватность модели 7 также может быть определена на основе оценок параметров. Как показано в Таблице 3, все элементы показали статистически значимую факторную нагрузку. Задания PPTS в большей степени нагружены на факторы группировки и в меньшей степени на факторы метода, что указывает на превосходство четырех факторов группировки над факторами метода в концептуализации факторной структуры PPTS, а также связанной с ним схемы оценки.Эти результаты показывают, что PPTS состоит из четырех группирующих факторов (AR, CR, IPM, EGO) при контроле метода измерения (знания / навыки и отношения / убеждения).

    ТАБЛИЦА 3. Стандартизированные факторные нагрузки для четырех факторов психопатии (AR, аффективная реактивность; CR, когнитивная реактивность, IPM, межличностная манипуляция, ЭГО, эгоцентричность) и двух факторов метода (Метод 1, знания/навыки; Метод 2, отношения /верования) ППТС.

    В таблице 4 показаны корреляции между всеми скрытыми факторами.Эти корреляции варьировались от слабой до умеренной. Наименьшая корреляция была зарегистрирована между ИПМ и CR ( r = 0,10), а также ЭГО и CR ( r = 0,10). Самая высокая корреляция была обнаружена между двумя факторами метода ( r = 0,46).

    ТАБЛИЦА 4. Ассоциации между факторами PPTS.

    Связь между факторами PPTS и внешними критериями

    В таблице 5 представлены результаты множественной регрессии (срок пребывания в тюрьме, рецидивизм) и множественной логистической регрессии (пол, серийные убийства, убийства, преступления на сексуальной почве, преступления с применением оружия, насилие в семье, преступления служащих, преступления против собственности, преступления, связанные с наркотиками). преступления) анализ.Согласно предоставленной статистике, время в тюрьме формирует значительную положительную корреляцию с CR, тогда как рецидивизм положительно коррелирует с IPM. У женщин показатели AR значительно ниже, чем у мужчин. Что касается различных видов правонарушений, то AR положительно ассоциировался с служебными преступлениями, CR – с серийными убийствами, убийствами, преступлениями, связанными с применением оружия, и грабежами. ИПМ положительно коррелирует с должностными преступлениями, грабежами, преступлениями, связанными с наркотиками, и отрицательно с убийствами. Наконец, ЭГО положительно коррелирует с домашним насилием.

    ТАБЛИЦА 5. Связь между четырьмя факторами ППТС и полом [Женщины = 1 ( n = 325), Мужчин = 0 ( n = 418)], Общее время, проведенное в тюрьмах (время в тюрьме), число лишений свободы (рецидив), серийных убийств, убийств, преступлений на сексуальной почве, преступлений, связанных с оружием (оружие), насилия в семье (домашнее), преступлений против служащих, преступлений против собственности и преступлений, связанных с наркотиками (наркотики).

    Составные результаты надежности

    Составная надежность была рассчитана для определения внутренней надежности факторов PPTS.Все четыре фактора психопатии (AR = 0,77, CR = 0,73, IPM = 0,75 и EGO = 0,61) демонстрируют внутреннюю надежность от адекватной до хорошей.

    Обсуждение

    Шкала PPTS (Boduszek et al., 2016) представляет собой многообещающую альтернативу другим шкалам, индексирующим преступное/антиобщественное поведение, но ее достоверность и прогностическая эффективность были проверены только на одной выборке польских правонарушителей, состоящей исключительно из мужчин. Соответственно, первой целью этого исследования было проверить PPTS среди заключенных смешанного пола, взятых из U.S. тюрьмах, с использованием подтверждающих факторных методов. Вторая цель состояла в том, чтобы проверить прогностическую полезность параметров PPTS для различных типов правонарушений (серийные убийства, убийства, преступления на сексуальной почве, преступления, связанные с оружием, насилие в семье, преступления против служащих, преступления против собственности, преступления, связанные с наркотиками), рецидивизм. (т. е. количество заключенных) и время, проведенное в тюрьме. Мы также изучили ассоциации между аспектами PPTS и полом.

    При первой валидации PPTS среди польских заключенных Boduszek et al.(2016), мультиметодная модель (МТММ), включающая четыре группирующих фактора (аффективную реакцию, когнитивную реакцию, межличностные манипуляции и эгоцентричность) и два коррелирующих фактора метода (знания/навыки и установки/убеждения), лучше всего подходит для данных. . Поскольку факторные нагрузки были сильнее для факторов группировки по сравнению с факторами метода, было предложено, чтобы факторы группировки служили основой для создания субшкал PPTS (в соответствии с Reise et al., 2010). В текущей выборке мы протестировали семь теоретически выведенных моделей ППТС. Две модели МТММ предложили адекватное соответствие данным, при этом модель МТММ, состоящая из четырех группирующих факторов и двух коррелированных факторов метода, обеспечивает наилучшее представление данных. Группирующие факторы зафиксировали более высокие факторные нагрузки, чем факторы метода, что позволяет предположить, что PPTS следует рассматривать как состоящую из четырех субшкал (аффективная реактивность, когнитивная реактивность, межличностное манипулирование, эгоцентричность) при использовании среди U.С. осужденные преступники. Таким образом, текущие результаты полностью отражают те, о которых сообщалось при первоначальной проверке PPTS, и указывают на то, что эту меру можно использовать таким же образом среди польских и американских заключенных. В свете предыдущих исследований, предполагающих, что психопатия может различаться в разных культурах (например, Cooke and Michie, 1999; Verschuere et al., 2018), это интересное открытие. В частности, настоящее исследование предоставляет предварительные данные о том, что факторная структура PPTS остается стабильной в выборках, взятых из двух различных в культурном отношении тюремных условий, и, следовательно, PPTS можно использовать одинаково независимо от тюремного контекста.Это может быть связано с исключением криминальных/антиобщественных черт и элементов, относящихся к поведению в целом, которые могут быть специфическими для окружающей среды. Мы предполагаем, что наборы психопатических черт могут различаться для разных групп правонарушителей, но это утверждение должно быть проверено в будущих исследованиях с использованием личностно-ориентированных аналитических методов.

    Кроме того, мы стремились определить, коррелируют ли баллы по отдельным факторам PPTS с рецидивами, временем, проведенным в тюрьме, и различными видами правонарушений.Мы обнаружили, что межличностное манипулирование положительно связано с рецидивизмом, преступлениями белых воротничков, преступлениями против собственности и преступлениями, связанными с наркотиками. Одно из возможных объяснений этого вывода состоит в том, что люди, совершающие преступления, связанные с получением финансовой выгоды, и в особенности те, кто совершает их неоднократно, обладают (или развиваются в процессе своей преступной карьеры) сильными навыками межличностного манипулирования, которые могут иметь решающее значение для обмана других. в свою пользу. Это соответствует Boduszek et al.(2017) показало, что высокие баллы по межличностному манипулированию в сочетании с низкими баллами по остальным факторам были связаны с правонарушениями в отношении собственности и должностных лиц.

    Затем мы обнаружили повышенный эгоцентризм среди виновных в домашнем насилии. Это говорит о том, что таким людям может быть трудно принять или понять точку зрения своего партнера, что приводит к насилию, если, например, партнер не желает разделять и/или соглашаться с точкой зрения правонарушителя.Этот вывод и предлагаемое объяснение согласуются с Schweinle et al. (2010) языковой анализ агрессивных в браке мужчин. В частности, исследователи продемонстрировали, что жестокие мужья используют эгоцентричные слова (например, местоимения от первого лица) при описании своих браков.

    Кроме того, у правонарушителей, осужденных за убийства, серийные убийства, преступления с применением оружия и преступления против собственности, был зарегистрирован повышенный дефицит когнитивной реакции. Поэтому представляется, что неспособность эмоционально взаимодействовать с другими на когнитивном уровне может привести к преступному поведению в целом, а не к конкретной форме преступного поведения.Если будущие исследования с более разнообразными выборками подтвердят вышеизложенное предположение, методы, направленные на сенсибилизацию к эмоциональным состояниям других, должны быть включены в программы профилактики и вмешательства. Учитывая повышенную когнитивную пластичность у подростков (Birch et al., 2017), предполагается, что такая тактика будет особенно эффективна для сокращения правонарушений среди молодежи. Дефицит когнитивной реакции также положительно коррелировал с общим временем, проведенным в тюрьме. Хотя мы не смогли проверить это в текущем исследовании, похоже, что эта связь может регулироваться уровнем интеллекта.В соответствии с моделью Гао и Рейна (2010) успешной и неудачной психопатии, люди с повышенным дефицитом когнитивной реакции и пониженным уровнем интеллекта с большей вероятностью совершат больше преступлений и будут осуждены за них, и, как следствие, проведут больше времени в тюрьме.

    Снижение аффективной реактивности было связано с беловоротничковыми правонарушениями, т. е. разновидностью ненасильственных преступлений. Хотя результат был несколько неожиданным, предыдущие исследования, посвященные роли бесчувственных и бесчувственных (CU) черт (т.g., отсутствие эмпатии и раскаяния, поверхностный аффект) в уголовных правонарушениях среди молодых мужчин показали, что черты CU предсказывают воровство (например, кражу со взломом, мошенничество, подделку документов) у мужчин европеоидной расы, но не у афроамериканцев. Это может означать, что черты CU формируют более слабые ассоциации с преступностью среди меньшинств (Kahn et al., 2013). Будущие исследования с использованием PPTS должны учитывать расовые / этнические группы, чтобы определить, существует ли аналогичный эффект для измерения аффективной реакции. Наконец, в соответствии с предыдущими предположениями о том, что женщины более эмоционально чутки, чем мужчины (т.g., Mestre et al., 2009), было обнаружено, что правонарушители женского пола в текущей выборке менее склонны к выраженному дефициту аффективного реагирования. Дальнейших гендерных различий в баллах по параметрам PPTS обнаружено не было.

    Это исследование имеет несколько методологических недостатков. Во-первых, выборка была ограничена англоговорящими заключенными, что могло ограничить обобщение до других заключенных США, чье владение английским языком было недостаточным для участия в исследовании. Мы не собирали информацию о том, сколько человек не приняли участие из-за языкового барьера.Кроме того, представленные здесь данные были перекрестными, и поэтому нельзя сделать выводы о временных и причинно-следственных связях между факторами PPTS и внешними критериями. Затем мы попросили участников самостоятельно сообщить о преступлениях, которые они совершили. Будущие исследования должны быть направлены на сверку ответов заключенных с официальными записями. Кроме того, хотя выборка состояла из мужчин и женщин-заключенных, эти выборки были недостаточно большими, чтобы можно было провести проверку факторной инвариантности PPTS.Дальнейшая работа необходима для устранения всех вышеупомянутых ограничений. Мы особенно рекомендуем тестирование на психопатию среди несовершеннолетних правонарушителей до и после участия в программах вмешательства, особенно тех, которые включают в себя методы оценки перспективы, чтобы определить, могут ли такие стратегии привести к смягчению определенных психопатических черт. Будущие исследования также должны контролировать уровень интеллекта, чтобы определить, являются ли дефициты когнитивной реакции более выраженными у людей с пониженным исполнительным функционированием.Также необходимы исследования, чтобы проверить, можно ли надежно использовать PPTS с населением, не совершающим правонарушений.

    Подводя итог, можно сказать, что баллы PPTS среди заключенных США лучше всего фиксируются с помощью модели MTMM, состоящей из четырех группирующих факторов (аффективная реакция, когнитивная реакция, межличностное манипулирование, эгоцентричность) и двух факторов метода (знания/навыки и установки/убеждения). Измерения ППТС формировали дифференциальные ассоциации с внешними критериями, в том числе относящимися к разным видам правонарушений.Будущая работа может способствовать дальнейшему развитию нового теоретического подхода к определению психопатии в соответствии с PPTS, а также более надежной оценке психопатии.

    Заявление об этике

    Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Руководства Американской психологической ассоциации. Протокол был одобрен Комитетом по этике Департамента исправительных учреждений штата Пенсильвания. Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией.

    Вклад авторов

    DB разработал исследование, проанализировал данные и написал статью. AD разработал исследование и написал статью. NS занимался сбором данных, вводом данных и корректурой статьи. DW написал статью.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Каталожные номера

    Арриго, Б.А. и Шипли С. (2001). Спутанность сознания по поводу психопатии (I): исторические соображения. Междунар. Дж. Правонарушитель Тер. Комп. Криминол. 45, 325–344. дои: 10.1177/0306624X01453005

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Беннинг, С. Д., Венейблс, Северная Каролина, и Холл, Дж. Р. (2018). «Успешная психопатия», в Справочнике по психопатии , 2-е изд., изд. Си Джей Патрик (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 585–609.

    Bentler, PM (1990). Сравнительные показатели соответствия в структурных моделях. Психология. Бык. 217, 238–246. дои: 10.1037/0033-2909.107.2.238

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Bentler, PM (1995). Руководство по программе структурных уравнений EQS. Энсино, Калифорния: Многовариантное программное обеспечение.

    Академия Google

    Берч, С.А.Дж., Ли, В., Пикша, С.Е., Греар, С.Е., Броссо-Лиард, П., Баймель, А., и др. (2017). «Взгляды на перспективу: как дети думают об умах других», в «Достижения в развитии и поведении детей» , Vol.52, изд. Дж. Б. Бенсон (Кембридж, Массачусетс: Elsevier), 185–226.

    Академия Google

    Блейдорн, В. (2012). На пути к взрослой жизни: краткосрочное развитие личности во время серьезного жизненного перехода. чел. соц. Психол. Бык. 38, 1594–1608. дои: 10.1177/0146167212456707

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Бодушек, Д., и Дебовска, А. (2016). Критическая оценка измерения психопатии (PCL-R и SRP-III/SF) и рекомендации для будущих исследований. Дж. Крим. Правосудие 44, 1–12. doi: 10.1016/j.jcrimjus.2015.11.004

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Бодушек Д., Дебовска А., Дингра К. и ДеЛизи М. (2016). Внедрение и валидация Шкалы психопатических черт личности (PPTS) в большой тюремной выборке. Дж. Крим. Правосудие 46, 9–17. doi: 10.1016/j.jcrimjus.2016.02.004

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Бодушек Д., Дебовска А. и Уиллмотт А. (2017).Латентный профильный анализ психопатических черт среди убийц, насильственных преступников, преступников, совершивших преступления против собственности, и служащих. Дж. Крим. Справедливость. 51, 17–23. doi: 10.1016/j.jcrimjus.2017.06.001

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Бодушек Д., Дингра К., Хайланд П. и Дебовска А. (2015). Двухфакторное решение контрольного списка психопатии: версия для скрининга в выборке пациентов гражданской психиатрии. Крим. Поведение Мент. Здоровье 26, 174–185. дои: 10.1002/куб.м.1956

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Бузина Н. (2012). Психопатия – исторические споры и новый диагностический подход. Психиатр. Дунай. 24, 134–142.

    Академия Google

    Кэмпбелл, Д. Т., и Фиске, Д. В. (1959). Конвергентная и дискриминантная проверка по матрице мультипризнаков-мультиметодов. Психология. Бык. 56, 81–105. дои: 10.1037/h0046016

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Клекли, Х.(1941). Маска здравомыслия , 1-е изд. Сент-Луис, Миссури: CV Мосби.

    Академия Google

    Кук, Д. Дж., и Логан, К. (2015). Захват клинической сложности: к личностно-ориентированному измерению психопатии. Дж. Крим. Правосудие 43, 262–273. doi: 10.1016/j.jcrimjus.2015.04.004

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Коррадо, Р. Р., ДеЛизи, М., Харт, С. Д., и Маккуиш, Э. К. (2015). Можно ли объяснить причинно-следственные механизмы, лежащие в основе траекторий хронических, серьезных и насильственных правонарушений, с помощью конструкта психопатии? Дж.Крым. Правосудие 43, 251–261. doi: 10.1016/j.jcrimjus.2015.04.006

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Дебовска А., Бодушек Д., Дингра К., Шерреттс Н., Уиллмотт Д. и ДеЛизи М. (2017). Можем ли мы использовать модель психопатии Хэйра в судебно-медицинской и некриминалистической популяциях? Эмпирическое исследование. Девиантное поведение. 39, 224–242. дои: 10.1080/01639625.2016.1266887

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Диамантопулос, А.и Сигуав, Дж. А. (2000). Представляем LISREL. Лондон: Sage Publications.

    Академия Google

    Эрикссон, Т. Г., Маше-Но, Дж. Г., и Додерман, А. М. (2017). Черты личности заключенных по сравнению с населением в целом: признаки приспособления к ситуации? чел. Индивид. Диф. 107, 237–245. doi: 10.1016/j.paid.2016.11.030

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Заяц, Р. Д. (2003). Контрольный список психопатии зайца — пересмотренный.2. Торонто, Онтарио: Multi-Health Systems.

    Академия Google

    Хассал Дж., Бодушек Д. и Дингра К. (2015). Психопатические черты студентов бизнеса и психологии и их связь с академическим успехом. чел. Индивид. Диф. 82, 227–231. doi: 10.1016/j.paid.2015.03.017

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Ху Л. и Бентлер П. М. (1999). Критерии отсечки для индексов соответствия в ковариационном структурном анализе: традиционные критерии против новых альтернатив. Структура. Экв. Модель. 6, 1–55. дои: 10.1080/10705519909540118

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Кан, Р. Э., Берд, А. Л., и Пардини, Д. А. (2013). Бездушно-бесчувственные черты надежно предсказывают будущие уголовные преступления у молодых мужчин. Закон Гум. Поведение 37, 87–97. дои: 10.1037/b0000003

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Лилиенфельд, С.О., и Эндрюс, Б.П. (1996). Разработка и предварительная проверка самоотчета о психопатических чертах личности в некриминальной популяции. Дж. Перс. Оценивать. 66, 488–524. дои: 10.1207/s15327752jpa6603_3

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Лилиенфельд, С.О., Вальдман, И.Д., Ландфилд, К., Уоттс, А.Л., Рубензер, С., и Фашингбауэр, Т.Р. (2012). Бесстрашное господство и президентство США: последствия психопатических черт личности для успешного и неудачного политического лидерства. Дж. Перс. соц. Психол. 103, 489–505. дои: 10.1037/a0029392

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Лилиенфельд, С.О., Уоттс, А.Л., и Смит, С.Ф. (2015). Успешная психопатия: отчет о научном статусе. Курс. Реж. Психол. науч. 24, 298–303. дои: 10.1177/0963721415580297

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Местре М.В., Сампер П., Фриас М.Д. и Тур А.М. (2009). Женщины более эмпатичны, чем мужчины? Продольное исследование в подростковом возрасте. Диапазон. Дж. Психол. 12, 76–83. дои: 10.1017/S1138741600001499

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Морейра, Д., Алмейда Ф., Пинто М. и Фаверо М. (2014). Психопатия: всесторонний обзор его оценки и вмешательства. Агрессия. Жестокое поведение. 19, 191–195. doi: 10.1016/j.avb.2014.04.008

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Мутен, Л.К., и Мутен, Б.О. (1998–2015 гг.). Руководство пользователя Mplus , 7-е изд. Лос-Анджелес, Калифорния: Мутен и Мутен.

    Академия Google

    Патрик, CJ (ред.). (2018). Справочник по психопатии , 2-е изд.Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

    Академия Google

    Райков, Т. (1997). Оценка комплексной надежности родственных мер. Заяв. Психол. Изм. 21, 173–184. дои: 10.1177/01466216970212006

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Риз, С.П., Мур, Т.М., и Хэвиленд, М.Г. (2010). Бифакторные модели и вращения: изучение степени, в которой многомерные данные дают однозначные оценки по шкале. Дж. Перс. Оценивать. 92, 544–559.дои: 10.1080/00223891.2010.496477

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Швайнле В., Икес В., Роллингс К. и Жако К. (2010). Агрессивные в браке мужчины: злые, эгоцентричные, импульсивные и/или предвзятые. Дж. Ланг. соц. Психол. 29, 399–424. дои: 10.1177/0261927X10377988

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Ским, Дж. Л., и Кук, Д. Дж. (2010a). Является ли преступное поведение центральным компонентом психопатии? Концептуальные направления разрешения спора. Психология. Оценивать. 22, 433–445. дои: 10.1037/a0008512

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Ским, Дж. Л., и Кук, Д. Дж. (2010b). Одна мера не является конструкцией: направления для активизации исследований психопатии — ответ Харе и Нейманну (2010). Психология. Оценивать. 22, 455–459. дои: 10.1037/a0014862

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки

    Steiger, JH, and Lind, JC (1980). Статистически обоснованные тесты на количество общих факторов. Документ, представленный на ежегодном собрании Психометрического общества , Vol. 758, Айова-Сити, штат Айова.

    Академия Google

    Стивенс, Г.В., Деулинг, Дж.К., и Арменакис, А.А. (2012). Успешные психопаты: принимают ли они решения неэтично и почему? Дж. Автобус. Этика 105, 139–149. doi: 10.1007/s10551-011-0963-1

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Такер, Л. Р., и Льюис, К. (1973). Коэффициент надежности для анализа фактора максимального правдоподобия. Психометрика 38, 1–10. дои: 10.1007/BF02291170

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Verschuere, B., van Ghesel Grothe, S., Waldorp, L., Watts, A.L., Lilienfeld, S.O., Edens, J.F., et al. (2018). Какие черты психопатии могут быть центральными? Сетевой анализ пересмотренного контрольного списка психопатии (PCL-R) в трех больших выборках. Дж. Ненормальный. Психол. 127, 51–65. doi: 10.1037/abn0000315

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Представление зайца о психопате | Адвокат по уголовным делам

    Психопат — это термин, используемый для описания человека с определенным набором психологических, межличностных и нейрофизиологических черт, отличающих его от остального населения.Роберт Хэйр, эксперт по психопатии, описывает этих людей как:

    .

    Доктор Роберт Хэйр

    «…социальные хищники, которые очаровывают, манипулируют и безжалостно прокладывают себе путь по жизни, оставляя за собой широкий след из разбитых сердец, разбитых ожиданий и пустых кошельков. Совершенно лишенные совести и сочувствия, они эгоистично берут то, что хотят, и делают, как им заблагорассудится, нарушая социальные нормы и ожидания без малейшего чувства сожаления.

    Хэйр также разделил психопатов на три отдельные категории: первичные психопаты, невротические психопаты (также известные как вторичные) и диссоциальные психопаты.

    Кто такой первичный психопат?

    По словам Хэйра, первичный психопат — это «настоящий» психопат; вторичные и диссоциальные психопаты физиологически имеют мало общего с первичными психопатами. Первичный психопат имеет определенные когнитивные, психологические, эмоциональные и нейрофизиологические отличия, которые отличают его от других типов психопатов и широкой публики. Эти люди считаются очаровательными и часто имеют интеллект выше среднего.Считается, что генетика играет более важную роль в развитии первичного психопата, чем влияние окружающей среды.

    Что такое невротический психопат?

    Вторичные психопаты, также известные как «отыгрывающие невротики», «невротические правонарушители» или «симптоматические психопаты», как правило, психически больны или имеют серьезные эмоциональные расстройства, совершают насильственные преступления и ведут антиобщественный образ жизни, часто из-за каких-либо внутреннего конфликта. Исследования показали, что вторичные психопаты более нестабильны, чем первичные; ведет к импульсивному, агрессивному и насильственному поведению.В отличие от первичной психопатии, считается, что вторичные психопаты являются продуктом их окружения, возникающим в результате физического или словесного насилия и отвержения со стороны родителей.

    Кто такой диссоциальный психопат?

    Диссоциальный психопат часто агрессивен и склонен к насилию и склонен демонстрировать антиобщественное поведение на протяжении всей своей жизни. Эти люди усвоили эти антисоциальные тенденции из своей субкультуры; например, через социальные взаимодействия с членами банды или старшими братьями и сестрами.Окружающая среда играет важную роль для этих людей, подобно невротическому психопату.

     Что такое антисоциальное расстройство личности?

    Антисоциальное расстройство личности (АРЛ) — это термин, используемый многими психологами и психиатрами в DSM для описания человека с:

    «повсеместная модель пренебрежения и нарушения прав других, которая начинается в детстве или раннем подростковом возрасте и продолжается во взрослой жизни… не соответствует социальным нормам в отношении законного поведения.Они могут неоднократно совершать действия, являющиеся основанием для ареста, такие как уничтожение имущества, причинение беспокойства другим, воровство или занятие незаконными видами деятельности…».

    Хотя многие психопаты могут соответствовать этому описанию, диагноз APD в большей степени основывается на антисоциальном поведении, а не на психологическом поведении; Под это описание подходит большинство профессиональных преступников в целом, а не только психопаты. В то время как 50-75 % заключенных соответствуют критериям диагноза APD, только около 15 % соответствуют критериям психопата.Непсихопаты совершают большинство насильственных уголовных преступлений, включая изнасилования и убийства.

    Если вам предъявлено обвинение или вы считаете, что вам может быть предъявлено обвинение в насильственном преступлении, вам обязательно нужен опытный адвокат по уголовным делам . Диагноз психопатии потенциально считается отягчающим обстоятельством, влияющим на суровость наказания, назначенного судьей в случае осуждения; В Kenneth Padowitz, PA, мы считаем, что психическое заболевание не должно предъявляться обвиняемому в суде.Кеннет Падовиц, P.A. активно рассматривает все уголовные обвинения на уровне штата и на федеральном уровне. Свяжитесь с нашим адвокатским бюро, чтобы обсудить вашу ситуацию. Наш адвокат по уголовным делам в Форт-Лодердейле стратегически разработает защиту, разработанную лично для вас и вашей ситуации. Кеннет Падовиц, P.A. представляет клиентов в округе Бровард и во всей Южной Флориде, включая: Форт-Лодердейл, Майами, Палм-Бич, Бока-Ратон, Уэстон, Паркленд, Купер-Сити и Корал-Спрингс.

     

    Как определить «хороший» тип психопата

    Есть два типа психопатов — не все из них бесполезны и разрушительны.

    Не все психопаты одинаковы.

    Согласно новому исследованию, существует два типа психопатов — первичные и вторичные.

    Первичные психопаты могут сотрудничать, помогать и дружить.

    Вторичные психопаты, однако, обычно деструктивны, бесполезны и плохо работают.

    Г-жа Нора Шютте, первый автор исследования, сказала, что первичных психопатов отличает черта «бесстрашного доминирования»:

    «Люди с этой чертой характера хотят добиться своего, не боятся последствий своего действий, и может противостоять стрессу очень хорошо.

    Для сравнения, вторичные психопаты обладают высокой эгоцентричной импульсивностью, сказала она:

    «У людей с высокими ценностями отсутствует внутренний тормоз.

    Таким образом, их самоконтроль слаб, и поэтому они не думают о других.

    Их называют вторичными психопатами».

    Исследование включало 161 человека, которому задавали вопросы об их личности и о том, как они взаимодействуют на работе.

    Результаты показали, что первичные психопаты — те, кто демонстрирует бесстрашное доминирование — тем не менее часто воспринимались как готовые к сотрудничеству и готовые помочь.

    Мисс Шютте сказала:

    «Но это было верно только тогда, когда эти первичные психопаты также обладали заметными социальными навыками.

    Прежде всего это включает в себя навыки, которые обычно важны в работе, такие как дар доставлять другим удовольствие».

    Вторичные психопаты, тем не менее, действительно доставляют проблемы, независимо от того, насколько хороши их социальные навыки, сказала г-жа Шютте:

    «Эти люди с высокими значениями вторичной психопатии, таким образом, действительно оказывают предполагаемое негативное влияние на свою рабочую среду.

    И в гораздо большей степени, чем когда мы исследуем обе группы вместе.

    Профессор Герхард Бликле, соавтор исследования, сказал, что не все психопаты были злыми — на самом деле многие совсем наоборот:

    «Даже люди с ярко выраженными психопатическими чертами не обязательно демонстрируют антиобщественное поведение.

    Люди с высокой степенью бесстрашного доминирования могут даже быть самоотверженными героями в повседневной жизни, такими как спасатели, врачи скорой помощи или пожарные.

    Исследование было опубликовано в Journal of Management (Schütte & Blickle, 2016).

    Изображение предоставлено: conorwithonen

    В чем разница между социопатом и психопатом?

    Возможно, вы слышали, как люди называют кого-то «психопатом» или «социопатом». Но что на самом деле означают эти слова?

    Вы не найдете определений в официальном справочнике по психическому здоровью, Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам .Врачи официально не диагностируют людей как психопатов или социопатов. Вместо этого они используют другой термин: антисоциальное расстройство личности.

    Большинство экспертов считают, что психопаты и социопаты имеют схожий набор черт. У таких людей плохое внутреннее чувство правильного и неправильного. Они также не могут понять или разделить чувства другого человека. Но есть и некоторые отличия.

    Есть ли у них совесть?

    Ключевое различие между психопатом и социопатом заключается в том, есть ли у него совесть, тихий внутренний голос, который дает нам знать, когда мы делаем что-то не так, говорит Л.Майкл Томпкинс, EdD. Он психолог в Центре лечения психических заболеваний округа Сакраменто.

    У психопата нет совести. Если он солжет вам, чтобы украсть ваши деньги, он не почувствует никаких моральных угрызений совести, хотя может и притворяться. Он может наблюдать за другими, а затем вести себя так, как они, чтобы его «не узнали», говорит Томпкинс.

    У социопата обычно есть совесть, но она слаба. Они могут знать, что брать ваши деньги неправильно, и могут чувствовать некоторую вину или раскаяние, но это не остановит их поведение.

    У обоих отсутствует эмпатия, способность встать на чужое место и понять, что они чувствуют. Но психопат меньше заботится о других, говорит Аарон Кипнис, доктор философии, автор книги Комплекс Мидаса . Человек с этим типом личности рассматривает других как объекты, которые он может использовать в своих интересах.

    Они не всегда жестоки

    В фильмах и сериалах психопаты и социопаты обычно являются злодеями, которые убивают или пытают невинных людей. В реальной жизни некоторые люди с антисоциальным расстройством личности могут быть жестокими, но большинство — нет.Вместо этого они используют манипуляции и безрассудное поведение, чтобы получить то, что они хотят.

    «В худшем случае они холодные расчетливые убийцы», — говорит Кипнис. Другие, по его словам, умеют взбираться вверх по корпоративной лестнице, даже если для этого им приходится причинять кому-то боль.

    Если вы узнаете некоторые из этих черт у члена семьи или коллеги, у вас может возникнуть соблазн подумать, что вы живете или работаете с психопатом или социопатом. Но только потому, что человек злой или эгоистичный, не обязательно означает, что у него расстройство.

    «Хладнокровный психопат, вспыльчивый социопат»

    Распознать психопата непросто. Они могут быть умными, очаровательными и уметь имитировать эмоции. Они могут притворяться, что заинтересованы в вас, но на самом деле им, вероятно, все равно.

    «Это опытные актеры, чья единственная миссия — манипулировать людьми в личных целях», — говорит Томпкинс.

    Социопаты менее способны подыгрывать. Они ясно дают понять, что их не интересует никто, кроме них самих.Они часто обвиняют других и находят оправдания своему поведению.

    Некоторые эксперты считают социопатов «вспыльчивыми». Они действуют, не задумываясь о том, как пострадают другие.

    Психопаты более «хладнокровны» и расчетливы.

    Leave a Reply

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    2022 © Все права защищены.