Функциональные расстройства желудка: Функциональные расстройства желудка и 12-перстной кишки

Содержание

Функциональные расстройства желудка — причины, симптомы, диагностика и лечение

Функциональные расстройства желудка – это ряд патологий, которые связаны с нарушением моторики и секреторной функции желудка без существенных изменений структуры слизистой оболочки. Проявляются симптомами диспепсии (тошнотой, потерей аппетита, периодической рвотой) и болевым синдромом. Для постановки диагноза проводят следующие исследования: фракционное желудочное зондирование, эзофагогастроскопию, электрогастрографию, рентгенографию желудка, УЗИ органов брюшной полости. Лечение – консервативное, включает медикаментозную терапию, диетотерапию, правильный режим питания.

Общие сведения

Функциональные расстройства желудка – это заболевания, при которых страдает работа органа (секреция, моторика), но патологические изменения не затрагивают его структуру. В дальнейшем возможно как исчезновение симптомов и полное излечение, так и переход расстройств в более серьезную органическую патологию. Страдают в основном молодые люди, мужчины в два раза чаще, чем женщины. По разным оценкам, на функциональные расстройства желудка приходится от 1,5% до 58,8% всей гастродуоденальной патологии. Такие разные оценки связаны с тем, что при постановке диагноза используются различные подходы и не всегда проводятся адекватные дополнительные исследования. При подозрении на функциональные расстройства желудка следует обращаться за консультацией к гастроэнтерологу или терапевту.

Функциональные расстройства желудка

Причины функциональных расстройств желудка

Функциональные расстройства желудка могут иметь первичное либо вторичное происхождение. К факторам, обусловливающим возникновение первичных расстройств, относят нерегулярное питание, еду всухомятку, злоупотребление жареными либо острыми блюдами. Нарушения могут развиться из-за алкоголизма, курения, физического перенапряжения, работы в горячих цехах, бактериальных инфекций и глистных инвазий, стрессов. К вторичным расстройствам относят состояния, возникшие на фоне хронических заболеваний различных органов пищеварительной системы, вегето-сосудистой дистонии, заболеваний почек, сердца и сосудов, позвоночника, очагов хронического воспаления или инфекции.

Нерегулярные приемы пищи ведут к нарушению цикличности секреции желудочного сока, избытку гастроинтестинальных гормонов. Некоторые блюда (жареные, с большим количеством острых приправ) могут раздражать гастральную слизистую, а курение, особенно натощак, провоцирует выделение гастрина, который стимулирует выработку пищеварительных соков в желудке. Стрессы и нервные расстройства ведут к нарушению нейроэндокринной регуляции. При вторичных функциональных нарушениях на первое место выходит усиление влияния блуждающего нерва (парасимпатической системы), который стимулирует моторику и секрецию.

В большинстве случаев при функциональных расстройствах желудка страдает моторика, нарушается эвакуация твердого содержимого в нижние отделы ЖКТ. Боли связаны с аритмичными сильными сокращениями стенок, иногда наблюдается обратная перистальтика. Часто нарушается не только моторика желудка, но и двигательная функция двенадцатиперстной кишки, возникает слабость сфинктеров. Секреция в желудке усиливается, что вызывает изжогу и болевые ощущения в верхней части живота.

Классификация функциональных расстройств желудка

С учетом причин возникновения патологии, функциональные расстройства желудка разделяют на первичные и вторичные. Кроме того, различают следующие типы нарушения функции органа: гиперстенический, гипостенический, нормостенический, астенический. По клиническим признакам выделяют такие формы: болевая, диспептическая, смешанная.

Существует и несколько особых форм функциональных расстройств желудка, например, острое расширение желудка, аэрофагия и привычная рвота. При формулировке диагноза обязательно указывают тип и форму болезни.

Симптомы функциональных расстройств желудка

Большинство симптомов функциональных расстройств желудка четко связаны с конкретными причинами заболевания. Боли появляются после погрешностей в диете, стрессовых ситуаций. Локализуются боли в эпигастрии или вокруг пупка. Носят ноющий характер, иногда могут переходить в острую интенсивную боль. Также больные жалуются на тошноту, тяжесть в области желудка после еды, изжогу. Для аэрофагии типична отрыжка тухлым. Внезапная, регулярно повторяющаяся рвота характерна для синдрома привычной рвоты.

Специфической особенностью симптоматики при функциональных расстройствах желудка является ее субъективность и непостоянство. Жалобы больных часто противоречивы, не очень конкретны, с эмоциональной окраской. Характерным является их поведение и внешний вид. Пациенты имеют астеническое телосложение, они эмоционально лабильны. Большинство из них неправильно питаются, много работают или учатся, имеют различные личностные проблемы.

Во время общего осмотра часто выявляют признаки вегето-сосудистой дистонии – бледность кожных покровов, холодные конечности, учащенный или лабильный пульс, повышенную потливость. При пальпации обнаруживают незначительную болезненность в верхней части живота или вокруг пупка. Важным критерием диагностики является непродолжительность жалоб. Заболевание не должно длиться больше года или полутора. В противном случае нужно заподозрить более серьезную патологию.

Диагностика функциональных расстройств желудка

Для изучения особенностей секреции желудка производят фракционное желудочное зондирование. Метод позволяет определить объем желудочного сока, его кислотность, количество свободной соляной кислоты. Зондирование проводят на голодный желудок (исследование базальной секреции) и после стимуляции гистамином или пентагастрином (стимулированная секреция). Более современный метод изучения секреторной функции – внутрижелудочная pH-метрия. Он позволяет оценить свойства желудочного сока и особенности его выделения непосредственно внутри желудка.

Эзофагогастроскопия помогает выявить моторные сдвиги в деятельности желудка, такие как недостаточность кардии, спазм либо недостаточность сфинктеров, усиление перистальтики. Внешний вид и структура слизистой оболочки при функциональных расстройствах желудка не изменены, редко выявляют признаки воспаления. Эта методика позволяет провести дифференциальную диагностику с такими патологиями, как хронический гастрит, эрозии и язвы, рак желудка.

Электрогастрография (ЭГГ) проводится с помощью специального аппарата – электрогастрографа. Она позволяет изучить биоэлектрическую активность желудочной стенки. С помощью данной методики определяют тип функционального расстройства желудка (гиперстенический, атонический, нормотонический). Для изучения моторики также используется рентгенография желудка с бариевым контрастом, которая позволяет оценить скорость эвакуации содержимого, состояние сфинктеров, тонус стенок, объем органа.

Лечение функциональных расстройств желудка

Терапия зависит от причины и степени функциональных расстройств желудка. Рекомендуется изменить режим и качество питания. Пищу нужно принимать 3-4 раза в сутки, хотя бы раз в день есть горячие жидкие блюда. Следует ограничить продукты, которые могут раздражать слизистую (слишком острые приправы, маринованные и жирные блюда, копчености всех видов). Очень часто коррекция питания приводит к значительному уменьшению или полному исчезновению симптомов, и медикаментозное лечение не требуется.

Если у пациента наблюдаются нейровегетативные расстройства, ему назначают холинолитики неселективного седативного действия. Нарушения нервной системы можно корригировать успокоительными фитопрепаратами, малыми транквилизаторами, такими как диазепам, оксазепам. В более тяжелых случаях назначают антидепрессанты.

Для лечения нарушений моторной функции и снятия болевого синдрома назначают спазмолитики (дротаверин, папаверин). Хороший эффект дают холинолитики и селективные холиномиметики, иногда больным рекомендуют принимать нитраты. При синдроме привычной рвоты назначают метоклопрамид, домперидон. Секреторные нарушения корректируют с помощью холинолитиков селективного действия (пирензепин, телензепин), антацидов.

Прогноз при функциональных расстройствах желудка

При функциональных расстройствах желудка прогноз довольно благоприятный. Основное требование — правильно поставить диагноз и вовремя начать лечение. Очень важно для пациента изменить тип питания, больше отдыхать и не перегружать нервную систему. Если заболевание возникло в молодом или подростковом возрасте, оно может само пройти через год или два, когда нейровегетативная система начнет стабильнее работать, устранятся нарушения, связанные с возрастными изменениями.

При неблагоприятных обстоятельствах функциональные расстройства желудка переходят в более серьезные заболевания – язву желудка, хронический гастрит. Случается такое при отсутствии лечения, регулярных нарушениях диеты, стрессах. Иногда переход функциональных нарушений в органические связан с заражением либо активацией Helicobacter pylori. Профилактика патологии заключается в соблюдении рационального питания, режима труда и отдыха, физической активности, устранении стрессов.

Функциональные расстройства кишечника: диагностика с позиций III Римского консенсуса

В клинической практике врача-гастроэнтеролога часто встречаются нарушения функции кишечника функционального характера. Функциональные расстройства кишечника (ФРК) включают группу гетерогенных клинических состояний, которые проявляются симптомами со стороны среднего и нижнего отделов желудочно-кишечного тракта и не сопровождаются какими-либо структурными, системными либо метаболическими изменениями. Несмотря на отсутствие органической основы, функциональные заболевания снижают качество жизни пациентов и наносят большой экономический ущерб обществу как по прямым показателям затрат на медицинское обслуживание и лечение, так и по непрямым показателям, включающим компенсацию временной нетрудоспособности [3, 4]. У большинства практических врачей диагностика функциональных расстройств кишечника вызывает озабоченность из-за новой терминологии, недостаточно четкого понимания их сущности [7]. В 2006 году экспертами Международной группы по изучению функциональных заболеваний органов пищеварения рассмотрены и уточнены определение, классификация, критерии диагностики и рекомендации по лечению функциональных расстройств кишечника, что нашло отражение в материалах III Римского консенсуса [1, 4]. В классификацию функциональной патологии желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) включены следующие рубрики кишечных расстройств:

Функциональные кишечные расстройства (III Римский консенсус)
С1. Синдром раздраженного кишечника.

С2. Функциональное вздутие живота.
С3. Функциональный запор.
С4. Функциональная диарея.
С5. Неспецифическое функциональное расстройство кишечника.

В МКБ-10 функциональные заболевания кишечника соответствует шифрам К58–59.

Рубрики функциональных кишечных расстройств (МКБ-10):
К58. Синдром раздраженного кишечника.
К58.0. Синдром раздраженного кишечника с диареей.
К58.9. Синдром раздраженного кишечника без диареи.
К59. Другие функциональные кишечные нарушения.
К59.0. Запор.
К59.1. Функциональная диарея.
К59.2. Неврогенная возбудимость кишечника, не классифицированная в других рубриках.

Ведущая роль в диагностике функциональных заболеваний кишечника отводится анализу клинических проявлений. Весьма сложным аспектом диагностики в клинической практике представляется разграничение сходных по симптоматике функциональных состояний: функциональной диареи и синдрома раздраженного кишечника (СРК) с диареей, функционального запора и СРК с запором, неспецифического функционального расстройства кишечника с неспецифическим СРК. В материалах III Римского консенсуса представлены критерии диагностики, позволяющие отграничить эти клинические состояния. Знание характерных симптомов и критериев диагностики каждого из функциональных расстройств необходимо для установления его вида, проведения дифференциального диагноза, обоснования программы лечения больных. Диагностика функциональных заболеваний осуществляется при отсутствии структурной патологии, которая также может обусловливать имеющиеся у пациента симптомы, поэтому важное место в верификации диагноза имеет проведение лабораторных исследований, эндоскопического и рентгенологического исследований кишечника, позволяющих исключить органическую причину изменений [1, 2, 4, 7].

Наиболее распространенным среди функциональных заболеваний желудочно-кишечного тракта является СРК. В странах Западной Европы СРК выявляется у 10–20 % населения [4, 6]. Показатели распространенности СРК в Украине, вероятнее всего, близки к таковым в странах Европы. СРК встречается преимущественно в молодом возрасте, причем чаще у женщин. Среди клинических подтипов СРК чаще других встречается смешанный СРК [6]. Эпидемиологические данные о распространенности функционального запора вариабельны, что связано с различными представлениями врачей и пациентов о функциональном запоре. В целом запором страдает почти 27 % взрослого населения, на долю функционального запора приходится предположительно около 3 %. Так же затруднительно охарактеризовать распространенность функционального вздутия живота и функциональной диареи. Известно, что около 2 % визитов к врачу общей практики вызвано диареей, в том числе СРК с диареей и функциональной диареей [4, 6].

Синдром раздраженного кишечника занимает ключевое место среди функциональных заболеваний кишечника и всего желудочно-кишечного тракта. Под СРК понимают функциональное расстройство, при котором наблюдаются боль и неприятные ощущения в животе, особенностью которых является взаимосвязь с изменением частоты и характера стула или другими признаками нарушения опорожнения кишечника. Большинство пациентов с СРК отмечают уменьшение болевых ощущений и дискомфорта после дефекации.

В III Римском консенсусе по данным факторного анализа выделены группы клинических симптомов, которые послужили основой формирования четырех клинических подгрупп СРК. В клинической практике наиболее приемлемо для применения классифицировать подгруппы СРК на основе формы стула. Консистенцию стула оценивают по Бристольской шкале классификации кала (табл. 1).

Разделение СРК по преобладающей форме стула
1. СРК с преобладанием запора — твердый или комковатый стул ≥ 25 % и жидкий или водянистый стул < 25 % дефекаций.
2. СРК с преобладанием диареи — жидкий или водянистый стул ≥ 25 % и твердый или комковатый стул < 25 % дефекаций.
3. Смешанный СРК — твердый или комковатый стул ≥ 25 % и жидкий или водянистый стул ≥ 25 % дефекаций.
4. Неспецифический СРК — нарушения стула, не соответствующие критериям 1–3.

Классификацию можно применять при условии, что пациент не принимает антидиарейных или слабительных средств.

Известно, что СРК является многофакторным расстройством, основой которого является нарушение взаимодействия в системе «мозг — кишечник — мозг». К нарушению данного взаимодействия могут привести стрессы, изменение способа жизни и питания, кишечные инфекции. Больные СРК имеют определенный тип личности, склонны к астено-невротическим состояниям, депрессиям, фобиям. Данные расстройства, в свою очередь, приводят к нарушениям регуляции на межнейронном уровне в стенке толстой кишки, дискоординации моторики, повышению висцеральной чувствительности рецепторов кишечника к нейромедиаторам, снижению порога болевой чувствительности.

Функциональный запор — это функциональное заболевание кишечника неизвестной этиологии, которое проявляется персистирующей затрудненной, нечастой дефекацией или ощущением неполного опорожнения кишечника. В основе функционального запора лежат нарушения кишечного транзита, акта дефекации либо их сочетание.

Функциональная диарея — это хронический или рецидивирующий синдром, характеризующийся неоформленным или жидким стулом без боли и неприятных ощущений в животе. Чаще функциональная диарея является клиническим вариантом СРК, но если остальные диагностические критерии отсутствуют, то хроническая функциональная диарея рассматривается как самостоятельное заболевание. Этиология и патогенез функциональной диареи до конца не изучены, но установлено, что у таких пациентов отмечается усиление пропульсивной моторики кишечника, которое приводит к уменьшению времени транзита кишечного содержимого. Дополнительную роль могут играть и расстройства всасывания короткоцепочечных жирных кислот в результате быстрого транзита содержимого по тонкой кишке с последующим нарушением абсорбции воды и электролитов в толстой кишке.

Функциональное вздутие живота, согласно III Римским критериям, — это рецидивирующее чувство распирания в животе, которое может не сопровождаться видимым увеличением живота и не сочетается с другими фукциональными расстройствами желудочно-кишечного тракта. Рецидивирующее чувство распирания в животе или видимое вздутие живота наблюдается не менее 3 дней в месяц на протяжении последних 3 месяцев с появлением симптомов 6 месяцев назад.

Соответствие критериям для всех ФРК должно соблюдаться в течение не менее последних 3 месяцев с началом проявлений не менее 6 месяцев перед диагностикой.

Как следует из табл. 2, для всех клинических подгрупп СРК свойственно наличие болевых ощущений в животе либо дискомфорта, который не описывается как боль, в то время как для других ФРК данные симптомы не характерны. Болевой синдром характеризуется многообразием проявлений: от диффузных тупых болей до острых, спазматических; от постоянных до пароксизмов болей в животе. Длительность болевых эпизодов — от нескольких минут до нескольких часов. Помимо основных диагностических критериев, у больного СРК могут наблюдаться головная боль, боль в спине, учащение мочеиспускания, дизурия, никтурия, дисменорея. Почти у 40–70 % больных с СРК выявляются изменения психической сферы в виде тревожных и депрессивных расстройств. В III Римском консенсусе подчеркивается, что при обследовании пациента, предъявляющего жалобы, характерные для функционального расстройства желудочного тракта, характер общения с пациентом должен во всем, даже в сборе анамнеза, включать психотерапевтический компонент.

Рекомендации III Римского консенсуса по установлению контакта с больным:
1. Собирайте анамнез внимательно, обстоятельно, глубоко, интересуясь пациентом.
2. Проводите обследование тщательно, учитывайте его стоимость и эффективность.
3. Установите, насколько больной знаком с природой своего заболевания и что считает причиной заболевания.
4. Проведите исчерпывающее объяснение природы расстройств пациента так, чтобы он мог их воспринять.
5. Определите, какое улучшение ожидает пациент получить в результате лечения, и объясните его возможности.
6. Если возможно, оцените связь факторов стресса с симптомами.
7. Установите твердые ограничения в отношении приема наркотических обез­боливающих лекарств.
8. Вовлекайте больного в процесс лечения, предложив некоторые методы лечения для рассмотрения.
9. Давайте рекомендации, согласованные с интересами больного. Например, «антидепрессанты могут быть использованы для лечения депрессии, но в малых дозах эти лекарства могут применяться и для уменьшения боли».
10. Устанавливайте прочную длительную связь с семейным (участковым) врачом.

В процессе диагностики ФРК следует проанализировать клиническую картину и убедиться, что жалобы пациента, скорее всего, связаны с нарушением функции кишечника. Необходимо исключить симптомы тревоги (необъяснимое снижение массы тела, повторяющаяся рвота, прогрессирующая дисфагия, кровотечения из ЖКТ). К сожалению, появление симптомов тревоги обычно свидетельствует о далеко зашедшем процессе.

Для всех функциональных расстройств кишечника свойственно длительное течение. Поэтому установить диагноз любого из ФРК возможно лишь при условии появления клинических симптомов не менее 6 месяцев назад. Если за этот период не выявлено иной причины нарушения функции кишечника, то это позволяет врачу предположить его функциональный характер.

Объем лабораторных и инструментальных исследований зависит от возраста пациента, тяжести и длительности симптоматики, тревожных симптомов и семейного анамнеза болезней органов пищеварения. Эндоскопическое исследование кишечника, радиологические исследования назначаются при необходимости исключить воспаление, опухоль и меланоз толстой кишки, связанный с длительным приемом слабительных препаратов. В особенности это относится к пациентам старше 50 лет с коротким анамнезом заболевания.

В зависимости от эпидемиологической обстановки целесообразно исследование кала на яйца глистов, цисты лямблий.

В ряде случаев необходимо определение антител к глиадину для исключения целиакии.

Таким образом, предлагаемые III Римским консенсусом диагностические рекомендации открывают перспективы для более точного разграничения функциональных расстройств кишечника, установления клинической подгруппы СРК. Более точное определение патофизиологических вариантов СРК предполагает разработку новых лекарственных препаратов. Вероятно, именно в этом состоит основное позитивное значение III Римского консенсуса. Знание критериев диагностики нередко позволяет установить диагноз функционального расстройства и избежать лишних диагностических процедур. Вместе с тем следует помнить о необходимости проведения дополнительных диагностических мероприятий при изменении клинической симптоматики, для исключения воспалительных и опухолевых заболеваний.

Функциональные нарушения пищеварения у детей раннего возраста и способы их коррекции/Врач-гастроэнтеролог д/п№6 Осина Е.И./статья от 22.07.19

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ НАРУШЕНИЯ ПИЩЕВАРЕНИЯ У ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА И СПОСОБЫ ИХ КОРРЕКЦИИ.

Врач высшей категории, гастроэнтеролог Осина Елена Ивановна.

На раннем этапе жизни здоровье желудочно-кишечного тракта имеет важное значение для роста, развития и хорошего самочувствия ребенка. При этом в раннем возрасте еще продолжаются процессы развития и дозревания кишечника, клапанного и ферментативного аппарата ЖКТ. Функциональные нарушения пищеварения (ФНП) наиболее часто встречающиеся в раннем возрасте — это срыгивания примерно у 30% детей, у 20%- младенческие колики, по 15%- приходится на функциональный запор и функциональную диарею. Функциональные нарушение пищеварения и связанные с ним cимптомы, оказывают краткосрочное и долгосрочное влияние на здоровье детей и влияют на качество жизни семей с младенцами.

Грудное молоко — идеальное питание для здоровья детей раннего возраста, а олигосахариды грудного молока играют ключевую роль в формировании здоровья и развитии ЖКТ. Грудное вскармливание следует продолжать, даже в случае появления у детей различных симптомов ФНП.

Что же Педиатрия и Гастроэнтерология относит к функциональным нарушениям пищеварения у детей? Это:

— Младенческие срыгивания,

— Младенческие колики,

— Функциональный запор,

— Функциональная диарея.  

В настоящее время считается, что основной причиной вышеуказанных симптомов у младенцев считается не только и не столько отклонения в состоянии здоровья, сколько функциональная незрелость пищеварения — ферментативная недостаточность, моторные нарушения кишечника, особенно после травматичных родов, кесарева сечения , вследствие не правильного вскармливания. В ряде случаев отмечается пищевая аллергия к белку коровьего молока, плохая переносимость лактозы.

Преимущественно такие симптомы, как срыгивания, колики и неустойчивый стул безопасны для малыша и сопровождают нормальное развитие грудничка. Гораздо реже встречаются более выраженные гастроинтестинальные отклонения, такие как рвота фонтаном, выраженные кишечные колики , частые обильные срыгивания и частый жидкий стул, нередко сопровождающиеся аллергическими высыпаниями на коже. Такие нарушения могут приводить к дефициту веса, анемии, задержке в развитии и пр. Это является симптомом тревоги и действительно должно вызывать беспокойство у родителей. Такой малыш, для уточнения причины отклонений в состоянии здоровья, направляется к специалисту на обследование. Специалист определяет нужно ли лечение  или достаточно коррекции питания малыша.

Срыгивание считается наиболее частым функциональным нарушением у здоровых детей раннего возраста. Наблюдаются у детей первых 6 месяцев жизни и вызваны недоразвитием пищевого сфинктера-клапана, препятствующего обратному забросу содержимого желудка в пищевод.

Срыгивания не являются показанием для прекращения грудного вскармливания и в большинстве случаев проходят самостоятельно.

На что следует обратить внимание, если у ребенка имеются упорные срыгивания, выраженный метеоризм, неустойчивый стул ( от частого разжиженного до не ежедневного). Во первых необходимо проанализировать характер вскармливания, режим и объем кормления. Если ребенок находится на грудном вскармливании, мама должна строго придерживаться режима и характера питания кормящей женщины, возможно, по рекомендации врача, на 2-4 недели исключить из своего рациона цельное коровье молоко. Можно оставить ферментированное молоко ( кисломолочная продукция ) до 200 мл в сутки. Кормить ребенка следует чаще небольшими порциями (при сохранении суточного объема молока) и соблюдая правильную технику кормления. Не перекармливать малыша. После кормления держать ребенка в позе «солдатика», пока не отойдет воздух.

Если ребенок на искусственном вскармливании, ввести в питание смесь с загустителем — линейка антирефлюксных смесей, содержащих например, рисовый крахмал, кукурузный крахмал, камедь бобов рожкового дерева. Поить водой не менее 100мл в сутки. Использовать ветрогонные средства на основе фенхеля, ромашки, мяты, симетикон. Если эффект не наступает в течении недели, ваш педиатр подберет вам смесь с частично гидролизованным Белком коровьего молока или полным гидролизатом.

Детские гастроэнтерологи всего мира едины во мнении, что основная причина функциональных нарушений пищеварения — это гастроинтестинальная форма пищевой непереносимости в первую очередь белка коровьего молока и других потенциальных аллергенов. Если мама, будучи склонна к аллергии, во время беременности использовала в питании безусловные аллергены (шоколад, цитрусовые, медовую продукцию, сладости, обилие выпечки и пр.), а папа ребенка имеет неблагополучный аллергоанамнез, риск развития у ребенка 1-ых месяцев жизни функциональных нарушений пищеварения в виде срыгиваний, колик, нарушения стула, возрастает многократно.

Таким образом, функциональное нарушение пищеварения у детей раннего возраста является не редкой и значимой проблемой , оказывающей   короткосрочное и долгосрочное влияние на состояние здоровья детей раннего возраста, а также влияет на качество жизни семьи. Оптимальная помощь при ФНП в раннем возрасте оказывается педиатром и начинается с обучения и поддержки родителей по вопросам ухода за малышом вместе с правильным подходом к питанию. Лекарственная терапия часто не является необходимой.

Грудное вскармливание всегда является наилучшим для детей раннего возраста, даже когда у них развивается ФНП. При отсутствии эффекта от лечения педиатра и при отклонениях в анализах, ребенок направляется на консультацию к гастроэнтерологу. Он решает вопрос о замене смеси на лечебную, и назначает по показаниям медикаментозное лечение.

Желаю здоровья вам и вашим малышам!

Функциональные заболевания желудочно-кишечного тракта | Biocodex Microbiota Institute

Синдром раздраженного кишечника (СРК) – наиболее распространенное ФЗ ЖКТ

ФЗ ЖКТ включают в себя набор симптомов, таких как СРК, запор, диарея, функциональное вздутие живота и неспецифические ФЗ ЖКТ.

СРК страдают 10 % населения, он отличается от других ФЗ ЖКТ болью в животе, вызванной запором, диареей или их чередованием. У пациентов с СРК часто наблюдается вздутие живота и более высокий уровень стресса, чем у общей совокупности населения.

ФЗ ЖКТ у детей

У младенцев ФЗ ЖКТ относятся к числу наиболее распространенных причин для посещения врача. Эти нарушения включают в себя детскую колику со срыгиванием и запорами, СРК и другие менее изученные функциональные расстройства. Боль в животе, вздутие живота, диарея и запор обычно вызваны ФЗ ЖКТ и могут иметь серьезные последствия для образа жизни ребенка. Стресс и беспокойство также могут способствовать появлению или продлевать определенные симптомы заболевания, особенно боль в животе.

Нарушение связи между кишечником и головным мозгом

Причины возникновения СРК до сих пор не выяснены. Риск развития СРК увеличивается в пять раз, когда бактериальная инфекция вызывает острую диарею. Было высказано предположение, что это может быть связано с нарушением связи между головным мозгом и кишечником в сочетании с дисбалансом кишечной флоры. В большинстве случаев наблюдается снижение разнообразия среди видов бактерий, которые составляют кишечную микробиоту, при этом количество положительных бактерий уменьшается, а количество вредных бактерий увеличивается. Эта дисфункция вызывает проблемы с моторикой кишечника: замедляется продвижение содержимого по кишечнику, изменяется кишечный барьер и развивается воспаление. Нарушение также приводит к повышению чувствительности слизистой оболочки, что делает болезненными такие обычные явления, как движение газа в кишечнике.

Многообещающие данные о пробиотиках

У взрослых помимо контролируемой диеты варианты лечения включают спазмолитические, слабительные и противодиарейные препараты. Для лечения детей предпочтительно применять методы релаксации и гипноза, которые могут облегчить боль. Иногда назначают также спазмолитические препараты. В отношении изменения состава микробиоты в настоящее время имеются многообещающие данные о пробиотиках, особенно бифидобактериях и лактобациллах, а также данные о трансплантации фекальной микробиоты. Однако для подтверждения каждого из этих вариантов лечения еще необходимо провести крупномасштабные клинические испытания.

Функциональные нарушения органов пищеварения у детей. Принципы диагностики и лечения (в свете Римских критериев IV)

Функциональные нарушения органов пищеварения у детей. Принципы диагностики и лечения (в свете Римских критериев IV)

Для каталогаБельмер, С. В. Функциональные нарушения органов пищеварения у детей. Принципы диагностики и лечения (в свете Римских критериев IV) / Бельмер С. В. — Москва : ГЭОТАР-Медиа, 2018. — 160 с. (Серия «Библиотека врача-специалиста») — ISBN 978-5-9704-4313-2. — Текст : электронный // URL : https://www.rosmedlib.ru/book/ISBN9785970443132.html (дата обращения: 21.10.2021). — Режим доступа : по подписке.

АвторыБельмер С.В.

ИздательствоГЭОТАР-Медиа

Год издания2018

ПрототипЭлектронное издание на основе: Функциональные нарушения органов пищеварения у детей. Принципы диагностики и лечения (в свете Римских критериев IV) / С. В. Бельмер, А. И. Хавкин, Д. В. Печкуров. — М. : ГЭОТАР-Медиа, 2018. — 160 с. : ил. — (Серия «Библиотека врача-специалиста»). — ISBN 978-5-9704-4313-2.

АннотацияПроблема функциональных расстройств органов пищеварения является актуальной темой для педиатров и гастроэнтерологов в связи с их значительной распространенностью. Настоящая книга посвящена вопросам этиологии, патогенеза, клиническим проявлениям, диагностике и лечению данной категории заболеваний у детей. Болезни рассмотрены в свете современной классификации (Римские критерии IV и Международная классификация болезней). Лечение обсуждается с учетом современных воззрений на патогенез (биопсихосоциальная модель) и актуальных возможностей медикаментозной терапии. Издание адресовано широкому кругу педиатров, гастроэнтерологов, а также будет интересно студентам, интернам и ординаторам педиатрических вузов.

Загружено 2017-11-28 02:37:09

Функциональные гастроинтестинальные расстройства > Клинические протоколы МЗ РК

 
1. Менеджмент СРК, вариант с преобладанием запора [20-23].
Назначение водорастворимой клетчатки в качестве первой линии в лечении запоров как наиболее доступного, недорого препарата с хорошим профилем переносимости, позволяет облегчить симптомы. В то время как осмотические слабительные, полиэтиленгликоль нормализуют частоту стула и консистенцию, но не влияют на абдоминальную боль или вздутие.
Фармакотерапия СРК-З проводится с учетом тяжести клинических проявлений, локальных особенностей и предпочтений пациента. К препаратам с широкой направленностью действия относят линаклотид и любипростон. Линаклотид – агонист гуанилатциклазы С, увеличивающий продукцию циклической гуанозин-монофосфотазы, что приводит к уменьшению запора посредством увеличения секреции воды, ускорения кишечного транзита; а также подавлению абдоминальной боли за счет уменьшения висцеральной гиперчувствительности. Несмотря на высокую эффективность линаклотида при СРК-З, применять препарат желательно после неудачи терапии растворимой клетчаткой или слабительными [23].
Другим препаратом, направленным на увеличение секреции жидкости является активатор хлорных каналов, любипростон, показавший положительный эффект на симптомы СРК-З, включая вздутие, нормализацию моторики кишечника, абдоминальные боли и выраженность запора.
Наличие боли при СРК является показанием к назначению спазмолитиков, включая антихолинергические препараты и блокаторы кальциевых каналов (таблица 12) [23,33]. Эффективность спазмолитиков можно увеличить, комбинируя их с симетиконом. Так, комбинация алверин/симетикон показала эффективность в отношении купирования абдоминальной боли, а также улучшила профиль переносимости алверина [37].
На коррекцию восприятия боли, моторики кишечника, а также психо-эмоциональной сферы при СРК-З направлены селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и нейролептики ввиду их прокинетического эффекта (таблица 17) [41]
Другим препаратом с выраженным прокинетическим действием является прукалоприд (агонист 5-НТ4 рецепторов), демонстрирующий эффективность в отношении лечении запоров, в том числе, хронических идиопатических.  
Таким образом, при минимальной выраженности запоров при инициации терапии модифицируется образ жизни, даются рекомендации по диете, приему водорастворимой клетчатки. Умеренная выраженность симптомов требует назначения осмотических слабительных, любипростона. При выраженном запоре могут быть рекомендованы линаклотид, стимулирующие слабительные, прукалоприд (таблицы 13-17).

2. Менеджмент СРК, варианта с преобладанием диареи [20-23]. Назначение водорастворимой клетчатки, имеющей свойства связывания воды и гелеобразования является оправданным при диарейном синдроме. Также на уменьшение выраженности симптомов при СРК-Д влияет назначение диеты с низким содержанием ферментируемых олигосахаридов, дисахаридов, моносахаридов и полиолов (т.н FODMAP).
Фармакотерапия СРК-Д. Всем пациентам с жалобами на болевой и диарейный синдромы, выбор препаратов должен быть основан на тяжести клинических проявлений. Лоперамид, агонист μ-опиоидных рецепторов, показан при диарее, поскольку уменьшает перистальтику, удлиняет время желудочно-кишечного транзита, уменьшает секрецию жидкости в просвет кишечника. Элуксадолин – агонист μ- и κ-oпиоидных рецепторов и антагонист δ-oпиоидных рецепторов, с периферическим механизмом действия на кишечник и минимальной биодоступностью. Препарат уменьшает висцеральную гиперчувствительность, без вмешательства в моторику кишечника, таким образом, не вызывает запоров. Данный препарат одобрен EMA, United States Food and Drug Administration (FDA) и Нealth Canada.
В патогенезе развития диареи при СРК немалая роль отводится нарушению абсорбции солей желчных кислот. В связи с чем, в терапии СРК-Д также могут быть эффективны секвестранты желчных кислот (холестирамин). 
Серотонин (5-гидрокситриптамин (5-HT)) – один из важных нейротрансмиттеров кишечника, влияющий на перистальтику и секрецию. Агонист 5-HT3 рецепторов, ондансетрон, замедляет кишечный транзит, в связи с чем показан при минимальной и умеренной СРК-Д.
В последние годы доказана роль кишечной микробиоты и антибиотиков в развитии СРК. Синдром избыточного бактериального роста, ассоциирован с СРК в-целом, и СРК-Д, в частности. Рифаксимин – антимикробный агент с минимальной абсорбцией и широким спектром действия, таргетно работающий в ЖКТ, с низким риском развития антибиотико-резистентности. Двухнедельный курс терапии рифаксимином нормализует профиль глобальных симптомов СРК, а также уменьшает диарею, абдоминальную боль, вздутие. Препарат подходит для долгосрочной терапии или необходимости повторения курса.
Широко применяемые спазмолитики и антидепрессанты/нейролептики купируют болевой синдром. Трициклические антидепрессанты удлиняют время кишечного транзита, потому являются более предпочтительными при СРК-Д (таблицы с 13 по 19), однако, дозы, предписываемые пациентам с СРК ниже дозировок, рекомендуемых в психиатрической практике (25-75 мг/день в сравнении с 200-300 мг/день) [41].

3. Менеджмент смешанного варианта СРК. Поскольку при смешанном варианте СРК пациенты отмечают и явления диареи и запора, тактика ведения должны быть адаптирована к текущему профилю. Рекомендуется принимать во внимание симптомы, беспокоящие в настоящее время и индивидуальные характеристики пациента, а также быть готовыми оценить ответ на предыдущую терапию.  Пациентам с привычным приемом слабительных или антидиарейных препаратов в ряде случаев целесообразно отменить данный вид терапии с целью нормализации времени кишечного транзита.
Возможны диетические рекомендации, включая диету с низким содержанием FODMAP, при жалобах на диарею и вздутие.

Лечение метеоризма. Несмотря на отсутствие в настоящее препаратов, прицельно воздействующих на данный симптом, новые терапевтические разработки для лечения различных типов СРК, демонстрируют эффективность в отношении купирования вздутия, метеоризма. К таким препаратам можно отнести любипростон и линаклотид (СРК-З), а также рифаксимин и элуксадолин (СРК-Д). Кроме того, доказана эффективность диеты с низким содержанием FODMAP или диеты, рекомендованной National Institute of Health and Care Excellence (NICE).
Назначение пробиотиков, в среднем, около 4 недель, позволяет уменьшить вздутие, метеоризма [38], а также улучшает общие симптомы СРК [39]. Существуют некоторые противоречия в отношении выбора штаммов, поскольку применение препаратов с комбинацией штаммов, с одной стороны создаёт возможность синергического действия; с другой стороны, потенциальное конкурентное воздействие нескольких штаммов ведет к развитию нежелательных явлений [39]. Выбор дозы, как правило, зависит от выраженности симптомов, поскольку сравнение низкодозных и высокодозных режимов не показало существенной разницы в отношении купирования симптомов СРК. [40], таблица 16.
 
Таблица 13. Принципы фармакотерапии при различных типах СРК

Что такое FGID? | UNC Центр функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта и моторики

Дополнительную информацию о FGID см .:

Функциональные желудочно-кишечные расстройства (FGID) могут поражать любую часть желудочно-кишечного тракта, включая пищевод, желудок и кишечник. Это расстройства функции (как работает желудочно-кишечный тракт), а не структурные или биохимические аномалии. В результате рентген, анализы крови и эндоскопия могут показать практически нормальные результаты. FGID также не являются психическими расстройствами, хотя стресс и психологические трудности могут усугубить симптомы FGID.

Примерно 25 миллионов американцев страдают функциональным расстройством желудочно-кишечного тракта. FGID составляют 40% практики гастроэнтеролога. 50-80% людей с функциональным расстройством желудочно-кишечного тракта не обращаются к врачам, хотя они могут принимать лекарства, отпускаемые без рецепта, и сообщать о значительно более высоких показателях прогулов на работе или в школе и инвалидности.

Наиболее распространенными FGID являются Синдром раздраженного кишечника (СРК), который представляет собой измененную консистенцию кишечника в сочетании с болью в животе, которая обычно облегчается при дефекации, и Функциональная диспепсия — симптомы, подобные язве, с болью в верхних отделах ЖКТ и чувство несварения желудка или симптомы легкого дискомфорта с ощущением полноты и, возможно, тошнота вскоре после еды.

Есть три основных признака FGID — моторика, ощущения и дисфункция кишечника и мозга:

  • Подвижность — мышечная активность желудочно-кишечного тракта. Нормальная моторика (например, перистальтика) — это упорядоченная последовательность мышечных сокращений сверху вниз. При FGID подвижность ненормальна — могут быть мышечные спазмы, которые могут вызвать боль, и сокращения могут быть очень быстрыми (быстрая подвижность — диарея) или очень медленными (медленная подвижность — запор).
  • Ощущение — это то, как нервы желудочно-кишечного тракта реагируют на раздражители (например, переваривание пищи). При FGID нервы иногда настолько чувствительны, что даже нормальные сокращения могут вызывать боль или дискомфорт.
  • Дисфункция головного мозга и кишечника связана с дисгармонией в способах взаимодействия мозга и желудочно-кишечного тракта. При использовании FGID регуляторный канал между мозгом и функцией кишечника может быть нарушен, что может привести к усилению боли и затруднениям с кишечником, которые могут усугубляться стрессом.

Внимание к FGID возрастает, что отражается в растущей поддержке исследований в этой области. Центр функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта и моторики UNC участвует в нескольких исследовательских проектах, финансируемых Национальными институтами здравоохранения (NIH) и фармацевтическими компаниями. Исследования сосредоточены на понимании механизмов, которые могут вызывать эту группу расстройств, вариантах лечения для улучшения симптомов и понимании сложности симптомов. Публикация результатов этих исследований в рецензируемых научных журналах помогает информировать других врачей об этой быстро расширяющейся области.

Текущее состояние знаний о FGID

Из работ врачей и историков можно с уверенностью предположить, что FGID существовали на протяжении всей истории. Но отсутствие идентифицируемой причины не позволило отнести их к категории болезней и, возможно, сделало их диагностику и лечение «второстепенными» в медицинской школе, ординатуре и исследованиях. До середины века, когда начались систематические исследования, поступали лишь единичные сообщения об этих расстройствах. Научное внимание к пониманию и уходу за пациентами с FGID развилось только в течение последних 20 лет и с тех пор неуклонно росло.Частично причина этого растущего интереса связана с тем, что симптомы рассматриваются как синдром с вариантами лечения, а также с использованием новых исследовательских методов в физиологии желудочно-кишечного тракта.

По-прежнему необходимы дополнительные исследования в отношении патофизиологии, классификации и лечения FGID с учетом их воздействия на здоровье. Но исследование психосоциальных аспектов FGID привело к трем общим наблюдениям:

  1. Психологический стресс усугубляет симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта. — Развитие теории предполагает, что хронические симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта возникают в результате сочетания двигательной, сенсорной и центральной нервной системы (ЦНС) кишечника.Механизм этих ассоциаций связан с существованием двунаправленных путей между центральной и кишечной нервными системами, так называемой оси «мозг-кишечник». Эти двунаправленные пути обеспечивают связь между ощущениями в кишечнике и двигательной функцией кишечника. Внешние факторы стресса и когнитивная информация (эмоции, мысли) благодаря своим нейронным связям с мозгом способны влиять на ощущения, моторику и секрецию желудочно-кишечного тракта. И наоборот, не только мозг влияет на кишечник, но и активность кишечника влияет на центральное восприятие боли, настроение и поведение.
  2. Психосоциальные расстройства усиливают переживание болезни и отрицательно влияют на состояние здоровья — Пациенты с FGID могут испытывать более серьезные психологические трудности, чем здоровые субъекты исследования или другие пациенты. Например, исследование показало, что люди с СРК, которые не консультируются с врачом, психологически похожи на здоровых (не страдающих СРК) испытуемых. Это показывает, что СРК не является психическим расстройством; вместо этого он показывает, что психосоциальные факторы влияют на индивидуальный опыт / восприятие болезни и результаты для здоровья, включая практику консультации с врачом.
  3. Наличие функционального расстройства желудочно-кишечного тракта ухудшает качество жизни — Любое хроническое заболевание, включая СРК, влияет на качество жизни человека, связанное со здоровьем (то есть на его общее самочувствие, способность выполнять повседневные действия, беспокойство по поводу болезни, удовлетворенность медицинским обслуживанием). Изучение клинических и психосоциальных результатов, включая качество жизни, все еще является относительно новым в области гастроэнтерологии.

Функциональные желудочно-кишечные расстройства | NewYork-Presbyterian

У людей с функциональными желудочно-кишечными расстройствами (FGID) пищеварительный тракт выглядит нормально, но может не работать должным образом.Вы можете испытывать различные симптомы, от тошноты, рвоты и отрыжки до боли, вздутия живота, запора и диареи. В NewYork-Presbyterian мы понимаем, насколько эти расстройства, такие как диспепсия и синдром раздраженного кишечника, могут ухудшить качество вашей жизни. Мы предлагаем полный спектр тестов, необходимых для оценки функции вашего пищеварительного тракта. Вооружившись результатами, мы можем собрать команду экспертов, которые помогут вам почувствовать себя лучше.

Комплексное обследование пищеварительной системы

Часто функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта могут быть диагностированы врачом, просто внимательно выслушавшим вашу историю.В других случаях они могут объяснить необходимость проведения дополнительных анализов, чтобы исключить другие причины или дополнительно уточнить функцию вашего кишечника. Эти тесты могут включать:

  • Осмотр
  • Анализы крови и мочи
  • Осмотр табурета
  • Колоноскопия (введение гибкого эндоскопа для исследования внутренней части толстой кишки)
  • Верхняя эндоскопия (введение гибкого эндоскопа для осмотра пищевода, желудка и тонкой кишки)
  • Визуализирующие обследования органов брюшной полости, такие как рентген и ультразвук
  • Дыхательные пробы на мальабсорбцию или избыточный бактериальный рост
  • Специальные тесты на моторику различных отделов желудочно-кишечного тракта

Лечение функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта

Как только мы узнаем причину ваших симптомов, мы разработаем план лечения, который поможет вам чувствовать себя более комфортно.

  • Консультации по питанию. Зарегистрированный диетолог будет работать с вами, чтобы составить диету, содержащую продукты, которые могут помочь вам чувствовать себя лучше, и расскажет о любых продуктах, которых следует избегать.
  • Лекарства. Некоторые функциональные проблемы с желудочно-кишечным трактом можно лечить с помощью лекарств, которые снижают выработку кислоты, облегчают кишечные спазмы, регулируют моторику пищеварительного тракта или снимают боль на нервном уровне. Наши врачи подберут вам лекарство, наиболее подходящее для вашего лечения.
  • Управление стрессом. Стресс ухудшает многие пищеварительные симптомы. NewYork-Presbyterian предлагает услуги по управлению стрессом и оптимизации образа жизни в рамках нашей программы «Интегрированное здоровье и благополучие». Наши методы лечения могут способствовать расслаблению, уменьшению стресса и беспокойства и облегчению ваших симптомов.

Функциональные расстройства кишечника (FBD) Система здравоохранения Мичиганского университета

Функциональные расстройства кишечника (или FBD) — это термин, который описывает проблему с функционированием или работой вашего желудка и кишечника.Синдром раздраженного кишечника и функциональная диспепсия — это функциональные расстройства кишечника. Все органы в норме, но все же есть признаки того, что что-то не так. Симптомы со стороны верхних отделов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) включают тошноту, чувство вздутия живота и боль в желудке. Симптомы нижних отделов желудочно-кишечного тракта включают запор, диарею и боль в желудке. Вашему врачу может быть сложно диагностировать FBD, поскольку симптомы различаются. Ваш врач также захочет проверить, не вызывают ли ваши симптомы другие факторы.

Функциональные расстройства кишечника очень распространены.Тем не менее, многие люди не обращаются за советом, потому что не знают, куда обратиться за помощью. Они также могут бояться или стыдиться говорить о своих проблемах. Имейте в виду, что вы не одиноки . У миллионов людей есть тип FBD. В клинике функциональных расстройств кишечника мы готовы помочь, когда ваши симптомы мешают вам заниматься обычной повседневной деятельностью. Позвольте нашей команде показать, как их заботливые и экспертные знания могут помочь в разработке плана, который подходит для и !

Два распространенных типа FBD включают синдром раздраженного кишечника (IBS) и функциональную диспепсию (FD).Щелкните ссылку ниже или посетите нашу страницу Полезных веб-сайтов , чтобы узнать больше:

Синдром раздраженного кишечника (СРК) описывает группу симптомов, которые включают боль внизу живота, которая может исчезнуть после дефекации. Это также может включать вздутие живота, запор и / или диарею. Хотя больше женщин страдают СРК, мужчины тоже могут иметь это заболевание. По оценкам, около 20% американцев страдают СРК. СРК нельзя диагностировать с помощью рентгена или анализа крови. Он основан на симптомах, о которых человек сообщает своему врачу после исключения других причин.

Функциональная диспепсия (ФД) — это состояние, которое может включать боль над пупком, вздутие живота и тошноту (часто без рвоты). Это заболевание также называют «неязвенной диспепсией» или «нервным желудком». Человек с ФД может также чувствовать переполнение желудка, что мешает ему есть нормальную еду. Вы также можете испытывать боль и / или вздутие живота в течение многих часов после еды. В отличие от IBS, боль не проходит после посещения туалета. Некоторые врачи считают, что ФД возникает, когда пища слишком долго находится в желудке или когда мышцы верхнего отдела ЖКТ не работают должным образом.На самом деле нам неясно, какова точная причина.

Опять же, ваш врач захочет убедиться, что другая проблема не вызывает ваших симптомов. Хотя нет лекарств от СРК или функциональной диспепсии, они не станут причиной смерти и не превратятся в нечто худшее, например, рак. Большинство людей могут научиться контролировать свои симптомы, уменьшая стресс, меняя диету, а иногда и принимая лекарства. Жизнь с этими проблемами может быть очень стрессовой для вас и вашей семьи, и команда из Программы функциональных расстройств кишечника Мичиганского университета готова помочь вам восстановить контроль над своей жизнью.

Патофизиология функциональных желудочно-кишечных расстройств: целостный обзор — FullText — болезни пищеварения 2017, Vol. 35, Прил. 1

Абстрактные

Предпосылки и резюме: Традиционно функциональные желудочно-кишечные расстройства (FGID), включая функциональную диспепсию или синдром раздраженного кишечника (IBS), определяются более или менее специфическими симптомами и отсутствием структурных или биохимических аномалий, вызывающих эти симптомы.Эта концепция сейчас считается устаревшей; Если применяются соответствующие тесты, у многих пациентов могут быть обнаружены структурные или биохимические отклонения, которые объясняют или вызывают симптомы. Еще одна особенность FGID — это широко распространенные сопутствующие психические заболевания, такие как депрессия и тревога. Подразумевается, что расстройства настроения «вызывают» желудочно-кишечные симптомы. Фактически, эпидемиологические данные в настоящее время предоставляют убедительные доказательства того, что в некоторых случаях сначала возникают желудочно-кишечные симптомы (ЖКТ), а позже — аффективные расстройства, тогда как у других пациентов, по-видимому, происходит обратное.Были идентифицированы возможные механизмы дисфункции кишечника и мозга, при этом минимальное системное воспаление является причинным фактором, по крайней мере, у некоторых субъектов. Другие механизмы, которые играют роль в FGID, включают хронические инфекции, кишечную микробиоту, слабое воспаление слизистой оболочки, включая повышение эозинофилов, системную иммунную активацию, изменение кишечной проницаемости, при преобладающем диарее СРК, измененный метаболизм желчных солей, аномалии метаболизма серотонина и генетические изменения. факторы. Все эти факторы могут изменяться факторами окружающей среды, такими как диета. Ключевые сообщения: Хотя ряд факторов может быть связан с конкретными симптомами (например, боль или диарея), очевидно, что категоризация пациентов на основе симптомов не позволяет проводить целенаправленное лечение, которое конкретно направлено на лежащую в основе патофизиологию.

© 2018 Автор (ы) Опубликовано S. Karger AG, Базель


Введение

Функциональные желудочно-кишечные расстройства (FGID), такие как функциональная диспепсия (FD) или синдром раздраженного кишечника (IBS), характеризуются хроническими или повторяющимися абдоминальными симптомами боли [1], а в случае IBS, связанными с облегчением или обострение из-за дефекации, или изменение привычки кишечника [2].С тех пор, как Римские критерии были впервые введены в 1994 г. [3], был достигнут значительный прогресс. Когда были установлены римские критерии, диагноз FGID по существу указывал на отсутствие «биологической» причины симптомов. Таким образом, Римские критерии были первоначально разработаны для обеспечения руководства путем постановки диагноза (идентификации) пациентов с FGID и классификации пациентов без «структурной» причины симптомов. Впоследствии Римские критерии сформировали проведение клинических испытаний, в частности, путем определения критериев включения и исключения [4].Начав два десятилетия назад Римский процесс [3], эта область постепенно продвинулась вперед. Осведомленность о FGID возросла, и был достигнут значительный прогресс в их эпидемиологии и патофизиологии. Однако это контрастирует с очень ограниченным прогрессом, достигнутым в отношении эффективности лечения. Хотя римские критерии могли быть исключительно ценными при формировании определений и распознавании FGID, отсутствие включения маркеров для основных патофизиологических механизмов или маркеров ответа в систему категоризации, эффективность лечения не улучшилась.

Патофизиологические концепции в FGID

На протяжении десятилетий исследования в области FGID были направлены на изучение основных механизмов заболевания, сосредоточенных на изменениях моторики желудочно-кишечного тракта [5] и висцеральной сенсорной функции [6]. Однако, несмотря на то, что изменения как моторных, так и сенсорных функций, вероятно, имеют отношение к проявлению симптомов у некоторых пациентов, в большинстве случаев они могут просто представлять собой маркеры основных нарушений [7]. Несмотря на то, что были опробованы многие захватывающие терапевтические подходы, не уделяется внимания уходу за пациентами.В конечном счете, большинство новых методов лечения не увенчались успехом, поскольку преимущество над плацебо было незначительным и / или ограничивалось очень небольшими подгруппами.

В последние годы был исследован ряд механизмов. К ним относятся нарушения оси кишечник-мозг, влияние диеты, генетические факторы, инфекции и нарушения кишечной микробиоты, слабое воспаление слизистой оболочки, активация иммунной системы, изменение кишечной проницаемости, нарушение метаболизма желчных солей или аномалии 5-гидрокситриптамина (5 -HT) метаболизм.Кроме того, очевидно, что факторы окружающей среды также играют роль. Недавно наблюдалась поразительная обратная зависимость между распространенностью симптомов и валовым внутренним продуктом в соответствующих европейских странах (рис. 1) [8].

Рис. 1.

Корреляция между валовым внутренним продуктом (долл. США) на душу населения и распространенностью симптомов со стороны верхних отделов брюшной полости у населения ( r = –0,58, p = 0,004). Набор данных включал 23 164 человека из населения [8]. Размер маркеров отражает относительный размер выборки (воспроизведение с разрешения).

Взаимодействие кишечника и мозга

Коморбидные тревожные и депрессивные расстройства широко распространены у пациентов с FGID и выборок субъектов с симптомами FGID [9, 10], и эти ассоциации не объясняются только обращением за медицинской помощью. Таким образом, было высказано предположение, что повышенная распространенность сопутствующих психических заболеваний у пациентов с FGID отражает тот факт, что FGID может быть первичным проявлением дисфункции головного мозга [11] или даже первичной соматизацией [12], когда мозг управляет кишечными проявлениями.Связь, однако, более сложная. Эпидемиологические данные трех проспективных исследований [13-15] показывают, что по крайней мере в половине случаев сначала возникают желудочно-кишечные симптомы, а позже возникают эпизодические расстройства настроения. В других исследованиях подчеркивается роль (кишечного) воспаления и цитокинового ответа [16], а также кишечного микробиома [17] в побуждении такого кишечника к изменениям мозга. Если эти результаты верны, обращение вспять дисфункции желудочно-кишечного тракта, которое достижимо, поскольку кишечник более доступен, чем мозг, может позволить нацелить и потенциально вылечить не только FGID, но и сопутствующие расстройства настроения.

Роль диеты

В клинических условиях многие пациенты с FGID сообщают о связи между приемом определенных продуктов питания и симптомами. Интересно, что они не воспроизводятся, когда повторное заражение провокационной пищей происходит двойным слепым способом [18]. Однако диета может изменить микробиом желудочно-кишечного тракта, и это может быть важным фактором для появления симптомов FGID [19]. Было обнаружено, что ферментируемые олиго-, моно- и дисахариды и полиолы (FODMAP), которые присутствуют в косточковых фруктах, бобовых, лактозосодержащих продуктах и ​​искусственных подсластителях, усугубляют симптомы в подгруппе пациентов из-за их ферментационного и осмотического воздействия. [20].Исследования с использованием магнитно-резонансной томографии подтверждают, что при введении FODMAP здоровым добровольцам происходит растяжение тонкой кишки из-за повышенного содержания воды в тонкой кишке [21]. Хотя это не вызывает симптомов у здоровых субъектов, у пациентов с FGID и измененной сенсорной функцией, FODMAP вызывают симптомы у части субъектов.

Еще одна интересная концепция — это чувствительность к глютену, отличная от целиакии. У некоторых пациентов с СРК и ФД без доказательств глютеновой болезни на основе серологических маркеров и гистологии наблюдается значительное улучшение симптомов после прекращения приема глютена из своего рациона.В многоцентровом двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании 140 пациентов с функциональными симптомами желудочно-кишечного тракта были рандомизированы на строгую трехнедельную безглютеновую диету (GFD) [22]. Респондентам, ответившим на GFD, предлагали продолжить диету, но им повторно вводили глютен или плацебо двойным слепым методом. Из тех, кто соответствовал критериям IBS, 55 (71,4%) ответили на GFD. Из них 53 затем вошли в фазу повторного заражения исследования, и 18 (34,0%) сообщили о симптоматическом рецидиве после приема глютена. Таким образом, глютен может вызывать симптомы у подгруппы пациентов без признаков целиакии.

Генетические факторы

В клинических условиях FGID часто группируются внутри семей. Сообщалось, что СРК агрегируется в семьях [23], и исследования СРК на близнецах показали более высокие показатели конкордантности у монозиготных близнецов, чем у дизиготных близнецов [24]. Это предполагает, что генетические факторы могут играть роль в FGID [25]. Следует отметить, что большинству исследований, проведенных до сих пор, препятствовали относительно небольшие размеры выборки, и в большинстве исследований генетической ассоциации выбранных генов-кандидатов в FGID участвовало менее 2000 пациентов, а структурные поражения (искажающие факторы) не всегда были должным образом исключены.Однако в FD во многих (но не во всех) исследованиях была обнаружена связь со специфическими генотипами субъединицы G-белка 825 [26-28]. В целом генотип CT менее вероятен при FD, в то время как TT и CC повышены. Совсем недавно было обнаружено, что мутация канала Na (v) 1.5 Na + , кодируемого SCN5A, связанная с врожденным синдромом удлиненного QT, связана с болью в животе [29]. Интересно, что этот ионный канал также обнаружен в интерстициальных клетках Кахаля и в круговых гладких мышцах желудочно-кишечного тракта человека.Пилотное исследование [30], в котором участвовали 49 пациентов с СРК с умеренной или сильной абдоминальной болью, продемонстрировало неверно воспринимаемую мутацию в SCN5A, что привело к потере функции этого канала у одного пациента. Этого не наблюдалось в ДНК 1500 здоровых людей. Последующее полногеномное ассоциативное исследование, проведенное у 584 пациентов с СРК и 1380 здоровых людей из контрольной группы [31], повторило это открытие. Однако эта мутация присутствует только примерно у 2% людей с СРК. Лечение антиаритмического препарата мексилетин одного человека с СРК-З привело к нормализации кишечных привычек.Это, по-видимому, первая мутация, связанная с СРК, и она предоставляет убедительные доказательства того, что гены, хотя и редко, могут напрямую вызывать симптомы СРК.

Другие исследования были сосредоточены на генах, связанных с иммунной регуляцией и функцией эпителиального барьера [32], передачей сигналов 5-HT [33, 34], каннабиноидными рецепторами [35] и синтезом желчных кислот (BA) [36, 37], с различные результаты. Крупнейшее на сегодняшний день общегеномное ассоциативное исследование СРК включало всего около 5 500 человек [38], что по сравнению с 30-40 000 в некоторых когортах с воспалительными заболеваниями кишечника [39, 40] ограничивает возможность сделать твердые выводы.

Доказательства роли инфекций в FGID

Хорошо известно, что острые кишечные инфекции часто предшествуют началу СРК (преимущественно СРК-Д) или других функциональных расстройств ЖКТ [41, 42]. В исследованиях на животных с химически индуцированным воспалением толстой кишки тяжесть воспаления связана с тяжестью последующей висцеральной гиперчувствительности, которая может быть основным механизмом развития симптомов [43]. Данные Walker et al.[44]. В их исследовании опросники по симптомам желудочно-кишечного тракта были применены к случайной выборке из 745 человек. Субъекты были классифицированы как страдающие СРК в соответствии с критериями Рима III, и было проведено гистопатологическое исследование образцов биопсии толстой кишки. Это продемонстрировало, что у 17 человек был спирохетоз толстой кишки, 6 из которых соответствовали критериям СРК, со значительным отношением шансов для СРК среди пациентов со спирохатозом 3,6 по сравнению с лицами без него. Биопсия пациентов со спирохетозом толстой кишки показала увеличение эозинофилов и лимфоидных фолликулов.

Более свежие данные нашей группы предполагают, что плотность бактерий, колонизирующих слизистую желудочно-кишечного тракта (рис. 2), играет ключевую роль в выраженности симптомов, связанных с приемом пищи у пациентов с БФ, и тесно связана с ухудшением качества жизни [ 45].

Рис. 2.

Бактериальная нагрузка слизистой двенадцатиперстной кишки связана с симптомами функциональной диспепсии (ФД). a Сообщаемое качество жизни (QoL; индекс непеанской диспепсии) у пациентов с ФД отрицательно коррелировало с бактериальной нагрузкой ( r = –0.8, p = 0,01). b Общие симптомы, связанные с приемом пищи, о которых сообщали пациенты (общий балл за провокацию питательными веществами) после стандартизированного пробного завтрака, положительно коррелировали с бактериальной нагрузкой ( r = 0,8, p = 0,02). Бактериальную нагрузку оценивали с помощью количественной ПЦР и представляли как соотношение между копиями бактериальной рРНК 16S и генов β-актина человека. Корреляции оценивали с помощью корреляции Спирмена (r) [45] (воспроизведение с разрешения).

В то время как вышеупомянутое исследование было сосредоточено на микробиоме слизистой оболочки (бактерии, постоянно колонизирующие слизистую оболочку кишечника), во многих других исследованиях изучалась связь между микробиомом стула и симптомами.В исследовании «случай-контроль» с участием 14 пациентов с СРК-З и 12 здоровых людей соответствующего пола анализ фекальной микробиоты выявил значительно меньшее количество лактат-продуцирующих, потребляющих лактат и потребляющих водород бактерий [46]. После оценки ферментации крахмала in vitro микробиота пациентов с СРК продуцировала больше сульфидов и водорода и меньше бутирата, чем у здоровых людей из контрольной группы. В другом исследовании оценивалась кишечная ферментация у 114 пациентов с СРК, определенных в Риме III, и у 33 здоровых людей из контрольной группы с использованием внутрипросветного pH, измеренного с помощью беспроводной капсулы подвижности, и уровней короткоцепочечных жирных кислот в стуле [47].PH толстой, но не тонкой кишки был значительно ниже среди пациентов с СРК по сравнению с контрольной группой, что свидетельствует о более высоком уровне ферментации толстой кишки при СРК. Однако уровни короткоцепочечных жирных кислот были значительно снижены только у лиц с СРК-З. Другие сообщили, что дисбактериоз может приводить к избыточной выработке метана [48], что может замедлять прохождение через толстую кишку и может способствовать запору при СРК.

Колонизация тонкой кишки ферментирующими бактериями, как при избыточном бактериальном росте тонкой кишки (SIBO), также была предложена в качестве патофизиологического механизма при FGID [49].Исследователи из США продемонстрировали преобладание предполагаемого СИБР у людей с симптомами, указывающими на СРК, почти на 80%, используя дыхательный тест с водородом лактулозы [50]. Однако другие исследователи не воспроизвели эти результаты [51], несмотря на использование аналогичной методологии. Кроме того, прямая аспирация и посев секрета тощей кишки считается золотым стандартом для диагностики SIBO, и исследование, в котором использовался этот подход, не выявило какого-либо увеличения распространенности SIBO среди пациентов с IBS по сравнению со здоровым контролем, но есть было значительное увеличение бактериальной нагрузки при СРК [52].

Исследователи впоследствии лечили пациентов с СРК антибиотиком рифаксимином, и в небольшом плацебо-контролируемом исследовании улучшились как общие симптомы, так и вздутие живота [53]. В 2 крупных последующих рандомизированных плацебо-контролируемых исследованиях фазы III [54] у субъектов, не страдающих СРК, были зарегистрированы значительно более высокие показатели адекватного купирования общих симптомов СРК и вздутия живота среди тех, кто рандомизирован для приема рифаксимина, хотя преимущество по сравнению с плацебо было умеренным. (Улучшение на 8–11%), и ни один из испытуемых не прошел дыхательный тест для подтверждения наличия SIBO.Хотя эти данные предполагают, что микробиота желудочно-кишечного тракта может играть роль в возникновении симптомов, относительно небольшая частота ответа указывает на участие множества других факторов или на то, что рифаксимин не может уничтожить ключевые организмы в большинстве случаев.

Интересно отметить, что существует связь между мозгом и проявлением симптомов после острой инфекции. Когда Wouters et al. [55] исследовали факторы риска постинфекционного СРК (ИП-СРК) в большой когорте субъектов, подвергшихся воздействию питьевой воды, загрязненной патогенами ЖКТ (например,g., norovirus, Giardia lamblia и Campylobacter jejuni ), риск развития симптомов, соответствующих FGID, был выше у субъектов с ранее существовавшим беспокойством, а также у более молодых людей. Авторы также наблюдали обратную связь между показателями тревожности и CD4-положительными Т-лимфоцитами, экспрессирующими интерлейкин (ИЛ) -2. Интересно, что аналогичные результаты были получены в когорте Millennium [56], изучающей лиц, находящихся на действительной военной службе. Беспокойство или депрессия на фоне острого гастроэнтерита увеличивают риск последующего PI-IBS.Это предполагает биологическую связь между психологическими факторами и восприимчивостью хозяина к инфекции. Действительно, в исследованиях на животных эффект химически индуцированного воспаления слизистой оболочки висцеральной сенсорной функции толстой кишки может быть усилен, если животные подвергаются воздействию стрессора [57]. Таким образом, эффекты воспаления слизистой оболочки, вероятно, модулируются факторами ЦНС, в то время как приведенные выше данные также предполагают, что воспаление кишечника изменяет функцию мозга.

Доказательства слабого воспаления слизистой оболочки, иммунной активации и изменения проницаемости кишечника в FGID

Многочисленные исследования [58] продемонстрировали, что слабое воспаление слизистой оболочки обнаруживается у некоторых лиц с СРК или ФБ [59] при соблюдении строгих критериев. применяются.У большинства пациентов причину установить невозможно. Однако возможно, что этому способствует еще нераспознанный инфекционный агент. Эта гипотеза подтверждается исследованиями, которые продемонстрировали более высокую распространенность симптомов, совместимых с СРК, у лиц, перенесших в анамнезе острую кишечную инфекцию, по сравнению с пациентами без такого воздействия [42, 60, 61]. Тот факт, что популяционные исследования демонстрируют связь между эозинофилией слизистых оболочек у пациентов с FGID и сопутствующим спирохетозом толстой кишки [44], также согласуется с концепцией инфекционного агента [62, 63].Помимо гистологических свидетельств воспаления слизистой оболочки, некоторые исследователи показали активацию иммунной системы у пациентов с СРК, что отражается в повышенных уровнях цитокинов в слизистой оболочке толстой кишки [64], а также в увеличении высвобождения провоспалительных цитокинов из изолированных PBMC. особенно у пациентов с IBS-D [16], а также у пациентов с FD [65]. Интересно, что высокие уровни этих цитокинов связаны с тревогой и депрессией [16, 66], связывая кишечник с измененной функцией мозга.

Отражают ли эти результаты подлинные патофизиологические механизмы или являются случайными ассоциациями, остается неясным. Напротив, супернатанты культивированных МКПК от пациентов с СРК-Д вызывают гиперчувствительность к механической стимуляции при воздействии на афферентные нервные окончания толстой кишки мышей [67]. Этот эффект может быть заблокирован инфликсимабом, антагонистом фактора некроза опухоли. Интересно, что супернатанты от пациентов с СРК-З не имели такого эффекта. Анализ супернатантов СРК-D продемонстрировал повышенные уровни цитокинов ИЛ-1β, ИЛ-10, фактора некроза опухоли-α и ИЛ-6 среди других, и уровни этих, по-видимому, коррелировали с частотой и тяжестью боли.

Причина этой измененной иммунной функции остается неясной, но одним из возможных объяснений является нарушение целостности эпителиального барьера слизистой оболочки ЖКТ. Было показано, что субъекты с PI-IBS имеют повышенную кишечную проницаемость, измеренную с использованием экскреции лактулозы и маннита с мочой, по сравнению с контрольной группой [68]. Более поздние исследования с участием пациентов с СРК без инфекционной этиологии показывают, что часть этих пациентов также имеет аномальные уровни кишечной проницаемости [69, 70], и в одном из этих исследований это увеличение проницаемости значительно коррелировало с тревогой и депрессией [70]. .

Доказательства роли нарушенного метаболизма БА

БА продуцируются в печени и попадают через желчный проток в двенадцатиперстную кишку. Более 95% БА реабсорбируются в терминальном отделе подвздошной кишки, а остальная часть проходит в толстую кишку и возвращается в гепатоциты через воротную вену, где они рециркулируются. Это приводит к стимуляции ядерного рецептора фарнезоида X в кишечном энтероците, что индуцирует транскрипцию фактора роста фибробластов-19, который, в свою очередь, отрицательно влияет на гепатоцит через рецептор фактора роста фибробластов-4, опосредованный через эндоплазматический ретикулум. резидентный белок klotho β, снижающий продукцию новых БА [71, 72].В течение многих лет были обнаружены нарушения метаболизма БА и нарушение функции кишечника, например, у пациентов с болезнью Крона терминальной подвздошной кишки с резекцией терминальной подвздошной кишки или без нее диарея вызывается попаданием БА в толстую кишку [73, 74]. Однако только в течение последнего десятилетия эта проблема была решена у пациентов с FGID. В поперечных исследованиях до 20% пациентов с СРК-Д могут иметь доказательства идиопатической диареи БА, основанные на сканировании удержания 23-селено 25-гомотаурохолевой кислоты [75, 76], и вмешательства с секвестрантами БА показали улучшение при СРК. симптомы [75].Однако это не обязательно доказывает, что нарушение всасывания БА является важным патофизиологическим фактором, поскольку быстрый транзит по тонкому кишечнику может привести к нарушению всасывания БА.

Доказательства роли аномалий в метаболизме 5-HT

Серотонин, или 5-HT, является важным нейротрансмиттером в головном мозге и кишечной нервной системе. Кишечные энтерохромаффинные клетки, которые функционируют как сенсорные преобразователи внутрипросветных стимулов, таких как давление, содержат 90% общих запасов 5-HT в организме [77, 78].После высвобождения 5-HT может активировать как внутренние, так и внешние первичные афферентные нейроны, является неотъемлемой частью моторики желудочно-кишечного тракта и влияет на передачу информации в центральную нервную систему. Повторное поглощение 5-HT энтероцитами происходит через переносчик серотонина, где он расщепляется до 5-гидроксииндолуксусной кислоты, тем самым ограничивая его действие. Терапевтические вмешательства, нацеленные на различные рецепторы 5-HT, были успешно протестированы при СРК, что еще раз подтвердило мнение о том, что 5-HT имеет отношение к возникновению симптомов при СРК, по крайней мере, у некоторых пациентов [79].

Некоторые из самых ранних наблюдений относительно предполагаемой роли метаболизма 5-HT в СРК были получены в исследованиях, в которых сообщалось о хроническом увеличении энтерохромаффинных клеток у лиц, у которых развился ИП-СРК, по сравнению с людьми, подвергшимися острой кишечной инфекции, но выздоровевшими [80] . Впоследствии исследование, в котором измеряли концентрацию 5-HT в плазме, обедненной тромбоцитами, продемонстрировало снижение высвобождения 5-HT у пациентов с IBS-C после стандартного приема пищи по сравнению с PI-IBS и здоровыми людьми, а также более высокий пик после приема пищи. 5-HT у PI-IBS, чем у IBS-C или у здоровых людей [81].Аналогичные результаты были получены другой группой исследователей в отношении СРК-Д, СРК-З и здоровых людей из контрольной группы [82]. В этом исследовании также сообщалось о нормальном соотношении 5-HIAA / 5-HT при IBS-C, но о сниженном соотношении при IBS-D, что позволяет предположить, что у пациентов с IBS-D может наблюдаться снижение повторного поглощения 5-HT, в то время как у пациентов с IBS- C нарушили высвобождение 5-HT. Совсем недавно поглощение 5-HT тромбоцитами было снижено у пациентов с СРК-Д, а также были снижены уровни мРНК переносчика серотонина в слизистой оболочке двенадцатиперстной кишки [83]. Последнее, по-видимому, связано с активацией иммунной системы двенадцатиперстной кишки, с увеличением количества IEL и тучных клеток и значительным увеличением высвобождения триптазы.Интересно, что в одном исследовании изменения метаболизма 5-HT у 154 пациентов с СРК не коррелировали с симптомами желудочно-кишечного тракта или настроением [84]. Однако технические вопросы предотвращения загрязнения в результате высвобождения 5-HT тромбоцитами в этих исследованиях по-прежнему вызывают озабоченность.

Выводы

Текущие данные не согласуются с единой всеобъемлющей моделью патофизиологического заболевания для всех FGID. Даже FGID с определенными симптомами (например, IBS-D) могут быть вызваны множеством различных причин. В идеальном мире диагностические тесты будут применяться для выявления соответствующих механизмов заболевания и терапевтических вмешательств, выбранных соответствующим образом.Хотя появились новые знания, они еще не нашли воплощения в более целенаправленных подходах. Однако есть области с быстрым прогрессом, такие как лечение, направленное на микробиом желудочно-кишечного тракта, что может привести к смене парадигмы в управлении FGID.

Заявление о раскрытии информации

Авторы не сообщают о конфликте интересов.

Список литературы

  1. Дроссман Д.А.: Функциональные желудочно-кишечные расстройства и процесс Рима III.Гастроэнтерология 2006; 130: 1377–1390.
  2. Пиментел М., Тэлли Нью-Джерси, Куигли Э.М., Хани А., Шарара А.И., Махачай В.: Международное восприятие IBS: обзор исследователей IBS в рамках глобальной многонациональной инициативы IBS. Гастроэнтерология 2013; 144: S203.
  3. Дроссман Д.А., Рихтер Дж., Талли Н.Дж., Томпсон В.Г., Корразиари Э., Уайтхед В.Е.: Функциональные желудочно-кишечные расстройства: диагностика, патофизиология и лечение.Бостон, Маленький Браун, 1994.
  4. Ирвин EJ, Tack J, Crowell MD, Gwee KA, Ke M, Schmulson MJ, Whitehead WE, Spiegel B: Дизайн испытаний лечения функциональных желудочно-кишечных расстройств. Гастроэнтерология 2016; 150: 1469–1480.e1.
  5. Салливан М.А., Коэн С., Снейп В.Дж.-младший: миоэлектрическая активность толстой кишки при синдроме раздраженного кишечника.Эффект от приема пищи и холинолитиков. N Engl J Med 1978; 298: 878–883.
  6. Ричи Дж .: Боль от растяжения тазовой кишки из-за надувания баллона при синдроме раздраженной толстой кишки. Gut 1973; 14: 125–132.
  7. Haag S, Senf W, Tagay S, Heuft G, Gerken G, Talley NJ, Holtmann G: Есть ли какая-либо связь между нарушенной висцеромоторной и сенсорной функцией желудочно-кишечного тракта и ухудшением качества жизни при функциональной диспепсии? Нейрогастроэнтерол Мотил 2010; 22: e262 – e279.
  8. Хааг С., Эндрюс Дж. М., Гапасин Дж., Геркен Дж., Келлер А., Хольтманн Дж. Дж.: Обзор населения 13 стран, посвященный симптомам верхних отделов желудочно-кишечного тракта: распространенность симптомов и социально-экономические факторы. Алимент Фармакол Тер 2011; 33: 722–729.
  9. Хеннингсен П., Циммерманн Т., Саттель Х: необъяснимые с медицинской точки зрения физические симптомы, тревога и депрессия: метааналитический обзор.Psychosom Med 2003; 65: 528–533.
  10. Патель П., Берцик П., Морган Д. Г., Болино С., Пинтос-Санчес М. И., Моайеди П., Форд А. С. Синдром раздраженного кишечника у 840 пациентов значительно связан с соматизацией, которая может вызывать вздутие живота. Алимент Pharmacol Ther 2015; 41: 449–458.
  11. Танака Ю., Канадзава М., Фукудо С., Дроссман Д.А.: Биопсихосоциальная модель синдрома раздраженного кишечника.J Neurogastroenterol Motil 2011; 17: 131–139.
  12. Wessely S, Nimnuan C, Sharpe M: Функциональные соматические синдромы: один или несколько? Lancet 1999; 354: 936–939.
  13. Колоски Н.А., Джонс М., Калантар Дж., Велтман М., Загирре Дж., Талли Нью-Джерси: Путь мозг-кишечник при функциональных желудочно-кишечных расстройствах является двунаправленным: 12-летнее проспективное популяционное исследование.Gut 2012; 61: 1284–1290.
  14. Jones MP, Van Oudenhove L, Talley NJ: Функциональные желудочно-кишечные расстройства (FGIDS) и психологические расстройства: веские доказательства того, что связь является двунаправленной, но психологический стресс с большей вероятностью предшествует новому диагнозу FGID. Гастроэнтерология 2012; 142: S570.
  15. Колоски Н.А., Джонс М.П., ​​Талли Нью-Джерси: Подтверждение двунаправленных путей от кишечника к мозгу при синдроме раздраженного кишечника и функциональной диспепсии: однолетнее популяционное проспективное исследование. Гастроэнтерология 2016; 150: S737.
  16. Либрегтс Т., Адам Б., Бредак С., Рот А., Хайнцель С., Лестер С., Дауни-Дойл С., Смит Е., Дрю П., Талли Н.Дж., Холтманн Г.: активация иммунитета у пациентов с синдромом раздраженного кишечника.Гастроэнтерология 2007; 132: 913–920.
  17. Mayer EA, Savidge T, Shulman RJ: Взаимодействие микробиома мозга и кишечника и функциональные расстройства кишечника. Гастроэнтерология 2014; 146: 1500–1512.
  18. Янг Э., Стоунхэм, доктор медицины, Петрукевич А., Бартон Дж., Рона Р.: популяционное исследование пищевой непереносимости.Lancet 1994; 343: 1127–1130.
  19. Дэвид Л.А., Морис К.Ф., Кармоди Р.Н., Гутенберг Д.Б., Баттон Дж.Э., Вулф Б.Е., Линг А.В., Девлин А.С., Варма Й., Фишбах М.А., Биддингер С.Б., Даттон Р.Дж., Тернбо П.Дж.: Диета быстро и воспроизводимо изменяет микробиом кишечника человека. Природа 2014; 505: 559–563.
  20. Shepherd SJ, Parker FC, Muir JG, Gibson PR: Диетические триггеры абдоминальных симптомов у пациентов с синдромом раздраженного кишечника: рандомизированные плацебо-контролируемые доказательства. Клин Гастроэнтерол Гепатол 2008; 6: 765–771.
  21. Murray K, Wilkinson-Smith V, Hoad C, Costigan C, Cox E, Lam C, Marciani L, Gowland P, Spiller RC: Дифференциальные эффекты кормовых карт (ферментируемых олиго-, ди-, моносахаридов и полиолов) на малых и содержимое толстого кишечника у здоровых людей, показанное на МРТ.Am J Gastroenterol 2014; 109: 110–119.
  22. Элли Л, Томба С, Бранчи Ф, Ронкорони Л, Ломбардо V, Барделла МТ, Ферретти Ф, Конте D, Валианте Ф, Фини Л, Форти Е, Канниццаро ​​Р, Майеро С, Лондони С, Лаури А, Форнакиари G, Леночи Н. , Spagnuolo R, Basilisco G, Somalvico F, Borgatta B, Leandro G, Segato S, Barisani D, Morreale G, Buscarini E: Доказательства наличия нечувствительности к глютену без глютена у пациентов с функциональными желудочно-кишечными симптомами: результаты многоцентрового рандомизированного исследования. двойное слепое плацебо-контролируемое введение глютена.Питательные вещества 2016; 8: 84.
  23. Сайто Я., Петерсен Г. М., Ларсон Дж. Дж., Аткинсон Е. Дж., Фридли Б. Л., де Андраде М., Локк Г. Р., 3-й, Циммерман Дж. М., Алмазар-Элдер А. Э., Тэлли Нью-Джерси: Семейная агрегация синдрома раздраженного кишечника: семейное исследование случай-контроль. Am J Gastroenterol 2010; 105: 833–841.
  24. Lembo A, Zaman M, Jones M, Talley NJ: Влияние генетики на синдром раздраженного кишечника, гастроэзофагеальный рефлюкс и диспепсию: двойное исследование. Алимент Фармакол Тер 2007; 25: 1343–1350.
  25. Адам Б., Либрегтс Т., Хольтманн Г.: Механизмы заболевания: генетика функциональных желудочно-кишечных расстройств — поиск важных генов.Нат Клин Практ Гастроэнтерол Гепатол 2007; 4: 102–110.
  26. Holtmann G, Siffert W, Haag S, Mueller N, Langkafel M, Senf W., Zotz R, Talley NJ: генотип 825 CC субъединицы 825 CC G-белка связан с необъяснимой (функциональной) диспепсией. Гастроэнтерология 2004; 126: 971–979.
  27. Осима Т., Накадзима С., Йокояма Т., Тойосима Ф, Сакураи Дж., Танака Дж., Томита Т., Ким Ю., Хори К., Мацумото Т., Мива Х .: Генотип 825 TT субъединицы g-белка бета3 связан с эпигастральным болевым синдромом. диспепсия. BMC Med Genet 2010; 11: 13.
  28. de Vries DR, ter Linde JJ, van Herwaarden MA, Smout AJ, Samsom M: Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь связана с полиморфизмом C825T в гене субъединицы g-белка бета3 (GNB3).Am J Gastroenterol 2009; 104: 281–285.
  29. Локк Г.Р. 3-й, Акерман М.Дж., Зинсмайстер А.Р., Тапа П., Фарруджа Г.: Желудочно-кишечные симптомы в семьях пациентов с кодируемой scn5a сердечной каннелопатией: свидетельство кишечной каннелопатии. Am J Gastroenterol 2006; 101: 1299–1304.
  30. Сайто Ю.А., Стреге П.Р., Тестер DJ, Локк Г.Р., 3-й, Тэлли, штат Нью-Джерси, Бернард С.Е., Рэй Дж.Л., Макельски Дж.С., Акерман М.Дж., Фарруджа Г.: Мутация натриевого канала при синдроме раздраженного кишечника: доказательства ионной каннелопатии. Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol 2009; 296: G211 – G218.
  31. Beyder A, Mazzone A, Strege PR, Tester DJ, Saito YA, Bernard CE, Enders FT, Ek WE, Schmidt PT, Dlugosz A, Lindberg G, Karling P, Ohlsson B, Gazouli M, Nardone G, Cuomo R, Usai- Satta P, Galeazzi F, Neri M, Portincasa P, Bellini M, Barbara G, Camilleri M, Locke GR, Talley NJ, D’Amato M, Ackerman MJ, Farrugia G: потеря функции потенциалзависимого натриевого канала NAV1.5 (каннелопатии) у пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Гастроэнтерология 2014; 146: 1659–1668.
  32. Wouters MM, Lambrechts D, Knapp M, Cleynen I, Whorwell P, Agreus L, Dlugosz A, Schmidt PT, Halfvarson J, Simren M, Ohlsson B, Karling P, Van Wanrooy S, Mondelaers S, Vermeire S, Lindberg G, Spiller R, Dukes G, D’Amato M, Boeckxstaens G: Генетические варианты в CDC42 и NXP1 как факторы предрасположенности к запору и преобладающему синдрому раздраженного кишечника при диарее.Gut 2014; 63: 1103–1111.
  33. Grasberger H, Chang L, Shih W, Presson AP, Sayuk GS, Newberry RD, Karagiannides I, Pothoulakis C, Mayer E, Merchant JL: Идентификация функционального полиморфизма tph2, связанного с подтипами кишечных привычек синдрома раздраженного кишечника. Am J Gastroenterol 2013; 108: 1766–1774.
  34. Jun S, Kohen R, Cain KC, Jarrett ME, Heitkemper MM: Ассоциации полиморфизмов гена триптофангидроксилазы с синдромом раздраженного кишечника. Нейрогастроэнтерол Мотил 2011; 23: 233–239.e116.
  35. Камиллери М., Колар Г.Дж., Васкес-Рок М.И., Карлсон П., Бертон Д.Д., Зинсмейстер А.Р.: Ген каннабиноидного рецептора 1 и синдром раздраженного кишечника: фенотип и количественные характеристики.Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol 2013; 304: G553 – G560.
  36. Wong BS, Camilleri M, Carlson P, McKinzie S, Busciglio I, Bondar O, Dyer RB, Lamsam J, Zinsmeister AR: Повышенный биосинтез желчных кислот связан с синдромом раздраженного кишечника с диареей. Клин Гастроэнтерол Гепатол 2012; 10: 1009–1015.e3.
  37. Wong BS, Camilleri M, Carlson PJ, Guicciardi ME, Burton D, McKinzie S, Rao AS, Zinsmeister AR, Gores GJ: Вариант klothobeta опосредует стабильность белка и связан с транзитом через толстую кишку при синдроме раздраженного кишечника с диареей. Гастроэнтерология 2011; 140: 1934–1942.
  38. Эк УЕ, Резниченко А., Рипке С., Нислер Б., Цуккелли М., Ривера Н. В., Шмидт П. Т., Педерсен Н. Л., Магнуссон П., Тэлли Нью-Джерси, Холлидей Э. Г., Хоутон Л., Газули М., Караманолис Г., Раппольд Г., Бурвинкель Б., Сурови Х. , Rafter J, Assadi G, Li L, Papadaki E, Gambaccini D, Marchi S, Colucci R, Blandizzi C, Barbaro R, Karling P, Walter S, Ohlsson B, Tornblom H, Bresso F, Andreasson A, Dlugosz A, Simren M, Agreus L, Lindberg G, Boeckxstaens G, Bellini M, Stanghellini V, Barbara G, Daly MJ, Camilleri M, Wouters MM, D’Amato M: изучение генетики синдрома раздраженного кишечника: исследование GWA среди населения в целом и репликация в многонациональных когортах случай-контроль.Gut 2015; 64: 1774–1782.
  39. Beaudoin M, Goyette P, Boucher G, Lo KS, Rivas MA, Stevens C, Alikashani A, Ladouceur M, Ellinghaus D, Torkvist L, Goel G, Lagace C, Annese V, Bitton A, Begun J, Brant SR, Bresso F. , Cho JH, Duerr RH, Halfvarson J, McGovern DP, Radford-Smith G, Schreiber S, Schumm PL, Sharma Y, Silverberg MS, Weersma RK, Quebec IBDGC, Consortium NIG, International IBDGC, D’Amato M, Vermeire S, Franke A, Lettre G, Xavier RJ, Daly MJ, Rioux JD: Глубокое пересеквенирование локусов gwas выявляет редкие варианты card9, IL23r и RNF186, которые связаны с язвенным колитом.PLoS Genet 2013; 9: e1003723.
  40. Franke A, McGovern DP, Barrett JC, Wang K, Radford-Smith GL, Ahmad T., Lees CW, Balschun T, Lee J, Roberts R, Anderson CA, Bis JC, Bumpstead S, Ellinghaus D, Festen EM, Georges M, Грин Т., Харитунианс Т., Джостинс Л., Латиано А., Мэтью К. Г., Монтгомери Г. В., Прескотт, штат Нью-Джерси, Райчаудхури С., Роттер Д. И., Шумм П., Шарма И., Симмс Л. А., Тейлор К. Д., Уайтман Д., Виджменга К., Балдассано Р. Н., Барклай М. , Bayless TM, Brand S, Buning C, Cohen A, Colombel JF, Cottone M, Stronati L, Denson T, De Vos M, D’Inca R, Dubinsky M, Edwards C, Florin T, Franchimont D, Gearry R, ​​Glas Дж., Ван Госсум А., Гутери С.Л., Халфварсон Дж., Верспэджет Х.В., Хьюгот Дж. П., Карбан А., Лаукенс Д., Лоуренс I, Леманн М., Левин А., Либиулль С., Луи Э, Моват С., Ньюман В., Панес Дж., Филлипс А. , Proctor DD, Regueiro M, Russell R, Rutgeerts P, Sanderson J, Sans M, Seibold F, Steinhart AH, Stokkers PC, Torkvist L, Kullak-Ublick G, Wilson D, Walters T, Targan SR, Brant SR, Rioux JD , D’Amato M, Weersma RK, Kugathasan S, Griffiths AM, Mansfield JC, Vermeire S, Du err RH, Silverberg MS, Satsangi J, Schreiber S, Cho JH, Annese V, Hakonarson H, Daly MJ, Parkes M: полногеномный метаанализ увеличивает до 71 количество подтвержденных локусов восприимчивости к болезни Крона.Nat Genet 2010; 42: 1118–1125.
  41. Ford AC, Thabane M, Collins SM, Moayyedi P, Garg AX, Clark WF, Marshall JK: Распространенность неисследованной диспепсии через 8 лет после крупной водной вспышки бактериальной дизентерии: когортное исследование. Гастроэнтерология 2010; 138: 1727–1736; викторина e1712.
  42. Маршалл Дж. К., Табейн М., Гарг А. Х, Кларк В. Ф., Моайеди П., Коллинз С. М.; Walkerton Health Study I: восьмилетний прогноз постинфекционного синдрома раздраженного кишечника после бактериальной дизентерии, передающейся через воду. Gut 2010; 59: 605–611.
  43. Адам Б., Либрегтс Т., Гшоссманн Дж. М., Криппнер С., Шолль Ф, Руве М., Хольтманн Г.: Тяжесть воспаления слизистой оболочки как предиктор изменений висцеральной сенсорной функции на модели крыс.Pain 2006; 123: 179–186.
  44. Walker MM, Talley NJ, Inganas L, Engstrand L, Jones MP, Nyhlin H, Agreus L, Kjellstrom L, Ost A, Andreasson A: Спирохетоз толстой кишки связан с эозинофилией толстой кишки и синдромом раздраженного кишечника в общей популяции в Швеции. Hum Pathol 2015; 46: 277–283.
  45. Чжун Л., Шанахан Э. Р., Радж А., Колоски Н. А., Флетчер Л., Моррисон М., Уокер М. М., Талли Н. Дж., Холтманн Г.: Диспепсия и микробиом: время сосредоточиться на тонком кишечнике. Gut 2017; 66: 1168–1169.
  46. Chassard C, Dapoigny M, Scott KP, Crouzet L, Del’homme C, Marquet P, Martin JC, Pickering G, Ardid D, Eschalier A, Dubray C, Flint HJ, Bernalier-Donadille A: Функциональный дисбактериоз кишечной микробиоты пациенты с синдромом раздраженного кишечника.Алимент Pharmacol Ther 2012; 35: 828–838.
  47. Ringel-Kulka T, Choi CH, Temas D, Kim A, Maier DM, Scott K, Galanko JA, Ringel Y: Измененная бактериальная ферментация толстой кишки как потенциальный патофизиологический фактор при синдроме раздраженного кишечника. Am J Gastroenterol 2015; 110: 1339–1346.
  48. Ким Дж., Дипиндер Ф., Моралес В., Хванг Л., Вейцман С., Чанг С., Гунсалус Р., Пиментел М.: Methanobrevibacter smithii является преобладающим метаногеном у пациентов с СРК с преобладанием запоров и метаном при дыхании. Dig Dis Sci 2012; 57: 3213–3218.
  49. Lin HC: Разрастание бактерий в тонком кишечнике: основа для понимания синдрома раздраженного кишечника.JAMA 2004; 292: 852–858.
  50. Pimentel M, Chow EJ, Lin HC: Искоренение избыточного бактериального роста в тонком кишечнике снижает симптомы синдрома раздраженного кишечника. Am J Gastroenterol 2000; 95: 3503–3506.
  51. Bratten JR, Spanier J, Jones MP: Дыхательный тест на лактулозу не отличает пациентов с синдромом раздраженного кишечника от здоровых людей.Am J Gastroenterol 2008; 103: 958–963.
  52. Posserud I, Stotzer PO, Björnsson ES, Abrahamsson H, Simren M: избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике у пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Gut 2007; 56: 802–808.
  53. Pimentel M, Park S, Mirocha J, Kane SV, Kong Y: Влияние неабсорбируемого перорального антибиотика (рифаксимина) на симптомы синдрома раздраженного кишечника: рандомизированное исследование.Ann Intern Med 2006; 145: 557–563.
  54. Pimentel M, Lembo A, Chey WD, Zakko S, Ringel Y, Yu J, Mareya SM, Shaw AL, Bortey E, Forbes WP, Group TS: терапия рифаксимином для пациентов с синдромом раздраженного кишечника без запоров. N Engl J Med 2011; 364: 22–32.
  55. Wouters MM, Van Wanrooy S, Nguyen A, Dooley J, Aguilera-Lizarraga J, Van Brabant W, Garcia-Perez JE, Van Oudenhove L, Van Ranst M, Verhaegen J, Liston A, Boeckxstaens G: Психологическая коморбидность увеличивает риск постинфекционные ИБС отчасти из-за повышенной предрасположенности к развитию инфекционного гастроэнтерита.Gut 2016; 65: 1279–1288.
  56. Риддл М.С., Валлийский М., Портер К.К., Ние С., Бойко Э.Дж., Гакштеттер Г., Хупер Т.И.: Эпидемиология синдрома раздраженного кишечника в вооруженных силах США: результаты когортного исследования тысячелетия. Am J Gastroenterol 2016; 111: 93–104.
  57. Либрегтс Т., Адам Б., Бертель А., Лакнер С., Нойман Дж., Талли Н.Дж., Геркен Г., Хольтманн Г.: Психологический стресс и тяжесть поствоспалительной висцеральной гипералгезии.Eur J Pain 2007; 11: 216–222.
  58. Ford AC, Talley NJ: Воспаление слизистой оболочки как потенциальный этиологический фактор синдрома раздраженного кишечника: систематический обзор. J Gastroenterol 2011; 46: 421–431.
  59. Walker MM, Talley NJ: Обзорная статья: Бактерии и патогенез заболеваний верхних отделов желудочно-кишечного тракта — за пределами эры Helicobacter pylori.Алимент Pharmacol Ther 2014; 39: 767–779.
  60. Венсаас К.А., Лангеланд Н., Ханевик К., Морч К., Эйде Г.Э., Рортвейт Г.: Синдром раздраженного кишечника и хроническая усталость через 3 года после острого лямблиоза: историческое когортное исследование. Gut 2012; 61: 214–219.
  61. Cremon C, Stanghellini V, Pallotti F, Fogacci E, Bellacosa L, Morselli-Labate AM, Paccapelo A, Di Nardo G, Cogliandro RF, De Giorgio R, Corinaldesi R, Barbara G: сальмонеллезный гастроэнтерит в детстве является фактором риска развития раздражительности. синдром кишечника в зрелом возрасте.Гастроэнтерология 2014; 147: 69–77.
  62. Меарин Ф., Перелло А., Бальбоа А., Перона М., Санс М., Салас А., Ангуло С., Ллорета Дж., Бенасаяг Р., Гарсия-Гонсалес М.А., Перес-Оливерас М., Кодерч Дж .: Патогенетические механизмы постинфекционных функциональных желудочно-кишечных расстройств: результаты 3 лет после гастроэнтерита.Сканд Дж Гастроэнтерол 2009; 44: 1173–1185.
  63. Gwee KA, Collins SM, Read NW, Rajnakova A, Deng Y, Graham JC, McKendrick MW, Moochhala SM: Повышенная экспрессия интерлейкина 1beta в слизистой оболочке прямой кишки при недавно приобретенном постинфекционном синдроме раздраженного кишечника. Gut 2003; 52: 523–526.
  64. Coeffier M, Gloro R, Boukhettala N, Aziz M, Lecleire S, Vandaele N, Antonietti M, Savoye G, Bole-Feysot C, Dechelotte P, Reimund JM, Ducrotte P: усиление опосредованной протеасомами деградации окклюдина при синдроме раздраженного кишечника. Am J Gastroenterol 2010; 105: 1181–1188.
  65. Либрегтс Т., Адам Б., Бредак С., Гуруратсакул М., Пилкингтон К.Р., Брайерли С.М., Блэкшоу Л.А., Геркен Г., Талли Нью-Джерси, Холтманн Г.: Т-клетки, возвращающиеся в тонкую кишку, связаны с симптомами и задержкой опорожнения желудка при функциональной диспепсии.Am J Gastroenterol 2011; 106: 1089–1098.
  66. Zhen Y, Chu C, Zhou S, Qi M, Shu R: Дисбаланс выработки интерлейкина-8 и интерлейкина-10 фактора некроза опухоли α вызывает дисфункцию барьера, тяжелые абдоминальные симптомы и психологические расстройства у пациентов с диареей, связанной с синдромом раздраженного кишечника.Мол Мед Реп 2015; 12: 5239–5245.
  67. Hughes PA, Harrington AM, Castro J, Liebregts T, Adam B, Grasby DJ, Isaacs NJ, Maldeniya L, Martin CM, Persson J, Andrews JM, Holtmann G, Blackshaw LA, Brierley SM: сенсорные нейроиммунные взаимодействия различаются между раздражительными подтипы кишечного синдрома.Gut 2013; 62: 1456–1465.
  68. Маршалл Дж. К., Табейн М., Гарг А. Х., Кларк В., Меддингс Дж., Коллинз С. М.; Исследователи WEL: кишечная проницаемость у пациентов с синдромом раздраженного кишечника после вспышки острого гастроэнтерита, передающегося через воду, в Уокертоне, Онтарио. Aliment Pharmacol Ther 2004; 20: 1317–1322.
  69. Васкес-Рок М.И., Камиллери М., Смирк Т., Мюррей Дж. А., О’Нил Дж., Карлсон П., Ламсам Дж., Эккерт Д., Янцов Д., Бертон Д., Рикс М., Ротен Д., Зинсмайстер А. Р.: Ассоциация гена HLA-DQ с транзит кишечника, барьерная функция и воспаление при синдроме раздраженного кишечника с диареей.Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol 2012; 303: G1262 – G1269.
  70. Shulman RJ, Jarrett ME, Cain KC, Broussard EK, Heitkemper MM: ассоциации между проницаемостью кишечника, маркерами воспаления и симптомами у пациентов с синдромом раздраженного кишечника. J Gastroenterol 2014; 49: 1467–1476.
  71. Lundasen T, Galman C, Angelin B, Rudling M: Циркулирующий фактор роста кишечных фибробластов 19 имеет выраженные суточные колебания и модулирует синтез желчных кислот в печени у человека. J Intern Med 2006; 260: 530–536.
  72. Triantis V, Saeland E, Bijl N, Oude-Elferink RP, Jansen PL: Гликозилирование рецептора 4 фактора роста фибробластов является ключевым регулятором опосредованного фактором роста 19 фибробластов подавляющей регуляции цитохрома P450 7a1.Гепатология 2010; 52: 656–666.
  73. Хофманн А.Ф.: Синдром подвздошной кишки и нарушенного энтерогепатического кровообращения: холеревая энтеропатия. Гастроэнтерология 1967; 52: 752–757.
  74. Тайсен Э. Х., Педерсен Л: Идиопатический катарсис желчной кислоты.Gut 1976; 17: 965–970.
  75. Баджор А., Торнблом Х., Рудлинг М., Унг К. А., Симрен М.: Повышенное воздействие желчных кислот толстой кишки: важный фактор для симптомов и лечения СРК. Gut 2015; 64: 84–92.
  76. Азиз И., Мумтаз С., Бхола Х., Чоудхури Ф.Ю., Сандерс Д.С., Форд А.С.: Высокая распространенность идиопатической диареи желчных кислот среди пациентов с преобладающим диареей синдромом раздраженного кишечника на основе критериев Рима III.Клин Гастроэнтерол Гепатол 2015; 13: 1650–1655.e2.
  77. Бергер М., Грей Дж. А., Рот Б. Л.: Расширенная биология серотонина. Ann Rev Med 2009; 60: 355–366.
  78. Гершон, доктор медицины, Уэйд П.Р., Кирхгесснер А.Л., Тамир Н: подтипы рецепторов 5-HT за пределами центральной нервной системы.Роли в физиологии кишечника. Нейропсихофармакология 1990; 3: 385–395.
  79. Гершон MD, Tack J: Система передачи сигналов серотонина: от базового понимания до разработки лекарств для функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта. Гастроэнтерология 2007; 132: 397–414.
  80. Данлоп С.П., Дженкинс Д., Нил К.Р., Спиллер Р.С.: Относительное значение гиперплазии энтерохромаффинных клеток, тревоги и депрессии при постинфекционном СРК.Гастроэнтерология 2003; 125: 1651–1659.
  81. Dunlop SP, Coleman NS, Blackshaw E, Perkins AC, Singh G, Marsden CA, Spiller RC: аномалии метаболизма 5-гидрокситриптамина при синдроме раздраженного кишечника. Клин Гастроэнтерол Гепатол 2005; 3: 349–357.
  82. Аткинсон В., Локхарт С., Уорвелл П. Дж., Кивил Б., Хоутон Л. А.: Измененная передача сигналов 5-гидрокситриптамина у пациентов с синдромом раздраженного кишечника с преобладающим запором и диареей.Гастроэнтерология 2006; 130: 34–43.
  83. Foley S, Garsed K, Singh G, Duroudier NP, Swan C, Hall IP, Zaitoun A, Bennett A, Marsden C, Holmes G, Walls A, Spiller RC: Нарушение захвата серотонина тромбоцитами у пациентов с синдромом раздраженного кишечника коррелирует с дуоденальная иммунная активация.Гастроэнтерология 2011; 140: 1434–1443.e1.
  84. Thijssen AY, Mujagic Z, Jonkers DM, Ludidi S, Keszthelyi D, Hesselink MA, Clemens CH, Conchillo JM, Kruimel JW, Masclee AA: Изменения в метаболизме серотонина при синдроме раздраженного кишечника. Алимент Pharmacol Ther 2016; 43: 272–282.

Автор Контакты

Доктор Джеральд Холтманн

Отделение гастроэнтерологии и гепатологии

Больница принцессы Александры

199 Ipswich Road, Woolloongabba QLD 4102 (Австралия)

Электронная почта [email protected]


Подробности статьи / публикации

Предварительный просмотр первой страницы

Опубликовано онлайн: 8 февраля 2018 г.
Дата выпуска: февраль 2018 г.

Количество страниц для печати: 9
Количество рисунков: 2
Количество столов: 0

ISSN: 0257-2753 (печатный)
eISSN: 1421-9875 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/DDI


Лицензия открытого доступа / Дозировка лекарства / Отказ от ответственности

Эта статья находится под международной лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 (CC BY-NC-ND). Использование и распространение в коммерческих целях, а также любое распространение измененных материалов требует письменного разрешения. Дозировка лекарств: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Однако ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат. Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

Детские функциональные боли в животе

  • 1.

    Робин С.Г. и др. Распространенность функциональных желудочно-кишечных расстройств у детей с использованием критериев Рима IV. J. Pediatr. 195 , 134–139 ​​(2018). Большое исследование, собирающее данные о распространенности функциональных желудочно-кишечных расстройств в семьях из 50 штатов США. .

    Google ученый

  • 2.

    Дроссман Д. А. Функциональные желудочно-кишечные расстройства: история болезни, патофизиология, клинические особенности и Рим IV. Гастроэнтерология 150 , 1262–1279 (2016).

    Google ученый

  • 3.

    Benninga, M.A. et al. Функциональные желудочно-кишечные расстройства в детском возрасте: новорожденные / дети ясельного возраста. Гастроэнтерология https://doi.org/10.1053/j.gastro.2016.02.016 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Hyams, J. S. et al. Функциональные расстройства: дети и подростки. Гастроэнтерология https://doi.org/10.1053/j.gastro.2016.02.015 (2016). В этом документе, наконец, собраны различные определения функциональных расстройств у детей под одним общим определением (Рим IV). .

    Артикул Google ученый

  • 5.

    Раджиндраджит С. и Деванараяна Н. М. Подтипы и симптоматика синдрома раздраженного кишечника у детей и подростков: школьное обследование с использованием критериев Рима III. J. Neurogastroenterol. Мотил. 18 , 298–304 (2012).

    Google ученый

  • 6.

    Turco, R. et al. Существуют ли различные подтипы функциональной диспепсии у детей? J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 62 , 387–392 (2016).

    Google ученый

  • 7.

    Schurman, J. V. et al. Диагностическая ценность теста водной нагрузки у детей с хронической болью в животе. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 44 ​​, 51–57 (2007).

    Google ученый

  • 8.

    Эдвардс, Т., Фризен, К. и Шурман, Дж. В. Классификация детских функциональных желудочно-кишечных расстройств, связанных с болью в животе, с использованием критериев Рим III против Рима IV. BMC Gastroenterol. 18 , 41 (2018).

    Google ученый

  • 9.

    Rasquin, A. et al. Функциональные желудочно-кишечные расстройства в детском возрасте: ребенок / подросток. Гастроэнтерология 130 , 1527–1537 (2006).

    Google ученый

  • 10.

    Diederen, K. et al. Распространенность симптомов синдрома раздраженного кишечника при воспалительных заболеваниях кишечника у детей и взаимосвязь с биохимическими маркерами активности заболевания. Алимент. Pharmacol. Ther. 44 ​​, 181–188 (2016).

    CAS Google ученый

  • 11.

    Уотсон, К. Л. младший, Ким, С. С., Бойл, Б. М. и Сапс, М. Распространенность и влияние функциональных расстройств абдоминальной боли у детей с воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК-ФАПД). J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 65 , 212–217 (2017).

    Google ученый

  • 12.

    Юсеф, Н. Н., Мерфи, Т. Г., Лангседер, А.Л. и Рош, Дж. Р. Качество жизни детей с функциональной болью в животе: сравнительное исследование восприятия пациентов и родителей. Педиатрия 117 , 54–59 (2006).

    Google ученый

  • 13.

    Varni, J. W. et al. Качество жизни, связанное со здоровьем у детей с синдромом раздраженного кишечника: сравнительный анализ. J. Dev. Behav. Педиатр. 27 , 451–458 (2006).

    Google ученый

  • 14.

    Rasquin-Weber, A. et al. Функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта в детском возрасте. Кишечник 45 (Приложение 2), II60 – II68 (1999).

    Google ученый

  • 15.

    Сапс, М. и Ди Лоренцо, К. Надежность критериев Рима II у детей между наблюдателями и внутри наблюдателя. Am. J. Gastroenterol. 100 , 2079–2082 (2005).

    Google ученый

  • 16.

    Chogle, A., Dhroove, G., Sztainberg, M., Di Lorenzo, C. & Saps, M. Насколько надежны Римские критерии III для оценки функциональных желудочно-кишечных расстройств у детей? Am. J. Gastroenterol. 105 , 2697–2701 (2010).

    Google ученый

  • 17.

    Chogle, A. et al. Точность воспроизведения боли у детей. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 55 , 288–291 (2012).

    Google ученый

  • 18.

    van der Plas, R. N., Benninga, M. A., Redekop, W. K., Taminiau, J. A. & Büller, H. A. Насколько точно можно вспомнить привычки кишечника у детей с нарушениями дефекации? Eur. J. Pediatr. 156 , 178–181 (1997).

    Google ученый

  • 19.

    Koppen, IJN, Velasco-Benitez, CA, Benninga, MA, Di Lorenzo, C. & Saps, M. Использование Бристольской шкалы стула и отчета родителей о консистенции стула как части критериев Рима III для функционального запор у младенцев и детей ясельного возраста. J. Pediatr. 177 , 44–48.e41 (2016).

    Google ученый

  • 20.

    Sjölund, J. et al. Распространенность и прогрессирование периодических болей в животе с раннего детства до подросткового возраста. Clin. Гастроэнтерол. Гепатол. https://doi.org/10.1016/j.cgh.2020.04.047 (2020).

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Сапс, М., Веласко-Бенитес, К.А., Лангшоу, А. Х. и Рамирес-Эрнандес, К. Р. Распространенность функциональных желудочно-кишечных расстройств у детей и подростков: сравнение критериев Рима III и Рима IV. J. Pediatr. 199 , 212–216 (2018).

    Google ученый

  • 22.

    Деванараяна, Н. М., Адхикари, К., Паннала, В. и Раджиндраджит, С. Распространенность функциональных желудочно-кишечных заболеваний в когорте подростков Шри-Ланки: сравнение критериев Рима II и Рима III. J. Trop. Педиатр. 57 , 34–39 (2011).

    Google ученый

  • 23.

    Кортеринк, Дж. Дж., Дидерен, К., Беннинга, М. А. и Табберс, М. М. Эпидемиология педиатрических функциональных абдоминальных болевых расстройств: метаанализ. PLoS ONE 10 , e0126982 (2015). Этот документ является лучшим в мире исследованием распространенности или частоты функциональных расстройств кишечника у детей и подростков, независимо от используемых определений и с использованием большого разнообразия методов. .

    Google ученый

  • 24.

    Льюис, М. Л., Палссон, О. С., Уайтхед, В. Э. и ван Тилбург, М. А. Л. Распространенность функциональных желудочно-кишечных расстройств у детей и подростков. J. Pediatr. 177 , 39–43.e3 (2016).

    Google ученый

  • 25.

    Удох, Э., Деванараяна, Н. М., Раджиндраджит, С., Меремикву, М. и Беннинга, М. А. Боль в животе — преобладающие функциональные желудочно-кишечные расстройства у подростков Нигерии. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 62 , 588–593 (2016).

    Google ученый

  • 26.

    Gulewitsch, MD, Enck, P., Schwille-Kiuntke, J., Weimer, K. & Schlarb, AA Римские критерии III в руках родителей: связанные с болью функциональные желудочно-кишечные расстройства у детей в сообществе и ассоциации с соматические жалобы и психическое здоровье. Eur. J. Gastroenterol. Гепатол. 25 , 1223–1229 (2013).

    Google ученый

  • 27.

    Sagawa, T. et al. Функциональные расстройства ЖКТ у подростков и качество школьной жизни. J. Gastroenterol. Гепатол. 28 , 285–290 (2013).

    Google ученый

  • 28.

    Адени, О. Ф., Леси, О. А., Олатона, Ф. А., Эсезобор, К. И., Икобах, Дж. М. Синдром раздраженного кишечника у подростков в Лагосе. Pan Afr.Med. J. 28 , 93 (2017).

    Google ученый

  • 29.

    Carson, L. et al. Абдоминальная мигрень: недостаточно диагностированная причина повторяющихся болей в животе у детей. Головная боль 51 , 707–712 (2011).

    Google ученый

  • 30.

    Мортимер, М. Дж., Кей, Дж. И Джарон, А. Клиническая эпидемиология абдоминальной мигрени у детей в городской общей врачебной практике. Dev. Med. Детский Neurol. 35 , 243–248 (1993).

    CAS Google ученый

  • 31.

    Даль-Ларсен, Р., Буль, С. Б., Хасби, С. и Квист, Н. Рецидивирующие боли в животе, диспепсия и запоры у детей в возрасте 9–13 лет. Анкетное исследование [датский]. Ugeskr. Laeger 167 , 1848–1851 (2005).

    Google ученый

  • 32.

    Newton, E., Schosheim, A., Patel, S., Chitkara, D. K. & van Tilburg, M. A. L. Роль психологических факторов в функциональных абдоминальных болевых расстройствах у детей. Нейрогастроэнтерол. Мотил. 31 , e13538 (2019).

    Google ученый

  • 33.

    Zernikow, B. et al. Характеристики детей с тяжелыми нарушениями и тяжелой хронической болью: 5-летнее ретроспективное исследование с участием 2249 педиатрических пациентов с болью. BMC Pediatr. 12 , 54 (2012).

    Google ученый

  • 34.

    Levy, R. L. et al. Повышенные соматические жалобы и обращение за медицинской помощью у детей: влияние родительского статуса СРК и реакции родителей на желудочно-кишечные симптомы. Am. J. Gastroenterol. 99 , 2442–2451 (2004).

    Google ученый

  • 35.

    Шерман, А. Л., Брюль, С., Смит, К.А. и Уокер, Л. С. Индивидуальные и аддитивные эффекты хронической боли матери и отца на состояние здоровья молодых людей с функциональной болью в животе в детском анамнезе. J. Pediatr. Psychol. 38 , 365–375 (2013).

    Google ученый

  • 36.

    Леви Р. Л. Изучение передачи болезненного поведения от поколения к поколению: от наблюдений к экспериментальному вмешательству. Ann. Behav. Med. 41 , 174–182 (2011).

    Google ученый

  • 37.

    Стоун, А.Л., Брюль, С., Смит, Калифорния, Гарбер, Дж. И Уокер, Л.С. Пути социального обучения в связи между хронической болью родителей и ежедневной тяжестью боли и функциональными нарушениями у подростков с функциональной болью в животе . Боль 159 , 298–305 (2018).

    Google ученый

  • 38.

    Крейг, К. Д. Модель боли в социальной коммуникации. Боль 156 , 1198–1199 (2015).

    Google ученый

  • 39.

    Van Der Veek, S.M. et al. Поддерживают ли родители функциональную боль в животе у детей или усиливают ее? Систематический обзор и метаанализ. J. Health Psychol. 17 , 258–272 (2012).

    Google ученый

  • 40.

    Донг, Ю.-Й. Распространенность синдрома раздраженного кишечника у китайских студентов колледжей и университетов оценивалась с использованием критериев Рима III. World J. Gastroenterol. 16 , 4221 (2010).

    Google ученый

  • 41.

    Сон, Й. Дж., Джун, Э. Я. и Парк, Дж. Х. Распространенность и факторы риска синдрома раздраженного кишечника у корейских девочек-подростков: школьное исследование. Внутр. J. Nurs. Stud. 46 , 76–84 (2009).

    Google ученый

  • 42.

    Bonilla, S. & Saps, M.События ранней жизни предрасполагают к возникновению функциональных желудочно-кишечных расстройств в детском возрасте. Rev. Гастроэнтерол. Мекс. 78 , 82–91 (2013).

    CAS Google ученый

  • 43.

    Levy, R. L. et al. Синдром раздраженного кишечника у близнецов: наследственность и социальное обучение влияют на этиологию. Гастроэнтерология 121 , 799–804 (2001).

    CAS Google ученый

  • 44.

    van Tilburg, M.A., Zaki, E.A., Venkatesan, T. & Boles, R.G. Синдром раздраженного кишечника может быть связан с материнским наследованием и вариантами последовательности контрольной области митохондриальной ДНК. Dig. Дис. Sci. 59 , 1392–1397 (2014).

    Google ученый

  • 45.

    Фор, К. и Грюндер, Ф. Р. в детской нейрогастроэнтерологии (редакторы Фор, С.; Тапар, Н. и Ди Лоренцо, К.) 39–52 (Springer, 2017).

  • 46.

    Halac, U., Noble, A. & Faure, C. Ректальный сенсорный порог боли является диагностическим маркером синдрома раздраженного кишечника и функциональной боли в животе у детей. J. Pediatr. 156 , 60–65.e1 (2010).

    Google ученый

  • 47.

    Вульф, К. Дж. Центральная сенсибилизация: значение для диагностики и лечения боли. Боль 152 , S2 – S15 (2011).

    Google ученый

  • 48.

    Pas, R. et al. Гипервозбудимость центральной нервной системы у детей с хронической болью: систематический обзор. Pain Med. 19 , 2504–2514 (2018).

    Google ученый

  • 49.

    Шерман, А. Л., Моррис, М. К., Брюль, С., Вестбрук, Т. Д. и Уокер, Л. С. Повышенное временное суммирование боли у пациентов с функциональными желудочно-кишечными расстройствами и травмами в анамнезе. Ann. Behav. Med. 49 , 785–792 (2015).

    Google ученый

  • 50.

    Liu, X. et al. Чрезмерная связь сети значимости с внутренними нейрокогнитивными сетями мозга во время растяжения прямой кишки у подростков с синдромом раздраженного кишечника: предварительный отчет. Нейрогастроэнтерол. Мотил. 28 , 43–53 (2016).

    CAS Google ученый

  • 51.

    Лэнгли-Эванс, С. С. Питание в раннем возрасте и программирование болезней взрослых: обзор. J. Hum. Nutr. Диета. 28 (Приложение 1), 1–14 (2015).

    Google ученый

  • 52.

    Розен, Дж. М., Адамс, П. Н. и Сапс, М. Пластика пупочной грыжи увеличивает частоту функциональных желудочно-кишечных расстройств у детей. J. Pediatr. 163 , 1065–1068 (2013).

    Google ученый

  • 53.

    Сапс, М. и Бонилья, С. События в раннем возрасте: у младенцев со стенозом привратника повышен риск развития хронической боли в животе в детстве. J. Pediatr. 159 , 551–554.e1 (2011).

    Google ученый

  • 54.

    Saps, M. et al. Постинфекционные функциональные расстройства ЖКТ у детей. J. Pediatr. 152 , 812–816 (2008).

    Google ученый

  • 55.

    Thabane, M. et al. Вспышка острого бактериального гастроэнтерита связана с учащением случаев синдрома раздраженного кишечника у детей. Am. J. Gastroenterol. 105 , 933–939 (2010).

    Google ученый

  • 56.

    Cremon, C. et al. Сальмонеллезный гастроэнтерит в детстве является фактором риска развития синдрома раздраженного кишечника во взрослом возрасте. Гастроэнтерология 147 , 69–77 (2014). В этом исследовании документально подтверждено существование постинфекционного СРК у взрослых после контакта с бактериями ( Salmonella ) в детстве, почти за 25 лет до вспышки, хотя подвергшиеся воздействию взрослые не сообщали о более высокой заболеваемости СРК по сравнению с контрольной группой. без такой выдержки .

    Google ученый

  • 57.

    Сапс, М., Адамс, П., Бонилла, С., Чогле, А. и Николс-Винуэза, Д. Отчет родителей о боли в животе и функциональных желудочно-кишечных расстройствах, связанных с болью в животе, по результатам опроса сообщества. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 55 , 707–710 (2012).

    Google ученый

  • 58.

    Saps, M., Dhroove, G. & Chogle, A.Пурпура Геноха-Шонлейна приводит к функциональным расстройствам желудочно-кишечного тракта. Dig. Дис. Sci. 56 , 1789–1793 (2011).

    Google ученый

  • 59.

    Ананд, К. Дж., Рунесон, Б. и Якобсон, Б. Отсасывание желудка при рождении связано с долгосрочным риском функциональных кишечных расстройств в более позднем возрасте. J. Pediatr. 144 , 449–454 (2004).

    CAS Google ученый

  • 60.

    Saps, M., Lu, P. & Bonilla, S. Аллергия на коровье молоко является фактором риска развития FGID у детей. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 52 , 166–169 (2011).

    Google ученый

  • 61.

    Uusijarvi, A. et al. Использование антибиотиков в младенчестве и детстве и риск повторяющихся болей в животе — шведское когортное исследование. Нейрогастроэнтерол. Мотил. 26 , 841–850 (2014).

    CAS Google ученый

  • 62.

    Barreau, F., Salvador-Cartier, C., Houdeau, E., Bueno, L. & Fioramonti, J. Долгосрочные изменения взаимодействий толстокишечного нерва и тучных клеток, вызванные неонатальной материнской депривацией у крыс . Кишечник 57 , 582–590 (2008).

    CAS Google ученый

  • 63.

    Nurgali, K. et al. Морфологические и функциональные изменения нейронов морской свинки, выступающие на слизистую оболочку подвздошной кишки на ранних стадиях после воспалительного поражения. J. Physiol. 589 , 325–339 (2011).

    CAS Google ученый

  • 64.

    Коллинз, Дж., Бороевич, Р., Верду, Э. Ф., Хейзинга, Дж. Д. и Ратклифф, Э. М. Кишечная микробиота влияет на раннее постнатальное развитие кишечной нервной системы. Нейрогастроэнтерол. Мотил. 26 , 98–107 (2014).

    CAS Google ученый

  • 65.

    Di Nardo, G. et al. Нейроиммунные взаимодействия на разных участках кишечника связаны с симптомами боли в животе у детей с СРК. Нейрогастроэнтерол. Мотил. 26 , 196–204 (2014).

    Google ученый

  • 66.

    Friesen, C.A. et al. Воспалительные клетки антрального отдела, опорожнение желудка и электрогастрография при функциональной диспепсии у детей. Dig. Дис. Sci. 53 , 2634–2640 (2008).

    Google ученый

  • 67.

    Wauters, L., Nightingale, S., Talley, N.J., Sulaiman, B. & Walker, M. M. Функциональная диспепсия связана с дуоденальной эозинофилией в австралийской педиатрической группе. Алимент. Pharmacol. Ther. 45 , 1358–1364 (2017).

    CAS Google ученый

  • 68.

    Schappi, M. G. et al. Взаимодействия тучных клеток и нервов у детей с функциональной диспепсией. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 47 , 472–480 (2008).

    Google ученый

  • 69.

    Карунанаяке А., Раджиндраджит С., де Сильва Х. А., Гунавардена С. и Деванараяна Н. М. Автономные функции и моторика желудка у детей с функциональными абдоминальными болевыми расстройствами. World J. Gastroenterol. 25 , 95–106 (2019).

    Google ученый

  • 70.

    Friesen, C.A. et al. Электрогастрография при функциональной диспепсии у детей: связь с опорожнением желудка и тяжестью симптомов. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 42 , 265–269 (2006).

    Google ученый

  • 71.

    Vargas-Luna, F. M. et al. Электрогастрографические и вегетативные реакции нервной системы на твердую и жидкую пищу у молодежи с функциональной диспепсией. Нейрогастроэнтерол. Мотил. 32 , e13785 (2020).

    Google ученый

  • 72.

    Jericho, H., Adams, P., Zhang, G., Rychlik, K. & Saps, M. Тошнота предсказывает задержку опорожнения желудка у детей. J. Pediatr. 164 , 89–92 (2014).

    Google ученый

  • 73.

    Риеццо, Г., Руссо, Ф. и Индрио, Ф. Электрогастрография у взрослых и детей: сила, подводные камни и клиническое значение кожной регистрации электрической активности желудка. Biomed. Res. Int. 2013 , 282757 (2013).

    Google ученый

  • 74.

    Hoffman, I. & Tack, J. Оценка двигательной функции желудка при функциональной диспепсии и ожирении у детей. Нейрогастроэнтерол. Мотил. 24 , 108–112, e81 (2012).

    CAS Google ученый

  • 75.

    Di Lorenzo, C. et al. Висцеральная гипералгезия у детей с функциональной болью в животе. J. Pediatr. 139 , 838–843 (2001).

    Google ученый

  • 76.

    Ковачич, К. и Ди Лоренцо, К. Функциональная тошнота у детей. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 62 , 365–371 (2016).

    Google ученый

  • 77.

    Ван, X. Дж. И Камиллери, М. Персонализированная медицина при функциональных желудочно-кишечных расстройствах: понимание патогенеза для повышения эффективности диагностики и лечения. World J. Gastroenterol. 25 , 1185–1196 (2019).

    CAS Google ученый

  • 78.

    DuPont, A. W. et al. Нарушения моторики при синдроме раздраженного кишечника. Пищеварение 89 , 119–123 (2014).

    CAS Google ученый

  • 79.

    Camilleri, M. et al. Проспективное исследование моторных, сенсорных, психологических и вегетативных функций у пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Clin. Гастроэнтерол. Гепатол. 6 , 772–781 (2008).

    Google ученый

  • 80.

    Benninga, M. A. et al. Расстройства дефекации у детей, время прохождения толстой кишки в сравнении с оценкой Барра. Eur. J. Pediatr. 154 , 277–284 (1995).

    CAS Google ученый

  • 81.

    Родригес, Л., Суд, М., Ди Лоренцо, К. и Сапс, М.Согласованный документ ANMS-NASPGHAN по аноректальной и толстокишечной манометрии у детей. Нейрогастроэнтерол. Мотил. https://doi.org/10.1111/nmo.12944 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 82.

    Ван Гинкель, Р., Воскуйл, В. П., Беннинга, М. А., Таминиау, Дж. А. и Бекксстенс, Г. Е. Изменения ректальной чувствительности и моторики при синдроме раздраженного кишечника у детей. Гастроэнтерология 120 , 31–38 (2001).

    Google ученый

  • 83.

    Деванараяна Н. М. и Раджиндраджит С. Синдром раздраженного кишечника у детей: современные знания, проблемы и возможности. World J. Gastroenterol. 24 , 2211–2235 (2018).

    Google ученый

  • 84.

    Энк П. и Мазурак Н. Дисбиоз при функциональных расстройствах кишечника. Ann. Nutr. Метаб. 72 , 296–306 (2018).

    CAS Google ученый

  • 85.

    Enck, P. et al. Синдром раздраженного кишечника. Nat. Преподобный Дис. Праймеры 2 , 16014 (2016).

    Google ученый

  • 86.

    Pittayanon, R. et al. Микробиота кишечника у пациентов с синдромом раздраженного кишечника — систематический обзор. Гастроэнтерология 157 , 97–108 (2019). В этом систематическом обзоре подчеркиваются несоответствия в методологии, анализах и результатах исследований, а также неоднородность микробиоты у субъектов с СРК .

    Google ученый

  • 87.

    Miquel, S. et al. Faecalibacterium prausnitzii и здоровье кишечника человека. Curr. Opin. Microbiol. 16 , 255–261 (2013).

    CAS Google ученый

  • 88.

    Chumpitazi, B.P. et al. Рандомизированное клиническое исследование: биомаркеры кишечного микробиома связаны с клинической реакцией на диету с низким содержанием FODMAP у детей с синдромом раздраженного кишечника. Алимент. Pharmacol. Ther. 42 , 418–427 (2015).

    CAS Google ученый

  • 89.

    Rossi, M. et al. Летучие органические соединения в кале связаны с реакцией на диетическое вмешательство у пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Clin. Гастроэнтерол. Гепатол. 16 , 385–391.e1 (2018).

    CAS Google ученый

  • 90.

    Донг Т. С. и Гупта А. Влияние раннего возраста, диеты и окружающей среды на микробиом. Clin. Гастроэнтерол. Гепатол. 17 , 231–242 (2019).

    Google ученый

  • 91.

    Кардинг, С. Р., Дэвис, Н. и Хойлс, Л. Обзорная статья: кишечный виром человека в состоянии здоровья и болезни. Алимент. Pharmacol. Ther. 46 , 800–815 (2017).

    CAS Google ученый

  • 92.

    Мукхопадхья, И., Сигал, Дж. П., Кардинг, С. Р., Харт, А. Л. и Холд, Г. Л. Виром кишечника: «недостающее звено» между кишечными бактериями и иммунитетом хозяина? Ther. Adv. Гастроэнтерол. 12 , 1756284819836620 (2019).

    CAS Google ученый

  • 93.

    Botschuijver, S. et al. Кишечный грибковый дисбактериоз связан с висцеральной гиперчувствительностью у пациентов с синдромом раздраженного кишечника и крыс. Гастроэнтерология 153 , 1026–1039 (2017).

    Google ученый

  • 94.

    Sokol, H. et al. Дисбактериоз грибковой микробиоты при ВЗК. Кишечник 66 , 1039–1048 (2017).

    CAS Google ученый

  • 95.

    Карлсон, М. Дж., Мур, К. Э., Цай, К. М., Шульман, Р. Дж. И Чумпитази, Б. П. Ребенок и родитель воспринимали желудочно-кишечные симптомы, вызванные приемом пищи, и качество жизни у детей с функциональными желудочно-кишечными расстройствами. J. Acad. Nutr. Диета. 114 , 403–413 (2014).

    Google ученый

  • 96.

    Чумпитази, Б. П., Вейдлер, Э. М., Лу, Д. Ю., Цай, К. М. и Шульман, Р. Дж. Самооценка пищевой непереносимости является обычным явлением и связана с клинической тяжестью синдрома раздраженного кишечника у детей. J. Acad. Nutr. Диета. 116 , 1458–1464 (2016).

    Google ученый

  • 97.

    Рид-Найт, Б., Сквайрс, М., Читкара, Д. К. и ван Тилбург, Массачусетс . Нейрогастроэнтерол. Мотил. 28 , 1915–1920 (2016).

    CAS Google ученый

  • 98.

    Mouchli, M. A. et al. Оценка безопасности и влияния неостигмина на податливость толстой кишки во время тестирования моторики у пациентов с хроническим запором. Нейрогастроэнтерол. Мотил. 28 , 871–878 (2016).

    CAS Google ученый

  • 99.

    Pawlowska, K., Umlawska, W. & Iwanczak, B. Связь между состоянием питания и ростом у педиатрических пациентов с функциональными желудочно-кишечными расстройствами. J. Pediatr. 199 , 171–177 (2018).

    Google ученый

  • 100.

    Bohn, L., Storsrud, S. & Simren, M. Потребление питательных веществ у пациентов с синдромом раздраженного кишечника по сравнению с населением в целом. Нейрогастроэнтерол. Мотил. 25 , 23–30.e1 (2013).

    CAS Google ученый

  • 101.

    Murray, K. et al. Дифференциальные эффекты FODMAP (ферментируемые олиго-, ди-, моносахариды и полиолы) на содержимое тонкого и толстого кишечника у здоровых людей, показанные с помощью МРТ. Am. Дж.Гастроэнтерол. 109 , 110–119 (2014).

    CAS Google ученый

  • 102.

    ван Тилбург, М. А. Л. В: Нейрогастроэнтерология: моторика желудочно-кишечного тракта и функциональные расстройства у детей (редакторы Фор, К., Тапар, Н. и Ди Лоренцо, К.), 71–80 (Springer, 2017).

  • 103.

    Кеннеди, П. Дж., Крайан, Дж. Ф., Динан, Т. Г. и Кларк, Г. Синдром раздраженного кишечника: нарушение оси микробиом-кишечник-мозг? Мир J.Гастроэнтерол. 20 , 14105–14125 (2014).

    Google ученый

  • 104.

    Ван, Х., Ли, И. С., Браун, К. и Энк, П. Влияние пробиотиков на функции центральной нервной системы у животных и людей — систематический обзор. J. Neurogastroenterol. Мотил. 22 , 589–605 (2016).

    CAS Google ученый

  • 105.

    Динан, Т.Г. и Крайан, Дж. Ф. Ось микробиом-кишечник-мозг в здоровье и болезни. Гастроэнтерол. Clin. Север. Являюсь. 46 , 77–89 (2017).

    Google ученый

  • 106.

    Pinto-Sanchez, M. I. et al. Пробиотик Bifidobacterium longum NCC3001 снижает показатели депрессии и изменяет активность мозга: пилотное исследование у пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Гастроэнтерология 153 , 448–459.e8 (2017).

    Google ученый

  • 107.

    Ранасинге, Н., Деванараяна, Н. М., Беннинга, М. А., ван Дейк, М. и Раджиндраджит, С. Психологическая дезадаптация и качество жизни подростков с запорами. Arch. Дис. Ребенок. 102 , 268–273 (2017).

    Google ученый

  • 108.

    Колоски, Н. А., Джонс, М. и Тэлли, штат Нью-Джерси. Доказательства того, что независимые пути от кишечника к мозгу и от мозга к кишечнику работают при синдроме раздраженного кишечника и функциональной диспепсии: 1-летний популяционный анализ перспективное исследование. Алимент. Pharmacol. Ther. 44 ​​, 592–600 (2016).

    CAS Google ученый

  • 109.

    ван Тилбург, М. А. Л. и Картер, К. А. Интеграция биомедицинских и психосоциальных методов лечения в педиатрии с функциональными желудочно-кишечными расстройствами. Гастроэнтерол. Clin. Север. Являюсь. 47 , 863–875 (2018).

    Google ученый

  • 110.

    Hollier, J. M. et al. Множество психологических факторов предсказывают выраженность боли в животе у детей с синдромом раздраженного кишечника. Нейрогастроэнтерол. Мотил. 31 , e13509 (2019).

    Google ученый

  • 111.

    Levy, R. L. et al. Когнитивные медиаторы результатов лечения функциональной боли в животе у детей. Clin. Дж. Пейн 30 , 1033–1043 (2014). Это рандомизированное контролируемое исследование психологического лечения не обнаружило роли тревоги в отношении боли; вместо этого, катастрофическая боль у ребенка и угроза, которую воспринимают родители в отношении боли ребенка, предсказывали уменьшение боли в животе у ребенка .

    Google ученый

  • 112.

    Bonnert, M. et al. Роль поведения избегания в лечении подростков с синдромом раздраженного кишечника: анализ посредничества. Behav. Res. Ther. 105 , 27–35 (2018).

    Google ученый

  • 113.

    Siawash, M. et al. Боль в брюшной стенке или синдром раздраженного кишечника: проверка педиатрической анкеты. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 69 , e65 – e69 (2019).

    Google ученый

  • 114.

    Lane, M. M., Weidler, E. M., Czyzewski, D. I. & Shulman, R. J. Болевые симптомы и характер стула не влияют на диагностические расходы для детей с функциональной абдоминальной болью и синдромом раздраженного кишечника при оказании первичной или третичной помощи. Педиатрия 123 , 758–764 (2009).

    Google ученый

  • 115.

    Turco, R. et al. Связь глютеновой болезни в детстве с функциональными желудочно-кишечными расстройствами: проспективное исследование у пациентов, соответствующих критериям Рима III. Алимент. Pharmacol. Ther. 34 , 783–789 (2011).

    CAS Google ученый

  • 116.

    Saps, M. et al. Распространенность функциональных желудочно-кишечных расстройств, связанных с болью в животе, у детей и подростков с глютеновой болезнью на безглютеновой диете: многонациональное исследование. J. Pediatr. 182 , 150–154 (2017).

    Google ученый

  • 117.

    Heida, A., Holtman, G. A., Lisman-van Leeuwen, Y., Berger, M. Y. & van Rheenen, P. F. Избегайте эндоскопии у детей с подозрением на воспалительное заболевание кишечника с нормальным уровнем кальпротектина. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 62 , 47–49 (2016).

    CAS Google ученый

  • 118.

    Macarthur, C. Helicobacter pylori-инфекция и повторяющиеся боли в животе у детей: отсутствие доказательств причинно-следственной связи. Банка. J. Gastroenterol. 13 , 607–610 (1999).

    CAS Google ученый

  • 119.

    Trivic, I. & Hojsak, I. Первоначальная диагностика функциональных желудочно-кишечных расстройств у детей увеличивает шанс разрешения симптомов. Pediatr. Гастроэнтерол. Гепатол.Nutr. 21 , 264–270 (2018). Важное обсервационное исследование, которое подразумевает, что своевременный диагноз (при первом посещении), основанный на симптомах и истории болезни, приводит к удовлетворительным результатам у детей с функциональным желудочно-кишечным расстройством. Это означает, что тестирование часто не требуется для установления точного диагноза .

    Google ученый

  • 120.

    Бонилья, С., Дели, В. и Сапс, М.Прогностическая ценность отрицательного результата эндоскопии у детей с функциональными нарушениями ЖКТ. Clin. Педиатр. 50 , 396–401 (2011).

    Google ученый

  • 121.

    Freedman, S. B. et al. Поздняя диагностика у детей с запорами: многоцентровое ретроспективное когортное исследование. J. Pediatr. 186 , 87–94.e16 (2017).

    Google ученый

  • 122.

    van Tilburg, M.A. et al. Беспокойство родителей по поводу повторяющихся болей в животе у детей. Гастроэнтерол. Nurs. 29 , 50–55 (2006).

    Google ученый

  • 123.

    Сантуччи, Н. Р., Сапс, М. и ван Тилбург, М. А. Новые достижения в лечении функциональных болей в животе у детей. Ланцет Гастроэнтерол. Гепатол. 5 , 316–328 (2020).

    Google ученый

  • 124.

    Альфаро Круз, Л., Минард, К., Гаффи, Д., Чумпитази, Б. П. и Шульман, Р. Дж. Получает ли меньшинство детей с функциональными желудочно-кишечными расстройствами официальные рекомендации по диете? JPEN J. Parenter. Входить. Nutr. https://doi.org/10.1002/jpen.1771 (2020).

    Артикул Google ученый

  • 125.

    Дункансон, К. Р., Талли, Н. Дж., Уокер, М. М. и Берроуз, Т. Л. Продовольственная и функциональная диспепсия: систематический обзор. J. Hum. Nutr. Диета. 31 , 390–407 (2018).

    CAS Google ученый

  • 126.

    Duboc, H., Latrache, S., Nebunu, N. & Coffin, B. Роль диеты в управлении функциональной диспепсией. Фронт. Психиатрия 11 , 23 (2020).

    Google ученый

  • 127.

    Барретт, Дж. С. и Гибсон, П. Р. Клинические последствия мальабсорбции фруктозы и других короткоцепочечных углеводов. Прак. Гастроэнтерол. 31 , 51–65 (2007).

    Google ученый

  • 128.

    Халмос, Э. П., Пауэр, В. А., Шеперд, С. Дж., Гибсон, П. Р. и Мьюир, Дж. Дж. Диета с низким содержанием FODMAP снижает симптомы синдрома раздраженного кишечника. Гастроэнтерология 146 , 67–75.e5 (2014).

    CAS Google ученый

  • 129.

    Чумпитази, Б.P. et al. Фруктаны обостряют симптомы у некоторых детей с синдромом раздраженного кишечника. Clin. Гастроэнтерол. Гепатол. 16 , 219–225.e1 (2018).

    CAS Google ученый

  • 130.

    Шеперд, С. Дж., Паркер, Ф. К., Мьюр, Дж. Г. и Гибсон, П. Р. Диетические триггеры абдоминальных симптомов у пациентов с синдромом раздраженного кишечника: рандомизированные плацебо-контролируемые доказательства. Clin. Гастроэнтерол. Гепатол. 6 , 765–771 (2008).

    CAS Google ученый

  • 131.

    Major, G. et al. Повышенная чувствительность толстой кишки к растяжению, а не чрезмерное газообразование, вызывает симптомы, связанные с углеводами, у людей с синдромом раздраженного кишечника. Гастроэнтерология 152 , 124–133.e2 (2017). Это исследование подчеркивает, как определенные продукты могут вызывать симптомы у пациентов с СРК, вызывая висцеральную гиперчувствительность, которая может быть активирована вздутием живота и, согласно другим исследованиям, воспалением, вызванным пищей .

    Google ученый

  • 132.

    Yang, J. et al. Непереносимость лактозы у пациентов с синдромом раздраженного кишечника с диареей: роль тревоги, активация врожденной иммунной системы слизистой оболочки и висцеральная чувствительность. Алимент. Pharmacol. Ther. 39 , 302–311 (2014).

    CAS Google ученый

  • 133.

    Zhou, S. Y. et al. Диета FODMAP модулирует висцеральную ноцицепцию за счет липополисахаридного воспаления кишечника и дисфункции барьера. J. Clin. Инвестировать. 128 , 267–280 (2018).

    Google ученый

  • 134.

    Халмос, Э. П. и Гибсон, П. Р. Противоречия и реальность диеты FODMAP для пациентов с синдромом раздраженного кишечника. J. Gastroenterol. Гепатол. 34 , 1134–1142 (2019).

    Google ученый

  • 135.

    Уайлдер-Смит, К. Х., Олесен, С. С., Матерна, А.& Drewes, A. M. Предикторы ответа на диету с низким содержанием FODMAP у пациентов с функциональными желудочно-кишечными расстройствами и непереносимостью лактозы или фруктозы. Алимент. Pharmacol. Ther. 45 , 1094–1106 (2017).

    CAS Google ученый

  • 136.

    Bellini, M. et al. Диета с низким содержанием FODMAP: доказательства, сомнения и надежды. Питательные вещества 12 , 148 (2020).

    Google ученый

  • 137.

    Лебенталь, Э., Росси, Т. М., Норд, С. К. и Брански, Д. Периодические боли в животе и абсорбция лактозы у детей. Педиатрия 67 , 828–832 (1981).

    CAS Google ученый

  • 138.

    Dearlove, J., Dearlove, B., Pearl, K. & Primavesi, R. Диетическая лактоза и ребенок с болью в животе. Br. Med. J. 286 , 1936–1936 (1983).

    CAS Google ученый

  • 139.

    Garcia-Etxebarria, K. et al. Повышенная распространенность редких патогенных вариантов сахаразы-изомальтазы у пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Clin. Гастроэнтерол. Гепатол. 16 , 1673–1676 (2018).

    CAS Google ученый

  • 140.

    Герике, Б., Амири, М., Скотт, С. Р. и Наим, Х. Ю. Молекулярная патогенность новых мутаций сахаразы-изомальтазы, обнаруженных у пациентов с врожденной недостаточностью сахаразы-изомальтазы. Biochim. Биофиз. Acta Mol. Основы дис. 1863 , 817–826 (2017).

    CAS Google ученый

  • 141.

    Zheng, T. et al. Снижение эффективности диеты с низким содержанием FODMAP у пациентов с СРК-Д, несущих гипоморфные варианты сахаразы-изомальтазы (SI). Кишечник 69 , 397–398 (2019).

    Google ученый

  • 142.

    Fritscher-Ravens, A. et al.Конфокальная эндомикроскопия показывает пищевые изменения слизистой оболочки кишечника пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Гастроэнтерология 147 , 1012–1020.e4 (2014).

    Google ученый

  • 143.

    Fritscher-Ravens, A. et al. Многие пациенты с синдромом раздраженного кишечника страдают атипичной пищевой аллергией, не связанной с иммуноглобулином E. Гастроэнтерология 157 , 109–118.e5 (2019).

    Google ученый

  • 144.

    Boyce, J. A. et al. Рекомендации по диагностике и лечению пищевой аллергии в Соединенных Штатах: краткое изложение отчета экспертной группы, спонсируемой NIAID. Nutr. Res. 31 , 61–75 (2011).

    CAS Google ученый

  • 145.

    Azcarate-Peril, M.A. et al. Влияние короткоцепочечных галактоолигосахаридов на микробиом кишечника людей с непереносимостью лактозы. Proc. Natl Acad. Sci. США 114 , E367 – E375 (2017).

    CAS Google ученый

  • 146.

    Huaman, J. W. et al. Эффекты пребиотиков по сравнению с диетой с низким содержанием FODMAP у пациентов с функциональными расстройствами кишечника. Гастроэнтерология 155 , 1004–1007 (2018).

    CAS Google ученый

  • 147.

    Medow, M. S. et al. Таблетки бета-галактозидазы в лечении непереносимости лактозы в педиатрии. Am.J. Dis. Ребенок. 144 , 1261–1264 (1990).

    CAS Google ученый

  • 148.

    Treem, W. R. Клинические аспекты и лечение врожденной недостаточности сахаразы-изомальтазы. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 55 (Дополнение 2) , S7 – S13 (2012).

    Google ученый

  • 149.

    Komericki, P. et al. Пероральная ксилозоизомераза снижает выведение водорода из дыхания и улучшает желудочно-кишечные симптомы при мальабсорбции фруктозы — двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Алимент. Pharmacol. Ther. 36 , 980–987 (2012).

    CAS Google ученый

  • 150.

    Так, К. Дж., Тейлор, К. М., Гибсон, П. Р., Барретт, Дж. С. и Мьюир, Дж. Дж. Усиление симптомов раздраженного кишечника при приеме внутрь галактоолигосахаридов смягчается лечением альфа-галактозидазой. Am. J. Gastroenterol. 113 , 124–134 (2018).

    CAS Google ученый

  • 151.

    Хуанг, Р. К., Палмер, Л. Дж. И Форбс, Д. А. Распространенность и характер боли в животе у детей в общей врачебной практике Австралии. J. Paediatr. Ребенок. Здравоохранение 36 , 349–353 (2000).

    CAS Google ученый

  • 152.

    Пауло, А. З., Амансио, О. М., де Мораис, М. Б. и Табаков, К. М. Низкое потребление пищевых волокон как фактор риска повторяющихся болей в животе у детей. Eur. J. Clin. Nutr. 60 , 823–827 (2006).

    CAS Google ученый

  • 153.

    Moayyedi, P. et al. Влияние пищевых добавок на синдром раздраженного кишечника: систематический обзор и метаанализ. Am. J. Gastroenterol. 109 , 1367–1374 (2014).

    CAS Google ученый

  • 154.

    Nagarajan, N. et al. Роль пищевых добавок в лечении синдрома раздраженного кишечника: систематический обзор и метаанализ. Eur. J. Gastroenterol. Гепатол. 27 , 1002–1010 (2015).

    CAS Google ученый

  • 155.

    Eswaran, S., Muir, J. & Chey, W. D. Клетчатка и функциональные желудочно-кишечные расстройства. Am. J. Gastroenterol. 108 , 718–727 (2013).

    CAS Google ученый

  • 156.

    Shulman, R.J. et al. Волокно подорожника уменьшает боль в животе у детей с синдромом раздраженного кишечника в рандомизированном двойном слепом исследовании. Clin. Гастроэнтерол. Гепатол. 15 , 1915–1920.e4 (2017).

    Google ученый

  • 157.

    Форд, А. К., Харрис, Л. А., Лейси, Б. Е., Куигли, Е. М. и Моайеди, П. Систематический обзор с метаанализом: эффективность пребиотиков, пробиотиков, синбиотиков и антибиотиков при синдроме раздраженного кишечника. Алимент. Pharmacol. Ther. 48 , 1044–1060 (2018).

    Google ученый

  • 158.

    Вег, К. А. М., Беннинга, М. А. и Табберс, М. М. Эффективность пробиотиков у детей с функциональными абдоминальными болевыми расстройствами и функциональными запорами: систематический обзор. J. Clin. Гастроэнтерол. 52 , (Приложение 1), S10 – S26 (2018).

    Google ученый

  • 159.

    Cheung, W. Y. et al. Экономический эффект от перехода от брендовых онкологических препаратов к генерическим. Curr. Онкол. 26 , 89–93 (2019).

    CAS Google ученый

  • 160.

    Romano, C. et al. Lactobacillus reuteri у детей с функциональной абдоминальной болью (ФАП). J. Paediatr. Ребенок. Здравоохранение 50 , E68 – E71 (2014).

    Google ученый

  • 161.

    Weizman, Z., Abu-Abed, J. & Binsztok, M. Lactobacillus reuteri DSM 17938 для лечения функциональной боли в животе в детстве: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. J. Pediatr. https://doi.org/10.1016/j.jpeds.2016.04.003 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 162.

    Jadresin, O. et al. Lactobacillus reuteri DSM 17938 в лечении функциональной боли в животе у детей — исследование РКИ. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 64 , 925–929 (2017).

    CAS Google ученый

  • 163.

    Марагкудаки, М.и другие. Lactobacillus reuteri DSM 17938 и плацебо значительно уменьшили симптомы у детей с функциональной болью в животе. Acta Paediatr. 106 , 1857–1862 (2017).

    CAS Google ученый

  • 164.

    Эфтехари, К., Вахеди, З., Камали Агдам, М. и Диаз, Д. Н. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование lactobacillus reuteri при хронической функциональной боли в животе у детей. Иран.J. Pediatr. 25 , e2616 (2015).

    Google ученый

  • 165.

    Francavilla, R. et al. Рандомизированное контролируемое исследование Lactobacillus GG у детей с функциональной болью в животе. Педиатрия 126 , e1445 – e1452 (2010).

    Google ученый

  • 166.

    Gawronska, A., Dziechciarz, P., Horvath, A. & Szajewska, H. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование Lactobacillus GG при болях в животе у детей. Алимент. Pharmacol. Ther. 25 , 177–184 (2007).

    CAS Google ученый

  • 167.

    Guandalini, S. et al. VSL # 3 улучшает симптомы у детей с синдромом раздраженного кишечника: многоцентровое рандомизированное плацебо-контролируемое двойное слепое перекрестное исследование. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 51 , 24–30 (2010).

    Google ученый

  • 168.

    Lackner, J. M. et al. Долговечность и снижение эффективности лечения когнитивно-поведенческой терапии синдрома раздраженного кишечника: наблюдение через 12 месяцев. Am. J. Gastroenterol. 114 , 330–338 (2019).

    Google ученый

  • 169.

    Lackner, J. M. et al. Улучшение желудочно-кишечных симптомов после когнитивно-поведенческой терапии синдрома рефрактерного раздраженного кишечника. Гастроэнтерология 155 , 47–57 (2018).

    Google ученый

  • 170.

    Руттен, Дж. М. Т. М., Кортеринк, Дж. Дж., Венманс, Л. М. А. Дж., Беннинга, М. А. и Табберс, М. М. Нефармакологическое лечение функциональных абдоминальных болей: систематический обзор. Педиатрия 135 , 522–535 (2015). Большое рандомизированное контролируемое исследование, показывающее (долгосрочную) эффективность гипнотерапии терапевтом и домашних самоупражнений гипнотерапии. Домашняя гипнотерапия стоит недорого и в ближайшем будущем может быть доступна на многих языках. .

    Google ученый

  • 171.

    Abbott, R.A. et al. Рецидивирующие боли в животе у детей: сводные данные 3 систематических обзоров эффективности лечения. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 67 , 23–33 (2018).

    Google ученый

  • 172.

    Levy, R. L. et al. Когнитивно-поведенческая терапия для детей с функциональной болью в животе и их родителей уменьшает боль и другие симптомы. Am. J. Gastroenterol. 105 , 946–956 (2010).

    Google ученый

  • 173.

    Levy, R. L. et al. Двенадцатимесячный период когнитивно-поведенческой терапии для детей с функциональной болью в животе. JAMA Pediatr. 167 , 178–184 (2013).

    Google ученый

  • 174.

    Lalouni, M. et al. Клиническая и экономическая эффективность когнитивно-поведенческой терапии онлайн у детей с функциональными абдоминальными болевыми расстройствами. Clin. Гастроэнтерол. Гепатол. 17 , 2236–2244.e11 (2019).

    Google ученый

  • 175.

    Levy, R. L. et al. Краткая когнитивно-поведенческая терапия с доставкой по телефону, предназначенная для родителей детей с функциональной болью в животе: рандомизированное контролируемое исследование. Боль 158 , 618–628 (2017).

    Google ученый

  • 176.

    Боннерт, М.и другие. Интернет-доступная когнитивно-поведенческая терапия для подростков с синдромом раздраженного кишечника: рандомизированное контролируемое исследование. Am. J. Gastroenterol. 112 , 152–162 (2017).

    Google ученый

  • 177.

    Sampaio, F. et al. Экономическая эффективность предоставляемой через Интернет когнитивно-поведенческой терапии для подростков с синдромом раздраженного кишечника. BMJ Open 9 , e023881 (2019).

    Google ученый

  • 178.

    Рид-Найт, Б., Клаар, Р. Л., Шурман, Дж. В. и ван Тилбург, М. А. Внедрение психологических методов лечения функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта у детей и взрослых. Эксперт. Преподобный Гастроэнтерол. Гепатол. 10 , 981–984 (2016).

    CAS Google ученый

  • 179.

    Прайор А., Колган С. М. и Уорвелл П. Дж. Изменения ректальной чувствительности после гипнотерапии у пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Кишечник 31 , 896–898 (1990).

    CAS Google ученый

  • 180.

    Уорвелл, П. Дж., Хоутон, Л. А., Тейлор, Э. Э. и Макстон, Д. Г. Физиологические эффекты эмоций: оценка с помощью гипноза. Lancet 340 , 69–72 (1992).

    CAS Google ученый

  • 181.

    Палссон, О.С., Тернер, М.Дж., Джонсон, Д.А., Бернетт, К.К. и Уайтхед, У.Э. Гипнозное лечение тяжелого синдрома раздраженного кишечника: исследование механизма и влияния на симптомы. Dig. Дис. Sci. 47 , 2605–2614 (2002).

    Google ученый

  • 182.

    Vlieger, A. M. et al. Отсутствие изменений ректальной чувствительности после кишечной гипнотерапии у детей с функциональной болью в животе или синдромом раздраженного кишечника. Am. J. Gastroenterol. 105 , 213–218 (2010).

    CAS Google ученый

  • 183.

    Флигер, А.М., Руттен, Дж. М., Говерс, А. М., Франкенхейс, К. и Беннинга, М. А. Долгосрочное наблюдение кишечно-направленной гипнотерапии по сравнению со стандартным лечением у детей с функциональной болью в животе или синдромом раздраженного кишечника. Am. J. Gastroenterol. 107 , 627–631 (2012).

    Google ученый

  • 184.

    Rutten, J. et al. Самостоятельные упражнения с гипнотерапией в домашних условиях и индивидуальная гипнотерапия с терапевтом для лечения синдрома раздраженного кишечника у детей, функциональной боли в животе или синдрома функциональной боли в животе: рандомизированное клиническое испытание. JAMA Pediatr. 171 , 470–477 (2017).

    Google ученый

  • 185.

    Korterink, J. J., Ockeloen, L. E., Hilbink, M., Benninga, M. A. & Deckers-Kocken, J. M. Йога-терапия функциональных желудочно-кишечных расстройств, связанных с болью в животе, у детей: рандомизированное контролируемое исследование. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 63 , 481–487 (2016).

    Google ученый

  • 186.

    Bittar, R.G. et al. Глубокая стимуляция мозга для облегчения боли: метаанализ. J. Clin. Neurosci. 12 , 515–519 (2005).

    Google ученый

  • 187.

    Babygirija, R., Sood, M., Kannampalli, P., Sengupta, J. N. & Miranda, A. Чрескожная стимуляция электрического нервного поля модулирует центральные болевые пути и ослабляет поствоспалительную висцеральную и соматическую гипералгезию у крыс. Neuroscience 356 , 11–21 (2017).

    CAS Google ученый

  • 188.

    Kovacic, K. et al. Нейростимуляция функциональных желудочно-кишечных расстройств, связанных с болью в животе, у подростков: рандомизированное, двойное слепое, фиктивно-контролируемое исследование. Ланцет Гастроэнтерол. Гепатол. 2 , 727–737 (2017).

    Google ученый

  • 189.

    Day, A. S. Использование дополнительных и альтернативных методов лечения и пробиотических препаратов детьми, посещающими амбулаторные гастроэнтерологические клиники. J. Paediatr. Ребенок. Здравоохранение 38 , 343–346 (2002).

    CAS Google ученый

  • 190.

    Влигер, А. М., Блинк, М., Тромп, Э. и Беннинга, М. А. Использование дополнительной и альтернативной медицины педиатрическими пациентами с функциональными и органическими желудочно-кишечными заболеваниями: результаты многоцентрового исследования. Педиатрия 122 , e446 – e451 (2008).

    Google ученый

  • 191.

    Кортеринк, Дж. Дж., Руттен, Дж. М., Венманс, Л., Беннинга, М. А. и Табберс, М. М. Фармакологическое лечение функциональных болей в животе у детей: систематический обзор. J. Pediatr. 166 , 424–431.e6 (2015).

    CAS Google ученый

  • 192.

    Эльзенбрух С. и Энк П. Эффекты плацебо и их детерминанты при желудочно-кишечных расстройствах. Nat. Преподобный Гастроэнтерол. Гепатол. 12 , 472–485 (2015).

    Google ученый

  • 193.

    Weimer, K. et al. Эффекты плацебо у детей: обзор. Pediatr. Res. 74 , 96–102 (2013).

    Google ученый

  • 194.

    Черняк, Э., Оберландер, Т.Ф., Веймер, К., Коссовски, Дж. И Энк, П. «Плацебо по доверенности» и «Ноцебо по доверенности» у детей: обзор роли родителей в результаты лечения. Фронт.Психиатрия 11 , 169 (2020).

    Google ученый

  • 195.

    Римский фонд. Интерактивный набор инструментов для принятия клинических решений GI genius. Римский фонд https://romeonline.org/product/rome-iv-interactive-clinical-decision-toolkit-logicnets (2020).

  • 196.

    Клайн, Р. М., Клайн, Дж. Дж., Ди Пальма, Дж. И Барберо, Дж. Дж. Покрытые энтеросолюбильной оболочкой, pH-зависимые капсулы масла мяты перечной для лечения синдрома раздраженного кишечника у детей. J. Pediatr. 138 , 125–128 (2001).

    CAS Google ученый

  • 197.

    Saps, M., Miranda, A. in Gastrointestinal Pharmacology Vol. 239 (ред. Гринвуд-Ван Меервельд, Б.) 147–176 (Springer, 2017).

  • 198.

    Karabulut, G. S. et al. Заболеваемость синдромом раздраженного кишечника у детей по Римским критериям III и эффект лечения тримебутином. J. Neurogastroenterol.Мотил. 19 , 90–93 (2013).

    Google ученый

  • 199.

    Pourmoghaddas, Z., Saneian, H., Roohafza, H. & Gholamrezaei, A. Мебеверин для лечения функциональной боли в животе у детей: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Biomed. Res. Int. 2014 , 1 (2014).

    Google ученый

  • 200.

    Наранг, М., Шах, Д. и Ахтар, Х.Эффективность и безопасность дротаверина гидрохлорида у детей с повторяющимися болями в животе: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Indian Pediatr. 52 , 847–851 (2015).

    Google ученый

  • 201.

    Scarpellini, E. et al. Лечение рифаксимином избыточного бактериального роста в тонком кишечнике у детей с синдромом раздраженного кишечника. Eur. Rev. Med. Pharmacol. Sci. 17 , 1314–1320 (2013).

    CAS Google ученый

  • 202.

    Коллинз, Б. С. и Лин, Х. С. Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование антибиотикотерапии избыточного бактериального роста в тонком кишечнике у детей с хронической болью в животе. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 52 , 382–386 (2011).

    CAS Google ученый

  • 203.

    Бахар, Р. Дж., Коллинз, Б. С., Стейнмец, Б.& Ament, M. E. Двойное слепое плацебо-контролируемое испытание амитриптилина для лечения синдрома раздраженного кишечника у подростков. J. Pediatr. 152 , 685–689 (2008).

    CAS Google ученый

  • 204.

    Saps, M. et al. Многоцентровое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование амитриптилина у детей с функциональными желудочно-кишечными расстройствами. Гастроэнтерология 137 , 1261–1269 (2009).

    CAS Google ученый

  • 205.

    Campo, J. V. et al. Циталопрам лечение рецидивирующей боли в животе у детей и коморбидных интернализующих расстройств: исследовательское исследование. J. Am. Акад. Ребенок. Adolesc. Психиатрия 43 , 1234–1242 (2004).

    Google ученый

  • 206.

    Рухафза, Х., Пурмогаддас, З., Санейан, Х. и Голамрезаи, А.Циталопрам при функциональной боли в животе у детей: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Нейрогастроэнтерол. Мотил. 26 , 1642–1650 (2014).

    CAS Google ученый

  • 207.

    Федеральное управление по лекарствам (FDA). Суицидальность у детей и подростков, получающих антидепрессанты. FDA https://www.fda.gov/drugs/postmarket-drug-safety-information-patients-and-providers/suicidality-children-and-adolescents-being-treated-antidepressant-medications (2018).

  • 208.

    Ли, К. Дж., Ким, Дж. Х. и Чо, С. В. Габапентин снижает ректальную механочувствительность и увеличивает ректальную податливость у пациентов с синдромом раздраженного кишечника с преобладанием диареи. Алимент. Pharmacol. Ther. 22 , 981–988 (2005).

    CAS Google ученый

  • 209.

    Houghton, L.A. et al. Влияние альфа2-дельта-лиганда второго поколения (прегабалин) на висцеральные ощущения у гиперчувствительных пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Кишечник 56 , 1218–1225 (2007).

    CAS Google ученый

  • 210.

    Mugie, S. M. et al. Прукалоприд не более эффективен, чем плацебо, для детей с функциональным запором. Гастроэнтерология 147 , 1285–1295.e1 (2014).

    CAS Google ученый

  • 211.

    Benninga, M. et al. Эффективность и безопасность любипростона у детей с функциональными запорами: многоцентровое рандомизированное плацебо-контролируемое двойное слепое опорное исследование. Гастроэнтерология 154 , S559 – S560 (2018).

    Google ученый

  • 212.

    Лисман-ван Левен, Ю., Шпее, Л. А. А., Беннинга, М. А., Бирма-Зейнстра, С. М. А. и Бергер, М. Ю. Прогноз боли в животе у детей в первичной медицинской помощи — проспективное когортное исследование. Ann. Fam. Med. 11 , 238–244 (2013).

    Google ученый

  • 213.

    Saps, M. et al. Рекомендации по фармакологическим клиническим испытаниям у детей с синдромом раздраженного кишечника: педиатрический подкомитет Римского фонда по клиническим испытаниям. Нейрогастроэнтерол. Мотил. 28 , 1619–1631 (2016).

    CAS Google ученый

  • 214.

    Федеральное управление по лекарствам (FDA). Регулирующие конечные точки в гастроэнтерологии и развитие терапии алкогольного гепатита и связанных с алкоголем заболеваний печени, а также педиатрического синдрома раздраженного кишечника и педиатрического функционального запора. FDA https://www.fda.gov/drugs/news-events-human-drugs/gastroenterology-regulatory-endpoints-and-advancement-therapeutics-alcoholic-hepatitis-and-alcohol (2020).

  • 215.

    Федеральное управление по лекарствам (FDA). Показатели исхода, сообщаемые пациентами: использование в разработке медицинских продуктов для подтверждения заявлений о маркировке. (Министерство здравоохранения и социальных служб США, 2009 г.).

  • 216.

    Райли, А. В. Доказательства того, что дети школьного возраста могут самостоятельно сообщать о своем здоровье. Амбул. Педиатр. 4 , 371–376 (2004).

    Google ученый

  • 217.

    Varni, J. W. et al. Желудочно-кишечные симптомы предикторы качества жизни, связанного со здоровьем у педиатрических пациентов с функциональными желудочно-кишечными расстройствами. Qual. Life Res. 26 , 1015–1025 (2017).

    Google ученый

  • 218.

    Irwin, D. E. et al.План выборки и характеристики пациентов в рамках крупномасштабного педиатрического исследования PROMIS. Qual. Life Res. 19 , 585–594 (2010).

    Google ученый

  • 219.

    Spiegel, B.M. et al. Разработка шкалы желудочно-кишечных симптомов, разработанной Национальным институтом здравоохранения (NIH) для измерения результатов, сообщаемых пациентами (PROMIS). Am. J. Gastroenterol. 109 , 1804–1814 (2014).

    Google ученый

  • 220.

    Варни, Дж. У. Модель измерения PedsQL (TM) для инвентаризации качества жизни детей (TM). PedsQL http://www.pedsql.org (2020).

  • 221.

    Варни, Дж. У., Сайд, М., Найт, Т. С., Узарк, К. и Сзер, И. С. Общие базовые шкалы PedsQL 4.0: чувствительность, отзывчивость и влияние на принятие клинических решений. J. Behav. Med. 25 , 175–193 (2002).

    Google ученый

  • 222.

    Варни, Дж. У., Сеид, М. и Куртин, П. С. PedsQL 4.0: надежность и валидность общих базовых шкал педиатрической инвентаризации качества жизни версии 4.0 в популяциях здоровых и пациентов. Med. Уход 39 , 800–812 (2001).

    CAS Google ученый

  • 223.

    Варни, Дж. У., Сеид, М. и Роде, К. А. PedsQL: модель измерения для инвентаризации качества жизни детей. Med. Уход 37 , 126–139 (1999).

    CAS Google ученый

  • 224.

    Варни, Дж. У., Кей, М. Т., Лимберс, К. А., Франсиози, Дж. П. и Поль, Дж. Ф. Разработка элемента модуля желудочно-кишечных симптомов PedsQL: качественные методы. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 54 , 664–671 (2012).

    Google ученый

  • 225.

    Varni, J. W. et al. Модуль PedsQL желудочно-кишечных симптомов: выполнимость, надежность и валидность. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 59 , 347–355 (2014).

    Google ученый

  • 226.

    Varni, J. W. et al. Качество жизни, связанное со здоровьем у педиатрических пациентов с функциональными и органическими заболеваниями желудочно-кишечного тракта. J. Pediatr. 166 , 85–90 (2015).

    Google ученый

  • 227.

    Varni, J. W. et al. Шкалы желудочно-кишечных симптомов PedsQL и шкалы желудочно-кишечного беспокойства у педиатрических пациентов с функциональными и органическими желудочно-кишечными заболеваниями по сравнению со здоровыми людьми. Qual. Life Res. 24 , 363–378 (2015).

    Google ученый

  • 228.

    ван Тилбург, М. А. и Мерфи, Т. Б. Парадокс качества жизни при желудочно-кишечных расстройствах. J. Pediatr. 166 , 11–14 (2015).

    Google ученый

  • 229.

    Уокер, Л. С. и Грин, Дж. У. Инвентаризация функциональной инвалидности: измерение игнорируемого параметра состояния здоровья ребенка. J. Pediatr. Psychol. 16 , 39–58 (1991).

    CAS Google ученый

  • 230.

    Клаар, Р. Л. и Уокер, Л. С. Функциональная оценка педиатрических пациентов с болью: психометрические свойства перечня функциональной инвалидности. Pain 121 , 77–84 (2006).

    Google ученый

  • 231.

    Рассел, А. К., Стоун, А. Л. и Уокер, Л.S. Тошнота у детей с функциональной абдоминальной болью указывает на плохие исходы для здоровья в молодом взрослом возрасте. Clin. Гастроэнтерол. Гепатол. 15 , 706–711 (2017).

    Google ученый

  • 232.

    Campo, J. V. et al. Исходы повторяющихся болей в животе у взрослых: неужели они просто выросли из этого? Педиатрия 108 , E1 (2001).

    CAS Google ученый

  • 233.

    Shelby, G.D. et al. Функциональная боль в животе в детстве и длительная подверженность тревожным расстройствам. Педиатрия 132 , 475–482 (2013).

    Google ученый

  • 234.

    Хоге, Э. А., Поллак, М. Х., Кауфман, Р. Э., Зак, П. Дж. И Саймон, Н. М. Уровни окситоцина при социальном тревожном расстройстве. CNS Neurosci. Ther. 14 , 165–170 (2008).

    CAS Google ученый

  • 235.

    Gieteling, M. J., Bierma-Zeinstra, S. M., Passchier, J. & Berger, M. Y. Прогноз хронической или рецидивирующей боли в животе у детей. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 47 , 316–326 (2008).

    Google ученый

  • 236.

    Horst, S. et al. Прогнозирование сохранения функциональной боли в животе с детства до юношеского возраста. Clin. Гастроэнтерол. Гепатол. 12 , 2026–2032 (2014).

    Google ученый

  • 237.

    Линдли, К. Дж., Глейзер, Д. и Милла, П. Дж. Потребительство в здравоохранении может быть вредным для здоровья ребенка: уроки от детей с функциональной болью в животе. Arch. Дис. Ребенок. 90 , 335–337 (2005).

    CAS Google ученый

  • 238.

    Pace, F. et al. Семейный анамнез синдрома раздраженного кишечника является основным определяющим фактором стойких жалоб со стороны брюшной полости у молодых людей с историей повторяющихся болей в животе у детей. World J. Gastroenterol. 12 , 3874–3877 (2006).

    Google ученый

  • 239.

    Денглер-Криш, К. М., Хорст, С. Н. и Уокер, Л. С. Соматические жалобы в детстве. Функциональная боль в животе связана с функциональными желудочно-кишечными расстройствами в подростковом и взрослом возрасте. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 52 , 162–165 (2011).

    Google ученый

  • 240.

    Feinle-Bisset, C. & Azpiroz, F. Факторы питания и образа жизни при функциональной диспепсии. Nat. Преподобный Гастроэнтерол. Гепатол. 10 , 150–157 (2013).

    CAS Google ученый

  • 241.

    Krasaelap, A. & Madani, S. Ципрогептадин: потенциально эффективное лечение функциональных желудочно-кишечных расстройств у детей. Pediatr. Анна. 46 , e120 – e125 (2017).

    Google ученый

  • 242.

    Родригес, Л., Диас, Дж. И Нурко, С. Безопасность и эффективность ципрогептадина для лечения симптомов диспепсии у детей. J. Pediatr. 163 , 261–267 (2013).

    CAS Google ученый

  • 243.

    Li, J. et al. Комбинация масла мяты перечной и масла тмина для лечения функциональной диспепсии: систематический обзор и метаанализ. Evid. На основе дополнения. Альтерн. Med. 2019 , 7654947 (2019).

    Google ученый

  • 244.

    Ким, Ю.С., Ким, Дж.-В., Ха, Н.-Й., Ким, Дж. И Рю, Х.С. Терапия травами при функциональных желудочно-кишечных расстройствах: повествовательный обзор и клиническое значение. Фронт. Психиатрия 11 , 601 (2020).

    Google ученый

  • 245.

    Браун, П. Д., Нагелькерке, С. К. Дж., Ван Эттен-Джамалудин, Ф. С., Беннинга, М. А.И Табберс, М. М. Фармакологические методы лечения функциональной тошноты и функциональной диспепсии у детей: систематический обзор. Эксперт. Преподобный Clin. Pharmacol. https://doi.org/10.1080/17512433.2018.1540298 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 246.

    Masuy, I., Van Oudenhove, L. & Tack, J. Обзорная статья: варианты лечения функциональной диспепсии. Алимент. Pharmacol. Ther. 49 , 1134–1172 (2019).

    Google ученый

  • 247.

    Ли, Б. У. К. Управление синдромом циклической рвоты у детей: за пределами рекомендаций. Eur. J. Pediatr. 177 , 1435–1442 (2018).

    CAS Google ученый

  • 248.

    Beinvogl, B. et al. Многопрофильное лечение уменьшает боль и увеличивает функциональность у детей с функциональными желудочно-кишечными расстройствами. Clin.Гастроэнтерол. Гепатол. 17 , 994–996 (2019).

    Google ученый

  • 249.

    Дехгани, С. М., Иманье, М. Х., Обуди, Р. и Хагигхат, М. Сравнительное исследование эффективности циметидина, ранитидина, фамотидина и омепразола в лечении детей с диспепсией. ISRN Pediatr. 2011 , 219287 (2011).

    Google ученый

  • 250.

    ДЕТСКИЙ ЭКРАН. Опросник качества жизни, связанного со здоровьем, для детей и подростков в возрасте от 8 до 18 лет. ДЕТСКИЙ ЭКРАН https://www.kidscreen.org/english/questionnaires (2020).

  • 251.

    КИНДЛ. KINDL: переработанная анкета для ДЕТЕЙ и подростков для регистрации качества жизни, связанного со здоровьем. KINDL https://www.kindl.org/ (2020).

  • 252.

    GCQ. Общий показатель качества жизни детей. CORC https: // www.corc.uk.net/outcome-experience-measures/generic-childrens-quality-of-life-measure/ (2020).

  • 253.

    HUInc. Health Utilities Inc: качество жизни, связанное со здоровьем. HUInc http://healthutilities.com (2020).

  • 254.

    HACHQ. Опросник качества жизни младенцев (ITQOL). Inspiring Impact https://www.inspiringimpact.org/resource-library/infant-toddler-quality-of-life-questionnaire-itqol/ (2020).

  • 255.

    Бругман, Э.и другие. Опросник качества жизни детей дошкольного возраста TNO-AZL (TAPQOL). ePROVIDE https://eprovide.mapi-trust.org/instruments/tno-azl-preschool-children-quality-of-life-questionnaire/ (2020).

  • 256.

    Fekkes, M. et al. TNO AZL Качество жизни детей (TACQOL). ePROVIDE https://eprovide.mapi-trust.org/instruments/tno-azl-children-s-quality-of-life/ (2020).

  • 257.

    ПРОМИС. Список педиатрических мероприятий. HealthMeasures https: // www.healthmeasures.net/explore-measurement-systems/promis/intro-to-promis/list-of-pediatric-measures/ (2020).

  • Функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта у детей и подростков

    Обзор

    Функциональные желудочно-кишечные расстройства часто встречаются у детей и подростков с жалобами на боли в животе. Наш мозг и наши желудочно-кишечные тракты тесно связаны («связь разума и тела»). Функциональные состояния желудочно-кишечного тракта возникают из-за сочетания повышенной чувствительности желудочно-кишечного тракта с изменениями моторики или движения пищеварительной системы.Наш желудок и кишечник постоянно перемещают пищу, и некоторые люди чувствуют это сильнее, чем другие. Как если бы их желудочно-кишечный тракт прибавил «громкость». Когда их мозг получает эти ощущения, его реакция может изменить движение желудочно-кишечного тракта. Эти состояния распространены, иногда передаются в семьях и обычно встречаются у людей, которые в остальном здоровы. У детей это означает, что они хорошо растут, имеют нормальные лабораторные и рентгенологические результаты и не имеют «тревожных симптомов», таких как кровь в стуле, потеря веса или лихорадка.

    Наиболее частым функциональным заболеванием желудочно-кишечного тракта у детей является функциональная боль в животе. Дети с этим заболеванием обычно испытывают периодические боли в середине живота. Боль может быть сильной и обычно приводит к тому, что ребенок пропускает школу и другие занятия. После сбора подробного анамнеза и проведения физического обследования, чтобы увидеть, соответствует ли картина функциональной боли в животе и не указывает ли она в другом направлении, врач может порекомендовать скрининговые тесты. В зависимости от ситуации они могут включать базовые анализы крови, мочи и стула, а также визуализацию брюшной полости (например,грамм. УЗИ или рентген). Если эти тесты в норме (как ожидается при функциональной боли), медицинские работники могут сосредоточиться на облегчении боли и возвращении ребенка к его / ее нормальной деятельности. Мы ищем обычные вещи, которые могут усугубить функциональную боль, такие как запор, стресс и различные продукты или добавки в рационе. Если пациент будет вести дневник симптомов, а также отмечать, что он ел и пил, что делал каждый день и как выглядел их стул, это может быть действительно полезным и помогает ребенку почувствовать себя частью команды вместе с его / ее родителями и врачом. .Есть много разных вещей, которые можно сделать, чтобы помочь ребенку почувствовать себя лучше, и процесс начинается с того, что ребенок и родители понимают диагноз и знают, что, хотя боль настоящая и часто сильная, это «безопасное» состояние. .

    Когда боль или дискомфорт в животе уменьшаются со стулом или связаны с изменением частоты или консистенции стула, мы называем это синдромом раздраженного кишечника (СРК). У пациентов с этим заболеванием в стуле может быть слизь (но не кровь), и они могут чувствовать вздутие живота.Иногда они испытывают острую потребность в дефекации при стрессе, например, перед выступлением или тестом. Когда речь идет о диарее, мы обычно хотим быть уверены, что в стуле нет инфекции и нет большого количества подслащенных прозрачных жидкостей, которые могут вызывать или ухудшать симптомы.

    Когда боль возникает в верхней части живота и не связана с изменениями стула, используется термин «функциональная диспепсия». Если ребенок принимает лекарства, называемые «НПВП», также известные как нестероидные противовоспалительные препараты (например, ибупрофен, Motrin ™, Aleve ™ и Advil ™), может быть полезно прекратить или уменьшить их количество, поскольку они могут усиливать боль.Иногда детям с диспепсией назначают курс кислотоснижающих препаратов, но если проблема не исчезнет, ​​врач может провести обследование («верхняя эндоскопия» или «ЭГДС») для выявления язв, кислотного рефлюкса и инфекций желудка.

    Методы лечения функциональных желудочно-кишечных расстройств различаются в зависимости от того, какой симптом больше всего поражает пациента. Сюда могут входить лекарства для уменьшения или увеличения движения стула по кишечному тракту, уменьшения кислотности желудочного сока, уменьшения кишечного спазма, изменения состава бактерий в кишечнике или уменьшения ощущений желудочно-кишечного тракта, которые достигают головного мозга.Существуют также важные немедикаментозные методы лечения, такие как методы релаксации, биологическая обратная связь, самогипноз и специальные диеты. По мере проведения дополнительных исследований варианты лечения меняются. Это, а также тот факт, что каждый пациент индивидуален, означает, что лучше всего обсудить этот выбор с врачом вашего ребенка.

    Если вы считаете, что у вашего ребенка может быть одно из этих состояний, поговорите со своим врачом. Вы также можете получить дополнительную информацию на www.gikids.org.

    Автор (ы) и дата (ы) публикации

    Клэр М.Wilson, MD, Providence Alaska Medical Center, Anchorage, AK, Jonathan S. Evans, MD, FACG, Nemours Children’s Clinic, Jacksonville, FL, и Marsha H. Kay, MD, FACG, Cleveland Clinic, Cleveland, OH — опубликовано в июле 2013.

    Вернуться к началу

    СРК и функциональные расстройства, не связанные с желудочно-кишечным трактом

    «Необъяснимые» симптомы и «функциональные» расстройства

    Люди обычно обращаются к врачам с симптомами, а не с названиями болезней или состояний (диагнозами).Задача поставщика медицинских услуг — разобраться в жалобах пациента в рамках медицинских диагнозов и признанных заболеваний.

    Это достигается путем «сбора анамнеза» (интервью), физического осмотра и диагностического тестирования. Процесс завершается, когда симптомы сводятся к диагнозу конкретного заболевания, которое затем лечится с разной степенью успеха.

    К сожалению, эта идеализация диагностического процесса часто не реализуется в реальной клинической практике.У значительного процента пациентов, которые консультируются с поставщиками медицинских услуг в первичной медико-санитарной помощи или даже в специализированных клиниках, наблюдаются симптомы, которые остаются необъясненными после того, как диагностический процесс исчерпан.

    Дело в том, что современная медицина фокусируется на структурных (часто называемых «органическими») заболеваниях, то есть заболеваниях, которые имеют основу в структуре или анатомии систем организма, а не на функциональных нарушениях, которые имеют основу в том, как эти системы работают.

    Примерами структурных аномалий в желудочно-кишечном тракте являются язва, воспаление, инфекция и рак.

    Примерами функциональных нарушений являются нарушение моторики (когда нервы или мышцы в любой части пищеварительного тракта не работают с их нормальной силой и координацией) и гиперчувствительность к боли (когда люди чувствуют или воспринимают боль или дискомфорт более легко или на более низких уровнях чем считается нормальным).

    Большинство диагностических тестов (лабораторные тесты, радиология, эндоскопия и изотопное сканирование) предназначены для выявления структурных проблем, но не нарушений функций.

    Существует множество примеров функциональных нарушений желудочно-кишечного тракта. Наиболее изученными и наиболее распространенными из них являются синдром раздраженного кишечника (СРК), а также неязвенная диспепсия или функциональная диспепсия.

    Как известно большинству пациентов с этими расстройствами, результаты диагностических тестов кажутся нормальными, и пациенту часто говорят, что «с ними все в порядке» или что «это все в их голове».

    Фактически, симптомы остаются «необъяснимыми» не потому, что их невозможно объяснить, а потому, что некоторые медицинские работники не знают, как их объяснить.

    Функциональные расстройства в различных системах организма

    В середине 19-го века американский невролог Джордж Миллер Берд ввел термин «неврастения» для обозначения расстройства, которое иногда также называлось болезнью Бороды. Он описал пациентов с необъяснимой хронической усталостью и утомлением, которые он назвал нервным истощением. Он сообщил, что у этих пациентов было много дополнительных признаков и симптомов, включая бессонницу, боль в спине, нервозность, беспокойство, депрессию, головную боль, трудности с концентрацией внимания, снижение сексуального импульса, боль в животе, вздутие живота и избыток газов, диарею и отсутствие аппетита.Хотя он описал пациентов обоего пола, он сообщил, что неврастения имеет преобладание у женщин.

    Это было раннее описание генерализованного функционального расстройства со связанными психологическими элементами и свидетельством соматического расстройства (SD).

    Leave a Reply

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    2021 © Все права защищены.