Рак желудка 2 стадия сколько живут после операции: Современные методы лечения рака желудка

Содержание

Как вовремя обнаружить рак? Первые тревожные признаки

  • Николай Воронин
  • Корреспондент по вопросам науки

Автор фото, noipornpan/Getty Images

В понедельник, 4 февраля, отмечается Всемирный день борьбы против рака.

Строго говоря, такой болезни как «рак» не существует. Этим термином описывается более 200 различных заболеваний, при которых обычные клетки начинают ненормально размножаться, формируют быстро растущую опухоль и могут заражать соседние органы.

Несмотря на то что уровень смертности от рака падает вот уже четверть века, онкологические заболевания остаются одной из ведущих причин смерти по всему миру.

В 2018 году рак был диагностирован почти у 18 млн человек. Из них почти в 5 млн случаев болезнь можно было выявить на более ранней стадии — а значит, раньше начать лечение и сделать его более эффективным.

«Мы хотим, чтобы люди знали: многие виды рака поддаются лечению и даже полностью излечимы, особенно если как можно раньше обнаружить болезнь и начать терапию», — подчеркивает глава Союза за международный контроль над раком Кэри Адамс.

Например, если рак шейки матки диагностирован на поздней стадии, шансы пациентки прожить еще пять лет не превышают 15%. Однако если болезнь выявить вовремя, этот показатель повышается до 93%.

Именно поэтому важно регулярно проходить обследование. Хотя в Британии, например, судя по опросам, каждый четвертый пациент не хочет идти к врачу ровно потому, что боится услышать страшный диагноз.

Очаг заболевания может располагаться в любом органе и принимать самые разные формы. Однако есть некоторые симптомы и тревожные признаки, заметив которые, стоит как можно скорее обратиться к врачу.

Поводы для беспокойства:

Необычные узелки ткани, вздутия и припухлости. Нужно помнить, что раковые опухоли часто бывают безболезненными, особенно на ранних этапах заболевания. Особое внимание нужно обращать на шею, яички у мужчин и молочные железы у женщин, и также подмышечные впадины.

Затяжной кашель, одышка или трудности при глотании.

Изменения в привычной работе кишечника. Внезапно начавшиеся запоры или, напротив, частые приступы диареи — особенно если в стуле можно заметить следы крови.

Неожиданные кровотечения — включая небольшие выделения крови из вагины, прямой кишки, включения крови в моче или мокроте при кашле.

Необъяснимая потеря веса. Если вы неожиданно для себя заметно похудели за относительно небольшой период времени (около пары месяцев), — это повод для беспокойства и похода к врачу. Помимо рака, резкая потеря веса может сигнализировать о серьезном нарушении работы щитовидной железы или развитии диабета.

Хроническая усталость и катастрофическая нехватка энергии на привычные вещи — несмотря на нормальный здоровый сон. Обычно, если причина хронической усталости в начавшемся раковом заболевании, то у пациента проявляются и другие симптомы.

Автор фото, kali9/Getty Images

Необъяснимые боли — любого характера и периодичности: как острые приступы, так и ноющие; как хронические, так и появляющиеся лишь изредка.

Появление новых родинок или трансформация уже существующих: изменения размера, формы или цвета; затвердевание поверхности родимого пятна или любые выделения.

Проблемы при мочеиспускании, в том числе более частые или более острые позывы, а также затруднения или боли в процессе.

Необычные изменения груди. Поводом для беспокойства может быть неожиданное изменение размера или формы грудных желез, а также изменения ощущений при прикосновении, в том числе к коже груди, или боли.

Потеря аппетита. Если у вас надолго притупилось чувство голода, и вы стали есть меньше, чем обычно, это тоже тревожный сигнал, даже если у вас отсутствуют другие симптомы.

Незаживающая язвочка или другая рана — особенно во рту.

Хроническая изжога или другие регулярные расстройства пищеварения — тошнота, рвота, вздутие живота и другие.

Обильное потоотделение в ночное время.

Автор фото, nito100/Getty Images

Как снизить риск рака

Появление рака может быть спровоцировано как генетической предрасположенностью, так и внешними факторами — в том числе ионизирующим излучением, веществами-канцерогенами (например, асбест или мышьяк) или болезнетворными организмами.

Полностью защититься от рака невозможно, однако можно существенно снизить риск онкологических заболеваний. Для этого эксперты ВОЗ дают пять советов.

Избегайте курения и табачного дыма. Предупреждения, написанные крупными буквами на сигаретных пачках, появились там не просто так. Курение или жевание табака может стать причиной не только рака легких, но и рака гортани, простаты, поджелудочной железы, почек, мочевого пузыря и других органов.

Безопасный секс и медицинские процедуры. Вирусы, которые могут увеличивать риск развития некоторых видов рака, передаются половым путем, а также через кровь — например, при использовании общих игл или медицинских инструментов многоразового использования.

Регулярно проходите проверку. В идеале полный профилактический осмотр у врача нужно проходить каждые полгода.

Вакцинируйтесь. За небольшую плату или даже бесплатно можно поставить прививку от гепатита, вируса папилломы человека и других заболеваний, что заодно существенно снизит риск возникновения некоторых видов рака.

Здоровая диета и активный образ жизни. Сбалансированный рацион с обилием овощей и фруктов, хороший режим сна и хотя бы небольшие регулярные физические нагрузки помогут вам существенно повысить иммунитет и избежать множества болезней — в том числе и рака.

Рак печени: лечение, симптомы, диагностика рака печени 4 степени

Сегодня основной метод лечения злокачественных новообразований печени при первичных опухолях и метастазах колоректального рака  – анатомическая лапароскопическая резекция печени. Такая методика используется в странах Западной Европы, в Израиле, в США и в LISOD. При метастазах других видов рака применяют атипичную резекцию, радиочастотную абляцию.

Рак печени или печеночноклеточный рак – злокачественная опухоль, которая локализуется в печени. Новообразование происходит из клеток печени или является метастазом другой (первичной) опухоли. Метастазы в печени развиваются намного чаще, чем первичные опухоли. Это связано с характером кровообращения и функцией печени в организме. Метастазы злокачественного новообразования – это тяжелое осложнение, которое более опасно, чем сама первичная опухоль. Метастатический рак выявляют как метастазы злокачественной опухоли при ее первичной локализации в других органах.

Первичный рак печени имеет следующие типы: гепатоцеллюлярная карцинома, ангиопластическая саркома (ангиосаркома), гепатобалстома и гемангиосаркома, холангиокарционома.
Саркома печени — редкое и опасное заболевание. Очень быстро происходит развитие опухоли, распространение на соседние органы. Особенностью сарком является их возникновение преимущественно у людей молодого возраста и у детей. В частности, ангиосаркома печени – это редкая форма злокачественной опухоли. Новообразование имеет агрессивное течение, проявляется инвазивным, очень быстрым ростом, метастазирует.

Холангиокрацинома или рак желчного протока может развиться как в области печени, так и за пределами органа. Опухоль может образоваться в любой части протока. В зависимости от локализации образования существуют три группы: рак внутрипеченочных протоков, рак желчного протока в области ворот печени, рак дистальных желчных протоков.

Причины и механизм развития заболевания еще недостаточно изучены. Исследовалось влияние географического положения, климата, рациона питания, некоторых медицинских препаратов. У больных алкоголизмом первичный печеночноклеточный рак нередко развивается на фоне цирроза. Рак печени может обнаружиться в любом возрасте, чаще им заболевают после 40 лет.

Диагностика

В LISOD для диагностики рака печени применяют современные методы, соответствующие международным медицинским стандартам.

Ультразвуковое исследование (УЗИ) позволяет обнаружить опухоль и в некоторых случаях определить ее тип.

Биопсия опухоли является наиболее достоверным методом диагностики рака печени. Как правило, применяют тонкую длинную иглу, которую вводят через кожу в печень в область опухоли под контролем УЗИ-аппарата. Если во время исследования участка новообразования под микроскопом обнаруживают раковые клетки, диагноз рака печени считается подтвержденным.

Компьютерная томография (КТ) очень эффективна при диагностике опухолей печени, позволяет обнаружить даже маленькие новообразования, незаметные на УЗИ. В LISOD для улучшения изображения проводится КТ с контрастированием – внутривенно вводится контрастное вещество, что дает возможность специалистам изучить расположение сосудов в печени. Во время компьютерной томографии аппарат получает изображение тонких срезов, что позволяет специалистам тщательно обследовать структуру органа и выявить даже небольшие опухоли.

Лапароскопия. Лапароскопический метод позволяет поставить точный и правильный диагноз. Метод щадящий, быстрый и безболезненный. Через небольшой разрез, под короткодействующим наркозом, врач вводит специальный прибор в брюшную полость, осматривает опухоль (на мониторе) и берет кусочек ткани на исследование.

Исследование крови. Определение уровней альфа-фетопротеина (АФП) в крови полезно как на этапе диагностики опухолей печени, так и после лечения для контроля эффективности терапии и возможного рецидива заболевания.

Лечение

Полную информацию о диагностике и лечении этого вида рака Вам предоставят консультанты Информационной службы LISOD:

  • 0-800-500-110 (бесплатно для звонков
    со стационарных телефонов по Украине)
  • или +38 044 520 94 00 – ежедневно
    с 08:00 до 20:00.  

Прежде всего, врачи уточняют диагноз опухоли и степень ее распространения. План лечения разрабатывается на междисциплинарной онкологической конференции.

Если опухоль операбельна, то начинается подготовка к серьезному хирургическому вмешательству. Удаление метастазов в печени –   эффективный метод лечения. Печень «умеет» регенерироваться, и удаленная часть постепенно восстанавливается. Таким образом, ведущим методом остается радикальное оперативное вмешательство (например, гемигепатэктомия или атипичные резекции печени) в сочетании с последующей химиотерапией.

Радиотерапия также применяется в лечении рака печени, лечении метастазов в печень, так как снижает темпы роста опухоли. Радиотерпия – эффективный метод лечения метастазов в печени. Радиотерапия может быть использована в сочетании с хирургическим лечением либо с химиотерапией. Эмболизация печеночной артерии подразумевает блокировку артериальной крови, которая переносится к карциноидным опухолям с последующим проведением химиотерапии для уменьшения размеров оставшихся очагов.

Ранее выявление болезни является залогом успешного лечения. Операция, проведенная на ранних стадиях рака печени, как правило, дает хорошие результаты.

Симптомы

Рак печени симптомы проявляет, как правило, на фоне хронических болезней (вирусный гепатит, цирроз и т.д.). В результате, на признаки уже существующего недуга накладываются новые.

Появление боли в животе или ее усиление – симптом рака, часто свидетельствующий о больших размерах новообразования или его распространения за пределы печени.

Ощущение тяжести в правом подреберье

может быть признаком рака печени.

Повышенная температура тела (выше 37.5 градусов Цельсия), которая держится длительное время и не объясняется другими причинами.

Появление водянки (асцит) – это скопление в брюшной полости жидкости, возникающее при раке печени и циррозе. Т.е. появление асцита у больного с циррозом может быть как осложнением основной болезни, так и признаком рака печени.

Желтуха – пожелтение склер глаз, слизистых оболочек и кожи тела. Возникает при разных состояниях, но, в том числе, при циррозе и при раке печени. Желтуха у больного может проявляться как осложнение цирроза, но так же может быть признаком рака печени.

Вздутие живота, снижение массы тела, отсутствие аппетита, выраженная слабость – это симптомы рака печени, но могут встречаться и при других болезнях.

Факторы риска

Известны факторы риска, которые могут способствовать развитию рака печени.

Пол. Мужчины болеют чаще, чем женщины. Возможно, это связано с большим употреблением ими алкоголя.

Заболевания печени. Хроническая инфекция (гепатит С или В) – очень значимый фактор риска. Есть некоторые наследственные заболевания, которые повышают вероятность возникновения рака печени.

Цирроз. Болезнь, развивающаяся в результате формирования в печени рубцовой ткани и часто приводящая к раку. Наиболее существенные причины цирроза – употребление алкоголя и заболевание гепатитом С и В. Другая причина – это накопление в печени избыточного количества железа.

Употребление табака. Доказана связь между курением и возникновением рака печени. При сопутствующем употреблении алкоголя риск увеличивается.

Афлатоксины. Употребление продуктов, которые из-за неправильного хранения поражены афлотоксином В1(митотоксин гриба Аspergilis flavus), повышает риск заболевания. К таким продуктам относятся: пшеница, рис, кукуруза, соевые бобы, земляные орехи и пр.

Анаболические стероиды – это мужские гормоны, которые иногда используют спортсмены. Их длительное применение может несколько увеличить риск развития злокачественной опухоли печени.

Мышьяк. Есть страны, где употребляется вода, загрязненная мышьяком, что повышает риск возникновения рака печени.

Профилактика

Основными мерами профилактики рака печени являются:

  • своевременная вакцинация от гепатита В;
  • своевременное и качественное лечение гепатита В и С;
  • лечение алкоголизма и полный отказ от алкоголя;
  • регулярное наблюдение у гепатолога для больных циррозом и хроническими вирусными гепатитами (не реже 2-3 раз в год).

Особое значение имеет борьба с алкоголизмом, поскольку цирроз печени (особенно крупноузловая форма) обнаруживают примерно у 60-90% больных с гепатомой.

Вопросы и ответы

В разделе публикуются вопросы пациентов и ответы наших специалистов. Вопрос каждого человека касается конкретной проблемы, связанной с его заболеванием. Пациентам отвечают израильские клинические онкологи и главный врач LISOD, д.м.н., профессор Алла Винницкая.

Ответы специалистов основаны на знаниях принципов доказательной медицины и профессиональном опыте. Ответы соответствуют исключительно предоставленным сведениям, имеют ознакомительный характер и не являются врачебной рекомендацией.

Основная цель раздела
– дать информацию пациенту и его семье, чтобы вместе с лечащим врачом принять решение о виде лечения. Предложенная Вам тактика лечения может отличаться от принципов, изложенных в ответах наших специалистов. Не стесняйтесь задать лечащему врачу вопрос о причинах отличий.  Вы должны быть уверены, что получаете правильное лечение.

Здравствуйте. У моего отца поставили диагноз — обьемное оброзование s4 печени c инвазией стенки желчного пузыря, механическая желтуха. Скажите, доктор можно ли ему помочь, пробу не берут — снижают желтизну какая опухоль не знают. Помогите, пожалуйста, что делать. Спасибо.

Без гистологической верификации диагноза (биопсии) ничего определенного сказать нельзя. Это может быть первичная опухоль печени (печеночноклеточная или из желчных протоков), может быть вторичная опухоль (метастаз) из другого источника, или другая, более «экзотическая» опухоль. Параллельно следует сделать стадирование (определить распространенность процесса). После того как у нас будет гистологический диагноз и понятие о том местный ли это процесс или распространенный (метастатический) можно будет выстраивать план лечения.

Здравствуйте! В ходе УЗИ обнаружено образование в печени (около 1,9 см), предварительный диагноз — гепатома. Подскажите, какой метод диагностики применить, чтобы подтвердить или опровергнуть онкологию? Заранее благодарна за ответ!

Для начала необходимо сделать компьютерную томографию (КТ) или магнитно-резонансную томографию (МРТ) печени.

Здравствуйте! У моего близкого друга на КТ случайно обнаружили очаговое образование в печени. Мы в испуге, не знаем куда нам обращаться. Образование маленького размера, видно в одной проекции. Заранее благодарна

Если есть сомнения по поводу природы образования и оно больше одного см,то лучше всего — проведение ПЭТ-КТ исследования.

Добрый день. С наступающим Рождеством! Вопрос касается мамы. Был диагноз: Гемангиома печени. Расшифруйте диагноз пожалуйста. Какое лечение необходимо в данном случае? Возраст: 62 Жалобы пациента на данный момент: Боли Нет, присутствие органа имеется. Данные биопсии или гистологического исследования опухоли: нет Предшествующее лечение по поводу онкологического заболевания: нет Какое обследование уже было проведено: В динамике от 19.03.2010г., при СКТ печень обычной плотности-65 НY, однородной структуры,размерами -190/114/125 мл. В правой доле (с-7) сохраняется образование прежних размеров, до 20 мл в диаметре, с неровными контурами, слабо накапливающее контрастный препарат. Внутри печеночные желчные протоки не расширены . Желчный пузырь удален. Селезенка обычно расположена, плотность ее не изменена, в ее паренхиме множественные кальцинаты. Поджелудочная железа не увеличена в объеме , однородной структуре. Ретропанкреатическое пространство свободно. Объемных образований не выявлено. Параортальные лимфоузлы не увеличены надпочечники обычной формы и размеров. Почки без структурных изменений. В теле Тh21 позвонка нельзя исключить остеосклеротический очаг до 5 мл. ЗАКЛЮЧЕНИЕ: КТ- признаки очагового образования печени, более всего соответствует С-r, кальцинатов селезенки, с остеосклеротическим мтс тело Тh 11 позвонка, без отрицательной динамики от 19,03,10 г. Ответ буду ждать с нетерпением. С уважением к Вам Людмила.

Дорогая Людмила! Гемангиома — это доброкачественное образование из кровеносных сосудов. Оно не требует лечения при расположении в печени. Для дифференциальной диагностики от опухоли возможно проведение МРТ печени или сканирования с меченными радиоизотопом эритроцитами. Судя по тому что вы описываете (образования в печени и Th21 без динамики с марта 2010) речь не идет об онкологическом заболевании. Находка в 11 грудном позвонке может быть простым так называемым «костным островком».

У моего мужа месяц назад обнаружили на Узи и КТ множественные метастазы в печени от 12 до 45 мм, а сама опухоль не найдена нигде. Эти метастазы похожи на экране УЗИ на тёмные пятна. Ему 47 лет. Лечить его не стали, сказав мне, что в такой стадии рак уже не операбелен и неизлечим. Я ему про рак пока не говорю. Сейчас он очень слабый, потому что сильно худой. Вес 65 кг. Ходит медленно, иногда теряет равновесие, но ест всё, хотя и понемногу. Курит и бросать не собирается. Иногда жалуется на боли в области пупка и печени. Бывают дни, когда температура повышается до 37,5 и выше, и его начинает бить страшный озноб. Он становится очень холодный, губы синеют, начинается сильное потоотделение (как будто водой его окатили). Делаем ему тогда систему, в которую входит физраствор, глюкоза, преднизалон, спазмалгон и реосорбилакт. После системы потоотделение сначала усиливается, а потом прекращается и ситуация более-менее стабилизируется на некоторое время. Скажите мне, пожалуйста, это действительно рак? Или возможна ошибка. Можно что-то сделать, чтобы его вылечить или надо просто ждать конца, а все средства только на короткий срок отодвинут этот конец?

Юлия, добрый день! Ситуация не совсем понятна.
В любом случае необходимо провести стадирование и обязательно биопсию из очагов в печени для верификации диагноза. Только после этого будет понятно о каком заболевании и, соответственно, лечении будет идти речь.

что это такое, препараты, методики

Рак – самая коварная болезнь в мире с ежегодной миллионной смертностью.

Онкологические заболевания – это целая группа патологий, которые характеризуются образованием раковых клеток, уничтожающих иммунную систему и полностью разрушающих организм. Онкоболезни – одни из самых коварных в мире: ежегодно они уносят жизни миллионов людей разного пола и возраста. Именно поэтому вся мировая медицинская общественность работает над решением вопросов по разработке схем эффективного лечения рака. Ученые всего мира ведут непрерывную научную деятельность, в ходе которой создаются новые препараты и разрабатываются действенные методики лечения рака, одна из которых — химиотерапия при раке.

На данный момент одним из самых надежных методов лечения онкологических заболеваний является химиотерапия, которая подбирается индивидуально, в зависимости от характеристик конкретной опухоли и состояния здоровья пациента. Под понятием «химиотерапия при раке» в медицине понимается применение цитостатических препаратов, которые проникают в клетки злокачественной опухоли и разрушают их структуры.

С появлением цитостатических препаратов в онкологической медицине случился настоящий прорыв: курсы химиотерапии при раке помогают существенно замедлить скорость деления патогенных клеток и минимизировать рост опухолей. На начальных стадиях химиотерапия совместно с оперативным вмешательством может помочь полностью уничтожить очаг патологии, а если болезнь находится в запущенном состоянии, цитостатики способны замедлить развитие болезни и максимально продлить жизнь пациенту.

О том, насколько эффективна химиотерапия при раке следует судить по конкретному виду онкологии: существуют виды злокачественных опухолей, которые лечатся исключительно цитостатическими препаратами и их комбинацией. Уже много лет в онкологической медицине химиотерапия считается одним из самых действенных и результативных методов лечения рака.

Адъювантная и неоадъювантная химиотерапия при онкологии

Отвечая на вопрос: «Какая бывает химиотерапия при раке следует рассмотреть ее основные виды, которые используются в мировой онкологической практике для предотвращения развития рака.

Онкологи-химиотерапевты выделяют следующие виды химиотерапевтического лечения:

  • адъювантная химиотерапия;
  • неоадъювантная химиотерапия;
  • лечебная химиотерапия.

Каждый вид химиотерапии имеет свои цели и задачи, поэтому подбор лечения осуществляется, исходя из каждого конкретного клинического случая. Так, адъювантная химиотерапия при раке рекомендована пациентам в зависимости от морфологии опухоли и стадии заболевания, у которых было проведено оперативное вмешательство с целью удаления новообразований. Задача у такой терапии заключается в снижении риска прогрессирования болезни- появления новых метастазов, а также в предотвращении рецидивов заболевания.

Таким образом, очевидно, что дает химиотерапия при онкологии в этом случае: снижение риска повторного развития патологии, которого так боятся, как сами пациенты, так и онкологи, в арсенале которых не всегда имеются действенные методики лечения еще более опасного и скоротечного рецидивирующего рака.

Кроме этого, пациентам часто назначается неоадъювантная химиотерапия при раке, которая проводится перед хирургическим лечением опухоли. Цель проведения такой «химии» состоит в том, чтобы уменьшить размер неоперабельной опухоли или, например, выполнить, органосохранную операцию, а также выявить чувствительность онкоклеток к медикаментам, которые будут использоваться в послеоперационном периоде.

Кроме этого, существует также лечебная химиотерапия, которая назначается в качестве поддерживающей терапии больным на распространенных стадиях онкологического процесса. В данном случае влияние химиотерапии на организм сводится к тому, чтобы замедлить распространение опухоли и максимально повысить качество жизни пациентов, страдающих от онкологии.

В онкологической практике часто используются комбинированные схемы лечения, в процессе составления которых, химиотерапевты совмещают вышеуказанные виды химиотерапии при раке с целью повышения результативности лечения. Так, до операции часто назначается неоадъювантная химиотерапия, а после – адъювантная химиотерапия.

Ответ на вопрос о том, помогает ли химиотерапия при раке на 4 стадии, достаточно сложный, но большинство специалистов уверены, что отсутствие поддерживающего лечения может привести к появлению сильного болевого синдрома, возникновению осложнений, связанных с распространением опухоли на соседние ткани и органы и преждевременной смерти пациента.

Страхи перед проведением химиотерапии при раке

Многие пациенты онкологических диспансеров боятся лечения цитостатиками, ведь побочные после химиотерапии могут быть достаточно тяжелыми:

  • повышение температуры тела;
  • тошнота, рвота;
  • выпадение и потеря волос;
  • озноб и мышечные боли;
  • слабость и головокружение;
  • расстройства ЖКТ;
  • потеря аппетита;
  • подавленность, панические атаки;
  • повышенная сонливость.

Интенсивная химиотерапия при раке это серьезная нагрузка на сердечно-сосудистую и кровеносную системы. Однако бояться серьезных побочных эффектов не стоит: химиотерапевт назначает поддерживающее лечение, которое помогает максимально быстро восстановиться после курса лечения цитостатиками.

Перед тем, как проходить химиотерапию в стационаре, пациентам назначается перечень обследований с обязательной сдачей развернутого анализа крови и биохимии. Химиотерапия негативно влияет на формулу крови, поэтому в процессе проведения курсов лечения цитостатическими препаратами пациенты неоднократно проверяют состояние крови и сердечной мышцы (анализы, ЭКГ).

Опытный химиотерапевт параллельно с назначением химиолечения, рекомендует препараты для поддержания организма, которые сокращают количество и частоту проявления побочных эффектов.

Помните, химиотерапия – это один из ведущих методов исцеления от онкологических заболеваний во всем мире!

Продолжительность жизни большинства пациентов, которые отказываются от лечения, редко превышает 1 год.

Химиотерапевтическое лечение рака в стационаре: как проводится курс химиотерапии

Итак, эффективна ли химиотерапия при раке, и каким будет прогноз для пациентов, успешно прошедших курс цитостатического лечения? Любой онколог скажет, что химиотерапия уничтожает большую часть опухолевых клеток (а в некоторых видах онкологии способствует полному излечению!), улучшает общее самочувствие пациента и продлевает ему жизнь!

Перед тем, как положить пациента в стационар, лечащий врач подробно объясняет ему, как проходит курс химиотерапии при раке, а также дает рекомендации относительно питания, образа жизни и др. Здесь все будет зависеть от вида опухоли и выбранной схемы химиотерапии.

Пациенты, которые могут самостоятельно передвигаться, лежат в дневном стационаре, а «тяжелые» пациенты пребывают в отделении в течение всего курса химиотерапии. Врачи стационара предоставляют пациентам необходимую помощь при химиотерапии, а также оказывают моральную поддержку в борьбе с онкологическим заболеванием.

Задаваясь вопросом о том, как долго делают химиотерапию при онкологии, важно понимать, что каждый конкретный клинический случай индивидуален. При первичной онкологии курсы лечения цитостатиками будут короче и менее интенсивными, чем при рецидивирующем раке.

К примеру, химиотерапевт может назначить пациенту 4 курса химиотерапии, которые необходимо повторять с перерывом в 21 день. Однако, если у больного плохие показатели крови, врач не допустит его к следующей «химии». Поэтому сказать точно, как часто делают химиотерапию при онкологии и насколько дней растянется этот процесс, очень сложно. Как правило, если показатели анализов неудовлетворительны, то интервал между процедурами сдвигается на несколько дней до их восстановления.

Цитостатические препараты вводят внутривенно. Параллельно с ними врач назначает поддерживающие препараты с целью профилактики тошноты и рвоты, головокружения и прочих побочных эффектов. О том, сколько раз делают химиотерапию при раке, пациенту сообщает лечащий врач, однако, точную цифру тоже назвать сразу не получится – она определяется по результатам МРТ и КТ исследований. Лечение цикличное и при хорошей переносимости его могут продлить, но в большинстве случаев назначается 6 курсов химиотерапии.

Результаты химиотерапии: что могут современные цитостатики

Чтобы узнать, помогает ли химиотерапия при раке, достаточно сравнить результаты исследований пациента до и после лечения. В большинстве случаев после химиотерапии опухоль значительно уменьшается в размерах или даже совсем исчезает. Даже если онкологию не удается вылечить полностью, на фоне лечения цитостатиками она может просто «замереть» и долгие годы совершенно не беспокоить пациента.

Результаты лечения во многом будут зависеть от того, как соблюдаются интервалы между курсами, также от вовремя сделанного обследования, т. к. при прогрессировании заболевания необходимо менять схему лечения. Даже в случаях полной безнадежности, эффективность химиотерапии при онкологии достаточно высока: эти препараты повышают качество жизни и максимально ее продлевают.

При выявлении онкологии на первых стадиях, есть очень высокие шансы на полное выздоровление при помощи химиотерапии. При химотерапии крайне важно определить, какой курс химиотерапии, сколько курсов, какие интервалы лечения, какая продолжительность лечения, ведь незавершенное лечение может способствовать стремительному росту раковых клеток, которые невозможно контролировать.

Независимо от того, сколько дней химиотерапия при раке и каков был изначальный прогноз болезни, пациенты получают возможность полного или частичного исцеления, снижения болевого синдрома, а самое главное – надежду на выздоровление. Не пренебрегайте советами онкологов и строго следуйте разработанной схеме лечения, и тогда вы получите максимум шансов на исцеление, а также на долгую и полноценную жизнь!

Рак ободочной кишки | Онкологический диспансер Санкт-Петербурга

Общая информация

Выделяют наследственный и спорадический (возникший случайным образом) рак ободочной кишки. Развитие наследственного рака генетически связано с некоторыми полипозными или неполипозными синдромами. Такие наследственные болезни как семейный диффузный полипоз, синдром Гарднера и синдром Тюрко сопровождаются крайне высоким риском развития рака толстой кишки. Наследственный неполипозный рак ассоциирован с мутациями генов, отвечающих за репарацию ДНК. К 70 годам рак толстой кишки диагностируется примерно у 80% носителей данных мутаций. Кроме того, лица первой степени родства с больными раком толстой кишки имеют высокую степень риска возникновения этого заболевания.

Наиболее важными экзогенными факторами, влияющими на возникновение спорадического рака толстой кишки, являются диета, ожирение и гиподинамия (малоподвижный образ жизни) являются. Частота рака ободочной кишки выше в тех странах, где в рационе основной массы населения преобладает мясо и ограничено потребление растительной клетчатки. Мясная пища вызывает увеличение концентрации жирных кислот, которые в процессе пищеварения превращаются в канцерогенные агенты. Меньшая частота рака толстой кишки отмечается в сельской местности и странах с традиционной растительной диетой (Китай, Индия, страны Средней Азии и Центральной Африки). Согласно химической теории происхождения рака толстой кишки злокачественный процесс обусловлен мутагенным действием ряда экзо- и эндогенных химических веществ (канцерогенов) на клетки кишечного эпителия. Наиболее канцерогенными считаются полициклические ароматические углеводороды, ароматические амины и амиды, нитросоединения, а также метаболиты триптофана и тирозина. Канцерогенные вещества (бензпирен) могут образовываться при неправильной термической обработке пищевых продуктов, копчении мяса и рыбы. В результате воздействия канцерогенов на геном клетки происходят точечные мутации, приводящие к трансформации клеточных протоонкогенов в активные онкогены. Последние превращают нормальную клетку в опухолевую.

Ещё одним доказанным фактором риска возникновения рака толстой кишки являются воспалительные заболевания кишечника (ВЗК). Установлено, что у пациентов с болезнью Крона рак ободочной кишки возникает в 2,5 раза чаще, чем у здоровых людей. Также доказана высокая корреляция между неспецифическим язвенным колитом и колоректальным раком, особенно в случаях распространенного поражения язвенным процессом толстой кишки с анамнезом заболевания более 10 лет. Рак ободочной кишки у таких пациентов диагностируется в 5,2-30% наблюдений.

Полипы толстой кишки также достоверно увеличивают риск возникновения злокачественной опухоли. Индекс малигнизации одиночных полипов составляет 2-4 %, множественных (которые можно сосчитать) – 20 %, ворсинчатых образований – до 40 %. Полипы толстой кишки редко встречаются в молодом возрасте, а у лиц старших возрастных групп наблюдаются часто. По литературным данным, частота выявления полипов при аутопсиях составляет около 30 %.

Рак ободочной кишки развивается в соответствии с основными законами роста и распространения злокачественных опухолей: относительная автономность и нерегулируемость роста опухолевых клеток, снижение их дифференцировки, утрата органо- и гистотипического строения. Вместе с тем, имеются и свои особенности. Так, рост и распространение рака ободочной кишки происходят достоверно медленнее, чем аналогичные процессы, например, при раке желудка и поджелудочной железы. Опухоль толстой кишки длительное время не распространяется за пределы ее стенки.

Стадии рака ободочной кишки

Можно выделить три этапа развития опухолевого процесса:

  • I и II стадии – опухоль ограничена самой толстой кишкой (возможно с подрастанием к соседним органам)
  • III стадия – появляются метастазы опухоли в регионарные лимфатические узлы
  • IV стадия – появляются отдалённые метастазы опухоли (печень, лёгкие, брюшина, отдалённые лимфатические узлы, головной мозг и др.)

I – III стадии можно считать потенциально излечимыми. IV стадия подлежит паллиативному лечению (расценивается как хроническое, неизлечимое заболевание). Следует отметить, что даже при IV стадии возможно длительное продление жизни. В настоящее время имеется определённый процент пациентов, переживающих 10-летний рубеж от момента выявления IV стадии рака ободочной кишки.

Чем ниже дифференцировка опухоли, тем выше ее степень злокачественности (более быстрый рост опухоли и более раннее метастазирование). Метастазирование рака ободочной кишки происходит лимфогенным (наиболее часто), гематогенным и имплантационным путями. Лимфогенное метастазирование идет по ходу питающих кишку сосудов, а также в лимфатические узлы брыжейки. Гематогенные метастазы наиболее часто обнаруживаются в печени, легких, головном мозге. Имплантационные метастазы возникают вследствие прорастания опухолью всех слоев кишечной стенки и распространения опухолевых клеток по брюшине (карциноматоз брюшины).

Клиническая картина рака ободочной кишки

Рак ободочной кишки является полисимптомным заболеванием. Его клинические проявления зависят от локализации опухоли (в правой или левой половине ободочной кишки), характера ее роста, размеров опухоли, стадии злокачественного процесса, наличия осложнений. Ранние формы рака практически всегда протекают бессимптомно и выявляются при колоноскопии по поводу других заболеваний или при диспансерном обследовании.

Большинство пациентов обращаются к врачу по поводу появления крови или слизи в каловых массах, нарушения стула в виде появившихся запоров или, наоборот, поносов, а также изменения формы каловых масс, в связи с кишечным дискомфортом, болевыми ощущениями в животе, ухудшением общего состояния.

При опухолях правой половины толстой кишки,которые более длительное время могут протекать бессимптомно, первыми признаками заболевания часто являются недомогание, слабость, снижение трудоспособности, ухудшение аппетита, похудание, анемия, субфебрильная температура тела (до +37,90С). В некоторых случаях одним из первых симптомов оказывается плотное образование в животе справа, которое обнаружил сам пациент.

Для опухолей левой половины ободочной кишки характерны запоры, которые появились без видимых причин и со временем участились, непостоянная примесь слизи и темной крови в стуле, испражнения в виде овечьего кала, необъяснимый метеоризм и эпизоды внезапных спастических или схваткообразных болей в животе без четкой локализации.

Возможные осложнения рака ободочной кишки:

  • кровотечение из опухоли;
  • острая обтурационная толстокишечная непроходимость;
  • перфорация опухоли;
  • параканкрозный абсцесс;
  • местное распространение опухоли на соседние органы и ткани с нарушением их функций.

Диагностика рака ободочной кишки

«Diagnosis bona – curatio bona»

«Bene diagnoscitur, bene curatur»

Набор диагностических исследований при раке ободочной кишки имеет свои принципиальные особенности. Недостаточно просто выявить опухоль. Чрезвычайно важным является выполнение комплексного обследования с оценкой гистологического варианта и распространённости опухолевого процесса. От результатов правильно сформулированного диагноза зависит объём лечения и последовательность различных его этапов.

ВАЖНО! Если Вам говорят что-то вроде: «У вас рак! Надо срочно оперировать! Идти к онкологу и обследоваться – бесполезная трата сил и средств!» — ОБРАТИТЕСЬ К СПЕЦИАЛИСТУ-ОНКОЛОГУ!

Оперировать пациента, которому следует начинать лечение с лекарственной или лучевой терапии – неверно! Ошибочный диагноз ведёт к ошибочной лечебной тактике, а это, в свою очередь, ведёт к худшим прогнозам на выздоровление и дальнейшую жизнь!

Примерным минимумом обследований пациента с опухолью ободочной кишки следует считать:

  1. Комплекс клинических лабораторных исследований: клинический анализ крови, общий анализ мочи, глюкоза, АлТ, АсТ, билирубин общий, белок общий, креатинин, амилаза, С-реактивный белок, ПТВ+МНО, HBsAg, HCV-AT, AT HIV-1,2, антитела к Trep. Pallidum, СА 19-9, РЭА
  2. Электрокардиография
  3. Осмотр терапевта с заключением о наличии и выраженности сопутствующей патологии
  4. КТ грудной клетки и брюшной полости с контрастированием
  5. Фиброгастроскопия + фиброколоноскопия
  6. Исследование гистологического материала (биоптатов опухоли)
  7. Ирригоскопия при наличии стенозирующей опухоли, за которую невозможно зайти эндоскопом
  8. Женщинам дополнительно: УЗИ малого таза + осмотр гинеколога

По результатам первичного осмотра врача-онколога могут потребоваться дополнительные исследования и консультации (МРТ головного мозга, внутривенная урография, фибробронхоскопия, осмотр невролога, осмотр эндокринолога и т.д.). Их спектр строго индивидуален и зависит от распространённости опухолевого процесса и наличия сопутствующей патологии.

Хирургическое лечение рака ободочной кишки

Хирургия является основным методом лечения рака ободочной кишки при отсутствии отдалённых метастазов. Показания к операции всегда являются абсолютными. Выбор варианта хирургического вмешательства зависит от локализации опухоли, клинической стадии заболевания, наличия или отсутствия осложнений, а также общего состояния больного.

Операция должна  выполняться обученными хирургами-онкологами с соблюдением основ онкохирургии – футлярности вмешательства, соблюдения мероприятий абластики и антибластики. Кроме того, для выбора правильной лечебной тактики в дальнейшем, необходимо удалить и исследовать не менее 12 лимфатических узлов.

ВАЖНО! К сожалению, мы регулярно сталкиваемся с негативными последствиями плохо выполненных хирургических вмешательств в неонкологических стационарах города! Тщательно взвешивайте выбор места прохождения планового хирургического лечения.

Лекарственное лечение

Адъювантная (профилактическая) полихимиотерапия (АПХТ) проводится после радикального удаления опухоли при отсутствии видимых опухолевых очагов в организме. Её цель – воздействие на нераспознанные и неопределяемые микрометастазы опухоли, которые теоретически могут иметься у пациента. АПХТ начинается в срок до 60 суток после операции. После 60 суток профилактическая химиотерапия считается неэффективной и необоснованной.

ВАЖНО! Своевременное начало профилактического и других видов лечения – ещё один веский повод проходить лечение в специализированных онкологических учреждениях!

Паллиативная химиотерапия проводится в случае наличия неудалимых очагов опухоли при метастатическом раке ободочной кишки. Её задачами являются увеличение продолжительности и улучшение качества жизни за счет замедления прогрессирования опухолевого процесса.

Наблюдение после окончания лечения

Согласно Приказу Минздрава РФ №915н от 15 ноября 2012 года «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи населению по профилю «онкология»», все пациенты после проведения специального лечения по поводу злокачественных опухолей подлежат пожизненному диспансерному наблюдению районным онкологом (находится в поликлинике по месту жительства). В первый год после окончания лечения пациенты должны осматриваться 1 раз в 3 месяца, второй год – 1 раз в 6 месяцев и начиная с третьего года наблюдения – 1 раз в год. Кроме осмотра пациентам показано выполнение соответствующих лабораторных и инструментальных исследований (зависит от вида и локализации опухолевого процесса).

Чтобы записаться на консультацию и осмотр у врача, обращайтесь к специалисту контактного центра:

Единый колл-центр: +7 (812) 607-03-03

МАТЕРИАЛЫ КОНГРЕССОВ И КОНФЕРЕНЦИЙ: VIII РОССИЙСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС

VIII РОССИЙСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС

СОВРЕМЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ
ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ РЕЦИДИВА РАКА ЖЕЛУДКА

А.А. Клименков, С.Н. Неред, Г.И. Губина
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, Москва

Проблема лечения рецидива рака желудка возникла почти одновременно с зарождением хирургии рака желудка. Достаточно напомнить, что пациентка, которой Бильрот впервые в мире выполнил резекцию желудка, умерла от местного рецидива опухоли. В течение длительного периода подобные больные относились к категории инкурабельных, поскольку считалось, что большинство из них погибают от диссеминации опухолевого процесса, а травматичность повторного вмешательства не совместима с жизнью.

По мере того, как по данным аутопсий выяснилось, что в целом ряде случаев внутриорганный рецидив опухоли является единственной причиной гибели больных, закономерно встал вопрос о возможности хирургического лечения этой патологии. Первая успешная резекция желудка по поводу рецидива рака была выполнена русским хирургом Г.Д. Шушковым в 1934 г. в Белозерской межрайонной больнице. Однако на протяжении нескольких последующих десятилетий повторные операции при рецидиве рака желудка продолжали оставаться исключительной редкостью, а целесообразность их выполнения вызывала у хирургов большие сомнения.

Поистине неоценим вклад академика Н.Н. Блохина в становление хирургии рецидива рака желудка, что в корне изменило отношение к подобным больным как безнадежным. В руководимом им Институте экспериментальной и клинической онкологии АМН СССР первые успешные повторные операции при раке резецированного желудка были выполнены в 1954-55 гг. До 1958-59 гг. эти операции носили эпизодический характер, рассматривались как операции отчаяния и в известной мере были поисковыми. В условиях ограниченных возможностей анестезиологии и реаниматологии того времени выполнение повторных вмешательств, сложность которых усугублялась выраженным спаечным процессом, измененным топографо-анатомическим расположением органов, исходно ослабленным состоянием больных, стало возможным во многом благодаря высокому уровню хирургического мастерства Н.Н. Блохина. В период с 1954 по 1960 гг. все повторные операции были выполнены Н.Н. Блохиным, и только после отработки отдельных элементов и определенной стандартизации техники повторных радикальных операций в разработку этой проблемы включился более широкий круг хирургов названного института (В.И. Янишевский, Б.Е. Петерсон, Е.О. Ковалевский, А.А. Клименков).

Начиная с 1960 г., повторные операции при раке резецированного желудка и, особенно при рецидивах рака, приобрели значение тематической проблемы Клинического отдела Института экспериментальной и клинической онкологии АМН СССР.

В течение последующих 40 лет в Онкологическом научном центре концентрируются больные рецидивным раком желудка из различных клиник страны для хирургического лечения. Результатом уникального по численности наблюдений опыта явилась серия монографий, статей и диссертаций, посвященных рентгенологической и эндоскопической диагностике, клиническим проявлениям рецидивной опухоли, хирургическому и консервативному лечению рецидива рака желудка. В последние годы большой вклад в совершенствование методики повторной операции внес академик РАН М.И. Давыдов. В итоге, современные представления о возможностях хирургического лечения рецидива рака желудка значительно расширились. В частности доказана целесообразность повторного хирургического вмешательства не только после дистальной резекции желудка, но и после проксимальной резекции и гастрэктомии. На основании изучения путей метастазирования рецидивного рака разработаны методики расширенной лимфодиссекции при повторной операции, определена тактика лечения больных, у которых обнаружены опухолевые клетки по линии резекции. В результате в проблеме хирургического лечения рецидива рака желудка выделились следующие направления.

Хирургическое лечение рецидива рака желудка после дистальной резекции. На основании изучения сроков развития рецидива после дистальной резекции желудка показана целесообразность выделения раннего (возникает в сроки до 3 лет после операции у 69,4% больных) и позднего (по прошествии 3 лет у 30,6% больных) рецидивов. Наиболее частой локализацией опухоли при раннем рецидиве является зона анастомоза (60,7%). При позднем рецидиве чаще всего поражаются остаток малой кривизны и стенки (38,7%) или кардиальный отдел (31,1%) оставшейся части желудка. Имеется четкая зависимость операбельности и резектабельности от времени развития рецидива. При позднем рецидиве резектабельность в 1,6 раза выше, чем при раннем. Локализация рецидивной опухоли влияет также на возможность выполнения радикальной операции. Самая низкая резектабельность отмечена при тотальном поражении оставшейся части желудка (13,2%). Сравнительно низкая резектабельность и при рецидиве в области анастомоза. Наиболее высокий показатель резектабельности отмечен при локализации рецидива в кардиальном отделе, что характерно для позднего рецидива рака желудка.

Опыт 384 операций, выполненных в 1954-00 гг. в отделении абдоминальной онкологии ОНЦ РАМН по поводу рецидива рака желудка, показал, что основной радикальной операцией является экстирпация оставшейся части желудка (146 из 174 радикальных операций). Показания к экономным резекциям оставшейся части желудка должны быть ограничены в связи с недостаточной радикальностью. Из 12 больных, перенесших экономную резекцию оставшейся части желудка, у 4 наблюдался продолженный рост опухоли.

В результате совершенствования предоперационной диагностики распространенности опухолевого процесса и техники самого повторного вмешательства показатель резектабельности среди оперированных в ОНЦ по поводу рецидива рака желудка возрос более чем на 20%. В 1954-79 гг. радикально оперированы 96 из 254 (37,8%) больных, в 1980-00 гг. — 78 из 130 (60%) больных.

Изучение причин, повлиявших на резектабельность, показало, что она существенно зависит от типа реконструкции, выполненной при первичной резекции желудка. Возможность повторной радикальной операции в случае рецидива рака желудка после резекции по Бильрот-I крайне мала (резектабельность — 25%). Резектабельность после операции по Бильрот-II с позадиободочным анастомозом на короткой петле составляет 45,8%, а при использовании длинной кишечной петли, расположенной также позадиободочно, — 55,0%. Наиболее высокий показатель резектабельности отмечен после резекции желудка по Бильрот-II с впередиободочным анастомозом на длинной петле (76,0%).

Зависимость показателя резектабельности от типа первичной резекции желудка объясняется особенностями расположения оставшейся части желудка. После резекции по Бильрот-I рецидивная опухоль легко прорастает в печень, головку поджелудочной железы и элементы печеночно-двенадцатиперстной связки, так как именно к этим анатомическим структурам прилежит оставшаяся часть желудка. После резекции по Бильрот-II с позадиободочным анастомозом последний фиксирован в брыжейке поперечно-ободочной кишки, и рецидивная опухоль легко инфильтрирует корень брыжейки кишки и брыжеечные сосуды. Помимо этого, при использовании короткой петли для анастомоза после пересечения анастомозированной кишки остается очень маленький участок приводящего колена, который должен быть использован в дальнейшем для формирования межкишечного соустья по Ру. Это создает дополнительные технические трудности при формировании анастомоза, а в случае значительного распространения опухоли по кишке требуется мобилизация нижнего горизонтального отдела 12-перстной кишки. Надежность же анастомоза с внебрюшинной частью 12-перстной кишки, как известно, плохая. После резекции по Бильрот-II с впередиободочным анастомозом на длинной петле эта проблема не возникает. Вместе с тем, поперечно-ободочная кишка является как бы прослойкой между возможной рецидивной опухолью и структурами забрюшинного пространства, поэтому опухоль не достигает их. Выявленная зависимость резектабельности от типа первичной резекции позволяет дать практические рекомендации по методике оперирования первичного рака желудка, а именно выполнять дистальную субтотальную резекцию с гастроеюноанастомозом на длинной петле.

Наряду с возрастанием показателя резектабельности в ОНЦ РАМН удалось существенно уменьшить послеоперационную летальность. В 1954-79 гг. при радикальных операциях она составляла 32,3% (умерли 31 из 96 больных), в 1980-00 гг. — 15,4% (умерли 12 из 78 пациентов). Основную роль в снижении послеоперационной летальности сыграло повышение надежности пищеводно-кишечного анастомоза за счет внедрения погружного способа его формирования. Летальность от несостоятельности швов анастомоза снизилась в сравниваемые периоды с 20,9% (умерли 18 из 86 больных) до 5,1% (умерли 4 из 78 больных).

Метастазы в регионарных лимфатических узлах обнаружены у 15,5% радикально оперированных больных. Наиболее часто они поражали лимфатические узлы брыжейки тонкой кишки (5,5%) и области чревного ствола (4,4%). После операций, включавших спленэктомию, метастазы в воротах селезенки выявлены в 3,8% случаев.

Регионарное метастазирование при рецидивном раке оставшейся части желудка несколько отличается от такового при первичном раке резецированного желудка. При раннем рецидиве рака с большой вероятностью можно предположить, что лимфогенные метастазы, обнаруженные при повторной операции, являются реализовавшимися к этому моменту метастазами первичной опухоли, что определяет низкую резектабельность во всей группе больных с ранним рецидивом и крайне неблагоприятный прогноз заболевания в тех случаях, когда повторное вмешательство удается выполнить. При позднем рецидиве метастазы могут развиваться сразу в лимфатических узлах, являющихся для опухолей неоперированного желудка 3-4 этапами метастазирования, поскольку значительная часть регионарных узлов промежуточных этапов удалена при лимфодиссекции в процессе предшествующей операции. Вот почему при анализе собственного материала среди больных, которым удалось выполнить радикальную повторную операцию, мы не встретили большой частоты регионарных метастазов, а выживаемость среди тех, у кого обнаружены лимфогенные метастазы в удаленном препарате, была также плохой. По мере накопления опыта повторных операций по поводу рецидивного рака, развившегося после резекций желудка с расширенной лимфодиссекцией, частота обнаружения лимфогенных метастазов в удаленном препарате, по-видимому, будет еще уменьшаться.

Если предшествующая субтотальная дистальная резекция желудка с лимфодиссекцией в стандартном объеме выполнялась с соблюдением онкологических принципов, то при позднем рецидиве рака в оставшейся части желудка к регионарным лимфоузлам 1-2 этапов можно отнести левые паракардиальные лимфоузлы, лимфоузлы в области коротких желудочных сосудов, ворот селезенки, селезеночной артерии, по ходу нижнедиафрагмальной артерии; при гастроеюнальном анастомозе – лимфатические узлы в брыжейке тощей кишки. С учетом этого повторная операция, также как при операциях по поводу первичного рака резецированного желудка, должна включать в себя расширенную лимфодиссекцию, спленэктомию и резекцию брыжейки анастомозированной кишки. В связи с необходимостью удаления брыжеечных лимфатических узлов при раке желудка, резецированного по Бильрот-II, выявляется еще одно преимущество формирования гастроеюнального анастомоза на длинной петле в процессе первичной резекции желудка. Метастатическое поражение лимфатических узлов по ходу верхнебрыжеечных сосудов, близко расположенных к анастомозу на короткой петле, значительно ухудшает отдаленные результаты, а необходимость лимфодиссекции по ходу первой радиальной тонкокишечной артерии с возможной ее перевязкой создает угрозу кровоснабжению забрюшинной части 12-перстной кишки. Таким образом, чем дальше от верхнебрыжеечных сосудов сформирован при первой операции желудочно-кишечный анастомоз, тем радикальнее и безопаснее можно выполнить резекцию брыжейки анастомозированной кишки в процессе повторной операции.

Показатель 5-летней выживаемости больных рецидивным раком желудка существенно не изменился на протяжении 40 лет и сохраняется на уровне 26%. Наименьшая продолжительность жизни среди умерших от прогрессирования опухолевого процесса отмечена при перстневидноклеточном раке (17,8 мес.), при низкодифференцированном раке этот показатель равен 25,6 мес., при аденокарциноме — 33,5 мес.

Наличие метастазов в регионарных лимфатических узлах значительно ухудшает прогноз выживаемости. Из 10 прослеженных больных, у которых в удаленном препарате обнаружены лимфогенные метастазы, ни один не прожил 5 лет после операции, более 3 лет прожил один больной. В этой группе больных средняя продолжительность жизни среди умерших от прогрессирования опухолевого процесса составила 16,7 мес., а при отсутствии метастазов на момент операции – 24,1 мес. При прорастании соседних органов (печени, поджелудочной железы, ободочной кишки) показатели 3- и 5-летней выживаемости составили 23,8% и 19,0% соответственно, после стандартных операций – 52,9% и 29,4% соответственно.

Среди больных, радикально оперированных по поводу раннего рецидива рака желудка, показатель 5-летней выживаемости составил 23,1%, при позднем рецидиве — 27,3%; более 3 лет прожили 30,8% и 54,5% больных соответственно. Средняя продолжительность жизни среди умерших из числа оперированных по поводу раннего рецидива составила 18 мес., по поводу позднего рецидива — 30,3 мес.

Еще более выраженные различия получены при анализе отдаленных результатов в зависимости от локализации рецидивной опухоли. При локализации рецидивной опухоли в гастроэнтероанастомозе и в области вновь сформированной малой кривизны 5 лет после операции прожили 13% больных, в то время как при рецидивных опухолях, развившихся в оставшейся части желудка вне гастроэнтероанастомоза и малой кривизны, показатель 5-летней выживаемости составил 50%. Средняя продолжительность жизни среди умерших в этих группах составила соответственно 19,9 и 31,5 мес.

Хирургическое лечение рецидива рака желудка после гастрэктомии. В настоящее время целесообразность повторных хирургических вмешательств при рецидиве рака желудка, развившимся в оставшейся части желудка, сомнений не вызывает. Значительно менее изучены возможности хирургического метода при рецидиве рака желудка в пищеводно-кишечном анастомозе после гастрэктомии. При этой патологии в ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России предприняты попытки хирургического вмешательства у 22 больных (выполнены 16 экстирпаций пищеводно-кишечного анастомоза, 4 пробные лапаротомии, 2 еюностомии). У 14 больных рецидив опухоли проявился дисфагией, у 6 – абдоминальными болями, у 2 пациентов выявлен при контрольном эндоскопическом исследовании. У 2 больных уже на этапе гастрэктомии обнаружены опухолевые клетки по линии резекции пищевода. Рецидив развился в сроки менее 1 года после гастрэктомии у 7 больных, от 1 до 3 лет – у 5, через 3 года – у 8 пациентов. В случае развития рецидива более чем через 2 года после гастрэктомии экстирпацию пищеводно-кишечного анастомоза удавалось выполнить чаще, чем при раннем рецидиве. Предшествующие гастрэктомии у всех больных были чрезбрюшинными, в 7 случаях носили комбинированный характер. Снижения резектабельности в группе больных, перенесших ранее комбинированную гастрэктомию, не отмечено.

Экстирпация пищеводно-кишечного анастомоза во всех случаях выполнялась комбинированным абдоминоторакальным доступом слева. Реконструкция заключалась в резекции анастомозированной кишечной петли (у 10 больных вместе с брауновским соустьем, у 6 — без его резекции) и пищевода, отступя на 4-5 см выше опухоли. Непрерывность пищеварительной трубки восстанавливалась повторным эзофагоеюноанастомозом. В случаях, когда брауновское соустье не сохранялось, формировался межкишечный анастомоз по Ру. У 2 больных экстирпация пищеводно-кишечного анастомоза была комбинированной (гемиколэктомия справа, субтотальная панкреатэктомия). Из 16 больных умерли 3: от недостаточности швов высокого пищеводного анастомоза – 1 больной, ишемических нарушений в анастомозированной кишке, приведших к образованию острых язв с перфорацией – 1 больной, острой дыхательной недостаточности – 1 больной. Среди нелетальных осложнений отмечены спаечная тонкокишечная непроходимость (1 больной), пневмония (4 больных), анастомозит (1 больной).

В 12 случаях опухоль прорастала все слои пищеводной стенки, в 4 случаях распространялась до мышечной оболочки. Метастазы в лимфатических узлах брыжейки тонкой кишки обнаружены у 25% оперированных больных.

Из 10 больных, прослеженных после экстирпации пищеводно-кишечного анастомоза, более 5 лет прожили 2 пациента, 4 года – 2 пациента, 3 года – 3 пациента, 2 года – 3 пациента. Неблагоприятными прогностическими факторами для отдаленных результатов является наличие на этапе гастрэктомии метастазов в лимфатических узлах (средняя продолжительность жизни у больных с метастазами – 25,2 мес., без метастазов – 56,7 мес.) и опухолевых клеток по линии резекции пищевода.

Хирургическое лечение рецидива рака желудка после проксимальной резекции. Это направление разрабатывается в торакоабдоминальном отделении ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России под руководством академика РАН М.И. Давыдова. К настоящему времени накоплен значительный опыт повторных операций при рецидиве кардиоэзофагеального рака. Он составляет 50 радикальных экстирпаций оставшейся дистальной части желудка с резекцией пищевода. Резектабельность составила 63,3% (50 из 79 больных), причем этот показатель был значительно выше в группе больных, перенесших ранее чрезбрюшинную проксимальную резекцию, по сравнению с теми, у кого первая операция осуществлялась комбинированным абдомино-торакальным доступом. В 43 случаях опухоль поражала пищеводно-желудочный анастомоз и распространялась на пищевод на различном протяжении, в 2 наблюдениях процесс ограничивался только кольцом анастомоза, у 5 больных опухоль располагалась в оставшейся части желудка без вовлечения соустья. У 22 из 50 больных (44%) отмечено поражение различных групп лимфатических узлов или их сочетание. Перигастральные метастазы наблюдались в 12%, параэзофагеальные – в 16%, бифуркационные – в 8%, метастазы в области чревного ствола – в 8% случаев. Поражение бифуркационных лимфатических узлов обнаружено у больных с расположением проксимальной границы опухоли на уровне нижней легочной вены и выше.

Таким образом, для рецидива кардиоэофагеального рака характерно местное и метастатическое распространение по обе стороны диафрагмы, поэтому оптимальным объемом повторного вмешательства следует считать экстирпацию оставшейся части желудка с высокой резекцией пищевода и абдомино-медиастинальной лимфодиссекцией. У 42 (84%) больных с поражением пищевода до уровня нижней легочной вены повторные операции выполнены через левосторонний абдомино-торакальный доступ в VI-VII межреберьях. У остальных 8 (16%) больных в связи с более высоким распространением опухоли по пищеводу применялся комбинированный абдоминальный и правосторонний торакальный доступ. На реконструктивном этапе у 31 больного для соединения с пищеводом использовалась непересеченная петля тонкой кишки, у 9 – тонкокишечная пластика по Ру, у 10 – толстокишечная вставка. Использованию изоперистальтического фрагмента толстой кишки для восстановления непрерывности пищеварительной трубки в последнее время отдается предпочтение. Частота послеоперационных осложнений составляет 34%, летальность – 10%. После радикальных вмешательств по поводу рецидива кардиоэзофагеального рака показатели 3- и 5-летней выживаемости составляют 41,5% и 24,6% соответственно, что указывает на целесообразность хирургического лечения этой локализации рецидива рака желудка.

Тактика лечения больных при обнаружении опухолевых клеток по линии резекции. Проблема рецидива рака желудка неразрывно связана с задачей определения тактики лечения больных, у которых при гистологическом исследовании удаленного препарата обнаружены опухолевые клетки по линии резекции. Подобная ситуация возникает в результате отсутствия в ряде клиник интраоперационного морфологического контроля границ резекции, а также из-за функциональных противопоказаний к расширению объема операции у отягощенных больных. Исследованиями Ю.М. Тимофеева установлено, что наличие опухолевых клеток по линии резекции не влечет за собой обязательного развития рецидива, хотя частота его в этой группе больных в 1,6 раза выше, чем после радикальных операций, а 5-летняя выживаемость ухудшается в 2,7 раза. В абдоминальном отделении ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России прослежена судьба больных после операций с резекцией в зоне опухолевой ткани. Анализ 292 наблюдений позволил выделить 4 основных варианта течения рака желудка после операций с линией резекции в зоне опухолевой ткани с точки зрения риска развития у них рецидива опухоли. Оказалось, что у 58,5% больных интрамуральный рецидив не развился вообще. Из них 12,3% жили более 5 лет без рецидива и метастазов, а у 46,2% возникли метастазы без местного рецидива опухоли. Еще у 22,3% больных рецидив развился одновременно с отдаленными метастазами, препятствующими повторному вмешательству. Таким образом, 80,8% больных не нуждались в повторной операции, и только 19,2% пациентов, у которых развился интрамуральный рецидив без отдаленных метастазов, явились кандидатами для хирургического лечения. Таким образом, превентивную резекцию анастомоза или экстирпацию оставшейся части желудка, по нашему мнению, следует считать нецелесообразной, так как риск послеоперационных осложнений при ранней лапаротомии достаточно высок, а рецидивы возникают далеко не у всех больных указанной группы. Основная масса больных погибает от отдаленных метастазов. Показания к повторной операции необходимость ставить лишь при выявлении интрамурального рецидива опухоли. Изучение эффективности консервативных методов (дистанционная или внутриполостная лучевая терапия, химиотерапия) профилактики рецидива у больных с резекцией в зоне опухолевой ткани показало, что они позволяют лишь отсрочить развитие рецидива до 1 года, но не предупреждают его.

Заключение. Развитие идей Н.Н. Блохина привело к выполнению повторных операций не только после дистальных резекций, но и после гастрэктомий и проксимальных резекций желудка. При этом удалось существенно повысить показатель резектабельности, снизить частоту послеоперационных осложнений и летальность, достичь отдаленных результатов вполне сопоставимых с таковыми при первичном раке желудка.

Основным типом операции при рецидиве рака желудка после дистальной резекции является экстирпация оставшейся части желудка. Показания к экономным резекциям оставшейся части желудка при рецидиве рака желудка должны быть ограничены в связи с недостаточной радикальностью. Возможность радикальной операции в случае рецидива рака желудка после резекции по Бильрот-I крайне мала. Формирование впередиободочного гастроэнтероанастомоза на длинной петле в процессе первичной резекции желудка по Бильрот-II повышает резектабельность при операциях по поводу рецидива рака желудка до 76,5%.

При рецидиве рака желудка в пищеводно-кишечном или пищеводно-желудочном анастомозах также возможно радикальное хирургическое лечение с удовлетворительными непосредственными и отдаленными результатами.

Выживаемость после повторных операций при раке резецированного желудка существенно не отличается от выживаемости после операций по поводу рака не оперированного желудка. Поздний (более 3 лет) рецидив и локализация рецидивной опухоли в оставшейся части желудка вне желудочно-кишечного соустья и вновь сформированной малой кривизны являются благоприятными прогностическими факторами в отношении отдаленных результатов хирургического лечения.

У больных с опухолевыми клетками по линии резекции повторная превентивная операция не оправдана, так как у 80,8% из них рецидив либо не возникает вовсе, либо сопровождается отдаленными метастазами.

Салим Нидаль: «Лучевая терапия может сохранить не только орган, но и его функции»

Главный внештатный специалист по радиотерапии Департамента здравоохранения города Москвы, врач-онколог, радиотерапевт, член Европейского общества медицинской онкологии (ESMO), член Американского общества клинической онкологии(ASMO), член Американского общества терапевтической радиологии и онкологии (ASTRO), член Иорданско-Палестинской медицинской ассоциации, член Израильского клинической онкологии и лучевой терапии (ISCORT) Салим Нидаль рассказал о том, почему лучевая терапия незаменима в онкологии.

– Каковы основные способы лечения в онкологии?

– В лечении онкологических заболеваний применяются три основных метода: хирургия, лучевая терапия и химиотерапия. Раньше на первом месте по значимости было оперативное вмешательство, затем шла химиотерапия и только потом лучевая терапия. Но за последние 20 лет благодаря техническим достижениям радиотерапия в онкологии вышла на качественно новый уровень. Она может быть использована в 95 % случаев развития всех видов злокачественных новообразований. В рамках территориальной программы ОМС в городе Москве лучевую терапию проводят при всех онкологических заболеваниях, кроме лейкемии.

Из 100 онкологических пациентов порядка 60 получают химиотерапию. Лучевая терапия, по современным данным, требуется 80 % пациентов на каком-то этапе как самостоятельный метод лечения или в сочетании с химиотерапией и хирургией. При многих онкологических заболеваниях лучевая терапия незаменима. Например, при раке шейки матки – одном из самых распространенных женских онкологических заболеваний, особенно среди молодых женщин. Отметим, что при определенных локализациях и стадиях заболевания лучевая терапия может являться альтернативой оперативному лечению. Например, при некоторых видах рака легкого, когда операция невозможна. При ранних стадиях рака легкого лучевая терапия может замещать оперативное лечение на 100 %.

Раньше опухоли головы и шеи традиционно лечили оперативным путем. К примеру, при опухоли гортани третьей стадии хирурги полностью удаляли орган. После подобной операции человек, как правило, оставался с трахеостомой. Это сильно ухудшало качество жизни. Применение современных методов радиотерапии позволяет избежать оперативного вмешательства и вылечиться с минимальными побочными эффектами. Лучевая терапия может сохранить не только орган, но и его функции.

Неоадъювантную (предоперационную) лучевую терапию применяют для уменьшения размера опухоли или с целью проведения органосохраняющего лечения. К примеру, лучевая терапия перед операцией при раке прямой кишки повышает шансы на сохранение функции органа до 40 %. Многие исследования показывают, что у 20–30 % пациентов, которым проводилась лучевая терапия до операции, не остается злокачественных клеток. Лучевая терапия может полностью избавить пациента от опухоли, уничтожая оставшиеся раковые клетки, что снижает риск рецидива заболевания после оперативного лечения. Доказано, что, увеличивая локальный контроль, мы увеличиваем выживаемость. Обычно первый сеанс лучевой терапии проводится на 3–6-й неделе после операции в зависимости от того, сколько времени требуется для восстановления пациента.

Современные технологии радиотерапии с модуляцией интенсивности пучка излучения и визуальным контролем точности облучения, доступные нашим пациентам, позволяют воздействовать на злокачественные новообразования с точностью до миллиметра. Доза излучения направляется избирательно в опухоль, не затрагивая здоровые ткани. Поэтому побочные эффекты от лучевой терапии минимальные. Иногда их и вовсе нет.

Лучевую терапию применяют и для того, чтобы улучшить качество жизни пациента с неизлечимой болезнью. Например, чтобы уменьшить давление опухоли на спинной мозг или крупные сосуды или восстановить функцию глотания. Облучая злокачественные образования в районе спинного мозга или позвоночника, мы можем сохранить пациенту способность двигаться. В таких случаях лучевая терапия дает шанс на более длительную жизнь и уменьшает болевой синдром.

Сейчас можно облучить одновременно до 6 метастазов, тем самым сохранив пациенту время жизни. Мы не можем говорить о том, что человек полностью выздоровеет, но мы контролируем его состояние. После лучевой терапии такой пациент может прожить 2–3 года.

– Из каких этапов состоит лучевая терапия?

– Лучевая терапия состоит из четырех крайне важных для эффективности лечения этапов: консультация врача, КТ симуляция, планирование лечения, сеанс лучевой терапии. Перед началом лечения необходима консультация онколога-радиолога (его также называют лучевым или радиотерапевтом). Основываясь на конкретном случае, онколог-радиолог порекомендует определенный вид лучевой терапии, обсудит с пациентом необходимость сочетания с другими методами лечения, определит конкретные цели терапии и предупредит о возможных побочных эффектах.

– Что такое стереотаксическая радиохирургия?

– Стереотаксическая радиохирургия – это высокоточная методика облучения, при которой происходит деструкция новообразования (обычно не превышающего 4 см в диаметре) под воздействием высоких доз излучения с минимальным воздействием на окружающие здоровые ткани. Облучение проводится за 1–5 сеансов.

Существует два вида стереотаксической радиохирургии: стереотаксическая радиохирургия при опухолях головного мозга (SRS) и экстракраниальная стереотаксическая радиотерапия (SBRT).

– В каких случаях применяется радиохирургическое лечение?

– Оно применяется при расположении новообразования в малодоступных для хирургического лечения местах, в случае, когда новообразования расположены близко к жизненно важным органам и структурам, при опухолях, меняющих свое положение в зависимости от дыхания, SRS и SBRT представляют собой альтернативную терапию для больных, которым по каким-либо причинам противопоказано хирургическое лечение, для выполнения радиохирургического лечения требуется проведение трехмерной и/или четырехмерной КТ симуляции для точного определения локализации, конфигурации и размера новообразования и применение устройства для иммобилизации пациента с целью идентичного воспроизведения позиции пациента при радиотерапии, прецизионность (точность) терапии обеспечивается за счет точного воспроизведения укладки больного с помощью фиксирующих устройств и оптического контроля локализации опухоли в течение всего сеанса радиотерапии.

С 2018 года стереотаксическое радиохирургическое лечение с применением технологии 4D ViMAT IGRT вошло в Территориальную программу обязательного медицинского страхования для жителей города Москвы

Что нужно знать об опухолях головного мозга

На вопросы по нейроонкологии отвечает Юрий Пестряков, заведующий отделением нейрохирургии краевой клинической больницы

Изображение отсутствует

— Юрий Яковлевич, можно ли просчитать риски возникновения опухоли головного мозга?

 

— Достоверно доказанные риски образования опухоли мозга – возраст старше 45 лет и наследственный фактор — наличие объемных процессов в мозге у прямых предков или родственников в одном поколении.

Достоверным риском возникновения опухоли является так же установленный контакт с канцерогенами и радиацией.

А вот курение и алкоголь  не являются доказанными рисками для развития нейроонкологии.

 

— Какие виды опухолей бывают?

 

— Среди всей онкологии опухоли мозга занимают порядка 1,5-2%, их классификация очень сложная, она насчитывает более 100 пунктов. Объемные процессы можно разделить на несколько больших групп.

Во-первых, это опухоли, растущие непосредственно из клеток мозгового вещества. Они могут быть разной степени злокачественности.

Вторая группа –  опухоли, которые растут из оболочек мозга. Они тоже могут быть разной степени злокачественности, но большинство, все-таки, доброкачественные.

Третья группа — опухоли, растущие из гипофиза. Клинически они проявляются по-разному. Течение заболевания зависит от того, в какой зоне гипофиза растет опухоль, выработка каких гормонов нарушена.

Случаются опухоли, растущие из черепно-мозговых нервов.

Бывают эмбриональные опухоли мозга. Преимущественно они диагностируются у детей и очень часто злокачественны, потому что состоят из малодифференцированных клеток.

Еще один большой раздел – метастазы, занесенные в головной мозг извне. Например, метастазирует рак легкого, молочной железы, почек, щитовидной железы, желудка и других органов.

 

— Как отличаются опухоли мозга с точки зрения опасности для жизни?

 

— По степени злокачественности. То есть, по скорости роста опухоли и, как следствие, по скорости наступления фатальных последствий для человека.

Имеет значение расположение опухоли. Есть «немые» зоны мозга, в которых опухоль  может вырасти до больших размеров и никак себя не проявлять. А бывает наоборот: опухоль маленькая, но развивается в области, отвечающей за жизненно важные функции.

 

— Есть ли у опухоли мозга симптомы?

 

— Первый и главный – головная боль. Происхождение ее понятно: в черепе добавляется объем, повышается внутричерепное давление.

Боль может быть разная: утром, вечером, у кого-то связана со стрессом, у кого-то – нет. Но если головная боль появилась у здорового человека – это первый предиктор какого-то заболевания центральной нервной системы, и нужно срочно обратиться к врачу.

Еще один важный симптом – судороги, которые впервые появляются у здорового человека.

Если вдруг пропадают слух, обоняние или зрение, это также может быть связано с воздействием опухоли.

Итак  общемозговые симптомы таковы: головная боль, реже — судороги.

 

— Как диагностируются опухоли мозга?

 

— Есть два информативных и сегодня весьма доступных метода – компьютерная томография и МРТ.

К слову, именно из-за распространенности томографов выросла выявляемость опухолей мозга. Раньше был один томограф на весь город, сейчас они на каждом углу. Люди порой идут сразу на компьютерную томографию, а уже с результатами – к врачу. Запущенных больных сегодня не так уж много.

Благодаря диагностике, растет количество операций — еще 17 лет назад, когда я только начинал работать в краевой больнице, мы делали 80-90 операций в год, а сейчас — более 300.

Но, по моим наблюдениям, онкологии все же стало больше.

 

— Как лечат опухоли мозга?

 

— Главный принцип остается неизменным: опухоль надо удалять.

Онкология онкологии рознь. Есть доброкачественные и злокачественные опухоли. Примеры вторых мы видим на социально защищенных людях – Дмитрии Хворостовском, Жанне Фриске, Михаиле Задорнове. У всех наших звезд была глиобластома, и сроки жизни с этим диагнозом очень коротки.

Ранее до 80% людей с глиобластомойне доживали до полугода. Сегодня часть пациентов живет более двух лет, и это победа. Причем победа не отдельно взятого хирурга, а всей команды, в том числе, пациента, ведь он должен иметь волю к жизни, бороться, терпеть и ждать, потому что на операции все не заканчивается – потом предстоит химиотерапия. 

В Красноярске нейрохирургическая помощь доступна, есть все возможности для химиотерапии. У нас нет только радиохургии – это гамма-нож и кибер-нож – когда клетки опухоли с помощью нейронавигации уничтожаются целенаправленно и не страдает весь мозг.

У гамма-ножа есть противопоказания, он не всем подходит, поэтому клиник радиохирургии в мире немного. 

Уровень  нейрохирургии в краевой больнице достаточно высок,  есть необходимое оснащение для выполнения самых сложных операций, государство обеспечивает оказание бесплатной нейрохирургической помощи, в то время как за границей стоимость нейрохирургических операций достигает десятков тысяч долларов.

 

— Расскажите подробнее о глиобластоме.  Можно ли от нее вылечиться?

 

— Глиобластома – злокачественная малодифференцированная опухоль, поражающая практически весь мозг. Ее невозможно радикально удалить.

Результат лечения во многом зависит от ткани, из которой состоит опухоль. Чем больше клетки опухоли родственны окружающим тканям, тем лучше прогноз, и наоборот. Глиобластома – опухоль из «примитивных», «зародышевых», недифференцированных клеток, которые стремительно размножаются. Прогноз очень плохой.

Таких пациентов мы оперировали по 4-5 раз, но опухоль возвращалась.

Но у меня в практике есть особый, уникальный случай – больной глиобластомой живет после операции больше 10 лет. Пациент был вовремя прооперирован, получил послеоперационное лечение. Я его часто вижу, опухоль не рецидивирует. Но говорить, что он полностью вылечился, все равно нельзя – опухоль может и через 10, и через 15 лет вернуться.

 

Этап 2 | Рак желудка

Стадия рака показывает, насколько он велик и насколько далеко он распространился.

Что такое рак желудка 2 стадии?

Рак желудка 2 стадии означает, что ваш рак мог распространиться на внутренний, поддерживающий или мышечный слой желудка. Или он мог распространиться до внешнего слоя желудка или через него.

Некоторые виды рака стадии 2 также распространились на близлежащие лимфатические узлы. Но рак не распространился на другие части тела, структуры или отдаленные органы.

Это упрощенное описание. У нас есть более подробная информация ниже.

Стендовые системы

Врачи используют разные системы для определения стадии рака желудка. Эта страница посвящена раку 2 стадии, который является частью системы определения стадии. Эта система имеет 5 стадий, от 0 до 4.

На этой странице также рассказывается, что означает этап 2 в системе TNM. Эта система описывает:

  • Размер первичной опухоли (Т)
  • Распространился ли рак на лимфатические узлы (N)
  • Распространился ли рак на другую часть тела (M)

Как врачи определяют вашу стадию?

Есть разные способы узнать свою сцену.Ваш врач может использовать:

  • клиническая стадия до лечения и если у вас нет операции
  • стадия патологии , если вам сделали операцию
  • Пост неоадъювантная стадия , если у вас была химиотерапия до операции

Клиническая стадия означает, что врач ставит вас на стадию после осмотра и просмотра результатов анализов и сканирования. Врачи используют клиническую стадию для планирования вашего лечения. Это также лучший способ инсценировать людей, которым не делают операцию.Вы можете увидеть свою клиническую стадию, обозначенную как cTNM.

Патологическая стадия означает, что врач ставит вас после осмотра ткани, которую хирург удаляет во время операции. Это также называется хирургической стадией. Врачи совмещают результаты вашего клинического этапа с результатами хирургического вмешательства. Патологическая стадия — это, как правило, более точный способ узнать, насколько далеко распространился ваш рак. Ваша патологическая стадия может отличаться от вашей клинической стадии. Вы можете увидеть свою патологическую стадию, обозначенную как pTNM.

Пост неоадъювантная стадия означает, что вы прошли химиотерапию до операции (неоадъювантное лечение), и врач снова ставит вас в стадию после операции. Вы можете увидеть свою постнеоадъювантную стадию, написанную как ypTNM.

Клиническая, патологическая и постнеоадъювантная стадия рака желудка различна. В этом разделе мы описываем патологические и клинические стадии.

Что такое рак желудка 2 стадии (клиническая стадия)?

В клинической стадии рак желудка 2 стадии делится на 2 группы — стадии 2A и 2B.

Стадия 2А означает, что рак прорастал во внутренний, поддерживающий или мышечный слой желудка и распространился на любое количество близлежащих лимфатических узлов. Он не распространился на другие органы или отдаленные части тела.

В системе TNM это то же самое, что и одно из следующих:

Стадия 2B означает, что ваш рак прорастал во внешнюю оболочку желудка или через нее, но не проник в другие органы или части тела. Он не распространился на лимфатические узлы.

В системе TNM это то же самое, что и одно из следующих:

Что такое рак желудка 2 стадия (патологическая стадия)?

Патологическая стадия означает, что врач ставит вас после осмотра ткани, которую хирург удаляет во время операции.

В патологической стадии рак желудка 2 стадии делится на 2 группы — стадии 2A и 2B.

Стадия 2А означает, что рак прорастал во внутренний, поддерживающий, мышечный или внешний слой желудка.В близлежащих лимфатических узлах может быть рак. Он не распространился на другие органы или отдаленные части тела.

В системе TNM это то же самое, что и одно из следующих:

Стадия 2B означает, что рак разросся во внутренний, поддерживающий, мышечный или внешний слой желудка, и есть рак в близлежащих лимфатических узлах. Или он мог прорасти через внешний слой желудка, но не распространился на лимфатические узлы. Он не распространился на другие органы или отдаленные части тела.

В системе TNM это то же самое, что и одно из следующих:

Лечение

Стадия рака помогает врачу решить, какое лечение вам нужно. Лечение также зависит от:

  • ваш тип рака (тип клеток, в которых начался рак)
  • где рак в желудке
  • Прочие состояния здоровья

Обычно вам делают операцию по удалению всего или части желудка. И пройти химиотерапию до и после операции.

Если вы не проходили химиотерапию до операции, у вас может быть:

  • химиотерапия в сочетании с лучевой терапией (химиолучевой терапией) после операции
  • Самостоятельная химиотерапия после операции

Если вам не предстоит операция

Другие проблемы со здоровьем могут означать, что вам нельзя делать операцию, или вы можете решить, что не хотите этого. Перед лечением, в том числе обследованием сердца и легких, вы пройдете тесты, чтобы проверить свою физическую форму.

Основное лечение — химиотерапия. Вы можете пройти лучевую терапию.

О других стадиях

Рак желудка: Статистика | Cancer.Net

НА ЭТОЙ СТРАНИЦЕ: Вы найдете информацию о количестве людей, у которых ежегодно диагностируется рак желудка. Вы также прочтете общую информацию о том, как пережить болезнь. Помните, что выживаемость зависит от нескольких факторов. Используйте меню для просмотра других страниц.

В этом году примерно 26 560 человек (16 160 мужчин и 10 400 женщин) в США будут диагностированы с раком желудка.

По оценкам, в этом году от этой болезни погибнет 11 180 человек (6740 мужчин и 4440 женщин).

Рак желудка чаще всего встречается у пожилых людей. Около 60% людей, которым поставлен диагноз, старше 64 лет. Средний возраст постановки диагноза — 68 лет.

Заболеваемость раком желудка варьируется в разных частях мира. В Соединенных Штатах за последнее десятилетие уровень заболеваемости снижался на 1,5% ежегодно. Частично это снижение может быть связано с использованием антибиотиков для лечения инфекций.Эти лекарства могут убить H. pylori (см. Факторы риска ). Однако рак желудка по-прежнему остается одним из наиболее распространенных видов рака и одной из основных причин смерти от рака во всем мире.

Пятилетняя выживаемость показывает, какой процент людей живет не менее пяти лет после обнаружения рака. Процент означает, сколько из 100. 5-летняя выживаемость для людей с раком желудка составляет 32%. Эта статистика отражает тот факт, что 62% людей с раком желудка диагностируются после того, как рак уже распространился за пределы того места, где он возник.Если рак желудка обнаружен до того, как он распространился, 5-летняя выживаемость обычно выше, но зависит от стадии рака, обнаруженной во время операции.

Если рак диагностируется и лечится до того, как он распространился за пределы желудка, 5-летняя выживаемость составляет 70%. Если рак распространился на окружающие ткани или органы и / или региональные лимфатические узлы, 5-летняя выживаемость составляет 32%. Если рак распространился на отдаленную часть тела, 5-летняя выживаемость составляет 6%.

Важно помнить, что статистика выживаемости людей с раком желудка является приблизительной.Оценка основана на ежегодных данных, основанных на количестве людей с этим раком в Соединенных Штатах. Также каждые 5 лет специалисты измеряют статистику выживаемости. Таким образом, оценка может не отражать результаты более точной диагностики или лечения, доступного менее чем за 5 лет. Поговорите со своим врачом, если у вас есть какие-либо вопросы по поводу этой информации. Узнайте больше о статистике.

Статистика адаптирована из публикации Американского онкологического общества (ACS), Cancer Facts & Figures 2021, веб-сайта ACS и Программы надзора, эпидемиологии и конечных результатов Национального института рака (SEER) (источники доступны в феврале 2021 г.) ).

Следующий раздел в этом руководстве — Медицинские иллюстрации . Предлагает рисунки частей тела, часто поражаемых раком желудка. Используйте меню, чтобы выбрать другой раздел для чтения в этом руководстве.

Выживаемость и прогноз при раке желудка по стадиям

Рак — это сложное заболевание, и после постановки диагноза рака желудка необходимо принимать во внимание много информации.Прогноз или ваши взгляды на будущее могут быть в верхней части вашего списка проблем. Стадия — это главный инструмент врачей для оценки прогноза рака желудка. Они смотрят на результаты биопсии и визуализацию, чтобы определить стадию рака желудка. Выделяют пять основных стадий рака желудка: 0, I, II, III и IV. Внутри каждого этапа также есть подэтапы. Более высокие ступени более продвинуты. В целом, на более низких стадиях прогноз лучше.

Оценка выживаемости

Врачи часто говорят о пятилетней выживаемости, обсуждая прогноз рака.Это число показывает процент людей, которые еще живы через пять лет после постановки диагноза рака. Например, пятилетняя выживаемость 80% означает, что 80 из 100 человек с этим конкретным раком все еще живут через пять лет. Обычно существует выживаемость для каждой стадии рака.

Еще один способ говорить о выживаемости при раке — это относительная выживаемость. Этот показатель учитывает людей с раком, живущих через определенное количество лет, по сравнению с людьми без заболевания.Пятилетняя относительная выживаемость — это обычное время. Например, относительная пятилетняя выживаемость 80% означает, что вероятность того, что больные раком будут живы через пять лет после постановки диагноза, на 80% выше, чем у людей без рака. Относительная выживаемость — более реалистичный взгляд на выживаемость.

С обоими типами выживаемости исследователи получают цифры, глядя на большие группы людей в течение определенного периода времени. Но обстоятельства каждого человека уникальны.На выживание человека могут влиять несколько факторов, например возраст, общее состояние здоровья и реакция рака на лечение. И лечение рака желудка обычно со временем улучшается. Из-за этого показатели выживаемости не могут сказать вам, как долго вы проживете. Это всего лишь оценки. Тем не менее, они могут дать представление о том, насколько вероятно, что лечение будет успешным.

При оценке выживаемости важно помнить, что многие люди доживут до пяти лет. В некоторых случаях они живут намного дольше.Более того, больные раком могут умереть от других причин в течение пяти лет. Это одна из причин, по которой относительная выживаемость более точна. Сравнение выживаемости людей с раком желудка и населения в целом без него дает более равные условия для игры.

Выживаемость при раке желудка

Самые последние данные по раку желудка с использованием данных с 2004 по 2008 годы. Эксперты изучили людей с раком желудка, которым в рамках лечения была сделана операция.Хирургия является основным методом лечения на всех стадиях, кроме самых продвинутых. У людей, которые не являются кандидатами на операцию, прогноз хуже, чем эти оценки.

Пятилетняя выживаемость рака желудка по стадиям:

  • Стадия IA: 94%
  • Стадия IB: 88%
  • Стадия IIA: 82%
  • Стадия IIB: 68%
  • Стадия IIIA: 54%
  • Стадия IIIB: 36%
  • Стадия IIIC: 18%
  • Стадия IV: 5%

Существует также пятилетняя относительная выживаемость при раке желудка.Это общая выживаемость для всех, кто страдает раком желудка, равная 31%. Это низкое число, потому что большинство видов рака желудка в Соединенных Штатах находится на поздней стадии на момент постановки диагноза. Лишь от 10 до 20% случаев рака желудка находятся на ранних стадиях, когда он остается только в желудке. Остальные распространились либо локально на близлежащие ткани, либо на отдаленные участки тела.

Если вам поставили диагноз «рак желудка», поговорите со своим врачом о своей ситуации. Ваш врач лучше всего сможет помочь вам понять, как оценки выживаемости применимы к вам.

Выживаемость пациентов с раком желудка в городе Чанлэ, Китай

Abstract

ЦЕЛЬ: Показатель выживаемости пациентов с раком желудка используется для оценки результатов лечения. Краткосрочная и среднесрочная выживаемость пациентов на нынешнем уровне лечения может быть описана путем расчета показателей выживаемости от 1 до 5 лет. Цели этого исследования состояли в том, чтобы задокументировать закономерности выживания после лечения рака желудка в городе Чангл и проанализировать, влияют ли стадия рака и способ лечения на выживаемость пациентов.

МЕТОДЫ: Общее количество 745 пациентов с раком желудка, зарегистрированных в Реестре рака Changle с 1993 по 1998 год, были исследованы в отношении состояния заболевания, способа лечения и продолжительности жизни. Показатели выживаемости от 1 до 5 лет оценивались с использованием метода таблицы дожития.

РЕЗУЛЬТАТЫ: Показатели выживаемости от 1 года до 5 лет у пациентов с раком желудка в городе Чангл составили 54,23%, 41,77%, 37,95%, 33,98% и 30,47% соответственно. Показатели выживаемости от 1 до 5 лет в группе I или II составили 3, 6.В 1, 7,4, 8,9 и 9,8 раза выше, чем в III или IV группе соответственно. Показатели выживаемости от 1 года до 5 лет в операционной группе были в 3,5, 8,7, 11,2, 11,7 и 19 раз выше, чем в группе без операции, соответственно. Для пациентов с раком желудка III или IV стадии 1-летняя выживаемость в группе операции была в 3 раза выше, чем в группе без операции, а 2-летняя выживаемость в группе операции была в 11,9 раза выше, чем в группе без операции. . Для пациентов с раком желудка III или IV стадии различия в средней продолжительности выживаемости между тотальной гастрэктомией и частичной гастрэктомией не были значительными, и среднее время выживания в этих 2 группах составляло 8 и 9 месяцев, соответственно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ: Среднесрочная выживаемость пациентов с раком желудка в городе Чанлэ низка. Стадия рака — важный фактор, влияющий на выживаемость пациентов с раком желудка. Хирургия является эффективным методом лечения пациентов с раком IV стадии и может повысить краткосрочные и среднесрочные показатели выживаемости. Тотальная резекция желудка не рекомендуется пациентам с поздней стадией рака.

ВВЕДЕНИЕ

Время выживания используется для оценки эффектов лечения рака желудка.Коэффициенты выживаемости рассчитываются при анализе продолжительности жизни [1]. За последние несколько десятилетий было проведено множество исследований по анализу выживаемости при раке желудка [2-8]. На выживаемость пациентов с раком желудка влияли стадия рака и способ лечения [8,9]. Поскольку рак желудка часто не обнаруживался до запущенного состояния, выживаемость была довольно низкой. Лишь немногие пациенты, у которых диагностирован рак желудка, выживают через пять и более лет после постановки диагноза. В городе Чанлэ провинции Фуцзянь уровень заболеваемости раком желудка выше.Чтобы изучить выживаемость пациентов с раком желудка и прогностические факторы в городе Чангл, мы исследовали время выживания пациентов с раком желудка, диагностированным с 1993 по 1998 год и зарегистрированными в реестре рака Чанлэ. Содержание нашего исследования было: (1) оценить выживаемость пациентов с различными стадиями рака и сравнить эти показатели выживаемости; (2) оценить выживаемость пациентов с различными способами лечения и сравнить эти показатели выживаемости; (3) проанализировать выживаемость после операции у пациентов с раком желудка IV стадии; и (4) Провести сравнение выживаемости пациентов с тотальной гастрэктомией и частичной гастрэктомией при раке желудка IV стадии.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Материалы

С 1993 по 1998 год в реестре рака Чангле было зарегистрировано 747 пациентов с раком желудка. Поскольку у двух пациентов не было информации о выживаемости, выборка исследования состояла из 745 пациентов в возрасте от 28 до 85 лет на момент регистрации. . В нашей выборке было 593 мужчины в возрасте (60,1 ± 10,1) лет и 152 женщины в возрасте (62,1 ± 11,4) лет. За время исследования умерло 473 пациента и живы 272 пациента в возрасте (58.4 ± 9,9).

Методы

Время выживания 745 пациентов было определено при посещении их дома. После получения информированного согласия от семьи каждого пациента стадия рака на момент постановки диагноза и способ лечения пациента были получены из медицинской карты пациента. Причина смерти каждого умершего пациента с раком желудка была установлена ​​в больнице Чанглэ. Время выживания пациентов, не умерших от рака желудка, не учитывалось.

Доля больных раком желудка, выживших в течение одного, двух, трех и пяти лет, может быть мерой эффекта от лечения. Общая выживаемость по стадиям рака и хирургическому вмешательству была рассчитана и проанализирована с помощью статистики хи-квадрат ( х 2 тест). Анализ выживаемости проводился методом таблиц смертности [1]. Данные были проанализированы с использованием программного обеспечения SAS 8.2.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Коэффициенты выживаемости в течение 1, 2, 3, 4 и 5 лет и их доверительные интервалы 95% ( CI ) были оценены с использованием метода таблицы дожития (таблица).Таблица показывает, что коэффициент выживаемости в течение 1 года составляет 54,2%, а коэффициент выживаемости в течение 5 лет составляет 30,5%.

Таблица 1

Коэффициенты выживаемости с использованием метода таблицы выживаемости

Время (лет) Уровень выживаемости 95% доверительный интервал
1 902 0,542 0,506-0,578
2 0,418 0,382-0,454
3 0.379 0,343-0,416
4 0,340 0,302-0,377
5 0,305 0,265-0,345

стадия выживания рак и выживаемость 745 пациентов показаны в таблице. Пациенты с раком III или IV стадии имели общую выживаемость 66,67%. Между этими четырьмя общими показателями выживаемости имелись значимые различия (

х 2 = 353.76, P <0,0001).

Таблица 2

Общая выживаемость по стадиям рака

пациентов в общей численности группы 0 их стадии рака. Одна группа состояла из пациентов с раком желудка I или II стадии, а другая группа состояла из пациентов с канером желудка III или IV стадии. Показатели выживаемости по методу таблицы дожития в двух группах показаны в таблице.1-, 2-, 3-, 4- и 5-летняя выживаемость в группе стадии I или стадии II была в 3, 6,1, 7,4, 8,9 и 9,8 раза выше, чем в группе стадии III или IV, соответственно. Разница в распределении времени выживания между двумя группами была значительной, поскольку два 95% доверительных интервала в каждый год не перекрывались.

Таблица 3

Коэффициенты выживаемости с использованием метода таблицы дожития по стадиям рака

Стадия рака Количество пациентов Пациенты живы ( n ) Смертные пациенты ( n ) Общая выживаемость (%)
I 120 115 5 95,83
II 120 80 902 80
III 121 42 79 34,71
IV 384 35 349 9,11 9,11
Выживаемость 0,189 0,89
Время (лет) Стадия I или II
Стадия III или IV
95% доверительный интервал Выживаемость 95% доверительный интервал
1 1.000 0,324 0,283–0,365
2 0,955 0,929–0,982 0,156 0,124–0,189
3
3 0,090-0,154
4 0,820 0,763-0,877 0,092 0,057-0,127
5 0,739 0,665-0,813 0,665-0,813 0,665-0,813 075 0,034-0,117

Выживаемость пациентов с хирургическим вмешательством и без него

Всего 745 пациентов были разделены на 2 группы в зависимости от способа лечения. Одна группа состояла из 453 пациентов, которым была проведена операция, с общей выживаемостью 55,63% (252/453), а другая группа состояла из 292 пациентов, которым не проводилась операция, с общей выживаемостью 6,85% (20/292). Разница в общей выживаемости между двумя группами была значительной ( х 2 = 182.26, P <0,0001). Показатели выживаемости по методу таблицы дожития в 2 группах представлены в таблице. Показатели 1-, 2-, 3-, 4- и 5-летней выживаемости в операционной группе были в 3,5, 8,7, 11,2, 11,7 и 19 раз выше, чем в группе без операции, соответственно. Разница в распределении времени выживания между этими двумя группами была значительной.

Таблица 4

Выживаемость хирургических и нехирургических пациентов, использующих метод «таблицы жизни» хирургическим путем

Выживаемость

6 3 0,053

Время (лет) Операция
Без операции
95% доверительный интервал Выживаемость 95% доверительный интервал
1 0.753 0,713–0,793 0,217 0,170–0,265
2 0,639 0,594–0,684 0,074 0,043–0,105
0,043–0,105
0,024-0,081
4 0,528 0,477-0,580 0,045 0,017-0,073
5 0,478 0,420-0,5351 0,420-0,5351025 0,013-0,051

Выживаемость пациентов с поздней стадией рака с хирургическим вмешательством и без него

Всего 505 пациентов с раком желудка III или IV стадии были разделены на две группы в зависимости от способа лечения. лечения. Одна группа состояла из 230 пациентов, перенесших операцию резекции желудка, а другая группа — из 275 пациентов, которым не проводилась операция. Показатели выживаемости с использованием метода таблицы дожития в двух группах показаны в таблице.Годовая и двухлетняя выживаемость в группе операции была в 3 раза и 11,9 раза выше, чем в группе без операции, соответственно. Было очевидно, что продолжительность жизни пациентов, перенесших операцию, была больше, чем у неоперированных пациентов.

Таблица 5

Выживаемость хирургических и нехирургических пациентов с раком желудка III или IV стадии с использованием метода таблицы жизни хирургическим путем для пациентов

0,000 всего из 145 (37.76%) пациентам с раком желудка IV стадии была выполнена резекция желудка, а 239 (62,24%) не подвергались хирургическому вмешательству. Годовая выживаемость в 2 группах пациентов с раком желудка IV стадии составила 0,244 (95% ДИ 0,173–0,315) и 0,063 (95% ДИ 0,032–0,094) соответственно. Среднее время выживания в двух группах пациентов составило 13,3 мес. (95% ДИ 11,03–15,57) и 6,1 мес. (95% ДИ 5,64–6,56), соответственно. Среднее время выживания в этих 2 группах пациентов составило 8 и 6 месяцев соответственно.Показатели выживаемости в течение 1 и 2 лет у оперированных пациентов были значительно выше, чем у неоперированных пациентов. Однако средняя продолжительность жизни оперированных больных увеличилась всего на 7,2 мес.

Выживаемость пациентов с поздней стадией рака в результате операции

Из 230 прооперированных пациентов с поздней стадией рака 85 (36,96%) пациентов были с раком III стадии. 106 (46,09%) пациентов перенесли тотальную гастрэктомию, 89 (38,70%) — частичную гастрэктомию и 20 (8,70%) — нерезекционную операцию.Показатели выживаемости при использовании метода таблицы смертности как при тотальной, так и при частичной гастрэктомии показаны в таблице. Средние значения времени выживания и их доверительные интервалы 95% показаны в таблице.

Таблица 6

Выживаемость пациентов с раком желудка III или IV стадии

Время (лет) Операция
Нет операции
Выживаемость 95% доверительный интервал Выживаемость 95% доверительный интервал
1 .511 0,446–0,576 0,168 0,124–0,213
2 0,314 0,251–0,376 0,026 0,007–0,046
0,251–0,046
4 0,202 0,130-0,274 0,000
5 0,165 0,078-0,253 0261 0,078-0,253
903 7 способ операции у пациентов с раком желудка III или IV стадии

Время (лет) Полная гастрэктомия
Частичная гастрэктомия
Выживаемость 95% доверительный интервал Выживаемость 95% доверительный интервал
1 0.536 0,451-0,627 0,571 0,466-0,677
2 0,289 0,207-0,370 0,416 0,306-0,526
0,306-0,526
как 1-летняя выживаемость, так и 2-летняя выживаемость в группе тотальной гастрэктомии и в группе частичной гастрэктомии совпадали. Они показали, что все различия в показателях выживаемости (как 1-, так и 2-летняя выживаемость) между группой тотальной гастрэктомии и группой частичной гастрэктомии не были значительными.Кроме того, 95% доверительный интервал для среднего времени выживания в группе полной гастрэктомии и в группе частичной гастрэктомии перекрывался. Это указывало на то, что разница в продолжительности жизни между группой тотальной гастрэктомии и группой частичной гастрэктомии была незначительной.

Из 145 прооперированных пациентов с раком желудка IV стадии 89 (61,38%) были подвергнуты тотальной гастрэктомии и 41 (28,28%) — частичной гастрэктомии. Годовая выживаемость при тотальной гастрэктомии и частичной гастрэктомии составила 0.1846 (95% CI 0,0903-0,2789) и 0,2911 (95% CI 0,1478-0,4344) соответственно. Среднее время выживания при тотальной гастрэктомии и при частичной гастрэктомии составляло 12,36 мес. (95% ДИ 9,37-15,350) и 9,28 мес. (95% ДИ 8,10-10,46), соответственно. Среднее время выживания при общей и частичной гастрэктомии составляло 8 и 9 месяцев соответственно. Результат показал, что прогноз у пациентов с тотальной гастрэктомией не лучше, чем с частичной гастрэктомией.

ОБСУЖДЕНИЕ

По сравнению с другими опухолями, рак желудка имеет мрачный прогноз и низкую 5-летнюю выживаемость. В нашем исследовании 5-летняя выживаемость больных раком желудка в городе Чанлэ составляет 30,47%, что близко к результатам некоторых предыдущих исследований [7,8,14].

Стадия рака — важнейший независимый прогностический фактор [5,8-11]. Результаты с использованием модели ЦОГ в некоторых исследованиях показали, что риск смерти пациентов с раком III стадии составляет 2.В 82 раза выше, чем у пациентов с раком II стадии, а с IV стадией в 3,29 раза выше, чем с раком II стадии [5]. Показатели выживаемости в течение 1 и 2 лет при раке желудка IV стадии были в 1,65 и 10 раз выше, чем при раке III стадии, соответственно [12]. Пятилетняя выживаемость при I – IV стадии составила 81,2%, 50,4%, 24,4% и 5,2% соответственно [7]. Наше исследование также показало, что стадия рака может оказывать заметное влияние на выживаемость при раке желудка, а показатели выживаемости от 1 до 5 лет на стадии I или II рака были выше, чем на стадии III или IV.Среди пациентов в нашем исследовании 94% пациентов обратились к врачам после того, как у них появились симптомы рака желудка, поэтому у 51,54% пациентов была поздняя стадия рака (стадия IV). Только у 1,6% пациентов была обнаружена опухоль при общем обследовании, и у них было долгое время выживания, так как они были диагностированы на ранней стадии. Таким образом, исследование того, как обнаружить рак желудка на ранней стадии, должно сыграть важную роль в предотвращении и лечении опухолей.

Хирургия — единственная возможность вылечить больных раком желудка.1- и 2-летняя выживаемость оперированных пациентов была намного выше, чем неоперированных [12–16]. Наши результаты также подтвердили это. Однако вопрос о том, следует ли выполнять резекцию у пациентов с раком желудка IV стадии, остается вопросом [12,17,18]. Некоторые исследователи предположили, что хирургическое вмешательство может повысить 3-летнюю выживаемость пациентов с раком IV стадии только в том случае, если опухоли не являются диффузно-инфильтративным типом, в то время как краткосрочные показатели выживаемости не могут быть увеличены, даже если резекции проводились для пациентов с диффузно-инфильтративным типом рак [19].Однако операция не увеличивала время выживания у пациентов с перитонеальной диссеминацией, метастазами в печени, поражением лимфатических узлов и инвазией в соседние органы или с 3 из этих 4 факторов [12, 20]. Некоторые другие исследователи предположили, что можно добиться кратковременного улучшения выживаемости для пациентов с удаленными метастазами после резекции и по возможности проводить резекционную операцию у пациентов с раком желудка IV стадии, поскольку были продемонстрированы преимущества как краткосрочной, так и долгосрочной выживаемости [ 12,21-23].Мы предполагаем, что операция не только может повысить годовую выживаемость пациентов с раком IV стадии, но также может дать им возможность выжить более двух лет, однако, среднее время выживаемости у прооперированных пациентов с IV стадией. рак не продлевает много времени.

Некоторые исследователи предположили, что тотальная гастрэктомия имеет более низкий уровень рецидивов, чем частичная гастрэктомия, поэтому она может повысить долгосрочную выживаемость [12,14,24]. Для улучшения долгосрочного терапевтического эффекта у пациентов III стадии с раком кардии и дна желудка, когда размер опухоли больше 3-х, следует рекомендовать тотальную гастрэктомию.Встречаются метастазы в 0 см или в лимфатические узлы [22]. Некоторые исследования также показали, что субтотальная и тотальная гастрэктомия имеет схожую частоту послеоперационных осложнений и хирургический результат, а тотальная гастрэктомия дает преимущества в плане увеличения выживаемости и облегчения симптомов [23,25,26]. Однако другие исследователи предположили, что полная гастрэктомия не может обеспечить более высокую выживаемость, чем частичная гастрэктомия, но имеет более высокий уровень послеоперационных осложнений и более низкое качество жизни, чем частичная резекция [8,27-33].Мы предполагаем, что, хотя хирургическое вмешательство может повысить выживаемость пациентов с раком IV стадии в течение 1 года, полная гастрэктомия не дает большей выживаемости, чем частичная гастрэктомия, для пациентов с раком желудка IV стадии. Кроме того, результаты, полученные на более ранних этапах исследования, также показали, что качество жизни пациентов с тотальной гастрэктомией было хуже, чем у пациентов с частичной гастрэктомией.

Таким образом, наши данные, полученные в результате эпидемиологического исследования, показали, что среднесрочная выживаемость пациентов с раком желудка в городе Чангл невысока.Стадия рака — важный фактор, влияющий на выживаемость пациентов с раком желудка. Хирургия является эффективным методом лечения пациентов с раком IV стадии и может повысить краткосрочные и среднесрочные показатели выживаемости. Тотальная резекция желудка не рекомендуется пациентам с поздней стадией рака.

Долгосрочная выживаемость пожилого пациента с распространенным раком желудка после комбинированной терапии: отчет о болезни и обзор литературы | BMC Cancer

  • 1.

    Thun MJ, DeLancey JO, Center MM, Jemal A, Ward EM.Глобальное бремя рака: приоритеты профилактики. Канцерогенез. 2010. 31 (1): 100–10.

    CAS Статья Google ученый

  • 2.

    Всемирная организация здравоохранения (2014) GLOBOCAN2012: Расчетная заболеваемость раком MaPWi.

  • 3.

    Лю Дж, Чен Л. Текущее состояние и прогресс в лечении рака желудка с метастазами в печень. Чин Мед Дж. 2011; 124 (3): 445–56.

    PubMed Google ученый

  • 4.

    Strong VE, Wu AW, Selby LV, Gonen M, Hsu M, Song KY, Park CH, Coit DG, Ji JF, Brennan MF. Различия в выживаемости при раке желудка между США и Китаем. J Surg Oncol. 2015; 112 (1): 31–7.

    Артикул Google ученый

  • 5.

    Вигано Л., Веллоне М., Ферреро А., Джулианте Ф., Нуццо Дж., Капуссотти Л. Резекция печени при метастазах рака желудка. Гепатогастроэнтерология. 2013. 60 (123): 557–62.

    PubMed Google ученый

  • 6.

    Hwang SE, Yang DH, Kim CY. Факторы прогноза выживаемости у пациентов с рецидивом печени после радикальной резекции рака желудка. Мир J Surg. 2009. 33 (7): 1468–72.

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Сакамото Ю., Сано Т., Шимада К., Эсаки М., Сака М., Фукагава Т., Катай Х., Косуге Т., Сасако М. Благоприятные показания для гепатэктомии у пациентов с метастазами в печень из-за рака желудка. J Surg Oncol. 2007. 95 (7): 534–9.

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Такемура Н., Сайура А., Кога Р., Арита Дж., Йошиока Р., Оно Й, Хики Н., Сано Т., Ямамото Дж., Кокудо Н. и др. Отдаленные результаты хирургической резекции метастазов рака желудка в печень: анализ 64 макроскопически полных резекций. Langenbeck’s Arch Surg. 2012. 397 (6): 951–7.

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Фукути М., Исигуро Т., Огата К., Сузуки О, Кумагаи Ю., Исибаши К., Исида Х, Кувано Х, Мочики Э.Прогностическая роль конверсионной хирургии при неоперабельном раке желудка. Энн Сург Онкол. 2015; 22 (11): 3618–24.

    Артикул Google ученый

  • 10.

    Фудзитани К., Ян Х. К., Мизусава Дж., Ким Ю. В., Терашима М., Хан Су, Ивасаки И., Хён В. Дж., Такагане А., Парк Д. Д. и др. Гастрэктомия плюс химиотерапия по сравнению с одной химиотерапией при распространенном раке желудка с одним неизлечимым фактором (REGATTA): рандомизированное контролируемое исследование фазы 3. Ланцет Онкол.2016; 17 (3): 309–18.

    CAS Статья Google ученый

  • 11.

    Edge SB, Compton CC. Американский объединенный комитет по раку: седьмое издание руководства AJCC по стадированию рака и будущее TNM. Энн Сург Онкол. 2010. 17 (6): 1471–4.

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Маккартер, доктор медицины, Фонг Ю. Роль хирургической циторедукции в комплексном лечении рака.Энн Сург Онкол. 2001. 8 (1): 38–43.

    CAS Статья Google ученый

  • 13.

    Саиди РФ, Ремайн С.Г., Дудрик П.С., Ханна Н.Н. Есть ли роль паллиативной гастрэктомии у пациентов с раком желудка IV стадии? Мир J Surg. 2006; 30 (1): 21–7.

    Артикул Google ученый

  • 14.

    Cheon S, Rha S, Jeung HC, Im CK, Kim S, Kim H, Ahn J, Roh J, Noh S, Chung H. Выживаемость комбинированной лечебной резекции желудка (резекция D2) и печень у больных раком желудка с метастазами в печень.Энн Онкол. 2008. 19 (6): 1146–53.

    CAS Статья Google ученый

  • 15.

    Сакамото Ю., Охьяма С., Ямамото Дж., Ямада К., Секи М., Охта Ки, Кокудо Н., Ямагути Т., Муто Т., Макуучи М. Хирургическая резекция метастазов рака желудка в печень: анализ 17 -летний опыт работы с 22 пациентами. Операция. 2003. 133 (5): 507–11.

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Номура Т., Камио Ю., Такасу Н., Мория Т., Такешита А., Мизутани М., Хачия О, Хираи И., Кимура В.Внутрипеченочные микрометастазы вокруг метастазов рака желудка в печень. J. Hepato-Bili-Pancreat Surg. 2009. 16 (4): 493–501.

    Артикул Google ученый

  • 17.

    Какеджи Ю., Морита М., Маэхара Ю. Стратегии лечения метастазов в печень от рака желудка. Хирург сегодня. 2010. 40 (4): 287–94.

    Артикул Google ученый

  • 18.

    Ким Х.Р., Ха Чхон С., Ли КХ, Рюн Ан Дж, Чжунг Х.С., Сук Ли С., Чхол Чунг Х, Хун Но С., Янг Ра С.Эффективность и возможность радиочастотной абляции метастазов аденокарциномы желудка в печень. Int J Hyperth. 2010. 26 (4): 305–15.

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Ким Хо, Хван С.И., Хонг ХП, Ю Ч. Радиочастотная абляция метахронных метастазов в печень при раке желудка. Surg Laparosc Endosc Percutan Tech. 2009. 19 (3): 208–12.

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Boutros C, Somasundar P, Garrean S, Saied A, Espat N. Микроволновая коагуляционная терапия опухолей печени: обзор литературы и критический анализ. Surg Oncol. 2010; 19 (1): e22–32.

    CAS Статья Google ученый

  • 21.

    Yu J, Liang P, Yu X, Liu F, Chen L, Wang Y. Сравнение микроволновой абляции и биполярной радиочастотной абляции с зондом с внутренним охлаждением: результаты в печени свиньи ex vivo и in vivo.Eur J Radiol. 2011. 79 (1): 124–30.

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Mayo SC, Pawlik TM. Термическая абляционная терапия вторичных злокачественных новообразований печени. Рак J. 2010; 16 (2): 111–7.

    Артикул Google ученый

  • 23.

    Chen J, Tang Z, Dong X, Gao S, Fang H, Wu D, Xiang D, Zhang S. Радиочастотная абляция метастазов в печень от рака желудка. Eur J Surg Oncol.2013. 39 (7): 701–6.

    CAS Статья Google ученый

  • 24.

    Guner A, Son T, Cho I, Kwon IG, An JY, Kim HI, Cheong JH, Noh SH, Hyung WJ. Лечение метастазов в печени от аденокарциномы желудка, направленное на печень: сравнение резекции печени и радиочастотной абляции. Рак желудка. 2016; 19 (3): 951–60.

    CAS Статья Google ученый

  • 25.

    Нинхуэзер Х., Кунцманн Р., Сисич Л., Бланк С., Стровицк М.Дж., Брукнер Т., Ягер Д., Вайхерт В., Ульрих А., Бюхлер М.В. и др. Хирургия рака желудка и рака пищевода: имеет ли значение возраст? J Surg Oncol. 2015; 112 (4): 387–95.

    Артикул Google ученый

  • 26.

    Шмидт Т., Аллдингер И., Бланк С., Клозе Дж., Спрингфельд С., Драйкхаузен Л., Вайхерт В., Гренахер Л., Брукнер Т., Лордик Ф. и др. Хирургия при раке пищевода и желудка с метастатическим поражением: лечение, прогноз и предоперационный отбор пациентов.Eur J Surg Oncol. 2015; 41 (10): 1340–7.

    CAS Статья Google ученый

  • 27.

    Ассоциация JGC. Японское руководство по лечению рака желудка, 2014 г. (вер. 4). Рак желудка. 2017; 20 (1): 1–19.

    Артикул Google ученый

  • 28.

    Де Ла Крус Л.М., Хархай М.О., Чжан П., Уграс С. Влияние неоадъювантной химиотерапии на подтип рака груди: меняется ли подтип, и если да, то как? : Профиль ИГХ и неоадъювантная химиотерапия.Энн Сург Онкол. 2018; 25 (12): 3535–40.

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Ниикура Н., Томотаки А., Мията Х., Ивамото Т., Кавай М., Анан К., Хаяси Н., Аоги К., Исида Т., Масуока Х. и др. Изменения в опухолевой экспрессии HER2 и статуса рецепторов гормонов после неоадъювантной химиотерапии у 21 755 пациентов из японского регистра рака молочной железы. Энн Онкол. 2016; 27 (3): 480–7.

    CAS Статья Google ученый

  • Способ операции Количество пациентов Средняя продолжительность жизни (мес.) 95% доверительный интервал
    Тотальная гастрэктомия 106 19.56 16,408-22,712
    Частичная гастрэктомия 89 16,42 14,300-18,540
    Неререзекционная хирургия 20
    20

    Лечение рака желудка (PDQ®) — версия для специалистов в области здравоохранения

    IIIA T2, N3a, M0 T2 = Опухоль поражает собственные мышечные волокна.b
    N3a = Метастазы в 7-15 регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    T3, N2, M0 T3 = Опухоль проникает в подсерозную соединительную ткань без инвазии висцеральной брюшины или прилегающих структур. C, d
    N2 = Метастазы в 3-6 регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    T4a, N1, M0 T4a = Опухоль проникает в серозную оболочку (висцеральную брюшину).
    N1 = Метастаз в 1 или 2 регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    T4a, N2, M0 T4a = Опухоль проникает в серозную оболочку (висцеральную брюшину).
    N2 = метастазы в 3-6 регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    T4b, N0, M0 T4b = Опухоль проникает в соседние структуры / органы. C, d
    N0 = Нет метастазов в регионарные лимфатические узлы.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    IIIB T1, N3b, M0 T1 = опухоль проникает в собственную пластинку, мышечную оболочку или подслизистую оболочку.
    N3b = Метастазы в 16 или более регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    T2, N3b, M0 T2 = Опухоль проникает в собственные мышцы .b
    N3b = Метастазы в 16 или более регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    T3, N3a, M0 T3 = Опухоль проникает в подсерозную соединительную ткань без инвазии висцеральной брюшины или соседних структур. C, d
    N3a = Метастазы в 7-15 регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    T4a, N3a, M0 T4a = Опухоль проникает в серозную оболочку (висцеральную брюшину).
    N3a = Метастазы в 7-15 регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    T4b, N1, M0 T4b = Опухоль проникает в соседние структуры / органы. C, d
    N1 = Метастазы в 1 или 2 регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    T4b, N2, M0 T4b = Опухоль проникает в соседние структуры / органы. C, d
    N2 = Метастазы в 3-6 регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    IIIC T3, N3b, M0 T3 = Опухоль проникает в подсерозную соединительную ткань без инвазии висцеральной брюшины или прилегающих структур. Cd
    N3b = Метастазы в 16 или более регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    T4a, N3b, M0 T4a = Опухоль проникает в серозную оболочку (висцеральную брюшину).
    N3b = метастазы в 16 или более регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    T4b, N3a, M0 T4b = Опухоль проникает в соседние структуры / органы. C, d
    N3a = Метастазы в 7-15 регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.
    T4b, N3b, M0 T4b = Опухоль проникает в соседние структуры / органы. C, d
    N3b = Метастазы в 16 или более регионарных лимфатических узлах.
    M0 = Нет отдаленных метастазов.

    Случай долгосрочной выживаемости, достигнутой хирургическим лечением и химиотерапией по поводу позднего рецидива АФП-продуцирующего рака желудка | Сообщения о хирургических случаях

    Предыдущие исследования сообщали о плохом прогнозе для AFP-GC с лимфатической и венозной инвазией, а также о высокой частоте метастазов в печень по сравнению с не-AFP-GC [4, 8, 9]. В исследовании Liu et al. Авторы сообщили, что 1-, 3- и 5-летняя выживаемость AFP-GC составила 53%, 35% и 28% соответственно [6].Однако Kripp et al. описали случай длительного выживания неоперабельного AFP-GC пищеводно-желудочного соединения с несколькими метастазами в печень, который успешно лечился комбинированной терапией на основе капецитабина и оксалиплатина [10]. Следует отметить, что Shibata et al. также сообщили о случае пациента, которому через 20 месяцев была выполнена как дистальная резекция желудка по поводу AFP-GC, так и левосторонняя гепатэктомия. Пациент выжил без рецидивов более 11 лет после первого диагноза [11]. Таким образом, в последнее время увеличилось количество сообщений о пациентах с AFP-GC с длительной выживаемостью из-за мультимодального лечения [6, 12, 13].

    В нашем случае выделяются три ключевых момента для обучения: во-первых, длительный (т. Е. 15 лет) покой после первоначальной гастрэктомии до идентификации одиночного метастаза в брыжейку; во-вторых, множественные метастазы в печень, которые не наблюдались в течение 15 лет, были очевидны только через 2 месяца после второй операции; и, наконец, исчезновение метастазов в печени в течение 5 лет после всего лишь двух курсов химиотерапии с S-1 + CDDP.

    Рак желудка обычно рецидивирует в течение первых 2 лет после резекции желудка.Поздние рецидивы редки, примерно <1% случаев повторяются через 10 лет [14]. Прогностические факторы для раннего рецидива, такие как клиническая стадия, размер опухоли, глубина инвазии и поражение лимфатических узлов, бесполезны для прогнозирования позднего рецидива рака [15]. Феномен позднего рецидива частично объясняется покоем опухоли. В частности, было показано, что покой может присутствовать в форме ранней стадии развития опухоли, в виде микрометастазов или в виде минимального остаточного заболевания после хирургического удаления или лечения первичной опухоли [16,17,18].При раке желудка минимальная остаточная болезнь была обнаружена в крови, костном мозге, отрицательных лимфатических узлах и брюшной полости [19]. До настоящего времени механизм перехода от состояния покоя к рецидиву полностью не объяснен, особенно при раке желудка. Хотя точные механизмы еще предстоит выяснить, все больше данных свидетельствует о том, что многие больные раком страдают метастатическим рецидивом через несколько лет после перенесенной радикальной операции [18]. Таким образом, вторая операция реактивировала опухолевые клетки, которые бездействовали в течение 15 лет.Дополнительные исследования, направленные на лучшее понимание состояния покоя опухоли, необходимы для прогнозирования позднего рецидива и для усиления протокола наблюдения за пациентами, долгое время пережившими рак желудка.

    В более раннем исследовании Adachi et al. проанализировали 270 случаев AFP-GC. Авторы сообщили, что 5-летняя выживаемость и средний период выживаемости у всех пациентов составили 22% и 14 месяцев соответственно. Однако они обнаружили, что пациенты с лечебной гастрэктомией составляли 42% когорты исследования, а средний период выживаемости составлял 29 месяцев [5].Следует отметить, что Inoue et al. проанализировали 53 случая AFP-GC, показавших 5-летнюю выживаемость 34% (18/53) [20]. Наш пациент был жив 15 лет после лечебной дистальной гастрэктомии, до рецидива брыжейки тощей кишки.

    В Японии SP-терапия неоперабельного и рецидивирующего рака желудка признана стандартной терапией [21]. На момент постановки диагноза ожидалось, что у нашего пациента будет плохой прогноз из-за рецидива AFP-GC. Однако только два курса химиотерапии с SP оказались чрезвычайно эффективными при метахронных метастазах в печени.Удивительно, но через 7 лет после второй операции пациент жив без каких-либо признаков рецидива.

    Leave a Reply

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    2021 © Все права защищены.