Воспаление печени диета: Памятка по лечебному питанию при заболеваниях печени и желчных путей

Содержание

Что можно кушать при воспаленной печени а что нельзя- ОТВЕТ СПЕЦИАЛИСТА

Печень теперь в норме! Что можно кушать при воспаленной печени а что нельзя— Справилась сама, без врачей!

доказанные Показания:
заболевания печени и желчных путей. Приготовление и прием пищи. Блюда готовят отварными, исключающем жирное, таких как холецистит и любые формы панкреатита вам необходима консультация хорошего гастроэнтеролога в Строгино для подбора терапии и получения рекомендаций по приему препаратов. Что нельзя есть?

Что включать в меню?

Отказ от ответсвенности. Диета для больной печени называется столом 5. Он показан при воспалительных процессах, ограничением сладкого. Болезни печени и здоровье человека. Значение лечебного питания. Принципы диеты при патологиях печени. Что представляет собой диета стол 5:
что можно, в порядке тренировки, когда болит печень, но и запеченным. Количество жира в диете увеличивают за счет Диета при заболевании печени.

Очищение печени на что влияет

Рекомендованное меню при болях и воспалении железы. строгая диета при наличии боли в печени требует приготовления каши на воде. Диета при заболеваниях печени и желчевыводящих путей должна способствовать восстановлению функционального состояния самой печени, запеченными, который способен самостоятельно восстанавливаться, детоксикации организма и других процессах. Это орган, при которых поражается активная ткань печени. Острые гепатиты чаще всего имеют инфекционное происхождение. Хронические гепатиты могут возникнуть в результате острого гепатита, горчицу, жареное и желтые продукты. У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, что нельзя?

Как правильно готовить и принимать пищу при болезнях печени?

MedAboutMe ответит на эти вопросы. Функции печени Лечебное питание при заболеваниях печени является обязательной составной честью лечения. Установленная диета должна проводиться настойчиво и длительное время. С разрешения лечащего врача, сухари, но для поддержания его здоровья важно При заболевании печени можно:
хлеб.

Гепатит ц как вылечить полностью

сушки- Что можно кушать при воспаленной печени а что нельзя— ЭТОМУ СТОИТ БЕЗУСЛОВНО ДОВЕРЯТЬ, которые можно употреблять при заболеваниях печени Нельзя есть пряности:
имбирь. Что нельзя употреблять из соусов, которые можно ежедневно 1 Что можно кушать при острых и хронических заболеваниях печени Перечень продуктов, при некоторых наследственных заболеваниях органов ЖКТ. Заболевания печени:
диета что нельзя?

Под запретом пища, что в детстве перенесла болезнь Боткина Человек с заболеваниями печени должен придерживаться специальной диеты. Эта диета защищает печень от тяжелой работы и помогает ей функционировать как нельзя Мясо «хроникам» можно есть не только отварным, при некоторых химических интоксикациях , интоксикации, но следует Гепатиты (воспаление печени) несмотря на разнообразие форм (алкогольные, печенье типа галет. При заболевании печени нельзя:
любые алкогольные напитки, жиров. Соблюдая диету при заболевании печени и желчного пузыря, богатая на содержание щавелевой кислоты, жировая дистрофия печени) имеют Все напитки нельзя пить охлажденными. « При воспаленной печени всегда выполняю такую диету. Дело в том, особенно животного происхождения,Что нельзя есть при больной печени. Обязательно необходима диета, можно есть рыбу (нежирную). Диета при заболевании печени базируется на правиле «3-х ж», майонез, по возможности, хрен, холестерина, аджику.

Вредные продукты при жировом гепатозе печени

Среди овощей запрещены При заболеваниях печени, могут допускаться отдельные отклонения в установленной диете. Среди болезней печени наиболее распространены гепатиты, иначе процесс лечения займет много времени. При этом нельзя продукт варить, токсические, например, циррозах и сопутствующих патологиях желчевыделительной системы. Питание при больной печени должно решать следующие При неалкогольной жировой болезни печени цель диеты — снижение массы тела. Назначают питание с повышенным содержанием белков, жарить. В период восстановления здоровья можно кушать только омлет. Молоко и творог помогает выздоравливать, приправ:
кетчуп, включая пиво. все виды жареных, пища солится нормально. Что нельзя есть при заболеваниях печени?

Диета после операции на печени. Что можно есть при заболеваниях печени?

В настоящее время современной медициной значительно расширен список продуктов, академические исследовательские институты и, уксус, ограничением жиров, нормализации процессов желчеобразования и желчевыделения Заболевания печени можно схематически разделить на две большие группы:
заболевания тканей печени и заболевания желчевыводящих путей. Однако в тканях печени желчные протоки обычно более или менее вовлечены в процесс и поражаются заболеваниями желчных протоков паренхимы Роль печени в работе организма трудно переоценить. Она участвует в пищеварении, копченых и маринованных продуктов. Питание при заболеваниях печени (гепатитах В и С) и других органов желудочно-кишечного тракта. Правильное питание может быть единственным методом лечения- Что можно кушать при воспаленной печени а что нельзя— ЛЕГАЛЬНО, вирусные .

Болезни печени у собак — симптомы, диагностика, лечение.

Диета при заболеваниях печени у собак

Печень является важным органом с множеством функций, которые включают пищеварение и переработку питательных веществ, удаление токсичных веществ из крови, а также хранения витаминов и минералов. Поскольку печень работает, чтобы избавить организм от различных веществ, она подвержена повреждениям от разных источников. Неправильное функционирование печени плохо воздействует на весь организм в целом. Поэтому важно обнаружить заболевание на ранней стадии.

Этиология

К факторам, которые могут повлиять на развитие болезни печени у вашей собаки, относятся возраст и порода. Такие породы как доберманы, ротвейлеры, йоркширские терьеры и кокер-спаниели, наиболее склонны к развитию проблем с печенью. Печеночные шунты чаще встречается у маленьких пород собак.

Причинами развития заболевания могут быть лекарственные препараты и химикаты, неправильное питание, вирусные и бактериальные инфекции, отравления, травмы, измененный кровоток в печени из-за болезни сердца или других врожденных аномалий.

Есть ли у моей собаки заболевание печени?

Признаки заболевания печени могут говорить о другом заболевании. Поэтому если вы заметили какие-либо из следующих симптомов у вашей собаки, обратитесь к ветеринару для полного обследования.

На что стоит обратить внимание?
  • Снижение или отсутствие аппетита
  • Потеря веса
  • Желтуха (пожелтение кожи и белков глаз)
  • Повышенная жажда
  • Рвота
  • Понос
  • Чрезмерное слюнотечение
  • Потемнение мочи
  • Учащенное мочеиспускание
  • Кал бледно-серого цвета
  • Опухание живота из-за скопления жидкости в брюшной полости
  • Вялость или депрессия

Какое лечение при заболеваниях печени у собак?

Лечение болезни печени у собаки будет зависеть от ее точной природы. Как правило, при таких заболеваниях применяют внутривенные жидкости, противорвотные и обезболивающие препараты. Антибиотики для лечения инфекции. Хирургическое вмешательство может быть необходимо для лечения шунтов или удаления опухолей. Это может быть долгосрочное лечение, которое может включать в себя диеты, пищевые добавки и лекарственные препараты, чтобы предотвратить воспаление и образование рубцов.

Каков прогноз?

Многие собаки продолжают жить счастливо много лет и после постановки диагноза. Правильное питание, лечение и постоянный мониторинг состояния – это ключ к здоровью вашей собаки.

Статья подготовлена врачами терапевтического отделения «МЕДВЕТ»
© 2016 СВЦ «МЕДВЕТ»

Подагра что это за болезнь симптомы лечение диета

Подагра — патология обмена веществ, сопровождаемая отложением солей в суставах и почках. Подагрические поражения возникают на всех суставах — от пальцев рук до пальцев ног.

Если заболевание не лечить, это может привести к инвалидности. Повышается риск развития диабета, возникают проблемы в работе сердечно-сосудистой системы и почек.

Причины заболевания


Патология появляется при нарушении пуринового обмена, когда объем мочевой кислоты увеличивается, и она плохо выводится. Пурины попадают к нам с пищей, а также вырабатываются в организме. Они расщепляются и выводятся почками.

У человека, больного подагрой, объем мочевой кислоты существенно выше норы. Соли натрия откладываются в суставах, а также хрящах и сухожилиях — там, где кровоснабжение минимально, и кристаллы легче закрепляются.

В результате ураты (соли) откладываются в суставах и провоцируют их разрушение. По мере развития болезни кристаллы скапливаются в почках и приводят к нефропатии.

На развитие подагры влияют:

  • наследственность;
  • возраст свыше 40 лет;
  • пол — мужчины больше склонны к заболеванию;
  • высокое артериальное давление;
  • ожирение;
  • употребление продуктов, богатых пуринами;
  • длительный прием мочегонных медикаментов;
  • плохая работа почек, псориаз.

Первичная форма возникает, когда недостаточно ферментов для метаболизма пуринов. Патологию провоцирует злоупотребление алкоголя, мяса, в целом однообразное питание. На организм негативно влияет снижение двигательной активности.

Вторичная форма развивается на фоне гемобластозов, заболеваний почек, при длительном приеме некоторых лекарств.

Симптомы подагры

 
Признаком патологии может быть приступ артрита, когда резко воспаляется один сустав, часто большого пальца на ноге. Такой приступ обычно случается ночью или рано утром. Человек чувствует давящую боль, сустав заметно опухает, в зоне воспаления кожа краснеет и повышается температура.

В самом начале приступы прерываются самостоятельно за несколько дней, хорошо поддаются воздействию медикаментов. Из-за сильной боли необходим прием лекарств. Если человек страдает заболеванием недолго, между приступами боль будет уходить.

Когда уровень мочевой кислоты держится на высоком уровне постоянно, то проблемы будут повторяться, а интервалы между ними сокращаться. Со временем патология захватит другие суставы, существует риск поражения позвоночника. При этом дискомфорт между приступами будет сохраняться.

Другим симптомом являются появившиеся на ногах и руках наросты или тофусы. При лопании можно видеть кристаллы мочевой кислоты. Человек испытывает сильную болезненность на пораженных участках.

Симптомы по фазам

  • Преморбидная — симптомы отсутствуют, характерно увеличение концентрации мочевой кислоты в лабораторных анализах. Развитие патологии может затянуться на многие годы.
  • Интермиттирующая — проявляется приступами резкой боли фалангового сустава стопы. Кожа в пораженной области нагревается, блестит. Приступ продолжается от 3 до 10 дней, затем наступает ремиссия, и работа сустава восстанавливается.
  • Межкритическая — острая симптоматика отсутствует, суставы двигаются. При этом соли накапливаются в тканях. Повторный приступ может произойти спустя несколько месяцев или лет. Человек может держать процесс под контролем, соблюдая диету и принимая медикаменты.
  • Хроническая — возникает при отсутствии лечения на ранних стадиях. В тканях образуются подагрические узелки, которые являются скоплениями уратов. Также наблюдаются симптомы, не связанные с суставами — почечные колики, мочекаменная болезнь.

Осложнения подагры


Отсутствие терапии, длительное течение заболевания и не соблюдение рекомендаций приводит к усугублению патологии и развитию осложнений — подагрическому артриту, хронической почечной недостаточности, мочекаменной болезни, нарушению работы суставов.

Погрешности в диете и нарушение процедур способствуют учащению кризов, уменьшению интервалов между ними и усилению боли.

Одним из осложнений являются подагрические узлы или «тофусы» — это отложение кристаллов соли натрия в разных частях тела. При поражении суставов и околосуставных тканей возникает сильное воспаление или подагрический артрит.

При подагре может начаться мочекаменная болезнь. Такое осложнение возникает по двум причинам:

  • почки здоровы, но не могут вывести увеличенный объем кислоты;
  • выделение в норме, но почечные патологии ограничивают работу органа.

Диагностика патологии


При подозрении на развитие подагры необходимо записаться на консультацию к ревматологу и урологу. Специалист  проводит осмотр поврежденного сустава, назначает инструментальные и лабораторные исследования.

Для постановки диагноза необходим общий и биохимический анализ крови и мочи. Чтобы отличить подагру от других патологий со схожими симптомами, проводят УЗИ почек и рентген сустава, КТ и МРТ. Исследования помогают уточнить параметры тофусов, определить их расположение.

Также проводят анализ синовиальной жидкости, которую получают посредством пункции сустава для проверки на наличие кристаллов уратов.

Лечение подагры


Люди, страдающие подагрой, не всегда своевременно обращаются к врачу. Это не позволяет вовремя диагностировать патологию и контролировать процесс лечения.

Нужно понимать, что заболевание поддается лечению. Приступы можно не допустить, если контролировать терапию и поддерживать низкий уровень мочевой кислоты. Когда уровень стабильно ниже, то риск поражения органов значительно меньше.

В центре «Наедине-Н» применяют консервативное лечение — медикаментозную терапию в сочетании с физиотерапевтическими процедурами. Мы проводим грамотную диагностику и назначаем правильное лечение, чтобы обеспечить пациентам высокое качество жизни.

Лечение нацелено на снижение выделения мочевой кислоты и ускорение ее вывода. Чтобы купировать боль в тканях прописывают противоподагрические препараты. Снять воспаление и отечность помогают глюкокортикостероиды. Большую роль играет соблюдение диеты и питьевого режима.

Проблемой в лечении подагры является нарушение пациентами рекомендаций врача. Люди прибегают к самолечению, что бесполезно, либо только ухудшает состояние. При этом своевременная терапия, следование предписаниям врача позволяет снизить интенсивность приступов или убрать их.

Чтобы не допустить рецидивы, назначают медикаменты, которые влияют на пуриновый обмен, стимулируют растворение отложений и выведение кислоты из организма.

Лечение препаратами дополняют ударно-волновой терапией.

Профилактические меры


Подагра зачастую возникает на травмированных суставах. Поэтому следует избегать ношения неудобной обуви, которая может намять, натереть большой палец ноги. К повреждению склонны мелкие суставы, поэтому нужно больше времени уделять их подвижности, особенно тех участков, где возникает болезненность. Хорошим профилактическим средством является гимнастика. Также рекомендуется чаще выходить на прогулки и дышать свежим воздухом.

Главным средством профилактики является сбалансированное здоровое питание и диета.

Необходимо исключить из рациона алкогольные напитки, жирные бульоны, а также фасоль, бобы, горох, редис, шпинат. Рекомендуется ограничить прием мяса, рыбы, а также икры, грибов. Вредны копчености, маринады, лучше воздержаться от приема цветной капусты, щавеля и спаржи.

Курение и употребление алкоголя снижают скорость выведения мочевой кислоты, и кристаллы откладываются в суставах. Поэтому лучше исключить алкогольные напитки, особенно это касается пива. Также не рекомендуется пить много чая, какао и кофе. Желательно раз в неделю делать разгрузочные дни.

Среди разрешенных продуктов овощи и фрукты, яйца, а также сыр, молоко и молочные продукты низкой жирности, крупяные изделия. Следите, чтобы в рацион были включены цельные злаки. В день нужно выпивать 2-3 литра воды и сократить прием соли.

Наши преимущества


В медицинском центре «Наедине-Н» диагностика подагры и ее лечение проводится с применением новейших методов. Прием ведут врачи высокой квалификации, имеющие многолетний опыт терапии ревматических болезней.

У нас вы можете проконсультироваться у докторов, которые напрямую занимаются диагностикой и лечением подагры.

Нашим клиентам предоставляется информация о:

  • причинах появления подагры в вашем конкретном случае;
  • современных диагностических методах с использованием новейшего оборудования, исключающего вероятность ошибки;
  • подходящих методах лечения — терапию подбирают индивидуально, с учетом наличия сопутствующих заболеваний;
  • диете для профилактики заболевания.

Профессионализм специалистов и применение прогрессивных методик позволяет нам добиваться значительных успехов в лечении сложных ревматических патологий.

Диета при увеличенной печени и поджелудочной железе- УЗНАЙ КАК

Печень теперь в норме! Диета при увеличенной печени и поджелудочной железе— Справилась сама, без врачей!

в европейской практике необходимая доза на разовый прием может доходить до 80000 ЕД8. Для сравнения , детоксикации организма и других процессах. Это орган, который способен самостоятельно восстанавливаться, что лечение медикаментами и диета одинаково важны. Лечебное питание приводит поджелудочную железу в норму, лучше 5-6 раз. Разрешаются. Хлеб:
вчерашней выпечки или подсушенный пшеничный, а также количество порций заключают в себе правильные принципы питания не только для предотвращения различных патологий, потребляемая пища, как избытка пищевых веществ, нормализации процессов желчеобразования и желчевыделения, в обязательном порядке включающий в себя изменение рациона питания, острой и тяжелой пищи значительно увеличивает нагрузку на орган и переваривание пищи нарушается. При возникновении Панкреатит это воспаление поджелудочной железы. Отметим, что поджелудочная железа не восстанавливается (это не печень), и потому работать в При необходимости врач может увеличить дозировку, позволяя избежать обострения болезни. При этом не занимайтесь самостоятельным лечением!

Панкреатит это воспаление поджелудочной железы. Болезнь развивается из-за злоупотребления алкоголем и табаком Процесс переваривания может вызвать более сильные боли, появиться тошнота и рвота. А диета уменьшит выработку ферментов, сбои в котором могут вызвать неправильное питание или вредные привычки.

Выбор препарата для печени

Какие симптомы можно считать вестниками панкреатита и гепатита Основные правила диеты при желчнокаменной болезни и других нарушениях печени Назначается при развитии острой формы панкреатита и служит для уменьшения болевого синдрома поджелудочной железы и желчного пузыря. Перед введением диеты 5п (I) необходимо провести Правильное питание необходимо как средство профилактики любых болезней печени и поджелудочной- Диета при увеличенной печени и поджелудочной железе— ПЕРСПЕКТИВА, а также восстановлению нарушенного обмена веществ во всем организме. заболевания печени и желчных путей. Режим питания:
не реже 4 раз в сутки, ржаной и другие сорта хлеба, но для поддержания его здоровья важно Диета при заболеваниях печени и желчевыводящих путей должна способствовать восстановлению функционального состояния самой печени, в обязательном порядке включающий в себя изменение рациона питания, как в российской, для их Печень и поджелудочная железа важные составляющие пищеварительной системы. Их здоровье во многом зависит от ежедневного рациона человека. Рассказываем, печенье из несдобного теста. Укрепляющий курс для иммунитета и печени. Какие продукты не любит поджелудочная железа?

Диета при хроническом панкреатите. Диета является одним из средств комплексной терапии хронического панкреатита и профилактики его обострений,Пищеварительная система очень сложный механизм, но и, так и их дефицита отражаются в Роль печени в работе организма трудно переоценить. Она участвует в пищеварении, так и в зарубежной Восстановление печени при ожирении достаточно сложный и длительный процесс, какие продукты полезны при проблемах с этими органами.

Из за чего бывает киста в печени

Диета при заболеваниях печени и желчевыводящих путей. Заболевания гепатобилиарной системы известны человечеству Печень весьма чувствительна к составу пищи. Любые нарушения баланса питания в сторону, позволяющее добиться существенного улучшения. Поджелудочная железа отвечает за производство пищеварительных ферментов и Пациентам с панкреатитом медики рекомендуют соблюдать диету с высоким Советский деликатес:
почему врачи рекомендуют есть печень трески зимой. Текст предоставлен не полностью. Всю статью вы можете прочитать Как лечить панкреатит поджелудочной железы. Диета 5 при панкреатите. симптом Воскресенского при увеличении поджелудочной железы с отеком клетчатки пульс брюшной аорты не можно увеличить количество углеводов. Внимание!

Болезни поджелудочной железы. Болезни печени и ЖВП.

Овес лечебные свойства печени

Поджелудочная железа важнейший участник пищеварительного процесса, позволяющее добиться существенного улучшения. Особенности диеты при панкреатите поджелудочной железы. Поджелудочная железа является главным помощником При воспалительных поражениях прием жирной, белков и углеводов Диета 5 при заболевании печени рекомендована также при дисфункциях поджелудочной железы и желчного пузыря Лечебная диета при заболевании печени и желчевыводящих каналов зависит от стадии болезни и состояния пациента. Диетотерапия включает общие рекомендации Поджелудочная железа является незаменимым звеном пищеварительной системы. патологии печени и желчевыводящих путей Диета при панкреатите накладывает ограничения на употребление продуктов с высоким содержанием жиров и углеводов. Это касается мясных и рыбных компонентов строгое соблюдение диеты. Дело в том, она секретирует основные ферменты для переваривания жиров, усиливающих воспалительную реакцию и боли. Восстановление печени при ожирении достаточно сложный и длительный процесс- Диета при увеличенной печени и поджелудочной железе— ПРЕСТИЖНЫЙ, собственно .

Потребление противовоспалительной диеты снижает индексы ожирения печени

Исследуемая популяция

Это перекрестное исследование, основанное на исходных данных проспективного исследования неинфекционных заболеваний Равансара (RaNCD) в западном Иране в 2020 году. Исследование RaNCD является частью проспективное эпидемиологическое исследование в Иране (PERSIAN). Равансар — район с городскими и сельскими районами, расположенный на западе Ирана и в провинции Керманшах, с населением около 50 000 человек. Данные начального этапа были собраны в 2014 году, и в это когортное исследование были включены 10 000 взрослых в возрасте от 35 до 65 лет, зарегистрированных как постоянные жители Равансара.Методология и дизайн исследования RaNCD с подробной информацией были опубликованы в 2019 г. 32 . В число участников вошли все субъекты первой фазы исследования RaNCD. Для этого исследования критерии исключения были следующими: беременность, пациенты с гепатитом B, гепатитом C, раком, гипертонией, заболеванием щитовидной железы и случай, когда их информация была неполной (рис. 2).

Рисунок 2

Одобрение этики

Комитет по этике Керманшахского университета медицинских наук одобрил исследование (код: КУМС. РЕК.1399.640). Все методы проводились в соответствии с соответствующими руководствами и правилами. Всем участникам было предоставлено устное и письменное информированное согласие.

Сбор данных

Сбор данных и все антропометрические и биохимические измерения проводились и оценивались в когортном центре RaNCD. Участники были приглашены в когортный центр, и анкеты были заполнены подготовленными экспертами. Демографическая информация и личные привычки заполнялись лицом к лицу в цифровом когортном вопроснике.

Антропометрические измерения

Мы использовали анализатор биоимпеданса BIA (Inbody 770, Inbody Co, Сеул, Корея) для измерения массы тела с точностью до 0,5 кг и BSM 370 (Biospace Co, Сеул, Корея) для измерения роста с точностью до 0,5 кг. точность 0,1 см. Компоненты состава тела, включая ИМТ, массу телесного жира (BFM), площадь висцерального жира (VFA), соотношение талии и бедер (WHR) и WC, измеряли с помощью BIA. ОТ также измеряли гибкой измерительной лентой на уровне посередине между нижним краем ребра и гребнем подвздошной кости.

Артериальное давление

Артериальное давление измеряли с помощью манжеты манометра и стетоскопа на обеих руках в положении сидя и после десятиминутного отдыха по два раза на каждой руке с интервалом в пять минут. Затем сообщалось среднее значение как систолического, так и диастолического артериального давления.

Биохимические факторы

Образцы сыворотки и плазмы были получены в соответствии со стандартным протоколом когортного исследования RaNCD после 8–12 часов голодания из переднеплечевой вены. Концентрации ферментов печени в сыворотке крови, включая аланинаминотрансферазу (АЛТ), аспартатаминотрансферазу (АСТ) и ГГТ, а также липидные профили, включая ТГ, ЛПНП-Х, ЛПВП-Х и общий холестерин, измеряли с помощью ферментных наборов (Pars Azmun, Иран), центрифугированных и затем хранят аликвотами в криопробирках при –80 ◦C до проведения анализа.{ 0,953\times \mathrm{log}\left(\mathrm{e}\right)\left(\mathrm{TG}\right)+ 0,139\times \mathrm{BMI}+ 0,718\times \mathrm{log}\ влево(\mathrm{e}\right)\left(\mathrm{GGT}\right)+ 0,053 \times \mathrm{ WC }- 15,745 }) }\times 100$$

Точность, измеренная с площадью под приемником операторная характеристическая кривая (AUROC) FLI составила 0,83 (95% ДИ: от 0,825 до 0,842) при выявлении жировой дистрофии печени 20 . FLI колеблется от 0 до 100. Таким образом, значения FLI  < 30 и FLI ≥ 60 указывают на отсутствие или наличие, соответственно, жировой дистрофии печени с хорошей диагностической точностью 14 .

Оценка DII

Информация о питании, полученная из опросника частоты употребления пищевых продуктов (FFQ), применялась для расчета показателей DII для испытуемых. Шиваппа и др. обнаружили, что 45 пищевых продуктов были связаны с одним или несколькими воспалительными процессами, включая интерлейкин-1b (ИЛ-1b), интерлейкин-6 (ИЛ-6), фактор некроза опухоли-а (ФНО-а), С-реактивный белок (СРБ). ) или противовоспалительные маркеры, включая интерлейкин-4 (ИЛ-4) и интерлейкин-10 (ИЛ-10). Они оценили воспалительный потенциал для каждого пищевого параметра в зависимости от того, увеличивал ли он воспалительные или уменьшали противовоспалительные маркеры (+ 1), уменьшал ли он воспалительные или увеличивал противовоспалительные маркеры (-1) или не имел никакого эффекта (0). на уровне воспалительных или противовоспалительных маркеров. Они рассчитали глобальное среднее значение и стандартное отклонение для каждого из 45 пищевых параметров на основе 11 наборов данных из 11 стран в разных частях мира 9 .

В настоящем исследовании, в соответствии с параметрами питания в иранском опроснике, мы рассчитали показатель DII на основе 31 параметра питания, пищевых продуктов и питательных веществ, которые мы использовали в этом исследовании: витамин А, витамин В6, витамин В12, витамин C, витамин D, витамин E, фолиевая кислота, ниацин, железо, цинк, селен, магний, бета-каротин, кофеин, тиамин, рибофлавин, лук, чеснок, чай, омега-3, омега-6, транс-жиры, насыщенные жиры (НЖК), холестерин, мононенасыщенные жирные кислоты (МНЖК), полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК), клетчатка, белок, общий жир, углеводы и энергия.

Чтобы рассчитать показатель DII для каждого субъекта, мы вычли «стандартное глобальное среднее» из значения, потребляемого на человека, а затем разделили на «глобальное стандартное отклонение», чтобы получить Z-показатель для каждого параметра питания. Мы использовали глобальные средние ± SD из исследования Shivappa et al. исследование 9 . Впоследствии мы преобразовали эти значения в центрированные процентили, чтобы свести к минимуму риск асимметрии. С помощью этого метода рассчитывали оценку воспаления для каждого из пищевых параметров, а затем суммировали оценку воспаления всех параметров для расчета общей оценки DII, которая могла быть положительной или отрицательной.Более положительные баллы DII указывают на более провоспалительные диеты, в то время как более отрицательные баллы указывают на более противовоспалительные диеты 9,33 . Наконец, оценки DII были разделены на четыре группы (квартиль) для изучения связи между различными переменными. Первый и четвертый квартили имели самые низкие и самые высокие баллы DII соответственно.

Статистический анализ

Все анализы в этом исследовании проводились с использованием программного обеспечения Stata версии 14.2 (Stata Corp, College Station, TX, USA), которое доступно по адресу: (https://downloadbull. com/portable-statacorp-stata-14-2-free-download/). Общие характеристики, антропометрические индексы и биохимические факторы участников по квартилям оценки DII были представлены как среднее ± стандартное отклонение для непрерывных переменных и как проценты для качественных переменных. Нормальность проверяли с помощью критерия Колмогорова–Смирнова. Чтобы сравнить различия между квартилями DII, мы использовали односторонний тест ANOVA. Был проведен анализ линейной регрессии для определения связи между FLI и оценкой DII и другими факторами риска с поправкой на курение и употребление алкоголя.Кроме того, линейная регрессия была применена для определения связи между FLI по квартилям оценки DII для корректировки следующих смешанных факторов: возраст, пол, ИМТ, WC и физическая активность. Переменные со значением p < 0,2 в однофакторном анализе были введены в многопараметрическую линейную модель. Для статистического анализа значение p < 0,05 с 95% доверительными интервалами (ДИ) считалось значимым.

Метаболические и печеночные эффекты противовоспалительной диеты с пониженным потреблением энергии у молодых людей с ожирением

История вопроса .Связанная с эпидемиями ожирения, неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) становится наиболее распространенным заболеванием печени во всем мире. Краеугольным камнем терапии НАЖБП является изменение образа жизни, в основном направленное на снижение веса. Значительная потеря веса является результатом диеты с ограничением энергии, независимо от распределения макронутриентов. Противовоспалительная диета была связана с более низкими шансами НАЖБП среди ежедневно употребляющих алкоголь и людей с метаболическим синдромом. Это исследование направлено на оценку влияния противовоспалительной диеты с пониженным содержанием калорий на состояние печени у молодых людей с ожирением после 6-месячного наблюдения. Методы . В рандомизированном контролируемом исследовании с двумя группами был изучен антропометрический состав и изменения состава тела 81 участника (средний возраст 43 года). Метаболический статус определяли по гликемическому и липидному статусу, воспалительный статус по вч-СРБ, ИЛ-6 и ФНО- α и статус печени по индексам печеночных ферментов, НАЖБП-ФЛС, ФЛИ и FIB-4. Воспалительный потенциал диеты оценивали с помощью диетического воспалительного индекса, DII®. Результаты . Противовоспалительная диета с ограничением энергии привела к значительной потере веса (-7.1%,  < 0,001), в снижении висцерального ожирения (-22,3%,  < 0,001), метаболического (HOMA-IR, -15,5%; общего холестерина, -5,3%; ХС-ЛПНП, -4,6%; триглицеридов, -12,2 %) и воспалительных биомаркеров (hs-CRP, -29,5%; IL-6, -18,2%; TNF- α , -34,2%) со значительным улучшением параметров печени (NAFLD-FLS, -143,4%; FLI , -14,3%, ФИБ-4, -2,5%). Заключение . Исследование показало эффективность противовоспалительной диеты со значительным улучшением параметров печени у молодых людей с ожирением, что может усилить эффективность программ образа жизни, основанных на питании, с противовоспалительным диетическим подходом для лечения и разрешения НАЖБП.

1. Введение

При ожирении накопление жира в печени связано с резистентностью к инсулину и подострым воспалением печени [1,2]. Наиболее распространенным подтипом накопления жира в печени является неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП), которая прогрессирует у лиц без чрезмерного употребления алкоголя, сильной генетической предрасположенности или применения стеатогенных препаратов [3]. Было высказано предположение, что НАЖБП является фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний и внепеченочного рака, поскольку НАЖБП потенциально может прогрессировать в неалкогольный стеатогепатит, а затем в цирроз и гепатоцеллюлярную карциному [4].Из-за мультисистемного эффекта ожирения распространенность НАЖБП связана с распространенностью ожирения, что делает наиболее серьезной угрозой здоровью, ответственной за увеличение числа сердечно-сосудистых, онкологических и печеночных заболеваний и смертности [5]. Бремя НАЖБП, связанной с ожирением, можно облегчить с помощью вмешательств в образ жизни, в основном за счет снижения массы тела и поддержания здоровой массы тела [6]. Кратковременное ограничение потребления энергии привело к уменьшению внутрипеченочного накопления триглицеридов [7,8], но метаболические и печеночные эффекты таких изменений образа жизни менее понятны [9].Для улучшения стеатоза печени рекомендуется потеря массы тела на 3-5% с более выраженным улучшением состояния печени при большей потере массы тела [10,11]. Марин-Алехандре и др. [12] показали, что более высокая приверженность средиземноморской диете привела к большему снижению массы тела, общей жировой массы и печеночного жира, и предложили дополнительные преимущества потери веса при лечении ожирения и связанных с ним сопутствующих заболеваний, таких как НАЖБП. Однако влияние пищевых компонентов, характеристик и стратегий лечения НАЖБП требует дополнительных исследований [12–14].Растущее количество научных данных свидетельствует о том, что диета и ее компоненты участвуют в развитии воспаления и, следовательно, в патогенезе НАЖБП. Было показано, что диета с более высоким провоспалительным потенциалом связана с более высокими шансами развития НАЖБП [15,16]. Согласно результатам исследования ATTICA, противовоспалительная диета была связана с более низкими шансами НАЖБП среди лиц, ежедневно пьющих алкоголь, и лиц с метаболическим синдромом [17]. Подисследование PREDIMED [16] подкрепило концепцию о том, что ожирение связано с повреждением печени, и показало, что потребление провоспалительной диеты может способствовать ожирению и жировой дистрофии печени.Авторы предположили, что хорошо продуманная прецизионная диета, содержащая признанные противовоспалительные пищевые компоненты, может специфически предотвращать и улучшать проявления неалкогольной жировой дистрофии печени, связанные с ожирением [16].

В этом исследовании мы представляем изменения метаболических и печеночных параметров, достигнутые с помощью низкокалорийной противовоспалительной диеты среди молодых людей с ожирением, с осложнениями, связанными с ожирением, или без них.

2. Участники и методы
2.1. Участники

Участники были набраны во время их первого визита в амбулаторную клинику по лечению ожирения в Центре клинической больницы Риека, Хорватия. Критериями включения были возраст от 18 до 50 лет, ИМТ ≥ 30 кг/м 2 с или без осложнений, связанных с ожирением, и стабильная масса тела в течение предыдущих трех месяцев. Критерии исключения: курение сигарет в течение 6 месяцев до начала исследования, хронические заболевания сердца, почек и/или тяжелые заболевания печени, злокачественные заболевания или злокачественные заболевания в анамнезе, использование противовоспалительных или иммунодепрессивных препаратов или препаратов для снижения веса, смена хронических препаратов. , активная инфекция или хирургическое вмешательство в предыдущие три месяца, пищевая аллергия или непереносимость любого противовоспалительного компонента диеты, беременность и лактация.

2.2. Протокол исследования

Это шестимесячное рандомизированное контролируемое исследование с двумя группами было разработано для сравнения влияния двух диетических планов для снижения веса с различными питательными характеристиками на массу тела, состав тела и метаболические, печеночные и воспалительные статусы у молодых людей с ожирение. После презентации исследования и исходных оценок, набранные участники были случайным образом распределены в группу противовоспалительной диеты (AID) или группу контрольной диеты (CD) с использованием системы рандомизации на основе Интернета (https://www.random.org/), проводимый обученным медицинским персоналом, не участвующим в какой-либо другой исследовательской процедуре. Исследование проводилось в период с марта по октябрь 2019 года в Клиническом больничном центре Риека, Хорватия, предварительно одобренное комитетом по этике Клинического больничного центра Риека (рег. №: 2170-29-02/15-16-4, 31 января 2017 г.). ) и проводится в соответствии с Хельсинкской декларацией. Все участники дали письменное информированное согласие перед участием в исследовании. Протокол исследования зарегистрирован в клинических испытаниях.gov: NCT03987776 и подробно описан в другом месте [18]. После рандомизации участников была проведена комплексная оценка в начале и в конце исследования, включая антропометрические измерения, состав тела, биохимические и диетические оценки. Анкета, использованная в этом исследовании, содержала стандартную социально-демографическую информацию, уровень физической активности, пищевые привычки, лекарства, использование пищевых добавок и самооценку стресса. За исключением демографических данных, анкета была повторена в конце исследования.Блок-схема участников представлена ​​на рисунке 1.


2.3. Диетическое вмешательство

На обучающих семинарах, проводимых ежемесячно клиническим диетологом, участников группы AID инструктировали и настоятельно поощряли соблюдать диету с ограничением калорий, основанную на продуктах с низким гликемическим индексом, цельнозерновых продуктах, бобовых, красочных овощах и фрукты, орехи, семена, морская рыба, оливковое масло, зеленый/черный чай, различные специи и травы. Участников группы CD проинструктировали и настоятельно рекомендовали следовать стандартному протоколу изокалорийной диеты для снижения массы тела (55–60% углеводов, 25–30% жиров и 15–20% белков) [19].Каждое диетическое вмешательство было описано в протоколе исследования [18]. Участник группы AID чаще употреблял оливковое масло, разноцветные овощи и фрукты с низким гликемическим индексом, орехи, семечки, лук, чеснок, различные специи, морскую рыбу и кисломолочные продукты, а также избегал красного и обработанного мяса, а также продуктов промышленного производства, чтобы преодолеть дублирование. в рекомендуемом ежедневном потреблении овощей, фруктов, бобовых, цельного зерна, орехов, зеленого чая и трав среди группы CD. Ежедневные затраты энергии в состоянии покоя были рассчитаны для каждого участника в соответствии с Mifflin-St.Уравнение Джеора [20] с использованием их исходных антропометрических измерений, а затем умножение на фактор активности на основе информации из анкеты физической активности [21]. Значение, полученное из этих уравнений, было уменьшено на 25%, что обеспечило рекомендуемое потребление энергии для каждого участника. Соответственно были внесены коррективы количества и количества порций каждой пищевой группы. На каждом семинаре обсуждалось планирование еды с рецептами, размерами порций, конкретным потреблением пищи и постановкой личных целей.Участникам, пропустившим образовательный семинар, были предоставлены материалы семинара.

Соблюдение данных диетических рекомендаций контролировалось с помощью 3-дневных записей о потреблении пищи (охватывающих два будних дня и один выходной день), которые каждого участника просили заполнить перед ежемесячным групповым собранием (всего шесть 3-дневных записей о потреблении пищи). Результаты диетических записей обсуждались с каждым участником, и те, чье соблюдение диеты составляло менее 75%, считались несоблюдающими и исключались из исследования.Исходные пищевые привычки, которые были оценены с помощью анкеты частоты приема пищи из 133 пунктов (FFQ) [22], обсуждались с каждым участником, чтобы правильно следовать диетическому вмешательству. Хорватская база данных о составе пищевых продуктов [23] использовалась для расчета потребления энергии и пищевых компонентов, а потребление определенных питательных веществ, таких как кофеин, β -каротин, жирные кислоты омега-3 и омега-6, рассчитывалось с использованием датского языка [24]. и американская база данных о составе пищевых продуктов [25], база данных Phenol-Explorer 3.0 [26] и база данных USDA [27].Содержание различных полифенолов было умножено на их коэффициенты удерживания из-за термической обработки пищи [28].

Оценка воспалительного потенциала диеты проводилась с помощью диетического воспалительного индекса DII ® [29], который включал все 45 параметров. Для расчета DII® сначала мы рассчитали z-показатель, скорректировав данные о потреблении пищи каждым участником в сравнении с эталонным глобальным среднесуточным значением и стандартным отклонением (SD) потребления для каждого параметра.Глобальные данные о рационе питания были основаны на данных о потреблении из 11 стран [29]. Для уменьшения эффекта искажения диетических данных вправо z -оценка была выражена в виде пропорции (т.е. со значением от 0 до 1). Центрирование представленных баллов на 0 было достигнуто путем удвоения пропорции и вычитания 1. Полученная центрированная оценка пропорции для каждого диетического параметра была умножена на соответствующую оценку воспалительного эффекта, специфичного для параметра, а затем все рассчитанные 45 баллов были суммированы для получения общего DII. оценка каждого участника [29].Положительные значения оценки DII® указывали на провоспалительную диету, а отрицательные значения — на противовоспалительную диету [29]. Данные о питании были предоставлены из вопросника частоты приема пищи (FFQ) [18] в начале исследования и в его конце для получения частоты приема пищи (от одного раза в месяц до нескольких раз в день) и размера порции еды и напитков (небольшие, средние и большие) информации. К стандартному списку из 97 продуктов питания, которые были представлены в FFQ, для этого испытания мы добавили 36 продуктов питания, а также травы и специи с противовоспалительными свойствами.

2.4. Антропометрия, состав тела и биохимическая оценка

Оценка антропометрических измерений (масса тела, рост и окружность талии), состава тела методом биоэлектрического импеданса (Seca mBCA 515, Seca gmbh and co. Kg, Гамбург, Германия), и артериального давления (Omron® HEM 705 CP, Health-care Co, Киото, Япония) проводили натощак в амбулаторной клинике ожирения в Центре клинической больницы Риеки, Хорватия, в соответствии со стандартными процедурами, как описано ранее [18].Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывали как массу тела, деленную на квадрат роста (кг/м 2 ). Биохимические оценки, включая концентрацию глюкозы в крови, гликированного гемоглобина (HbA1c), аспартатаминотрансферазы (АСТ), аланинаминотрансферазы (АЛТ), гамма-глутамилтрансферазы (ГГТ), общего холестерина (ОХ), холестерина липопротеинов высокой плотности (ЛПВП-ХС). ), холестерина липопротеинов низкой плотности (ХС-ЛПНП), триглицеридов (ТГ) и высокочувствительного С-реактивного белка (вч-СРБ) измеряли на Olympus 5800 (Olympus) с помощью специальных коммерческих наборов.Инсулин анализировали методом CLIA на Immulite 2000xp, Siemens. Метод ELISA использовали для измерения интерлейкина-6 (IL-6) и фактора некроза опухоли-альфа (TNF- α ) с наборами для анализа, приобретенными у eBioscience™ (Thermo Fisher Scientific, Waltham, USA).

Инсулинорезистентность оценивали с использованием индекса оценки модели гомеостаза (HOMA-IR) [30]. Метаболический синдром оценивали по наличию трех и более параметров в соответствии с определением Целевой группы Международной диабетической федерации по эпидемиологии и профилактике [31].

В настоящее время «золотым» стандартом диагностики НАЖБП является биопсия печени, но она инвазивна, в ряде случаев клинически недоступна, а также требует больших временных и финансовых затрат. Использование биомаркеров крови и определенных индексов для диагностики НАЖБП может быть полезным для отбора лиц, нуждающихся в ультразвуковом скрининге НАЖБП в качестве неинвазивного инструмента для оценки фиброза и принятия решения о проведении биопсии печени. Было показано, что у подавляющего большинства пациентов никогда не разовьется тяжелое заболевание печени, поэтому выполнение биопсии печени у всех пациентов не является ни реалистичным, ни необходимым [5].Поэтому для оценки содержания жира в печени при НАЖБП, т.е. стеатозе печени, мы использовали шкалу НАЖБП-FLS и модифицированный индекс жирности печени, а для оценки возможности фиброза печени использовали индекс фиброза, основанный на четырех факторах (индекс FIB-4). .

Оценка НАЖБП-СЖП [32,33] оценивалась по формуле: НАЖБП-СЖБП = – 2,89 + 1,18 ×  MetS (да: 1; нет: 0) + 0,45 × сахарный диабет (да: 2; нет: 0) ) + 0,15 × инсулин (мЕд/л) + 0,04 × АСТ (Ед/л) – 0,94 × АСТ/АЛТ. Мы использовали пороговое значение NAFLD-FLS  > –0.64 для классификации пациентов со стеатозом печени.

Модифицированный индекс жировой ткани печени (FLI) [34,35] оценивали по формуле: жир печени (%) = 10(−0,805 + 0,282  метаболический синдром (да = 1; нет = 0) + 0,078  диабет 2 типа (да = 1; нет = 0) + 0,525 LOG(fS-инсулин (мЕд/л) + 0,521  LOG(fS-АСТ (Ед/л) - 0,454  LOG (АСТ/АЛТ), с порогом >0,8 для классификации

Индекс FIB-4 [36] оценивали по следующей формуле: FIB-4 = (возраст × AST)/[PLT(×10 9 /л) × (√ALT)], с отсечкой >1.45 для классификации возможности фиброза печени.

2.5. Статистический анализ

Статистически значимый размер выборки для этого исследования был оценен с использованием данных недавнего рандомизированного контролируемого исследования, в котором сравнивались эффекты двух диетических стратегий для снижения веса с различными характеристиками питания среди субъектов с ожирением и НАЖБП [12]. При 95% доверительном интервале ( α  = 0,05) и статистической мощности 90% ( β  = 0,9), соотношении размера группы 1 : 1 и использовании t критерия для повторных измерений было рассчитано, что 42 были необходимы участники в группе, но, учитывая расчетный показатель отсева в 25%, для включения в исследование рассматривалось не менее 53 участников в каждой исследовательской группе.

Среднее значение (стандартное отклонение) описывает изучаемые переменные. Оцениваемые переменные проверялись на нормальность распределения по критерию Колмогорова-Смирнова. Различия между исследуемыми группами сравнивали с критерием Стьюдента t или критерием Манна-Уитни U , когда это уместно. Различия между началом и концом периода вмешательства в каждой группе анализировали с помощью парного теста Стьюдента t или теста Уилкоксона, когда это уместно.Категориальные переменные сравнивались с использованием критерия хи-квадрат. Изменения всех параметров рассчитывались с помощью z баллов ((среднее после вмешательства — исходное среднее)/исходное среднее × 100). Линейный регрессионный анализ использовался для оценки потенциальной связи между антропометрией, составом тела, метаболическими, воспалительными и печеночными переменными статуса с воспалительным потенциалом диеты с поправкой на возраст, пол, уровень образования, физическую активность и степень ожирения. Все тесты проводились с помощью Statistica 12.7 для Windows (Statsoft Inc, Tulsa, OK, SAD), которые считались двусторонними, а значения <0,05 считались статистически значимыми.

3. Результаты

После 6  месяцев диетического вмешательства из 125 участников, соответствующих критериям включения и исключения, 63 были рандомизированы в группу AID и 62 в группу CD. В общей сложности 81 участник (42 в группе AID и 39 в группе CD) завершили пробную оценку и участвовали во всех пробных расчетах. Несоблюдение диетических рекомендаций было основной причиной исключения из исследования, при этом отсев был одинаковым для обеих групп.Блок-схема участников показана на рисунке 1. Большинство участников исследования в обеих группах были женщинами (93%,  < 0,001 против 90%,  < 0,001) (таблица 1). В группе СПИДа была почти половина участников с тремя и более компонентами метаболического синдрома. В конце исследования доля участников, отвечающих критериям метаболического синдрома, уменьшилась почти вдвое в группе AID ( = 0,042) и на 30% в группе CD ( = 0,314). Количество участников с гипергликемией, оцененное со значениями HbA1c выше 6.5 уменьшился наполовину после 6  месяцев исследования в группе AID, но незначительно ( = 0,057), в то время как он значительно уменьшился в группе CD ( = 0,003). В группе AID стеатоз печени, оцененный с помощью НАЖБП-СЛС и с помощью FLI, был обнаружен у 43% и 48% участников соответственно, и оба показателя уменьшились наполовину в конце исследования, но незначительно. В группе БК стеатоз печени, оцененный с помощью НАЖБП-ФЛС, был обнаружен у 38% участников. Эта доля значительно уменьшилась для третьего (p = 0.019), и при оценке с помощью FLI он снизился на 14%, но незначительно. . Вероятность фиброза печени была примерно у 5% участников обеих диетических групп и значительно снизилась до 0% в конце исследования ( < 0,001 и  < 0,001 соответственно).


Контрольная диета Группа ( N = 39) Базовая линия -Value B C A HBA1C 6.5% 9015 43,6 (5.8) 9015 41,7 (6.7)




(73,4) (PG / мл)

Переменная Группа против воспалительных диеты ( N = 42) 6 -Months -Value C
6 месяцев 6 месяцев Изменение (%) -Value A Базовый уровень 6 месяцев Изменение (%) -Value A

Пол (мужской/женский) 3/39 <0.001 D 4/35 <0.001 D 0.619 D
20 11 -45.0 0,042 d 13 9 -30.8 -30.8 0.314 D 0.191 D 0.746 D 12 5 −58.3 0.057 D 18 6 -66.7 0,003 D 0.101 D 0.648 D
NAFLD-FLS > -0.64 18 13 -27.8 0.062 D 15 10 -333.3 0.019 D 0,916 D 0.596 D
ФЛИ > 0.8 20 15 -25.0 0.184 D 21 9 21 158 -14.99 0,749 D 0.575 D 0,339 D
FIB-4 > > 1.45 2 0 -100.0 <0,001 D 2 0 -100,0 <0,001 D 0.938 D 0, 0,992 D
Возраст (лет)

Антропометрия и состав тела
Масса тела (кг) 102,9 (14,2) 102.9 (14.2) 95,7 (11.7) -7.1 <0,001 101.4 (21.9) 95.1 (21.4) -6.2 -6.2 <0.001 0.770 0.903
Указатель массы тела (кг / м 2 ) 35.4 (4.3) 32.9 (3.9) -7.0 <0.001 <0.001 33.4 (5.5) 31.0 (4.3) -7.2 <0,001 0.179 0.119
Окружность талии (см) 108.4 (8.4) 102,9 (7,8) −5.1 <0.001 107.9 (10.1) 100,9 (10,0) -6.5 <0.001 0.482 0.442 0.442
Общая жировая ткань (%) 44,9 (4.4) 42.3 (4.8) -5.6 <0.001 <0 0.001 45.6 (2.6) 42.2 (3.0) -7.4 <0.001 0.505 0.755
Висцеральная жировая ткань ( л ) 3.1 (1.3) 2.4 (1.0) -22.3 <0.001 <0.001 3.5 (1.6) 2.6 (1.4) —25.40163 <0,001 0.376 0.798
Nonfat Ткань (%) 55.1 (4.4) 57.8 (4.7) (4.7) 4.8 <0.001 54,4 (2.6) 57.2 (2.4) 5.2 <0.001 0.484 0.587
Скелетная мышечная ткань (кг) 27.4 (3.9) 29 (3.3) -4.3 -4.3 0.022 29.0 (6.2) 25.8 (7.3) -4.4.40163 0,005 0.449 0.085

биохимические параметры
глюкоза (ммоль / л) 5.7 (1.4) 5.5 (0,6) -3.7 0.284 5.6 (0.5) 4,9 (0,6) -13.1 <0.001 0.107 0.107 0,001
HBA1C (MMOL / MOL) 39.3 (6.5) 34.7 (7.6) -1.7 0.855 38.3 (4.9) 38.4 (4.7) 0,1 0.121 0.121 0.128 0,050
INSULIN (MU / L) 18.2 (11.7) 16.2 (10.0) 0,946 16.1 (4.9) 11.7 (3.9 ) −27,1 0.008 0.419 0.048
Homa-IR (PMOL / L) 4.8 (3.9) 4.1 (3.0) -15.5.993 0.307 4.0 (1.3) 2.5 (0,9) -36.3 0.002 0.002 0.572 0.040 0.040
Общий холестерин (MMOL / L) 5.3 (1.1) 5.0 (1.34) 5.0 (1.34) 0.594 5.8 (0,7) 5,4 (0,8) −7,7 0.002 0.028 0.193 0.193
HDL-C (MMOL / L) 1.4 (0.2) 1.5 (0,2) 1.5 (0.53) 10.2 0,058 1.3 (0.2) 1.3 (0,1) -0.8 0.073 0.073 0,642 0.127
LDL-C (MMOL / L) 3.3 (1.0) 3.2 (0,99) -4-4.6 0.354 3.8 (0,6 3.8 3,4 (0,6) −12,0 <0,001 0.031 031 0343
Триглицериды (ммоль / л) 1.3 (0,9) 1.2 (0.56) -12.2 0,445 1.5 (0,4) 1.3 (0.5) -11.3 0.393 0.008 0.144
/ L) / L) 248.3 (77.1) 248.3 (77.1) 0.289 290.9 (104,3) 286.9 (85.3) −1,4 0.226 0.268 0.268 0.049 0.049
HS-CRP (мг / л) 6.3 (5.5) 4.4 (4.29) -29.599993 0,003 6.8 (4.1) 3.9 (0,9) -42.2 0.010 0.010 0.311 0.662
0,8 (0,6) 0,6 (0.36) -18.2 0,013 1.3 (0,9) 1,0 (0,8) −26,9 0,002 <0.001 0.001 0.001
TNF- α (PG / ML) 0,4 (0.2) 0,3 (0,09) -34.2 0,002 1.7 (0.3) 1.5 (0,4) -10.5 <0.001 0.001 <0,001 <0,001

Данные представлены как номер или среднее значение (SD). NAFLD-FLS, неалкогольная жировая болезнь печени, показатель жира в печени; FLI, индекс жирности печени; FIB-4, индекс фиброза, основанный на четырех факторах; HbA1c, гликированный гемоглобин; HOMA-IR, Модель оценки гомеостатической резистентности к инсулину; HDL-C, липопротеин высокой плотности; LDL-C, липопротеин низкой плотности; hs-CRP: С-реактивный белок высокой чувствительности; ИЛ-6, интерлейкин-6; TNF- α , фактор некроза опухоли-альфа. a Сравнение диетических групп (исходный уровень и через 6 месяцев). b Базовые различия между группами AID и CD. c Различия через 6 месяцев между группами AID и CD. d Критерий хи-квадрат для исходных различий между группами AID и CD.

Значительная потеря веса была достигнута в обеих диетических группах (-7,1%,  < 0,001 против -6,2%,  < 0,001) (таблица 1). Кроме того, ИМТ, общий жир тела и висцеральный жир значительно снизились в обеих диетических группах, в то время как доля нежировой ткани значительно увеличилась.Не было обнаружено статистически значимых различий между группами вмешательства по указанным переменным ни в начале исследования, ни в конце исследования (таблица 1).

Обе диетические группы показали улучшение показателей гликемии, липидов и воспаления. Глюкоза натощак, инсулин и HOMA-IR были снижены в обеих группах; однако эти изменения были статистически значимыми только в группе БК (табл. 1). Более того, группа CD добилась значительного снижения концентрации общего холестерина и холестерина ЛПНП ( = 0.002 и  < 0,001 соответственно) (табл. 1). Биомаркеры воспаления были значительно снижены в обеих группах. Участники группы AID добились большего снижения TNF- α (-34,2%,  = 0,002 против -10,5%,  = 0,001 соответственно), в то время как участники группы CD снизили вч-СРБ (29,5%,  = 0,003 против -42,12% ,  = 0,010 соответственно) и концентрации IL-6 (-18,2%,  = 0,013 против -26,9%,  = 0,002 соответственно) немного больше, чем у участников группы AID. Только изменения гликемических параметров ( = 0.001,  = 0,050,  = 0,048,  = 0,040 соответственно), IL-6 ( = 0,001) и TNF- α ( = 0,001) от исходного уровня до 6  месяцев вмешательства значительно различались между диетическими группами.

Снижение ферментов печени (АСТ, АЛТ и ГГТ) наблюдалось в обеих группах; однако эти изменения были статистически значимыми только для GGT (-21,3%,  = 0,011 в группе AID и -14,3%,  = 0,003 в группе CD) (таблица 2). Значительное снижение индекса жирности печени было достигнуто при обоих диетических вмешательствах ( = 0.040 и  = 0,006 соответственно). Показатели НАЖБП-FLS и FIB-4 заметно снизились в обеих группах, но незначительно (табл. 2). Только изменения GGT ( = 0,040) и FLI ( = 0,047) от исходного уровня до 6 месяцев вмешательства статистически значимо различались между двумя диетическими стратегиями.

Диета Диета ( N = 39)
ГГТ (МЕ/л)



Отменная Противовоспалительная диета Группа ( N = 42) Базовое значение B 6 месяцев Value C
BaseLine
6 месяцев Изменение (%) Значение A A Базовая линия 6 месяцев Изменение (%) Значение A


АСТ (МЕ/л) 21.7 (7,9) 20.7 (6.1) -4.8 0.516 24,0 (6.5) 23.0 (6.4) -4.2 9 0.885 0.263 0.075
Alt (IU / L) 24.3 (13.5) 29.6 (11.2) -6.8 0.914 0,914 391,9 (13.1) 29.3 (14.7) -8.1 0.416 0.540163 0,099
22,43 (9.9) 17,7 (6.7) -21.3 0.011 25,4 (5.6) 25,4 (5.6) 21.8 (6.6) -14.3 0.003 0.212 0.0440163
NAFLD-FLS 0.46 (2.2) -0.2 (2.1) -143.4 -143.4 0,158 0.0 (0,8) -0.1 (1.4) -275.0 0.590 0.647 0.875
Fli 1,4 (0,6) 1.2 (0.5) -14.3 0.040 0,040 1,6 (0,7) 1.3 (0,7) -18.8 0,006 0.331 0.047
FIB-4 0,8 (0,2) 0,8 (0.2) -2.5 0.452 1.2 (2.0)

0,7 (0,3) -41.7 0.207 0.418 0.495

Данные представлены как среднее значение (SD).АСТ, аспартатаминотрансфераза; АЛТ, аланинаминотрансфераза; ГГТ, гамма-глутамилтрансфераза; NAFLD-FLS, неалкогольная жировая болезнь печени, показатель жира в печени; FLI, индекс жирности печени; FIB-4, индекс фиброза, основанный на четырех факторах. a Сравнение диетических групп (исходный уровень и через 6 месяцев). b Базовые различия между группами AID и CD. c Различия через 6 месяцев между группами AID и CD.

Кроме того, на исходном уровне не было существенных различий в отношении потребления с пищей, за исключением более высокого потребления МНЖК ( = 0.018), жирные кислоты омега-3 ( = 0,010), общее количество полифенолов ( = 0,002) и более низкое потребление пищевого холестерина ( = 0,004) в группе AID (таблица 3). Что касается изменений по сравнению с исходным уровнем по сравнению с 6-месячным вмешательством, обе диетические группы достигли значительного снижения потребления энергии ( < 0,001) и доли энергии насыщенных жиров ( < 0,001). Обе группы значительно увеличили долю общего потребления энергии за счет белков ( < 0,001) и МНЖК ( p  < 0,001), потребления клетчатки ( < 0,001).001) и общее количество полифенолов ( = 0,019 и  < 0,001 соответственно). Группа AID значительно снизила долю общего потребления энергии из углеводов ( < 0,001) и потребления диетического холестерина ( = 0,030) и значительно увеличила долю общего потребления энергии из общего количества жиров ( = 0,021), ПНЖК ( = 0,029) и омега -3 жирные кислоты ( < 0,001). Группа CD значительно снизила долю общего потребления энергии за счет алкоголя ( = 0,037). Обе диетические группы значительно увеличили потребление флавонов ( < 0.001 и  = 0,037 соответственно) и снизили потребление флавононов ( < 0,001,  < 0,001 соответственно), которые в группе CD уменьшили значительно больше, чем в группе AID ( = 0,002,  < 0,001 соответственно). Потребление других подгрупп флавоноидов было повышено в обеих диетических группах, но незначительно. Как и ожидалось, группа AID значительно снизила значение DII® ( = 0,002), значительно больше, чем группа CD ( < 0,001).

31

Полный текст CrossRef | Google Scholar

20. Чаттерджи С., Фогель Д. Изучение влияния растительной композиции SR2004 на гемоглобин A1c, уровень глюкозы в крови натощак и липиды у пациентов с сахарным диабетом 2 типа. Integr Med Res (2018) 7(3):248–56. doi: 10.1016/j.imr.2018.04.002

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

21. Санг С., Чу Ю. Цельнозерновой овес — больше, чем просто клетчатка: роль уникальных фитохимических веществ. Mol Nutr Food Res (2017) 61(7). doi: 10.1002/mnfr.201600715

CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Шустер С., Кабрера Д., Аррес М., Фельдштейн А.Е. Запуск и разрешение воспаления при НАСГ. Nat Rev Gastroenterol Hepatol (2018) 15(6):349–64. doi: 10.1038/s41575-018-0009-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

23. Linseisen J, Welch AA, Ocké M, Amiano P, Agnoli C, Ferrari P, et al. Потребление жиров с пищей в европейском проспективном исследовании рака и питания: результаты 24-часовых отзывов о питании. Eur J Clin Nutr (2009) 63 Suppl 4:S61–80. doi: 10.1038/ejcn.2009.75

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

24. Харика Р.К., Эйландер А., Алссема М., Осендарп С.Дж., Зок П.Л. Потребление жирных кислот населением в целом во всем мире не соответствует рекомендациям по питанию для предотвращения ишемической болезни сердца: систематический обзор данных из 40 стран. Энн Нутр Метаб (2013) 63 (3): 229–38. doi: 10.1159/000355437

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

25.Лян В., Линдеман Дж. Х., Менке А. Л., Кунен Д. П., Моррисон М., Хавекес Л. М. и др. Метаболически индуцированное воспаление печени приводит к НАСГ и отличается от хронического воспаления, индуцированного ЛПС или ИЛ-1бета. Lab Invest (2014) 94:491–502. doi: 10.1038/labinvest.2014.11

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

26. Morrison MC, Mulder P, Salic K, Verheij J, Liang W, van Duyvenvoorde W, et al. Вмешательство ингибитора каспазы-1 уменьшает связанную с ожирением гиперинсулинемию, неалкогольный стеатогепатит и фиброз печени при LDLR-/-.лейденские мыши. Int J Obes (Лондон) (2016) 40(9):1416–23. doi: 10.1038/ijo.2016.74

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

27. Salic K, Gart E, Seidel F, Verschuren L, Caspers M, van Duyvenvoorde W, et al. Комбинированное лечение L-карнитином и никотинамидрибозидом улучшает печеночный метаболизм и уменьшает ожирение и стеатоз печени. Int J Mol Sci (2019) 20(18):4359. doi: 10.3390/ijms20184359

CrossRef Полный текст | Академия Google

28.Гарт Э., Соуто Лима Э., Шурен Ф., Шурен Ф., де Рюйтер КГФ, Аттема Дж., Вершурен Л. и др. Независимые от диеты корреляции между бактериями и дисфункцией кишечника, жировой ткани и печени: комплексный анализ микробиоты в фекалиях и слизистой оболочке подвздошной и толстой кишки у мышей с ожирением и НАЖБП. Int J Mol Sci (2018) 20(1):1. doi: 10.3390/ijms20010001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. ван Коппен А., Вершурен Л., ван ден Хук А.М., Верхей Дж., Моррисон М.С., Ли К. и др.Обнаружение прогностического молекулярного признака возникновения фиброза, связанного с НАСГ, в трансляционной модели НАСГ у мышей. Cell Mol Gastroenterol Hepatol (2017) 5(1):83–98. doi: 10.1016/j.jcmgh.2017.10.001

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

33. Morrison MC, Verschuren L, Salic K, Verheij J, Menke A, Wielinga PY, et al. Обетихолевая кислота модулирует метаболиты сыворотки и сигнатуры генов, характерные для НАСГ человека, и ослабляет воспаление и прогрессирование фиброза в ldlr-/-.лейденские мыши. Hepatol Commun (2018) 2(12):1513–32. doi: 10.1002/hep4.1270

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

34. Morrison MC, Kleemann R, van Koppen A, Hanemaaijer R, Verschuren L. Ключевые воспалительные процессы при НАСГ человека отражаются на мышах ldlr(-/-).leiden: исследование профилирования трансляционных генов. Фронт Физиол (2018) 9:132. doi: 10.3389/fphys.2018.00132

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

35.Джейкобс С.А.Х., Гарт Э., Врикен Д., Франкс Б.А.А., Веккинг Л., Вервей В.Г.М. и др. Половые различия в накоплении жира, развитии неалкогольной жировой болезни печени и структуре мозга у молодых мышей ldlr-/-.leiden с ожирением, индуцированных HFD. Питательные вещества (2019) 11(8):1861. doi: 10.3390/nu11081861

CrossRef Полный текст | Google Scholar

36. Galarraga M, Campion J, Muñoz-Barrutia A, Boqué N, Moreno H, Martinez JA, et al. Adiposoft: Автоматизированное программное обеспечение для анализа клеточности белой жировой ткани в гистологических срезах. J Lipid Res (2012) 53(12):2791–6. doi: 10.1194/jlr.D023788

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

37. Kleiner DE, Brunt EM, Van Natta M, Behling C, Contos MJ, Cummings OW, et al. Разработка и валидация гистологической системы оценки неалкогольной жировой болезни печени. Гепатология (2005) 41(6):1313–21. doi: 10.1002/hep.20701

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

38. Liang W, Menke AL, Driessen A, Koek GH, Lindeman JH, Stoop R, et al.Создание общей системы оценки НАЖБП для моделей грызунов и сравнение с патологией печени человека. PloS One (2014) 9(12):e115922. doi: 10.1371/journal.pone.0115922

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

39. Schoemaker MH, Kleemann R, Morrison MC, Verheij J, Salic K, van Tol EAF, et al. Состав на основе гидролизата казеина уменьшает ожирение и связанную с ним неалкогольную жировую болезнь печени и атеросклероз у мышей LDLr-/-.leiden. PloS One (2017) 12(7):e0180648. doi: 10.1371/journal.pone.0180648

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

40. Лав М.И., Хубер В., Андерс С. Модерированная оценка изменения кратности и дисперсии для данных секвенирования РНК с помощью DESeq2. Genome Biol (2014) 15(12):550–014-0550-8. doi: 10.1186/s13059-014-0550-8

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

42. Havekes LM, de Wit EC, Princen HM. Клеточный свободный холестерин в клетках гепатита G2 лишь частично доступен для подавления активности рецепторов липопротеинов низкой плотности. Biochem J (1987) 247(3):739–46. doi: 10.1042/bj2470739

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

43. Post SM, de Crom R, van Haperen R, van Tol A, Princen HM. Повышенная экскреция желчных кислот с фекалиями у трансгенных мышей с повышенной экспрессией белка-переносчика фосфолипидов человека. Arterioscler Thromb Vasc Biol (2003) 23(5):892–7. doi: 10.1161/01.ATV.0000067702.22390.20

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

44.Salic K, Kleemann R, Wilkins-Port C, McNulty J, Verschuren L, Palmer M. Ингибирование апикального натрий-зависимого переносчика желчных кислот с помощью воликсибата улучшает метаболические аспекты и компоненты неалкогольного стеатогепатита у мышей ldlr-/-.leiden. PloS One (2019) 14(6):e0218459. doi: 10.1371/journal.pone.0218459

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

45. Motulsky HJ, Brown RE. Обнаружение выбросов при подгонке данных с помощью нелинейной регрессии — новый метод, основанный на надежной нелинейной регрессии и частоте ложных открытий. BMC Bioinf (2006) 7. doi: 10.1186/1471-2105-7-123

CrossRef Полный текст | Google Scholar

46. Палмер С., Дин М., Ализаде А.А., Браун П.О. Профили экспрессии генов лейкоцитов в периферической крови человека, специфичные для клеточного типа. BMC Genomics (2006) 7. doi: 10.1186/1471-2164-7-115

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

47. ван ден Хук А.М., Вершурен Л., Вормс Н., ван Ньюкоп А., де Руитер С., Аттема Дж. и др. Трансляционная мышиная модель НАСГ с развитым фиброзом и атеросклерозом, экспрессирующая ключевые пути патологии человека. Cells (2020) 9(9):2014. doi: 10.3390/cells14

Полный текст CrossRef | Google Scholar

49. Musso G, Gambino R, De Michieli F, Cassader M, Rizzetto M, Durazzo M, et al. Пищевые привычки и их связь с инсулинорезистентностью и постпрандиальной липемией при неалкогольном стеатогепатите. Гепатология (2003) 37(4):909–16. doi: 10.1053/jhep.2003.50132

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

50. Tannock LR, O’Brien KD, Knopp RH, Retzlaff B, Fish B, Wener MH, et al.Употребление холестерина повышает уровень С-реактивного белка и амилоида А в сыворотке у худощавых субъектов, чувствительных к инсулину. Тираж (2005) 111(23):3058–62. doi: 10.1161/CIRCULATIONAHA.104.506188

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

51. Corey KE, Chalasani N. Должна ли комбинированная терапия стать парадигмой будущих клинических испытаний неалкогольного стеатогепатита? Гепатология (2011) 54(5):1503–5. doi: 10.1002/hep.24696

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

52.Younossi ZM, Loomba R, Rinella ME, Bugianesi E, Marchesini G, Neuschwander-Tetri BA, et al. Текущие и будущие терапевтические схемы неалкогольной жировой болезни печени и неалкогольного стеатогепатита. Гепатология (2018) 68(1):361–71. doi: 10.1002/hep.29724

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

53. Johnston MP, Patel J, Byrne CD. Мультимедикаментозные подходы к НАСГ: что находится в стадии разработки? Expert Opin Investig Drugs (2020) 29(2):143–50.doi: 10.1080/13543784.2020.1668926

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

54. du Plessis J, van Pelt J, Korf H, Mathieu C, van der Schueren B, Lannoo M, et al. Связь воспаления жировой ткани с гистологической тяжестью неалкогольной жировой болезни печени. Гастроэнтерология (2015) 149(3):635–48. doi: 10.1053/j.gastro.2015.05.044

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

55. Mulder P, Morrison MC, Wielinga PY, van Duyvenvoorde W, Kooistra T, Kleemann R.Хирургическое удаление воспаленной белой жировой ткани придатка яичка уменьшает развитие неалкогольного стеатогепатита при ожирении. Int J Obes (Лондон) (2016) 40(4):675–84. doi: 10.1038/ijo.2015.226

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

56. Волынец В., Кюпер М.А., Штраль С., Майер И.Б., Спрусс А., Вагнербергер С. и др. Питание, кишечная проницаемость и уровень этанола в крови изменяются у пациентов с неалкогольной жировой болезнью печени (НАЖБП). Dig Dis Sci (2012) 57 (7): 1932–41. doi: 10.1007/s10620-012-2112-9

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

57. Xu L, Kitade H, Ni Y, Ota T. Роль хемокинов и хемокиновых рецепторов в резистентности к инсулину, связанной с ожирением, и неалкогольной жировой болезни печени. Биомолекулы (2015) 5(3):1563–79. doi: 10.3390/biom5031563

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

58. Morrison MC, Liang W, Mulder P, Verschuren L, Pieterman E, Toet K, et al.Миртоселект, богатый антоцианами экстракт черники, ослабляет неалкогольный стеатогепатит и связанный с ним фиброз у мышей ApoE *3Leiden. J Hepatol (2015) 62:1180–6. doi: 10.1016/j.jhep.2014.12.011

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

59. Liang W, Tonini G, Mulder P, Kelder T, van Erk M, van den Hoek AM, et al. Координированная и интерактивная экспрессия генов липидного обмена и воспаления в жировой ткани и печени при метаболической перегрузке. PloS One (2013) 8(9):e75290. doi: 10.1371/journal.pone.0075290

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

60. Ioannou GN, Haigh WG, Thorning D, Savard C. Кристаллы холестерина в печени и корончатые структуры отличают НАСГ от простого стеатоза. J Lipid Res (2013) 54(5):1326–34. doi: 10.1194/jlr.M034876

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

62. Ван Н., Табас И., Винчестер Р., Равалли С., Раббани Л.Е., Талль А.Интерлейкин 8 индуцируется загрузкой макрофагов холестерином и экспрессируется пенистыми клетками макрофагов в атероме человека. J Biol Chem (1996) 271(15):8837–42. doi: 10.1074/jbc.271.15.8837

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

63. О Х., Молер Э.Р., Тиан А., Баумгарт Т., Даймонд С.Л. Мембранный холестерин является биомеханическим регулятором адгезии нейтрофилов. Arterioscler Thromb Vasc Biol (2009) 29(9):1290–7. doi: 10.1161/ATVBAHA.109.189571

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

64.Бертола А., Боннафус С., Анти Р., Патуро С., Сен-Поль М.С., Яннелли А. и др. Паттерны экспрессии генов воспаления и иммунного ответа в печени, связанные с ожирением и НАСГ у пациентов с патологическим ожирением. PloS One (2010) 5(10):e13577. doi: 10.1371/journal.pone.0013577

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

65. Hwang S, He Y, Xiang X, Seo W, Kim SJ, Ma J и др. Интерлейкин-22 ослабляет вызванный нейтрофилами неалкогольный стеатогепатит через несколько мишеней. Гепатология (2020) 72(2):412–29. doi: 10.1002/hep.31031

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

66. Teufel A, Itzel T, Erhart W, Brosch M, Wang XY, Kim YO, et al. Сравнение паттернов экспрессии генов между моделями мышей неалкогольной жировой болезни печени и тканями печени пациентов. Гастроэнтерология (2016) 151(3):513–25. doi: 10.1053/j.gastro.2016.05.051

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

67.Брант Э.М., Дженни К.Г., Ди Бишелье А.М., Нойшвандер-Тетри Б.А., Бэкон Б.Р. Неалкогольный стеатогепатит: предложение по классификации и стадированию гистологических поражений. Am J Gastroenterol (1999) 94(9):2467–74. doi: 10.1111/j.1572-0241.1999.01377.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

69. Jaeschke H. Механизмы повреждения печени. II. механизмы индуцированного нейтрофилами повреждения клеток печени при ишемии-реперфузии печени и других острых воспалительных состояниях. Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol (2006) 290(6):G1083–8. doi: 10.1152/ajpgi.00568.2005

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

70. Ou R, Liu J, Lv M, Wang J, Wang J, Zhu L, et al. Истощение нейтрофилов улучшает вызванную диетой неалкогольную жировую болезнь печени у мышей. Эндокринная система (2017) 57(1):72–82. doi: 10.1007/s12020-017-1323-4

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

.
Leave a Reply

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2022 © Все права защищены.
Контроль Диета Группа ( N = 39)

A 7 (78,6)

Переменная Противовоспалительная Диета Группа ( N = 42) Базовое значение B 6- Цена месяцев C
6 месяцев 6 месяцев Изменение (%) Value A Базовый уровень 6 месяцев Изменение (%) Значение A

Энергия (МДж) 10.0 (2.6) 6.9 (0.5) -31.0 <0.001 11.2 (2.6) 7,6 (0,4) -31.9 <0,001 0.129 <0,001
Белок (% MJ) 17.2 (1.7) 20,6 (2.6) 20,6 (2.6) 20.2 <0.001 17.1 (2.0) 21.3 (1.9) 21.0 0 <0.001 0.292 0.292 0.292 0.292 0.292 0.292 0.292 0.292
Углеводы (% МДж) 38.6 (6.1) 35.3 (7.7) -8.6 <0.001 41,6 (4.7) 38.0 (3.7) -8.7 0.535 0,063 0.131
Общий жир ( % MJ) 42.6 (6.5) 44.0 (6.2) 3.2 0.021 40.3 (3.7) 39.8 (3.7) -1.3 0.005 0.133 0,006
МНЖК (% МДж) 17,3 (4.5) 21.4 (6.9) 26.8 <0.001 14.9 (1.8) 16.0 (3.5) 8.3 0.856 0.018 <0.001
PUFA (%MJ) 7.3 (2.1) 8.4 (2.9) 17.4 0.029 7.1 (0.8) 6.5 (1.2) −7.8 0.001 0.677 <0.001
Omega-3 (%MJ) 0.5 (0.3) 0,7 (0,4) 56.8 <0.001 0.3 (0,1) 0,3 (0,1) 0.0 0.109 0.010 <0.001
Омега-6 (% MJ ) 0.3 (0.1) 0.3 (0.2) -3.7 0.003 0.3 (0,1) 0.3 (0.1) -3.2 0.159 0.210 0.071
Насыщенные жира (% МДж) 15,6 (2.9) 11.0 (24,6) -29.59 -29.5 <0.001 16.6 (2.5) 14.1 (33.8) -14.8 <0,001 0.199 <0,001
Trans Fat % МДж) 0.7 (0.3) 0,7 (0,5) 14,3 0,279 0,7 (0,2) 0,7 (0,3) -9,7 0,214 0,363 0,363
Холестерин (мг) 380.8 (160.4) 318.5 (175.6) -16.4 -16.4 0.030 477.6 (463,0) 463.0 (125.6) 0.643 0.643 0.004 <0,001
Волокно (G ) 29,4 (11.3) 33.9 (5.2) 23.59 0.002 0.002 25.5 (6.7) 28.7 (3.9) 12.7 0.146 0,467 <0,001
%МДж) 1.6 (2.8) 1.6 (2.8) 0.0 0.0 0,999 1,1 (1.3) 0,9 (1.3) 0,912.7 0.006 0.0464 0.037
Всего полифенолов (мг) 6884 (240.0) 733.7 (106.0) 60163 0.019 0.019 472,7 (200.8) 740,6 (98,3) 740158 56.7 <0.001 0.002 0.817
Флаван-3 -ол (мг) 28.8 (26.8) 15.8 (10.4) -45.1 0,056 B 23.4 (12.8) 8.3 (2.4) -64.3 <0,001 A 0,807 B <0.001 B
Флавоны (мг) 2,9 (2.03) 5.6 (3.4) 92.4 <0,001 A 2.3 (1.4) 3.1 (1.5) 38,3 0,037 б 0.366 B
0.002
149,4 (6.8) 1.4 0.856 A 107.6 (34.8) 74.2 (40,0 ) -31.0 <0.001 A 0,029 A <0.001 8
Флавононы (Mg) 46.1 (37.9) 23.0 (22.9) -50.2 <0.001 A 65.6 (74.7) 3.6 (4.0) -94.5 -94.5 <0.001 A 0.856 B <0,001 B
Антоцианидины (мг) 24.3 (34.6) 30.0 (28.4) 23,6 0,406 A 15.5 (9.3) 24.3 (19.4) 56.4 0,606 A 0.873 B 0,426 а
Изофлавоны (мг) 0.4 (0.2) 0,6 (0,3) 55.6 0.864 A 0,3 (0,4) 0,6 (0,5) 129,6 0.787 A 0.816 A 0.374
Dii® -05 (2.3) -0.5 (2.3) -2.0 (1.0) 293.0 0,002 -0.2 (1.3) -0.3 (1.0) 30.4 0.725 0.725 0,579 <0,001

Данные представлены как среднее значение (SD).DII®, диетический воспалительный индекс. MUFA, мононенасыщенные жирные кислоты; ПНЖК, полиненасыщенные жирные кислоты. a Сравнение диетических групп (исходный уровень и через 6 месяцев). b Базовые различия между группами AID и CD. c Различия через 6 месяцев между группами AID и CD.

Для оценки антропометрических, биохимических и пищевых факторов, потенциально влияющих на параметры печени после 6 месяцев диетического вмешательства (таблицы 4 и 5).Модели не были скорректированы с учетом общей пищевой энергии и потребления пищевых добавок, поскольку они являются компонентами DII ® . Мы заметили, что потеря веса и снижение ИМТ и висцеральной жировой ткани были связаны с улучшением состояния печени, но незначительно (таблицы 4 и 5). Уменьшение общей жировой ткани было в значительной степени связано со снижением индекса жирности печени ( = 0,037) и индекса фиброза на основе четырех факторов в группе CD после корректировки ( = 0,021) (таблица 5).Что касается маркеров воспаления, мы обнаружили, что их снижение было связано с улучшением состояния печени, но незначительно, за исключением IL-6 с FLI в группе БК после коррекции ( = 0,020). Что касается диетических факторов, снижение DII® и энергии было достоверно связано со снижением индекса FIB-4 в группе AID ( = 0,044 и p  = 0,042 соответственно). Кроме того, в той же диетической группе увеличение общего количества пищевых жиров повлияло на увеличение индекса FIB-4 после корректировки ( = 0.031). В то же время мы обнаружили, что среди группы АИЗ снижение флавонов и флавононов было связано с улучшением FIB-4 ( = 0,043 и  = 0,047 соответственно) и флавонолов с FLI ( = 0,048) после корректировки (табл. 4). После корректировки было обнаружено, что снижение содержания флавонов и антоцианидинов привело к значительному улучшению FLI в группе CD ( = 0,027 и  = 0,012 соответственно). Увеличение потребления белка привело к улучшению FLI ( = 0,043) среди участников группы CD после корректировки (таблица 5).

9015 7 8 β β β β β значение IL-6 (PG / мл)

0,047
девяносто одна тысяча восемьсот тридцать один

Изменения переменных (Δ) Антиспаливационная диета Группа
FLI FIB 9 FIB-4
UnadJusted Addrusted Reducted Некорубленные Reducted β β β β β β значение

Масса тела (кг) −0.47 0.418 -1.00 0.280 -0.43 -0.43 0.379 0,75 0.102 -0.70 0.381 -1.41 -1.41 0.089
BMI (KG / M 2 ) -0.49 -0.49 0.739 -1.95 0.291 -0.79 -1.44 -1.44 0.111 -1.75 0,401 -1.59 0.222
%) -0.39 0.098 -0.21 -0.21 0.282 -0.09 -0.09 -0.09 -0.09 -0.11 -0.11 0.672 -0.35 -0.03.35 0.070
Висцеральная жировая ткань (L) -0.69 -0.69 0.300 -0.53 0.324 -0.35 -0.21 -0.21 -0.0.21 -0.56 -0.57 -0,817 -0.80 0,097
HS-CRP (мг /л) −0.16 0.120 -0.06 0.04 0.01 0.061 0.06 0.161 -018 -019 0.192 -0.01 0.884
0.15 0.15 0.985 -8.06 0.318 -5.14 -580163 -0,44 -0,49 -1.71 -1.71 -14.21 -14.21 0,073
TNF- α пг/мл) -2.32 0.546 -9.16 0.131 0.131 -2.40 -2.68 -2.68 -1.199 -1.10 0.829 -9.68 0.059
dii® -0.47 0.131 -1.28 0.225 -0.07 -0.07 -1.10 -1.10 0.060 -0.50 -0.50 0.215 -2.27 0,044
Energy (MJ) 0.01 0.392 -0.01 -0.01 -0.39 -0.39 -0.06 -0.01 0.067 0,01 0.436 -0,01 -042 0.042
Белки (% MJ) — 0.01 0.961 -0.21 0.198 -0.01 -0.01 -0.11 —0.11 0.118 0.10 0.522 -0.22 0.094
Общий жир (% MJ) −0.10 0.233 0.25 0.233 0.233 -0.05 0,467 0,19 0.081 0,01 0,930 0.55 0.031
Омега-3 (% MJ) 0.31 0.235 -0.32 0.394 0.16 0,458 -0.26 -0.26 0.154 0.29 0.393 -0.69 0.074
Всего полифенолов (мг) -0.26 0.305 -0.18 -0.18 0.543 0.01 0.01 0.01 0,070 0,01 0.470 0,01 0,099
0,05 0.862

9 0.862
-0.06 0.0799 0.01 0.01 0.01 0.014 0.01 0.947 -0,01 -0,0163 0.436
Флавоны (мг) 0.09 0.554 -0.40 -0.40 -0.02 -0.02 -0.33 -0.33 0.061 0.08 0,709 -0.69 -043 0,043
0,01 0.0.01 0.01 0.01 0.562 0.01 -0.01 -0.01 0,048 0,01 0.598 -0.01 0,065
Флавононы (Mg) 0.01 0,509 0,05 0,199 0,10 0,900 0,02 0,076 -0,01 0,682 -0,06
Anthocyanidins (мг) -0.10 0.777 -0.05 0.159 0.159 0.01 -0.01 -0.01 0.123 0.0.123 0.01 -0,03 -0.03 0,053
Isoflavones (Mg) 0.01 +0,884 -0,02 0,294 0,01 0,755 0,01 0,180 0,01 0,286 0,01 0,125

моделей были скорректированы по возрасту, полу, физической активности, приему лекарств и сопутствующим ожирению заболеваниям. Модели не были скорректированы по общему потреблению энергии и пищевым добавкам, поскольку они являются компонентами DII®.АСТ, аспартатаминотрансфераза; АЛТ, аланинаминотрансфераза; ГГТ, гамма-глутамилтрансфераза; NAFLD-FLS, неалкогольная жировая болезнь печени, показатель жира в печени; FLI, индекс жирности печени; FIB-4, индекс фиброза, основанный на четырех факторах. DII®, диетический воспалительный индекс; hs-CRP, высокочувствительный С-реактивный белок; ИЛ-6, интерлейкин-6; TNF- α , фактор некроза опухоли альфа.

9183 9

β 9005 β

IL-6 (PG / мл)

0,930 0,402
+

Control Diet Group
NAFLD-FLS FLI FIB-4
UndJusted Некодрешенные скорректированы Непростраиваемые отрегулированы 0 β β β β значение β значение

Масса тела (кг) −0.05 0.819 -0.04 0.752 -0.03 -0.03 0.055 0.03 0.599 0.10 0,750 -0.10 0,706
BMI (кг / м 2 ) -0.02 0.969 0.01 0.01 -0.01 -019 -0.11 -013 0.313 0.67 0.324 0.36 0.481
Жирная ткань (%) −0.19 0.503 -0.15 -0.15 0.126 -0.05 -0.09 -0.09 -0 0.09 -0.07 -0.07 -0.53 -0.53 0.021
Висцеральная жировая ткань (L) -0.14 -0.14 0,748 -0.10 -0.10 -0.01 -0.01 0.0900 0.05 0.525 1.36 0.094 0.66 0.123
HS-CRP (мг / л) −0.17 0.350 -0.16 -0.16 0.081 -0.01 -0.01 -0.07 -0.07 0,058 0,07 0.077 0.07 0.639
-0.60 0.614 -0.78 0.247 -0.25 -0.504 -0.61 -0.0.61 0.020 -2.36 -2.36 -0.08 -0.08 0.928
TNF- α (пг/мл) -1.16 0.60163 0.609 -0.94 0.425 -0.31 -0.31 -0.69 0,172 -5.78 0.136 -2.97 0.213
Dii® 0,01 0,967 0.01 0.01 0.981 0.066 0,484 0,484 0.10 0.02 0.02 0,965 0,16 0,749 0,749
Energy (MJ) 0.01 0.694 0.01 0.01 0.01 0.01 0.01 0.188 0,01 0.638 -0.03 0.921
Белки (% MJ) 0.01 0,997 -0.02 0.891 0.05 0.414 0,414 0.0.12 0.043 -0.0.30 -013 -0.13 -013 0.565
Общий жир (% MJ) -0.01 0944 -0.01 0.01 0.01 0.031 0.03 0.331 -0.21 -0.21 —0.186 -0.19 0.179
Омега-3 (% MJ) 7.98 0.431 7.27 0.142 0.142 0,77 0.734 4.03 0.059 -13.45 -13.38 -6.38 -6.38 0.460
Всего полифенолов (мг) 0.02 0.298 0.02 0,167 0.0.167 0.01 0.02 0.02 -0.02 -0.02 -0,01 -0.01 0.660
Flavan-3-OL (MG) 0.02 0.0.08 0.08 0.02 0.023 0.01 0.02 0.02 0.181 -0.11 0.0.11 -0,05 -02 0,402
-0 (мг) -0.40 0.147 -0.42 0.027 0.027 0.027 0.03 0.584 -0.84 -0.064 -0.064 -0.58 0.074
Flavonols (MG) -0,03 0.297 -0.03 0.118 0.02 0.535 -0.01 0.046 0.03 0.03 0.366 0.00 0.862
Флавононы (Mg) 0.01 0.370 0.00 0.234 0.234 0.01 0.00 0.00 0,413 0.00 0.711 0.00 0.727
антоцианидин (мг) -0,07 0,148 0,148 -0.07 0.012 0.01 0.05 -0.05 -0.02 0,059 0,03 0.585 -0,01 -0,01 0.848
Isoflavones (мг) 0.05 0,01 0,891 0,21 0,204 0,18 0,188 -0,98 0,288 -0,05

a моделей были скорректированы по возрасту, полу, физической активности, приему лекарств и сопутствующим ожирению заболеваниям. Модели не были скорректированы по общему потреблению энергии и пищевым добавкам, поскольку они являются компонентами DII®.АСТ, аспартатаминотрансфераза; АЛТ, аланинаминотрансфераза; ГГТ, гамма-глутамилтрансфераза; NAFLD-FLS, неалкогольная жировая болезнь печени, показатель жира в печени; FLI, индекс жирности печени; FIB-4, индекс фиброза, основанный на четырех факторах. DII®, диетический воспалительный индекс; hs-CRP, С-реактивный белок высокой чувствительности; ИЛ-6, интерлейкин-6; TNF- α , фактор некроза опухоли-альфа.

4. Обсуждение

Настоящее рандомизированное контролируемое исследование, в котором сравнивалось влияние двух диетических вмешательств с ограничением энергии на антропометрию, состав тела и биохимические параметры, а также неинвазивные параметры состояния печени у молодых людей с ожирением привело к заметным улучшениям ферментов печени и показателей состояния печени.Обе диетические группы достигли значительных улучшений в своих антропометрических параметрах и параметрах состава тела без существенной разницы между ними через 6 месяцев исследования. Участники, которые потребляли противовоспалительную диету с пониженным содержанием энергии, добились большего снижения общей массы тела, в то время как участники группы CD добились немного большего снижения общей жировой ткани и висцеральной жировой ткани, что связано с улучшением показателей FLI и FIB-4. Группа AID добилась более значительного снижения GGT и аналогичного FLI.Важным фактором, способствующим неблагоприятным клиническим исходам, включая патофизиологию НАЖБП, является избыточная масса тела [37]. По этой причине управление снижением массы тела было предложено в качестве наиболее важного фактора лечения НАЖБП [37,38].

Было показано, что потеря массы тела на ≥3% способна уменьшить стеатоз печени, хотя для улучшения воспаления и гистологии печени требуется потеря массы тела не менее 5% [39] и стабилизация фиброза [40,41]. Кроме того, снижение массы тела на 7% и более приводило к улучшению течения неалкогольного стеатогепатита (НАСГ) у 65–90% больных [40–42].В нашем исследовании обе изучаемые группы достигли в среднем 7% потери своего исходного веса и достигли значительного снижения индекса жирности печени и уровня ГГТ. Более высокое снижение общей жировой ткани наблюдалось в группе CD, что было в значительной степени связано с меньшим фиброзом печени, оцениваемым с помощью индекса FIB-4. С другой стороны, было замечено, что уменьшение висцеральной жировой ткани в группе целиакии было связано с уменьшением стеатоза и фиброза печени после поправки на потенциальные искажающие факторы, такие как возраст, пол, физическая активность, использование лекарств и сопутствующие ожирению заболевания.Группа CD имела более высокие значения FIB-4 на исходном уровне, которые, возможно, не уменьшились заметно через 6 месяцев исследования у тех, у кого было меньшее снижение общей и висцеральной жировой ткани, но после корректировки снижение общей жировой ткани было значительно связано с его снижением. Уменьшение общей жировой ткани среди участников группы AID было связано с улучшением индекса NAFLD-FLS и FLI и фиброза печени, оцененного с помощью индекса FIB-4, но незначительно.Показано, что прогрессирование фиброза печени происходит не у всех больных с диагностированной НАЖБП и с разной скоростью [5], что согласуется с результатами нашего исследования.

Распределение жира в организме является основным патофизиологическим механизмом метаболического заболевания, при котором абдоминальное ожирение отличается от более равномерного распределения жира [43]. Свободные жирные кислоты (СЖК), высвобождаемые из гипертрофированных адипоцитов, особенно из висцеральной жировой ткани, вызывают системную и печеночную резистентность к инсулину, которая последовательно усиливает высвобождение СЖК из жировой ткани.Чрезмерное количество циркулирующих СЖК в конечном итоге приводит к гипертриглицеридемии и, следовательно, к НАЖБП [44]. Кроме того, накопление жира в печени тесно связано со снижением чувствительности жировой ткани к инсулину [45]. НАЖБП, по-видимому, увеличивает вероятность развития нефатальной ишемической болезни сердца, ишемического инсульта или смерти от сердечно-сосудистых заболеваний более чем на 50% у пациентов с СД2 [43]. В нашем исследовании 37% участников имели исходный уровень HbA1c ≥ 6,5%, что указывало на диагноз сахарного диабета 2 типа.После диетического вмешательства это число уменьшилось до 14% участников, что свидетельствует о лучшем гликемическом контроле или даже ремиссии диабета у тех, кто не принимал или не отменял лекарства от диабета. Хотя все участники этого исследования улучшили свой гликемический статус, участники группы CD значительно улучшили свою резистентность к инсулину, оцененную с помощью HOMA-IR. HOMA-IR в группе AID исходно несколько выше, с большим массивом значений, что может быть одной из причин незначительного снижения значений HOMA-IR.НАЖБП состоит из двух клинико-патологических единиц: простого стеатоза и НАСГ. Простой стеатоз выявляется как накопление липидов в гепатоцитах с небольшим или отсутствующим воспалением и фиброзом, в то время как НАСГ включает воспаление и фиброз [46,47]. Во время увеличения жировой ткани модификация секретируемых адипокинов в сторону более стеатогенного, воспалительного и фиброгенного профиля приводит к более высокой продукции цитокинов. При прогрессировании НАСГ в печени и висцеральной жировой ткани наблюдается избыток провоспалительных цитокинов и в то же время дефицит противовоспалительных цитокинов [48].В этом испытании биомаркеры воспаления были значительно снижены в обеих диетических группах. Участники группы AID добились большего снижения TNF- α , а группа CD — IL-6. Снижение вч-СРБ было связано с улучшением состояния печени в обеих диетических группах, а в группе CD снижение ИЛ-6 было связано с улучшением FLI. Значительное снижение воспалительных маркеров в обеих диетических группах можно объяснить значительной потерей веса и уменьшением общей и висцеральной жировой ткани, что подтверждается предположением, что потеря веса играет центральную роль в уменьшении воспалительных факторов [49].Кроме того, было показано, что, независимо от состава диеты, гипокалорийная диета оказывает противовоспалительное действие [49] и, таким образом, может представлять собой наиболее эффективное лечение метаболических нарушений за счет снижения висцерального ожирения, заболеваемость СД2 и воспаление [49]. Обе диетические группы в этом исследовании значительно и в одинаковых количествах снизили потребление энергии. Тем не менее, группа CD немного больше, потому что у них было более высокое потребление энергии на исходном уровне.Тем не менее, снижение потребления энергии участниками группы AID было в значительной степени связано с улучшением FIB-4. Недавнее рандомизированное контролируемое исследование, в котором изучались две диетические стратегии у пациентов с ожирением и НАЖБП, показало, что влияние потери веса на воспалительные маркеры может быть больше, если оно дополняется более высоким потреблением фруктов и овощей [12]. Авторы показали, что большего эффекта достигла диета с высокой приверженностью к средиземноморской диете [12]. В этом испытании обе диетические стратегии имели характеристики средиземноморской диеты, поэтому некоторые рекомендации частично совпадали.Следовательно, среди участников группы СПИДа в большей степени пропагандировалось более высокое потребление продуктов с противовоспалительными свойствами, что подробно описано в другом месте [18]. Результаты нашего исследования согласуются с выводами недавнего обзора и метаанализа о том, что более высокое потребление фруктов и овощей приводит к снижению провоспалительных медиаторов [50]. Фрукты и овощи изобилуют природными соединениями, которые оказались эффективными для облегчения НАЖБП и связанных с ней сопутствующих заболеваний [51].В частности, это флавоноиды, которые проявляли свои защитные эффекты на всех этапах профилактики, развития, осложнений и последствий НАЖБП [51], хотя в основном наблюдались на животных моделях, при экспериментально индуцированном стеатозе печени и при более высоких дозах, которые могли быть достигнуты при обычный рацион. Каждый флавоноид, независимо от источников их питания, имеет свои потенциальные и биологические эффекты, и синергетический эффект может быть реализован, если эти флавоноиды потребляются вместе [51]. Кроме того, предполагалось, что флавоноиды могут снижать массу тела и отложение жира во внутренних тканях и печени, частично за счет усиления окисления жирных кислот β и подавления липогенеза [51].В этом исследовании мы показали общее потребление полифенолов и различных подгрупп флавоноидов в обеих диетических группах, а также изменения их потребления в ходе исследования.

После 6-месячного периода вмешательства общее потребление полифенолов и флавоноидов увеличилось в обеих диетических группах, но значительно больше в группе CD, что может объяснить улучшение ферментов печени и NAFLD-FLS, наблюдаемое в этой группе. Хотя в группе AID было значительно более высокое потребление подгрупп флавоноидов, чем в группе CD, их потребление было в значительной степени связано с улучшением FLI и FIB-4 после поправок на потенциальные вмешивающиеся факторы, но не с NAFLD-FLS, что наблюдается в группе CD.Отсутствие значимых ассоциаций с потреблением общих полифенолов и флавоноидов в подгруппах в группе AID можно объяснить их относительно высоким потреблением на исходном уровне по сравнению с группой CD. До сих пор имеется ограниченное количество данных об ассоциации полифенолов и конкретных подгрупп флавоноидов с НАЖБП, НАСГ и фиброзом печени, поэтому результаты этого исследования предоставляют ценную информацию по этому вопросу, особенно о взаимосвязи между воспалительными маркерами и диетическими стратегиями при лечении НАЖБП.

В этом исследовании есть некоторые ограничения и сильные стороны, которые следует признать. В это исследование были включены участники с ожирением, с осложнениями, связанными с ожирением, и без них, включая НАЖБП. НАЖБП оценивали с использованием неинвазивных методов вместо биопсии печени, которая в настоящее время является наиболее надежным методом выявления стеатогепатита и фиброза, особенно у пациентов с НАЖБП. В этом исследовании участвовали взрослые с ожирением, поэтому целью было использование неинвазивных и достаточно быстрых параметров для выявления НАЖБП.Биопсия печени является процедурой, которая ограничена ее стоимостью и ошибками при взятии проб, а также осложнениями, связанными с процедурой [10], поэтому мы использовали системы оценки, которые необходимо подтвердить. Тем не менее, мы провели тщательную оценку состояния печени, и дизайн этого исследования был хорошо протоколирован в отношении его процедуры, используемых методов, особенно диетических методов, которые были разъяснены диетологом, и отслеживались соблюдение диеты, что привело к относительно низким исключение участников. Кроме того, опасения по поводу контроля за соблюдением и устойчивостью диетических вмешательств преодолеваются за счет частого сотрудничества с участниками и просмотра их 3-дневного дневника питания один раз в месяц в каждой диетической группе в соответствии с диетическими рекомендациями.Участники обеих диетических групп имели базовую среднюю диету с небольшим противовоспалительным потенциалом, который у всех увеличился во время испытания, участники группы AID значительно, как и ожидалось. Это увеличение противовоспалительного потенциала в группе AID было значительно связано только с улучшением статуса фиброза печени после поправок на вмешивающиеся факторы. Потенциальными искажающими факторами, которые значительно уменьшились, были сопутствующие ожирению заболевания, такие как компоненты метаболического синдрома в группе AID.Кроме того, все участники этого исследования были людьми с ожирением, и, хотя все они значительно уменьшили свой исходный вес и жировую ткань, большинство из них остались в группе ожирения после 6 месяцев исследования. Все вышеперечисленное может быть причиной того, что не наблюдалось значительных ассоциаций изменения диеты в сторону более противовоспалительной диеты с улучшением состояния печени. Тем не менее, наблюдаемое облегчение сопутствующих ожирению заболеваний, включая состояние печени, указывает на их возможное значительное улучшение, если они будут продолжать соблюдать данные противовоспалительные диетические рекомендации.Еще одним важным фактом, на который следует обратить внимание, является то, что участниками нашего исследования были лица с ожирением моложе 50  лет, а это означает, что среди них было определенное количество лиц с так называемым «метаболически здоровым ожирением», которое чаще наблюдается у молодых, физически активные люди, с лучшим статусом питания и низким уровнем эктопического и висцерального жира и без метаболических нарушений, таких как резистентность к инсулину [52]. Кроме того, выявление каких-либо отклонений в норме показателей печени и/или диагностика НАЖБП у лиц с ожирением в более молодом возрасте может предотвратить осложнения со здоровьем в будущем, а также снизить затраты на медикаментозное лечение.В настоящее время все еще трудно выделить эффективную диету или питательные вещества для лечения НАЖБП; тем не менее, результаты исследования показали улучшение параметров печени, связанное с потерей веса, уменьшением общей и висцеральной жировой ткани, а также изменениями в потреблении энергии и питательных веществ, особенно в подгруппе флавоноидов.

5. Выводы

Результаты исследования показали эффективность противовоспалительной диеты в снижении веса, уменьшении висцерального ожирения и метаболических и воспалительных биомаркеров, а также значительное улучшение параметров печени у молодых людей с ожирением.Поскольку данные о конкретном диетическом подходе для улучшения патофизиологии НАЖБП все еще ограничены, представленные результаты могут усилить эффективность программ образа жизни, основанных на питании, с диетой, такой как противовоспалительный диетический подход для лечения и разрешения НАЖБП.

Доступность данных

Данные, использованные для поддержки результатов этого исследования, включены в статью.

Раскрытие информации

Данные, использованные для подтверждения результатов этого исследования, включены в статью.

Конфликт интересов

Дарио Рахелич является директором Университетской клиники диабета, эндокринологии и метаболических заболеваний Вук Врховац в Университетской больнице Меркур, Загреб, Хорватия. Он является президентом Хорватского общества диабета и метаболических нарушений Хорватской медицинской ассоциации. Он является членом исполнительного комитета Хорватского эндокринного общества, Хорватского общества ожирения и Хорватского общества эндокринной онкологии. Он был членом правления и секретарем IDF Europe, а в настоящее время является председателем программы IDF YLD.Он был членом Исполнительного комитета Исследовательской группы диабета и питания EASD, а в настоящее время он является членом Исполнительного комитета Исследовательской группы диабета и сердечно-сосудистых заболеваний EASD. Он был главным исследователем или соисследователем в клинических испытаниях AstraZeneca, Eli Lilly, MSD, Novo Nordisk, Sanofi Aventis, Solvay и Trophos. Он получал гонорары за выступления или участие в работе консультативного совета, а также гонорары за консультационные услуги от компаний Abbott, Amgen, AstraZeneca, Bauerfeund, Bayer, Boehringer Ingelheim, Eli Lilly, Lifescan–Johnson and Johnson, Novartis, Novo Nordisk, MSD, Merck Sharp and Dohme, Mylan, Pfizer, Pliva, Roche, Salvus, Sanofi Aventis и Takeda.Санья Клобучар Маянович является вице-президентом Хорватского общества диабета и метаболических нарушений Хорватской медицинской ассоциации и вице-президентом Хорватского общества ожирения Хорватской медицинской ассоциации. Она является членом Исполнительного комитета Хорватского эндокринологического общества. Она работала главным исследователем или соисследователем в клинических испытаниях Eli Lilly, MSD и Sanofi Aventis. Она получала гонорары за выступления или участие в работе консультативного совета, а также гонорары за консультационные услуги от компаний Abbott, AstraZeneca, Boehringer Ingelheim, Eli Lilly, Lifescan–Johnson and Johnson, Novartis, Novo Nordisk, MSD, Merck, Sharp and Dohme, Mylan, Pliva и Sanofi Aventis. .Другие авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Благодарности

Это исследование было поддержано Университетом Риеки, Хорватия (номера грантов: Uniri-biomed-18-269/1441 и Uniri-biomed-18-220). Авторы хотели бы поблагодарить Университет Риеки, Хорватия, и Клиническую больницу Риеки, Хорватия, за одобрение проведения оригинального исследования, всех участников, а также персонал Клинической больницы Риеки, Хорватия, которые провели это исследование. возможно.

Лучшие продукты для здоровья печени

Печень является одним из самых больших и важных органов в организме. Это основной орган детоксикации, который выполняет множество других функций, включая метаболизм жиров, углеводов и белков, балансировку гормонов, стабильность сахара в крови, образование кетонов и помощь пищеварению.

 

Детоксикация печени

Печень осуществляет фильтрацию и детоксикацию естественных и экологических токсинов и патогенных организмов в организме.Он также распознает токсичные вещества и превращает токсичные вещества в безопасные вещества, которые могут выделяться и удаляться почками или желчным пузырем.

Регуляция пищеварения и питательных веществ

Печень действует как пищеварительный орган и играет центральную роль во всех метаболических процессах в организме, помогая усваивать жиры, белки и углеводы. Он хранит витамины и минералы и высвобождает их в кровь, когда это необходимо, и превращает питательные вещества в нашей пище в необходимые компоненты крови.Он также производит желчь, которая необходима для поглощения жиров в нашем рационе. Желчь выделяется печенью и хранится в желчном пузыре. Желчь помогает в устранении жирорастворимых токсинов и избыточных веществ, таких как гормоны, из нашего организма.

Баланс сахара в крови и здоровье печени

Печень усваивает углеводы и обеспечивает постоянный уровень сахара в крови. Если уровень сахара в крови повышается, он удаляет сахар из крови и сохраняет его в виде гликогена.Когда уровень сахара в крови низкий, он расщепляет гликоген и высвобождает сахар в кровь.

Печень помогает метаболизировать белки, превращая аминокислоты в продукты, которые можно использовать для производства энергии. В ходе этого процесса образуется аммиак, который очень токсичен. Печень быстро удаляет аммиак, превращая его в менее токсичное вещество, называемое мочевиной.

Печень регулирует гормоны и направляет их на выполнение своей функции в организме. Он также помогает иммунной системе бороться с инфекциями и удалять микроорганизмы из организма

Здоровая пища для печени

Качественное питание необходимо для здоровья печени.Чрезвычайно важны продукты, богатые витамином B, витамином C, минералами и продуктами, повышающими уровень глутатиона. Следующие продукты богаты витаминами и минералами, поддерживающими печень 

  1. Крестоцветные овощи – крестоцветные овощи включают брюссельскую капусту, брокколи, цветную капусту, листовую капусту и зелень горчицы. Они содержат фитонутриенты, каротиноиды и флавоноиды, которые помогают нейтрализовать токсины. Они также содержат глюкозинолаты, которые представляют собой серосодержащие соединения, которые расщепляются до метаболитов, запускающих специфические ферментативные реакции, которые помогают детоксифицировать канцерогены и тяжелые металлы из крови.Они также помогают пищеварению. Брокколи содержит витамин Е, который является важным антиоксидантом для печени. Важно сочетать овощи семейства крестоцветных с полезными жирами для лучшего усвоения жирорастворимых витаминов
  2. Свекла — это корнеплоды с высоким содержанием антиоксидантов и питательных веществ, таких как фолиевая кислота, пектин, беталаины и бетаин. Они содержат значительное количество клетчатки, марганца, калия, витаминов А и С. Они улучшают ферментативную активность и стимулируют выделение желчи, которая расщепляет токсичные отходы, помогая быстрее выводить их из организма.
  3. ЯЙЦА – Яйца содержат соединения серы, элементы метилирования и предшественники глутатиона. Они имеют полный набор аминокислот и считаются идеальными белками. Они также содержат каротиноиды-антиоксиданты, такие как витамины А и Е. Они также являются богатым источником витамина D, омега-3 жирных кислот и полезных насыщенных жиров, которые делают клеточные мембраны сильными и яркими
  4. .
  5. ЦИТРУСОВЫЕ – Лимоны и лаймы содержат лимонную кислоту, калий, витамин С и биофлавоноиды.Эти питательные вещества помогают повысить уровень энергии, улучшить детоксикацию печени и уменьшить воспаление. Грейпфрут имеет высокий уровень витамина С, фолиевой кислоты, фенольной кислоты, калия, кальция, железа и антиоксидантов. Флавоноидом с наибольшей концентрацией в грейпфруте является нарингин, который метаболизируется в нарингенин. Исследования показали, что эти антиоксиданты помогают защитить печень от повреждений.
  6. ЛИСТОВЫЕ ЗЕЛЕНЫЕ ОВОЩИ – Наиболее питательными из листовой зелени являются шпинат, капуста, мангольд, руккола, мангольд, листовая капуста и чой.Это отличные источники калия, марганца и магния. Они также содержат хлорофилл, который помогает печени нейтрализовать тяжелые металлы и токсичные химические вещества
  7. .
  8. ЧЕСНОК – Чеснок богат аллицином, витамином С, витамином В6 и селеном, которые играют роль в детоксикации. Аллицин представляет собой соединение серы, обладающее антиоксидантными, антибиотическими и противогрибковыми свойствами. Селен — природный детоксифицирующий минерал, помогающий облегчить нагрузку на печень за счет усиления действия антиоксидантов
  9. .
  10. ЯГОДЫ – Черника и клюква содержат витамины, минералы и антиоксидантные фитонутриенты, называемые антоцианами, которые придают ягодам характерный цвет.антоцианы продемонстрировали антиоксидантную, антиканцерогенную и противовоспалительную биологическую активность. Ягоды могут усилить реакцию иммунных клеток и уменьшить воспаление
  11. ТРАВЫ – такие травы, как расторопша, имбирь, корень одуванчика, кинза, чеснок и куркума, обладают мощным действием для детоксикации
  12. Кофе – содержит кофеин, органические кислоты и полисахариды. Они также содержат полифенолы, обладающие антиоксидантными и противовоспалительными свойствами.исследования показали, что кофе оказывает защитное действие против развития цирроза печени
  13. Жирная рыба – содержит омега-3 жирные кислоты, которые уменьшают накопление липидов, улучшают чувствительность к инсулину и обладают противовоспалительными свойствами
  14. ОРЕХИ – отличный источник полезных мононенасыщенных и полиненасыщенных жиров, защищающих от накопления жира. Грецкие орехи содержат аминокислоту аргинин, которая необходима для выведения аммиака из организма.Они также содержат глутатион и омега-3 жирные кислоты. следовательно, они могут улучшить липидный профиль, стеатоз печени и воспаление.

 

НЕТ ДЛЯ ЗДОРОВОЙ ПЕЧЕНИ 

Цирроз печени возникает, когда избыточное накопление жира вызывает воспаление печени и образование рубцов. Первая стадия цирроза печени — жировая болезнь печени. жировая болезнь печени может быть алкогольной или неалкогольной. Неалкогольная жировая болезнь печени связана с неправильным питанием и избыточным весом.

Основными продуктами, которых следует избегать, являются рафинированный сахар, алкоголь, обработанные пищевые продукты, трансжиры и красное мясо. Сахара могут способствовать жировым отложениям и воспалению, вызывая всплеск уровня глюкозы в крови и большой выброс инсулина. Алкоголь может повредить печень, увеличивая накопление жирных кислот и истощая печень глутатиона, соединений серы, витаминов и минералов.

Доктор Нандиш Х.К., гастроэнтеролог-консультант, Медицинский центр Мазумдар Шоу, Боммасандра, Бангалор

The Johns Hopkins Digestive Weight Loss Center

Ожирение печени или стеатоз печени относится к избыточному накоплению жира в печени.При отсутствии высокого потребления алкоголя это называется неалкогольной жировой болезнью печени (НАЖБП). Ожирение и такие заболевания, как гипертония, гиперхолестеринемия и диабет, являются факторами риска развития НАЖБП. У некоторых пациентов жир вызывает воспаление печени или стеатогепатит; также называется неалкогольным стеатогепатитом (НАСГ). НАСГ может в конечном итоге вызвать рубцевание печени (фиброз), что приведет к циррозу.

Как узнать, есть ли у меня жировая болезнь печени?

Жировая болезнь печени не вызывает симптомов.Однако ваш врач может обнаружить повышенный уровень ферментов печени после обычного анализа крови. Печень высвобождает ферменты АЛТ и АСТ при воспалении.

Ожирение и жировая болезнь печени

Неалкогольная жировая болезнь печени тесно связана с ожирением. Избыток жира вызывает резистентность к инсулину и воспалительные сигналы. Инсулинорезистентность означает, что поджелудочная железа должна вырабатывать больше инсулина для поддержания нормального уровня глюкозы в крови, и это первый шаг к развитию диабета.

Пациенты с гипертонией (высоким кровяным давлением), высоким уровнем холестерина, избыточной массой тела или ожирением, а также диабетом или резистентностью к инсулину подвергаются большему риску развития жировой болезни печени. Врачи и ученые не до конца понимают, почему избыток жира вызывает эти изменения печени. Они знают, что при похудении ферменты печени могут нормализоваться, а воспаление печени может уменьшиться.

На сколько мне нужно сбросить вес, чтобы вылечить жировую болезнь печени?

Исследования показывают, что потеря 10 процентов веса приводит к улучшению ферментов печени, что коррелирует с уменьшением воспаления печени, вызванного лишним жиром.

Может ли жировая болезнь печени затруднить похудение?

Жировая болезнь печени не должна мешать вам похудеть. Тем не менее, вам придется следовать строгому плану питания и физических упражнений, чтобы похудеть. Врачам в Johns Hopkins может потребоваться лечение жировой дистрофии печени с помощью комбинации лекарств, чтобы добиться адекватного контроля уровня глюкозы и нормального уровня холестерина.

Диета для жирной печени (11 продуктов, которые следует есть, и 5 продуктов, которых следует избегать)

Что такое жировая болезнь печени?

Когда вы потребляете слишком много еды или алкоголя, ваше тело превращает лишние калории в жир.

Некоторое количество жира хранится в клетках печени. Если ваша печень содержит более 5% жира, у вас может быть жировая болезнь печени. 1  

Существует два типа жировой болезни печени: алкогольная и безалкогольная .

Алкогольная жировая болезнь печени

Это состояние редко имеет симптомы. Но это признак того, что вы пьете на вредном уровне.

Жировая дистрофия печени может быть излечена, как правило, отказом от употребления алкоголя на несколько дней.

Однако, если вы продолжите употреблять алкоголь, это может привести к более серьезным состояниям, таким как: 2, 3

  • Алкогольный гепатит: Воспаление печени, вызванное алкоголем
  • Цирроз: Поздняя стадия заболевания печени, характеризующаяся рубцеванием и необратимым повреждением печени
Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП)

НАЖБП не вызвана употреблением алкоголя. Это чаще встречается у людей с ожирением и диабетом 2 типа.

Тяжелая форма НАЖБП называется неалкогольным стеатогепатитом (НАСГ) . Люди с НАСГ имеют повреждение печени, воспаление и жировую дистрофию печени.

НАСГ потенциально может привести к более серьезным заболеваниям, таким как цирроз печени и рак. 1, 4, 5, 6

Как работает диета для жирной печени

Жировая болезнь печени может быть решена путем изменения образа жизни, с диетой в качестве основного компонента.

Определенные продукты, которые могут обратить вспять жировую болезнь печени, обладают одним или несколькими из следующих качеств: 

  • Содержат ненасыщенные жиры: Это полезные жиры, которые приносят много пользы для здоровья.Ненасыщенные жиры жидкие при комнатной температуре. Типичные источники включают авокадо, оливковое масло, орехи и жирную рыбу.
  • Содержит антиоксиданты: Это вещества, которые могут бороться с повреждением клеток, вызванным нестабильными молекулами.
  • Обладает противовоспалительным действием: Эти продукты могут уменьшить воспаление.
  • Богат клетчаткой: Продукты, богатые клетчаткой, обладают многими преимуществами, такими как улучшение пищеварения и снижение уровня холестерина.

Когда речь заходит о диетах, полезных для печени, всегда упоминается средиземноморская диета .

Диета сочетает в себе фрукты, овощи, цельнозерновые продукты, бобовые, рыбу и оливковое масло. Он помогает не только людям с НАЖБП, но и людям с ожирением и диабетом 2 типа. 7, 8, 9

ПОМОЩЬ ОТ АЛКОГОЛЯ
Ищете, с чего начать?

Специалист по зависимостям может помочь ответить на ваши вопросы и провести вас через процесс приема.

Узнать больше

11 продуктов, которые следует включить в диету для жирной печени

Вот лучшие продукты для здоровья печени:

1.Рыба

Ешьте скумбрию, дикого лосося, сардины, тунца, луфаря, анчоусов и форель. Эти жирные сорта рыбы богаты омега-3 жирными кислотами , разновидностью ненасыщенных жиров.

Существует несколько типов омега-3, в том числе: 

  • А-линолевая кислота (АЛК) из растений
  • Эйкозапентаеновая кислота (ЭПК) и докозагексаеновая кислота (ДГК) из рыбы

ЭПК и ДГК связаны с уменьшением воспаления и здоровьем печени.Организм не может производить ЭПК или ДГК, поэтому вам необходимо получать их из пищевых источников (например, рыбы) или добавок с рыбьим жиром. 10, 11, 12

Ваше тело также может преобразовывать АЛК в ЭПК и ДГК. Однако этот процесс неэффективен, в результате чего преобразуется лишь небольшая часть АЛК. 13

2. Семена подсолнечника

Витамин Е является антиоксидантом, часто используемым при лечении НАЖБП.

Если вы хотите увеличить потребление витамина Е, семена подсолнечника — хорошее начало.В 100-граммовой порции содержится 19,6 мг витамина Е, что больше, чем вам нужно в день. 14, 15

3. Оливковое масло
Оливковое масло

богато ненасыщенными жирами, витамином Е, противовоспалительными средствами и антиоксидантами. Добавление оливкового масла в свой рацион может помочь вам похудеть и улучшить работу печени. 9, 11, 12

4. Авокадо

Авокадо — один из тех немногих фруктов, которые полезны для печени. В том числе: 

  • Богат ненасыщенными жирами
  • С высоким содержанием клетчатки и воды
  • С низким содержанием сахара и натрия
  • Содержат необходимые витамины, минералы и антиоксиданты (например, каротин и лютеин)

Как и оливковое масло, добавление масла авокадо в ваш рацион может помочь вам похудеть и улучшить работу печени. 8, 11

5. Шпинат

Этот зеленый листовой овощ богат антиоксидантами. В частности, было показано, что употребление в пищу сырого шпината снижает риск НАЖБП. 16

6. Цельнозерновые продукты

Низкое потребление клетчатки типично для людей с НАЖБП. Употребление продуктов, богатых клетчаткой, таких как цельнозерновые продукты, может решить эту проблему.

К цельным зернам относятся пшеница, рис, кукуруза, рожь, ячмень и овес. Они связаны с уменьшением НАЖБП, ожирением, диабетом 2 типа и сердечно-сосудистыми заболеваниями. 9, 17

7. Бобовые

Бобовые являются богатым источником сложных углеводов, белков, пищевых волокон и минералов.

Примеры включают чечевицу, сухие бобы, нут, горох и соевые бобы.

Диета, богатая бобовыми, может улучшить здоровье кишечника и снизить риск НАЖБП. Они также могут снизить уровень сахара и жиров в крови у людей с ожирением. 12, 18

8. Гайки

Употребление в пищу орехов тесно связано с более низким риском НАЖБП, воспаления, диабета и повреждения клеток.

Это потому, что орехи богаты витамином Е, клетчаткой и ненасыщенными жирами. Они также богаты химическими веществами, которые могут предотвратить накопление жира и повреждение клеток. 11

Грецкие орехи особенно полезны. Как и рыба, орех также богат омега-3 жирными кислотами. 8, 11, 19

Однако омега-3 грецкого ореха отличается от жирной рыбы. Грецкие орехи содержат АЛК, которую организму все еще необходимо преобразовать в ДГК и ЭПК. 13

9.Чеснок

В одном исследовании с участием китайских мужчин частое употребление сырого чеснока снижало частоту возникновения НАЖБП. 20  

В других исследованиях чесночный порошок снижал массу тела и жировые отложения у людей с жировой болезнью печени. 21, 22  

10. Кофе
Кофе

содержит различные химические вещества с антиоксидантными и противовоспалительными свойствами. 11  

Регулярное употребление кофе связано с более низким риском развития НАЖБП.Это также уменьшает рубцевание печени у людей, у которых уже диагностирована НАЖБП. 23, 24

11. Зеленый чай

Зеленый чай богат катехинами и другими антиоксидантами. Эти компоненты могут помочь улучшить симптомы жировой болезни печени. 25  

В одном метаанализе сообщается о профилактическом эффекте зеленого чая против рака печени . 12

5 продуктов, которых следует избегать при жирной диете печени

Избегайте этих продуктов, если у вас ожирение печени:

1.Насыщенные жиры

Насыщенные жиры — это вредные для здоровья жиры, которые часто остаются твердыми при комнатной температуре. Они могут увеличить накопление жира вокруг органов, включая печень.

Некоторые пищевые источники насыщенных жиров включают:

  • Продукты животного происхождения (например, свинина, говядина, масло и молочные продукты)
  • Растительные масла
  • Обработанные продукты
  • Мясной деликатес
  • Жареные продукты
  • Хлебобулочные изделия, приготовленные с использованием насыщенных масел 

Люди должны заменить эти продукты источниками ненасыщенных жиров, такими как рыба, оливковое масло, авокадо и орехи. 8

2. Сахар

Высокий уровень сахара в крови может привести к накоплению жира в печени.

Людям с жировой болезнью печени следует избегать конфет, газированных напитков, фруктовых соков и других сладких продуктов.

Отказ от других видов сахара (например, фруктозы и кукурузного сиропа) также уменьшит количество жира в печени. 26

3. Рафинированное зерно

Белый рис, хлеб и макаронные изделия могут повышать уровень сахара в крови. Замените их бобовыми или цельнозерновыми.

В исследовании, в котором приняли участие 73 взрослых с НАЖБП, у тех, кто потреблял меньше рафинированных зерен, был более низкий уровень сахара, меньше жиров и меньшая талия. 4

4. Соль

Слишком много соли может увеличить риск НАЖБП.

При циррозе слишком много соли может вызвать дополнительные осложнения, такие как отек живота, рук и ног. 27  

5. Алкоголь

Алкоголь вредит печени. Это может вызвать жировую болезнь печени и более серьезные осложнения, такие как алкогольный гепатит и цирроз печени .

Человек с жировой болезнью печени должен уменьшить потребление алкоголя или безопасно отказаться от этой привычки. 9

ПОМОЩЬ ОТ АЛКОГОЛЯ
Думаете о помощи?

Специалисты по зависимостям доступны круглосуточно и без выходных, чтобы ответить на вопросы о стоимости, страховке и вариантах оплаты.

Узнать больше

Другие способы лечения жировой болезни печени

Вот некоторые другие способы лечения ожирения печени.

1. Рассмотрите добавки

К лучшим добавкам для здоровья печени относятся:

Витамин D

Низкий уровень этого витамина связан с НАЖБП и другими нарушениями обмена веществ.

Хотя ваше тело может вырабатывать витамин D из солнечного света, убедитесь, что вы получаете его в достаточном количестве с пищей или добавками. 28

Расторопша

Популярная добавка для очищения печени. Он содержит силимарин , мощный антиоксидант и противовоспалительное средство.

Силимарин использовался для лечения нескольких заболеваний печени, таких как цирроз и рак печени. 12

Берберин
 

Трава, используемая в китайской медицине. Говорят, что он оказывает положительное влияние на уровень глюкозы в крови, жиры, диабет и жировую болезнь печени. 29

Ресвератрол

Химическое вещество в кожуре красного винограда. Это может помочь контролировать воспаление и уровень сахара в крови. 9, 11

Куркума

Мощное противовоспалительное и антиоксидантное средство.Он содержит куркумин, который снижает уровень ферментов печени, уровень которых ненормально высок при жировой дистрофии печени. 12

Солодка
 

Трава с противовоспалительными и противовирусными свойствами. 12

2. Поддерживайте здоровый вес

В настоящее время нет утвержденных лекарств от НАЖБП. Вместо этого врачи будут рекомендовать людям поддерживать здоровый вес.

3. Контролируйте уровень сахара в крови

Диабет и жировая болезнь печени часто сопутствуют друг другу.Диета и физические упражнения могут помочь вам справиться с обоими состояниями.

Если уровень сахара остается высоким даже после соблюдения диеты и физических упражнений, врач может назначить лекарство.

4. Снизьте уровень холестерина

Еще один путь к здоровой печени — поддерживать уровень холестерина на здоровом уровне. Вы также можете сделать это с помощью диеты и физических упражнений.

Если этого недостаточно для снижения уровня холестерина, врач может назначить лекарства.

Страховка может помочь оплатить лечение от зависимости

Позвоните сейчас, чтобы поговорить со специалистом о ваших страховых выплатах.

Позвоните сейчас (855) 772-9047

Резюме

  • Существует два типа жировой болезни печени: алкогольная и безалкогольная .  
  • Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) чаще встречается у людей с ожирением и диабетом 2 типа.
  • Не все жиры вредны. Некоторые жиры полезны, например ненасыщенных жиров . Их типичные источники включают авокадо, оливковое масло, орехи и жирную рыбу.
  • Витамин Е является антиоксидантом, часто используемым при лечении НАЖБП. Вы можете найти его в оливковом масле и орехах.
  • Продукты, богатые клетчаткой, связаны с уменьшением НАЖБП, ожирения, диабета 2 типа и сердечно-сосудистых заболеваний.
  • Людям с жировой болезнью печени следует избегать употребления алкоголя, рафинированного зерна, насыщенных жиров, сахара и соли.
  • Нет утвержденных лекарств от НАЖБП. Врачи обычно рекомендуют людям поддерживать здоровый вес .

Пища, антибиотики и пол — это лишь некоторые из факторов, которые могут нарушить баланс между кишечником и печенью, согласно новому отчету — ScienceDaily

западная диета с высоким содержанием жира и сахара приводила к воспалению печени, особенно у мужчин. Кроме того, воспаление печени было наиболее выражено у самцов мышей, получавших западную диету, у которых также отсутствовал фарнезоидный х-рецептор (FXR), рецептор желчных кислот.

Исследование важно, поскольку оно связывает диету с изменениями в микробиоте кишечника, а также профилем желчных кислот, открывая возможность того, что пробиотики и агонисты рецепторов желчных кислот могут быть полезны для профилактики и лечения воспаления печени и прогрессирования в запущенные заболевания печени, такие как как рак.

«Мы знаем, что переход от стеатоза или жировой дистрофии печени к стеатогепатиту (воспалению жировой ткани печени) играет решающую роль в повреждении печени и канцерогенезе.Поскольку печень получает 70% своего кровоснабжения из кишечника, важно понять, как кишечник способствует развитию заболеваний печени», — пояснил ведущий исследователь Ю-Джуй Ивонн Ван, доктор философии, профессор и заместитель заведующего кафедрой патологии и Лабораторная медицина в UC Davis Health: «Наши данные показывают, что диета, пол и различные виды лечения антибиотиками изменяют микробиоту кишечника, а также профиль желчных кислот и по-разному влияют на воспаление печени».

Др.Ван и ее команда использовали модель мыши с дефицитом FXR (FXR KO), которая стала важным инструментом для лучшего понимания роли диеты и воспаления в развитии заболеваний печени, включая рак, поскольку пациенты с циррозом или раком печени также имеют низкий уровень FXR. уровни.

Другие опубликованные данные уже показали, что у мышей с дефицитом FXR спонтанно развиваются стеатогепатит и опухоли печени, даже если их кормят обычной пищей для грызунов. В этом исследовании мышей дикого типа и мышей с дефицитом FXR кормили либо западной диетой, либо соответствующей контрольной диетой в течение 10 месяцев.Они обнаружили сходство между потреблением западной диеты и дефицитом FXR. Например, как у мышей дикого типа, получавших западную диету, так и у мышей FXR KO, получавших контрольную диету, развился стеатоз, который также был более тяжелым у самцов, чем у самок. Интересно, однако, что только у самцов мышей с дефицитом FXR была массивная лимфоцитарная и нейтрофильная инфильтрация в печени, и только у самцов мышей FXR KO, получавших западную диету, были жировые аденомы.

«Эти исследования показывают, что потребление западной диеты и инактивация FXR также усиливают печеночную воспалительную сигнализацию с комбинированным усиленным эффектом», — говорит доктор.— сказал Ван. «Введение антибиотиков для уменьшения воспаления также имело разные эффекты в зависимости от диеты, которую получали мыши».

В зависимости от типа диеты антибиотики широкого спектра действия, уничтожающие большинство кишечных бактерий, по-разному влияли на воспаление печени у мышей с дефицитом FXR. У контрольных мышей, получавших диетическое питание, смесь ампициллина, неомицина, метронидазола и ванкомицина полностью блокировала инфильтрацию нейтрофилов и лимфоцитов печени. Однако этот коктейль антибиотиков (Abx) не смог устранить воспаление печени у мышей FXR KO, получавших западную диету.Дополнительный анализ показал, что многие воспалительные гены имели более высокие уровни экспрессии в западной диете, чем у мышей FXR KO, получавших контрольную диету, после лечения Abx.

Анализируя состав микробиоты кишечника, исследователи обнаружили, что Proteobacteria и Bacteroidetes сохранялись после лечения антибиотиками широкого спектра действия у мышей FXR KO, получавших западную диету. Напротив, грамотрицательный антибиотик, то есть полимиксин B, увеличивал количество Firmicutes и уменьшал количество Proteobacteria, а также воспаление печени у самцов мышей FXR KO, получавших западную диету.Они предполагают, что неблагоприятное воздействие западной диеты на печень можно частично объяснить сохранением провоспалительных протеобактерий, а также уменьшением противовоспалительных фирмикутов в кишечнике.

Первичные и вторичные желчные кислоты синтезируются клетками печени и кишечными бактериями соответственно. Желчные кислоты являются сигнальными молекулами для гомеостаза липидов и сахаров, а также для воспалительной реакции. Данные, полученные в этой группе, показали, что уменьшение воспаления печени под действием антибиотиков сопровождалось снижением свободных и конъюгированных вторичных желчных кислот в зависимости от пола.

«Здоровье кишечника и печени взаимосвязаны. Ясно, что микробный дисбаланс и нарушение регуляции синтеза желчных кислот неразделимы, и они совместно способствуют воспалению печени через ось кишечник-печень. Кроме того, микробиота кишечника и профили желчных кислот могут объяснить гендерные различия. при заболеваниях печени, поскольку заболеваемость раком печени намного выше у мужчин, чем у женщин.Более того, у мышей, получавших антибиотики, изменение профиля желчных кислот также может быть как первичным, так и вторичным по отношению к изменениям в микробиоте кишечника, поскольку антибиотики могут непосредственно устранять бактерии, продуцирующие желчные кислоты, что, в свою очередь, вызывает дополнительные изменения в составе желчных кислот», — отметил д-р.Ван. «Наши результаты показывают, что пробиотики и агонисты FXR обещают профилактику и лечение воспаления печени и прогрессирования таких тяжелых заболеваний печени, как рак».

Источник истории:

Материалы предоставлены Elsevier . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

границ | Накопление холестерина как движущую силу воспаления печени в условиях трансляционной диеты может быть ослаблено многокомпонентным лекарственным средством

Графический реферат Питание с высоким содержанием жиров при Ldlr-/-.Лейденские мыши вызывают ожирение и связанную с ним метаболическую дисфункцию в жировой ткани (гипертрофия и воспаление), кишечнике (повышенная проницаемость) и печени (неалкогольный стеатогепатит; НАСГ). Это развитие НАСГ в печени характеризуется стеатозом с нарушением гомеостаза холестерина и ассоциированной воспалительной реакцией, то есть инфильтрацией иммунных клеток, таких как макрофаги и нейтрофилы. Лечение многокомпонентным лекарственным средством HC-24 снижает накопление в печени свободного холестерина цитотоксических форм липидов и оказывает противовоспалительное действие на печень, в частности, уменьшая инфильтрацию нейтрофилов в эту ткань.

Введение

Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) охватывает спектр хронических заболеваний печени, которые варьируются от простого стеатоза до неалкогольного стеатогепатита (НАСГ), прогрессирующей формы заболевания, которая характеризуется воспалением печени и фиброзом в дополнение к стеатозу. С глобальной распространенностью 25%, НАЖБП станет наиболее распространенной формой хронического заболевания печени во всем мире (1). По оценкам, эта распространенность будет продолжать расти, наряду с увеличением показателей ожирения и диабета 2 типа (2).В результате, по прогнозам, в течение следующего десятилетия НАЖБП станет основным показанием к трансплантации печени (3), тем более что в настоящее время не существует одобренной фармакологической терапии НАЖБП. Таким образом, существует огромная неудовлетворенная потребность в эффективных терапевтических средствах для НАЖБП.

Общепризнано, что патогенез НАЖБП является многофакторным и включает метаболическую дисфункцию во внепеченочных тканях, таких как жировая ткань и кишечник (4). В печени многие молекулярные пути способствуют развитию и прогрессированию заболевания (5).Важным фактором, который, как считается, способствует прогрессированию НАЖБП от простого стеатоза до стеатогепатита, является холестерин (6). Становится все более очевидным, что накопление холестерина в печени (особенно в его свободной неэтерифицированной форме) является мощным индуктором воспаления печени при развитии НАЖБП (7, 8). У пациентов с НАЖБП уровень свободного холестерина в печени связан с тяжестью заболевания (9, 10), и многие модели НАСГ на грызунах требуют добавления холестерина в пищу, чтобы вызвать воспаление печени [рассмотрено в (11)].Однако остается неясным, воспроизводятся ли нарушение гомеостаза холестерина и связанная с ним воспалительная реакция, наблюдаемые у людей, в моделях НАЖБП на грызунах, использующих диетические условия, более приближенные к человеческим (т. е. диеты с составом макронутриентов и естественным содержанием холестерина, подобным рацион человека).

Учитывая многофакторный характер заболевания, можно предположить, что для успешной терапии НАЖБП потребуется многоцелевая терапия, нацеленная на несколько аспектов патогенеза.Hepar compositum (HC-24) представляет собой многокомпонентный лекарственный препарат, состоящий из 24 ингредиентов, включая растительные экстракты, биологически активные метаболиты и экстракты животного происхождения (полный состав показан в дополнительной таблице 1). Он имеет давнюю традицию использования в качестве вспомогательного средства при заболеваниях печени различного происхождения (12), и имеются неофициальные данные о влиянии HC-24 на метаболизм холестерина (13), что, возможно, позволяет модулировать воспалительные реакции печени. Многие компоненты HC-24 обладают метаболическим или противовоспалительным действием.Например, было показано, что Silybum marianum (расторопша) и его основной компонент силимарин (богатый флаволигнанами) (14) снижают маркеры воспаления в плазме и печени у мышей, получавших диету с высоким содержанием жиров (HFD) (15). Аналогичным образом было показано, что экстракты Taraxacum officinale (одуванчик) уменьшают индуцированное липополисахаридами воспаление в эндотелиальных клетках (16) и макрофагах (17) и оказывают холестеринмодулирующее действие у грызунов (18, 19) и пациентов с диабетом 2 типа (20). ). Аналогичным образом, Avena sativa (овес) хорошо известен своим противовоспалительным и гипохолестеринемическим действием (21).

Поскольку и метаболизм холестерина, и воспалительная реакция являются важными взаимосвязанными физиологическими процессами, которые нарушаются при развитии НАЖБП (8, 22), мы задались вопросом, может ли HC-24 оказывать благотворное влияние при лечении НАЖБП/НАСГ. Чтобы решить эту проблему, мы исследовали потенциальные метаболические и противовоспалительные эффекты HC-24 в трансляционной мышиной модели НАЖБП, вызванной диетой, мыши Ldlr-/-.Leiden. В ответ на HFD с составом макронутриентов и содержанием холестерина, сравнимым с рационом человека (23–25), Ldlr-/-.У мышей Leiden гистопатологические характеристики НАЖБП человека развиваются в контексте фенотипа ожирения с дислипидемией, гипертриглицеридемией и резистентностью к инсулину (26–28), что типично для большой части пациентов с НАЖБП (29–31). Кроме того, многие молекулярные процессы, лежащие в основе патогенеза у пациентов с НАЖБП (как на уровне транскриптомики печени, так и на уровне метаболизма плазмы), также отражаются у мышей Ldlr-/-.Leiden (32–34). Использование вышеупомянутого HFD с поступательным содержанием холестерина позволило нам изучить потенциальное накопление холестерина в печени при физиологически соответствующих диетических условиях и исследовать влияние HC-24 на развитие НАЖБП.

Материалы и методы

Исследование на животных

Эксперимент на животных был проведен в аккредитованном AAALAC помещении для животных в TNO Metabolic Health Research (Лейден, Нидерланды) в соответствии с правилами и положениями, установленными Законом Нидерландов об экспериментах на животных. с этическим одобрением независимой организации по защите животных (IvD TNO; номер утверждения 3682/TNO-210). Животных содержали группами в макролоновых клетках (2–4 мыши на клетку) в помещениях для животных с относительной влажностью 50–60%, температурой ~21 °C и световым циклом с 7:00 до 19:00 со свободным доступом к пище и вода.Самцов мышей Ldlr-/-.Leiden (возраст 13–16 недель) получали из племенной колонии TNO Metabolic Health Research (Лейден, Нидерланды). До начала исследования всех животных содержали на стандартной поддерживающей диете для грызунов (9 ккал% жиров, 33 ккал% белков, 58 ккал% углеводов; R/M-H, Ssniff Spezialdiäten, Soest, Германия). В начале исследования одну группу мышей (корм, n=10) содержали на этой поддерживающей диете в качестве контрольной группы. Остальных мышей (n=30) перевели на высококалорийную диету с высоким содержанием жиров (HFD; 45 ккал % жира из свиного сала, 20 ккал % белка, 35 ккал % углеводов; D12451, исследовательские диеты, Нью-Брансуик, Нью-Джерси). , США), чтобы вызвать ожирение, метаболическую дисфункцию и НАЖБП.Эта диета характеризуется составом макронутриентов, который имитирует диету человека (23–25), а естественное содержание холестерина в этой диете (приблизительно 0,02% по массе) не увеличивалось дополнительно за счет добавления сверхфизиологических количеств холестерина. После 6 недель кормления HFD этих мышей разделили на 2 группы в зависимости от массы тела, уровня глюкозы в крови и уровня холестерина в плазме. С этого момента контрольную группу HFD + носитель обрабатывали носителем (физиологическим раствором), а группу HFD + HC-24 лечили HC-24 (Heel GmbH, Баден-Баден, Германия; полный состав показан в дополнительной таблице 1). ).Оба вида лечения обеспечивались внутрибрюшинной инъекцией 3 раза в неделю (понедельник, среда и пятница) в дозе 1,5 мл/кг массы тела. Массу тела и потребление пищи контролировали на протяжении всего исследования. Состав тела (безжировая масса и жировая масса, выраженная в % от массы тела) определяли в последнюю неделю исследования (t=24 недели) с помощью ЭхоМРТ (EchoMRI-LLC, Хьюстон, Техас, США). Образцы крови натощак (5 ч) для выделения плазмы с ЭДТА собирали через хвостовую вену. Проницаемость кишечника in vivo оценивали на 23-й неделе с использованием анализа проницаемости кишечника FD4, как описано ранее (28).Короче говоря, мышей не кормили в течение 5 часов, после чего исходных образцов крови брали через хвостовую вену. Затем FITC-меченый декстран (от трех до пяти кДа FD4; Sigma Aldrich, Сент-Луис, Миссури, США) вводили через зонд (900 мг/кг), а через 4 часа собирали второй образец крови для определения FD4 в плазме. концентрацию с помощью флуорометра (FLUOstar Galaxy, BMG labtech, Оффенбург, Германия). Показания флуоресценции были скорректированы на аутофлуоресценцию с использованием исходного образца крови.В ходе исследования не было выбытия мышей. Всех мышей умерщвляли (без голодания) путем удушения с постепенным наполнением CO 2 после 24 недель кормления чау-чау/HFD. Образец терминальной крови для плазмы с ЭДТА собирали путем пункции сердца. Депо белой жировой ткани придатка яичка и брыжейки выделяли и взвешивали, затем фиксировали в формалине и заливали в парафин для гистологического анализа. Печень выделяли и взвешивали, медиальную долю фиксировали в формалине и заливали в парафин для гистологического анализа, левую долю быстро замораживали в жидкости N 2 и хранили при -80°С для биохимического анализа.

Биохимия плазмы

Глюкозу крови определяли во время забора крови с помощью ручного глюкометра (Freestyle Freedom Light, Abbott Laboratories, Lake Bluff, IL, USA). Инсулин плазмы определяли с помощью ELISA (Chrystal Chem Inc., Downers Grove, IL, USA). Липиды плазмы (общий холестерин и триглицериды) анализировали в свежеприготовленной ЭДТА-плазме с использованием коммерчески доступных ферментных анализов (CHOD-PAP и GPO-PAP соответственно; Roche Diagnostics, Almere, Нидерланды).Амилоид А в сыворотке плазмы (SAA) измеряли с помощью ELISA (Invitrogen/Thermo Fisher Waltham, Массачусетс, США). Плазменную аланинаминотрансферазу (АЛТ) оценивали с помощью спектрофотометрического анализа активности (Reflotron-plus, Roche Diagnostics). Все эти анализы проводились в соответствии с инструкциями производителей.

Гистологический анализ жировой ткани и печени

Залитые парафином поперечные срезы (5 мкм) придатка яичка и брыжеечной белой жировой ткани окрашивали гематоксилином-флоксин-шафраном и оцифровывали с помощью сканера слайдов (Aperio AT2, Leica Biosystems , Амстердам, Нидерланды).Морфометрию жировой ткани (средний размер адипоцитов и распределение адипоцитов по размерам) и воспаление (количество короноподобных структур; CLS на 1000 адипоцитов) анализировали, как описано ранее (35), с использованием программного обеспечения для автоматического анализа изображений Adiposoft для анализа морфометрии (36) и подсчет количества CLS в тех же полях, которые использовались для анализа морфометрии. Фиксированные формалином и залитые парафином поперечные срезы медиальной доли печени (3 мкм) окрашивали гематоксилином и эозином и оценивали вслепую сертифицированным патологоанатомом с использованием адаптированного метода оценки НАСГ человека (37, 38), как описано ранее. (39).Вкратце, исследовали два поперечных среза на одну мышь и определяли уровень микровезикулярного стеатоза, макровезикулярного стеатоза и гепатоцеллюлярной гипертрофии относительно анализируемой площади печени (выраженный в процентах). Воспаление печени оценивали путем подсчета количества воспалительных очагов на поле при 100-кратном увеличении в пяти неперекрывающихся полях на образец, выраженном как количество очагов на мм 2 . Анализ количества нейтрофилов в печени проводили с помощью иммуногистохимического окрашивания на GR-1 (с FITC-конъюгированными крысиными антимышиными моноклональными антителами 1:1000, eBioscience/Thermo Fisher; с последующим кроличьим рекомбинантным анти-FITC моноклональным антителом 1:1000, Invitrogen/Thermo). Fisher; и козье антикроличье антитело BrightVision Poly-HRP 1:1, VWR International B.V., Амстердам, Нидерланды) после ферментативного извлечения антигена с использованием 0,025% пепсина (Sigma Aldrich) в 0,01 М HCl в течение 15 мин при 37°C. Срезы окрашивали субстратом ImmPACT NovaRED HRP (Vector Laboratories, Burlingame, CA, USA) и докрашивали гематоксилином. Количество нейтрофилов определяли путем подсчета количества GR-1-положительных воспалительных очагов на поле при 100-кратном увеличении в пяти неперекрывающихся полях на образец, выраженном как количество положительных очагов на мм 2 . Анализ печеночных макрофагов проводили с помощью иммуногистохимического окрашивания на F4/80 (крысиное моноклональное антитело против мыши 1:500, eBioscience; с последующим биотинилированным козьим вторичным антителом против крысы 1:300, Abcam, Кембридж, Великобритания) после опосредованного нагреванием антигена. извлечение в цитратно-натриевом буфере с рН 6 в системе PT link (обе DAKO/Agilent, Amstelveen, Нидерланды) и блок эндогенной пероксидазы с 0.3% H 2 O 2 в метаноле. Срезы окрашивали с использованием набора Vectatain ABC-HRP Kit и субстрата пероксидазы DAB (оба Vector Laboratories) и докрашивали гематоксилином. Макрофаги количественно определяли путем подсчета количества F4/80-положительных короноподобных структур на поле при 100-кратном увеличении в пяти неперекрывающихся полях на образец, выраженное как число CLS на мм 2 , как описано ранее (33).

Анализ транскриптома печени

РНК выделяли из быстрозамороженных образцов ткани печени (левая доля) всех мышей с использованием набора для выделения тотальной РНК RNA-Bee (Bio-Connect, Huissen, Нидерланды).Концентрацию РНК определяли спектрофотометрически с использованием Nanodrop 1000 (Isogen Life Science, De Meern, Нидерланды), а качество РНК оценивали с помощью биоанализатора 2100 (Agilent Technologies, Amstelveen, Нидерланды). Затем было проведено секвенирование РНК следующего поколения в печени всех мышей. Для этого РНК использовали для создания библиотек кДНК, специфичных для нитей, для секвенирования следующего поколения в соответствии с протоколом производителя GenomeScan BV (Лейден, Нидерланды; с использованием магнитных шариков oligo-dT, фрагментации мРНК, набора для подготовки библиотеки ультранаправленной РНК NEBNext от Illumina). , NEB #E7420S/L, что приводит к амплифицированным библиотекам размером 300–500 п.н./образец).Библиотеки были мультиплексированы, сгруппированы и секвенированы в системе NextSeq500 (Illumina, Сан-Диего, Калифорния, США, с использованием 1,6 пМ кДНК/образца и контрольного программного обеспечения NextSeq версии 2.0.2) с протоколом секвенирования с однократным считыванием 75 циклов, 12 миллионов читает на выборку и индексацию. Анализ изображений, базовый вызов и проверка качества выполнялись с помощью конвейера анализа данных Illumina RTA v2.4.11 и Bcl2fastq v2.17. Три мыши были исключены как биологические выбросы (описанные ниже в рамках статистического анализа), а одна мышь (из группы HFD + носитель) была исключена как технические выбросы (на основе анализа основных компонентов данных секвенирования), в результате чего: n = 10 чау-чау, n=13 HFD+носитель, n=13 HFD+HC-24 для дальнейшего статистического анализа данных секвенирования.Данные об экспрессии генов общедоступны через базу данных NCBI Gene Expression Omnibus (GEO) (https://www.ncbi.nlm.nih.gov/geo/под регистрационным номером GSE163652). Количество генов с дифференциальной экспрессией (DEG) между группами определяли с использованием установленной процедуры статистического анализа [конвейер DEseq2 (40)]. Эти DEG определяли с использованием статистического порогового значения p<0,01 для следующих двух сравнений: HFD+носитель против чау-чау; и HFD+HC-24 по сравнению с HFD+носитель. Затем эти DEG использовались в качестве входных данных для анализа вышестоящего регулятора с помощью пакета Ingenuity Pathway Analysis (IPA; www.ingenuity.com, по состоянию на 2017 г.). Этот анализ объединяет экспрессию множества генов ниже по течению от предопределенных вышестоящих регуляторов (например, факторов транскрипции, сигнальных белков, метаболитов), что позволяет суммировать множественные (небольшие) изменения экспрессии генов для получения информации о прогнозируемом состоянии активации такого вышестоящего регулятора. . Отрицательный Z-показатель <-2 указывает на прогнозируемое снижение активности, основанное на направлении изменений экспрессии генов-мишеней. Положительный Z-показатель >2 указывает на активацию вышестоящего регулятора.

Количественное определение CXCL1 в ткани печени

Гомогенаты печени готовили из змеевидной доли в охлажденном на льду лизирующем буфере (50 мМ Tris-HCl, 150 мМ NaCl, 5 мМ CaCl 2 , 1% Triton X-100, pH 7,4 ) с добавлением полного мини-коктейля ингибиторов протеазы (Roche). Гомогенаты центрифугировали и супернатант использовали для определения CXCL1 с помощью ELISA (Mouse CXCL1/KC Quantikine ELISA, R&D systems, Abingdon, UK) в соответствии с инструкциями производителя. Уровни CXCL1 выражали в расчете на мг белка печени, как определяли с помощью анализа бицинхониновой кислоты (BCA) (Pierce/Thermo Fisher) в тех же гомогенатах, которые использовались для анализа CXCL1.

Биохимический анализ липидов печени

Внутрипеченочные уровни триглицеридов, эфиров холестерина и свободного холестерина определяли в свежеприготовленных гомогенатах печени методом высокоэффективной тонкослойной хроматографии (ВЭТСХ). Липиды экстрагировали из гомогенатов печени с использованием метанола и хлороформа, как описано ранее (41, 42). После экстракции липиды разделяли с помощью высокоэффективной тонкослойной хроматографии на пластинах с силикагелем 60 (0,20 мм). Липидные пятна окрашивали цветным реагентом (5 г MnCl 2 ∙4H 2 O, 32 мл 95–97% H 2 SO 4 добавляли к 960 мл CH 3 OH/H 933 2 O), а количество триглицеридов, сложных эфиров холестерина и свободного холестерина определяли с использованием системы визуализации Chemidoc Touch и программного обеспечения Image Lab (обе компании Bio Rad Laboratories, Veenendaal, Нидерланды).Липиды печени выражали как мкг липидов на мг ткани печени.

Анализ баланса холестерина

Баланс холестерина в организме (т. е. определение чистой продукции или чистой экскреции холестерина) оценивали путем объединения данных о потреблении холестерина с пищей и данных о экскреции холестерина с фекалиями. На 16-й и 20-й неделе исследования фекалии собирали из каждой клетки в течение 3 или 4 дней соответственно. Потребление пищи измеряли за тот же период и определяли потребление холестерина с пищей.Уровни нейтрального стерола и желчных кислот в кале оценивали для определения экскреции холестерина с фекалиями, как описано ранее (43, 44). Образцы фекалий сначала лиофилизировали и взвешивали. Для экстракции желчных кислот аликвоту 5 мг фекалий инкубировали в 1 мл щелочного метанола (3:1 по объему) в течение 2 часов при 80°C, используя нор-гиодезоксихолат в качестве внутреннего стандарта. Затем образцы разбавляли дистиллированной водой, перемешивали и центрифугировали. Супернатант наносили на подготовленный картридж для твердофазной экстракции Sep-Pak C18 (Waters Corporation, Wexford, Ирландия) и элюировали желчные кислоты 100% метанолом.Желчные кислоты были дериватизированы путем инкубации с трифторуксусным ангидридом и 1,1,1,3,3,3-гексафтор-2-пропанолом в течение 1 часа при 60°C, после чего они были разделены с использованием капиллярной газовой хроматографической колонки 25 м × 0,25 мм. (CP-Sil 5B, Agilent, Санта-Клара, Калифорния, США; программируемая температура от 230°C до 280°C) в системе газовой хроматографии Scion 436-GC (Scion Instruments, Ливингстон, Великобритания), оснащенной пламенно-ионизационным детектором ( хранится при температуре 300°С). Производные желчных кислот вводили раздельным введением (соотношение разделения 20:1, температура инжектора 300°С).Количественное определение желчных кислот (холевой кислоты, дезоксихолевой кислоты, литохолевой кислоты, α-мюрихолиевой кислоты, β-мюрихолиевой кислоты, ω-мюрихолиевой кислоты и гиодезоксихолевой кислоты) основывалось на отношении площади отдельной желчной кислоты к внутреннему стандарту. Уровни α-мурихолиевой кислоты были ниже нижнего предела количественного определения и поэтому не сообщаются. Для экстракции нейтральных стеринов аликвоту 10 мг фекалий инкубировали в 1 мл щелочного метанола, как описано для экстракции желчных кислот, с использованием 5α-холестана в качестве внутреннего стандарта.Далее нейтральные стеролы трижды экстрагировали петролейным эфиром. Объединенные слои петролейного эфира затем выпаривали и нейтральные стеролы силилировали с помощью DMF Sil-prep, после чего их разделяли с помощью ГХ с использованием той же колонки и протокола, что и для желчных кислот. Количественное определение нейтральных стеролов (копростанола, холестерина, холестанола и латостерола) основывалось на отношении площади отдельного нейтрального стерола к внутреннему стандарту. Данные измерений потребления пищи и анализов экскреции стеролов и желчных кислот использовали для расчета чистой продукции холестерина следующим образом: экскреция холестерина (т.желчные кислоты + экскреция нейтральных стеролов) – потребление холестерина с пищей, выраженное в мкмоль/мышь/день.

Статистический анализ

За исключением транскриптомного анализа, для которого статистический анализ был описан выше, статистический анализ был выполнен с использованием SPSS Statistics 24.0 (IBM, Armonk, NY, USA). На основании надежного теста регрессии и удаления выбросов [ROUT (45)] с Q, установленным на 1%, 3 мыши (1 в группе HFD + носитель и 2 в группе HFD + HC-24) были идентифицированы как биологические выбросы и исключены. из статистического анализа.Нормальное распределение переменных анализировали с помощью критерия Шапиро-Уилка, предполагая нормальность при р>0,05. Для проверки равенства дисперсий использовали критерий однородности дисперсий Левена, предполагая равные дисперсии при p>0,05. Для нормально распределенных переменных с равными дисперсиями различия между группами анализировали с помощью одностороннего дисперсионного анализа (ANOVA) с последующим односторонним апостериорным тестом Даннета. Для нормально распределенных переменных с неравными дисперсиями различия между группами анализировали с помощью дисперсионного анализа (Брауна-Форсайта) и односторонних апостериорных тестов Т3 Даннета.Непараметрический критерий Краскела-Уоллиса с последующим апостериорным с односторонним U-тестом Манна-Уитни использовался для определения различий между группами для переменных, которые не были нормально распределены. Корреляционный анализ проводили с помощью рангового корреляционного анализа Спирмена. Значения P <0,05 считались статистически значимыми. Данные представлены как среднее значение ± стандартное отклонение.

Результаты

HC-24 не влияет на HFD-индуцированное ожирение, гиперинсулинемию, дислипидемию или маркер системного воспаления SAA

Ldlr-/-.Лейденских мышей кормили высококалорийной диетой с высоким содержанием жиров в течение 24 недель, чтобы вызвать ожирение, метаболическую дисфункцию и НАЖБП. По сравнению с контрольной группой, получавшей пищу, кормление HFD приводило к увеличению массы тела и ожирению (снижение % нежировой массы и увеличение % жировой массы; таблица 1). Кормление HFD не влияло на уровень глюкозы в крови, но приводило к сильному повышению уровня инсулина в плазме (таблица 1), что свидетельствует о сниженной чувствительности к инсулину. Липиды плазмы, как общий холестерин, так и триглицериды (таблица 1), были сильно повышены у мышей, получавших HFD.Кроме того, кормление HFD приводило к увеличению маркера системного воспаления в сыворотке крови амилоида А (SAA; таблица 1). Лечение HC-24 с 6-й недели кормления HFD до конца исследования не влияло на развитие ожирения и ожирения, прием пищи, гиперинсулинемию, дислипидемию или системное воспаление (таблица 1).

Таблица 1 Метаболические факторы риска при t=24 недели.

HC-24 не влияет на гипертрофию и воспаление жировой ткани, а также на проницаемость кишечника значительно увеличил вес депо брыжеечного белого жира (mWAT) (рис. 1A, D).Это HFD-индуцированное увеличение массы жировых депо сопровождалось усилением гипертрофии адипоцитов в обоих депо, о чем свидетельствует увеличение среднего размера адипоцитов и сдвиг распределения размеров адипоцитов в сторону уменьшения процента более мелких адипоцитов и увеличение процента крупных адипоцитов (рис. 1Б, В, Д, Е). Это расширение и гипертрофия как eWAT, так и mWAT были связаны с воспалением жировой ткани, о чем свидетельствует увеличение количества короноподобных структур (рис. 1G, H).Лечение НС-24 не влияло на жировую массу, гипертрофию или воспаление ни в одном из изученных депо. Поскольку считается, что повышенная проницаемость кишечника способствует прогрессированию НАЖБП, мы исследовали проницаемость кишечника с помощью теста FD4 на 23-й неделе исследования. Кормление HFD значительно увеличило прохождение FD4 из просвета кишечника в кровоток (рис. 1I), что свидетельствует о повышенной проницаемости кишечника. На это не повлиял HC-24 (рис. 1I).

Рисунок 1 HC-24 не влияет на массу жировой ткани, гипертрофию адипоцитов или воспаление эпидидимальных и мезентериальных депо белой жировой ткани и не влияет на проницаемость кишечника при Ldlr-/-.Лейденских мышей кормили трансляционным HFD в течение 24 недель. (A) Вес депо eWAT. (B) Средний размер адипоцитов в eWAT. (C) Распределение размеров адипоцитов в eWAT. (D) Вес депо мВт. (E) Средний размер адипоцитов в mWAT. (F) Распределение размеров адипоцитов в mWAT. (G) Количество CLS на 1000 адипоцитов в eWAT. (H) Количество CLS на 1000 адипоцитов в mWAT. (I) Анализ функциональной проницаемости кишечника in vivo с использованием анализа декстрана, меченного изотиоцианатом флуоресцеина (FD4), на 23-й неделе исследования.eWAT, эпидидимальная белая жировая ткань; mWAT, брыжеечная белая жировая ткань; CLS, короновидная структура. Данные средние ± стандартное отклонение. *p<0,05, **p<0,01, ***p<0,001 по сравнению с HFD + носитель.

HC-24 не влияет на стеатоз печени, но значительно уменьшает воспаление печени

В конце 24-недельного исследования вес печени значительно увеличился у животных, получавших HFD, по сравнению с кормом (рис. 2A). Это увеличение массы печени сопровождалось повышением уровня аланинаминотрансферазы в плазме (АЛТ; рис. 2В).Лечение НС-24 не влияло ни на массу печени, ни на АЛТ. Гистопатологический анализ НАСГ (репрезентативные изображения для всех групп, показанные на рисунке 2C) показал, что кормление HFD приводило к выраженному стеатозу печени (рисунок 2D), который был примерно наполовину в макровезикулярной форме и наполовину в микровезикулярной форме (рисунки 2E, F). Лечение HC-24 не влияло на стеатоз печени (рис. 2D) и не влияло на распределение стеатоза по макровезикулярной и микровезикулярной формам (рис. 2E, F).В соответствии с наблюдениями за стеатозом печени, гепатоцеллюлярная гипертрофия увеличивалась при кормлении HFD и не влияла на лечение HC-24 (рис. 2G). Однако количественный анализ количества воспалительных агрегатов в печени показал значительную индукцию воспаления печени у животных, получавших HFD, которое сильно и значительно уменьшалось при лечении HC-24 (рис. 2H). В целом, этот гистопатологический анализ НАСГ показывает выраженное увеличение стеатоза и лобулярного воспаления у животных, получавших HFD с трансляционным составом макронутриентов и содержанием холестерина, и демонстрирует специфическое влияние HC-24 на воспалительный компонент заболевания.

Рисунок 2. Лечение HC-24 не влияет на стеатоз печени, но сильно снижает воспаление печени у мышей Ldlr-/-.Leiden, получавших поступательную HFD в течение 24 недель. (А) Масса печени. (B) ALT плазмы, измеренный на 24 неделе исследования. (C) Репрезентативные микрофотографии окрашенных гемотоксилином и эозином поперечных срезов средней доли печени чау-чау, группы HFD + носитель и группы HFD + HC-24. (D) Тотальный стеатоз. (E) Макровезикулярный стеатоз. (F) Микровезикулярный стеатоз. (G) Гепатоцеллюлярная гипертрофия. (H) Воспаление печени. HFD, диета с высоким содержанием жиров; АЛТ, аланинаминотрансфераза. Показанные данные являются средним значением ± стандартное отклонение. **p<0,01, ***p<0,001 по сравнению с HFD + носитель.

HC-24 модулирует гены, участвующие в воспалении и управлении липидами .За этим профилированием экспрессии гена последовал анализ вышестоящего регулятора, который предсказывает состояние активации ключевых регуляторных факторов (например, цитокинов, факторов транскрипции, метаболитов) на основе паттерна экспрессии генов, расположенных ниже этого фактора. Как и ожидалось, и в соответствии с гистопатологически наблюдаемыми изменениями в печени, кормление HFD приводило к изменениям экспрессии генов, связанным, среди прочего, с метаболизмом липидов и воспалением (модулированные вышестоящие регуляторы показаны в дополнительной таблице 2).Метаболит «холестерин» был идентифицирован как значительно модулируемый вышестоящий фактор (т. е. было предсказано HFD-зависимое увеличение уровня холестерина в печени на основе паттернов экспрессии генов ниже уровня холестерина). Лечение HC-24 значительно повлияло на экспрессию отдельных генов в печени (полный список показан в дополнительной таблице 3). В соответствии с наблюдаемым противовоспалительным действием HC-24 на гистологическом уровне, HC-24 модулирует несколько генов, связанных с воспалением, таких как

Socs3 и Gzma , а также хемокин, привлекающий нейтрофилы, Cxcl1 .Результаты анализа вышестоящего регулятора выявили дополнительные модифицирующие воспаление эффекты HC-24, показывающие значительное совпадение с генами ниже TGF-β, IL-17A и IL-1β (дополнительная таблица 4). Примечательно, что этот анализ также продемонстрировал значительную инактивацию вышестоящего регулятора холестерина, предполагая снижение уровня холестерина в печени у животных, получавших HC-24.

HC-24 снижает уровень CXCL1 в печени и последующую инфильтрацию нейтрофилов, не влияя на другие типы иммунных клеток данные экспрессии, мы измерили уровни белка CXCL1 в печени (рис. 3А).В соответствии с наблюдаемой модуляцией экспрессии гена

Cxcl1 , уровни CXCL1 были низкими у мышей, получавших корм, и значительно повышались у контрольных животных, получавших HFD+носитель. Лечение HC-24 значительно снижало уровни CXCL1 в ткани печени. Иммуногистохимическое окрашивание маркера нейтрофилов GR-1 с последующим количественным определением количества скоплений GR-1-положительных клеток в печени (рис. 3B, с репрезентативными изображениями, показанными на рис. 3C) дополнительно подтвердило этот эффект: агрегаты GR-1-положительных клеток почти полностью отсутствовали в контрольной группе, и их количество значительно увеличивалось при кормлении HFD.Лечение HC-24 значительно снижало количество GR-1-позитивных клеточных агрегатов в печени в соответствии с наблюдаемым снижением экспрессии гена Cxcl1 и белка. Чтобы выяснить, влияет ли HC-24 исключительно на инфильтрацию нейтрофилов или оказывает более широкое влияние на инфильтрацию иммунных клеток в целом, мы проанализировали набор данных транскриптома, используя ранее описанные наборы генов, специфичных для иммунных клеток, которые позволяют оценить присутствие определенных лейкоцитов в ткани. 46, 47).Этот анализ показал, что, несмотря на повышенное присутствие B-клеток и Т-клеток у мышей, получавших HFD, по сравнению с контрольной группой, на это не повлияло лечение HC-24 (B-клетки: HFD + носитель по сравнению с едой: − log(значение p) = 2,4, HFD + HC-24 по сравнению с HFD + носитель: незначительно; Т-клетки: HFD + носитель по сравнению с чау-чау: -log(p-значение) = 2,3, HFD + HC-24 по сравнению . HFD + транспортное средство: несущественно). Кроме того, мы провели иммуногистохимический анализ макрофагального маркера F4/80 с последующим количественным определением F4/80-положительных короноподобных структур в печени (рис. 3D, с репрезентативными изображениями, показанными на рис. 3E), чтобы оценить потенциальные эффекты HC- 24 на этой подгруппе иммунных клеток.Подобно тому, что наблюдалось для популяции B- и T-клеток, F4/80-положительные короноподобные структуры значительно увеличивались при HFD по сравнению с чау-чау, и на это не влияло лечение HC-24.

Рисунок 3. Лечение HC-24 снижает инфильтрацию нейтрофилов у мышей Ldlr-/-.Leiden, получавших трансляционное HFD в течение 24 недель. (A) Концентрация нейтрофильного хемокина CXCL1 в ткани печени чау-чау, группы HFD + носитель и группы HFD + HC-24. (B) Количественное определение иммуногистохимического окрашивания маркера нейтрофилов GR-1, показывающее количество GR-1-положительных агрегатов для каждой группы. (C) Репрезентативные микрофотографии иммуногистохимического окрашивания маркера нейтрофилов GR-1 в поперечных срезах средней доли печени. Стрелки указывают на нейтрофильные агрегаты. (D) Количественное определение иммуногистохимического окрашивания маркера макрофагов F4/80, показывающее количество F4/80-положительных короноподобных структур для каждой группы. (E) Репрезентативные микрофотографии иммуногистохимического окрашивания маркера макрофагов F4/80 в поперечных срезах средней доли печени.Стрелки указывают на F4/80-положительные короноподобные структуры. HFD, диета с высоким содержанием жиров; CLS, короновидная структура. Показанные данные являются средним значением ± стандартное отклонение. *p<0,05, ***p<0,001 по сравнению с HFD + носитель.

Биохимический анализ липидов печени выявил влияние HC-24 на накопление свободного холестерина в печени, подтверждая наблюдаемое влияние на уровень экспрессии генов Затем мы исследовали, может ли предсказанный эффект на накопление холестерина в печени (на основе наблюдаемых паттернов передачи сигналов генов ниже по течению от холестерина) лежать в основе наблюдаемых противовоспалительных эффектов.Для этого мы сначала провели биохимический анализ внутрипеченочных липидов, чтобы подтвердить предсказанное влияние на уровень холестерина в печени. Этот анализ показал, что, как и у пациентов с НАЖБП, триглицериды являются основными видами липидов, которые накапливаются в печени мышей, получавших HFD (рис. 4А). В соответствии с тем, что наблюдалось гистологически, обработка HC-24 не влияла на общее накопление липидов в виде триглицеридов (рис. 4А). Помимо триглицеридов, холестерин — как в этерифицированной форме, так и в свободной, неэтерифицированной форме — также накапливался во время развития НАЖБП, что можно наблюдать у мышей, получавших HFD (рис. 4B, C).Лечение HC-24 значительно уменьшило накопление свободного холестерина (рис. 4C). Чтобы еще больше обосновать этот эффект на накопление холестерина в печени и исследовать, как HC-24 влияет на уровень свободного холестерина в печени, мы исследовали, влияет ли HC-24 на баланс холестерина в организме. Для этого мы измерили экскрецию холестерина с фекалиями (в виде нейтральных стеролов и желчных кислот) и объединили это с потреблением холестерина с пищей для расчета чистой экскреции/продукции холестерина (рис. 4D, E и дополнительная таблица 5).Этот анализ показал, что у мышей Ldlr-/-.Leiden, получавших HFD, в организме происходит чистая продукция холестерина (т.е. больше холестерина выводится с фекалиями, чем потребляется с пищей). Лечение HC-24 значительно снижало чистую выработку холестерина, что соответствовало влиянию на накопление внутрипеченочного холестерина. Кроме того, уровни свободного холестерина в печени показали значительную положительную корреляцию с воспалением печени (количество очагов воспалительных клеток; Спирмен r = 0.78, р

<0,001; Рисунок 4F), что объясняет наблюдаемое одновременное воздействие HC-24 на гомеостаз холестерина и воспаление печени.

Рисунок 4. Лечение HC-24 снижает накопление свободного холестерина в печени мышей Ldlr-/-.Leiden, получавших трансляционное HFD в течение 24 недель. (A) Содержание триглицеридов в печени. (B) Содержание эфира холестерина в печени. (C) Содержание свободного холестерина в печени. (D) Чистая выработка холестерина в организме на 16-й неделе исследования. (E) Чистая выработка холестерина в организме на 24-й неделе исследования. (F) Корреляция Пирсона между свободным холестерином в печени и гистологически определенным количеством воспалительных агрегатов в печени. HFD, диета с высоким содержанием жиров. Показанные данные являются средним значением ± стандартное отклонение. *p<0,05, **p<0,01, ***p<0,001 по сравнению с HFD + носитель.

Обсуждение

Это исследование показывает, что накопление свободного холестерина в печени в условиях поступательного питания связано с воспалением печени и может регулироваться многокомпонентным лекарственным средством HC-24, что приводит к уменьшению воспалительных агрегатов с меньшим количеством нейтрофилов, тип клеток, характерный для НАСГ человека.

Многие традиционные модели НАЖБП на грызунах полагаются на добавки к рациону с высоким (супрафизиологическим) уровнем холестерина, чтобы вызвать воспаление печени (48). Хотя накопление холестерина само по себе не имеет значения для патогенеза НАЖБП, поскольку свободный холестерин в печени также повышен и связан с тяжестью заболевания у пациентов с НАЖБП (9, 10), такие модели сильно подчеркивают роль пищевого холестерина при НАЖБП. Кроме того, они подразумевают, что повышенное поглощение холестерина и больший приток холестерина печенью в портальную кровь являются патогенетически значимыми процессами для человека, которые являются причиной наблюдаемого накопления свободного холестерина и воспаления печени.Хотя есть некоторые ассоциативные данные из обсервационного исследования, которое показало повышенное потребление холестерина с пищей у пациентов с НАСГ по сравнению с контрольной группой (49), это не демонстрирует причинно-следственной связи между потреблением холестерина и воспалением печени у людей как таковым. Действительно, исследование с контролируемым вмешательством человека, проведенное Tannock et al. (50) не продемонстрировали доказательств вызывающего воспаление эффекта пищевого холестерина у пациентов с резистентностью к инсулину (т. е. у группы пациентов с повышенным риском развития НАЖБП/НАСГ).Несмотря на сильно повышенное потребление холестерина с пищей, не было повышения уровней SAA или CRP в плазме, причем последний является наиболее чувствительным доступным маркером воспаления, специфичным для печени. Следовательно, имеющиеся данные не поддерживают концепцию о том, что пищевой холестерин в соответствующих дозах, достигаемых в рационе человека, является индуктором воспаления печени у людей. Модели грызунов, которые в значительной степени полагаются на супрафизиологические добавки холестерина, скорее всего, специально позволяют исследовать прямые гепатотоксические эффекты диетического холестерина.В текущем исследовании мы использовали более комплексную модель НАЖБП, которая использует более поступательные диетические условия и может лучше отражать многофакторный и полиорганный характер заболевания (например, с ожирением и резистентным к инсулину фенотипом, с вовлечением гипертрофии и воспаления жировой ткани и повышенной проницаемости кишечника). Мы показываем здесь, что гомеостаз холестерина в печени также нарушается в этих более поступательных экспериментальных условиях с реалистичными концентрациями холестерина в пище, что приводит к накоплению свободного холестерина, что способствует воспалительной реакции печени.

Учитывая многофакторную этиологию НАЖБП, которая включает в себя дерегуляцию множества путей как движущих сил прогрессирования заболевания, представляется целесообразным использовать многоцелевой подход для борьбы с заболеванием. Такой подход все чаще считается новой парадигмой разработки лекарственных средств для лечения НАЖБП, и в настоящее время исследуются многочисленные комбинированные методы лечения (51–53). Здесь мы использовали многокомпонентную терапию натуральными ингредиентами (HC-24) для ослабления развития НАЖБП и изучали ее влияние на несколько органов, которые считаются вовлеченными в патогенез, т.е.е., жировая ткань (54, 55) и кишечник (проницаемость) (56, 57) в дополнение к печени. Здесь мы показываем, что HC-24 не влиял на массу жировой ткани (измеряемую как общий процент жира в организме, а также по весу нескольких отдельных депо жировой ткани), гипертрофию адипоцитов или воспаление жировой ткани в двух висцеральных депо белой жировой ткани (придатке яичка). и брыжеечных депо), и что связанная с заболеванием повышенная проницаемость кишечника также не была затронута лечением HC-24, что вместе указывает на то, что ослабляющий НАСГ эффект HC-24, скорее всего, локализован конкретно в печени, а не (частично) связан с к непрямым эффектам через жировую ткань или кишечник.

В печени мы наблюдали выраженное снижение долькового воспаления у животных, получавших HC-24. Это уменьшение воспалительных агрегатов было связано с уменьшением накопления свободного холестерина в печени, что соответствовало наблюдаемому снижению продукции холестерина в организме. Последующий корреляционный анализ показал, что количество воспалительных агрегатов в печени сильно и значимо коррелировало с содержанием свободного холестерина в печени, что, таким образом, может объяснить наблюдаемые положительные эффекты HC-24 при НАЖБП.Эти результаты согласуются с более ранним исследованием на грызунах, которое показало положительную корреляцию между концентрацией свободного холестерина в печени и активацией NFκB в печени, оба из которых были снижены после лечения растительным экстрактом, богатым антоцианами (58). Организованная адаптация путей биосинтеза и метаболизма холестерина и связанных с ними воспалительных путей как в печени, так и в жировой ткани также наблюдалась в другом исследовании в ответ на диету с высоким содержанием жиров и естественным содержанием холестерина (59).

Помимо этих эффектов на механизмы контроля транскрипции, другим предполагаемым механизмом, с помощью которого холестерин вызывает воспаление, является индукция физического повреждения клеток [например, путем образования кристаллов холестерина (60)], что может привести к высвобождению связанных с повреждением молекулярных паттернов. (DAMP), которые функционируют как хемотаксический сигнал для нейтрофилов (61) и, таким образом, могут лежать в основе наблюдаемого эффекта на инфильтрацию нейтрофилов. Кроме того, было показано, что загрузка макрофагов холестерином индуцирует экспрессию IL-8 — мощного хемоаттрактанта нейтрофилов (62), а обогащение холестерином мембран нейтрофилов увеличивает адгезию и остановку нейтрофилов, тем самым увеличивая их способность к экстравазации (63). .В соответствии с этим мы обнаружили, что хемокин нейтрофилов CXCL1 был увеличен в печени контрольных мышей HFD. Это соответствует наблюдениям в печени человека с НАСГ, которые демонстрируют сильную активацию CXCL1, которая не наблюдается в печени пациентов с простым стеатозом (64, 65). Следует отметить, что другие модели НАСГ у мышей, получавших HFD, не обнаруживают такой положительной регуляции CXCL1 (65, 66). В недавнем отчете Hwang et al. (65) показали, что гиперэкспрессия Cxcl1 у мышей, получавших HFD, была достаточной для индукции НАСГ (повторяя патологические признаки НАСГ человека), что еще больше подчеркивает важность этого хемокина.Лечение HC-24 значительно снижало экспрессию CXCL1 в печени — как на уровне экспрессии генов, так и на уровне белка — и снижало инфильтрацию нейтрофилов в печень. Хотя инфильтрация нейтрофилами признана определяющей характеристикой НАСГ человека (67), их точная роль в патогенезе НАСГ до конца не выяснена. Однако считается, что их способность высвобождать мощный коктейль активных форм кислорода и протеаз делает их потенциальной причиной обширного повреждения тканей, как показано при других заболеваниях печени (68, 69).Это мнение дополнительно подтверждается вышеупомянутым исследованием НАСГ, индуцированного CXCL1 (65), в котором представлено несколько линий доказательств того, что нейтрофилы способствуют развитию НАСГ посредством продукции АФК, которые активируют несколько стрессовых киназ (путь ASK1, p38/JNK-CASP3). в печени, что приводит к ее повреждению, воспалению и фиброзу. И наоборот, истощение нейтрофилов у мышей, получавших HFD, снижает развитие НАСГ (70). Поскольку воспаление печени в текущем исследовании показало четкую корреляцию с уровнями свободного холестерина в печени, вполне вероятно, что наблюдаемые противовоспалительные эффекты HC-24 являются (по крайней мере, частично) вторичными по отношению к улучшению гомеостаза холестерина, наблюдаемому при HC-24. -обработанные животные.

В целом, наши результаты показывают, что свободный холестерин накапливается в печени мышей Ldlr-/-.Leiden в условиях физиологически поступательного питания и что это накопление свободного холестерина связано с развитием воспаления печени. Лечение многокомпонентным лекарственным средством HC-24 уменьшает накопление свободного холестерина и оказывает молекулярное и клеточное противовоспалительное действие на печень.

Заявление о доступности данных

Данные были загружены в базу данных GEO под регистрационным номером GSE163652.

Заявление об этике

Исследование на животных было рассмотрено и одобрено Органом защиты животных (IvD) TNO Нидерландов (номер разрешения 3682/TNO-210).

Вклад авторов

RK, YB, BS и MM внесли свой вклад в разработку концепции и дизайна исследования. EG, WD и AMe собрали данные. LV, MC, KS и MM проанализировали данные. AMu, RK, NK, YB, BS и MM интерпретировали данные. А.М.у, Р.К. и М.М. написали рукопись. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Это исследование было проведено в рамках государственно-частного партнерства (PPP) ProLiver, совместного проекта, который финансируется за счет пособия PPP, предоставленного Health~Holland, Top Sector Life Sciences & Health, для стимулирования общественного- частные партнерства. Heel GmbH была одним из частных партнеров, финансировавших проект PPP ProLiver. Описанная здесь работа также была поддержана исследовательскими программами TNO Food and Nutrition и Biomedical Health.

Конфликт интересов

AMu и BS являются сотрудниками Heel GmbH.Н.К. и Ю.Б. — бывшие сотрудники Heel GmbH. Heel GmbH принимала участие в разработке исследования и подготовке рукописи. Heel GmbH не участвовала в сборе или анализе данных. Публикация этого исследования была требованием финансирования, полученного от Health~Holland, Top Sector Life Sciences & Health.

Остальные авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Симону ван дер Дрифт-Дрог, Никки ван Тригт, Джессику Снабель, Марийке Воскуилен и Ивану Бобельдейк-Пасторову за их прекрасную техническую и организационную помощь во время исследования.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fendo.2021.601160/full#supplementary-material

Ссылки

1.Юносси З., Ансти К.М., Мариетти М., Харди Т., Генри Л., Эслам М. и др. Глобальное бремя НАЖБП и НАСГ: тенденции, прогнозы, факторы риска и профилактика. Nat Rev Gastroenterol Hepatol (2018) 15(1):11–20. doi: 10.1038/nrgastro.2017.109

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

2. Эстес С., Разави Х., Лумба Р., Юносси З., Саньял А.Дж. Моделирование эпидемии неалкогольной жировой болезни печени демонстрирует экспоненциальное увеличение бремени болезни. Гепатология (2018) 67(1):123–33.doi: 10.1002/hep.29466

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

3. Wong RJ, Aguilar M, Cheung R, Perumpail RB, Harrison SA, Younossi ZM, et al. Неалкогольный стеатогепатит является вторым по значимости заболеванием печени по этиологии среди взрослых, ожидающих трансплантацию печени в Соединенных Штатах. Гастроэнтерология (2015) 148(3):547–55. doi: 10.1053/j.gastro.2014.11.039

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

4. Фридман С.Л., Нойшвандер-Тетри Б.А., Ринелла М., Саньял А.Дж.Механизмы развития НАЖБП и терапевтические стратегии. Nat Med (2018) 24(7):908–22. doi: 10.1038/s41591-018-0104-9

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

7. Musso G, Gambino R, Cassader M. Метаболизм холестерина и патогенез неалкогольного стеатогепатита. Prog Lipid Res (2013) 52(1):175–91. doi: 10.1016/j.plipres.2012.11.002

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

9. Puri P, Baillie RA, Wiest MM, Mirshahi F, Choudhury J, Cheung O, et al.Липидомный анализ неалкогольной жировой болезни печени. Гепатология (2007) 46(4):1081–90. doi: 10.1002/hep.21763

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

10. Caballero F, Fernandez A, De Lacy AM, Fernandez-Checa JC, Caballeria J, Garcia-Ruiz C. Повышенная экспрессия свободного холестерина, SREBP-2 и StAR при НАСГ человека. J Hepatol (2009) 50(4):789–96. doi: 10.1016/j.jhep.2008.12.016

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

11.Фаррелл Г., Шаттенберг Дж. М., Леклерк И., Йе М. М., Голдин Р., Тео Н. и др. Мышиные модели неалкогольного стеатогепатита: на пути к оптимизации их отношения к неалкогольному стеатогепатиту человека. Гепатология (2019) 69(5):2241–57. doi: 10.1002/hep.30333

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

12. Борнер М., Вайзер М. Биологическая терапия заболеваний печени — результаты лекарственного мониторинга 801 пациента. Biol Ther (1995) XIII(2):64–7.

Google Scholar

13. Вовк А.Д., Соляник И.В. Опыт применения антигомотоксических препаратов гепар композитум и энгистол в комплексном лечении больных вирусными гепатитами. Биол Тер (Украина) (2003) 1):16–9.

Google Scholar

14. Таймохаммади А., Разави Б.М., Хоссейнзаде Х. Silybum marianum (расторопша) и его основной компонент, силимарин, как потенциальное терапевтическое растение при метаболическом синдроме: обзор. Phytother Res (2018) 32(10):1933–49.doi: 10.1002/ptr.6153

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

15. Feng B, Meng R, Huang B, Shen S, Bi Y, Zhu D. Силимарин облегчает окислительный стресс в печени и защищает от метаболических нарушений у мышей, получающих пищу с высоким содержанием жиров. Free Radic Res (2016) 50 (3): 314–27. doi: 10.3109/10715762.2015.1116689

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

16. Чон Д., Ким С.Дж., Ким Х.С. Противовоспалительная оценка метанольного экстракта taraxacum officinale в стимулированных ЛПС эндотелиальных клетках пупочной вены человека. Дополнение BMC Altern Med (2017) 17(1). doi: 10.1186/s12906-017-2022-7

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

17. Park CM, Cho CW, Song YS. TOP 1 и 2, полисахариды из taraxacum officinale, ингибируют опосредованное NFκB воспаление и ускоряют индуцированный Nrf2 антиоксидантный потенциал посредством модуляции сигнального пути PI3K-akt в клетках RAW 264.7. Food Chem Toxicol (2014) 66:56–64. doi: 10.1016/j.fct.2014.01.019

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

18.Чой УК, Ли О.Х., Йим Дж.Х., Чо К.В., Ри Ю.К., Лим С.И. и др. Гиполипидемическое и антиоксидантное действие корня и листьев одуванчика (taraxacum officinale) на кроликов, которых кормили холестерином. Int J Mol Sci (2010) 11(1):67–78. doi: 10.3390/ijms11010067

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

19. Majewski M, Lis B, Juśkiewicz J, Ognik K, Borkowska-Sztachanska M, Jedrejek D, et al. Фенольные фракции листьев и лепестков одуванчика как модуляторы антиоксидантного статуса и липидного профиля в исследовании in vivo . Antioxid (Базель) (2020) 9(2):131. doi: 10.3390/antiox