Тромбоз кишечника симптомы: Россиянам раскрыли симптомы инфаркта кишечника: Общество: Россия: Lenta.ru

Содержание

Ангиодисплазия кишечника (толстой кишки) — лечение в Эс Класс Клиник Волгоград по доступным ценам

При деформации и истончении кровеносных сосудов, расположенных в дистальном отделе кишечника, происходит развитие ангиодисплазии. Заболевание характеризуется периодическими выделениями крови из прямой кишки. Несмотря на то, что ангиодисплазия кишечника не относится к состояниям, угрожающим жизни, довольно часто она становится причиной анемии.

Своевременное обращение к проктологу поможет избежать ухудшения качества жизни и других неприятных последствий. Опытные специалисты медицинского центра «Эс Класс Клиник Волгоград» применяют инновационные методы лечения ангиодисплазии и других заболеваний, входящих в область проктологии.

Причины развития патологии

Ангиодисплазия может быть врожденной, но чаще всего болезнь является приобретенной и развивается по причине спазмов, возникающих в толстом кишечнике.

В результате происходит обструкция сосудов, что со временем приводит к их дилатации и ишемии. Также появлению ангиодисплазии толстой кишки способствуют следующие причины:

  • нарушения работы системы ЖКТ;
  • заболевания почек;
  • болезни сердца и сосудов;
  • наличие у пациента болезни Виллебранда;
  • проблемы с легкими.

Врожденная форма ангиодисплазиивстречается довольно редко и выражается в наличии мальформации — образования сосудистого типа, которые формируются во время внутриутробного развития.

Симптомы ангиодисплазии

Основной причиной подозрения на появление у человека ангиодисплазии толстой кишки является появление анальных кровотечений, которые могут иметь даже незначительный характер. При приобретенной форме кровь из прямой кишки выделяется после значительных физических нагрузок, акта дефекации.

Помимо ректального кровотечения поводом для беспокойства могут послужить следующие симптомы:

  • темный дегтеобразный стул, свидетельствующий о наличии крови в кале;
  • следы свежей крови в анальной области, которые означают, что источник кровотечения расположен рядом с задним проходом;
  • боли в области живота и появление проблем с дефекацией;
  • анемия, хроническая усталость и постоянная слабость;
  • появление одышки и бледность кожных покровов.

Следует учесть, что вышеперечисленные симптомы при ангиодисплазии толстой кишки могут отсутствовать или свидетельствовать о наличии других патологий ЖКТ. Периодичность проявления признаков ангиодисплазиии их выраженность во многом зависит от степени повреждения кишечника.

Как правило врожденная форма патологии проявляется уже в первые годы жизни человека и в этом случае клиническая картина аналогична приобретенной ангиодисплазии.

Особенности диагностики ангиодисплазии

Диагностические мероприятия назначает врач-проктолог на основании собранного анамнеза и при появлении подозрений на ангиодисплазию кишечника. Для получения достоверных результатов используются такие современные методы как эндоскопия, колоноскопия и биопсия. Эти современные методики позволяют наиболее точно оценить состояние тканей и слизистой кишечника, а также исключить другие опасные патологии.

Высокая разрешающая способность позволяет при помощи колоноскопии определить степень поражения и распространение процесса в толстом кишечнике. Использование эндоскопического оборудования помогает определить наличие на поверхности слизистой сосудистых выпячиваний, наполненных кровью. Также важной частью диагностики ангиодисплазии толстой кишкиявляются следующие способы:

  • Ангиография — методика изучения состояния сосудов. В венозный кровоток вводится рентгеноконтрастное вещество, с помощью которого определяется наличие различных сосудистых патологий.
  • Сцинтиграфия — узконаправленная процедура, в процессе которой в кровь вводятся меченые эритроциты.
  • Ирригоскопия — введение бария позволяет выявить не только наличие ангиодисплазии, но степень ее распространения по другим отделам ЖКТ.

Также в процессе обследования широко применяются лабораторные исследования, в том числе проведение общего и биохимического анализа крови и анализ кала для определения в его структуре следов скрытой крови.

Лечение ангиодисплазии толстой кишки в Волгограде

Перед назначением лечения ангиодисплазии врач соберет подробный анамнез и направит на необходимые обследования. На основании полученных результатов проктолог составит наиболее оптимальный план восстановления здоровья:

  • При редких и незначительных кровопотерях лечение проводится при помощи эндоскопии и облитерационной терапии.
  • При противопоказаниях к хирургическому вмешательству пациенту рекомендуется проведение эмболизации сосудов.
  • При постановке диагноза лечение ангиодисплазии лазерным прижиганием пораженных участков является достаточно эффективным методом.
  • Если очаги поражения слишком обширны пациенту назначаются специальные препараты, предотвращающие разрушение стенок сосудов и останавливающие кровотечение.
  • Для лечения анемии используются средства, восполняющие дефицит железа.

При сильной кровопотере, негативно сказывающемся на состоянии здоровья пациенту проводится резекция сигмовидной или прямой кишки с последующей реставрацией.

При появлении проблем с дефекацией и первых симптомах ректального кровотечениязапишитесь на прием к опытным проктологам нашей клиники. Даже при отсутствии положительного результата на ангиодисплазию наши специалисты определят причину проблем со здоровьем при помощи современного диагностического оборудования.

Прогноз и профилактика

Специальных профилактических мероприятий для предотвращения развития ангиодисплазии толстой кишкисегодня не существует. Очень важно своевременно выявлять и лечить заболевания желудочно-кишечного тракта и ежегодно посещать проктолога, особенно по достижению 40 лет.

При раннем выявлении патологии и применении щадящих методов лечения прогноз на выздоровление достаточно благоприятный. В случае же тяжелого клинического случая при необходимости применения операций по резекции кишки шансов на полное выздоровление становится меньше.

Запишитесь на консультацию к проктологу в клинику «Эс Класс Клиник Волгоград», чтобы выявить ангиодисплазию на ранней стадии и остановить ее развитие.

«Последствия тяжелейшие».

Кому угрожают тромбозы при COVID-19

https://ria.ru/20210526/trombozy-1733867046.html

«Последствия тяжелейшие». Кому угрожают тромбозы при COVID-19

«Последствия тяжелейшие». Кому угрожают тромбозы при COVID-19 — РИА Новости, 26.05.2021

«Последствия тяжелейшие». Кому угрожают тромбозы при COVID-19

У трети пациентов с тяжелой формой COVID-19 возникают тромбозы. Сейчас это лечат неплохо, однако стандартные рекомендации подходят не всем. Тут нужна… РИА Новости, 26.05.2021

2021-05-26T08:00

2021-05-26T08:00

2021-05-26T10:49

наука

кровь

москва

российская академия наук

здоровье

биология

коронавирус covid-19

коронавирус в россии

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/05/0c/1731976061_0:181:1600:1081_1920x0_80_0_0_ed409e709b8318f8bf00725afdb7f5d9.jpg

МОСКВА, 26 мая — РИА Новости, Татьяна Пичугина. У трети пациентов с тяжелой формой COVID-19 возникают тромбозы. Сейчас это лечат неплохо, однако стандартные рекомендации подходят не всем. Тут нужна персонифицированная терапия, считают ученые.Особое свойство коронавирусаОбычно люди не обращают внимание на небольшие царапины и порезы. Все знают, что на ранке быстро появится темная корочка — сгусток крови, или тромб, который предотвратит кровотечение и заражение извне. Так организм самостоятельно справляется с повреждением сосудов.»Мы привыкли считать тромбы чем-то патологическим. Но, вообще-то, их образование — тромбоз — нормальный процесс, защищающий от потери крови. А вот когда он дает сбой, последствия бывают тяжелейшие. Половина инсультов — это кровотечение в мозг после того, как лопнул сосудик и система не смогла его быстро отремонтировать», — объясняет Фазли Атауллаханов, профессор МГУ, научный руководитель Центра теоретических проблем физико-химической фармакологии РАН.Тромбозы становятся проблемой при множестве нарушающих гемостаз (свертываемость крови) заболеваний. В том числе и вирусных. Так, при гриппе подобные осложнения возникают у одного-двух процентов больных, попавших в стационар. Во время эпидемии 2009-го в Нью-Йорке их доля доходила почти до шести процентов. Примерно такие цифры ожидали и в случае с коронавирусной инфекцией. Однако масштаб оказался гораздо больше: у порядка трети тяжелых пациентов развиваются тромботические события.»Вирус заражает клетки эндотелия (слой, выстилающий кровеносные сосуды изнутри. — Прим. ред.), повреждает их, организм отвечает тромбозами. Особенно страдают легкие. Но не только: тромбы встречаются повсеместно. У молодых здоровых людей COVID-19 протекает обычно без осложнений. У пожилых, страдающих разными заболеваниями, реакция на поврежденные сосуды гипертрофирована. Ткани легких закрываются для нормального кровотока, это приводит к тяжелым нарушениям и даже гибели», — говорит ученый.»Тромбозы при COVID-19 — ситуация серьезная, нарушение гемостаза, несомненно, есть. Весной прошлого года, когда мы столкнулись с инфекцией, отмечали у пациентов большое количество тромбоэмболий (закупорку сосуда оторвавшимся тромбом. — Прим. ред.). Стандартные дозы антикоагулянтов, применяемых для профилактики, не срабатывали, пришлось быстро перестраиваться и назначать высокие дозы препаратов. Мы реально улучшили результаты, но получили небольшое число кровотечений. Встал вопрос контроля лечения тромбозов. Стандартных методов не хватало, потребовались новые подходы, которые бы позволяли подбирать дозы лекарств для каждого такого пациента», — рассказывает доктор медицинских наук, заслуженный врач России Сергей Царенко, заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии ГКБ № 52 города Москвы. Гемостаз под контролемСреди стандартных методов — тромбоэластография, тромбоэластометрия, тесты на активированное частичное тромбопластиновое время и протомбиновое время. Российские ученые предложили еще один: регистрация тромбодинамики.»В месте повреждения стенки сосуда кровь контактирует с особыми факторами, запускающими свертывание. Мы сделали их генно-инженерным способом, поместили на поверхности кюветы и сымитировали зону повреждения стенки сосуда. Наливаем туда плазму крови пациента и смотрим, как оттуда растет тромб. Измеряем параметры роста, в первую очередь скорость. Если быстрее нормы, высок риск тромбозов. Если медленнее — кровотечений», — поясняет профессор Атауллаханов. Прибор «Регистратор тромбодинамики» разработали десять лет назад ученые с инженерами под его руководством в рамках проектов «Роснано» и «Сколково». Сейчас его применяют во многих клиниках в России и за рубежом.Когда пандемия достигла России, Атауллаханов предложил сравнить все существующие методы оценки состояния свертывающей системы и, выбрав лучший, использовать его для больных COVID-19.»У более 70 процентов тяжелых пациентов, попадающих в реанимацию, есть риск тромбозов. Им сразу назначают гепарин и в большинстве случаев дозу подбирают правильно, но примерно у 30 процентов она не срабатывает. Из них у двадцати продолжается гиперкоагуляция, значит, дозу надо повышать, а остальным, наоборот, уменьшать, чтобы предотвратить кровотечения», — говорит исследователь. Первый этап испытаний проходил в семи московских ковидных госпиталях, включая «Коммунарку». Лучше всего справлялся с задачей подбора дозы метод тромбодинамики. Надо было проводить второй этап испытаний, но денег не хватало. В «Коммунарке» и ГКБ № 52 пошли навстречу и организовали рандомизированное исследование. Случайным образом отобрали пациентов реанимации и условно разбили на две группы. В первой лечили по стандартным протоколам, во второй — тоже, но под контролем гемостаза методом тромбодинамики.»Мы выделили примерно 350 случаев и проанализировали частоту тромбозов. Там, где терапию корректировали с помощью нашего подхода, их количество уменьшилось вдвое. Статистика по кровотечениям пока недостаточна. Уже сейчас мы можем сделать вывод: для тяжелых пациентов нужно вести терапию гепарином под контролем состояния гемостаза, а не вслепую», — отмечает Фазли Атауллаханов.Борьба за тяжелых пациентов»Методика группы Атауллаханова полезная, но не единственная. В сочетании с другими она составляет диагностический комплекс, который помогает подобрать оптимальную схему антикоагулянтной терапии», — комментирует Сергей Царенко. В ГКБ № 52 занимаются очень тяжелыми пациентами с COVID-19, находящимися на ЭКМО — экстракорпоральной мембранной оксигенации. Ее используют, когда не помогает искусственная вентиляция легких. Больному вводят толстые катетеры и прокачивают весь объем крови через отдельный прибор, где идет насыщение кислородом.»Поскольку прибор из пластика, контакт крови с его поверхностями приводит к еще большим проблемам свертываемости. В этой ситуации нужен очень тщательный контроль. И тогда значимость диагностического комплекса, который оценивает состояние гемостаза, возрастает в разы», — отмечает врач.В группе риска по тромбозам — попавшие в стационар больные с COVID-19 и сопутствующими хроническими венозными тромбозами нижних конечностей и таза, с мерцательной аритмией и онкологией. Сергей Царенко подчеркивает: пациенты с этими заболеваниями и так принимают антикоагулянты. Когда накладывается коронавирусная инфекция, дозу корректируют.»Амбулаторным пациентам в 90 процентах случаев назначать антикоагулянты не нужно. Они ходят по квартире, мышцы сокращаются, кровь выдавливается из вен, поступает куда требуется», — продолжает врач. Сдавать кучу анализов, опасаясь тромбозов, но не имея отягчающих заболеваний, тоже не надо.»Амбулаторному больному нужно два теста. Первый — клинический анализ крови, чтобы скорректировать, если нужно, тактику лечения. В большинстве случаев показатели будут хорошими, снижено число лимфоцитов, поскольку заболевание вирусное. Второй анализ — на С-реактивный белок, это интегративный маркер степени воспаления. Остальные тесты без сопутствующих заболеваний бесполезны», — говорит доктор Царенко.В частности, не имеет смысла без показаний сдавать анализы на популярные сейчас Д-димер, ферритин. Это воспалительные белки, но, в отличие от С-реактивного, они более инертны, поэтому на амбулаторном этапе дают меньше информации. Кроме того, они не всегда указывают на тромбоз или дефицит железа, поэтому ориентироваться на них самостоятельно и заниматься самолечением крайне опасно.

https://ria. ru/20200902/koronavirus-1576644956.html

https://ria.ru/20210513/vaktsinatsiya-1731922348.html

москва

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/05/0c/1731976061_0:0:1512:1134_1920x0_80_0_0_a360a45f9c65d2bedbfa2f8d4fe862a3.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

кровь, москва, российская академия наук, здоровье, биология, коронавирус covid-19, коронавирус в россии

МОСКВА, 26 мая — РИА Новости, Татьяна Пичугина. У трети пациентов с тяжелой формой COVID-19 возникают тромбозы. Сейчас это лечат неплохо, однако стандартные рекомендации подходят не всем. Тут нужна персонифицированная терапия, считают ученые.

Особое свойство коронавируса

Обычно люди не обращают внимание на небольшие царапины и порезы. Все знают, что на ранке быстро появится темная корочка — сгусток крови, или тромб, который предотвратит кровотечение и заражение извне. Так организм самостоятельно справляется с повреждением сосудов.

«Мы привыкли считать тромбы чем-то патологическим. Но, вообще-то, их образование — тромбоз — нормальный процесс, защищающий от потери крови. А вот когда он дает сбой, последствия бывают тяжелейшие. Половина инсультов — это кровотечение в мозг после того, как лопнул сосудик и система не смогла его быстро отремонтировать», — объясняет Фазли Атауллаханов, профессор МГУ, научный руководитель Центра теоретических проблем физико-химической фармакологии РАН.Тромбозы становятся проблемой при множестве нарушающих гемостаз (свертываемость крови) заболеваний. В том числе и вирусных. Так, при гриппе подобные осложнения возникают у одного-двух процентов больных, попавших в стационар. Во время эпидемии 2009-го в Нью-Йорке их доля доходила почти до шести процентов. Примерно такие цифры ожидали и в случае с коронавирусной инфекцией. Однако масштаб оказался гораздо больше: у порядка трети тяжелых пациентов развиваются тромботические события.

«Вирус заражает клетки эндотелия (слой, выстилающий кровеносные сосуды изнутри. — Прим. ред.), повреждает их, организм отвечает тромбозами. Особенно страдают легкие. Но не только: тромбы встречаются повсеместно. У молодых здоровых людей COVID-19 протекает обычно без осложнений. У пожилых, страдающих разными заболеваниями, реакция на поврежденные сосуды гипертрофирована. Ткани легких закрываются для нормального кровотока, это приводит к тяжелым нарушениям и даже гибели», — говорит ученый.

«Тромбозы при COVID-19 — ситуация серьезная, нарушение гемостаза, несомненно, есть. Весной прошлого года, когда мы столкнулись с инфекцией, отмечали у пациентов большое количество тромбоэмболий (закупорку сосуда оторвавшимся тромбом. — Прим. ред.). Стандартные дозы антикоагулянтов, применяемых для профилактики, не срабатывали, пришлось быстро перестраиваться и назначать высокие дозы препаратов. Мы реально улучшили результаты, но получили небольшое число кровотечений. Встал вопрос контроля лечения тромбозов. Стандартных методов не хватало, потребовались новые подходы, которые бы позволяли подбирать дозы лекарств для каждого такого пациента», — рассказывает доктор медицинских наук, заслуженный врач России Сергей Царенко, заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии ГКБ № 52 города Москвы.

Гемостаз под контролем

Среди стандартных методов — тромбоэластография, тромбоэластометрия, тесты на активированное частичное тромбопластиновое время и протомбиновое время. Российские ученые предложили еще один: регистрация тромбодинамики.

«В месте повреждения стенки сосуда кровь контактирует с особыми факторами, запускающими свертывание. Мы сделали их генно-инженерным способом, поместили на поверхности кюветы и сымитировали зону повреждения стенки сосуда. Наливаем туда плазму крови пациента и смотрим, как оттуда растет тромб. Измеряем параметры роста, в первую очередь скорость. Если быстрее нормы, высок риск тромбозов. Если медленнее — кровотечений», — поясняет профессор Атауллаханов. Прибор «Регистратор тромбодинамики» разработали десять лет назад ученые с инженерами под его руководством в рамках проектов «Роснано» и «Сколково». Сейчас его применяют во многих клиниках в России и за рубежом.

Когда пандемия достигла России, Атауллаханов предложил сравнить все существующие методы оценки состояния свертывающей системы и, выбрав лучший, использовать его для больных COVID-19.

«У более 70 процентов тяжелых пациентов, попадающих в реанимацию, есть риск тромбозов. Им сразу назначают гепарин и в большинстве случаев дозу подбирают правильно, но примерно у 30 процентов она не срабатывает. Из них у двадцати продолжается гиперкоагуляция, значит, дозу надо повышать, а остальным, наоборот, уменьшать, чтобы предотвратить кровотечения», — говорит исследователь.

Первый этап испытаний проходил в семи московских ковидных госпиталях, включая «Коммунарку». Лучше всего справлялся с задачей подбора дозы метод тромбодинамики. Надо было проводить второй этап испытаний, но денег не хватало. В «Коммунарке» и ГКБ № 52 пошли навстречу и организовали рандомизированное исследование. Случайным образом отобрали пациентов реанимации и условно разбили на две группы. В первой лечили по стандартным протоколам, во второй — тоже, но под контролем гемостаза методом тромбодинамики.

«Мы выделили примерно 350 случаев и проанализировали частоту тромбозов. Там, где терапию корректировали с помощью нашего подхода, их количество уменьшилось вдвое. Статистика по кровотечениям пока недостаточна. Уже сейчас мы можем сделать вывод: для тяжелых пациентов нужно вести терапию гепарином под контролем состояния гемостаза, а не вслепую», — отмечает Фазли Атауллаханов.

Борьба за тяжелых пациентов

«Методика группы Атауллаханова полезная, но не единственная. В сочетании с другими она составляет диагностический комплекс, который помогает подобрать оптимальную схему антикоагулянтной терапии», — комментирует Сергей Царенко.

В ГКБ № 52 занимаются очень тяжелыми пациентами с COVID-19, находящимися на ЭКМО — экстракорпоральной мембранной оксигенации. Ее используют, когда не помогает искусственная вентиляция легких. Больному вводят толстые катетеры и прокачивают весь объем крови через отдельный прибор, где идет насыщение кислородом.

«Поскольку прибор из пластика, контакт крови с его поверхностями приводит к еще большим проблемам свертываемости. В этой ситуации нужен очень тщательный контроль. И тогда значимость диагностического комплекса, который оценивает состояние гемостаза, возрастает в разы», — отмечает врач.

2 сентября 2020, 18:31НаукаУченые выяснили, почему при COVID-19 образуются тромбы

В группе риска по тромбозам — попавшие в стационар больные с COVID-19 и сопутствующими хроническими венозными тромбозами нижних конечностей и таза, с мерцательной аритмией и онкологией. Сергей Царенко подчеркивает: пациенты с этими заболеваниями и так принимают антикоагулянты. Когда накладывается коронавирусная инфекция, дозу корректируют.

«Амбулаторным пациентам в 90 процентах случаев назначать антикоагулянты не нужно. Они ходят по квартире, мышцы сокращаются, кровь выдавливается из вен, поступает куда требуется», — продолжает врач. Сдавать кучу анализов, опасаясь тромбозов, но не имея отягчающих заболеваний, тоже не надо.

«Амбулаторному больному нужно два теста. Первый — клинический анализ крови, чтобы скорректировать, если нужно, тактику лечения. В большинстве случаев показатели будут хорошими, снижено число лимфоцитов, поскольку заболевание вирусное. Второй анализ — на С-реактивный белок, это интегративный маркер степени воспаления. Остальные тесты без сопутствующих заболеваний бесполезны», — говорит доктор Царенко.

В частности, не имеет смысла без показаний сдавать анализы на популярные сейчас Д-димер, ферритин. Это воспалительные белки, но, в отличие от С-реактивного, они более инертны, поэтому на амбулаторном этапе дают меньше информации. Кроме того, они не всегда указывают на тромбоз или дефицит железа, поэтому ориентироваться на них самостоятельно и заниматься самолечением крайне опасно.

13 мая, 08:00Наука»Гадость та еще». Врач рассказал о мучениях постковидных больных

Тромбоз геморроидальных узлов – лечение в проктологии Алан Клиник Ижевск

Возникновение тромбоза узлов

Патологическое расширение и воспаление геморроидальных узлов — это геморрой. В результате запущенного хронического геморроя возникает тромбоз геморроидальных узлов (тромбофлебит).

Эта болезнь представляет из себя тромб в вене геморроидального узла. Внешние признаки болезни зависят от стадии (всего три). Шишки на первой стадии небольшие, эластичные, потом увеличиваются, приобретают багровый, темный цвет. При выпадении их невозможно вправить внутрь.

На второй стадии начинают воспаляться ткани вокруг, далее (третья стадия) — по всей окружности анального отверстия, возникает отек заднего прохода.

Симптомы тромбоза геморроидальных узлов

Симптоматика ярко выраженная:

  • Сильная, внезапная и длительная боль в заднем проходе возникает при дефекации, ходьбе или сидении. Воспаление внешнего геморроя наиболее болезненно и чувствительно для человека.
  • Уплотнения, шишечки, наросты и отек в анальной области. Узлы могут быть как внутри, так и снаружи анального отверстия.
  • Кровотечения из ануса.
  • Зуд и жжение в заднем проходе.

При обнаружении у себя таких симптомов, обращайтесь за помощью в «Алан Клиник» Ижевск. Удалять узлы можно быстро (за 15-30 минут), безболезненно, безопасно, амбулаторно. Чтобы убедиться, записывайтесь на прием.

Запись на прием к проктологу

Последствия геморроидального тромбоза

Болезнь достаточно серьезная и нельзя ни в коем случае ее запускать, доводить до третьей стадии. Лечить такую стадию заболевания намного сложнее и занимает более длительное время. К тому же могут возникнуть осложнения. Самые опасные из них:

  • Обильное кровотечение при внезапном ущемлении геморроидального образования мышцами сфинктера.
  • Некроз геморроидального узла. Возникает при длительном защемлении. Шишка становится синюшной или черной. При полном некрозе образуются язвы, может начаться заражение крови.
  • Гнойный парапроктит — воспаление клетчатки, окружающую прямую кишку. Инфекция проникает через язвы, анальные трещины. Возникают гнойные свищи, поднимается высокая температура, знобит. Требуется срочное хирургическое вмешательство.

Методы лечения геморроидальных узлов

Современная медицина предлагает сейчас множество способов лечения тромбоза. Наиболее часто используемые и эффективные — малоинвазивные (малотравматичные, щадящие) процедуры. Они не требуют серьезной подготовки, нет необходимости в реабилитационном периоде. Лишь в крайних, запущенных случаях возможна операция по удалению в стационаре.

Методы лечения в проктологии «Алан Клиник» Ижевск:

Так как тромбоз геморроидальных узлов является осложнением геморроидальной болезни, в лечении используются основные методики:

  • Медикаментозная терапия.
  • Физиолечение (магнито-, лазеротерапия).
  • Дезартеризация (пперевязывание артерий, снабжающих геморроидальные сплетения).
  • Склеротерапия — в нашей клинике склерозирование выполняется с помощью хирургического комплекса «Проксон» (склеротерапия геморроидальных узлов и ультразвуковое воздействие).
  • Инфракрасная коагуляция (аппарат «Инфраред»). Воздействие на тромб и узел пучком инфракрасного света.
  • Радиоволновой метод лечения («Сургитрон»). Иссечение тромбированных геморроидальных узлов радиоволнами.
  • Хирургический лазер («Лахта-Милон») помогает бережно избавиться от тромбоза.

Все методы рассчитаны на малотравматичное удаление узлов с тромбами. Удаление и есть лечение тромбоза геморроидальных узлов. Оно помогает снять воспаление, избавить от боли и дискомфорта.

Варианты лечения тромбоза индивидуально подбираются врачом после обследования и разъясняются Вам. На выбор лечения влияют такие факторы:

  • степень тяжести заболевания,
  • размеры и количество узлов,
  • возраст пациента.

Задавайте вопросы врачу, Вам доступно, без спешки разъяснят все детали болезни и лечения.

Запись к врачу проктологу

Особенности «Алан Клиник» Ижевск

У Вас есть выбор лечиться домашними средствами, в поликлинике по месту жительства или другой больнице. Но по сравнению с этими вариантами, только в нашем медцентре:

  • Вы попадете на консультацию в любой день и любое время, удобное для Вас. Вам не нужно будет записываться в электронную очередь за две недели до приема. К тому же, записавшись, Вы попадете на прием сначала к терапевту, а уже потом доберетесь до проктолога. Иногда необходимо бывает оформлять квоты или другие документы, чтобы проктолог Вас принял. Понимаете, сколько времени это все может занять!
  • Вы можете заранее выбрать врача, прочитав отзывы, или по совету бывших пациентов. К тому же, выбираете врача-женщину или мужчину, что принципиально важно для некоторых пациентов.
  • Вас окружает доброжелательность и отзывчивость мед. персонала. На приеме врач даст разъяснения по Вашей болезни, ответит на вопросы.
  • Вы лечитесь и наблюдаетесь в комфортных условиях.
  • После проведенного лечения Вы можете посещать врача-колопроктолога с профилактической целью 1 раз в год абсолютно бесплатно.
  • Мы используем качественное проверенное импортное оборудование, позволяющее оказывать медицинскую помощь при геморрое быстро, качественно и безболезненно.

Тромбоз кишечника: возможные причины, симптомы, терапия

Людям пожилого возраста очень часто приходится сталкиваться с таким заболеванием, как тромбоз кишечника. Дальнейшее их состояние непосредственно зависит от того, как быстро они попадут в больницу и врач назначит индивидуальное лечение. Чтобы не упустить драгоценное время, каждый должен знать о первичных симптомах этого недуга и впоследствии предпринять все необходимые меры.

Что следует знать о болезни?

Кровь, как известно, имеет свойство свертываться. В медицине данный процесс именуется коагуляцией. Это очень важная функция, без которой любой человек после получения ран терял бы всю кровь и, соответственно, умирал. С другой стороны, коагуляция способствует с течением времени образованию сгустков, которые иначе именуются тромбами. По словам специалистов, они могут формироваться абсолютно в любой части организма. К примеру, попадая в артерию кишечника, тромбы последовательно закупоривают ее просвет, мешая тем самым нормально питать определенный участок органа. Как следствие, наблюдается омертвение тканей в кишке. Данное заболевание называется тромбозом (мезентериальным) кишечника. В особо серьезных случаях оно может привести к летальному исходу.

Мезентериальный тромбоз кишечника — это болезнь, которая возникает вследствие нарушения проходимости верхней, чревной или нижней брыжеечной артерии. Данная патология нередко становится причиной изменения кровообращения в органах пищеварительного тракта. По словам специалистов, такой недуг одинаково распространен среди женщин и мужчин, однако особенно часто он встречается у людей пожилого возраста.

Этиология

К сожалению, сегодня абсолютно никто не застрахован от данного заболевания. Однако врачи называют целый ряд предрасполагающих факторов, которые преимущественно и провоцируют развитие такой патологии, как тромбоз кишечника. Причины могут быть следующими:

  • Атеросклероз (заболевание сосудов, характеризующееся последовательным образованием бляшек, при разрыве которых формируются тромбы).
  • Инфаркт миокарда.
  • Гипертония (повышенное давление).
  • Тромбофлебит (воспалительный процесс, локализующийся в венах на ногах и сопровождающийся застоем крови).
  • Эндокардит (воспаление внутренней оболочки сердца, способствующее появлению сгустков крови).
  • Сепсис (заражение крови).
  • Ревматизм (заболевание, затрагивающее соединительную ткань, в результате которого развивается порок сердца).
  • Послеродовой тромбоз.

Нередко, к примеру, тромбоз тонкого кишечника развивается сразу после хирургических манипуляций на других органах. Однако в этом случае у пациента больше шансов на выживание, так как еще некоторое время после операции он находится под пристальным контролем со стороны врачей. В такого рода ситуациях специалист незамедлительно принимает решение о лечении. Вводится антикоагулянт или любой другой препарат, разжижающий тромб.

Первичные клинические признаки

Специалисты утверждают, что на начальных этапах развития бывает весьма трудно диагностировать тромбоз кишечника. Симптомы, которые перечислены ниже, всегда выступают в роли тревожного звоночка и должны насторожить каждого.

  • Внезапная боль в зоне живота, которая возникает сразу после очередного приема пищи.
  • Побледнение кожных покровов, сухость во рту, испарина.
  • Тошнота и рвота, нарушение стула (запор или понос).
  • Метеоризм.
  • Пониженное давление.
  • Присутствие кровянистых выделений в кале.

При появлении вышеперечисленных симптомов рекомендуется незамедлительно обратиться за помощью к врачу. Чем раньше начнется лечение, тем выше шансы на успешное выздоровление. В противном же случае весьма велика вероятность развития осложнений. После того как тромб перекрывает просвет в кишечнике, происходит нарушение кровообращения в данной области. Как следствие, наблюдается инфаркт кишечника (спазм, провоцирующий некроз тканей). В результате развивается перитонит или происходит крупное внутреннее кровотечение в брюшину. При отсутствии своевременной квалифицированной помощи вероятность летального исхода очень велика.

Основные стадии заболевания

Специалисты условно разделяют тромбоз кишечника на три стадии развития:

  1. Ишемия кишечника. На этом этапе заболевания пораженный орган еще можно восстановить. Пациентов постоянно сопровождает невыносимая боль в зоне живота и рвота с примесями желчи. Стул становится жидким.
  2. Инфаркт кишечника. Недуг не стоит на месте в своем развитии. Как следствие, в пораженном органе последовательно происходят некоторые изменения, в результате которых наблюдается интоксикация всего организма. Жидкий стул сменяется запором, теперь в каловых массах можно обнаружить примеси крови. Боль в области живота становится нестерпимой, кожные покровы бледнеют, а после приобретают синюшный оттенок.
  3. Перитонит. На этой стадии ярко выражено отравление организма токсинами, происходят нарушения в работе системы кровообращения. Боль может временно прекратиться, однако ей на смену приходит достаточно сильная рвота, стул становится буквально непредсказуемым. Воспаление с течением времени лишь усиливается. Очень скоро происходит паралич, в результате чего возникает задержка стула. Отмечается гипотония и незначительное повышение температуры тела.

Классификация

В зависимости от того, наблюдается ли планомерное восстановление кровотока после его закупорки, врачи разделяют дальнейшее течение недуга на три вида:

  • Компенсированный (кровообращение в кишечнике планомерно приходит в норму).
  • Субкомпенсированный (наблюдается только частичное его восстановление).
  • Декомпенсированный (невозможно нормализовать кровообращение, как следствие, наблюдается инфаркт кишечника).

Как самостоятельно диагностировать тромбоз кишечника?

Очень важно постоянно следить за состоянием своего организма. При появлении боли в области живота и кала с примесями крови следует незамедлительно обратиться за помощью к врачу, поскольку существует вероятность такого заболевания, как тромбоз кишечника. Симптомы у каждого конкретного пациента могут варьироваться. Так, у некоторых бледнеет кожа, повышается температура до 38 градусов, появляется гипертония, а затем наблюдается резкое понижение артериального давления. Все эти клинические признаки должны насторожить. В такого рода ситуации рекомендуется вызвать скорую. Важно помнить, что любое промедление может буквально стоить жизни. Если человек не обращается в больницу при данных симптомах, можно с уверенностью утверждать, что недуг закончится летальным исходом.

Главные методы диагностики в медицинском учреждении

При поступлении в больницу с подозрением на тромбоз кишечника пациента, как правило, подвергают детальному диагностическому осмотру. Он подразумевает под собой следующие процедуры:

  • Анамнез и визуальный осмотр.
  • Анализ крови на уровень СОЭ и количество лейкоцитов (в случае тромбоза эти показатели завышены).
  • Рентгенография.
  • Компьютерная томография (позволяет максимально детально исследовать состояние внутренних органов).
  • Диагностическая лапароскопия (врач делает прокол на коже, через него впоследствии будет введена трубка с камерой на конце, изображение с которой выводится уже непосредственно на экран компьютера).
  • Диагностическая лапаротомия (осуществляется в том случае, когда нет возможности провести лапароскопию).
  • Ангиография сосудов с использованием контрастного вещества (посредством данного теста можно проверить степень закупорки сосудов).
  • Колоноскопия.
  • Эндоскопия.

Консервативная терапия

При поступлении пациента в больницу врач в первую очередь оценивает, на какой стадии развития находится тромбоз кишечника. Лечение посредством консервативных методов, как правило, применяется в том случае, если болезнь не начала прогрессировать. Здесь используются:

  • Парентеральный метод введения антикоагулянтов, основная цель которых состоит в разжижении крови. Чаще всего используется препарат «Гепарин» и некоторые его аналоги.
  • Инъекции тромболитиков и дезагрегантов (медикаменты «Трентал», «Реополиглюкин», «Гемодез»).

Несмотря на достаточно высокую смертность от данного заболевания, в случае своевременного лечения есть много шансов на полное выздоровление пациента.

Оперативное вмешательство

Если мезентериальный тромбоз кишечника прогрессирует, или медикаментозным способом не удалось побороть недуг, то врач назначает операцию, а лекарственная терапия выступает в роли дополнительного лечения.

В случае ишемии кишечника заболевание редко проходит самостоятельно, однако в качестве профилактики рекомендуется прием антибиотиков, чтобы вывести токсины из организма.

Операция подразумевает удаление поврежденных сегментов органа и последующее сшивание здоровых тканей между собой. В некоторых случаях дополнительно требуется шунтирование. Во время данной процедуры специалист создает «обход» вокруг закупоренного сосуда, чтобы кровь могла продвигаться дальше.

Если тромбоз сосудов кишечника протекает в острой форме, также назначается хирургическое вмешательство. Врач самостоятельно определяет, что именно требуется сделать (удалить тромб, провести ангиопластику, шунтирование и т. д.). Данные манипуляции способствуют остановке развития болезни, впоследствии некроз тканей не появляется.

Реабилитация

После всех хирургических манипуляций пациент, как правило, еще некоторое время проводит в больнице. В течение двух последующих недель ему противопоказаны какие-либо физические нагрузки. В противном случае можно спровоцировать возникновение грыжи.

Врачи во время реабилитации рекомендуют соблюдать постельный режим, при необходимости самостоятельно делать массаж живота, слегка поглаживая его по часовой стрелке.

Очень важно следовать всем рекомендациям со стороны врачей. Ведь только таким образом можно навсегда забыть о такой проблеме, как тромбоз кишечника.

После операции не менее важно придерживаться молочно-растительной диеты. Рацион должен состоять из рисовой каши, фруктов, нежирного отварного мяса/рыбы, кисломолочных продуктов. Запрещаются все консервы и копчености, алкогольные напитки, чеснок и лук. Не рекомендуется в первый месяц после операции пить цельное молоко, чтобы не спровоцировать расстройство пищеварения.

В заключение необходимо отметить, что своевременное лечение данного заболевания практически всегда заканчивается полным выздоровлением. Не следует медлить с визитом к врачу и последующей терапией.

Лапароскопия при острой мезентериальной ишемии (обзор литературы)

Лапароскопия при острой мезентериальной ишемии (обзор литературы)
И.В. Фёдоров
Laparoscopy in Acute Mesenteric Ischemia (literature reviev)
I.V. Fedorov
Казанская государственная медицинская академия, Казань

Введение

Острая мезентериальная ишемия (ОМИ) – угрожающее жизни сосудистое заболевание, которое часто требует немедленного хирургического лечения. Ранняя диагностика и немедленное вмешательство, восстанавливающее мезентериальный кровоток, предотвращает некроз кишки и смерть пациента. Причина ОМИ может быть различной, а прогноз зависит от глубины патологических изменений [1, 2] .

Тяжесть прогрессирования зависит от патогенеза ОМИ и выбора способа лечения, диагностика этой патологии остаётся сложной задачей для клинициста. Ранняя диагностика и эффективное лечение первичны для улучшения клинических результатов, любая задержка с установкой диагноза приводит к повышению смертности до 59-93% [2]. Хотя мезентериальная ангиография остаётся золотым стандартом в диагностике мезентериальной ишемии, она не применима во многих ситуациях [3]. Лапароскопию всё больше используют для диагностики различных заболеваний, хотя её роль в ранней диагностике ОМИ остаётся спорной.

Наружный осмотр стенки тонкой кишки – единственное, что позволяет косвенно судить об ишемических изменениях слизистого и подслизистого слоя на ранних стадиях ОМИ [4]. Однако, в некоторых ситуациях роль диагностической лапароскопии (ДЛ) может обсуждаться, как дополнение к клиническому обследованию и выбору способа лечения больных с ОМИ. Больные, находящиеся в критическом состоянии – одна из групп, где лапароскопия может быть особенно ценной. Кроме того, ДЛ может быть выполнена непосредственно у постели нетранспортабельного больного [5].

Причины

ОМИ может быть окклюзивной и неокклюзивной, в зависимости от этиологического фактора. Основываясь на природе обструкции, различают несколько артериальных форм. Кроме того, различают артериальную и венозную обструкцию [6].

Артериальная эмболия

Артериальная эмболия – наиболее часто встречающаяся форма ОМИ, её наблюдают в 40-50% случаев [6]. Многие мезентериальные эмболы своим источником имеют полость сердца. Ишемия миокарда или инфаркт, предсердная тахиаритмия, эндокардит, кардиомиопатии, аневризмы желудочков, заболевания клапанов – всё эти состояния представляют из себя факторы риска развития пристеночного тромбоза. Многие артериальные эмболы попадают в верхнюю брыжеечную артерию (ВБА). Тогда как 15% артериальных эмболов остаются в устье ВБА, 50% проникают дистальнее, в среднюю толстокишечную артерию, которая представляет из себя первое большое ответвление от ВБА. Атака симптомов обычно бывает драматичной, как следствие недостаточного развития коллатералей [7]. Зачастую диагностика эмболии ВБА возможна лишь интраоперационно, на основании визуализации ишемии тонкой кишки. Так как большинство эмболов ВБА проходят дистальнее, в среднюю толстокишечную артерию, анатомия позволяет нижним панкреатикодуоденальным сосудам обеспечить реперфузию проксимальных отделов тощей кишки, тогда как оставшаяся часть тонкой кишки подвергается ишемии или инфаркту.

Артериальный тромбоз

На острый мезентериальный тромбоз приходится 25-30% всех случаев ишемии. Почти все они связаны с тяжёлым атеросклерозом, развивающимся у истоков ВБА. Кровоснабжение внутренних органов в этой ситуации сохраняется за счёт развития коллатералей. Ишемия или инфаркт тонкой кишки развивается, когда последний висцеральный сосуд или важная коллатераль подвергаются окклюзии. Протяжённость ишемии или инфаркта в этом случае больше, чем при эмболии и простирается от двенадцатиперстной до поперечно-ободочной кишки.

Неокклюзивная мезентериальная ишемия

Примерно 20% мезентериальных ишемий носят неокклюзивный характер. Патогенез неокклюзивной мезентериальной ишемии (НМИ) не совсем понятен, но часто связан с малым сердечным выбросом, сочетающимся с диффузной мезентериальной вазоконстрикцией. Вазоконстрикция внутренних органов – ответ на гиповолемию с уменьшением сердечного выброса и гипотензией. В результате недостаточного кровотока возникает интестинальная гипоксия, которая неизбежно приводит к некрозу кишки. Состояния, предраполагающие к НМИ, включают в себя возраст старше 50 лет, инфаркт миокарда, сердечную недостаточность, заболевания печени и почек, большие абдоминальные или кардиоваскулярные операции. Однако, эти больные могут и не иметь факторов риска. Данное состояние нередко развивается у пациентов, находящихся в критическом состоянии, с массой сопутствующих заболеваний, НМИ зачастую начинается неожиданно и даёт высокую смертность.

Мезентериальный венозный тромбоз

Мезентериальный венозный тромбоз (МВТ) – наиболее редкий вариант мезентериальной ишемии, на него приходится 10% ОМИ [8]. Он может развиваться вторично на фоне какого-либо внутрибрюшного заболевания (опухоль, перитонит, панкреатит), или в результате первичного нарушения свёртываемости крови, и лишь в 10% случаев МВТ классифицируют, как идеопатический. МВТ обычно носит сегментарный характер с отёком и кровоизлияниями в кишечную стенку. Тромбы обычно возникают в венозных аркадах и распространяются далее в более крупные сосуды. Геморрагический инфаркт имеет место в тех случаях, когда интрамуральные сосуды закупорены. Тромб обычно удаётся пропальпировать в верхней брыжеечной вене. Поражение нижней мезентериальной вены и сосудов толстой кишки встречается редко. Переход неизменённой стенки кишки в зону ишемии при венозном тромбозе происходит более плавно, чем при артериальной эмболии или тромбозе.

Диагноз

Многие признаки и симптомы, связанные с ОМИ, встречаются и при другой внутрибрюшной патологии, как панкреатит, острый дивертикулит, острая кишечная непроходимость, острый холецистит. В целом, больные с ВБА эмболией или тромбозом имеют острое начало заболевания, стремительное развитие симптомов, быстрое ухудшение состояния, тогда как при МВТ и НМИ клиническая картина развивается более плавно. При эмболии ВБА нарастание симптомов происходит молниеносно из-за отсутствия коллатерального кровоснабжения и проявляется в виде жестокой абдоминальной боли, тошноты, рвоты и поноса. Стремительно нарастает дегидратация, нарушение сознания, тахикардия, тахипноэ и циркуляторный коллапс. Лабораторные данные показывают метаболический ацидоз, лейкоцитоз, концентрацию крови.

ОМИ может быстро прогрессировать вплоть до интестинального инфаркта, своевременный диагноз и лечение имеют стратегическое значение [1, 9]. Высокий уровень настороженности на основании анамнеза и данных первичного обследования служат краеугольным камнем в диагностике острой ишемии кишки. При установлении диагноза в первые сутки выживаемость составляет 50%, а при его задержке снижается до 30% и ниже. Лабораторные исследования часто показывают гемоконцентрацию, лейкоцитоз и метаболический ацидоз. Высокий уровень амилазы, аминотрансферазы, лактат дегидрогеназы и креатинина фосфокиназы часто обнаруживают в результатах исследований, но они не чувствительны и не специфичны для диагноза. Гиперфосфатемия и гиперкалиемия возникают позже и часто сопровождают инфаркт кишечника.

Лучевое обследование брюшной полости также неспецифично. В начальной стадии заболевания 25% больных могут иметь нормальные рентгенологические данные. Характерные радиографические изменения, как утолщение или уплотнение кишечной стенки встречаются реже, чем у 40% больных. Воздух в воротной вене – поздний симптом и ассоциируется с плохим прогнозом. При высоком уровне подозрения на ОМИ КТ позволяет более с большей вероятностью уточнить специфические детали. Некоторые авторы сообщают о чувствительности в 93,3% и специфичности в 95,9% КТ сканирования с в/в введением контраста [3, 9].

Утолщение кишечной стенки, интрамуральная гематома, расширенные и наполненные жидкостью петли кишечника, переполнение мезентериальных сосудов, пневматоз, газ в мезентериальных и воротной венах, инфаркт других органов, артериальный и венозный тромбоз может быть виден при КТ-сканировании. Ценность исследования возрастает при отсутствии показаний к немедленной лапаротомии при подозрении на ОМИ. Ранняя ангиография увеличивает шансы на выживание.

Мезентериальная ангиография позволяет дифференцировать эмболию и тромботическую артериальную окклюзию. Эмбол чаще закупоривает среднюю толстокишечную артерию – первую крупную ветвь ВБА. Тромботическая болезнь чаще поражает исток ВБА, сосуд при этом совершенно не визуализируется. Для МВТ характерно генерализованное замедление артериального кровотока. Обычно поражение носит сегментарный характер, в отличие от НМИ, когда сохранён нормальный венозный отток [3, 9].

Лапароскопия: альтернативная диагностическая процедура

Хотя КТ признана радиологическим исследованием с высокой чувствительностью, она ограничена во многих ситуациях [10]. Больные с мезентериальной ишемией часто страдают хронической венозной недостаточностью и заболеваниями сердца, что не позволяет использовать в/в контраст. Кроме того, тяжёлая дегидратация и ацидоз часто присутствуют у этих пациентов, что требует продолжительной коррекции и задерживает лечение. Такая пауза с высокой степенью вероятности приводит к необратимым изменениям в кишечнике. Лапароскопия может стать альтернативой другим традиционным методам. Кроме того, нестабильные больные требуют постоянной интенсивной терапии, а лапароскопия может быть выполнена непосредственно у постели больного, что чрезвычайно важно для ранней диагностики.

Ограничения лапароскопии в ранней диагностике ОМИ

Экстренная лапароскопия может быть использована для диагностики и лечения некоторых форм острого живота. ДЛ также показана в клинически неясных ситуациях и для стадирования онкологического процесса.

Данные об эффективности ДЛ при мезентериальной ишемии противоречивы [4, 10, 11]. Ограничения связаны с сомнительными интраоперационными данными на ранних стадиях ишемии. Хорошо известно, что в начале развития ОМИ первичные изменения происходят во внутренних слоях кишечной стенки (слизистый и подслизистый слой). Лапароскопия, выполненная на этой стадии, может не определить изменений, так как серозная поверхность зачастую интактна. Невозможность пальпации брыжейки для оценки пульсации — ещё одно неудобство лапароскопии в диагностике ОМИ [4, 10-13].

Однако, другие важные признаки ишемии кишки, как отёк, гиперемия, очаговые кровоизлияния, тёмный выпот или видимая гангрена могут быть обнаружены при лапароскопическом осмотре кишки. Экспериментальные исследования, выполненные на свиньях, открыли дополнительные возможности лапароскопии в плане интерпретации интраоперационных данных на ранних стадиях мезентериальной ишемии. Исследование описывает использование ультрафиолетового излучения и препарата флюоресцин для идентификации ОМИ. Это вещество даёт возможность идентифицировать флюоресцирующую жизнеспособную ткань от тёмной ишемизированной стенки кишки [14, 15]. Другой фактор, ограничивающий применение лапарокопии – влияние пневмоперитонеума на мезентериальный кровоток. Высокое интраабдоминальное давление может уменьшить венозный возврат с последующим падением сердечного выброса. Высокое внутрибрюшное давление может также оказать прямой эффект на аорту и её ветви. Поэтому интраабдоминальное давление не должно превышать 10-15 mmHg [12]. Всё это обеспечивает безопасность ДЛ.

Лечение

Когда диагноз ОМИ поставлен, лечение следует начинать незамедлительно. За исключением НМИ, требующей медикаментозной тераппии, большинство случаев ОМИ диктуют необходимость хирургической интервенции для восстановления кровотока кишки.

Присутствие симптомов раздражения брюшины скорее говорит об инфаркте кишки, чем об её ишемии и требует немедленной лапаротомии. Даже при отсутствии некроза кишки, операция обычно необходима для исключения необратимых изменений в кишечной стенке. Резекция ишемизированной кишки – наиболее частая хирургическая процедура при ОМИ. Удовлетворительная артериальная пульсация, хорошее кровоснабжение оставляемого сегмента и отсутствие перитонита диктуют показания к первичному анастомозу.

Внутрибрюшная контаминация, сомнительное кровоснабжение сохраняемого сегмента кишки и плохое общее состояние больного служат противопоказанием к наложению межкишечного соустья. В этой ситуации выведение наружу обоих концов кишки – наиболее безопасная процедура. У небольшого числа пациентов с окклюзивной формой ОМИ, при наличии обратимых изменений возможна попытка реваскуляризации. Эмболэктомия, тромбэктомия, эндартерэктомия или обходное шунтирование могут предотвратить резекцию кишки в начальной стадии ОМИ. Массивная протяжённая гангрена кишки не подлежит хирургическому лечению, так как не приводит к улучшение состояния больного [3, 9].

Роль и место лапароскопии

Лапароскопия – быстрая и легко выполнимая процедура. Быстрота выполнения ДЛ – одно из её преимуществ, которое не должно недооцениваться, когда решение нужно принимать немедленно. У больных, находящихся в тяжёлом состоянии, лапароскопия эффективна и безопасна [3]. Острый живот на фоне ацидоза может возникать в некоторых случаях, ДЛ помогает для дифференциальной диагностики. Её удобно выполнять у постели тяжёлого больного, требующего интенсивного гемодинамического и респираторного лечения. Преимущества метода – отсутствие необходимости в транспортировке тяжёлого больного, быстрая диагностика, отказ от вспомогательных тестов и невысокая стоимость.

Jaramillo et al. [5] провели ретроспективное исследование в отделении интенсивной терапии техасского института эндохирургии, которое показало применимость и безопасность выполнения лапароскопии непосредственно у постели больного, на протяжении 13 лет. Исследование включает 13 больных со средним возрастом в 75,5 лет. Все они находились на ИВЛ под седативным воздействием. ДЛ без труда выполнена под местной анестезией и в/в седацией. Пневмоперитонеум накладывали иглой Вереша с последующим внутрибрюшным давлением в 8-10 mmHg. Средняя продолжительность процедуры – 35 мин. У 46% из них обнаружен мезентериальный некроз, все они умерли на протяжении 48 часов без каких-либо дополнительных процедур. Ещё у 30% больных ДЛ была негативной, у 1 обнаружен каловый перитонит, он умер в течении суток. У остальных 15% обнаружен острый бескаменный холецистит.

Другое потенциальное направление в использование лапароскопии для диагностики ОМИ – больные отделений интенсивной терапии. Абдоминальные осложнения представляют из себя серьёзную проблему в раннем послеоперационном периоде у пациентов, перенесших серьёзные операции на сердце с использованием экстракорпорального кровообращения. При этом смертность достигает 70%. Ранняя диагностика и своевременное лечение – важный фактор, определяющий исход. Однако, клиническое обследование живота затруднено у этих больных [5].

Исследование, проведённое в Университете Гейдельберга, Германия, показало точность лапароскопии в определении абдоминальных осложнений у больных после операций на сердце. ДЛ выполнена 17 пациентам. У одного патологии не обнаружили. У 6 из 17 выявлена ишемия правой половины толстой кишки, у 5 из 17 констатировали массивное расширение толстой кишки без ишемии, что было подтверждено на лапаротомии. У 3 развился острый холецистит, подтверждённый на чревосечении. У одного при ДЛ обнаружен фибринозный перитонит без первичного очага, что подтверждено на лапаротомии. И лишь в одном случае ДЛ была ложнонегативной, на лапаротомии был обнаружен панкреонекроз [16].

Second-Look

В 1921 Cokkins [17], описавший ОМИ, заявил, что диагностика этого заболевания невозможна, прогноз безнадёжен, а лечение бессмысленно. Несмотря на прогресс в диагностике, хирургическом и нехирургическом лечении, интенсивной терапии, летальность при ОМИ остаётся высокой. Большинство исследователей сообщают о смертности 59-93% [4, 11]. Недостаток патогномоничных симптомов и их позднее распознавание ограничивают лечебные мероприятия, в лучшем случае, резекцией кишки. Но даже после этого ишемия оставшегося кишечника может прогрессировать. При мезентериальном венозном тромбозе после резекции некротизированной петли и назначения антикоагулянтной терапии тромбоз может прогрессировать в отдалении от ишемизированного сегмента [13].

В 1965 Shaw [18] предложил second-look лапаротомию для преодоления трудностей в оценке адекватности резекции кишки. Первоначально рекомендованная для оценки состояния анастомозов, second-look нашла широкое применение и в наше время. Особенно это важно для определения жизнеспособности оставшегося сегмента кишки после операций по поводу ОМИ. Однако, время выполнения second-look не определено, особенно у пациентов с межкишечными анастомозами. В большинстве случаев несостоятельность анастомоза наступала на 3-5 день, лапароскопия second-look позволяла своевременно выявить это осложнение и предотвратить перитонит. Исключая ранние внутрибрюшные осложнения, оптимальный срок для выполнения лапароскопии second-look – 48-72 часа после первой операции [19].

Лапароскопия second-look

Эта процедура всё чаще заменяет открытую операцию second-look, так как снижает хирургическую и анестезиологическую травму. Anadol et al. [22] сравнили открытую и лапароскопическую second-look у больных с мезентериальной ишемией. В первой группе (n=41) повторная лапаротомия выполнена у 23 больных. Во второй группе (n=36) 10 мм троакар оставляли до ушивания лапаротомной раны и second-look выполнили лапароскопом у 23 больных. 16 лапаротомий в первой группе (70%) были напрасными. У 2 больных (8%) в лапароскопической группе потребовалась повторная резекция, тогда как у 20 (87%) не было необходимости в лапаротомии. Авторы решили, что больные с мезентериальной ишемией и так достаточно страдают, и заслуживают минимальной инвазивной эндоскопической хирургии [22].

Лапароскопия second-look описана, как безопасный метод определения жизнеспособности кишки, снижающий риск осложнений и позволяющий быстро определиться с лечебной тактикой. Кроме того, короткая и неглубокая анестезия минимизируют риск ухудшения состояния у больных, находящихся в критическом состоянии. При этом смертность снижается за счёт укорочения продолжительности операции [5, 19, 20].

Заключение

Острая мезентериальная ишемия – нечастое, но тяжелое заболевание, которое сопровождается плохим прогнозом. Несмотря на успехи диагностики, смертность остаётся высокой. Если мезентериальная ишемия заподозрена клинически, лучевые методы диагностики предпочтительнее перед лапароскопией, они определяют терапевтическую тактику [10]. КТ с внутривенным введением контраста и ангиография – золотой стандарт в ранней диагностике ОМИ. Однако, в тех случаях, когда радиологическое исследование невозможно, лапароскопия может быть адекватной альтернативой.

Несомненно, что ДЛ играет важную роль у больных, находящихся в критическом состоянии, когда дополнительная травма может усугубить тяжёлое состояние. ДЛ играет важную роль в диагностике неокклюзивной мезентериальной ишемии, когда ангиография оказывается неубедительной и диагностика основывается исключительно на внешнем виде кишки. Важные аспект лапароскопии – возможность выполнения процедуры непосредственно у постели больного, находящегося в нетранспортабельном состоянии.

Лапароскопию следует оценивать, как важный диагностический метод определения жизнеспособности кишки у больных, перенесших операции на сердце [16]. Неудобство ДЛ состоит в ограничениях метода на ранних стадиях ОМИ. Значимость метода возрастает при необходимости лапароскопии second-look, что существенно снижает смертность [21]. Это безопасная альтернатива лапаротомии. Применение флюоресцеина и других новых методов в ближайшем будущем может значительно улучшить раннюю диагностику ОМИ.

Литература:

1.    Dewitte A, Biais M, Coquin J et al (2011) Diagnosis and management of acute mesenteric is­chemia. Ann Fr Anesth Reanim. 2011 30:410-420

2.    Haga Y, Odo M, Homma M et al (2009) New prediction rule for mortality in acute mesen­teric ischemia. Digestion 80:104-111

3.    Menke J (2010) Diagnostic accuracy of multidetector CT in acute mesenteric ischemia: sys­tematic review and meta-analysis. Radiology 256:93-101

4.    Zamir G, Reissman P (1998) Diagnostic laparoscopy in mesenteric ischemia. Surg Endosc 12:390-393

5.    Jaramillo EJ, Trevino JM, Berghoff KR, Franklin ME Jr (2006) Bedside diagnostic la­paroscopy in the intensive care unit: a 13-year experience. JSLS 10:155-159

6.    Lock G (2002) Acute mesenteric ischemia: classification, evaluation and therapy. Acta Gas­troenterol Belg 65:220-225

7.    Luther B, Meyer F, Nowak T et al (2011) Chronically progressive occlusive disease of intes­tinal arteries — short overview from a vascular surgical perspective. Zentralbl Chir [Epub ahead of print] doi:10.1055/s-0031-1271360

8.    Harnik IG, Brandt LJ (2010) Mesenteric venous thrombosis. Vasc Med 15:407-418. Review

9.    Wyers MC (2010) Acute mesenteric ischemia: diagnostic approach and surgical treatment. Semin Vasc Surg 23:9-20

10.    Sauerland S, Agresta F, Bergamaschi R et al (2006) Laparoscopy for abdominal emergencies. Evidence based guidelines of the European Association for Endoscopic Surgery. Surg Endosc 20:14-29

11.    Brandt LJ, Boley SJ (2000) AGA technical review on intestinal ischemia. American Gastroin­testinal Association. Gastroenterology 118:954-968

12.    Baeshko AA (2000) Laparoscopy in diagnosis of intestinal mesentery acute circulatory dis­turbance. Khirurgiia (Mosk) 5:18-20

13.    Chong AK, So JB, T TK (2001) Use of laparoscopy in the management of mesenteric ve­nous thrombosis. Surg Endosc 15:1042

14.    Paral J, Ferko A, Plodr M et al (2007) Laparoscopic diagnostics of acute bowel ischemia us­ing ultraviolet light and fluorescein dye: an experimental study. Surg Laparosc Endosc Per-cutan Tech 17:291-295

15.    Paral J, Subrt Z, Lochman P (2009) Peroperative diagnostics of acute bowel ischemia using ultraviolet light and fluorescein dye. Rozhl Chir 88:590-595

16.    Hackert T, Kienle P, Weitz J et al (2003) Accuracy of diagnostic laparoscopy for early diag­nosis of abdominal complications after cardiac surgery. Surg Endosc 17:1671-1674

17.    Cokkins AJ (1961) Intestinal ischemia. Proc R Soc Med 54:354-356

18.    Shaw R (1965) The second look after superior mesenteric embolectomy or reconstruction for mesenteric infartion. In: Current surgical management. Saunders, Philadelphia, p. 509

19.    Yanar H, Taviloglu K, Ertekin C et al (2007) Planned second-look laparoscopy in the man­agement of acute mesenteric ischemia. World J Gastroenterol 13:3350-3353

20.    Yanar Palanivelu C, Rangarajan M, Maheshkumaar GS, Rajan PS (2007) Relaparoscopy in the management of acute abdomen due to localized ischemic bowel: a novel technique—case report. Int J Surg 6:89-91

21.    Meng X, Liu L, Jiang H (2010) Indications and procedures for second-look surgery in acute mesenteric ischemia. Surg Today 40:700-705

22.    Anadol AZ (2004) Laparoscopic «second-look» in the management of mesenteric ischemia. Surg Laparosc Endosc Percutan Tech 14(4):191-193

Кому грозят тромбы и как предотвратить внезапную смерть

Ежегодно в одной только Европе более полумиллиона человек умирает от осложнений, которые называют тромбоэмболическими, а в простонародье — от тромбов. Это — вдвое больше, чем от автомобильных катастроф, рака молочной железы, рака предстательной железы и СПИДа вместе взятых.

Тромбы грозят людям любого возраста. И ужаснее всего, что болезнь протекает бессимптомно, а потом, что называется, бьет наповал. В группе риска — пациенты после хирургических операций и травм; те, кто долгое время пребывал на постельном режиме; те, что часто переносит длительные перелеты. Те, кто принимает гормональные контрацептивы или переболел гриппом. И даже те, кто просто мало двигается.

Можно ли предотвратить развитие тромбов-убийц? Об этом в интервью «МК» рассказал академик РАН, президент Ассоциации флебологов России, вице-президент Российского общества хирургов Александр Кириенко.

— Александр Иванович, что такое тромбоэмболические осложнения?

— О них врачи говорят тогда, когда в каком-либо отделе сердечно-сосудистой системы возникает тромб, то есть сгусток крови в полостях сердца либо магистральных сосудах, часть которого может оторваться и мигрировать по току крови. При тромбозе левого предсердия или желудочка оторвавшийся тромб (эмбол) попадает в аорту, а оттуда — в сосуды сердца, что может привести к развитию инфаркта миокарда. Тромбы, попавшие в артерии головы, — причина ишемического инсульта. Тромбы в артерии кишечника чреваты некрозом кишки, а в артерии конечностей — угрожают их гангреной. Если тромб первично возникает в венах ног (венозный тромбоз), то оторвавшийся тромб попадает в легочные артерии. Возникающая тромбоэмболия легочных артерий служит причиной тяжелой сердечно-легочной недостаточности, которая часто приводит к смерти.

— Почему же это происходит?

— Венозный тромбоз возникает при стечении ряда неблагоприятных обстоятельств, которые приводят к замедлению кровотока по Вена ног, повышению свертывания крови и повреждению (часто микроскопическому) венозной стенки. Скорость кровотока по венам резко замедляется при ограничении подвижности людей за счет соблюдения постельного режима, длительного авиаперелета или езде в автомобиле. Свертывающий потенциал крови возрастает в ответ на травму, кровотечение, операцию, обезвоживание, развитие злокачественных опухолей, неконтролируемый прием женских половых гормонов для контрацепции или с целью замещения, инфекцию. Значение имеет и генетическая предрасположенность — наличие у людей так называемых врожденных тромбофилий. Венозные тромбоэмболические осложнения часто возникают у больных со злокачественными новообразованиями, у пациентов травматологических и ортопедических стационаров, ожоговых отделений; у больных, перенесших нарушение мозгового кровообращения, гинекологические операции (в том числе аборт) и т.д. На самом деле это одно из наиболее частых госпитальных осложнений. Но нередко тромбоэмболические осложнения возникают и у людей в домашних условиях.

— Кто находится в группе риска?

— Люди, ведущие малоподвижный образ жизни и вынужденные соблюдать постельный режим; страдающие ожирением; онкобольные; перенесшие костную травму и различные оперативные вмешательства. Кроме того, риску венозного тромбоза подвержены лица с обезвоживанием, неконтролируемо принимающие женские половые гормоны, имеющие генетическую предрасположенность.

— Способны ли пациенты проводить такую самодиагностику или это только дело врача? 

— Выявлять эти осложнения и их предвидеть — задача врача, но пациент может ему помочь, подробно рассказав историю жизни, перенесенные заболевания и симптомы, которые появились у него недавно.

— На что обращать внимание, какие симптомы должны показаться тревожными? 

— Самому пациенту, да порой и врачу заметить первые симптомы тромбоза чрезвычайно сложно. На него могут указывать боли и отек ноги. К сожалению, появляются они только в тех случаях, когда тромбоз имеет уже значительную протяженность. Поэтому эти симптомы нельзя назвать ранними. Кроме того, довольно поздно симптомы появляются в том случае, если пациент вынужден соблюдать постельный режим. Иногда первым проявлением такого бессимптомного тромбоза может быть жизнеугрожающая эмболия легочной артерии. Вот почему важнее не искать симптомы уже развившегося тромбоза, а предотвращать его возникновение!

— Как же их предотвратить? 

— Очень важно вести активный, подвижный образ жизни, не переедать (ожирение — один из значимых факторов риска), регулярно проходить диспансеризацию, которая позволяет выявить злокачественные новообразования и другие серьезные заболевания на ранних стадиях. Женщины, которые собираются принимать гормональные средства с противозачаточной целью или для лечения климактерических расстройств, должны обязательно обсудить это с гинекологом. Иногда для предотвращения тромбоза достаточно быстро активизировать пациента, заставить его ходить сразу после операции, использовать компрессионный трикотаж (специальные эластические гольфы или чулки). В необходимых случаях врачи назначают специальные лекарства — антикоагулянты, выбор которых в современных условиях достаточно широк. Ну и, наконец, если у вас внезапно заболела и отекла нога либо без видимой причины возникла одышка и боли в грудной клетке, нужно как можно раньше обратиться к врачу, у которого есть все возможности поставить правильный диагноз и назначить необходимое лечение.

— По данным международного исследования ENDOSE, в России лишь 26% пациентов хирургических отделений получают адекватную профилактику, тогда как в Германия, например, эта цифра составляет 92%. В чем причина?

— В течение довольно значительного времени в Россия ведущими причинами смерти больных в хирургических стационарах были геморрагические и инфекционные осложнения. С внедрением новых технологий и успехами в лечении хирургической инфекции частота этих осложнений существенно снизилась, и на первое место в их структуре стали выходить венозный тромбоз и легочная эмболия. В странах Запада это произошло раньше. К тому же там уже давно действуют клинические стандарты лечения и профилактики, которые у нас стали внедряться относительно недавно. Неблагоприятное состояние профилактики госпитальных тромбоэмболических осложнений побудили Российское общество хирургов и Ассоциацию флебологов России инициировать проведение проекта «Территория безопасности от венозных тромбоэмболических осложнений». Целью проекта стало внедрение в сознание врачей и в практику хирургических стационаров идеологии предотвращения этих осложнений в различных российских регионах. Это оправданно как с врачебных, этических, так и с финансовых позиций (затраты на профилактику во много раз ниже расходов на лечение уже возникших осложнений). Со временем к хирургам присоединись терапевты, неврологи, кардиологи, акушеры-гинекологи, травматологи-ортопеды и представители других медицинских специальностей. Реализация проекта позволила обучить врачей принципам оценки риска и эффективной профилактики этих распространенных осложнений, многим нашим пациентам сохранили жизнь, избавили от инвалидизирующих последствий тромбоза и эмболии, сохранили привычное качество их жизни. 

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26873 от 31 июля 2015

Заголовок в газете: Тромбы-убийцы

Инфаркт кишечника. Почему происходит приступ? | Здоровая жизнь | Здоровье

Инфаркт кишечника — явление серьезное. Он влечет за собой опасные осложнения. Фактически под инфарктом кишечника подразумевается процесс на фоне закупорки артериальных и венозных сосудов тромбами, может развиваться некротизация стенок кишечника, а дальше — воспаление в брюшной полости и перитонит.

О том, что собой представляет инфаркт кишечника и как с ним справляться, АиФ.ru рассказал кандидат медицинских наук, врач-детский хирург хирургического отделения № 2 РДКБ РНИМУ им. Н. И. Пирогова Алексей Степанов

Почему происходит инфаркт кишечника?

«У детей, например, заболевание нечастое, но чаще всего у них оно развивается на фоне заворота кишечной трубки. Заворот может быть, если мы сталкиваемся со спаечной кишечной непроходимостью, когда в брюшной полости образуются соединительнотканные тяжи, которые тянутся от передней брюшной стенки к кишечной петле, и вокруг т. н. штранга кишечная петля может завернуться, и может возникнуть нарушение кровообращения в ее стенке», — говорит Алексей Степанов.

Еще один вариант — заворот в результате незавершенного поворота кишечника, говорит хирург. «Это врожденное заболевание, когда нарушается какой-либо период вращения кишечника, нарушается еще внутриутробно, и ребенок рождается с такой патологией, когда тонкая кишка вся находится в правых отделах брюшной полости, а толстая кишка сложена в виде двустволки и находится в левой половине. Главное, что тонкая кишка и часть толстой имеют общую брыжейку. Это пленка, через которую проходят сосуды, кровоснабжающие кишечник», — отмечает Алексей Степанов.

Нередко, говорит хирург, при заворотах заворачивается вся тонкая кишка, возникают нарушения кровообращений в ее стенке с развитием инфаркта кишки и с некрозом очень обширных участков кишечника, иногда — всей тонкой кишки. «Поэтому в случае обнаружения такого заболевания, как незавершенный поворот кишечника, или при наличии соответствующей клиники необходимо как можно скорее выполнять операцию по восстановлению нормальных анатомических взаимоотношений органов брюшной полости, или быть всегда настороже, потому что такое тяжелое заболевание, как заворот кишки, может случиться в любое время. Сочетание незавершенного поворота с заворотом называется синдромом Ледда», — отмечает хирург. При выявлении такого заболевания необходимо как можно быстрее обратиться к хирургу, подчеркивает специалист.

Другая причина инфаркта кишечника — мезентериальный тромбоз, который наиболее часто встречается у взрослых. У детей это большая редкость, но не исключено. Бывает, он развивается на фоне какой-либо патологии сосудов, чаще всего — артерий, например, в результате эндартериита могут быть отстраненные тромбозы, но не только брыжеечных сосудов, но и других магистральных сосудов, в т. ч. сосудов брыжейки. Если возникают тромбозы брыжейки, то начинается т. н. мезентериальный тромбоз с развитием инфаркта кишечника. 

«В этом случае развивается достаточно характерная клиническая картина, которая проявляется в виде выраженных болей в животе, тошноты и рвоты, общего тяжелого состояния, выраженной интоксикации, сухости кожных покровов. Иногда в стуле появляются сначала прожилки кровью, иногда возникают интенсивные кишечные кровотечения», — отмечает специалист. При появлении подобных симптомов, особенно если уже известно, что пациент страдает эндартериитами, говорит Алексей Степанов, нужно в первую очередь исключить мезентериальный тромбоз и также вовремя обратиться к хирургу. 

Как лечить

Естественно, лечение инфаркта кишечника в результате заворота или острого мезентериального тромбоза только хирургическое, подчеркивает Алексей Степанов. «Нужно как можно быстрее выполнить операцию. В случае заворота — устранить его в надежде на то, что восстановится кровоснабжение кишечной стенки. Если восстановление не происходит, то выполняются резекции, иногда обширные, с формированием илеостом или анастомозов», — отмечает врач. 

Подобные ситуации, подчеркивает специалист, бывают при остром мезентериальном тромбозе. «Если удается провести операцию на ранних стадиях, то теоретически возможна тромбоэктомия — удаление тромба из питающего сосуда. К сожалению, такое бывает крайне редко. Оба заболевания сопровождаются обширными некрозами кишки, протяженными некрозами, которые заставляют хирурга выполнять резекции значительной части тонкой кишки, что в дальнейшем может привести к развитию т. н. синдрома короткой кишки, потому что при этом возникают выраженные нарушения кишечного всасывания», — говорит Алексей Степанов.

Пациенты в течение длительного времени находятся на парентеральном питании, то есть все необходимые для жизни вещества получают через вену. Сегодня используются методы удлинения кишечника, но это очень сложные и многоэтапные операции, и, чтобы избежать этого, нужно вовремя обращаться к врачам, говорит Алексей Степанов.

Следует также вовремя обращаться к врачу, чтобы не лечить исходы и осложнения.

Мезентериальный венозный тромбоз: симптомы, причины и лечение

Когда у вас тромбоз брыжеечных вен (MVT), у вас образуется сгусток крови в вене вокруг места прикрепления кишечника к животу.

Сгусток чаще всего образуется в вене, называемой «верхняя брыжеечная вена», рядом с тонкой кишкой. Это одна из множества причин, которые могут внезапно уменьшить приток крови к кишечнику — состояние, которое ваш врач может назвать острой мезентериальной ишемией.

Симптомы

Симптомы недостаточного кровотока в кишечнике, как правило, схожи, независимо от того, является ли его причиной венозный тромбоз или что-то еще.

Когда у вас низкий кровоток в кишечнике, основным симптомом является боль, особенно тупая боль в области пупка. Обычно это происходит быстро, но иногда может развиваться медленно в течение недель или месяцев.

В отличие от других проблем с животом, таких как аппендицит или дивертикулит, боль не сильно усиливается, когда вы или ваш врач нажимаете на нее. Но это может измениться по мере развития состояния и отмирания тканей кишечника (некроза).

В некоторых случаях вы можете не заметить никаких симптомов MVT, особенно сначала.

Причины

Другие состояния, которые у вас есть, вызывают MVT более чем в 80% случаев. Они могут включать:

  • Воспалительное заболевание кишечника (ВЗК), такое как болезнь Крона и язвенный колит.
  • Инфекция в области живота, например абсцесс, аппендицит или дивертикулит.
  • Серповидно-клеточная анемия или другое заболевание, при котором кровь слишком легко свертывается.
  • Повреждение кровеносного сосуда в результате несчастного случая или операции.
  • Лапароскопическая операция, повышающая давление в животе.
  • Панкреатит (воспаление поджелудочной железы).
  • Опухоль, которая давит на вену или выделяет определенные вещества, вызывающие ненужное свертывание крови.
  • Заболевание печени (цирроз), вызывающее скопление жидкости и давление в вене, соединяющей печень с кишечником.
  • Декомпрессионная болезнь — состояние, которое возникает у дайверов, когда они слишком быстро поднимаются из глубокой воды.

Диагностика

МВТ может выглядеть как и другие состояния. Ваш врач спросит о ваших симптомах и осмотрит вас, особенно область живота.Они могут сделать снимки внутренней части вашего тела с помощью таких визуализационных тестов, как:

  • Рентген
  • КТ
  • КТА (компьютерная томографическая ангиография)
  • МРТ

Ваш врач посмотрит на изображения на предмет признаков опухоль в кишечнике и закупорка кровеносных сосудов вокруг кишечника.

Важно начать лечение сразу же, когда MVT вызывает внезапную кровопотерю в кишечнике, потому что это может привести к серьезному состоянию, когда кишечная ткань начинает отмирать

Если кажется очевидным, что у вас острая ишемия брыжейки или ваш живот очень болезненный, Ваш врач может направить вас прямо в хирургию либо для лечения, либо для проверки вашего живота на наличие проблем (исследовательская операция).

Лечение

Ваш врач, скорее всего, сразу же назначит вам антикоагулянтные препараты, которые помогают предотвратить образование и накопление тромбов. К ним относятся:

Скорее всего, вы будете продолжать принимать эти лекарства в течение 3–6 месяцев или дольше, если ваш врач обнаружит, что у вас хроническое заболевание, из-за которого кровь слишком легко свертывается.

Когда станет ясно, что MVT перерезал кровь в вашем кишечнике или что ткань в вашем кишечнике начала отмирать, вы сразу же отправитесь в хирургию, чтобы остановить это.

В некоторых случаях врачи могут протолкнуть небольшую трубку или катетер через вену и растянуть кровеносный сосуд с помощью баллона, чтобы кровь могла пройти или сгусток прошел.

Брыжеечный венозный тромбоз — StatPearls

Непрерывное обучение

Брыжеечный венозный тромбоз вызывается нарушением венозного возврата кишечника из-за местного свертывания крови. Первичный тромбоз брыжеечных вен считается спонтанным и идиопатическим, тогда как вторичный тромбоз брыжеечных вен возникает из-за основного состояния.Тромбоз мезентериальных вен может приводить к набуханию вен и ишемии брыжейки и составляет от 5 до 15 процентов случаев ишемии брыжейки. Кроме того, отсроченное лечение тромбоза брыжеечных вен может привести к опасному для жизни инфаркту кишечника. Это упражнение описывает патофизиологию, оценку и лечение тромбоза брыжеечных вен и подчеркивает роль межпрофессиональной группы в ведении больных.

Цели:

  • Определите факторы риска развития тромбоза брыжеечных вен.

  • Опишите состояние пациента с тромбозом брыжеечных вен.

  • Опишите варианты лечения тромбоза брыжеечных вен.

  • Обобщите стратегии улучшения координации помощи между членами межпрофессиональной команды для улучшения результатов для пациентов, страдающих тромбозом брыжеечных вен.

Получите бесплатный доступ к вопросам с несколькими вариантами ответов по этой теме.

Введение

Мезентериальный венозный тромбоз (МВТ) — это заболевание, при котором местное свертывание крови нарушает венозный возврат кишечника.Первичный тромбоз брыжеечных вен считается спонтанным и идиопатическим, в то время как вторичный тромбоз брыжеечных вен возникает в результате основного заболевания или фактора риска. Это состояние может приводить к набуханию вен и ишемии брыжейки и составляет от 5% до 15% всех случаев ишемии брыжейки. Тромбоз обычно поражает верхнюю брыжеечную вену, но редко нижнюю брыжеечную вену. Несвоевременное обнаружение или лечение тромбоза брыжеечных вен приводит к развитию инфаркта кишечника, который может быть опасным для жизни.Хотя тромбоз брыжеечных вен является относительно редким заболеванием, смертность остается высокой из-за неспецифических симптомов, поздней диагностики и недостаточной осведомленности врачей. [1] [2]

Этиология

Тромбоз мезентериальных вен считается первичным, если нет этиологии или предрасполагающего фактора. Первичный тромбоз брыжеечных вен составляет от 0% до 49% всех случаев тромбоза брыжеечных вен и снизился с увеличением индекса подозрительности и улучшенной диагностики нарушений гиперкоагуляции.Характерные факторы риска вызывают вторичный тромбоз брыжеечных вен.

Различные состояния могут приводить к тромбозу мезентериальных вен, у многих пациентов тромбоз имеет многофакторное происхождение. В отличие от артериального тромбоза, тромбоз брыжеечных вен обычно возникает при тромбофилии. Протромботические состояния и состояния первичной гиперкоагуляции являются наиболее частыми причинами вторичного тромбоза брыжеечных вен. Специфические состояния гиперкоагуляции выявляются у 60–75% пациентов с тромбозом брыжеечных вен.К ним относятся гепарин-индуцированная тромбоцитопения, эссенциальная тромбоцитемия, тромбоцитоз после спленэктомии, истинная полицитемия и опухолевые заболевания. Комбинированный тромбоз брыжейки и воротной вены чаще связан с несистемными патологиями, такими как местные воспалительные состояния брюшной полости (например, воспалительное заболевание кишечника, панкреатит, дивертикулит), миелопролиферативные новообразования и злокачественные новообразования (например, гепатоцеллюлярная карцинома, аденокарцинома поджелудочной железы).

Генетические аномалии также способствуют венозному тромбозу и первичным состояниям гиперкоагуляции.К ним относятся дефекты антитромботических белков (антитромбин III, протеин C, протеин S) и повышенный уровень протромботического протеина (например, резистентность к активированному протеину C, мутация гена протромбина G20210A). [3] [4] [5]

Эпидемиология

Несмотря на то, что тромбоз брыжеечных вен является относительно редким заболеванием с низкой заболеваемостью, за последние два десятилетия с момента появления компьютерной томографии (КТ) его распространенность увеличилась. Однако у многих пациентов тромбоз брыжеечных вен часто не подозревается, что недооценивает его частоту.Острый тромбоз брыжеечных вен вызывает от 6% до 9% всех случаев ишемии брыжейки. На его долю приходится 1 случай из 5000–15000 госпитализаций и 1 из 1000 случаев госпитализации в отделения неотложной помощи. Компьютерная томография выявляет примерно 90% случаев тромбоза брыжеечных вен. Хотя смертность остается высокой (от 19% до 23%), наблюдается рост раннего распознавания тромбоза брыжеечных вен без лапаротомии, поскольку визуализация брюшной полости стала более распространенной. В целом тромбоз брыжеечных вен чаще встречается у мужчин и людей в возрасте от 40 до 60 лет.[3]

Патофизиология

Расположение венозного тромба в брыжеечной циркуляции и наличие любого коллатерального кровообращения являются важными факторами в прогнозировании ишемии кишечника и инфаркта кишечника. На расположение тромба влияют различные основные факторы риска. Тромбоз может возникать в разных местах, таких как прямая вена или другие крупные вены, и может возникать из-за протромботических состояний, повреждения стенки сосуда и венозного застоя. Пациенты с тромбозом брыжеечных вен с поражением мелких, более дистальных венозных ветвей, как правило, имеют более высокий риск развития инфаркта кишечника.Следовательно, следует подозревать тромбоз брыжеечных вен, если пациенты с предшествующими тромботическими эпизодами или коагулопатией присутствуют с острыми абдоминальными симптомами.

По неизвестным причинам верхняя брыжеечная вена поражается чаще, чем нижняя брыжеечная вена. Тромбоз нижней брыжейки составляет до 11% случаев тромбоза брыжеечных вен. [3] [4]

История и физика

У пациента с острым тромбозом брыжеечных вен внезапно появляются неспецифические симптомы, включая боль в животе, тошноту и рвоту.Боль в животе, как правило, является доминирующим симптомом с сильной болью в средней части живота. Могут возникнуть другие абдоминальные признаки, включая болезненность, вздутие и асцит. Если не лечить, боль в животе будет усиливаться по мере развития перитонита. Это указывает на инфаркт кишечника, который наблюдается у одной-двух третей пациентов с тромбозом мезентериальных вен. В отличие от артериальной ишемии, при тромбозе брыжеечных вен переход от нормального к ишемическому состоянию кишечника происходит постепенно. У пациентов с подострым тромбозом брыжеечных вен симптомы проявляются в течение нескольких дней или недель.Средняя продолжительность симптомов колеблется от 6 до 14 дней.

Пациенты с хроническим тромбозом мезентериальных вен часто протекают бессимптомно с диагнозом тромбоз мезентериальных вен в результате случайных обнаружений или портальной гипертензии. Хронический тромбоз брыжеечных вен отличается от острого тромбоза брыжеечных вен наличием коллатерального венозного кровообращения и каверномы вокруг тромбированной вены. Хронический тромбоз брыжеечных вен составляет примерно от 20% до 40% всех случаев тромбоза брыжеечных вен и редко вызывает инфаркт кишечника.[3] [6]

Оценка

Наиболее информативная оценка при подозрении на тромбоз брыжеечных вен при визуализации брюшной полости. Рентгенограммы неинвазивны и показывают отклонения от нормы в 50–75% случаев. Однако они демонстрируют признаки ишемии кишечника менее чем в 5% случаев. КТ с контрастным веществом — идеальный диагностический инструмент; его точность составляет примерно 90% для тромбоза брыжеечных вен. Могут наблюдаться утолщение стенки кишечника, утолщение брыжейки и асцит, которые указывают на ишемию кишечника.

Обычные лабораторные исследования не помогают при диагностике тромбоза брыжеечных вен. Хотя скрининг крови может быть выполнен на тромбофильные факторы, точных биомаркеров плазмы для раннего выявления ишемии кишечника не существует. Повышенные уровни L-лактатдегидрогеназы, D-лактата и L-лактата наблюдались в системном и портальном кровотоке при поздней стадии ишемии кишечника. Эти данные свидетельствуют об увеличении анаэробного гликолиза и проницаемости слизистой оболочки кишечника.Уровни амилазы также могут быть повышены при ишемии кишечника, но уровни выше 1000 Ед / л могут указывать на панкреатит. Абдоминальная допплерография может обнаружить тромбоз в более крупных венах, но менее чувствительна (73–80%) и не позволяет визуализировать меньшую прямую вену. [3] [7] [8]

Лечение / ведение

Цели лечения тромбоза брыжеечных вен — предотвратить инфаркт кишечника и избежать повторных тромбозов в будущем. Раньше исходным методом лечения было хирургическое вмешательство, такое как внутривенная тромбэктомия с тромболизисом.Однако более современные подходы в основном включают антикоагулянтную терапию и адекватное последующее наблюдение, которые менее инвазивны и улучшают исходы для пациентов. Гепарин следует вводить сразу после установления диагноза тромбоза брыжеечных вен. Когда состояние пациента улучшается, в инвазивных процедурах больше нет необходимости и вводится терапия варфарином. Пациенты с известными обратимыми состояниями завершают антикоагулянтную терапию примерно в течение 6 месяцев. Пациенты с протромботическими состояниями неизвестной этиологии продолжают антикоагулянтную терапию на протяжении всей жизни.

При остром тромбозе брыжеечных вен лечение включает обезболивание, покой кишечника и восполнение жидкости и электролитов. При желудочно-кишечном кровотечении может потребоваться переливание эритроцитов. Кроме того, антибиотики широкого спектра действия против грамотрицательных и анаэробных организмов следует назначать пациентам с септическим тромбофлебитом брыжеечной вены или наложенным сепсисом из-за бактериальной транслокации из инфаркта кишечника.

При приближении инфаркта кишечника или наличии перитонеальных признаков необходима срочная хирургическая консультация.Стандартное хирургическое вмешательство включает диагностическую лапаротомию с возможной резекцией кишечника с немедленным восстановлением непрерывности кишечника или без него, в зависимости от количества перитонеального загрязнения и гемодинамической стабильности пациента. Перед окончательным закрытием брюшной стенки может потребоваться повторная лапаротомия, чтобы оценить дальнейшую ишемию кишечника. Прилагаются усилия, чтобы сохранить как можно больше кишечника. Пациентов с риском инфаркта кишечника без перитонита можно лечить с помощью интервенционной радиологии.Это может включать сосудорасширяющую терапию с инфузией папаверина с тромболитиками или без них, если брыжеечная вена не закупорена полностью. У тех, кого правильно лечили, как правило, хороший прогноз в долгосрочной перспективе. [2] [8] [9] [10]

Улучшение результатов команды здравоохранения

Диагностика ишемии мезентериальной вены непроста, поэтому лучше всего ее лечит межпрофессиональная команда, в которую входят медсестры отделения интенсивной терапии. После того, как диагноз поставлен с помощью визуализационных исследований, сегодня лечение пациентов без перитонеальных признаков представляет собой антикоагулянтную терапию.Некоторые специалисты выступают за тромболизис и ангиопластику. Однако, если у пациента острый живот с перитонеальными признаками, не следует откладывать обследование.

Результаты для этих пациентов осторожны, поскольку многие из них старые и имеют множество других сопутствующих заболеваний.

Ссылки

1.
Брюно Л., Антунес Л., Коллине-Адлер С., Маршал Ф., Аяв А., Бреслер Л., Буассель П. Острый тромбоз брыжеечных вен: случай для консервативного лечения. J Vasc Surg.2001 Октябрь; 34 (4): 673-9. [PubMed: 11668323]
2.
Акоста С., Альхадад А., Свенссон П., Экберг О. Эпидемиология, факторы риска и прогностические факторы при тромбозе мезентериальных вен. Br J Surg. Октябрь 2008; 95 (10): 1245-51. [PubMed: 18720461]
3.
Сингал А.К., Камат П.С., Теффери А. Тромбоз мезентериальных вен. Mayo Clin Proc. 2013 Март; 88 (3): 285-94. [PubMed: 23489453]
4.
Duran R, Denys AL, Letovanec I., Meuli RA, Schmidt S. Особенности мультидетекторной КТ тромбоза брыжеечной вены.Рентгенография. 2012 сентябрь-октябрь; 32 (5): 1503-22. [PubMed: 22977032]
5.
Гаспари М.Дж., Аутен Дж., Дуркович Д., Гейбл П. Тромбоз верхней брыжеечной вены, имитирующий острый аппендицит. West J Emerg Med. 2011 Май; 12 (2): 262-5. [Бесплатная статья PMC: PMC3099621] [PubMed: 21691540]
6.
Монита М.М., Гонсалес Л. StatPearls [Интернет]. StatPearls Publishing; Остров сокровищ (Флорида): 29 июня 2021 г. Острая брыжеечная ишемия. [PubMed: 28613722]
7.
Nielsen C, Lindholt JS, Erlandsen EJ, Mortensen FV.d-лактат как маркер венозной ишемии кишечника: экспериментальное исследование на свиньях. Int J Surg. 2011; 9 (5): 428-32. [PubMed: 21530695]
8.
Morasch MD, Ebaugh JL, Chiou AC, Matsumura JS, Pearce WH, Yao JS. Тромбоз брыжеечных вен: изменяющаяся клиническая картина. J Vasc Surg. 2001 Октябрь; 34 (4): 680-4. [PubMed: 11668324]
9.
Kaplan JL, Weintraub SL, Hunt JP, Gonzalez A, Lopera J, Brazzini A. Лечение тромбоза верхней брыжеечной и воротной вены с помощью прямой тромболитической инфузии через оперативно установленный мезентериальный катетер.Am Surg. 2004 июл; 70 (7): 600-4. [PubMed: 15279182]
10.
Kozuch PL, Brandt LJ. Обзорная статья: диагностика и лечение мезентериальной ишемии с акцентом на фармакотерапию. Алимент Pharmacol Ther. 2005 г. 01 февраля; 21 (3): 201-15. [PubMed: 156

]

Ишемия тонкого кишечника — Американский колледж гастроэнтерологии

Ранняя диагностика и быстрое лечение необходимы для повышения ваших шансов на хороший результат. Чем дольше вы обходитесь без лечения, тем выше вероятность необратимого повреждения тонкой кишки и, в остром случае, смерти.

Ваш врач начнет тщательное обследование, которое включает:

  • История болезни: Ваш врач спросит вас о симптомах, которые вы испытываете, и обсудит возможные факторы риска, такие как атеросклероз.
  • Осмотр: Врач осмотрит вас на предмет боли в животе, болезненности или других признаков.
  • Лабораторные анализы: Специального анализа крови на ишемию тонкой кишки не существует, но анализ крови может проверить высокое содержание лейкоцитов, признак воспаления или инфекции.Ваш врач также может проверить ваш стул на кровь.

Другие тесты, которые может назначить ваш врач, включают:

Визуализирующие исследования ишемии тонкой кишки

Ваш врач может осмотреть ваш кишечник и внутренние органы, чтобы проверить, нет ли суженных или закупоренных артерий или вен. Визуализация также может помочь исключить другие причины с похожими симптомами.

Для некоторых визуализационных тестов вы лежите на столе, в то время как технический специалист использует сложное оборудование для получения подробных изображений вашего живота и таза.Другие тесты включают в себя введение тонкой трубки в артерию, чтобы лучше рассмотреть внутреннюю часть вашего тела и кровеносные сосуды внутри вашего тела. Ваш врач позаботится о том, чтобы вам было комфортно, и при необходимости назначит седативное средство или анестезию, в зависимости от вашей процедуры.

Возможные тесты включают:

  • Компьютерная томография: В этом визуализирующем тесте используется специальное рентгеновское оборудование для получения изображений поперечного сечения брюшной полости и таза, которые преобразуются в трехмерные изображения кишечника.
  • МРТ: Большой магнит и радиоволны создают изображения кишечника и других органов брюшной полости.
  • Ангиограмма: Врач вводит катетер (длинную тонкую трубку) в артерию в вашем паху и осторожно направляет его к самому большому центральному кровеносному сосуду в вашем теле (например, аорте), чтобы ввести краситель. Краситель попадает в артерии, снабжающие кровью тонкую и толстую кишку, а затем техник делает рентген, чтобы определить кровоток.Во многих случаях врач может лечить закупорку артерии во время той же процедуры (известной как ангиопластика) с установкой стента или без него, чтобы обеспечить более длительное лечение.
  • КТ-ангиограмма: В этом тесте используется компьютерная томография и соответствующее время введения контрастного вещества в кровеносные сосуды, чтобы увидеть краситель в кишечных артериях и выяснить, есть ли закупорки.

Исследовательская хирургия для диагностики ишемии тонкой кишки

Если другие тесты не дают достаточно информации для окончательного диагноза, вам может потребоваться диагностическая операция.Хирургия позволяет врачам диагностировать и лечить во время одной и той же процедуры.

Хирурги желудочно-кишечного тракта проводят малоинвазивные или открытые операции. Цель состоит в том, чтобы найти и удалить или обойти закупорку кровеносных сосудов. Хирурги также могут найти и удалить больные или мертвые ткани в тонкой кишке. Если хирургу необходимо удалить части кишечника, оставшиеся здоровые части часто повторно соединяют, чтобы пищеварительная система могла продолжать функционировать. Если это невозможно во время неотложной операции, то часть кишечника выводится через кожу в качестве выходного отверстия (также называемого «стомой»), где содержимое кишечника выводится через это место и мешок на коже за пределами тела. прикрытие этого отверстия соберет содержимое пищеварительного тракта.Если необходима стома, ее часто можно отменить через несколько месяцев после первоначальной операции во время второй хирургической процедуры, когда кишечник повторно прикрепляется друг к другу, а стомы больше нет.

Острая ишемия брыжейки: рекомендации Всемирного общества экстренной хирургии | Всемирный журнал неотложной хирургии

  • 1.

    Патель А., Калея Р.Н., Саммартано Р.Дж. Патофизиология ишемии брыжейки. Surg Clin North Am. 1992; 72: 31–41.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 2.

    Acosta S. Мезентериальная ишемия. Curr Opin Crit Care. 2015; 21: 171–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 3.

    Clair DG, Beach JM. Брыжеечная ишемия. N Engl J Med. 2016; 374: 959–68.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 4.

    Акоста С., Бьорк М. Острая тромбоэмболическая окклюзия верхней брыжеечной артерии: проспективное исследование в хорошо определенной популяции.Eur J Vasc Endovasc Surg. 2003. 26: 179–83.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 5.

    Duran M, Pohl E, Grabitz K, Schelzig H, Sagban TA, Simon F. Важность открытой экстренной хирургии в лечении острой мезентериальной ишемии. Мир J Emerg Surg. 2015; 26: 10–45.

    Google ученый

  • 6.

    Стоуни Р.Дж., Каннингем К.Г. Острая брыжеечная ишемия.Операция. 1993; 114: 489–90.

    CAS PubMed Google ученый

  • 7.

    Чанг Р.В., Чанг Дж.Б., Лонго В.Е. Обновленная информация о лечении ишемии брыжейки. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2006; 12: 3243–7.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 8.

    Хортон К.М., Фишман Е.К. Мультидетекторная КТ-ангиография в диагностике ишемии брыжейки. Radiol Clin N Am.2007. 45: 275–88.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 9.

    Шутс И.Г., Коффеман Г.И., Легемат Д.А., Леви М., ван Гулик Т.М. Систематический обзор выживаемости после острой брыжеечной ишемии в зависимости от этиологии заболевания. Br J Surg. 2004. 91: 17–27.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 10.

    Больё Р.Дж., Арнаутакис К.Д., Абулярдж С.Дж., Эфрон Д.Т., Шнайдер Э., Блэк Дж. Х.Сравнение открытого и эндоваскулярного лечения острой ишемии брыжейки. J Vasc Surg. 2014; 59: 159–64.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 11.

    Rosenblum JD, Boyle CM, Schwartz LB. Брыжеечное кровообращение. Анатомия и психология. Surg Clin North Am. 1997. 77: 289–306.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 12.

    Haglund U, Bergqvist D.Ишемия кишечника — основы. Langenbeck’s Arch Surg. 1999; 384: 233–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 13.

    van Petersen AS, Kolkman JJ, Meerwaldt R, Huisman AB, van der Palen J, Zeebregts CJ, Geelkerken RH. Стеноз брыжейки, коллатерали и компенсаторный кровоток. J Vasc Surg. 2014; 60: 111–9.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 14.

    Acosta S, Ogren M, Sternby NH, Bergqvist D, Björck M.Клинические значения для лечения острой тромбоэмболической окклюзии верхней брыжеечной артерии: результаты аутопсии у 213 пациентов. Ann Surg. 2005; 241: 516–22.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 15.

    Kärkkäinen JM, Acosta S. Острая ишемия брыжейки (часть I) — заболеваемость, этиология и способы улучшения ранней диагностики. Лучшие Практики Рес Клин Гастроэнтерол. 2017; 31: 15–25.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 16.

    Aschoff AJ, Stuber G, Becker BW, Hoffmann MH, Schmitz BL, Schelzig H, et al. Оценка острой мезентериальной ишемии: точность двухфазной мультидетекторной КТ-ангиографии брыжейки. Визуализация брюшной полости. 2009. 34: 345–57.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 17.

    Мур Х. Б., Мур Э. Э., Лоусон П. Дж., Гонсалес Э., Фрагосо М., Мортон А. П., Гамбони Ф., Чепмен М. П., Сауайя А., Банерджи А., Силлиман К.С.. Фенотип отключения фибринолиза маскирует изменения в коагуляции грызунов при повреждении ткани по сравнению с геморрагическим шоком.Операция. 2015; 158: 386–92.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Кон Д.М., Рошани С., Мидделдорп С. Тромбофилия и венозная тромбоэмболия: значение для тестирования. Semin Thromb Hemost. 2007; 33: 573–81.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 19.

    Carver TW, Vora RS, Taneja A. Мезентериальная ишемия. Crit Care Clin.2016; 32: 155–71.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 20.

    Парк В.М., Гловички П., Черри К.Дж.-мл., Халлетт Д.В.-мл., Бауэр Т.К., Паннетон Д.М., Шлек С., Илструп Д., Хармсен В.С., Ноэль А.А. Современное лечение острой ишемии брыжейки: факторы, связанные с выживаемостью. J Vasc Surg. 2002; 35: 445–52.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 21.

    Acosta-Merida MA, Marchena-Gomez J, Hemmersbach-Miller M, Roque-Castellano C, Hernandez-Romero JM.Выявление факторов риска периоперационной летальности при острой ишемии брыжейки. Мир J Surg. 2006; 30: 1579–85.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 22.

    Мораш, доктор медицины, Эбо Дж. Л., Чиу А. С., Мацумура Дж. С., Пирс В. Х., Яо Дж. С.. Тромбоз брыжеечных вен: изменяющаяся клиническая картина. J Vasc Surg. 2001; 34: 680–4.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 23.

    Oliva IB, Davarpanah AH, Rybicki FJ, Desjardins B, Flamm SD, Francois CJ, Gerhard-Herman MD, Kalva SP, Ashraf Mansour M, Mohler ER 3rd, Schenker MP, Weiss C, Dill KE. Критерии соответствия ACR® визуализация мезентериальной ишемии. Визуализация брюшной полости. 2013; 38: 714–9.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 24.

    Kougias P, Lau D, El Sayed HF, Zhou W, Huynh TT, Lin PH. Детерминанты летальности и исхода лечения после хирургических вмешательств по поводу острой мезентериальной ишемии.J Vasc Surg. 2007; 46: 467–74.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 25.

    Нуццо А, Маджори Л., Ронот М., Бек А, Плессье А, Голт Н., Джоли Ф, Кастье Y, Вильгрейн V, Погам С, Панис Й, Бухник Й, Казальс-Хатем Д., Коркос О. Факторы прогнозирования кишечного некроза при острой ишемии брыжейки: проспективное исследование центра кишечного инсульта. Am J Gastroenterol. 2017; 112: 597–605.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 26.

    Evennett NJ, Петров MS, Mittal A, Windsor JA. Систематический обзор и объединенные оценки диагностической точности серологических маркеров кишечной ишемии. Мир J Surg. 2009; 33: 1374–83.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 27.

    Пауэлл А., Армстронг П. Биомаркеры плазмы для ранней диагностики острой кишечной ишемии. Semin Vasc Surg. 2014; 27: 170–5.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 28.

    Block T, Nilsson TK, Björck M, Acosta S. Диагностическая точность биомаркеров плазмы для кишечной ишемии. Сканд Дж. Клин Лаб Инвест. 2008; 68: 242–8.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 29.

    Уилсон К., Имри К.В. Амилаза и инфаркт кишечника. Br J Surg. 1986; 73: 219–21.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 30.

    Мацумото С., Секине К., Фунаока Х., Ямадзаки М., Симидзу М., Хаясида К., Китано М.Диагностическая эффективность биомаркеров плазмы у пациентов с острой ишемией кишечника. Br J Surg. 2014; 101: 232–8.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 31.

    Treskes N, Persoon AM, van Zanten ARH. Диагностическая точность новых серологических биомаркеров для выявления острой мезентериальной ишемии: систематический обзор и метаанализ. Intern Emerg Med. 2017. [Epub перед печатью].

  • 32.

    Bradbury AW, Brittenden J, McBride K, Ruckley CV.Брыжеечная ишемия: мультидисциплинарный подход. Br J Surg. 1995; 82: 1446–59.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 33.

    Кассахун В.Т., Шульц Т., Рихтер О., Хаусс Дж. Неизменные высокие показатели смертности от острой окклюзионной кишечной ишемии: шестилетний обзор. Langenbeck’s Arch Surg. 2008; 393: 163–71.

    Артикул Google ученый

  • 34.

    Kirkpatrick ID, Kroeker MA, Greenberg HM.Двухфазная КТ с КТ брыжеечной ангиографии в оценке острой ишемии брыжейки: начальный опыт. Радиология. 2003. 229: 91–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 35.

    Фурукава А., Канасаки С., Коно Н., Вакамия М., Танака Т., Такахаши М., Мурата К. КТ-диагностика острой мезентериальной ишемии, вызванной различными причинами. Am J Roentgenol. 2009; 192: 408–16.

    Артикул Google ученый

  • 36.

    Менке Дж. Диагностическая точность мультидетекторной компьютерной томографии при острой ишемии брыжейки: систематический обзор и метаанализ. Радиология. 2010; 256: 93–101.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 37.

    Hagspiel KD, Flors L, Hanley M, Norton PT. Компьютерная томографическая ангиография и магнитно-резонансная ангиография мезентериальной сосудистой сети. Tech Vasc Interv Radiol. 2015; 18: 2–13.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 38.

    Oliva IB, Davarpanah AH, Rybicki FJ, et al. Критерии соответствия ACR визуализация мезентериальной ишемии. Визуализация брюшной полости. 2013; 38: 714–9.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 39.

    Дэвид Р.А., Эрбен Ю., Калра М. Клинические проявления, этиология и диагностические соображения. В кн .: Одерич Г., редактор. Заболевание сосудов брыжейки. Нью-Йорк: Спрингер; 2015. с. 199–209.

    Google ученый

  • 40.

    Daviaud F, Grimaldi D, Dechartres A, Charpentier J, Geri G, Marin N, Chiche JD, Cariou A, Mira JP, Pène F. Время и причины смерти при септическом шоке. Энн интенсивной терапии. 2015; 5: 16.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 41.

    Guillaume A, Pili-Floury S, Chocron S, Delabrousse E, De Parseval B, Koch S, Samain E, Capellier G, Piton G. Острая брыжеечная ишемия у пациентов после кардиохирургических операций с полиорганной недостаточностью .Шок. 2016. [Epub перед печатью].

  • 42.

    Мастораки А., Мастораки С., Циава Е., Тулуми С., Кринос Н., Даниас Н., Лазарис А., Аркадопулос Н. Мезентериальная ишемия: патогенез и сложные диагностические и терапевтические методы. Мир J Gastrointest Pathophysiol. 2016; 7: 125–30.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 43.

    Могилнер Дж. Г., Биттерман Х., Хаяри Л. и др. Влияние повышенного внутрибрюшного давления и гипероксии на кровоток в воротной вене, пролиферацию гепатоцитов и апоптоз на модели крыс.Eur J Pediatr Surg. 2008. 18: 380–6.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 44.

    Wyers MC. Острая брыжеечная ишемия: диагностический подход и хирургическое лечение. Semin Vasc Surg. 2010; 23: 9–20.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 45.

    Corcos O, Nuzzo A. Неотложные состояния желудочно-кишечного тракта. Лучшие Практики Рес Клин Гастроэнтерол. 2013; 27: 709–25.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 46.

    Тендлер Д.А., ЛаМонт Дж. Т.. Острая брыжеечная ишемия. Своевременно. 2013. http://www.uptodate.com/contents/acute-mesentericischemia. По состоянию на 13 августа 2016 г.

  • 47.

    Sise MJ. Ишемия брыжейки: весь спектр. Scand J Surg. 2010; 99: 106–10.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 48.

    Oldenburg WA, Lau LL, Rodenberg TJ, Edmonds HJ, Burger CD. Острая мезентерицишемия: клинический обзор. Arch Intern Med. 2004. 164: 1054–62.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 49.

    Helmerhorst HJ, Schultz MJ, van der Voort PH, de Jonge E, van Westerloo DJ. Прикроватный осмотр: последствия гипероксии во время критического заболевания. Crit Care. 2015; 19: 284.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 50.

    Silvestri L, van Saene HK, Zandstra DF, Marshall JC, Gregori D, Gullo A. Влияние выборочной дезактивации пищеварительного тракта на синдром полиорганной дисфункции: систематический обзор рандомизированных контролируемых исследований. Crit Care Med. 2010; 38: 1370–6.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 51.

    Шутс И.Г., Леви М.М., Рикерс Дж.А., Ламерис Дж.С., ван Гулик Т.М. Тромболитическая терапия острой окклюзии верхней брыжеечной артерии.J Vasc Interv Radiol. 2005; 16: 317–29.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 52.

    Лэндис М.С., Раджан Д.К., Саймонс М.Э., Хайимс Э.Б., Качура Дж.Р., Снайдерман К.В. Чрескожное ведение хронической ишемии брыжейки: результаты после вмешательства. J Vasc Interv Radiol. 2005; 16: 1319–25.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 53.

    Сарац ТП. Техники эндоваскулярной реваскуляризации при острой ишемии брыжейки.В кн .: Одерич Г., редактор. Заболевание сосудов брыжейки. Нью-Йорк: Спрингер; 2015. с. 241–52.

    Google ученый

  • 54.

    Ким Б.Г., Ом Дж.Й., Бэ М.Н., Ким Н.Н., Ким Ю.Дж., Чунг М.Х., Парк С.С., Ихм С.Х., Ким Х.Й. Успешная чрескожная аспирационная тромбэктомия при острой ишемии брыжейки у пациента с фибрилляцией предсердий, несмотря на оптимальную антикоагулянтную терапию. Может J Cardiol. 2013; 29: 1329.e5–7.

    Артикул Google ученый

  • 55.

    Schoenbaum SW, Pena C, Koenigsberg P, Katzen BT. Эмболия верхней брыжеечной артерии: лечение внутриартериальной урокиназой. JVIR. 1992; 3: 485–90.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 56.

    Simó G, Echenagusia AJ, Camuñez F, Turégano F, Cabrera A, Urbano J. Эмболия верхней брыжеечной артерии: местное фибринолитическое лечение урокиназой. Радиология. 1997. 204: 775–9.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 57.

    Jia Z, Jiang G, Tian F, Zhao J, Li S, Wang K, Wang Y, Jiang L, Wang W. Раннее эндоваскулярное лечение окклюзии верхней брыжеечной артерии, вторичной по отношению к тромбоэмболиям. Eur J Vasc Endovasc Surg. 2014; 47: 196–203.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 58.

    Orr NT, Endean ED. Часть вторая: против движения. Первая эндоваскулярная стратегия не является оптимальным подходом для лечения острой ишемии брыжейки. Eur J Vasc Endovasc Surg.2015; 50: 276–9.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 59.

    Артурс З.М., Титус Дж., Банназаде М., Иглтон М.Дж., Шривастава С., Сарац Т.П. и др. Сравнение эндоваскулярной реваскуляризации с традиционной терапией для лечения острой ишемии брыжейки. J Vasc Surg. 2011; 53: 698–705.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 60.

    Cocorullo G, Mirabella A, Falco N, Fontana T, Tutino R, Licari L, Salamone G, Scerrino G, Gulotta G.Исследование прикроватной лапароскопии в отделении интенсивной терапии при неокклюзионной ишемии брыжейки. Мир J Emerg Surg. 2017; 12: 4.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 61.

    Бьорк М. Часть первая: за движение. Эндоваскулярная первая стратегия является оптимальным подходом к лечению острой ишемии брыжейки. Eur J Vasc Endovasc Surg. 2015; 50: 273–5.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 62.

    Годат Л., Кобаяши Л., Костантини Т., Коимбра Р. Хирургия и реконструкция абдоминального повреждения: документ с изложением позиции всемирного общества экстренной хирургии. Мир J Emerg Surg. 2013; 8: 53.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 63.

    Weber DG, Bendinelli C, Balogh ZJ. Операции по борьбе с повреждениями при неотложных состояниях брюшной полости. Br J Surg. 2014; 101: 109–18.

    Артикул Google ученый

  • 64.

    Subramanian A, Balentine C, Palacio CH, Sansgiry S, Berger DH, Awad SS. Результаты контролируемой целиотомии у пожилых нетравматических пациентов с внутрибрюшными катастрофами. Am J Surg. 2010; 200: 783–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 65.

    Weber DG, Bendinelli C, Balogh ZJ. Операции по борьбе с повреждениями при неотложных состояниях брюшной полости. Br J Surg. 2014; 101: e109–18.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 66.

    Урбанавичюс Л., Паттин П., де Путте Д. В., Венскутонис Д. Как оценить жизнеспособность кишечника во время операции: обзор методик. World J Gastrointest Surg. 2011; 3: 59–69.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 67.

    Хорган П.Г., Гори Т.Ф. Оперативная оценка жизнеспособности кишечника. Surg Clin North Am. 1992; 72: 143–55.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 68.

    Worrell S, Mumtaz S, Tsuboi K, Lee TH, Mittal SK. Осложнения при анастомозе, связанные с сшиванием скобок по сравнению с сшитым вручную анастомозом. J Surg Res. 2010; 161: 9–12.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 69.

    Брандадж С.И., Юркович Г.Дж., Хойт Д.Б., Патель Нью-Йорк, Росс С.Е., Марбургер Р., Стоунер М., Иватури Р.Р., Ку Дж., Резерфорд Э.Дж., Майер Р.В., Многоинституциональная исследовательская группа WTA, Западная ассоциация травм. Сшитые и ушитые желудочно-кишечные анастомозы у пациента с травмой: многоцентровое исследование.J Trauma. 2001; 51: 1054–61.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 70.

    Смит Дж. У., Мэтисон П. Дж., Франклин Г. А., Харбрехт Б. Г., Ричардсон Д. Д., Гаррисон Р. Н.. Рандомизированное контролируемое исследование, оценивающее эффективность перитонеальной реанимации при ведении пациентов с травмами, перенесших хирургическое вмешательство. J Am Coll Surg. 2017; 224: 396–404.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 71.

    Crafts TD, Hunsberger EB, Jensen AR, Rescorla FJ, Yoder MC, Markel TA. Прямая перитонеальная реанимация улучшает выживаемость и уменьшает воспаление после кишечной ишемии и реперфузионного повреждения. J Surg Res. 2015; 199: 428–34.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 72.

    Acosta S, Björck M, Petersson U. Закрытие ран с помощью вакуума и фасциальная тракция с использованием сетки для терапии открытого живота — систематический обзор. Anaesthesiol Intensive Ther.2017. [Epub перед печатью].

  • 73.

    Hofmann AT, Gruber-Blum S, Lechner M, Petter-Puchner A, Glaser K, Fortelny R. Отсроченное закрытие открытого живота у пациентов с сепсисом, получавших лечение ран с отрицательным давлением и динамическим фасциальным швом: длинный — Срок катамнестического исследования. Surg Endosc. 2017. [Epub перед печатью].

  • 74.

    Willms A, Schaaf S, Schwab R, Richardsen I, Jänig C, Bieler D, Wagner B, Güsgen C. Интенсивная терапия и результаты лечения открытой брюшной полости: отдаленные результаты ушивания ран с помощью вакуума и фасциальная тракция с использованием сетки (VAWCM).Langenbeck’s Arch Surg. 2017; 402: 481–92.

    CAS Статья Google ученый

  • 75.

    Tolonen M, Mentula P, Sallinen V, Rasilainen S, Bäcklund M, Leppäniemi A. Открытый живот с закрытием ран с помощью вакуума и фасциальной тракцией через сетку у пациентов со сложным диффузным вторичным перитонитом: одноцентровое 8-летний опыт работы. J Trauma Acute Care Surg. 2017; 82: 1100–5.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 76.

    Акоста С. Хирургическое лечение перитонита, вторичного по отношению к острой окклюзии верхней брыжеечной артерии. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2014; 20: 9936–41.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 77.

    Hmoud B, Singal AK, Kamath PS. Тромбоз брыжеечных вен. J Clin Exp Hepatol. 2014; 4: 257–63.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 78.

    аль-Карави М.А., Куайз М., Кларк Д., Хилали А., Мохамед А.Е., Джавдат М. Тромбоз брыжеечной вены, неинвазивная диагностика и последующее наблюдение (УЗИ + МРТ) и неинвазивная терапия стрептокиназой и антикоагулянтами. Гепатогастроэнтерология. 1990; 37: 507–9.

    PubMed Google ученый

  • 79.

    Semiz-Oysu A, Keussen I., Cwikiel W. Интервенционное радиологическое лечение догеченочной обструкции [исправленной] внутренней венозной системы.Cardiovasc Intervent Radiol. 2007. 30: 688–95.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 80.

    Sehgal M, Haskal ZJ. Использование трансъюгулярных внутрипеченочных портосистемных шунтов во время литической терапии обширного тромбоза портальной селезенки и брыжеечных вен: долгосрочное наблюдение. J Vasc Interv Radiol. 2000; 11: 61–5.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 81.

    Meilahn JE, Morris JB, Ceppa EP, Bulkley GB. Влияние длительной селективной терапии внутрибрыжеечными вазодилататорами на жизнеспособность кишечника после острой сегментарной окклюзии брыжеечных сосудов. Ann Surg. 2001; 234: 107–15.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 82.

    Лилли Э.Дж., Купер З., Шварце М.Л., Мозенталь А.С. Паллиативная помощь в хирургии: определение приоритетов исследований. J Palliat Med.2017; 20: 702–9.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Редкая причина безболезненной диареи

    Тромбоз верхней брыжеечной вены (ВБВ) — редкое заболевание. У пациентов могут развиться опасные для жизни осложнения, включая геморрагический шок или инфаркт кишечника, но если они обнаружены на ранней стадии, они поддаются лечению и потенциально обратимы. Мы представляем случай 56-летней женщины, поступившей с хронической диареей, у которой был обнаружен неокклюзионный тромбоз SMV.

    Женщина 56 лет обратилась в нашу больницу с жалобами на жар и диарею. Ей недавно поставили диагноз диффузной В-клеточной лимфомы, и она получала химиотерапию ритуксимабом, циклофосфамидом, доксорубицином, винкристином и преднизоном (R-CHOP); ее последняя доза была за две недели до госпитализации. Четырьмя неделями ранее у нее развилась диарея без крови и неприятного запаха без болей в животе. Ее диарея не уменьшилась даже после прекращения приема всех лекарств с этим потенциальным побочным эффектом.У нее была ничем не примечательная верхняя эндоскопия. Инфекционное обследование, включая исследования стула, не выявило. При эмпирической антибиотикотерапии улучшения не произошло. Компьютерная томография (КТ) брюшной полости и таза показала уменьшение лимфаденопатии и новый тромб SMV. Ей была начата антикоагулянтная терапия эноксапарином, и ее симптомы улучшились в следующие несколько дней, а полное исчезновение прошло через две недели.

    SMV Тромбоз — редкое заболевание, которое может вызывать множество симптомов, включая диарею.Считается, что механизм, с помощью которого он вызывает диарею, связан с дисфункцией ионных каналов и секреторной диареей. Тромбоз SMV можно лечить хирургическим путем или с помощью антикоагулянтов. Если его не лечить, он может прогрессировать до инфаркта кишечника и смерти. По этой причине его следует рассматривать у пациентов с хронической диареей с состоянием гиперкоагуляции и оценивать с помощью соответствующих изображений.

    тромбоз брыжеечных вен, диарея, гиперкоагуляция

    Тромбоз верхней брыжеечной вены (ВБВ) — редкое заболевание, которое может привести к опасным для жизни осложнениям, включая геморрагический шок или инфаркт кишечника, но при раннем обнаружении поддается лечению и потенциально обратимо.Мы представляем случай 56-летней женщины, поступившей с хронической диареей, у которой был обнаружен неокклюзионный тромбоз SMV.

    Женщина 56 лет обратилась в нашу больницу с жалобами на жар и диарею. В ее прошлой истории болезни были сахарный диабет 1 типа, терминальная стадия почечной недостаточности (ТПН), трансплантация почек и поджелудочной железы с последующей панкреатэктомией, требующей замены ферментов. Она получала химиотерапию ритуксимабом, циклофосфамидом, доксорубицином, винкристином и преднизоном (R-CHOP) по поводу недавно диагностированной диффузной B-клеточной лимфомы, последняя доза была за две недели до обращения.Четырьмя неделями ранее у нее развилась диарея без крови и неприятного запаха без болей в животе, а за неделю до госпитализации поднялась температура. Недавнее сканирование с помощью позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) показало значительную внутрибрюшную и забрюшинную лимфаденопатию без поглощения в желудочно-кишечном тракте и без примечательной верхней эндоскопии. Все лекарства, которые могли вызвать диарею, были отменены без улучшения. При поступлении у нее было отсутствие лихорадки с доброкачественным обследованием брюшной полости.Системное обследование на инфекционные заболевания не выявило. Исследования стула, включая ПЦР на Clostridium difficile, яйцеклетки и паразиты, окраску по Граму, фекальный жир, pH стула и посев стула также были отрицательными. При эмпирической антибиотикотерапии улучшения не произошло. Компьютерная томография (КТ) брюшной полости и таза показала уменьшение лимфаденопатии и тромбоз верхней брыжеечной вены. Ей назначили терапевтическую антикоагулянтную терапию; ее симптомы улучшились после полного исчезновения диареи через две недели.

    SMV Тромбоз — редкое заболевание, которое может вызывать множество симптомов, от сильной боли до диареи [1]. Считается, что механизм, с помощью которого он вызывает диарею, связан с отеком стенки кишечника, ведущим к закупорке сосудов из-за нарушения венозного оттока. В свою очередь, это вызывает дисфункцию ионных каналов и секреторную диарею [2,3].

    SMV Тромбоз можно лечить хирургическим путем или с помощью антикоагулянтов. Однако с улучшенными методами визуализации и увеличением использования антикоагулянтов прогноз этого состояния улучшился [1,3,4].В то время как тромбоз мезентериальной артерии является следствием аритмии и сердечной этиологии, тромбоз мезентериальных вен в подавляющем большинстве случаев связан с состояниями гиперкоагуляции, застоем и местными факторами, которые приводят к повреждению стенки сосуда [3]. К ним относятся как наследственные, так и приобретенные состояния гиперкоагуляции, в том числе пациенты, принимающие оральные контрацептивы, беременные или послеродовые женщины, а также пациенты со злокачественными новообразованиями [5]. Если его не лечить, он может прогрессировать до инфаркта кишечника и смерти, со смертностью от 20 до 50% [5,6].Тромбоз брыжеечных вен обнаруживается у 0,2–2% пациентов при вскрытии и из-за его неописуемых симптомов остается трудным для диагностики [1]. Наш случай подчеркивает важность наличия высокого индекса подозрения на это заболевание, поскольку ранняя диагностика и лечение могут предотвратить разрушительные последствия, связанные с длительным тромбозом.

    Оценка тромбоза брыжеечных вен с соответствующей визуализацией брюшной полости имеет решающее значение для пациентов с известными состояниями гиперкоагуляции, например со злокачественными новообразованиями, после исключения инфекционной этиологии у пациентов с неопределенными абдоминальными симптомами.Задержка с диагностикой и лечением может привести к увеличению заболеваемости и смертности у таких сложных пациентов.

    1. Morasch MD, Ebaugh JL, Chiou AC, Matsumura JS, Pearce WH, et al. (2001) Мезентериальный венозный тромбоз: изменяющаяся клиническая картина. J Vasc Surg 34: 680-684. [Crossref]
    2. https://www.uptodate.com/contents/mesenteric-venous-thrombosis-in-adults
    3. Singal AK, Kamath PS, Tefferi A (2013) Брыжеечный венозный тромбоз. Mayo Clinic Proceedings 88: 285-294.
    4. Кумар С., Камат П.С. (2003) Острый тромбоз верхней брыжеечной вены: одно заболевание или два? Am J Gastroenterol 98: 1299-1304. [Crossref]
    5. Gul W, Markert RJ, Abbass K (2011) Острый тромбоз верхней брыжеечной вены: смертельное заболевание. Прак Гастроэнтерол : 4.
    6. Кумар С., Сарр М.Г., Камат П.С. (2001) Брыжеечный венозный тромбоз. N Engl J Med 345: 1683-1588.[Crossref]

    Тромбоз мезентериальных вен — обзор

    Тромбоз мезентериальных вен

    Тромбоз мезентериальных вен обычно проявляется как прогрессирующая сильная боль в животе с острым началом. Это может произойти у людей любого возраста, но пациенты, как правило, моложе, чем пациенты с артериальной недостаточностью. До недавнего времени тромбоз брыжеечных вен чаще всего диагностировался при лапаротомии, в образцах резекции или на вскрытии. Однако улучшенные радиологические методы, включая компьютерную томографическую ангиографию и магнитно-резонансную томографию, теперь позволяют диагностировать многие случаи радиологически.Таким образом, все большее число пациентов лечатся медикаментозно с помощью тромболитической терапии, а не хирургического вмешательства. 72 Кроме того, благодаря достижениям в понимании состояний гиперкоагуляции и миелопролиферативных нарушений этиология тромбоза брыжеечных вен известна почти в 80% случаев.

    При отсутствии внешней венозной компрессии, интрамурального патологического процесса или локальной причины тромбоза, такой как внутрибрюшной абсцесс, острый дивертикулит, острый панкреатит или венозная инвазия опухолью (рис.10-38), большинство пациентов с тромбозом брыжеечных вен имеют предрасположенность к тромбозу. Следовательно, важно обследовать этих пациентов клинически на предмет предрасположенных состояний, которые могут привести к рецидиву или иметь клинические последствия для родственников, являющихся носителями предрасположенности к тромбозам. Состояния гиперкоагуляции включают лейденскую мутацию фактора V, присутствие антифосфолипидных антител и дефицит протеина C или S (см. Таблицу 10-9). Миелопролиферативные расстройства, такие как истинная полицитемия, также являются их причиной.Недавно мутация JAK2, V617F была обнаружена у некоторых пациентов с тромбозом мезентериальных вен до развития явного миелопролиферативного заболевания. 73

    Макроскопический и микроскопический вид пораженного сегмента кишечника аналогичен описанному в случаях мезентериальной венозной недостаточности. Кроме того, тромбы обычно обнаруживаются в венах, расположенных в подслизистой оболочке, адвентиции и брыжейке (рис. 10-39A), а также в венах, удаленных от участков некроза.В некоторых случаях могут поражаться селезеночные, воротные и печеночные вены. Обычно артерии не поражаются. Кровеносные сосуды, расположенные проксимальнее тромба, обычно набухают и расширяются. Заложенность слизистых оболочек и интрамуральная полость и кровотечение с отеком подслизистой оболочки и экстравазией эритроцитов являются обычными явлениями (см. Рис. 10-39B, C). Ишемический некроз слизистой оболочки можно увидеть при микроскопическом исследовании. Когда область тромбоза локализована, она обычно начинается в крупных сосудах и распространяется проксимально в сторону более мелких.Однако, когда основной причиной ишемии является состояние гиперкоагуляции, тромбоз начинается в сосудах небольшого размера, а затем распространяется по центру к более крупным. 70 Пациенты могут иметь острые, подострые или хронические симптомы, а иногда и синдром Бадда-Киари. Однако даже у пациентов с острым предлежанием тромбы обычно обнаруживаются на различных стадиях организации (см. Рис. 10-39D).

    Острая мезентериальная ишемия: история вопроса, анатомия, патофизиология

  • Sachs SM, Morton JH, Schwartz SI.Острая брыжеечная ишемия. Хирургия . 1982 Октябрь 92 (4): 646-53. [Медлайн].

  • Cokkinis AJ. Наблюдения за брыжеечным кровообращением. Дж Анат . 1930, январь, 64: 200-205. [Медлайн].

  • Mamode N, Pickford I, Leiberman P. Неспособность улучшить исход при острой брыжеечной ишемии: семилетний обзор. евро J Surg . 1999 Март 165 (3): 203-8. [Медлайн].

  • Альперн М.Б., Глейзер Г.М., Фрэнсис И.Р.Ишемический или инфаркт кишечника: результаты КТ. Радиология . 1988, январь, 166 (1, часть 1): 149-52. [Медлайн].

  • Kim MY, Suh CH, Kim ST, Lee JH, Kong K, Lim TH, et al. Магнитно-резонансная томография ишемии кишечника, вызванной перевязкой верхней брыжеечной артерии и вены на модели кошки. J Comput Assist Tomogr . 2004 март-апрель. 28 (2): 187-92. [Медлайн].

  • Kozuch PL, Brandt LJ. Обзорная статья: диагностика и лечение мезентериальной ишемии с акцентом на фармакотерапию. Алимент Фармакол Тер . 2005 г., 1. 21 (3): 201-15. [Медлайн].

  • Aksu C, Demirpolat G, Oran I, Demirpolat G, Parildar M, Memis A. Имплантация стента при хронической ишемии брыжейки. Acta Radiol . 2009 июл.50 (6): 610-6. [Медлайн].

  • Loffroy R, Steinmetz E, Guiu B, Molin V, Kretz B, Gagnaire A и др. Роль эндоваскулярной терапии при хронической ишемии брыжейки. Банка J Гастроэнтерол . 2009 Май. 23 (5): 365-73.[Медлайн]. [Полный текст].

  • Penugonda N, Gardi D, Schreiber T. Чрескожное вмешательство при стенозе верхней брыжеечной артерии у пожилых пациентов. Клин Кардиол . 2009 Май. 32 (5): 232-5. [Медлайн].

  • Mitchell EL, Chang EY, Landry GJ, Liem TK, Keller FS, Moneta GL. Дуплексные критерии стеноза нативной верхней брыжеечной артерии переоценивают стеноз стенозированной верхней брыжеечной артерии. J Vasc Surg . 2009 Август.50 (2): 335-40. [Медлайн].

  • Sivamurthy N, Rhodes JM, Lee D, Waldman DL, Green RM, Davies MG. Эндоваскулярная реваскуляризация по сравнению с открытой реваскуляризацией брыжейки: немедленные преимущества не приравниваются к краткосрочным функциональным результатам. J Am Coll Surg . 2006 июн. 202 (6): 859-67. [Медлайн].

  • Bertrán X, Muchart J, Planas R, Real MI, Ribera JM, Cabré E, et al. Окклюзия верхней брыжеечной артерии у пациента с истинной полицитемией: разрешение с помощью чрескожной транслюминальной ангиопластики. Энн Гематол . 1996 Февраль 72 (2): 89-91. [Медлайн].

  • Шутс И.Г., Леви М.М., Рикерс Дж.А., Ламерис Дж.С., ван Гулик TM. Тромболитическая терапия острой окклюзии верхней брыжеечной артерии. J Vasc Interv Radiol . 2005 16 марта (3): 317-29. [Медлайн].

  • Финк С., Чаудхури Т.К., Дэвис Х.Х. Заявления об острой брыжеечной ишемии и злоупотреблении служебным положением. South Med J . 2000 Февраль 93 (2): 210-4. [Медлайн].

  • Rosenblum JD, Boyle CM, Schwartz LB.Брыжеечное кровообращение. Анатомия и психология. Surg Clin North Am . 1997 Apr. 77 (2): 289-306. [Медлайн].

  • Boley SJ. Циркуляторные реакции на резкое снижение кровотока в верхней брыжеечной артерии. Физиолог . 1969. 12: 180.

  • [Директива] ЧЛЕНЫ ПИСАТЕЛЬНОЙ ГРУППЫ 2011, ЧЛЕНЫ ПИСЬМЕННОГО КОМИТЕТА 2005, ЧЛЕНЫ РАБОЧЕЙ ГРУППЫ ACCF / AHA. 2011 ACCF / AHA Специальное обновление Руководства по ведению пациентов с заболеванием периферических артерий (Обновление Руководства 2005 г.): отчет Фонда Американского колледжа кардиологов / Целевой группы Американской кардиологической ассоциации о практических рекомендациях. Тираж . 2011 г. 1. 124 (18): 2020-45. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Чанг Р.В., Чанг Дж.Б., Лонго В.Е. Обновленная информация о лечении ишемии брыжейки. Мир J Гастроэнтерол . 2006 28 мая. 12 (20): 3243-7. [Медлайн].

  • Леунг Д.А., Шнайдер Э., Кубик-Хуч Р., Маринчек Б., Пфамматтер Т. Острая ишемия брыжейки, вызванная спонтанным изолированным расслоением верхней брыжеечной артерии: лечение путем чрескожной установки стента. евро Радиол . 2000. 10 (12): 1916-9. [Медлайн].

  • Миямото Н., Сакураи Ю., Хироками М., Такахаши К., Нишимори Н., Цуджи К. и др. Эндоваскулярное размещение стента при изолированном спонтанном расслоении верхней брыжеечной артерии: отчет о случае. Радиат Мед . 2005 23 ноября (7): 520-4. [Медлайн].

  • Ko GJ, Han KJ, Han SG, Hwang SY, Choi CH, Gham CW, et al. [Случай спонтанного расслоения верхней брыжеечной артерии, леченный чрескожной установкой стента]. Корейский J Гастроэнтерол . 2006 Февраль 47 (2): 168-72. [Медлайн].

  • Casella IB, Bosch MA, Sousa WO Jr. Изолированное спонтанное расслоение верхней брыжеечной артерии, обработанное чрескожной установкой стента: отчет о клиническом случае. J Vasc Surg . 2008, январь 47 (1): 197-200. [Медлайн].

  • Cappell MS. Кишечная (брыжеечная) васкулопатия. I. Острая верхняя брыжеечная артериопатия и венопатия. Гастроэнтерол Clin North Am .1998 Dec. 27 (4): 783-825, vi. [Медлайн].

  • Boley SJ, Brandt LJ, Sammartano RJ. История ишемии брыжейки. Эволюция диагностики и лечения. Surg Clin North Am . 1997 апр. 77 (2): 275-88. [Медлайн].

  • Лю Дж. Дж., Ардольф Дж. К. Суматриптан-связанная ишемия брыжейки. Энн Интерн Мед. . 2000, 4 апреля, 132 (7): 597. [Медлайн].

  • Абу-Дафф С., Абу-Дафф Н., Аль-Шахед М. Мезентериальный венозный тромбоз и факторы, связанные со смертностью: статистический анализ с пятилетним наблюдением. J Gastrointest Surg . 2009 июл.13 (7): 1245-50. [Медлайн].

  • Endress C, Gray DG, Wollschlaeger G. Ишемия и перфорация кишечника после употребления кокаина. AJR Am J Рентгенол . 1992 июл.159 (1): 73-5. [Медлайн].

  • Sudhakar CB, Al-Hakeem M, MacArthur JD, Sumpio BE. Мезентериальная ишемия, вызванная злоупотреблением кокаином: сообщения о случаях заболевания и обзор литературы. Ам Дж. Гастроэнтерол . 1997 июн.92 (6): 1053-4. [Медлайн].

  • Bech FR. Синдромы компрессии чревной артерии. Surg Clin North Am . 1997 апр. 77 (2): 409-24. [Медлайн].

  • Tseng YC, Tseng CK, Chou JW, Lai HC, Hsu CH, Cheng KS и др. Редкая причина ишемии брыжейки: синдром компрессии чревной оси. Медицинский работник . 2007. 46 (15): 1187-90. [Медлайн].

  • Санчес Л.Д., Трейси Дж. А., Беркофф Д., Педроса И. Ишемический колит у марафонцев: обзор случаев заболевания. J Emerg Med . 2006 Апрель 30 (3): 321-6. [Медлайн].

  • Agaoglu N, Türkyilmaz S, Ovali E, Uçar F, Agaoglu C. Распространенность протромботических нарушений у пациентов с острой ишемией брыжейки. Мир J Surg . 2005 29 сентября (9): 1135-8. [Медлайн].

  • Альви А.Р., Хан С., Ниази С.К., Гулам М., Биби С. Острый тромбоз брыжеечных вен: улучшение результатов с ранней диагностикой и своевременной антикоагулянтной терапией. Int J Surg .2009 июн. 7 (3): 210-3. [Медлайн].

  • Джи М., Юн С.Н., Ли В., Чан С., Пак С.Х., Ким Д.Й. и др. Дефицит белка S с мутацией гена PROS1 у пациента с тромбозом мезентериальных вен после тотальной колэктомии. Фибринолиз свертывания крови . 2011 22 октября (7): 619-21. [Медлайн].

  • Кумар С., Сарр М.Г., Камат П.С. Тромбоз брыжеечных вен. N Engl J Med . 2001 декабрь 6. 345 (23): 1683-8. [Медлайн].

  • Абду Р.А., Захур Б.Дж., Даллис Д.Дж.Тромбоз брыжеечных вен — 1911-1984 гг. Хирургия . 1987 апр. 101 (4): 383-8. [Медлайн].

  • Harward TR, Green D, Bergan JJ, Rizzo RJ, Yao JS. Тромбоз брыжеечных вен. J Vasc Surg . 1989 февраля, 9 (2): 328-33. [Медлайн].

  • James AW, Rabl C, Westphalen AC, Fogarty PF, Posselt AM, Campos GM. Портомезентериальный венозный тромбоз после лапароскопической операции: систематический обзор литературы. Arch Surg .2009 июнь 144 (6): 520-6. [Медлайн].

  • Wang MQ, Lin HY, Guo LP, Liu FY, Duan F, Wang ZJ. Острый обширный тромбоз воротной и брыжеечной вен после спленэктомии: лечение интервенционным тромболизисом с трансъюгулярным доступом. Мир J Гастроэнтерол . 2009, 28 июня, 15 (24): 3038-45. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Стаму К.М., Тутузас К.Г., Кекис П.Б., Накос С., Гафу А., Манурас А. и др. Проспективное исследование частоты и факторов риска постспленэктомического тромбоза воротной, брыжеечной и селезеночной вен. Arch Surg . 2006 июль 141 (7): 663-9. [Медлайн].

  • Ван М.К., Лю Ф.Й., Дуань Ф., Ван З.Дж., Сонг П, Фан КС. Острый симптоматический тромбоз брыжеечных вен: лечение катетер-направленным тромболизисом трансъюгулярным внутрипеченочным путем. Визуализация брюшной полости . 2011 Август, 36 (4): 390-8. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Swartz DE, Felix EL. Острый тромбоз брыжеечных вен после лапароскопического желудочного обходного анастомоза по Ру. ЖСЛС .2004 апр-июн. 8 (2): 165-9. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Cappell MS. Кишечная (брыжеечная) васкулопатия. II. Ишемический колит и хроническая ишемия брыжейки. Гастроэнтерол Clin North Am . 1998 27 декабря (4): 827-60, vi. [Медлайн].

  • Ha C, Magowan S, Accortt NA, Chen J, Stone CD. Риск артериальных тромботических явлений при воспалительном заболевании кишечника. Ам Дж. Гастроэнтерол . 2009 июн.104 (6): 1445-51. [Медлайн].

  • Вокурка Дж., Олейник Дж., Едличка В., Веселы М, Черник Дж., Пасека Т.Острая брыжеечная ишемия. Гепатогастроэнтерология . 2008 июл-авг. 55 (85): 1349-52. [Медлайн].

  • Талларита Т., Одерич Г.С., Маседо Т.А., Гловицки П., Мисра С., Дункан А.А. и др. Повторные вмешательства при рестенозе стента у пациентов, леченных по поводу атеросклеротической болезни брыжеечной артерии. J Vasc Surg . 2011 ноябрь 54 (5): 1422-1429.e1. [Медлайн].

  • Cardin F, Fratta S, Perissinotto E, Casarrubea G, Inelmen EM, Terranova C и др.Клиническая корреляция заболеваний мезентериальных сосудов у пожилых пациентов. Старение Clin Exp Res . 2012 июн.24 (3 доп.): 43-6. [Медлайн].

  • Di Fabio F, Obrand D, Satin R, Gordon PH. Внутрибрюшная венозная и артериальная тромбоэмболия при воспалительном заболевании кишечника. Диск прямой кишки . 2009 Февраль 52 (2): 336-42. [Медлайн].

  • Cardin F, Fratta S, Perissinotto E, Casarrubea G, Inelmen EM, Terranova C. Клиническая корреляция заболеваний мезентериальных сосудов у пожилых пациентов. Старение Clin Exp Res . 2012 июн.24 (3 доп.): 43-6. [Медлайн].

  • Хуанг Х.Х., Чанг Ю.С., Йен Д.Х., Као В.Ф., Чен Дж.Д., Ван Л.М. и др. Клинические факторы и исходы у пациентов с острой ишемией брыжейки в отделении неотложной помощи. J Chin Med Assoc . 2005 июл.68 (7): 299-306. [Медлайн].

  • Safioleas MC, Moulakakis KG, Papavassiliou VG, Kontzoglou K, Kostakis A. Острая брыжеечная ишемия, смертельное заболевание с разрушительным исходом. Vasa . 2006 май. 35 (2): 106-11. [Медлайн].

  • Шутс И.Г., Коффеман Г.И., Легемат Д.А., Леви М., ван Гулик Т.М. Систематический обзор выживаемости после острой брыжеечной ишемии в зависимости от этиологии заболевания. Br J Surg . 2004, январь, 91 (1): 17–27. [Медлайн].

  • Boley SJ, Sprayregen S, Veith FJ, Siegelman SS. Агрессивный рентгенологический и хирургический подход к острой ишемии брыжейки. Surg Annu . 1973 г.5: 355-78. [Медлайн].

  • Klempnauer J, Grothues F, Bektas H, Pichlmayr R. Отдаленные результаты после операции по поводу острой ишемии брыжейки. Хирургия . 1997 г., 121 (3): 239-43. [Медлайн].

  • Boley SJ, Sprayregan S, Siegelman SS, Veith FJ. Первые результаты агрессивного рентгенологического и хирургического подхода к острой ишемии брыжейки. Хирургия . 1977 декабрь 82 (6): 848-55. [Медлайн].

  • Nonthasoot B, Tullavardhana T, Sirichindakul B, Suphapol J, Nivatvongs S.Острая брыжеечная ишемия: все еще высокий уровень смертности в эпоху круглосуточной доступности ангиографии. J Med Assoc Thai . 2005 сентябрь 88 Дополнение 4: S46-50. [Медлайн].

  • Мюррей М.Дж., Гонзе М.Д., Новак Л.Р., Кобб С.Ф. Уровень D (-) — лактата в сыворотке как средство диагностики острой ишемии кишечника. Am J Surg . 1994 июн. 167 (6): 575-8. [Медлайн].

  • Lange H, Jäckel R. Полезность концентрации лактата в плазме при диагностике острых заболеваний брюшной полости. евро J Surg . 1994 июн-июл. 160 (6-7): 381-4. [Медлайн].

  • Lange H, Toivola A. [Предупреждающие сигналы при острых абдоминальных расстройствах. Лактат — лучший маркер ишемии брыжейки]. Lakartidningen . 1997 14 мая. 94 (20): 1893-6. [Медлайн].

  • Курт Ю., Акин М.Л., Демирбас С., Улуутку А.Х., Гульдерен М., Авсар К. и др. D-димер в ранней диагностике острой ишемии брыжейки вторичной артериальной окклюзии у крыс. евро Surg Res .2005 июль-авг. 37 (4): 216-9. [Медлайн].

  • Acosta S, Nilsson TK, Bjorck M. Предварительное исследование D-димера как возможного маркера острой ишемии кишечника. Br J Surg . 2001 Март 88 (3): 385-8. [Медлайн].

  • Altinyollar H, Boyabatli M, Berberoglu U. D-димер как маркер для ранней диагностики острой ишемии брыжейки. Тромб Рес . 2006. 117 (4): 463-7. [Медлайн].

  • Acosta S, Nilsson TK, Björck M.Исследование D-димера у пациентов с подозрением на острую тромбоэмболическую окклюзию верхней брыжеечной артерии. Br J Surg . 2004 г., август 91 (8): 991-4. [Медлайн].

  • Кларк Р.А., Галлант TE. Острая брыжеечная ишемия: ангиографический спектр. AJR Am J Рентгенол . 1984 Март 142 (3): 555-62. [Медлайн].

  • NAITOVE A, WEISMANN RE. ПЕРВИЧНЫЙ МЕЗЕНТЕРИЧЕСКИЙ ВЕНОЗНЫЙ ТРОМБОЗ. Энн Сург . 1965 Apr, 161: 516-23. [Медлайн].[Полный текст].

  • Кауфман С.Л., Харрингтон Д.П., Сигельман СС. Эмболизация верхней брыжеечной артерии: неотложная ангиография. Радиология . 1977 Сентябрь 124 (3): 625-30. [Медлайн].

  • Бёттгер Т., Шефер В., Вебер В., Юнгингер Т. [Значение предоперационной диагностики при окклюзии мезентериальных сосудов. Перспективное исследование. Langenbecks Arch Chir . 1990. 375 (5): 278-82. [Медлайн].

  • Boos S. [Ангиография брыжеечной артерии 1976-1991.Изменение показаний при нарушении брыжеечного кровообращения?]. Радиолог . 1992 апр. 32 (4): 154-7. [Медлайн].

  • Черни М., Трубель В., Клэйс Л., Шеуба С., Хук И., Прагер М. и др. [Острая брыжеечная ишемия]. Zentralbl Chir . 1997. 122 (7): 538-44. [Медлайн].

  • Brandt LJ, Boley SJ. Технический обзор AGA по кишечной ишемии. Американская желудочно-кишечная ассоциация. Гастроэнтерология . 2000 Май.118 (5): 954-68. [Медлайн].

  • Savassi-Rocha PR, Veloso LF. Лечение эмболии верхней брыжеечной артерии фибринолитическим агентом: клинический случай и обзор литературы. Гепатогастроэнтерология . 2002 сентябрь-октябрь. 49 (47): 1307-10. [Медлайн].

  • Заявление о медицинской позиции Американской гастроэнтерологической ассоциации: рекомендации по ишемии кишечника. Гастроэнтерология . 2000 Май. 118 (5): 951-3. [Медлайн].

  • Хортон К.М., Фишман Е.К.Многодетекторная рядная КТ мезентериальной ишемии: можно ли ?. Рентгенография . 2001 ноябрь-декабрь. 21 (6): 1463-73. [Медлайн].

  • Cikrit DF, Harris VJ, Hemmer CG, Kopecky KK, Dalsing MC, Hyre CE и др. Сравнение спиральной компьютерной томографии и артериографии для оценки почечных и висцеральных артерий. Энн Васк Сург . 1996 10 марта (2): 109-16. [Медлайн].

  • Zeman RK, Silverman PM, Vieco PT, Costello P. КТ-ангиография. AJR Am J Рентгенол .1995 ноябрь 165 (5): 1079-88. [Медлайн].

  • Aschoff AJ, Stuber G, Becker BW, Hoffmann MH, Schmitz BL, Schelzig H, et al. Оценка острой мезентериальной ишемии: точность двухфазной мультидетекторной КТ-ангиографии брыжейки. Визуализация брюшной полости . 2009 май-июнь. 34 (3): 345-57. [Медлайн].

  • Kirkpatrick ID, Kroeker MA, Greenberg HM. Двухфазная КТ с КТ-ангиографией брыжейки в оценке острой ишемии брыжейки: начальный опыт. Радиология . 2003 Октябрь 229 (1): 91-8. [Медлайн].

  • Wiesner W. [Является ли мультидетекторная компьютерная томография в настоящее время основным методом диагностики при диагностической визуализации острой кишечной ишемии?]. Praxis (Берн 1994) . 30 июля 2003 г. 92 (31-32): 1315-7. [Медлайн].

  • Vogelzang RL, Gore RM, Anschuetz SL, Blei AT. Тромбоз внутренних вен: КТ-диагностика. AJR Am J Рентгенол . 1988 Янв.150 (1): 93-6. [Медлайн].

  • Barmase M, Kang M, Wig J, Kochhar R, Gupta R, Khandelwal N. Роль мультидетекторной КТ-ангиографии в оценке подозреваемой ишемии брыжейки. евро J Радиол . 2011 декабрь 80 (3): e582-7. [Медлайн].

  • Тамбурая АЛ. Ведение острой мезентериальной ишемии: рекомендуемая стратегия вводит в заблуждение. BMJ . 16 августа 2003 г. 327 (7411): 396; ответ автора 396. [Medline]. [Полный текст].

  • Уорд Д., Вернава А.М., Камински Д.Л., Уре Т., Петерсон Г., Гарвин П. и др.Улучшение результатов за счет выявления неокклюзионной ишемии брыжейки высокого риска, агрессивного повторного исследования и отсроченного анастомоза. Am J Surg . 1995 Dec. 170 (6): 577-80; обсуждение 580-1. [Медлайн].

  • Grieshop RJ, Dalsing MC, Cikrit DF, Lalka SG, Sawchuk AP. Острый тромбоз брыжеечных вен. Пересмотрено во времена диагностической ясности. Am Surg . 1991 сентябрь 57 (9): 573-7; Обсуждение 578. [Медлайн].

  • Йона Дж., Cummins GM Jr, руководитель HB, Govostis MC.Рецидивирующий первичный тромбоз брыжеечных вен. JAMA . 4 марта 1974 г. 227 (9): 1033-5. [Медлайн].

  • Acosta S, Ogren M, Sternby NH, Bergqvist D, Björck M. Мезентериальный венозный тромбоз с трансмуральным инфарктом кишечника: популяционное исследование. J Vasc Surg . 2005, январь, 41 (1): 59-63. [Медлайн].

  • Герберт Г.С., Стил С.Р. Острая и хроническая ишемия брыжейки. Surg Clin North Am . 2007 Октябрь 87 (5): 1115-34, ix.[Медлайн].

  • Hansen KJ, Deitch JS. Трансаортальная брыжеечная эндартерэктомия. Surg Clin North Am . 1997 апр. 77 (2): 397-407. [Медлайн].

  • Маруданаягам Р., Сайед С., Наср Х., Фокс А. Результат после реваскуляризации брыжеечной артерии при хронической ишемии брыжейки. Минерва Чир . 2011 Апрель 66 (2): 101-6. [Медлайн].

  • Gagnière J, Favrolt G, Alfidja A, Kastler A, Chabrot P, Cassagnes L, et al.Острая тромботическая ишемия брыжейки: первичное эндоваскулярное лечение у восьми пациентов. Cardiovasc Intervent Radiol . 2011 Октябрь 34 (5): 942-8. [Медлайн].

  • Харник И.Г., Брандт Л.Дж. Тромбоз брыжеечных вен. Vasc Med . 2010 октября 15 (5): 407-18. [Медлайн].

  • Такахаши Н., Куроки К., Янага К. Чрескожная чреспеченочная механическая тромбэктомия при остром тромбозе брыжеечных вен. Дж Эндоваск Тер .2005 12 августа (4): 508-11. [Медлайн].

  • Hladík P, Raupach J, Lojík M, Krajina A, Voboril Z, Jon B, et al. Лечение острого тромбоза / ишемии брыжейки транскатетерной тромбоаспирацией. Хирургия . 2005, январь, 137 (1): 122-3. [Медлайн].

  • Томас Р.М., Ахмад С.А. Ведение острого послеоперационного тромбоза воротной вены. J Gastrointest Surg . 2010 марта, 14 (3): 570-7. [Медлайн].

  • .
    Leave a Reply

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    2022 © Все права защищены.