Пульсирует поджелудочная: Может ли поджелудочная пульсировать? Почему?

Содержание

Аневризма брюшной аорты

Аневризма брюшной аорты

Аневризма брюшной аорты это расширенный участок нижней части аорты – главного кровеносного сосуда, который несет кровь по всему телу. Диаметр аорты около 2-3 см, она проходит через центр грудной клетки и живота. Поскольку аорта является основным поставщиком крови организму, разрыв аневризмы аорты может вызвать опасные для жизни кровотечения.

В зависимости от размера и скорости, с которой увеличивается аневризма, лечение может варьировать от тактики наблюдения до срочной операции. После обнаружения аневризмы брюшной аорты врач будет контролировать ее состояние, чтобы операция была плановой, если она потребуется. Экстренная операция по поводу разрыва аневризмы аорты очень опасна.

Симптомы

Аортальные аневризмы брюшной полости часто растут медленно и обычно бессимптомно, что создает трудности в их выявлении. Некоторые аневризмы могут никогда не разрываться. Многие изначально маленького размера и такими и остаются, хотя многие расширяются в течение долгого времени.

Другие расширяются быстро. Сложно предсказать, как быстро аортальная аневризма брюшной полости будет увеличиваться.

По мере того, как аневризма увеличивается, некоторые люди могут заметить:

  • чувство пульсации около пупка;
  • глубокая, постоянная боль в животе или сбоку живота;
  • боль в пояснице.

Причины

Большинство аневризм аорты появляется в части аорты, которая относится к брюшной полости. Хотя точная причина аортальных аневризм брюшной полости неизвестна, многие факторы могут играть роль, в том числе:

  • Курение табака. Курение сигарет и другие формы использования табака увеличивают риск аортальных аневризм. В дополнение к вредным воздействиям, которые оказывает курение непосредственно на артерии, курение способствует накоплению липидных бляшек в артериях (атеросклероз) и высокому артериальному давлению. Курение также быть причиной быстрого роста аневризмы и в дальнейшем повреждения аорты.
  • Уплотнение артерий (атеросклероз). Атеросклероз возникает, когда липиды и другие вещества откладываются на внутренней стенке кровеносного сосуда, увеличивая риск возникновения аневризмы.
  • Инфицирование аорты (васкулит). В редких случаях аортальная аневризма брюшной полости может быть вызвана инфекцией или воспалением, которое ослабляет часть аортальной стенки.
  • Аневризмы могут развиться где угодно на протяжении аорты, но когда они образуются в верхней части аорты, то называются грудными аортальными аневризмами. Чаще аневризмы формируются в нижней части аорты и называются аортальными аневризмами брюшной полости.

Факторы риска

Факторы риска аневризмы брюшной полости включают:

  • Возраст. Аортальные аневризмы брюшной полости появляются чаще всего у людей старше 65 лет.
  • Курение табака. Курение табака — значительный фактор риска развития аортальной аневризмы брюшной полости. Чем дольше Вы курили или жевали табак, тем вероятность развития аневризмы больше.
  • Атеросклероз. Атеросклероз, откладывание липидов и других веществ, которые могут повредить внутреннюю стенку кровеносного сосуда, увеличивает вероятность возникновения аневризмы.
  • Мужской пол. Мужчины заболевают аортальными аневризмами брюшной полости намного чаще, чем женщины.
  • Семейный анамнез. Люди, у которых есть наследственная предрасположенность к аортальной аневризме брюшной полости, подвергаются повышенному риску. Люди, у которых есть семейный анамнез аневризм, склонны заболевать аневризмами в более молодом возрасте и находятся в группе повышенного риска разрыва аневризмы.

Осложнения

Расслаивающая аневризма разрыв стенки аорты (рассечение) является главным осложнением аортальной аневризмы брюшной полости.

Разорванная аортальная аневризма может привести к опасному для жизни внутреннему кровотечению. Вообще, чем больше аневризма, тем больше риск разрыва.

Признаки и симптомы, свидетельствующие о разрыве аневризмы:

  • внезапная интенсивная и постоянная боль в брюшной полости или в пояснице;
  • боль, которая иррадиирует к спине или ногам;
  • потливость;
  • липкий пот;
  • головокружение;
  • тошнота;
  • рвота;
  • пониженное давление;
  • учащенный пульс;
  • потеря сознания;
  • одышка.

Другое осложнение аортальных аневризм — риск тромбообразования. В области аортальной аневризмы могут развиться небольшие тромбы. Если тромб отрывается от внутренней стенки аневризмы и закрывает кровеносный сосуд в другом месте в Вашего тела, это может вызвать боль или заблокировать приток крови к ногам, пальцам ног, почкам или органам брюшной полости.

Современные подходы к лечению аневризмы брюшной аорты

  • аневризма брюшной части аорты выявляется ежегодно приблизительно у 12 – 15 человек из 100,000, и из-за потенциальной возможности разрыва увеличивает летальность;
  • УЗИ или КТ скрининг рекомендуется для курящих мужчин старше 65 лет, и для мужчин старше 50 лет и женщин старше 60 лет, у которых родители или родные братья/сестры имели аневризму аорты;
  • oперировать рекомендуется аневризмы с диаметром больше 5 см у женщин и 5. 5 см у мужчин, или если аневризма увеличилась на 5 мм (или больше) меньше чем за 6 месяцев;
  • эндоваскулярные операции аневризмы брюшной аорты являются методом выбора у пациентов старше 65 лет, при высоком риске из-за других заболеваний и при предшествующих операциях на аорте.

В руках опытных хирургов открытая операция на аневризме аорте в большинстве случаев безопасна и обеспечивает долговременные результаты, и хорошо подходит для молодых пациентов. Во время этой операции аорта пережимается выше и ниже аневризмы, и измененный участок заменяется полиэстровой заплатой.

Периоперационные осложнения (включая сердечные и легочные осложнения, послеоперационные грыжи, сексуальную дисфункцию, паралич нижних конечностей и смерть) и время восстановления при выборе традиционного открытого вмешательства, могут дать худший результат у пациентов пожилого возраста или с высоким операционным риском.

Эндоваскулярное лечение аневризмы аорты с использованием имплантируемого стента является более безопасной альтернативой открытой операции. Эта процедура дает отличные результаты у пациентов с подходящим анатомическим строением.

Контроль и лечение

  • аневризмы часто протекают бессимптомно;
  • аневризмы брюшной аорты часто обнаруживаются случайно при обследовании живота при выполнении рентгенографии, компьютерной томографии, УЗИ, выполненных с другой целью;
  • если аневризма маленькая (4.5 см в диаметре) и никаких симптомов нет, рекомендуется ежегодное дуплексное ультразвуковое обследование;
  • отказ от курения и контроль гипертонии – оптимальная профилактика появления и роста аневризм;
  • оперировать рекомендуется аневризмы с диаметром больше 5 см у женщинах и 5.5 см у мужчин, или если аневризма увеличилась на 5 мм (или больше) меньше чем за 6 месяцев.

Процедура проводится через небольшие разрезы в бедренных артериях. После пункции бедренной артерии проводник проводится через расширенную часть аорты, затем стент продвигается по проводнику. После правильного расположения стента, баллон расширяется, и стент раздвигает стенку сосуда, чтобы не допустить распространения аневризмы ниже почечных артерий.

Для гарантии надлежащей герметизации между имплантируемым стентом и аортой, большинство в настоящее время доступных стентов требует, чтобы у аневризмы проксимальный перешеек был по крайней мере на 1.0 — 1.5 см ниже почечных артерий. Однако, операция может быть сделана пациентам с аневризмами, у которых перешейки аневризмы короче или вообще отсутствуют, при помощи имплантации стента с многочисленными отверстиями и браншами к артериям почек или кишечника.

Для проведения проводника требуется подходящее состояние подвздошных артерий, однако возможное введение стента через маленький забрюшинный разрез увеличило число кандидатов на эндоваскулярную операцию

По сравнению с традиционным открытым хирургическим вмешательством эндоваскулярное имеет несколько преимуществ:

  • уменьшение времени операции;
  • уменьшение кровопотери и необходимости инфузий;
  • уменьшение времени лечения в отделении интенсивной терапии и пребывания в больнице;
  • уменьшенный риск осложнений;
  • используется меньше контраста, и часто во время процедуры требуется меньше 60 мл контраста;
  • интраоперационная и ранняя (до 30 дней) смертность также меньше для эндоваскулярных операций, чем для открытых.

В среднем пребывание после открытой операции в отделении интенсивной терапии составляет приблизительно 3 дня, затем 7-10 дней в отделении, восстановление занимает 8-12 недель.

Большинство пациентов после эндоваскулярной операции не требуют госпитализации в отделение ИТ и могут быть отпущены домой на следующий день после операции. Больший процент пациентов, перенесший эндоваскулярную операцию, отпускаются сразу домой, а не в реабилитационные санатории. Эти пациенты быстрее возвращаются к нормальному уровню физической активности, реабилитационный период составляет 1-2 недели.

У пациентов с незначительной сопутствующей патологией, которым возможно провести эндоваскулярное вмешательство, также могут произойти некоторые осложнения, специфичные для этого метода. Крайне редко возможен переход к открытой операции. Проблемы, связанные с установкой стента, возникают у 5-10% пациентов и требуют КТ или УЗИ наблюдения

Смещение стента возможно редко, т.к. у стентов нового поколения имеются крючки, и они раскрываются выше уровня почечных артерий для лучшей фиксации. «Подтекания» — когда кровь проникает между стентом и стенкой аорты – встречается в 5-10% случаев. Большая их часть – II типа «подтекания» — кровь продолжается скапливается в аневризме из поясничной артерии. Если есть рост аневризмы, пациенты не считаются излеченными, в этом случае под местной анестезией амбулаторно проводят закрытие поясничных артерий эмболизацией.

При надлежащем наблюдении риск последующего разрыва чрезвычайно низок. Поэтому пациенты должны быть готовы выполнять в дальнейшем обследование, которое включает компьютерную томографию эндоваскулярного стента спустя 4 — 6 месяцев после операции и затем ежегодно. Другие менее распространенные осложнения – разрушение или инфицирование стента.

Современный прогноз для здоровых пациентов, которые переносят операцию на аневризме, превосходен. Эндоваскулярная операция является удивительным прогрессом в лечении пациентов с подходящей анатомией и является преимущественным методом лечения пациентов с высокой степенью риска и пожилых.

Лечение и препараты

Вот общие основные принципы для лечения аортальных аневризм брюшной полости.

Маленькая аневризма

Если у Вас есть маленькая аортальная аневризма брюшной полости — приблизительно 4 см в диаметре или меньше — и у Вас нет симптомов, доктор может предложить тактику наблюдения, а не хирургическое лечение. Вообще, маленькие аневризмы в операции не нуждаются, потому что риск хирургического вмешательства, может перевешивать риск разрыва.

Если Вы выберете этот подход, то Ваш доктор будет контролировать Вашу аневризму с периодическими выполнениями УЗИ, обычно каждые 6-12 месяцев; необходимо немедленно сообщить, если Вы почувствуете болезненные ощущения в брюшной полости или боль в пояснице — потенциальные признаки разрыва.

Средняя аневризма

Средняя аневризма имеет размеры между 4 и 5.3 см. Нельзя точно сказать в случае аортальной аневризмы брюшной полости среднего размера о соотношении риска разрыва и операции. Вы должны будете обсудить факторы за и против и принять решение с Вашим доктором. Если Вы выберете наблюдение, то Вы должны будете выполнять УЗИ каждые 6 -12 месяцев, чтобы контролировать Вашу аневризму.

Большая, быстрорастущая или «протекающая» аневризма. Если у Вас аневризма, которая является большой (больше, чем 5.6 см) или быстро растущей (вырастает больше чем на 0.5 см через шесть месяцев), то Вы будете, вероятно, нуждаться в операции. Кроме того, «утечка», истонченная или болезненная аневризма требует лечения. Есть два типа хирургии для аортальных аневризм брюшной полости.

Открытая операция на брюшной полости на аортальной аневризме брюшной полости включает удаление поврежденного участка аорты и замены его на синтетическую трубку (протез), которой замещают поврежденный участок через открытый доступ к брюшной полости. При этом типе вмешательства Вам, вероятно, потребуется месяц или больше для реабилитации.

Эндоваскулярная хирургия — менее агрессивная процедура, в некоторых случаях может использоваться для операции на аневризме. Врач использует синтетический имплант, который с помощью проводника (катетера) проводится через артерию на бедре в аорту. Имплант – тканная трубка, покрытая металлической поддерживающей сеткой — помещается в место аневризмы и закрепляется маленькими крючками. Тканный имплант укрепляет ослабленную часть аорты, предотвращает разрыв аневризмы.

Время восстановления для людей, которые переносят эндоваскулярную операцию, короче, чем для людей после открытой операции на брюшной полости. Однако, в последующем потребуются более частые обследования, потому что эндоваскулярно установленный имплант может протечь. Последующие УЗИ должны проводиться каждые шесть месяцев в течение первого года, и затем один раз в год после этого. Долгосрочные коэффициенты выживаемости сходны и для эндоваскулярной хирургии и для открытой хирургии.

Способы лечения Вашей аневризмы будут зависеть от множества факторов, включая местоположение аневризмы, Вашего возраста, функции почек и других условий, которые могут увеличить Ваш риск эндоваскулярной или открытой операции.

Образ жизни и домашние средства

Лучший способ предотвращения аортальной аневризмы – сохранять Ваши кровеносные сосуды максимально здоровыми. Для этого можно предпринять следующие шаги:

  • бросьте курить;
  • держите свое артериальное давление под контролем;
  • регулярно обследуйтесь;
  • уменьшите количество холестерина и жиров в Вашей диете.

Если Вы подозреваете, что можете иметь аортальную аневризму брюшной полости, или волнуетесь по поводу Вашего риска аневризмы из-за наследственной предрасположенности, посетите врача. Если аневризма обнаружена на ранней стадии, лечение может быть легче и эффективнее.

Лапароскопическая хирургия • Открытая лапароскопия

Лапароскопия, также известная как диагностическая лапароскопия, представляет собой хирургическую диагностическую процедуру, которая используется для исследования органов внутри брюшной полости. Это малорисковая, малоинвазивная процедура, требующая лишь небольших разрезов.

Лапароскопическая хирургия предполагает использование для осмотра органов брюшной полости специального инструмента, который называется лапароскоп. Лапароскоп –  это длинная тонкая трубка с высокоинтенсивным фонариком и камерой высокого разрешения на конце. Инструмент вводится через разрез в брюшной стенке. По мере движения камера передает изображение на видеомонитор.

лапароскопические инструменты

Назначение

В большинстве случаев проблемы с брюшной полостью могут быть диагностированы с помощью таких методов:

  • ультразвуковое исследование (УЗИ), которое использует для создания изображений высокочастотные звуковые волны;
  • компьютерная томография (КТ), при которой изображение создается из серии рентгеновских снимков;
  • магнитно-резонансная томография (МРТ), которое использует для создания изображений магниты и радиоволны.

В хирургии лапароскопия часто применяется, когда эти тесты не дают достаточной информации или понимания для постановки диагноза. Лапароскопия –  это метод, позволяющий «заглянуть» внутрь человеческого тела в режиме реального времени, без необходимости проведения открытой операции. Во время этой процедуры также могут быть получены образцы тканей для проведения биопсии. Лапароскопия часто используется для выявления и диагностики источника тазовых или абдоминальных болей. Обычно это делается, когда неинвазивные методы диагностики не помогли. Врач может рекомендовать лапароскопию для исследования следующих органов:

  • аппендикс;
  • желчный пузырь;
  • печень;
  • поджелудочная железа;
  • тонкая и толстая кишка;
  • селезенка;
  • желудок;
  • тазовые и репродуктивные органы.

лапароскопическая хирургия

Открытая лапароскопическая операция может помочь обнаружить или подтвердить:

  • различные типы опухолей;
  • присутствие жидкости в брюшной полости;
  • заболевание печени;
  • эффективность применяемых методов лечения;
  • степень прогрессирования конкретного вида рака.

Риски лапароскопии

Лапароскопические операции, как и любые другие хирургические вмешательства, имеют свои риски, о которых тоже необходимо знать. Наиболее распространенными рисками, связанными с лапароскопией, являются кровотечение, инфекция и повреждение органов брюшной полости. Однако эти проявления достаточно редки. После процедуры важно следить за любыми признаками инфекции. Возможными проявлениями, при которых следует немедленно обращаться к врачу станут:

  • лихорадка или озноб;
  • боль в животе, которая становится более интенсивной с течением времени;
  • покраснение, отек, кровотечение или дренаж в местах разреза;
  • непрерывная тошнота или рвота;
  • постоянный кашель;
  • одышка;
  • затрудненное мочеиспускание;
  • головокружение.

Менее распространенные риски включают:

  • осложнение при общей анестезии;
  • воспаление брюшной стенки;
  • попадание тромба в таз, ноги или легкие.

Существует также небольшой риск повреждения исследуемых во время лапароскопии органов. Кровь и другие жидкости могут просочиться в тело в точке прокола его наружных покровов.

В некоторых случаях, например, при хирургии холецистэктомии врач может решить, что возможные риски диагностической лапароскопии слишком высоки, чтобы гарантировать преимущества использования данного минимально инвазивного метода. Такая ситуация часто возникает у тех, кто ранее перенес операции на брюшной полости, что увеличивает риск образования спаек между структурами в ней. Наличие таких спаек увеличивает время проведения операции и риск травмирования органов.

Подготовка к лапароскопии

Перед проведением пациента к лапароскопии могут быть назначены дополнительные анализы крови и мочи, электрокардиограмма (ЭКГ) и рентген грудной клетки, а также УЗИ, КТ или МРТ. Эти исследования позволят врачу лучше понять аномалию, исследование которой предполагается при лапароскопии. Их результаты также могут улучшить визуальное представление внутренних органов, что также может повысить эффективность лапароскопии.

За восемь часов до лапароскопии пациенту будет рекомендовано воздержаться от еды и питья. В большинстве случаев лапароскопическая операция проводится под общим наркозом, который может вызвать сонливость и неспособность вести машину в течение нескольких часов после операции.

До проведения процедуры врачу понадобится подробная информация о рецептурных и безрецептурных лекарствах, которые принимает пациент. Врач может порекомендовать изменить те из них, которые могут повлиять на результат. Это, в частности:

  • антикоагулянты, например, разжижители крови;
  • нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), включая аспирин и ибупрофен;
  • препараты, влияющие на свертываемость крови;
  • травяные или пищевые добавки;
  • витамин К.

Пациенты женского пола должны сообщить врачу о беременности или планах забеременеть в ближайшее время. Это снизит риск причинения вреда ребенку.

Ход процедуры

Лапароскопия обычно проводится в амбулаторных условиях. Это означает, что пациент может вернуться домой уже в день проведения операции. Скорее всего для выполнения данной операции пациенту потребуется общая анестезия. Во время процедуры пациент будет спать, а болевые ощущения будут отсутствовать. Для достижения общей анестезии в вену вводится внутривенная линия (IV), а также дополнительные препараты в случае необходимости. В некоторых случаях при лапароскопии может использоваться местная анестезия.

Во время лапароскопии хирург делает разрез ниже пупка, а затем вставляет в него небольшую трубку (канюлю), чтобы надуть живот углекислым газом и обеспечить полный доступ к органам брюшной полости. Затем хирург вводит через разрез лапароскоп. Камера, прикрепленная к нему, создает изображение, которое передается на экран, позволяя исследовать органы в режиме реального времени.

Количество и размер разрезов зависит от того, какие именно заболевания хирург пытается диагностировать. Как правило их число составляет от 1 до 4, каждый из них имеет 1-2 сантиметра в длину. Эти разрезы позволяют использовать другие хирургические инструменты. Например, для выполнения биопсии. После завершения исследования инструменты удаляются, разрезы закрываются швами или хирургической лентой, а на разрезы накладываются повязки.

Восстановления после лапароскопии

Наблюдение за пациентом после завершения операции продолжается в течение нескольких часов. Основные жизненные показатели, такие как дыхание и частота сердечных сокращений, будут тщательно контролироваться. Персонал больницы также будет проверять наличие любых побочных реакций на анестезию и саму процедуру, а также следить за длительностью кровотечения. Сроки выписки зависят от:

  • общего физического состояния;
  • типа использованной анестезии;
  • реакции организма на операцию.

В первые дни после лапароскопии пациент может почувствовать умеренную боль и пульсацию в тех местах, где были сделаны разрезы. Любая боль или дискомфорт, которые повлекла за собой лапароскопическая операция,  должны закончиться в течение нескольких дней, боль может быть облегчена с помощью специальных лекарств. Также после процедуры часто возникают боли в плече. Ее вызывает углекислый газ, который используется для раздувания живота, чтобы создать рабочее пространство для хирургических инструментов. Газ может раздражать диафрагму, что может вызвать небольшое вздутие живота. Дискомфорт должен исчезнуть в течение нескольких дней.

Лечение вросшего ногтя в Москве

Бесплатная консультация или второе мнение врача-хирурга перед операцией в Клиническом госпитале на Яузе! подробнее

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначить только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Вросший ноготь способен причинять физический дискомфорт и спровоцировать развитие воспалительных процессов и нагноения. Обычно проблема появляется на большом пальце ноги. Сопровождается болезненными ощущениями и мешает ходьбе. Лечением вросшего ногтя на пальце должны заниматься специалисты. При самостоятельном вмешательстве можно занести инфекцию и усугубить ситуацию. Со временем ноготь снова врастает в мягкие ткани, и проблема возвращается. Кроме того, лечение вросшего ногтя в клинике на Яузе происходит безболезненно и качественно. Это позволит вам избавиться от проблемы навсегда в комфортных условиях.

Причины, симптомы и лечение вросшего ногтя на пальце ноги

Чаще всего к развитию проблемы приводит неправильно выполненный педикюр или отсутствие надлежащего ухода за ногами. Попытка придать ногтевой пластине слишком узкую и закругленную форму обычно провоцирует ее врастание.

Также развитие патологии может быть следствием неудобной обуви. Узкие и тесные туфли постепенно деформируют ноготь и способствуют его врастанию в мягкие ткани пальца. Немалую роль в возникновении проблемы имеют наследственность и хронические заболевания эндокринной системы. Сахарный диабет вызывает деформацию ногтевой пластины и ее врастание. По наследству передается определенная форма ногтевого ложа, при которой развитие патологии практически неизбежно.

Нередко причиной врастания ногтя служат грибковые заболевания и травмы пальцев. Независимо от факта, спровоцировавшего проблему, заболевание считают онихокриптозом, и оно подлежит лечению в клинике.

Медики разделяют несколько стадий заболевания:

  • начальная — покраснение вокруг ногтя, боль;
  • средняя — припухлость, болезненная пульсация;
  • запущенная — образование гноя, деформация ногтевой пластины, язвы.

Вид терапии определяет врач, лечение вросшего ногтя зависит от того, насколько запущена патология. В некоторых случаях удается обойтись консервативными методами.

Внимание! Цены на сайте могут отличаться.
Пожалуйста, уточняйте актуальную стоимость у администраторов по телефону.

Дисфункция сфинктера Одди | Кедры-Синай

Не то, что вы ищете?

Что такое дисфункция сфинктера Одди?

Сфинктер Одди — это мышечный клапан в пищеварительном тракте. Он помогает перемещать желчь и соки из поджелудочной железы в тонкую кишку. Когда этот клапан работает неправильно, это называется дисфункцией сфинктера Одди (СОД).

Желчь — это пищеварительный сок, вырабатываемый вашей печенью.Ваш желчный пузырь хранит его. Затем он поступает в верхнюю часть тонкой кишки, чтобы помочь вам переваривать пищу. В то же время ваша поджелудочная железа вырабатывает соки, которые важны для пищеварение. И желчь, и сок поджелудочной железы попадают в тонкую кишку через общий проток, который открывается и закрывается сфинктером Одди.

При 1 типе СОД происходит спазм сфинктера Одди. зажимает заткнись и не можешь расслабиться.В других случаях он может быть сужен из-за перенесенного воспаления. Твой пищеварительные соки возвращаются в поджелудочную железу и в желчные протоки печени. Это вызывает сильную боль в животе.

Другой тип СОД возникает, когда сфинктер Одди становится жесткий и узкий. Это предотвращает попадание пищеварительных соков в тонкую кишку.

Что вызывает дисфункцию сфинктера Одди?

Эксперты не уверены, почему происходит SOD.Это редкое состояние.

Кто подвержен риску дисфункции сфинктера Одди?

Вы подвергаетесь наибольшему риску этого состояния, если у вас было удален желчный пузырь. Другими факторами риска СОД являются:

  • Операция по уменьшению массы тела путем обходного желудочного анастомоза
  • Быть женщиной
  • Быть среднего возраста
  • Наличие рецидивирующего панкреатита (рецидивирующий панкреатит)

Каковы симптомы сфинктера Одди дисфункция?

Основным симптомом СОД является сильная боль в животе, идет. Симптомы могут быть похожи на приступ желчного пузыря. У вас может быть боль в верхняя часть живота, которая, кажется, движется или распространяется в правое плечо. Вы можете также есть боль в груди, похожая на сердечный приступ. Эта боль часто очень похожа к боли в желчном пузыре. Но люди все еще испытывают эту боль после удаления желчного пузыря. удаленный.

Иногда СОД вызывает панкреатит. Панкреатит – тяжелое отек и раздражение поджелудочной железы.Это может вызвать боль в желудке вокруг живота кнопка и боль в левом боку под ребрами. Симптомы, сопровождающие боли в животе включают:

  • Тошнота
  • Рвота
  • Потеря аппетита
  • Потеря веса

Как диагностируется дисфункция сфинктера Одди?

Ваш лечащий врач может подумать, что у вас СОД, если у вас рецидивирующий панкреатит или приступы болей в животе после взятия желчного пузыря вне. Ваш врач может также рассмотреть возможность SOD, если у вас сильная боль в животе после восстановление после операции обходного желудочного анастомоза.

Лечение СОД не помогает при болях в желудке, не вызванных СОД. Поэтому очень важно провести тестирование, чтобы выяснить, действительно ли у вас есть условие. Эти тесты могут включать:

  • Анализы крови. Это делается для проверки уровня ферментов печени или поджелудочной железы выше нормы.
  • УЗИ. Это визуализирующий тест может быть выполнен для осмотра желчных протоков, печени или поджелудочной железы.
  • Магнитный резонанс холангиопанкреатография (МРХПГ). Это визуализирующее исследование желчные и панкреатические протоки.
  • Эндоскопический ретроградный холангиопанкреатография (ЭРХПГ). Этот тест заглядывает прямо внутрь система воздуховодов при получении рентгеновских снимков, визуальных снимков и измерение давления.
  • Эндоскопический ультразвук (ЭУС). Это внутреннее УЗИ проводится во время обследования верхних отделов желудочно-кишечного тракта. (желудочно-кишечное) обследование. В нем используется тонкая трубка (эндоскоп), которая вводится в рот, вниз в желудок и в первую часть малого кишечник.Этот тест дает очень подробные изображения. Он умеет искать причины боли, такие как хронический панкреатит.
  • Гепатобилиарная иминодиуксусная кислота ( HIDA) сканирование. Это особый тип сканирования, при котором исследуется дренаж из желчных протоков. система

Как лечить дисфункцию сфинктера Одди?

Лечение СОД зависит от вашего типа.Это также зависит от насколько плохи ваши симптомы. Ваш лечащий врач может посоветовать:

  • Некоторые лекарства. Кальций блокаторы каналов и другие лекарства могут облегчить симптомы. Но они могут иметь сторону эффекты.
  • Сфинктеротомия. Для этого процедура, ваш сфинктер мышцы Одди разрезается хирургическим путем.У вас может быть это делается, если тесты показывают, что ваши симптомы связаны с резервным выделением пищеварительных соков в вашу печень или поджелудочную железу. И у вас часто возникают симптомы. Это можно сделать путем хирургического вмешательства или чаще эндоскопии.
  • Ботулинический токсин (ботокс) инъекция. Инъекция ботокса может быть сделана через эндоскоп, чтобы облегчить симптомы.

Какие возможны осложнения сфинктера Одди дисфункция?

Основным осложнением СОД является панкреатит. Это может быть серьезно. Это может произойти из-за процедуры ЭРХПГ или лечения, проводимого во время процедуры. если ты сделать операцию по разрезанию сфинктера, другие возможные осложнения:

  • Кровотечение
  • Инфекция
  • Замедленное сужение системы воздуховодов из-за шрамы

Как справиться с дисфункцией сфинктера Одди?

Если у вас СОД или вы восстанавливаетесь после сфинктеротомии, выполняйте все указания вашего поставщика медицинских услуг.Принимайте все лекарства в соответствии с указаниями. Расскажите своему поставщику медицинских услуг о любых других лекарствах, которые вы принимаете, в том числе отпускаемые без рецепта лекарства, добавки или травы.

Эти советы могут помочь вам справиться с SOD:

  • Не пейте алкоголь.
  • Не кури.
  • Ограничьте потребление продуктов с высоким содержанием жиров.
  • Держите уровень холестерина под контролем.
  • Поддерживайте здоровый вес.
  • Ешьте чаще небольшими порциями.

Когда мне следует позвонить своему лечащему врачу?

Позвоните своему поставщику медицинских услуг, если у вас сильная боль в животе, которая не уходит или продолжает возвращаться. Также сообщите своему поставщику медицинских услуг, если вы имеют следующие симптомы, особенно после операции на желчном пузыре:

  • Лихорадка
  • Озноб
  • Тошнота
  • Рвота
  • Потеря аппетита

Ключевые моменты о дисфункции сфинктера Одди

  • Сфинктер Одди — это мышечный клапан пищеварительного тракта. тракт.Когда он работает неправильно, это называется дисфункцией сфинктера Одди. (СОД).
  • Сфинктер Одди помогает вывести желчь и соки из поджелудочной железы в тонкую кишку.
  • Вы более подвержены риску SOD, если у вас есть желчный пузырь удалили или сделали операцию по снижению веса путем обходного желудочного анастомоза.
  • Основным симптомом СОД является сильная боль в животе, которая возникает и идет.
  • Анализы крови, УЗИ и другие методы визуализации могут помочь диагностировать это состояние.
  • Сфинктеротомия может облегчить симптомы СОД.

Следующие шаги

совета, которые помогут вам получить максимальную отдачу от визита к врачу провайдер:

  • Знайте причину вашего визита и то, что вы хотите случаться.
  • Перед посещением запишите интересующие вас вопросы. ответил.
  • Возьмите с собой кого-нибудь, кто поможет вам задавать вопросы и помните, что говорит вам ваш провайдер.
  • При посещении запишите название нового диагноза и любые новые лекарства, методы лечения или тесты. Также запишите любые новые инструкции дает вам ваш провайдер.
  • Знать, почему назначают новое лекарство или лечение и как это поможет вам. Также знайте, каковы побочные эффекты.
  • Спросите, можно ли вылечить ваше состояние другими способами.
  • Знать, почему рекомендуется тест или процедура и что результаты могут означать.
  • Знайте, чего ожидать, если вы не примете лекарство или тест или процедура.
  • Если у вас запланирована повторная встреча, запишите дату, время и цель визита.
  • Знайте, как вы можете связаться со своим провайдером, если у вас есть вопросы.

Медицинский обозреватель: Джен Лерер, доктор медицины

Медицинский обозреватель: Рэймонд Терли-младший PA-C

Медицинский обозреватель: L Renee Watson MSN RN

© 2000-2021 Компания StayWell, ООО.Все права защищены. Эта информация не предназначена для замены профессиональной медицинской помощи. Всегда следуйте инструкциям своего лечащего врача.

Не то, что вы ищете?

«Это не может быть очень важным, потому что это приходит и уходит» — рассказы пациентов о прерывистых симптомах, предшествующих диагностике рака поджелудочной железы: качественное исследование

Сильные стороны и ограничения этого исследования

  • Как и подобает этому качественному подходу, мы стремились к максимальной вариации, а не к числовому представлению; мы включили людей с широким кругом знаний и опыта, а не только тех, кто особенно беспокоился о своих преддиагностических симптомах или задержке диагностики.

  • В ходе анализа были обнаружены интермиттирующие симптомы — мы не спрашивали конкретно, возникают ли симптомы периодически.

  • Наше исследование основано на воспоминаниях людей о событиях, что считается предвзятостью в некоторых исследовательских традициях, однако эти рассказы также исходят от тех, у кого был диагностирован опасный для жизни недуг, и они, вероятно, долго и упорно думали о том, как и когда у них начался рак. Использование качественных методов интерпретации позволяет нам анализировать эти воспоминания и учиться на них.

Введение

Ранние симптомы рака поджелудочной железы расплывчаты и неспецифичны; более показательные признаки, такие как желтуха, появляются на поздних стадиях заболевания, поэтому большинство случаев диагностируется на поздних стадиях. увидеть один новый случай примерно каждые 5  лет. Пятилетняя выживаемость составляет менее 4% в Великобритании3, и эта статистика не изменилась в течение 40  лет, несмотря на улучшение выживаемости при многих других видах рака.Был проведен ряд исследований преддиагностических симптомов при раке поджелудочной железы, в том числе проспективное когортное исследование базы данных первичной медицинской помощи с заранее определенным списком симптомов,4 ретроспективный анализ данных первичной медицинской помощи5 или больничных записей,6–8 структурированные интервью с использованием заранее определенных списков. симптомов9,10 или комбинации методов.11 Ряд неспецифических признаков и симптомов был идентифицирован как возникающий до постановки диагноза рака поджелудочной железы, иногда за много месяцев до появления более показательных симптомов, что позволяет предположить, что раннее вмешательство в определенные симптомы может ускорить диагностику12 ,9 и, возможно, увеличить выживаемость.10 ,13

То, как люди воспринимают, оценивают и действуют в соответствии с симптомами, известное как «болезненное поведение»14, уже давно изучается социологами здравоохранения. Для объяснения обращения за помощью при наличии симптомов было предложено множество теорий и моделей.15–17 Золя18, например, описал набор «триггеров» для консультации, которые включают вмешательство в их основные роли (работу, социальную жизнь, домашнюю жизнь, отношения), наблюдение за тем, как долго присутствуют симптомы, принимая во внимание предполагаемую серьезность симптома и ожидания относительно того, может ли врач что-то с этим сделать, и ответы семьи, друзей и коллег, которые могут побудить человека пойти к врачу.Другие теории о том, как люди оценивают симптомы и принимают решение об обращении за помощью, включают теории, описанные Safer et al ,19 Andersen et al 20 и Scott et al 21. Устранение причин «задержки» стало ключевой частью политики в отношении рака во многих странах. Международное сравнительное исследование, опубликованное в 2013 году, показало, что в Великобритании низкая осведомленность о возрастном риске рака и самые высокие воспринимаемые барьеры для проявления симптомов; барьеры, о которых сообщалось, что они необычайно распространены в Великобритании, включали смущение и «нежелание беспокоить врача».22

В этой статье мы представляем анализ одной темы из более широкого качественного исследования людей, страдающих раком поджелудочной железы: мы изучаем, как они интерпретировали преддиагностические признаки и симптомы, почему длительные интервалы возникали перед постановкой диагноза и что побудило их обратиться за медицинской помощью при симптомах. которые были с перерывами.

Методы

Мы набрали участников со всей Великобритании путем распространения информационных пакетов для добровольцев через врачей и медсестер, специализирующихся на раке поджелудочной железы, врачей общей практики, организаций по борьбе с раком поджелудочной железы, членов консультативной группы нашего проекта и методом снежного кома (при котором участники набирают других людей, которых они знают, с такими же условие).Пакеты включали информационный лист, бланк ответа и обратный конверт; те, кто хотел узнать больше об исследовании, связались с исследовательской группой. Несколько человек откликнулись на объявление в газете или связались с исследовательской группой, узнав о проекте в СМИ или из уст в уста. Мы стремились к выборке с максимальным разнообразием23,24 из разных социальных слоев и этнических групп из разных частей Великобритании. Мы хотели охватить широкий спектр случаев рака поджелудочной железы, включая людей, у которых недавно был диагностирован рак, тех, кто находится в ремиссии, и тех, кто получает паллиативную помощь.Используя наш опыт, мы подсчитали, что потребуется около 40 интервью, чтобы достичь насыщения данными (ссылка 25, стр. 61) по широкому диапазону аналитических категорий; мы продолжали набор участников и интервьюирование до тех пор, пока в данных не появились новые темы. Мы набрали 40 участников, в том числе 8, которые помогали ухаживать за родственником, умершим от рака поджелудочной железы; у 2 из 40 была нейроэндокринная опухоль.

AC или JE опросили участников, обычно у них дома, в течение 2009/2010 гг. о всех аспектах их опыта наличия рака поджелудочной железы; интервью длились от 40 минут до 2 часов.В первой, описательной, части интервью респондентов просили рассказать своими словами и без прерывания исследователем, что с ними произошло с того момента, когда они впервые заподозрили неладное. Затем последовал полуструктурированный раздел, посвященный более глубокому изучению проблем и вопросам, которые не были упомянуты. Это включало более подробные вопросы о распознавании и интерпретации симптомов, предпринятых действиях по обращению за помощью и диагностических исследованиях.Интервью были записаны на аудио, расшифрованы дословно, проверены на точность и возвращены участникам, чтобы они могли прочитать текст и удалить или уточнить разделы, если они того пожелают.

Авторы прочитали и перечитали данные, построили фрейм кодирования, закодировали данные в QSR N6 (пакет качественной индексации данных) в соответствии с темами, используя метод постоянного сравнения,25 и исследовали темы во всем наборе данных, как а также в контексте интервью каждого человека. Для анализа в этой статье JE дополнительно классифицировал данные из разделов нарратива и полуструктурированного интервью о преддиагностическом периоде в соответствии с интервалами «оценки», «обращения за помощью» и «диагностики», как определено в Уолтере и др. 26 пересмотренная версия модели Андерсена Total Patient Delay20; это было выполнено с использованием анализа структуры.27 Затем эти интервалы рассматривались как темы и анализировались с использованием метода одного листа бумаги (OSOP). 28 Сообщения об эпизодах симптомов до диагностики были впоследствии перекодированы в зависимости от того, были ли описанные симптомы прерывистыми или постоянными по своей природе, и что побудило людей искать медицинская помощь. Кроме того, были перечислены все признаки и симптомы, упомянутые в интервью, и там, где участники упоминали даты или периоды времени, эти временные интервалы использовались в качестве приблизительного показателя любых временных задержек.

В этой статье мы используем псевдонимы участников, а нерешительность и повторяющиеся слова были удалены из кавычек для удобства чтения. Дальнейший анализ, а также видео- и аудиовыдержки из интервью можно найти по адресу http://healthtalkonline.org/peoples-experiences/cancer/pancreatic-cancer/topics.

Результаты

Характер симптомов

Люди сообщили, что приблизительное время от первого выявления симптома до постановки диагноза составляет от менее месяца до нескольких лет (см. таблицу 1).Признаки и симптомы, о которых сообщалось в нашем исследовании, повторяют таковые из предыдущих исследований (см. вставку 1), за исключением: ощущаемой припухлости под ребрами, пульсации под ребрами и прерывистого ректального кровотечения, которые могли быть признаками далеко зашедшего а не ранний рак поджелудочной железы или несвязанное состояние. Нас поразили рассказы участников о симптомах, которые они периодически испытывали, и уверенность, которую они получали в промежутках между периодами, когда они чувствовали себя относительно хорошо.

Таблица 1

Характеристики общей выборки

Вставка 1

Признаки и симптомы, о которых сообщалось

(выделенные курсивом иногда возникали периодически)

Боль (верхний отдел желудочно-кишечного тракта)

Боль (в спине или плече)

Расстройство желудка/ощущение жжения в груди/необычное чувство насыщения/ранняя отрыжка вздутие живота или вздутие живота

Тошнота

Рвота

Понос

Запор

стеатореи

лихорадка / потеет

ректальное кровотечение

Усталость / астения

Потеря аппетита / Anorexia

потерю веса

желтуха (желтая кожа или глаза, темная моча, бледные табуретки, зуд кожи)

вкусовые изменения

диабет

Palpable Cweat

пульсация под ребра

слабость и бледность

Периодически возникавшие симптомы включали боль в эпигастрии, трудности с пищеварением, иногда лихорадку, тошноту или рвоту и изменения в кишечнике.Эти симптомы не только периодически возникали в нашем исследовании; некоторые люди вспоминали, что один или несколько из этих желудочно-кишечных симптомов были постоянными или постепенно ухудшались с тех пор, как они впервые заметили его. Другие сказали, что у них были отдельные эпизоды симптомов с интервалом в несколько недель или месяцев, как правило, после употребления обильной или особенно обильной пищи, большого количества алкоголя или ночью. У некоторых эпизоды со временем становились все более частыми, пока симптомы не стали постоянными. В некоторых случаях эпизоды перемежающихся симптомов предшествовали любым другим симптомам, в то время как в других они возникали параллельно с другими стойкими симптомами.Некоторые люди вспоминали один изолированный эпизод симптомов до того, как другие стойкие симптомы привели к диагнозу рака.

Люди говорили, что сначала они часто игнорировали свои прерывистые симптомы, потому что они были легкими по своей природе, поэтому не считали их достаточно серьезными, чтобы обратиться к врачу. Например, Алиса сказала, что у нее «начались легкие расстройства желудка, настолько незначительные, что я просто игнорировала их в течение некоторого времени» (Элис: диагноз поставлен в 2006 году; на собеседовании 73 года; лечение: потенциально радикальное хирургическое вмешательство, химиотерапия, лучевая терапия). .Точно так же Десмонд описал «чувство сильной усталости, действительно тяжелой усталости…». Он сказал: «Это случалось часто, и я не мог найти для этого никакой другой причины, кроме того, что я просто работал и устал, но это было нечто большее, и я думаю, что приближалось время, когда я действительно нашел что у меня было» (Десмонд: поставлен диагноз в 2001 г.; 72 года на момент интервью; лечение: нелечебная хирургия, химиотерапия).

Даже когда перемежающиеся симптомы были более серьезными, люди не всегда реагировали на них, потому что они были уверены в хорошем самочувствии между эпизодами и не ожидали повторения симптомов.Например, лихорадка и несварение желудка у Маркуса возникли только после того, как он время от времени употреблял богатую пищу и много вина. Р: Занимаясь виноторговлей, мы много развлекались и ездили с клиентами в Глайндборн смотреть оперу. И мы, очевидно, выпили несколько хороших бутылок или пять, и я обнаружил, особенно после того, как я выпил довольно много, что я внезапно просыпался ночью, испытывая озноб, серьезные дозы озноба и какое-то невероятное расстройство желудка. а потом следующие двенадцать часов я обливался потом, как сумасшедший, и это действительно было довольно неудобно.[…] И: Сколько времени прошло, прежде чем вы обратились с этим к врачу? Ты помнишь? Р: На самом деле, я никогда, я не думаю, что когда-либо действительно проявлял этот конкретный симптом, потому что он довольно быстро исчезал. Полагаю, я пил его три или четыре раза в год, так что это случалось не часто и имело тенденцию случаться, я думаю, когда у меня была богатая еда и довольно много вина. [Маркус: диагноз 2007; 65 лет на собеседовании; лечение: потенциально излечивающая хирургия, химиотерапия, лучевая терапия]

Частью процесса оценки симптома является поиск «нормального» объяснения его появления,29 и среди наших опрошенных было обычным делом приписывать симптомы вещам, отличным от нового заболевания.Например, некоторые связывают боль в животе или изменения в работе кишечника с возможным синдромом раздраженного кишечника (СРК). Некоторые сказали, что ранее их врач диагностировал у них синдром раздраженного кишечника; кажется вероятным, что врачи общей практики также иногда успокаиваются прерывистым характером желудочных симптомов и не подозревают рак. Пару лет назад у меня диагностировали симптомы СРК, как правило, тошноту, диарею, боли в животе и т. д. Так что я сдал несколько анализов и сделал это. И было решено, что да, у меня СРК и, вероятно, старение или вялая пищеварительная система.Тесты, которые я сделал, не показали ничего серьезного, поэтому я просто ушел, действительно изменил диету и т. д. и продолжил. Это, как правило, влияло на мою жизнь в основном на… в смысле довольно месячного цикла. Со мной все было в порядке, а потом все обострялось, и у меня было несколько ночей дискомфорта, болей, расстройства желудка и т. д. Но в основном в моей жизни было такое. [Марта: диагноз 2009; 64 года на момент интервью; лечение: неоадъювантная химиотерапия]

Триггеры для обращения за помощью при прерывистых симптомах

Хотя Маркус (упомянутый выше) признал, что его расстройство желудка с лихорадкой повторялось несколько раз при подобных обстоятельствах, одного этого было недостаточно, чтобы заставить его обратиться за медицинской помощью.Однако это сделали другие. Опираясь на социологические теории консультационного поведения, мы определили конкретные триггеры обращения за помощью, когда симптомы были прерывистыми. На такие симптомы редко воздействовали до тех пор, пока не стала очевидной закономерность, не увеличилась частота эпизодов симптомов, не произошло изменение характера прерывистых симптомов или не появились дополнительные симптомы. Мы проиллюстрируем эти триггеры ниже.

Образец стал очевидным

Эмили обратилась к своему терапевту после того, как почувствовала приступы тошноты и метеоризма, за которыми последовал стул цвета замазки три раза за 5  месяцев. Это случилось примерно три раза, что у меня было, я получал все больше и больше ветра почти и много отрыгивал. Это была другая вещь, которая была очень странной. И мой муж сказал: «Это очень странно». И затем я замечал через несколько дней, иногда я, каждый раз, когда я чувствовал небольшую тошноту в течение нескольких дней, а затем у меня был очень ненормальный цветной стул, как будто у меня был желчный камень или что-то в этом роде. …. Затем несколько месяцев, и я не замечал в то время, что на самом деле раньше меня немного тошнило.Но в следующий раз это случилось, когда меня немного подташнивало, и я думаю: «Ну, интересно, повторится ли то же самое?» Так оно и было. Но это было совсем близко к Рождеству, и я подумал: «Ну, по моему опыту я знаю, что нехорошо ходить к врачу общей практики в преддверии Рождества. Я поеду сразу после Рождества, и тогда все будет рассмотрено должным образом». И вот я пошел, и это случилось снова фактически как раз под Новый год. […] Когда я оглядываюсь назад, я не заметил этого в первый раз. Но во второй раз, когда я увидел табуретку, я подумал: «Да.«Я чувствовал легкую тошноту около двух дней и отрыгивал; отрыжка продолжалась все время. И тогда я подумал: «Хорошо, теперь я должен что-то с этим делать». [Эмили: диагноз 1995; 73 года на момент интервью; лечение: потенциально излечивающая хирургия, лучевая терапия]

Пэдди также признал, что его повторяющиеся приступы сильной боли в животе имели закономерность, но, поскольку они всегда случались ночью, он не обращался к врачу, пока боль не исчезла. И часть первых дней, которые я помню, была своего рода странностью этих болей, которые, если они начинались, скажем, в 7 часов вечера, следовали определенным образом примерно до 2 или 3 часов. то утро.Каждый раз они были абсолютно одинаковыми. Но они, казалось, никогда не случались, когда я мог быстро добраться до врача. И одно из первых раздражений, которое я помню из-за этой проблемы, заключалось в том, что я никогда не мог попасть к врачу, когда действительно испытывал боль. Таким образом, к тому времени, когда я действительно обратился к врачу, может быть, на следующее утро, если мне повезет, или через несколько дней, боль ушла. [Пэдди: диагноз 2000; 59 лет на момент интервью; лечение: неоадъювантная химиотерапия, потенциально излечивающая хирургия]

Повышенная частота симптомов

Некоторые люди обратились за медицинской помощью после того, как обнаружили, что эпизоды их симптомов стали более частыми или изменились с периодических на постоянные. Я не ходил к врачам, которых вы посещаете, потому что болел раз в неделю, два раза в неделю. А потом дошло до трех раз в неделю, а потом дошло до ежедневного, понимаете, казалось, каждый раз, когда я поднимался наверх по лестнице. Я только что сделал унитаз, и буквально все подошло. … Я подумал: «Ну, я лучше пойду и посмотрю, что происходит». [Том: диагноз 2009; 66 лет на собеседовании; лечение: потенциально излечивающая хирургия, химиотерапия]

Изменение характера перемежающегося симптома

Другие обратились к врачу после того, как почувствовали, что характер их прерывистого симптома изменился.Например, Пэдди (упомянутый выше) испытал гораздо более сильную боль, что побудило его быть более «агрессивным» со своими врачами в попытках установить ее причину. В первое утро нового тысячелетия, когда, конечно, все больницы и все врачи, все было закрыто, я испытал ужаснейшую боль, которая превосходила все, что я испытывал раньше, и заставила меня начать все сначала; Затем я стал гораздо агрессивнее говорить: «Послушайте, вы знаете, до сих пор это было случайной странностью, которая, хотя и неприятна, на самом деле не имеет для меня никакого значения.У меня больше этого нет; мы должны что-то с этим делать». [Пэдди: диагноз 2000; 59 лет на момент интервью; лечение: неоадъювантная химиотерапия, потенциально излечивающая хирургия]

Точно так же, прожив в течение 2  лет с желудочными расстройствами, которые ее терапевт приписал СРК, после одного конкретного эпизода Марта почувствовала, что характер и положение боли изменились, и она почувствовала, что в ее теле есть что-то, чего не должно быть. , поэтому она вернулась к своему врачу. В середине июля уехал погостить в Дорсет и зашел пообедать к друзьям.И в тот вечер я чувствовал себя очень неловко, но списал это на что-то вроде СРК; Я думаю, что еда была довольно богатой. Но с тех пор я чувствовал, что боль, которую я получаю, была другой, и я чувствовал, что что-то не так. И я не был доволен тем, как я себя чувствовал. … У меня также была какая-то боль, которая, казалось, соответствовала немного более низкой области, которая, опять же, не была болью, которую я испытывал ни с одним из симптомов СРК, которые у меня были, и это то, что продолжало давать мне эту сильную боль. ощущение, что в моем теле есть что-то, чего там просто не должно быть.Что-то определенно не так. И, опять же, я думаю, что это было просто больше о том, чтобы осознавать свое собственное тело и знать, что это была разница, это было изменение по сравнению с тем, что происходило раньше, любой из симптомов. [Марта: диагноз 2009; 64 года на момент интервью; лечение: неоадъювантная химиотерапия]

Появление дополнительных симптомов

Четвертым триггером было появление другого симптома поверх исходного прерывистого(ых) симптома(ов). Например, Десмонд не обращался за медицинской помощью по поводу эпизодов необъяснимого неприятного запаха изо рта и «действительно сильной усталости» (см. цитату выше) до тех пор, пока некоторое время спустя у него не развилось острое расстройство желудка и желтуха.Маркус (упомянутый выше) не сообщал своему врачу о повторяющихся несварениях желудка и лихорадке до тех пор, пока не почувствовал острую боль в боку. Ральф также подождал, пока он испытает несколько приступов боли, прежде чем действовать в соответствии со своими ранее изменившимися привычками дефекации: Мое испражнение временами было довольно ужасным, особенно с плавающим стулом и мягкими движениями, а также с потребностью сходить в туалет внезапно и очень быстро, особенно после еды. И в то время я приписывала это мужской менопаузе, и люди думали, что это, возможно, синдром раздраженного кишечника.И так продолжалось некоторое время. Первое, что заставило меня осознать, что что-то не так, я хорошо это помню, я проснулся однажды утром, и у меня была очень легкая боль в животе, и я подумал: «О, я напряг мышцы живота, делая приседания. ” И я подумал: «Я давно не делал приседаний». И я терпел боль в животе несколько недель, думая: «Это не может быть очень важно, потому что это приходит и уходит». И в конце концов я пошла с ним к врачу. [Ральф: диагноз 2007; 63 года на момент интервью; лечение: химиотерапия и вакцинация]

Реакция врачей общей практики на интермиттирующие симптомы

Некоторые люди рассказали нам, что их лечащий врач назначил анализы, которые быстро привели к диагнозу рака поджелудочной железы.Например, когда Эмили (цитируемая ранее) рассказала своему терапевту о трех приступах метеоризма, тошноты и стула цвета замазки, ее направили к гастроэнтерологу, к которому она обратилась через 2 недели, после чего она прошла сканирование, которое выявило у нее рак поджелудочной железы. В других случаях диагностический процесс был более длительным, в то время как врач общей практики проверял или лечил предполагаемые доброкачественные причины интермиттирующих симптомов. Например, Алисе прописали омепразол от перемежающегося расстройства пищеварения и сделали эндоскопию, чтобы исключить инфекцию, а повторяющиеся боли в эпигастрии и несварение желудка Финли приписывали возможной грыже пищеводного отверстия диафрагмы, пока его боль не стала настолько сильной, что у него заподозрили сердечный приступ и был доставлен в больницу.

Опыт Рэйчел показывает, как трудно ни пациенту, ни врачу общей практики распознать серьезную проблему, когда симптомы носят периодический и неспецифический характер. За два года до того, как у нее диагностировали рак поджелудочной железы, Рэйчел обратилась к врачу по поводу боли под левым ребром, которая, как она подозревала, была вызвана растяжением мышцы после тяжелой работы в саду. Врач общей практики осмотрел ее, согласился, что это, вероятно, растяжение мышц, и предложил ей принять парацетамол. Боль, казалось, исчезла, но вернулась через несколько недель и, казалось, усиливалась, когда она лежала ночью.Рэйчел вернулась к своему терапевту, который «очень внимательно» осмотрел ее и повторил совет принимать парацетамол. Боль продолжала усиливаться, и через 4  месяцев после того, как она впервые появилась, Рэйчел снова вернулась к терапевту. На этот раз, после еще одного тщательного осмотра, который включал в себя «прощупывание повсюду» и прослушивание ее сердца и легких, врач общей практики пришел к выводу, что ее следует направить к кардиологу. Батарея анализов в больнице не выявила аномалий сердца. Боль утихла на некоторое время, но вернулась примерно через 3 месяца: Итак, я вернулся к своему терапевту, чтобы еще раз поговорить с ней об этом.И она еще раз очень внимательно меня осмотрела и сказала, что, возможно, есть проблемы с пищеварением. Поэтому она прописала мне кое-что принимать перед едой.

Это не имело никакого эффекта. Тем временем Рэйчел пыталась исключить из своего рациона жирную и другую нездоровую пищу. Когда она снова вернулась к терапевту, ее направили на сканирование; разговор со специалистом по сканированию показал, что терапевт подозревает камень в желчном пузыре. Еще раз Рэйчел вспоминает, что боль вроде бы на какое-то время утихла, но все еще была заметна.Не имея официальных результатов после сканирования, Рэйчел попросила своего врача о встрече: И она сказала: «А ведь все очнулось, знаете, камней в желчном нет». И я сказал: «Ну, у меня все еще есть боль, и она вернулась». Тогда она сказала: «Ну, что ты хочешь, чтобы я сделала?» Поэтому я сказал: «Ну, я не знаю», я сказал: «Но явно что-то не так». [Рэйчел: диагноз 2009; 66 лет на собеседовании; лечение: химиотерапия и вакцинация]

Врач общей практики направил Рэйчел к специалисту больницы, который сделал эндоскопию и сканирование, но не заподозрил рак.Сначала он интерпретировал изображения как предполагающие грыжу пищеводного отверстия диафрагмы, но после просмотра результатов сканирования решил, что у нее рак в середине поджелудочной железы и вторичные опухоли в печени.

Обсуждение

Известно, что рак поджелудочной железы трудно диагностировать из-за неспецифического характера симптомов; Поэтому трудности в интерпретации симптомов пациентами и специалистами неизбежны. В нашем исследовании симптомы часто возникали в виде прерывистых эпизодов, иногда с длительными периодами между ними, во время которых человек чувствовал себя относительно хорошо.Симптомы, которые были описаны как периодически возникающие, могут возникать при других видах рака желудочно-кишечного тракта или при панкреатите. В исследовании Gullo et al. 9 некоторые пациенты сообщали о наличии у них панкреатита за месяцы или годы до того, как у них был диагностирован рак поджелудочной железы; в некоторых случаях состояние было хроническим, в то время как в других наблюдались повторяющиеся эпизоды острого панкреатита. Неясно, был ли у этих пациентов официально диагностирован панкреатит или авторы интерпретировали рассказы пациентов об их симптомах как соответствующие панкреатиту.В нашем исследовании о симптомах, подобных панкреатиту, не всегда сообщалось врачу, и никто не упомянул панкреатит по имени или не сказал, что у него был диагностирован он. Люди будут консультироваться только в том случае, если осознают, что их симптомы могут быть признаком болезни, а не каким-то нормальным телесным процессом. Концепция «айсберга симптомов»30 — о том, что о большинстве симптомов и заболеваний медицинские работники не сообщают, — хорошо известна, и наше исследование проливает некоторый свет на то, что может происходить чуть ниже ватерлинии.Ухудшение симптомов и дополнительные симптомы являются хорошо известными триггерами для распознавания болезни и обращения за медицинской помощью при других состояниях. Мы вносим свой вклад в понимание социальной наукой поведения при обращении за помощью, определяя четыре триггера для консультации с симптомами, которые являются прерывистыми, а не постоянными: характер проявления симптомов, увеличение частоты эпизодов симптомов, изменение характера симптомов и появление дополнительных симптомов.

Мы использовали качественные методы для изучения преддиагностических симптомов у людей с раком поджелудочной железы, чтобы лучше понять, какие признаки и симптомы возникают и как пациенты реагируют на них. Качественные исследования иногда могут пролить свет на проблемы, которые трудно определить в более структурированном формате, и наше исследование — самая большая коллекция качественных интервью с людьми с раком поджелудочной железы — впервые сообщает о неожиданной теме: симптомы прерывистого характера могут предшествуют диагностике рака поджелудочной железы.Как и подобает такому качественному подходу, мы стремились к максимальной вариации, а не к числовому представлению. Мы включили людей с широким спектром знаний и опыта рака поджелудочной железы, а не только тех, кто был особенно обеспокоен своими преддиагностическими симптомами или задержкой диагностики. Хотя у большинства людей, включенных в нашу выборку, на момент постановки диагноза рак был потенциально излечимым, отчеты о прерывистых преддиагностических симптомах встречались в интервью с людьми, которые не лечились потенциально излечивающей хирургией, а также с теми, кто лечился; поэтому маловероятно, что стадия заболевания на момент постановки диагноза повлияла на их оценку симптомов.Вывод о прерывистых симптомах появился во время анализа — мы не спрашивали конкретно, возникают ли симптомы периодически. Ни одно из исследований в литературе по раку поджелудочной железы не обращало внимания на наличие перемежающихся симптомов или на то, как пациенты их оценивают, хотя сообщалось о перемежающихся симптомах при других типах рака.31,33,34 Наши результаты показывают, что люди по-разному реагируют на симптомы, которые являются прерывистыми, а не постоянными, поэтому для будущих исследований рака поджелудочной железы может быть полезно включить вопросы об этом способе проявления.

Наше исследование основано на воспоминаниях людей о событиях, что считается предвзятостью в некоторых исследовательских традициях, например, если пациентов просят заполнить контрольный список преддиагностических симптомов. диагностировано опасное для жизни заболевание, скорее всего, долго и упорно думали о том, как и когда у них начался рак. В качественном исследовании мы могли бы рассматривать «предвзятость припоминания» через другую призму как «преимущество ретроспективного взгляда» и рассматривать размышления людей о том, как они понимали свои симптомы и почему они действовали или откладывали действие.Использование качественных методов интерпретации позволяет нам анализировать эти воспоминания и учиться на них. То, что респонденты сообщают в ходе исследования, также следует рассматривать как отчеты, которые выполняют несколько функций, в том числе представляют себя в качестве компетентного члена сообщества. отсутствие деталей, особенно если симптомы не считаются важными, поэтому разные источники данных могут не совпадать.

Врачи общей практики могут также чувствовать себя успокоенными, когда симптомы исчезают, и стараться не слишком остро реагировать на симптомы, которые, вероятно, имеют доброкачественную причину. При тестировании или лечении кажущихся доброкачественными состояний врачи общей практики должны придерживаться рекомендаций по обеспечению безопасности38, чтобы свести к минимуму задержки в диагностике и исключить возможность серьезной причины. Наше исследование показывает, что симптомы со стороны верхних отделов желудочно-кишечного тракта иногда развиваются за много месяцев или даже лет до постановки диагноза рака поджелудочной железы, и пациенты иногда неоднократно сообщают о симптомах врачу до того, как возникнет подозрение на рак.39,40 Интервалы в месяцы или годы в обращении к специалисту по раку верхних отделов желудочно-кишечного тракта, скорее всего, повлияют на стадию заболевания при постановке диагноза. Хронический панкреатит считается редким состоянием, но известно, что он является возможным предшественником рака поджелудочной железы.2,41,42 Эпизоды острого панкреатита также сообщались как предшествующие раку поджелудочной железы43,44, но независимо от того, является ли он причиной или симптомом заболевания непонятно. Наши данные свидетельствуют о том, что панкреатит, в частности острый панкреатит, может быть более распространенным предшественником, чем считалось ранее, и необходимы дополнительные исследования, чтобы установить, может ли сканирование пациентов с острым панкреатитом при отсутствии других симптомов привести к более ранней диагностике рака поджелудочной железы.

Желудочно-кишечные симптомы, такие как боль в эпигастрии, трудности с пищеварением, потеря аппетита и веса, изменение характера стула и тошнота, могут иметь серьезную причину. Национальная инициатива по информированию и раннему выявлению рака направлена ​​на содействие более ранней диагностике рака в Великобритании и тем самым повышает выживаемость и снижает смертность. общественности в попытке повысить осведомленность о симптомах рака.Эта работа еще не включала рак поджелудочной железы. 46 Наши результаты показывают, что информация о раке поджелудочной железы может привлечь внимание к необходимости исследовать прерывистые, а также постоянные симптомы, особенно если они возникают в сочетании или с ощущением общего недомогания без видимой причины. . Был разработан алгоритм для прогнозирования того, какие пациенты с выбранными симптомами «красного флажка» подвергаются наибольшему риску развития рака поджелудочной железы,4 но мы предполагаем, что необходимы дополнительные исследования для дальнейшей разработки этого алгоритма, чтобы включить более полный список симптомов, включающий все таковые при панкреатите.Использование такого инструмента может вызвать у врачей общей практики подозрения на рак и помочь им решить, каких пациентов направить на обследование в больницу.

В заключение, наш анализ опыта постановки диагноза рака поджелудочной железы показывает, что общественность успокаивается, когда симптомы носят прерывистый характер, но эта уверенность может быть ложной, и медицинским работникам, возможно, необходимо быть готовыми к такой возможности при сборе анамнеза. Хотя перемежающиеся желудочно-кишечные симптомы не являются надежным предиктором рака поджелудочной железы, если, несмотря на их перемежающийся характер, их распознать и отнестись к ним серьезно, в некоторых случаях они могут привести к более раннему выявлению и диагностике рака поджелудочной железы.Наши наблюдения о перемежающихся симптомах и особой серьезности последствий основаны на раке поджелудочной железы, но кажется разумным предположить, что перемежающиеся симптомы обычно можно оценивать с помощью различных критериев. Мы предлагаем расширить существующее понимание триггеров консультации, чтобы рассмотреть, как пациенты и их врачи реагируют на наличие в анамнезе прерывистых, а не постоянных симптомов.

Анамнез и физикальное обследование, осложнения

Автор

Фейсал Азиз, доктор медицины  Ассистент профессора хирургии, отделение сосудистой и эндоваскулярной хирургии, кафедра хирургии, Медицинский колледж Пенсильванского государственного университета

Фейсал Азиз, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж хирургов, Американский Медицинская ассоциация

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Соавтор (ы)

Джон А. Савино, доктор медицинских наук , профессор хирургии, председатель, директор резидентуры, отделение хирургии Нью-Йоркского медицинского колледжа; Директор отделения хирургической интенсивной терапии, директор хирургического отделения интенсивной терапии, лечащий хирург, Вестчестерский медицинский центр

Джон А. Савино, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американская ассоциация хирургии травм, Американский колледж хирургов, Американский Медицинская ассоциация, Ассоциация академической хирургии, Ассоциация хирургического образования, Медицинское общество штата Нью-Йорк, Общество хирургии пищеварительного тракта, Общество американских желудочно-кишечных и эндоскопических хирургов, Общество реаниматологии, Восточная ассоциация хирургии Общество травм, хирургических инфекций

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Главный редактор

Джон Гейбель, MD, MSc, DSc, AGAF  Вице-председатель и профессор кафедры хирургии, отделение желудочно-кишечной медицины, профессор кафедры клеточной и молекулярной физиологии, Медицинский факультет Йельского университета; Директор хирургических исследований, отделение хирургии, Йельская больница Нью-Хейвен; член Американской гастроэнтерологической ассоциации; Fellow of the Royal Society of Medicine

John Geibel, MD, MSc, DSc, AGAF является членом следующих медицинских обществ: Американская гастроэнтерологическая ассоциация, Американское физиологическое общество, Американское общество нефрологов, Ассоциация академической хирургии, Международное общество нефрологов , Нью-Йоркская академия наук, Общество хирургии пищеварительного тракта

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Благодарности

Michael A Grosso, MD Консультирующий персонал, отделение кардиоторакальной хирургии, Больница Святого Франциска

Майкл А. Гроссо, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа хирургов, Общества торакальных хирургов и Общества университетских хирургов,

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Mazen S Itani, MD, FACS Частная практика в области сосудистой хирургии, Региональный медицинский центр Хакетстауна

Mazen S Itani, MD, FACS является членом следующих медицинских обществ: Американская медицинская ассоциация

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Alex Jacocks, MD Директор программы, профессор кафедры хирургии Медицинского факультета Университета Оклахомы

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Nabil Sumrani, MD Адъюнкт-профессор, кафедра хирургии, отделение трансплантационной хирургии, Центр медицинских наук государственного университета Нью-Йорка в Бруклине

Набиль Сумрани, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Центральная хирургическая ассоциация

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Франсиско Талавера, PharmD, PhD Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Заработная плата Medscape

Псевдоаневризма поджелудочной железы — StatPearls — NCBI Bookshelf

Непрерывное обучение

Псевдоаневризма поджелудочной железы — редкое клиническое явление. Однако важно вовремя распознать это состояние, так как оно может привести к опасным для жизни осложнениям.Псевдоаневризма поджелудочной железы обычно возникает при эрозии перипанкреатической или панкреатической артерии в псевдокисту. В этом мероприятии рассматриваются причины, патофизиология и проявления псевдоаневризмы поджелудочной железы, а также подчеркивается роль межпрофессиональной команды в ее лечении.

Цели:

  • Определите этиологию псевдоаневризмы поджелудочной железы.

  • Просмотрите клиническую картину псевдоаневризмы поджелудочной железы.

  • Опишите возможные варианты лечения псевдоаневризмы поджелудочной железы.

  • Обобщить стратегии межпрофессиональной бригады по улучшению ухода и результатов у пациентов с псевдоаневризмой поджелудочной железы.

Получите доступ к бесплатным вопросам с несколькими вариантами ответов по этой теме.

Введение

Псевдоаневризма поджелудочной железы — редкое клиническое явление. Однако важно распознать это состояние на ранней стадии, поскольку оно может привести к опасным для жизни осложнениям. Псевдоаневризма поджелудочной железы обычно возникает при эрозии перипанкреатической или панкреатической артерии в псевдокисту.Наиболее частой причиной псевдоаневризмы поджелудочной железы является панкреатит, но эта патология может возникать и у пациентов, у которых псевдокиста не развивается. Ключевое различие между истинной аневризмой и псевдокистой заключается в том, что в последней стенка состоит не из нормальных компонентов сосуда, а из фиброзной и соединительной ткани.[1][2][3]

Примерно у 10% пациентов с хроническим панкреатитом при визуализации обнаруживаются признаки псевдоаневризмы. Эти псевдоаневризмы могут кровоизлиять в псевдокисту или образовывать свищ в соседние полые органы.Сегодня большинство из них лечится с помощью эндоваскулярных процедур.

Этиология

Псевдоаневризма поджелудочной железы развивается на фоне панкреатита или панкреатобилиарной операции. Редко о нем сообщалось после трансплантации поджелудочной железы. На сегодняшний день другой относительно частой причиной псевдоаневризмы поджелудочной железы являются травмы и дорожно-транспортные происшествия. У некоторых пациентов псевдоаневризма может развиться после хирургического вмешательства на билиопанкреатических опухолях или трансплантации поджелудочной железы. Псевдоаневризмы обычно возникают после несостоятельности анастомоза, за которым следует интраабдоминальный абсцесс.Псевдоаневризмы поджелудочной железы, как правило, возникают в присутствии богатой ферментами жидкости поджелудочной железы, что вызывает самопереваривание и ослабление стенок близлежащих сосудов.[4][5]

Эпидемиология

У пациентов с хроническим панкреатитом, которым проводится ангиография, заболеваемость может достигать 10%. Сообщается о частоте возникновения от 5% до 10% кровотечений из-за артериальных причин при панкреатите. Когда при панкреатите происходит ассоциированное образование псевдокисты, частота кровотечений из-за поражения артерий возрастает до 15-20%.

Патофизиология

Ключевым сосудом, вовлеченным в псевдоаневризмы поджелудочной железы, является селезеночная артерия, поскольку она проходит по ходу поджелудочной железы до достижения селезенки. Псевдоаневризма отличается от истинной аневризмы тем, что ее стенка не содержит артериальной ткани, а состоит из фиброзной ткани с гематомой, которая может увеличиться или разорваться. Это повреждение возникает вследствие самопереваривания и ослабления артериальной стенки панкреатическим соком или утечки из панкреатического анастомоза.В конечном итоге, если самопереваривание продолжается, это приводит к формированию полной или частичной сосудистой кистозной структуры. Поскольку селезеночная артерия проходит вместе с поджелудочной железой к селезенке, она поражается при панкреатите. Это анатомическое положение объясняет, почему селезеночная артерия является наиболее частым местом развития псевдоаневризмы в любой висцеральной артерии. Псевдоаневризмы могут увеличиваться и разрываться в связанные псевдокисты, заполняющие билиопанкреатические протоки. В таком случае происходит кровотечение через фатерову ампулу в желудочно-кишечный тракт.Псевдоаневризмы также могут прорываться в брюшную полость или забрюшинное пространство. Когда есть кровотечение через фатерову ампулу из протока поджелудочной железы, оно известно как Hemosuccus pancreaticus или панкреатит.

Анамнез и физикальное исследование

У большинства пациентов симптомы отсутствуют до разрыва псевдоаневризмы. Часто перед кровотечением у больных появляются неспецифические симптомы. Необходим высокий индекс подозрения, особенно у пациентов с панкреатитом, алкоголизмом или хирургическим вмешательством на панкреатобилиарной системе.Когда у пациента возникает рецидивирующая рвота кровью или гематохезия, следует исключить псевдоаневризму поджелудочной железы. Когда пациент жалуется на внезапное усиление боли в животе, связанное с падением гематокрита, или гемодинамической нестабильностью после операции на панкреатобилиарной системе, следует исключить кровоточащую псевдоаневризму.

Иногда самым ранним предупреждением после операции является минимальное перемежающееся кровотечение из дренажа брюшной полости, установленного во время операции, до катастрофического кровотечения.Это начальное кровотечение известно как сигнальное кровотечение. У пациента, у которого документально подтверждена псевдокиста, когда наблюдается быстрое увеличение кисты с появлением пульсирующей массы, убедительно свидетельствует о кровоточащей псевдоаневризме. Помимо всех признаков, упомянутых выше, у пациента будут очевидные физические признаки значительной кровопотери, такие как бледность, тахикардия и гипотензия.

Шум возникает очень редко, но может быть слышен при большой псевдоаневризме.

Оценка

Ангиография оказалась наиболее информативным исследованием как для диагностики, так и для лечения.КТ-ангиография обладает высокой чувствительностью и специфичностью, но не способствует одновременному вмешательству. Ангиография определяет характер и локализацию поражения, а также дает возможность получить временный контроль над кровотечением путем транскатетерной эмболизации или возможного стентирования.[9]

Существует классификация псевдоаневризм поджелудочной железы, основанная на следующих признаках: высококонцентрированная панкреатическая жидкость в месте кровотечения.

Важно отметить, что КТ-ангиография и КТ-ангиография подходят только для стабильных пациентов.

Лечение/управление

В настоящее время стандартом терапии является остановка кровотечения с помощью эндоваскулярной трансартериальной катетерной эмболизации или установки закрытого стента. Пациенты, у которых эмболизация артерий не удалась или есть повторное кровотечение после операции по эмболизации, являются единственным вариантом. Хирургическая процедура может быть прямой перевязкой кровоточащего сосуда или резекцией поджелудочной железы вместе с псевдоаневризмой.[10][11][5]

Эффективность чрескожного вмешательства составляет от 70% до 90%. Эмболизация часто является методом выбора лечения у очень больных нестабильных пациентов и у пациентов с диффузным кровотечением. Эмболизация также может быть вариантом, когда кровотечение возникает после неудачной операции или осложнения операции. Несмотря на широкое использование чрескожных методов остановки кровотечения, долгосрочная история псевдоаневризмы изучена недостаточно. Имеются ограниченные данные о том, развиваются ли у этих пациентов рецидивирующие осложнения.Тромбин также можно вводить чрескожно, но для этого требуется псевдоаневризма с узкой шейкой.

Кровоточащая псевдоаневризма, сообщающаяся с псевдокистой, расположенной в хвосте поджелудочной железы, может быть показанием к хирургическому вмешательству. Хирургия сопряжена с более высоким риском по сравнению с ангиографическим вмешательством на сосудах.

Иногда проводится операция по удалению абсцесса в сочетании с гемостатическим контролем. У пациентов, перенесших кровотечение из псевдокист, эндоскопическое дренирование не рекомендуется.Если предпринята операция, следует приложить все усилия, чтобы в первую очередь стабилизировать состояние пациента. После того, как брюшная полость вскрыта, необходимо тампонировать все четыре квадранта, а затем убрать тампоны от наименее подозрительной области к наиболее подозрительной области кровотечения. Часто кровотечение сначала останавливают тампонадой, пальцевым сжатием или пережатием надчревного отдела аорты. Для получения доступа к месту кровотечения может потребоваться дуоденотомия, гастрономия или гастрэктомия. Часто перевязку кровоточащего сосуда не рекомендуют из-за рыхлости тканей.Лигировать следует вдали от области, не ставя под угрозу перфузию крови в соседние органы.

Дифференциальный диагноз

Ниже приведены некоторые важные дифференциалы, которые нужно рассматривать при создании диагностики Pancreatic Pseudoaneurysm:

  • Pancreatic Appscess

  • 1

    Cystic Adenocarcinoma

  • Bressenteric Cyst

  • Hydatid Cyst

  • Аневризма аорты

Прогноз

Смертность пациентов, получающих только базовые поддерживающие меры, превышает 90%.Даже после операций по поводу псевдоаневризм поджелудочной железы летальность колеблется в пределах 20-30%. Смертность от псевдоаневризмы поджелудочной железы зависит от локализации патологии, а не от типа лечения.

Самые высокие показатели смертности возникают, когда псевдоаневризма расположена в головке поджелудочной железы, в то время как операция по поводу той же патологии на хвосте поджелудочной железы имеет низкую смертность уровень и общая смертность около 16%.

Осложнения

Псевдоаневризма поджелудочной железы может разорваться, и наиболее частым местом разрыва является киста, которая часто проявляется внезапной болью в животе или кровотечением. Другие редкие осложнения псевдоаневризм поджелудочной железы включают обструкцию внепеченочных желчных путей и формирование атриовентрикулярной фистулы. Более распространенные осложнения:

    • Shock

    • Multiorgan Shife

    • Death

    Послеоперационная и реабилитация Уход

    Почтовая операция, пациент должен контролироваться для кровоизлияния, который имеет зарегистрированная заболеваемость 20-70%.Кровотечение может быть связано с травмой сосудов, неадекватным контролем сосуда или ослаблением швов.

    Сдерживание и просвещение пациентов

    Псевдоаневризма поджелудочной железы возникает вторично по отношению к панкреатиту и травмам, например, в результате дорожно-транспортных происшествий. Для пациента важно избегать факторов риска, которые могут привести к панкреатиту, а главное ограничивать и избегать чрезмерного употребления алкоголя.

    Pearls and Other Issues

    Псевдоаневризма поджелудочной железы, хотя и редко, может сопровождаться опасными для жизни осложнениями.Точная диагностика и своевременное вмешательство могут улучшить результаты. Однако эти пациенты часто гемодинамически нестабильны и нуждаются в агрессивной реанимации и инвазивном мониторинге гемодинамики. Кровь всегда должна быть доступна для переливания, даже если планируется чрескожное вмешательство.

    Если пациент нестабилен, ангиография может быть невозможна, и требуется немедленная диагностическая лапаротомия. После проникновения в брюшную полость все четыре квадранта должны быть закрыты наколенниками для остановки кровотечения.Затем следует последовательно снимать накладки, начиная с области, наименее подозрительной на кровотечение. В редких случаях может быть обильное кровотечение, что затрудняет осмотр операционного поля. В таких случаях пережатие аорты чуть выше устья чревной артерии может спасти жизнь. Этих пациентов лучше всего наблюдать в отделении интенсивной терапии, а наличие послеоперационного кровотечения приводит к летальности от 7% до 70%. псевдоаневризма.Тем не менее, экспертные данные свидетельствуют о том, что своевременная диагностика патологии при поступлении имеет жизненно важное значение для улучшения выживаемости. Без лечения состояние смертельное. Поскольку кровотечение является основным источником заболеваемости и смертности, рекомендуется консультация интервенционного рентгенолога. Терапия эмболизацией приводит к гораздо меньшей смертности, чем операция, и должна быть процедурой выбора, если она доступна.[2] (уровень 3)

    Лучший способ лечения псевдоаневризм – это прежде всего их профилактика.Фармацевт должен проявлять бдительность в отношении препаратов, которые могут вызывать острый панкреатит, и предлагать альтернативы поставщику первичной медико-санитарной помощи. Кроме того, фармацевт должен информировать пациента о вреде алкоголя. У некоторых пациентов с панкреатитом, нуждающихся в антикоагулянтах, при выборе препаратов следует учитывать межпрофессиональный подход.[12][1] (Уровень 3)

    Медсестра должна обучить пациента и членов семьи воздержанию от алкоголя, так как это является одной из основных причин панкреатита.

    Результаты

    Небольшая серия клинических случаев показывает, что при участии межпрофессиональной бригады пациентов с псевдоаневризмами поджелудочной железы можно успешно лечить [13].

    Ссылки

    1.
    Бранкинью Д., Рамос-Андраде Д., Элвас Л., Амаро П., Феррейра М., София С. Лекарственно-индуцированный острый панкреатит и псевдоаневризмы: зловещая комбинация. GE Port J Гастроэнтерол. 2016 ноябрь-декабрь; 23(6):309-313. [Бесплатная статья PMC: PMC5580098] [PubMed: 28868485]
    2.
    Эванс Р.П., Мурад М.М., Палл Г., Фишер С.Г., Брамхолл С.Р. Панкреатит: предотвращение катастрофических кровотечений. Мир J Гастроэнтерол. 2017 14 августа; 23 (30): 5460-5468. [Бесплатная статья PMC: PMC5558110] [PubMed: 28852306]
    3.
    Parada Blázquez MJ, Núñez Ortiz A. Hemosuccus pancreaticus, вторичный по отношению к псевдоаневризме селезеночной артерии. Преподобный Эсп Энферм Коп. 2017 Октябрь; 109 (10): 727. [PubMed: 28936875]
    4.
    Штурдик И., Кужма М., Кужмова З., Коллер Т., Яворка В., Главаты Т., Пайер Ю.Hemosuccus pancreaticus — редкое осложнение хронического панкреатита. Внитр Лек. 2016 Осень; 62 (10): 833-836. [PubMed: 270]
    5.
    Ларри Руис Л., Лухан Санчис М., Пеньо Муньос Л., Барбер Уэсо С., Корс Феррандо Р., Дура Айет А.Б., Семпере Гарсия-Аргуэльес Дж. Псевдоаневризма, связанная со сложными псевдокистами поджелудочной железы. Преподобный Эсп Энферм Коп. 2016 сен; 108 (9): 583-5. [PubMed: 26787541]
    6.
    Фудзио А., Усуда М., Озава Ю., Камия К., Накамура Т., Тешима Дж., Мураками К., Судзуки О., Мията Г., Мотидзуки И.Случай желудочно-кишечного кровотечения из-за псевдоаневризмы правой печеночной артерии после тотальной остаточной панкреатэктомии: клинический случай. Отчет по делу Int J Surg 2017; 41:434-437. [Бесплатная статья PMC: PMC5702859] [PubMed: 29546010]
    7.
    Зарин М., Али С., Маджид А., Ян З. Аневризма гастродуоденальной артерии — посттравматический дренаж псевдокисты поджелудочной железы — интересный случай. Отчет по делу Int J Surg 2018; 42:82-84. [Бесплатная статья PMC: PMC5726880] [PubMed: 29227856]
    8.
    Thillai M, Sethi P, Narayana Menon R, Puthukudiyil Kader N.Псевдоаневризма кистозной артерии после острого некротизирующего панкреатита. BMJ Case Rep. 2017 Apr 26; 2017 [бесплатная статья PMC: PMC5534762] [PubMed: 28446484]
    9.
    Васкес-Руис Х., Лопес-Флор В., Агуадо-Перес М., Фернандес-Форено Х., Перес JE, Мансилла-Молина Д. [Псевдоаневризмы поджелудочной железы: формы проявления и варианты лечения]. Цирк Цирк. 2015 сен-октябрь;83(5):454-5. [PubMed: 26242823]
    10.
    Вентурини М., Марра П., Коломбо М., Панцери М., Гусмини С., Саллеми С., Сальвиони М., Ланца С., Агостини Г., Бальзано Г., Чомба И., Мелиссано Г., Фалькони М., Кьеза Р., Де Кобелли Ф., Дель Маскио А.Эндоваскулярное восстановление 40 аневризм и псевдоаневризм висцеральных артерий с помощью стент-графта Viabahn: технические аспекты, клинические результаты и среднесрочная проходимость. Cardiovasc Intervent Radiol. 2018 март; 41(3):385-397. [PubMed: 29164308]
    11.
    Hoshimoto S, Aiura K, Shito M, Kakefuda T, Sugiura H. Успешное разрешение геморрагической псевдокисты поджелудочной железы, прорвавшейся в желудок, осложняющей обструктивный панкреатит из-за рака поджелудочной железы: клинический случай. World J Surg Oncol.2016 24 фев; 14(1):46. [Бесплатная статья PMC: PMC4765158] [PubMed: 26

    9]
    12.
    Bergert H, Dobrowolski F, Caffier S, Bloomenthal A, Hinterseher I, Saeger HD. Распространенность и лечение геморрагических осложнений при хроническом панкреатите. Langenbecks Arch Surg. 2004 г., ноябрь; 389 (6): 504-10. [PubMed: 15173947]
    13.
    De Rosa A, Gomez D, Pollock JG, Bungay P, De Nunzio M, Hall RI, Thurley P. Радиологическое лечение псевдоаневризм, осложняющих панкреатит.JOP. 2012 10 ноября; 13 (6): 660-6. [PubMed: 23183395]

    Пассивное обнаружение кавитации во время импульсного HIFU-облучения тканей ex vivo и опухолей поджелудочной железы мышей in vivo

    https://doi.org/10.1016/j.ultrasmedbio.2014.01.007Get rights and content

    3 Abstract

    3 Было показано, что импульсный высокоинтенсивный сфокусированный ультразвук (pHIFU) повышает проницаемость сосудов, разрушает опухолевые барьеры и усиливает проникновение лекарств в опухолевые ткани за счет акустической кавитации. Поэтому мониторинг активности кавитации во время лечения с помощью pHIFU и знание уровней ультразвукового давления, достаточных для надежного индукции кавитации в данной ткани, очень важны.Здесь были введены три показателя кавитационной активности, индуцированной pHIFU и оцениваемой с помощью конфокального обнаружения пассивной кавитации: вероятность кавитации, постоянство кавитации и уровень широкополосной акустической эмиссии. Эти показатели использовались для характеристики кавитационной активности в нескольких типах тканей ex vivo (бычий язык и печень, свиная жировая ткань и почки) и гелевых фантомах (полиакриламид и агароза) при различных пиковых и редких фракционных фокальных давлениях (1–12 МПа). во время следующего протокола pHIFU: частота 1.1 МГц, длительность импульса 1 мс и частота повторения импульсов 1 Гц. Чтобы оценить релевантность измерений в ткани ex vivo , показатели кавитации также исследовали и сравнивали в опухолях поджелудочной железы мышей ex vivo и in vivo , которые развиваются спонтанно в трансгенных KrasLSL.G12 D/+; р53 R172 Н/+; Мышей PdxCretg/+ (KPC) и точно повторяют заболевание человека по своей морфологии. Было обнаружено, что порог кавитации, определенный при 50% вероятности возникновения кавитации, широко варьируется среди исследованных тканей (в пределах 2,00).5–10 МПа), в основном в зависимости от водно-липидного соотношения, характеризующего состав ткани. Стойкость кавитации и интенсивность широкополосного излучения зависели как от структуры ткани, так и от концентрации липидов. Как порог кавитации, так и уровень излучения широкополосного шума были одинаковыми между ex vivo и in vivo тканью опухоли поджелудочной железы. Самая большая разница между настройками in vivo и ex vivo была обнаружена в характере возникновения кавитации во время воздействия pHIFU: она была спорадической in vivo , но быстро уменьшалась и прекращалась в течение первых нескольких импульсов ex vivo .Активность кавитации зависела от взаимодействия между разрушением и циркуляцией кавитационных ядер, которые не только расходуются при обработке HIFU, но также пополняются или уносятся циркуляцией in vivo . Эти результаты важны для планирования лечения и оптимизации доставки лекарств, индуцированной pHIFU, в частности, при опухолях поджелудочной железы.

    Ключевые слова

    Импульсная высокая интенсивность сфокусированные УЗИ

    PHIFU

    PHIFU

    Кавитация

    Доставка препарата

    Рак поджелудочной железы

    Пассивная кавитация

    Пассивная кавитация

    Рекомендуемая статей Статьи (0)

    Смотреть полный текст

    Опубликовано Elsevier Inc.

    Рекомендуемые статьи

    Ссылки на статьи

    Импульсный сфокусированный ультразвук высокой интенсивности улучшает доставку доксорубицина в доклинической модели рака поджелудочной железы | Исследование рака

    Аденокарцинома протоков поджелудочной железы (PDAC) является четвертой по значимости причиной смертности от рака в США (1, 2). В 2013 году рак поджелудочной железы был диагностирован более чем у 45 000 американцев (2). В отличие от многих других видов рака, выживаемость при PDAC существенно не улучшилась, при этом 5-летняя относительная выживаемость при раке поджелудочной железы увеличилась с 2% до всего 6% с 1975 года.Хотя было показано, что гемцитабин, аналог дезоксицитозина, эффективен в индукции апоптоза в клетках рака поджелудочной железы in vitro и в остановке роста опухоли в ксенотрансплантатных (3) и сингенных мышиных моделях (4–8), его эффективность в лечении рака поджелудочной железы пациентов разочаровывает (9, 10). Несмотря на это, она по-прежнему является стандартной химиотерапией для лечения рака поджелудочной железы.

    Существует ряд характеристик рака поджелудочной железы, которые затрудняют лечение химиотерапией; наиболее важным является наличие плотной стромы, которая отделяет раковые клетки от кровеносных сосудов и значительно снижает проницаемость тканей (11, 12).Было показано, что плотная строма вызывает высокое интерстициальное давление, которое сдавливает кровеносные сосуды в опухоли, что приводит к ограничению перфузии крови и недостаточной доставке лекарств (13). Считается, что основная причина расхождений в эффективности гемцитабина между испытаниями на людях и многими доклиническими исследованиями на животных связана с отсутствием десмопластической стромы в моделях ксенотрансплантата и сингенного аутотрансплантата. Недавно трансгенная мышиная модель PDAC, то есть KrasLSL.G12D/+; p53R172H/+; Была разработана мышь PdxCretg/+ (KPC), которая точно повторяет генетические мутации, клинические симптомы и гистопатологию, обнаруженные при раке поджелудочной железы человека (14).Эта модель на мышах считается одной из наиболее подходящих моделей для изучения доставки лекарств при раке поджелудочной железы, поскольку она обеспечивает гораздо более реалистичную модель для оценки потенциала клинического применения (15). Исследования на модели мышей KPC показали, что разрушение стромального матрикса введением сглаженного ингибитора IPI-926 увеличивает доставку гемцитабина в опухоли (14, 16). Это также приводит к увеличению внутриопухолевой сосудистой плотности и внутриопухолевой концентрации гемцитабина через 4 дня после лечения, что приводит к стабилизации заболевания и увеличению выживаемости с 11 до 25 дней.Несмотря на эти многообещающие результаты, IPI-926 показал плохие результаты в клинических испытаниях рака поджелудочной железы, что привело к более агрессивным опухолям с повышенной пролиферацией, что указывает на то, что стромальные элементы также могут сдерживать рост опухоли (17). Таким образом, разработка эффективной стратегии доставки химиотерапевтических препаратов к опухолям поджелудочной железы остается нерешенной задачей.

    Терапия высокоинтенсивным сфокусированным ультразвуком (HIFU) обычно используется в качестве неинвазивного лечения, при котором пораженная ткань уничтожается путем нагревания (абляция) или механического разрушения (кавитация).В HIFU мощные ультразвуковые волны от экстракорпорального источника фокусируются чрескожно, чтобы вызвать термическое или механическое повреждение тканей в очаге, не затрагивая окружающие ткани. В большинстве процедур HIFU используется тепловой эффект, возникающий в результате поглощения непрерывных ультразвуковых волн тканями, и они использовались для абляции различных солидных опухолей, включая рак поджелудочной железы (18). В качестве альтернативы можно использовать импульсную HIFU-терапию (pHIFU) для стимулирования механических эффектов, в первую очередь акустической кавитации — образования и ультразвуковой активности пузырьков микронного размера в ткани.Хотя живая ткань изначально не содержит пузырьков газа, мельчайшие газовые тельца, рассеянные в клетках, могут служить кавитационными ядрами, которые вырастают в пузырьки при воздействии на них достаточно большого разрежающего давления, т. е. кавитационного порога (19). Сильное схлопывание кавитационных пузырьков, называемое инерционной кавитацией, может разрушить ткань из-за возникающих сопутствующих высоких сил сдвига и, таким образом, повысить проницаемость тканей и/или сосудов (20). В последние годы возрос интерес к использованию pHIFU с микропузырьками и без них для улучшения доставки лекарств к солидным опухолям за счет пермеабилизации ткани за счет кавитации (21, 22).Однако исследований по измерению кавитационной активности во время исследований in vivo было мало (23).

    В недавнем исследовании Tinkov et al. (24) индуцированное ультразвуком целенаправленное разрушение микропузырьков, нагруженных доксорубицином, использовалось для усиления локализованной доставки лекарственного средства на крысиной модели с подкожно трансплантированной карциномой поджелудочной железы. Наблюдалась 12-кратно более высокая концентрация доксорубицина в ткани и значительно более низкий рост опухоли в опухоли-мишени по сравнению с контралатеральной контрольной опухолью.Однако животная модель, используемая в исследовании, не идеальна для оценки клинического применения из-за отсутствия десмопластической реакции.

    В отличие от большинства других исследований доставки лекарств с усилением кавитации, исследование, описанное в этой статье, было основано на зарождении и поддержании кавитации в самой опухолевой ткани без системного введения ультразвуковых контрастных веществ (UCA). Этот выбор был продиктован характеристиками рака поджелудочной железы — плохой васкуляризацией и высоким интерстициальным давлением, что делало маловероятным циркулирование UCAs через опухоль в достаточно больших количествах.Более того, УКА ограничены сосудистой сетью и могут не вызывать достаточной пермеабилизации стромального матрикса, что является основным препятствием для доставки лекарств. Поскольку кавитация является стохастическим явлением, порог кавитации, а также корреляцию между проникновением лекарственного средства и показателями кавитационной активности трудно установить и до сих пор вызывают споры (21, 25, 26). В наших предыдущих исследованиях мы разработали методологию количественного определения кавитационной активности в опухолях поджелудочной железы во время pHIFU с использованием пассивного обнаружения кавитации (PCD; исх.23). Здесь мы стремились сопоставить соответствующие показатели кавитации с усилением поглощения химиотерапии, в частности доксорубицина, опухолью в модели мышей KPC.

    Другой целью этого исследования было изучение механизма доставки лекарственного средства, усиленного pHIFU: активная диффузия лекарственного средства, облегчаемая акустическим потоком, который сопровождает активность пузырьков, по сравнению с пассивной диффузией в пермеабилизированную ткань. Таким образом, мы сравнили поглощение лекарственного средства при двух различных последовательностях введения, использующих любой из механизмов: инфузия доксорубицина во время или после лечения с помощью pHIFU.

    границ | Противоопухолевый эффект и иммунный ответ наносекундных импульсных электрических полей при раке поджелудочной железы

    Введение

    Рак поджелудочной железы является одним из наиболее вирулентных злокачественных новообразований с быстрым прогрессированием, низкой частотой резектабельности и чрезвычайно плохим прогнозом. Подсчитано, что 5-летняя общая выживаемость пациентов с раком поджелудочной железы составляет всего около 3% (1). Приблизительно 15–20% пациентов имеют шанс на хирургическую резекцию в начале постановки диагноза, но только 20% из них выживают в течение 5 лет (2).Рекомендуемым лечением нерезектабельного рака поджелудочной железы является системная химиотерапия или комбинированная лучевая терапия, хотя медиана общей выживаемости остается низкой (6–12 месяцев) (3). Текущие руководства не рекомендуют хирургическое вмешательство пациентам с метастатическим раком поджелудочной железы. Однако локальные аблативные стратегии, такие как радиочастотная абляция, необратимая электропорация (IRE) и стереотаксическое облучение тела, уже завоевали свое место в качестве вариантов для достижения контроля над заболеванием и долгосрочной выживаемости в дополнение к стандартной химиотерапии (4).

    Новое местное лечение, основанное на электромагнитных полях, становится многообещающей стратегией лечения опухолей (5). Электрические импульсы высокого напряжения вызывают образование проницаемых структур в клеточной мембране (называемых «нанопорами»), которые фактически влияют на все аспекты клеточной физиологии (6). Обратимая электропорация была применена для увеличения поглощения химиотерапии, тем самым вызывая регрессию опухоли. Необратимая электропорация создает постоянные нанопоры в клеточной мембране, что приводит к дисбалансу гомеостаза и вызывает апоптоз опухолевых клеток.Примечательно, что селективная инактивация опухоли без повреждения важных окружающих структур дает уникальное преимущество в лечении нерезектабельного рака поджелудочной железы (7). IRE сопряжена с риском мышечных сокращений, и эта процедура требует синхронизации электрокардиографа, чтобы избежать аритмии (8). Более того, если импульсы недостаточно интенсивны, жизнеспособность клеток может быть сохранена. Чем короче импульсы, тем выше напряженность поля (9). В отличие от IRE, импульсы nsPEF ультракороткие (10-300 нс), и за короткое время может быть высвобождено огромное количество энергии.Электрические импульсы проникают через мембрану органеллы, запускают активацию каспазы, повышают уровень кальция в цитозоле и индуцируют транслокацию фосфатидилсерина (10). Данные все больше указывают на то, что nsPEF являются эффективными и минимально инвазивными методами абляции опухолей (11–13). Тем не менее, имеется мало данных о влиянии nsPEF на рак поджелудочной железы. Более того, еще предстоит выяснить, представляет ли он потенциальное лекарство от рака поджелудочной железы, и не использовались методы клинической визуализации для оценки терапевтического ответа пациентов на nsPEF.С этой целью мы разработали модель ксенотрансплантата опухоли (PDX) рака поджелудочной железы, полученную от пациента, и исследовали эффективность различных параметров nsPEF в отношении опухоли. Гистологические особенности опухолей оценивали после nsPEF. Позитронно-эмиссионная компьютерная томография (ПЭТ/КТ) выполнялась для оценки раннего ответа на nsPEF.

    Накопленные данные указывают на то, что иммунный ответ необходим для развития рака. Опухолевая терапия, которая способна как минимально удалять опухоли, так и стимулировать специфический иммунный ответ на опухолевые клетки, будет иметь более высокий потенциал для клинического применения.Однако вопрос о том, проявляют ли nsPEF воспалительные и иммунорегулирующие эффекты, противоречив, и неясно, могут ли nsPEF стимулировать противоопухолевый эффект иммунной системы при раке поджелудочной железы с низкой иммуногенностью. Кроме того, мало что известно о влиянии на клеточную передачу сигналов коротких переходных высокоамплитудных импульсов, которые обычно используются в nsPEF для лечения рака. В этом исследовании мы предположили, что nsPEF способны стимулировать иммунный ответ в резидуальных опухолях и смягчать вызванную стромой иммуносупрессию.Профилирование экспрессии генов выявило значительные изменения в иммунных путях. Наши результаты показывают, что nsPEF могут способствовать инфильтрации CD8 + Т-клеток и ингибировать иммуносупрессивные клетки. Наши исследования также предназначены для изучения иммунного механизма в лечении nsPEF и дают новое представление об иммунной терапии в сочетании с nsPEF при лечении рака.

    Материалы и методы

    Клеточные линии и животные

    Все исследования проводились в соответствии с протоколом, одобренным Институциональным комитетом по уходу и использованию животных Чжэцзянского университета (Ханчжоу, Китай).Голые мыши BALB/c (возраст 6 недель) были получены от Beijing Vital River Laboratory Animal Technology Co., Ltd. (Пекин, Китай). Мыши (18–21 г) содержались в среде, свободной от специфических патогенов, с 12-часовым циклом свет/темнота и свободным доступом к пище и воде. Свежие образцы опухоли были получены из операционной в Первой дочерней больнице Медицинской школы Чжэцзянского университета. Ткань немедленно переносили на лед в холодном растворе PBS (Hyclone Technologies, South Logan, UT, USA).Опухоли, полученные от пациентов, затем рассекали, разрезали на фрагменты и быстро пересаживали подкожно в бок бестимусных мышей. Клетки Panc02 были любезно предоставлены Банком стволовых клеток Китайской академии наук (Шанхай, Китай). Модель рака поджелудочной железы Panc02 была создана посредством подкожной инокуляции 1 × 10 6 клеток Panc02 в 100 мкл сбалансированного солевого раствора Хэнкса в правый бок 6-недельных мышей C57BL/6. Размеры опухоли измеряли каждые 4 дня после инъекции с помощью штангенциркуля.Объем опухоли рассчитывали по стандартной формуле V = длина × ширина × ширина/2. Двадцать семь голых мышей были случайным образом разделены на четыре группы с разной напряженностью электрического поля: (1) группа А (контрольная группа), в которой семь мышей были подвергнуты анестезии и электрод был помещен на опухоль, но не применялись nsPEF; (2) группа B, в которой семи мышам вводили nsPEF с амплитудой 30 кВ/см и длительностью 300 нс в течение 400 импульсов за один раз; (3) группа C, в которой семи мышам вводили nsPEF с амплитудой 30 кВ/см и длительностью 300 нс в течение 200 импульсов за один раз; (4) группа D, в которой шести мышам вводили nsPEF с амплитудой 24 кВ/см и длительностью 300 нс в течение 400 импульсов за один раз.Объем опухоли измеряли каждые 2 дня. Если объем опухоли превышал 2 см3 3 , мышей подвергали эвтаназии. Мышей C57BL/6 с опухолями Panc02 лечили nsPEF с амплитудой 30 кВ/см, длительностью 300 нс в течение 400 импульсов за один раз.

    Генератор нсПСВ

    Аппликационные электроды, генератор импульсов, напряжение и характер импульсов нсПСВ использовали, как описано ранее (14). Эффект дозы изучали, варьируя число импульсов и выходное напряжение.nsPEF доставляли к подкожным опухолям с помощью пары электродов, при этом электроды располагались на периферии опухоли. Между двумя электродами создавалось полукруглое электрическое поле. Опухоль обрабатывали полным и равномерным импульсным полем, избегая электрода непосредственно через воздух, что приводило к электрическому искровому разряду (рис. 1).

    Рис. 1 (A) Изображение системы абляции опухоли с помощью наносекундных импульсов. (B) Схематическое изображение стратегии лечения. (C) Репрезентативная фотография, показывающая размещение электрода nsPEF внутри опухоли-мишени.

    Последующее наблюдение за лечением NsPEF

    После лечения nsPEF мышей помещали в помещение для животных со свободным доступом к воде и пище. Размеры опухоли измеряли каждые 2 дня.

    ПЭТ/КТ-сканирование

    ПЭТ/КТ-изображения были получены с использованием ПЭТ/КТ-сканера мелких животных Albira (Bruker, Германия). ПЭТ/КТ-сканирование выполняли исходно и через 3 дня после nsPEF для оценки эффектов лечения.Мышей в группе B анестезировали и вводили фтор-18-фтордезоксиглюкозу (18F-FDG) через хвостовую вену в дозе от 3,70 до 4,44 МБк в 0,1–0,2 мл физиологического раствора за 60 минут до визуализации (15). ПЭТ-сканирование проводилось в течение 15 мин, а КТ-сканирование – в течение 5 мин. Стандартизированное значение поглощения опухолью и органами измеряли как процент введенной дозы радиоактивности/грамм (% ID/г) с использованием системы Albira PET и программного обеспечения PMOD (версия 3.7) (PMOD Technologies, Швейцария).

    Иммунохимия

    Шестнадцать мышей лечили nsPEF с амплитудой 30 кВ/см, длительностью 300 нс в течение 400 импульсов за один раз.

    Через различные промежутки времени после лечения nsPEF (0, 1, 3 и 14 d) шестнадцать бестимусных мышей, ранее пересаженных с опухолью человека, подвергали эвтаназии путем смещения шейных позвонков, а опухоли удаляли. Собранные ткани быстро фиксировали в 4% параформальдегиде, заливали в парафин и нарезали на срезы толщиной 5 мкм. Некоторые срезы окрашивали гематоксилином и эозином, обезвоживали в градиенте этанола (100%, 90% и 75%) и депарафинизировали ксилолом.Некоторые из этих срезов подвергали иммуноокрашиванию с использованием антител против каспазы-3 (Biocare Medical, Concord, CA) для анализа апоптотической гибели клеток. Окрашивание Ki-67 использовали в качестве маркера пролиферации злокачественных опухолей. Строма внутри опухоли также была обнаружена с помощью α-актина гладких мышц (α-SMA) (Affinity Biosciences, Цинциннати, США), белка активации фибробластов-α (FAP-α) (Affinity Biosciences, Цинциннати, США) и связывания гиалуроновой кислоты. белок 1 (HABP1) (Affinity Biosciences, Цинциннати, США).

    RNA-Seq Experiment

    Тотальную РНК экстрагировали с использованием набора для выделения микроРНК mirVana (Ambion) в соответствии с протоколом производителя. Целостность РНК оценивали с использованием биоанализатора Agilent 2100 (Agilent Technologies, Санта-Клара, Калифорния, США). Образцы с числом целостности РНК (RIN) ≥ 7 подвергали последующему анализу. Библиотеки были сконструированы с использованием набора TruSeq Stranded mRNA LT Sample Prep (Illumina, Сан-Диего, Калифорния, США) в соответствии с инструкциями производителя. Затем эти библиотеки секвенировали на платформе для секвенирования Illumina (HiSeq TM 2500 или Illumina HiSeq X Ten) и получали считывания парных концов размером 125 п.н./150 п.н.Иерархический кластерный анализ дифференциально экспрессируемых генов (DEG) был выполнен для определения паттернов экспрессии генов. Обогащение генной онтологии (GO) и анализ обогащения пути KEGG DEG были выполнены с использованием R на основе гипергеометрического распределения.

    Проточный цитометрический анализ

    Срезы селезенки, подмышечных лимфатических узлов и опухолей готовили в виде суспензий отдельных клеток. Использовали следующие антитела для проточной цитометрии: антимышиный CD3 PE-Cyanine5 (15-0031-81; eBioscience), антимышиный CD4 PE (12-0041-81; eBioscience), антимышиный CD8 FITC (12-0081 -81; eBioscience), антимышиный LY-6C APC (17-5932-80; eBioscience), антимышиный LY-6G FITC (11-9886-80; eBioscience), антимышиный F4/80 PE (565410; BD Pharmingen), антимышиный CD11b APC-Cy7 (561039; BD Pharmingen), антимышиный CD4 PE-Cyanine5 (15-0041-81; eBioscience), антимышиный CD25 PE (12-0251-81; eBioscience), антимышиный Foxp3 Alexa Fluor ® 488 (126405; Biolegend).Внутриклеточное окрашивание выполняли после проведения фиксации и пермеабилизации с использованием набора буферов для факторов транскрипции (424401; Biolegend). Клетки инкубировали на льду в течение 30 минут перед анализом образцов с использованием цитометра FACS Canto II. Полученные данные обрабатывали с помощью программы FlowJo (версия 10.0.7).

    Оценка концентрации белка в супернатанте с помощью ELISA

    Для измерения циркулирующих уровней TNF-α, IL-6 и IL-1β in vivo из глаз брали кровь.Образцы хранились в замороженном виде до тестирования образцов. Уровни TNF-α, IL-6 и IL-1β в образцах сыворотки мышей анализировали с использованием набора ELISA для TNF-α (70-EK282HS-96; MULTI SCIENCES), набора IL-6 ELISA (70-EK206HS-96). ; MULTI SCIENCES) и набор IL-1β ELISA (EK201B/3-96; MULTI SCIENCES) в соответствии с инструкциями производителя.

    Оценка хемокинов в опухоли с помощью ELISA

    Чтобы продемонстрировать наличие хемокинов, способных привлекать Т-клетки в опухоль, у мышей брали образцы опухоли.Образцы хранились замороженными после тестирования образцов. Супернатант брали для исследования после гомогенизации опухолевой ткани. Уровень CCL2, CXCL9 в образцах опухоли анализировали с использованием набора CCL2 ELISA (EK287/2-48, MULTI SCIENCES), набора CXCL9 ELISA (EK2143/2-96, MULTI SCIENCES) в соответствии с инструкциями производителя.

    Статистический анализ

    Все данные представлены как среднее ± стандартное отклонение (SD). Статистический анализ проводился с помощью GraphPad Prism (версия 5.0) (США). Показатели выживаемости в разных группах оценивали с использованием метода выживаемости Каплана-Мейера и логарифмического рангового критерия. Для анализа парных групп использовался t-критерий Стьюдента, а для анализа нескольких групп применялся однофакторный дисперсионный анализ (ANOVA). P <0,05 считался значимым.

    Результаты

    Лечение NsPEF ингибировало рост опухоли в PDX моделях рака поджелудочной железы

    Во время лечения nsPEF опухоль достигла среднего объема 400 мм 3 через 40 дней после трансплантации.Мыши были разделены на четыре группы в соответствии с различными видами лечения. Рост опухоли подавлялся обработкой nsPEF. Опухоли контрольной группы у всех мышей росли быстрее и крупнее, чем опухоли, подвергнутые лечению (рис. 2А). Группа В достигла статистически значимого уменьшения объема опухоли по сравнению с другими группами на 32-й день (рис. 2А). Во всех группах лечения было достигнуто статистически значимое уменьшение объема опухоли по сравнению с контрольной группой через 14 дней после лечения (Рисунок 2B). Опухоли в контрольной группе (группа А) были более 1.в 9 раз к 32-му дню. В группе В было 3 полных регресса, в то время как размер другой опухоли составлял 66,7 мм 3 на 32-й день. В группах С и D рост опухоли был заметно медленнее, чем в контрольной группе, при 629,6 и 421,5 мм 3 на 32-й день.

    Рисунок 2 (A) Кривая роста рака поджелудочной железы из моделей PDX после лечения nsPEFs. Объем опухоли определяли штангенциркулем после лечения с различными параметрами. (B) Сравнение объема опухоли через 14 дней после лечения.Объем опухоли обработанных мышей значительно уменьшился по сравнению с контролем, который не подвергался воздействию наносекундных импульсных электрических полей (*** p <0,001). (C) ПЭТ/КТ-сканирование, полученное в начале исследования и через 3 дня после лечения nsPEF. Опухоли имели значительную начальную активность ФДГ на базовых изображениях слитых ФДГ ПЭТ/КТ. ФДГ-ПЭТ/КТ-сканирование, полученное после nsPEF, показало ограниченную метаболическую активность. (D) Гистограмма, показывающая значительную разницу в поглощении опухолью (ID%/г) между обработанными и необработанными опухолями через 3 дня после лечения (*** p < 0.001).

    Метаболическая информация, полученная с помощью ПЭТ/КТ

    Все опухоли были успешно визуализированы с помощью ПЭТ/КТ со сканированием, полученным на исходном уровне и через 3 дня после nsPEF (рис. 2C). Опухолевая масса была идентифицирована на КТ-изображениях. Через три дня после nsPEF среднее поглощение опухолью, полученное из областей интереса, составило 0,3% ИД/г (n = 5) для опухолей, обработанных nsPEF, и 4,1% ИД/г для необработанных опухолей (n = 5). Различия между обработанными и необработанными опухолями были значительными (P <0,001) (рис. 2D).

    NsPEFs индуцируют клеточный некроз и апоптоз и ингибируют рост опухоли

    In Vivo

    При патологических исследованиях в контрольных опухолях некроз не наблюдался, тогда как внутри других опухолей были обнаружены большие участки некротической ткани. Клетки паренхиматозного компонента были расположены рыхло, и в группе, получавшей лечение, было видно большое количество клеточных фрагментов, что было наиболее заметно через 1 день после лечения. Было обнаружено, что через четырнадцать дней после лечения клетки паренхиматозного компонента в группе лечения располагались беспорядочно.Кроме того, окрашивание Ki-67 в группе лечения было значительно ниже, чем в контрольной группе, которое постепенно уменьшалось с течением времени. Чтобы проверить, могут ли nsPEF уменьшать рост рака поджелудочной железы, способствуя апоптозу опухолевых клеток in vivo , мы исследовали маркеры, связанные с клеточным апоптозом, с помощью иммуногистохимии. Окрашивание каспазой-3 показало, что доля положительных клеток после лечения была значительно выше, чем в контрольной группе (рис. 3). Большое количество опухолевых клеток подвергается некрозу и апоптозу на ранней стадии после лечения, что может объяснить результаты ПЭТ/КТ.

    Рисунок 3 Гистопатология рака поджелудочной железы после лечения nsPEF. Через 0, 1, 3 и 14 дней после лечения мышей подвергали эвтаназии и собирали образцы. Структуру опухолевых клеток и ядерные изменения анализировали с помощью окрашивания гематоксилином и эозином (H&E). Также готовили образцы для иммуногистохимии с антителами к Ki-67 и каспазе-3. Увеличение, 200×.

    NsPEF значительно изменяет профили экспрессии генов в иммунных сигнальных путях

    Чтобы получить непредвзятое понимание лежащего в основе молекулярного механизма nsPEF, мы провели анализ секвенирования РНК, используя свежие остаточные опухоли Panc02 через 3 дня после nsPEF, а также контрольные опухоли.В общей сложности было получено приблизительно 60 миллионов прочтений со 100 парами оснований на одном образце. Многочисленные значительные изменения были обнаружены в нескольких генах и путях между опухолью, обработанной nsPEF, и необработанной опухолью (рис. 4A, C). Было обнаружено, что среди 550 DEG 470 генов активируются, а 80 генов подавляются в группе nsPEF по сравнению с контрольной группой (рис. 4B). Наши данные показали, что nsPEF влияют на несколько популяций иммунных клеток в микроокружении опухоли. Анализ обогащения GO продемонстрировал увеличение профилей экспрессии генов, предполагая, что «процессинг антигена и презентация пептидного или полисахаридного антигена через MHC класса II; Белковый комплекс MHC класса II» показал тенденцию к увеличению в группах лечения (рис. 4D).Затем анализировали, были ли обогащены определенные пути KEGG. Интересно, что некоторые связанные с иммунитетом пути, такие как дифференцировка клеток Th2 и Th3, сигнальный путь TGF-β, воспалительное заболевание кишечника (IBD) и взаимодействие цитокин-цитокиновый рецептор, были затронуты nsPEF (рис. 4E). Будущие исследования должны будут оценить экспрессию генов на уровне отдельных клеток, чтобы обойти внутреннюю биологическую изменчивость, связанную с исследованиями на животных.

    Рисунок 4 (A) Иерархическая кластеризация дифференциально экспрессируемых мРНК.Иерархическую кластеризацию проводили с использованием дифференциально экспрессируемых мРНК между группой, получавшей nsPEF, и контрольной группой. Значения экспрессии генов (интенсивности, преобразованные в log2) масштабируются и изображаются в формате цветового кода (повышенная регуляция: красный, пониженная регуляция: синий). (B) Гистограмма дифференциальной экспрессии мРНК между группой, получавшей nsPEF, и контрольной группой (повышенная регуляция: красный цвет, пониженная регуляция: синий). (C) Профили экспрессии идентифицированных дифференциально экспрессируемых генов (DEG).Красные и зеленые точки представляют значимые DEG с p < 0,05 и log2 (кратное изменение) > 1, а серые точки показывают незначимые, соответственно. Изменение кратности относится к значениям изменения FPKM. (D) ГО классификация ДЭГ. Термины GO объединены в три основные категории: клеточный компонент, молекулярная функция и биологический процесс. (E) 20 основных путей функционального обогащения KEGG среди DEG. Цвет узлов изменяется от фиолетового до синего, зеленого и красного, и чем меньше значение p обогащения, тем больше значимость.Размер точки обозначает номер DEG.

    Изменения субпопуляции Т-клеток после лечения nsPEFs для рака поджелудочной железы

    Чтобы определить, индуцируют ли nsPEF иммунный ответ после лечения рака поджелудочной железы, мы проанализировали инфильтрирующие иммунные клетки в остаточной опухоли, селезенке и лимфатических узлах по сравнению с таковыми в необработанные опухоли в более ранний (день 3) и более поздний момент времени (день 7) в моделях опухоли Panc02. Мы наблюдали увеличение соотношения CD8 + Т-клеток у мышей, получавших nsPEF (рис. 5).По сравнению с контрольной группой соотношение CD8 / CD3 в опухоли было значительно повышенным (в 2,01 раза, день 7). Кроме того, соотношение CD8 / CD3 в селезенке и подмышечном лимфатическом узле незначительно увеличилось (в 1,39 раза и 1,09 раза на 7-й день соответственно). Соотношение CD4 / CD3 в клетках селезенки сильно увеличивается через 3 дня и 7 дней после лечения в селезенке (в 1,12 раза и в 1,25 раза).

    Рисунок 5 Профилирование Т-клеток после лечения nsPEF.Соотношения CD4 +/ CD3 + , CD8 + /CD3 + в ответ на лечение nsPEFs в опухолевой ткани, селезенке и подмышечных лимфатических узлах на 3 и 7 день. Один репрезентативный проточный цитометрический график для каждый образец был показан здесь (n = 4). Данные представлены как среднее значение ± стандартное отклонение. P-значения были рассчитаны на основе t-критерия Стьюдента (n = 4 на группу).

    NsPEF Изменяет иммунную микросреду, делая ее менее иммуносупрессивной

    На рис. 6А показаны изменения Treg в селезенке после лечения.Уменьшение инфильтрации Treg-клеток наблюдалось в селезенке на 7-й день (6,49%), хотя небольшое увеличение Treg-клеток наблюдалось на 3-й день (19,87%) (рис. 6B). Миелоидные клетки подразделяли на нейтрофильные (CD11b + Ly6G hi ) супрессорные клетки миелоидного происхождения (nMDSC), моноцитарные (CD11b + Ly6C hi ) супрессорные клетки миелоидного происхождения (mMDSC) и макрофагальные клетки (CD761b + ). F4/80 + ). Подмножества MDSC показали снижение процентного содержания клеток CD11b + , где снижение нейтрофильного типа (nMDSC) было самым большим в опухоли (рис. 6C).Одновременно мы наблюдали снижение процентного содержания нМДСК и мМДСК в селезенке. Интересно, что мы наблюдали небольшое увеличение инфильтрации клеток макрофагов в селезенке на 7-й день (7,28% против 4,33%) (рис. 6D).

    Рисунок 6 Профилирование иммуносупрессивных клеток после лечения nsPEF. (A) Частота Treg-клеток в ответ на обработку nsPEF в селезенке на 3 и 7 день. Анализы проводили на клетках CD4 + . (Б) Частота МДСК (CD11b + Ly6G + и CD11b + Ly6C + ) и макрофагов (CD11b + F4/80 + ) в опухоли на 7-е сутки и + 3. (C) Частота MDSC (CD11b + Ly6G + и CD11b + Ly6C + ) и макрофагов (CD11b + F4/80 + 90) на 7 сут. (Г) Частота MDSC (CD11b + Ly6G + и CD11b + Ly6C + ) и макрофагов (CD11b + F4/80 + 90) в опухоли на 3.7 сут и 7 764 + 90 сут. Данные представлены как среднее значение ± стандартное отклонение. P-значения были рассчитаны на основе теста Стьюдента t (n = 4 на группу).* р < 0,05, ** р < 0,01.

    Противоопухолевый эффект мышей, получавших nsPEF, связан с уровнем иммунных цитокинов и хемокинов группа). После лечения nsPEF было обнаружено увеличение уровней TNF-α и IL-1β (P

    < 0,001 и P < 0,05 соответственно) (рис. 7A, B), тогда как содержание IL-6 снизилось (P < 0.05) (рис. 7С). Было обнаружено, что уровни CCL2 и CXCL 9 повышаются после лечения nsPEF (рис. 7D, E). Экспериментальные результаты позволяют предположить, что иммунные ответы на лечение nsPEFs могут быть связаны с уровнями иммунных цитокинов и хемокинов.

    Рисунок 7 Концентрации иммунных цитокинов и хемокинов до и после лечения nsPEFs. (A) Уровни экспрессии TNF-α в крови. (B) Уровни экспрессии IL-1β в крови. (C) Уровни экспрессии IL-6 в крови. (D) Уровни экспрессии CCL2 в опухоли. (E) Уровни экспрессии CXCL9 в опухоли. Данные представлены как среднее значение ± стандартное отклонение. P-значения были рассчитаны на основе t-критерия Стьюдента (n>3 независимых эксперимента). * р < 0,05, *** р < 0,001.

    NsPEF индуцируют модуляцию стромы

    Хорошо известно, что модуляция стромы рака поджелудочной железы усиливает опухолевую инфильтрацию клеток CD8 + . Поскольку предварительные результаты показали, что nsPEF могут увеличивать инфильтрацию CD8 + Т-клеток в опухоли, затем мы исследовали влияние nsPEF на стромальные компоненты опухоли.Уровни экспрессии α-SMA в группе лечения были такими же, как и в контрольной группе. Экспрессия FAP-α и HABP1 была в основном снижена после лечения nsPEF (рис. 8). Эти результаты показывают, что nsPEF могут модулировать строму опухоли путем размягчения внеклеточного матрикса (на что указывает снижение FAP-α и истощение гиалуроновой кислоты), все из которых способствуют инфильтрации опухоли Т-лимфоцитами.

    Рис. 8 ИГХ-окрашивание жизнеспособной области опухоли через 3 и 7 дней после начала лечения.Репрезентативные микрофотографии окрашивания α-SMA, FAP-α, HABP1. Пять полей зрения были случайным образом захвачены для каждой группы. Увеличение, 200×.

    Обсуждение

    Настоящее исследование является первым, в котором была создана PDX-модель рака поджелудочной железы для оценки влияния nsPEF с различными параметрами. Ответ in vivo может быть более устойчивым для его применения в клинических приложениях, чем обычные ксенотрансплантаты на основе клеточных линий. Модели PDX предоставляют дополнительный материал для изучения биологии рака поджелудочной железы и служат надежной доклинической моделью для изучения эффективности этой потенциальной новой терапии.Наши результаты показали, что различия в эффекте дозы для nsPEF, а также в количестве импульсов и напряжении являются важными факторами, влияющими на эффект этого лечения. Все мыши, получавшие nsPEF, хорошо переносили терапию. Примечательно, что мы обнаружили, что в группе, получавшей 30 кВ/см и 400 импульсов, наблюдалось значительное уменьшение объема опухоли по сравнению с контрольной группой, не получавшей лечения. Подходы, основанные на визуализации, для раннего постпроцедурного мониторинга имеют решающее значение для оптимизации лечения нсПСВ.Наше исследование показало, что 18F-ФДГ может обнаруживать ранний метаболический ответ на лечение nsPEF, что ранее не было хорошо изучено в литературе. Кроме того, наша работа дает новое представление о молекулярных механизмах, лежащих в основе роли nsPEF , посредством секвенирования транскриптома . Новые адъювантные методы лечения, вызывающие противоопухолевые иммунологические эффекты, показали большой потенциал в отношении разрушения опухоли. В последние годы увеличивается количество исследований по иммунотерапии рака поджелудочной железы, что может открыть новые возможности для лечения.Вопрос о том, могут ли nsPEF индуцировать противоопухолевый иммунологический эффект при раке поджелудочной железы, остается спорным. Однако наши результаты показали, что nsPEF способны устранять недостаток иммуногенности и иммуносупрессивное микроокружение опухоли (TME) рака поджелудочной железы. Дальнейшие механистические исследования показали, что иммуномодулирующий эффект может быть связан с секрецией цитокинов и ослаблением иммунодепрессивных компонентов в строме рака поджелудочной железы, включая FAP-α и гиалуроновую кислоту.

    Несмотря на успехи, достигнутые за эти годы, подробные механизмы, лежащие в основе действия nsPEF, еще предстоит полностью выяснить. В настоящем исследовании было представлено всестороннее представление о клеточной динамике, вызванной nsPEFs в опухолях рака поджелудочной железы. В результате было обнаружено, что несколько сигнальных путей, связанных с воспалительной реакцией, изменяются в ответ на nsPEF, что согласуется с результатами последующих экспериментов. Наше исследование также продемонстрировало, что задействованы гранзим-опосредованный сигнальный путь апоптоза, цитолиз, апоптоз и сигнальные каскады MAPK, что дает новое понимание молекулярных механизмов, лежащих в основе действия nsPEF.

    Иммунотерапия рака становится многообещающим методом терапии опухолей благодаря своей замечательной эффективности и инновациям (16). Однако влияние nsPEF на иммунный статус неясно. Чтобы противодействовать этому, было проведено несколько исследований иммунного ответа, индуцированного наносекундными импульсами в различных типах опухолей. В одном исследовании Beebe et al. показали, что nsPEF (кВ/см, нс, 1 Гц) не только удаляют 90 % опухолей N1-S1 HCC, но также вызывают иммунозащитный эффект у 100 % животных, защищая животных от рецидивов (17, 18).В другом исследовании Jing Wang показал, что наносекундное импульсное электрическое поле ингибирует рост злокачественной меланомы, вызывая изменение системного иммунитета (30 кВ/см, 100 нс и 200 пк) (19). Однако исследование Моллики и Муратори показало, что nsPEF не усиливают естественный противоопухолевый иммунитет, который остается бездействующим в опухолях меланомы B16F10 (750 p, 200 нс, 25 кВ/см и 2 Гц). Однако в этих исследованиях использовались разные параметры электрического импульса и модели опухолей, что может помочь объяснить разницу в их выводах.Наши данные дают несколько новых результатов к предварительным данным, доступным в существующей литературе. В настоящее время только одна статья посвящена изменениям в иммунном профиле после лечения nsPEFs при раке поджелудочной железы: Beebe et al. обнаружили, что количество как Treg, так и MDSC заметно снижено в крови, но не в селезенке или опухолях. Кроме того, количество дендритных клеток в TME было увеличено, а множественные маркеры активации были усилены после лечения. В целом лечение опухолей поджелудочной железы с помощью nsPEF (200 нс, 2 Гц и 30 кВ/см) эффективно, но необходима дальнейшая оптимизация, чтобы вызвать сильный иммунный ответ.В настоящем исследовании использовались различные параметры электрического импульса (300 нс, 4 Гц и 30 кВ/см), которые могут влиять на иммуногенность лечения нсПСВ. В нашем исследовании nsPEF увеличивали инфильтрацию клеток CD8 + , а соотношение CD8 + /CD3 + было значительно выше, чем в контрольной группе, через 7 дней в ТМЭ после лечения. Мы также наблюдали инфильтрацию Т-клеток CD8 + в селезенке и лимфатических узлах, что указывает на то, что nsPEF индуцируют Т-клеточный ответ.При раке поджелудочной железы инфильтрация иммуносупрессивных клеток, включая Treg, MDSC и макрофаги, делает окружающую среду иммуносупрессивной фенотипом (20). MDSC генерируются костным мозгом и активируются для подавления неспецифических иммунных ответов. Также хорошо известно, что MDSC способны ингибировать иммунный ответ Т-клеток и задерживать прогрессирование опухоли (19). Tregs представляют собой гетерогенную подгруппу иммуносупрессивных Т-клеток, которые подавляют противоопухолевый иммунный надзор (21).Повышенные уровни циркулирующих супрессорных клеток миелоидного происхождения (MDSC) и регуляторных Т-клеток (Treg) связаны с худшим прогнозом и общей выживаемостью (ОВ) у пациентов с раком поджелудочной железы (22). Стромальные макрофаги ограничивают инфильтрацию и миграцию Т-клеток CD8 + (23). В настоящем исследовании для изучения основных популяций миелоидных клеток (нМДСК, мМДСК и ТАМ) использовались большие панели антител. В отличие от Beebe et al., было обнаружено, что Tregs явно уменьшены в селезенке.Подмножество MSDC и макрофагов в TME также было уменьшено по сравнению с контрольной группой. В селезенке частота nMDSC снизилась, тогда как частота макрофагов немного увеличилась через 7 дней после лечения. Эти данные свидетельствуют о том, что nsPEF (300 нс, 4 Гц и 30 кВ/см) ингибируют иммуносупрессивные клетки, что может частично объяснить увеличение Т-клеток после лечения nsPEF. Таким образом, лечение nsPEF изменило иммуносупрессивные последствия при TME, сопровождающиеся переменным увеличением CD8 + T-клеток в опухоли, селезенке и лимфатических узлах.

    Динамические и продолжительные воспалительные реакции тесно связаны с цитокинами, продуцируемыми опухолевыми или воспалительными клетками. Некоторые цитокины оказывают большое влияние на иммуноредактирование рака и его прогрессирование. В нашем исследовании мы оценили изменения нескольких важных провоспалительных цитокинов при раке поджелудочной железы, включая TNF-α, IL-6 и IL-1β. В наших исследованиях было обнаружено, что уровни TNF-α и IL-1β увеличиваются после лечения. TNF-α является основным медиатором воспалительного и иммунологического ответа, индуцируя инфильтрацию лейкоцитов и увеличивая продукцию других цитокинов и хемокинов.Комбинация цитокинов и хемокинов может способствовать действию воспалительных клеток, тем самым изменяя микроокружение (24). В дополнение к TNF-α, IL-1β является прототипом провоспалительного цитокина, который стимулирует как местные, так и системные реакции. Продукция TNF-α и IL-1β в очаге воспаления, скорее всего, запускается клеточным контактом со стимулированными инфильтрирующими Т-клетками (25). IL-6, по-видимому, играет важную роль в развитии рака поджелудочной железы, при этом несколько исследований показали, что высокие уровни экспрессии IL-6 связаны со значительно более низкой выживаемостью и плохим ответом на терапию (26–28).Следовательно, сигнальный путь IL-6 может служить многообещающей терапевтической мишенью при раке поджелудочной железы (29, 30). Наши результаты показали, что nsPEF существенно ингибируют секрецию IL-6, который может ограничивать управляемый Т-лимфоцитами противоопухолевый иммунитет за счет уменьшения иммуносупрессивных клеток, таких как супрессорные клетки миелоидного происхождения и регуляторные Т-клетки (Treg). Кроме того, nsPEF могут ингибировать инвазию раковых клеток поджелудочной железы путем подавления экспрессии IL-6, хотя подробный механизм этого еще предстоит выяснить.Чрезвычайно сильный иммуносупрессивный TME является отличительной чертой рака поджелудочной железы с небольшой инфильтрацией лимфоцитов и увеличением количества иммуносупрессорных клеток. Десмопластическая строма при раке поджелудочной железы может быть связана с уклонением от иммунитета (31). Иммуносупрессивный TME модулировался nsPEF. Несколько компонентов фиброзной стромы были подавлены, включая FAP-α и гиалуроновую кислоту (на что указывают уровни экспрессии HABP1). Все эти факторы могут ограничивать инфильтрацию Т-лимфоцитов при раке поджелудочной железы.FAP представляет собой трансмембранную сериновую протеазу, которая в высокой степени экспрессируется в ассоциированных с раком стромальных клетках эпителиального рака. Клетки, экспрессирующие FAP-α, являются важным иммунодепрессивным компонентом, который может привести к гипоксическому некрозу опухолевых и стромальных клеток посредством процесса с участием IFN-γ и TNF-α. Истощение FAP-экспрессирующих клеток позволило обеспечить иммунологически контролируемый рост при раке поджелудочной железы (32). Гиалуронан-связывающий белок 1 (HABP1) действует как плазмалеммальный рецептор для белка C1q, который играет важную роль в воспалительных реакциях и регулирует клеточную адгезию, инвазию опухоли, онкогенез и прогрессирование.Сверхэкспрессия HABP1 связана со злокачественностью опухоли и выживаемостью пациентов (33). В нашем исследовании экспрессия SMA не влияла на лечение nsPEF. Снижение α-SMA коррелирует с плохим прогнозом и общей выживаемостью у пациентов с раком поджелудочной железы (34). Недавние исследования показали, что истощение α-SMA усугубляет рак поджелудочной железы и снижает общую выживаемость (35). Сохранение α-SMA + CAF, возможно, предотвратило неконтролируемый рост опухоли и увеличило время выживания мышей.Кроме того, модуляция стромы может влиять на секрецию цитокинов. ИЛ-6 продуцируется в основном звездчатыми клетками поджелудочной железы и ассоциированными с опухолью миелоидными клетками, причем некоторые исследования указывают на то, что стромой поджелудочной железы является источником ИЛ-6 (36). Наши экспериментальные результаты показали, что уровни цитокинов могут быть связаны с модуляцией стромы. В совокупности это исследование впервые представило два аспекта влияния изменений на иммунитет. Во-первых, было обнаружено, что нсПСВ влияют на продукцию цитокинов, связанных с воспалением, и, во-вторых, было обнаружено, что нсПСВ подавляют десмопластические изменения в опухолях, последние из которых влияют на инфильтрацию иммунных клеток.Для подтверждения этих результатов потребуются дальнейшие исследования десмопластической реакции.

    Это исследование имеет два важных ограничения. Во-первых, оценивали только ранний иммунный ответ (3-й и 7-й дни). Для полной оценки клеточного ответа потребуется больше информации из разных моментов времени. Во-вторых, влияние nsPEF на клетки воспаления необходимо будет дополнительно изучить с помощью функциональных тестов, чтобы связать эти фенотипические вариации с возможностями.

    В заключение, было обнаружено, что nsPEF значительно подавляют рост рака поджелудочной железы.Результаты, представленные в этом исследовании, показывают, что абляция NsPEF способна вызывать иммунный ответ, увеличивая инфильтрацию Т-клеток и уменьшая количество иммуносупрессивных клеток. Учитывая иммуноактивный характер nsPEF, комбинированное использование nsPEF и иммунотерапии при раке поджелудочной железы заслуживает рассмотрения в будущих клинических применениях.

    Заявление о доступности данных

    Наборы данных, представленные в этом исследовании, можно найти в онлайн-репозиториях. Названия репозитория/репозиториев и инвентарные номера можно найти в статье/дополнительных материалах.

    Заявление об этике

    Исследование на животных было рассмотрено и одобрено Этической инспекцией по экспериментальным исследованиям на животных Первой аффилированной больницы Медицинского колледжа Чжэцзянского университета.

    Вклад авторов

    JZ и SC провели эксперименты и написали рукопись. LZ, LAZ и DX внесли свой вклад в проведение экспериментов. JL и GT внесли свой вклад в интерпретацию данных. TJ разработал эксперименты, проанализировал и интерпретировал данные. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

    Финансирование

    Эта работа была поддержана Национальным фондом естественных наук Китая (№ 81971623) и проектом развития Национального крупного научно-исследовательского инструмента (82027803).

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Авторы хотели бы поблагодарить Xinhua Chen за щедрое предоставление оборудования для экспериментов.

    Ссылки

    1. Lafranceschina S, Brunetti O, Delvecchio A, Conticchio M, Ammendola M, Currò G, et al. Систематический обзор роли необратимой электропорации в лечении местнораспространенного рака поджелудочной железы. Раки (2019) 11:1718. doi: 10.3390/cancers11111718

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    3. Seufferlein T, Hammel P, Delpero JR, Macarulla T, Pfeiffer P, Prager GW, et al. Оптимизация лечения местно-распространенного рака поджелудочной железы с акцентом на индукционную химиотерапию: мнение экспертов, основанное на обзоре современных данных. Cancer Treat Rev (2019) 77:1–10. doi: 10.1016/j.ctrv.2019.05.007

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    4. Гидини М., Петрилло А., Салати М., Хаку С., Варриккио А., Томаселло Г. и др. Хирургия или локорегионарные подходы при олигометастатическом раке поджелудочной железы в печени: миф, надежда или реальность? Раки (2019) 11:1095. doi: 10.3390/cancers11081095

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    5. Rombouts SJ, Walma MS, Vogel JA, van Rijssen LB, Wilmink JW, Mohammad NH, et al.Исходы после лечения на основе FOLFIRINOX у пациентов с местнораспространенным раком поджелудочной железы. Энн Сург Онкол (2016) 23:4352–60. doi: 10.1245/s10434-016-5373-2

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    7. Yin S, Chen X, Xie X, Zhou L, Guo D, Xu Y и др. Наносекундное импульсное электрическое поле (nsPEF) усиливает действие цисплатина на гепатоцеллюлярные клетки за счет разрушения микродоменов на плазматической мембране. Exp Cell Res (2016) 346: 233–40. doi: 10.1016/j.yexcr.2016.06.018

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    8. Ансари Д., Кристофферссон С., Андерссон Р., Бергенфельдт М. Роль необратимой электропорации (IRE) при местнораспространенном раке поджелудочной железы: систематический обзор безопасности и эффективности. Scand J Gastroenterol (2017) 52:1165–71. doi: 10.1080/00365521.2017.1346705

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    9. Кэннон Р., Эллис С., Хейс Д., Нараянан Дж., Мартин Р.С.Безопасность и ранняя эффективность необратимой электропорации опухолей печени вблизи жизненно важных структур. J Surg Oncol (2013) 107:544–9. doi: 10.1002/jso.23280

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    11. Vernier PT, Ziegler MJ, Sun Y, Gundersen MA, Tieleman DP. Облегченная нанопорами, управляемая напряжением транслокация фосфатидилсерина в липидных бислоях — в клетках и in silico. Phys Biol (2006) 3:233–47. doi: 10.1088/1478-3975/3/4/001

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    12.Росси А., Пахомова О.Н., Пахомов А.Г., Вейгандт С., Булышева А.А., Мюррей Л.Е., и соавт. Механизмы и иммуногенность nsPEF-индуцированной гибели клеток в опухолях меланомы B16F10. Научный представитель (2019) 9:431. doi: 10.1038/s41598-018-36527-5

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    13. Gao C, Zhang X, Chen J, Zhao J, Liu Y, Zhang J и др. Использование метода наносекундных импульсов для улучшения внутриклеточной доставки и представления антигена для лечения плоскоклеточного рака языка. Med Oral Patol Oral Cir Bucal (2018) 23:e344–50. doi: 10.4317/medoral.22227

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    14. Chen X, Chen Y, Jiang J, Wu L, Yin S, Miao X и др. Наноимпульсная стимуляция (NPS) удаляет опухоли и ингибирует метастазирование в легкие как при спонтанной остеосаркоме собак, так и при трансплантированной мышиной гепатоцеллюлярной карциноме с высоким метастатическим потенциалом. Oncotarget (2017) 8:44032–9. doi: 10.18632/oncotarget.17178

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    15.Yin S, Chen X, Hu C, Zhang X, Hu Z, Yu J и др. Лечение наносекундным импульсным электрическим полем (nsPEF) гепатоцеллюлярной карциномы: новая локорегионарная абляция, уменьшающая метастазы в легких. Рак Lett (2014) 346: 285–91. doi: 10.1016/j.canlet.2014.01.009

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    16. Чжао Дж., Чжан З., Ни Д., Ма Х., Юань Г., Су С. и др. ПЭТ-визуализация гепатоцеллюлярных карцином: F-фторпропионовая кислота в качестве дополнительного радиофармпрепарата для F-фтордезоксиглюкозы. Mol Imaging (2019) 18:1536012118821032. doi: 10.1177/1536012118821032

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    17. Неоптолемос Дж. П., Клефф Дж., Михл П., Костелло Э., Гринхалф В., Палмер Д. Х. Терапевтические разработки при раке поджелудочной железы: текущие и будущие перспективы. Nat Rev Gastroenterol (2018) 15:333–48. doi: 10.1038/s41575-018-0005-x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    18. Ласситер Б.П., Го С., Биби С.Дж.Наноимпульсная стимуляция удаляет ортотопическую гепатоцеллюлярную карциному крыс и индуцирует врожденные и адаптивные иммунные механизмы памяти, которые предотвращают рецидив. Раки (2018) 10:69. doi: 10.3390/cancers10030069

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Chen R, Sain NM, Harlow KT, Chen YJ, Shires PK, Heller R, et al. Защитный эффект после элиминации ортотопической гепатоцеллюлярной карциномы крыс наносекундными импульсными электрическими полями. Eur J Cancer (2014) 50:2705–13.doi: 10.1016/j.ejca.2014.07.006

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    20. Zhang X, Zhang Y, Chen J, Wu Y, Zhang J, Wang J. Наносекундное импульсное электрическое поле подавляет рост злокачественной меланомы, индуцируя изменение системного иммунитета. Med Oral Patol Oral Cir Bucal (2019) 24:e555–61. doi: 10.4317/medoral.22976

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    21. Кумар В., Патель С., Цыганов Е., Габрилович Д.И. Природа клеток-супрессоров миелоидного происхождения в микроокружении опухоли. Trends Immunol (2016) 37:208–20. doi: 10.1016/j.it.2016.01.004

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    22. Whiteside TL. FOXP3+ Treg в качестве терапевтической мишени для повышения противоопухолевого иммунитета. Экспертное заключение Ther Tar (2018) 22:353–63. doi: 10.1080/14728222.2018.1451514

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    23. Menon H, Ramapriyan R, Cushman TR, Verma V, Kim HH, Schoenhals JE, et al. Роль лучевой терапии в модуляции стромы опухоли и микроокружения. Фронт Иммунол (2019) 10:193. doi: 10.3389/fimmu.2019.00193

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    24. Wang WQ, Liu L, Xu HX, Wu CT, Xiang JF, Xu J и другие. Инфильтрирующие иммунные клетки и генные мутации при аденокарциноме протоков поджелудочной железы. Bri J Surg (2016) 103:1189–99. doi: 10.1002/bjs.10187

    Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    26. Burger D, Dayer JM, Palmer G, Gabay C. Является ли IL-1 хорошей терапевтической мишенью при лечении артрита? Best Pract Res Clin Rheumatol (2006) 20:879–96.doi: 10.1016/j.berh.2006.06.004

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    27. Разидло Г.Л., Бертон К.М., МакНивен М.А. Интерлейкин-6 способствует миграции раковых клеток поджелудочной железы, быстро активируя малую ГТФазу CDC42. J Biol Chem (2018) 293:11143–53. doi: 10.1074/jbc.RA118.003276

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    28. Feng L, Qi Q, Wang P, Chen H, Chen Z, Meng Z, et al. Уровни ИЛ-6, ИЛ-8 и ИЛ-10 в сыворотке крови являются индикаторами прогноза рака поджелудочной железы. J Int Med Res (2018) 46:5228–36. doi: 10.1177/0300060518800588

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    29. Chen X, Tian J, Su GH, Lin J. Блокирование передачи сигналов IL-6/GP130 ингибирует жизнеспособность/пролиферацию клеток, гликолиз и колониеобразующую активность в клетках рака поджелудочной железы человека. Curr Cancer Drug Targets (2019) 19:417–27. doi: 10.2174/1568009618666180430123939

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    30.Мейс Т.А., Шакья Р., Питарреси Дж.Р., Суонсон Б., Маккуинн К.В., Лофтус С. и др. Комбинированная терапия, блокирующая антитела IL-6 и PD-L1, снижает прогрессирование опухоли в мышиных моделях рака поджелудочной железы. Гут (2018) 67:320–32. doi: 10.1136/gutjnl-2016-311585

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    31. Pop VV, Seicean A, Lupan I, Samasca G, Burz CC. Роли IL-6 — Молекулярный путь и клиническое значение при раке поджелудочной железы — Системный обзор. Immunol Lett (2017) 181:45–50.doi: 10.1016/j.imlet.2016.11.010

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    32. Sun Q, Zhang B, Hu Q, Qin Y, Xu W, Liu W и др. Влияние связанных с раком фибробластов на основные признаки рака поджелудочной железы. Тераностика (2018) 8:5072–87. doi: 10.7150/thno.26546

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    33. Kraman M, Bambrough PJ, Arnold JN, Roberts EW, Magiera L, Jones JO, et al. Подавление противоопухолевого иммунитета стромальными клетками, экспрессирующими белок активации фибробластов-альфа. Наука (2010) 330:827–30. doi: 10.1126/science.1195300

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    34. Xie ZB, Yao L, Jin C, Zhang YF, Fu DL. Высокая экспрессия HABP1 в цитоплазме как предиктор плохой выживаемости и поздней стадии опухоли у пациентов с аденокарциномой протоков поджелудочной железы. Eur J Surg Oncol (2019) 45:207–12.

Leave a Reply

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.