Соотношение алт и аст в крови: Анализ крови при заболевании печени: расшифровка и норма показателей

Содержание

Определение активности аланинаминотрансферазы в крови (АлАт)

Фермент содержится в тканях сердца, печени, скелетной мускулатуры, нервной ткани и почек, в меньшей степени — в поджелудочной железе, селезёнке и лёгких. В миокарде активность АСТ в 10 000 раз выше, чем в сыворотке крови. В эритроцитах аспартатаминотрансфераза содержится в количестве в 10 раз больше, чем в сыворотке. При повреждении печени или мышц АСТ высвобождается, содержание АСТ в крови повышается. В связи с этим активность данного фермента является показателем повреждений печени. Анализ на АСТ входит в состав так называемых печеночных проб — исследований, диагностирующих нарушения в работе печени. Активность фермента у женщин несколько ниже, чем у мужчин. При инфаркте миокарда активность АСТ в сыворотке может повышаться в 2 — 20 раз, причём повышенную активность можно обнаружить еще до появления типичных признаков инфаркта на ЭКГ. Существует зависимость между размерами очага некроза в сердечной мышце и уровнем АСТ в сыворотке крови. Важна также прогностическая ценность определения активности АСТ: если на 3-й день заболевания активность этого фермента не снижается, то прогноз плохой. Нарастание активности может свидетельствовать как о расширении очага инфаркта, так и о вовлечении в процесс других органов и тканей, например, печени. При инфаркте миокарда активность АЛТ увеличивается незначительно, поэтому коэффициент де Ритиса (соотношение АСТ/АЛТ) резко возрастает.

Для чего используется исследование?

— Для выявления повреждений печени. Как правило, тест на АСТ назначается вместе с анализом на аланинаминотрансферазу (АЛТ) либо как составная часть общего анализа функционирования печени. АСТ и АЛТ считаются двумя наиболее важными показателями повреждений печени, хотя АЛТ более специфичен, чем АСТ. В некоторых случаях АСТ напрямую сопоставляется с АЛТ и вычисляется их соотношение (АСТ/АЛТ). Оно может использоваться для выяснения причин повреждения печени. Показатель АСТ в крови часто сопоставляется с результатами других анализов, например на щелочную фосфатазу (ЩФ) , общий белок и билирубин, для определения конкретной формы заболевания печени.

— Для контроля за эффективностью лечения заболеваний печени. Чтобы следить за здоровьем пациентов, принимающих лекарства, потенциально токсичные для печени. Если активность АСТ повышается, пациента могут перевести на прием других лекарств.

Когда назначается исследование?

1.При симптомах расстройства печени:

— слабости,

— утомляемости,

— потере аппетита,

— тошноте,

— рвоте,

— боли в животе и его вздутии, пожелтении кожи и глазных белков,

— моче темного цвета,

— светлом стуле, зуде.

2.При наличии факторов, повышающих риск возникновения болезней печени:

— ранее перенесенном гепатите, либо недавнем контакте с гепатитной инфекцией;

— чрезмерном употреблении алкоголя; 

— наследственной предрасположенности к заболеваниям печени;

— приеме лекарств, которые могут повреждать печень;

— избыточном весе либо диабете.

3.На регулярной основе в течение всего процесса лечения для определения его эффективности.

АСТ (АсАТ, аспартатаминотрансфераза)

АСТ (аспартатаминотрансфераза, АСАТ) — внутриклеточный фермент из группы трансфераз, подгруппы трансаминаз, который катализирует превращение а-кетокислот в аминокислоты, путем переноса аминогруппы. Фермент катализирует обратимую реакцию перехода оксалоацетата в аспартат, перенося аминогруппу на первую молекулу, вторым продуктом реакции является а-кетоглютарат. Коферментом переаминирования служит пиридоксальфосфат (производное витамина В6). АСТ содержится в таких клетках как кардиомиоциты, гепатоциты, миоциты, нейроны и нефроциты, небольшая часть фермента присутствует в клетках поджелудочной железы, эритроцитах. В результате цитолиза (разрушения клеток) этот фермент попадает в кровь, что позволяет диагностировать повреждения различных органов лабораторными методами. В клетках АСТ представлен двумя изоформами- цитоплазматическим (около 1/3 ACT локализуется в цитоплазме клеток), и митохондриальным (2/3 — в митохондриях). В кардиомиоцитах активность ACT примерно в 10 000 раз выше, чем в сыворотке крови у здоровых людей. В гепатоцитах представлена в основном митохондриальная форма АСТ (80% от общей активности).

Повышение уровня в анализе крови АСТ при инфаркте миокарда — один из ранних маркеров повреждения сердечной мышцы, хотя специфичность его невысока. При подозрении на острый инфаркт миокарда биохимический показатель АСТ имеет диагностическую чувствительность 96%, и диагностическую специфичность 86% через 12 часов после возникновения болей за грудиной. Уже через 6-8 часов после начала болевого приступа уровень в анализе АСТ в сыворотке крови увеличивается в несколько раз, пик концентрации приходится на 18-24 часа, и на 4-5 день после манифестации заболевания уровень АСТ снижается до нормальных значений.Между очагом некроза в сердечной мышце и уровнем в анализе ACT в сыворотке крови существует прямая взаимосвязь.Нарастание уровня АСТ в динамике свидетельствует о расширении границ очага некроза миокарда. Повышение уровня в анализе крови АСТ в 4-5 раз у пожилого человека, как правило, свидетельствует об остром инфаркте миокарда, повышение уровня в анализе крови АСТ в 10-15 раз является неблагоприятным прогностическим признаком. В то же время, если увеличение АСТ менее значительное, но активность фермента сохраняется на 3 день — прогноз также является неблагоприятным. Так же нарастание активности АСТ при инфаркте миокарда может свидетельствовать о вовлечении в процесс других органов и тканей, например, печени или поджелудочной железы. При инфаркте миокарда коэффициент де Ритиса (отношение АСТ/АЛТ) резко возрастает, так как, по сравнению с АСТ, АЛТ увеличивается незначительно.

Измерение АСТ показано также при постановке диагноза, дифференциальной диагностике и мониторинге заболеваний гепатобилиарной системы, и повреждениях скелетной мускулатуры. Уровень АСТ часто повышается в 20 — 50 раз при вирусном гепатите и заболеваниях печени, сопровождающихся некрозом ткани печени. Увеличение уровня АСТ в биохимическом анализе крови наблюдается при дерматомиазитах и мышечной дистрофии и могут достигать восьмикратного превышения верхней границы нормы. При других мышечных заболеваниях (например с нейрогенным источником) концентрация АСТ остается в пределах референсных значений.Тромбоэмболия легочной артерии может приводить к повышению уровня ACT в сыворотке в 2-3 раза. Увеличение активности в 2-5 раз от верхней границы нормы отмечается при гемолитических заболеваниях (активность АСТ в эритроцитах примерно в 15 раз выше чем в сыворотке), гангрене, острых панкреатитах, повреждении мышц при травмах. Незначительное увеличение уровня в анализе крови АСТ может наблюдаться при усиленной мышечной нагрузке. Существуют определенные половые различия в уровне активности ACT, активность фермента в сыворотке крови у женщин несколько ниже, чем у мужчин.

Врач общей практики, хирург, педиатр, гастроэнтеролог, гепатолог, кардиолог, терапевт.

АСПАРТАТАМИНОТРАНСФЕРАЗА (АСТ)

Аспартатаминотрансфераза (АСТ)- внутриклеточный фермент, относящийся к группе аминотрансфераз, один из основных ферментов в обмене аминокислот; широко представлен в различных  органах и тканях.

Наибольшая активность фермента обнаружена в кардиомиоцитах (клетках сердечной мышцы), затем, по убыванию, — в печени, скелетной мускулатуре, головном мозге, почках. Высокая содержание ACT обнаружено в эритроцитах. АСТ обычно повышается в крови при разрушении клеток, содержащих фермент.

В каких случаях обычно назначают исследование АСТ?

Анализ крови на АСТ обычно вместе с определением АЛТ используют для дифференциальной диагностики заболеваний печени; при заболеваниях миокарда, скелетной мускулатуры. При остром инфаркте миокарда активность ACT начинает повышаться через 6-12 часов, достигая максимума через 24-48 часов, уровень АСТ приходит в норму через 4-6 суток от начала ишемии. Интенсивные мышечные упражнения могут вызвать преходящее увеличение АСТ.

Соотношение АСТ/АЛТ (коэффициент де Ритис) в норме — 0,9-1,7; при повреждении печеночных клеток коэффициент де Ритис снижается, при инфаркте миокарда – повышается.

При патологии печени в биохимическом анализе крови обычно определяют совместно следующие тесты: АСТ, АЛТ, прямой и непрямой билирубин, ГГТ и ЩФ.

Что именно определяется в процессе анализа?

Определяется активность фермента АСТ методом УФ кинетического определения.

Что означают результаты теста?

Высокие уровни АСТ могут отмечаться при остром и хроническом гепатите, циррозе печени. Существенный подъем АСТ в крови характерен для острого инфаркта миокарда. При повреждении сердечной мышцы или мышечной травме уровень АСТ может подняться в 3-5 раз выше, чем АЛТ.

Обычный срок выполнения теста

Обычно результат АСТ можно получить в течение 1-2 дней.

Нужна ли специальная подготовка к анализу?

Специальная подготовка не требуется.

АсАТ (АСТ, аспартатаминотрансфераза): сдать анализ в «ГЕМОХЕЛП»

Что такое АсАТ ( Аспартатаминотрансфераза, Aspartate aminotransferase)?

АсАТ — внутриклеточный фермент из группы аминотрансфераз, катализирующий обратимый перенос аминогруппы с аспарагиновой кислоты (аминокислота) на α-кетоглутаровую кислоту (кетокислота) с образованием оксалацетата.  Наиболь­шая концентрация этого фермента отмечается в миокарде (сердечной мышце), печени, скелетной мускулатуре, почках, в мень­шей концентрации АсАТ содержится в поджелудочной железе, селезенке, легких и эритроцитах. В миокарде активность АсАТ в 10000 раз выше, чем в сыворотке крови, а в эритроцитах АсАТ содержится в количестве в 10 раз больше, чем в сыворотке. Ак­тивность фермента у женщин несколько ниже, чем у мужчин. Активность АсАТ в сыворотке крови повышается при ряде заболеваний, особенно при поражении органов и тканей, богатых данным ферментом. Увеличение активности АсАТ в плазме указывает скорее на повреждение клеток, чем на нарушения функции органа. Наиболее резкие изменения в активности АсАТ наблюдают при поражении сердечной мышцы. При инфаркте миокарда активность АсАТ в сыворотке может повышаться в 2-20 раз, причем повышен­ную активность можно обнаружить еще до появления типичных признаков инфаркта на ЭКГ. Существует за­висимость между размерами очага некроза в сердечной мышце и уровнем АсАТ в сыворотке крови. Важна также прогностическая ценность определения активности АсАТ: если на 3-4 день заболевания активность этого фермента не снижается, то прогноз плохой. Нарастание активности может свидетельствовать как о расширении очага инфаркта, так и о вовлечении в процесс других органов и тканей — например, печени. При стенокардии активность АсАТ, как правило, остается в пределах нормы. Хотя при тяжелой форме коронарной недостаточности в первые 24 часа активность АсАТ повышается и нормализуется на 2-3 день по­сле приступа. АсАТ повышается также при остром гепатите и других тяжелых поражениях гепатоцитов (клеток печени). Одновременное определение активности двух ами­нотрансфераз (АлАТ и АсАТ) является ценным диаг­ностическим тестом. В норме соотношение активностей АсАТ/АлАТ (коэффициент де Ритиса) равно 1,33±0,42. При заболеваниях печени это соотношение снижается, а при заболеваниях сердца – резко по­вышается.

Показания к назначению анализа:

  • диагностика и дифференциальная диагностика инфаркта миокарда и других заболеваний сердечной мышцы;
  • заболевания печени;
  • патология скелетных мышц.


Когда может быть повышение активности АсАТ в сыворотке крови?

  • Инфаркт миокарда.
  • Острый ревмокардит.
  • Кардиохирургическое вмешательство.
  • Ангиокардиография (катетеризация сосудов сердца).
  • Тромбоз легочной артерии.
  • Тяжелый приступ стенокардии, тахиаритмии.
  • Вирусный гепатит.
  • Токсическое повреждение печени (четыреххлористый углерод, хлороформ, пестициды).
  • Цирроз печени.
  • Холестаз (закупорка желчевыводящих путей).
  • Амебоидные инфекции.
  • Холангит.
  • Инфекционный мононуклеоз.
  • Острое алкогольное отравление.
  • Гемолитический синдром.
  • Травмы скелетных мышц.
  • Мышечные дистрофии.
  • Острый панкреатит (воспаление поджелудочной железы).

Когда может быть понижение активности АсАТ в сыворотке крови?

  • Тяжелые некротические процессы, разрыв печени (неблагоприятным прогностическим признаком яв­ляет­ся резкое снижение активности АсАТ и АлАТ на фоне стабильной или прогрессирующей гиперби­лирубинемии – повышение билирубина).
  •  Дефицит витамина В6.

Строго натощак – необходимо воздержаться от приема пищи в течение 8-12 часов.

Анализы

Для подтверждения диагноза гепатита С необходимо:

1. Биохимический анализ крови:
Аланинаминотрансфераза (АЛТ, АлАТ, ALT)
Астспартатаминотрансфераза (АСТ, АсАТ, AST)
Билирубин
Глюкоза (Glucose)
Гамма-глутамилтранспептидаза (ГГТ, ГГТП)
Общий белок (Protein total)
Ферритин (Ferritin)

Альбумин (Albumin)
Белковые фракции
Креатинин

2. Анализ ПЦР гепатита С (качественный/количественный анализ) 
3. Эластография (фибросканирование)
4. Проведение генотипирования вируса гепатита С (HCV)

   

Для полной диагностики гепатита С и принятия клинического решения по вопросу лечения необходимо сдать следующие анализы:


1. Биохимический анализ крови: исследование, которое позволяет по анализу различных микроэлементов в крови оценивать функциональное состояние органов и систем организма человека.

Компоненты биохимического анализа крови, применяемые при диагностике вирусных гепатитов:

Аланинаминотрансфераза (АЛТ, АлАТ, ALT) — это фермент, содержащийся в тканях в печени и высвобождающийся в кровь при ее поражении. Повышенный уровень АЛТ может быть вызван вирусными, токсическими или другими поражениями печени. При хронических вирусных гепатитах уровень АЛТ может колебаться с течением времени от нормальных значений до нескольких норм, поэтому этот фермент нужно контролировать каждые 3-6 месяцев. Принято считать, что уровень АЛТ отражает степень активности гепатита, однако у около 20% больных хроническими вирусными гепатитами со стабильно нормальным уровнем АЛТ обнаруживается серьезное повреждение печени. Можно добавить, что АлАТ — чувствительный и точный тест ранней диагностики острого гепатита.
Астспартатаминотрансфераза (АСТ, АсАТ, AST) — это фермент, содержащийся в тканях сердца, печени, скелетной мускулатуры, нервной ткани и почек и других органах. Повышение АСТ в анализе крови совместно с АЛТ у больных вирусными гепатитами может свидетельствовать о некрозе клеток печени. При диагностике гепатитов особое внимание нужно обращать на соотношение АСТ/АЛТ, называемое коэффициентом де Ритиса. Превышение АСТ в анализе крови над АЛТ у больных гепатитами может говорить о выраженном фиброзе печени или токсическом (лекарственном или алкогольном) поражении печени. Если АСТ в анализе значительно повышен, то это свидетельствует о некрозе гепатоцитов, сопровождающемся распадом клеточных органелл.
Щелочная фосфатаза (ЩФ, АР ,Alkaline phosphatase, ALP, ALKP) используется для диагностики заболеваний печени, сопровождающихся холестазом. Совместное повышение ЩФ и ГГТ может указывать на патологию желчевыводящих путей, желчекаменную болезнь, нарушение оттока желчи. Этот фермент находится в эпителии желчных протоков, поэтому повышение его активности свидетельствует о холестазах любого генеза (внутри- и внепеченочных). Изолированное возрастание уровня ЩФ является неблагоприятным прогностическим признаком и может свидетельствовать о развитии гепатоцеллюлярной карциномы.
Билирубин — является одним основных компонентов желчи. Образуется в результате распада гемоглобина, миоглобина и цитохромов в клетках ретикулоэндотелиальной системы, селезенке и печени. Общий билирубин включает в себя прямой (конъюгированный, связанный) и непрямой (неконъюгированный, свободный) билирубин. Считается, что повышение билирубина в крови (гипербилирубинемия) за счет прямой фракции (более 80% общего билирубина составляет прямой билирубин) имеет печеночное происхождение. Такая ситуация характерна для хронических вирусных гепатитов. Это также может быть связано с нарушением выведения прямого билирубина вследствие цитолиза гепатоцитов. Увеличение концентрации за счет свободного билирубина в крови может говорить об объемном поражении паренхимы печени. Другой причиной может служить врожденная патология — синдром Жильбера. Также концентрация билирубина (билирубинемия) в крови может повышаться при затруднении оттока желчи (закупорке жёлчных протоков). Во время проведения противовирусной терапии гепатита повышение билирубина может быть вызвано увеличением интенсивности гемолиза эритроцитов. При гипербилирубинемии свыше 30 мкмоль/л появляется желтуха, которая проявляется пожелтением кожных покровов и склер глаз, а также потемнением мочи (моча приобретает цвет темного пива).
Глюкоза (Glucose) — используется в диагностике сахарного диабета, эндокринных заболеваний, а также заболеваний поджелудочной железы.
Гамма-глутамилтранспептидаза (ГГТ, ГГТП) — фермент, активность которого увеличивается при заболеваниях гепатобилиарной системы (маркер холестаза). Используется при диагностике механической желтухи, холангитов и холециститов. Также ГГТ используют как индикатор токсических поражений печени, вызванных употреблением алкоголя и гепатотоксичных лекарственных препаратов. ГГТ оценивается совместно с АЛТ и щелочной фосфатазой. Этот фермент обнаруживается в печени, поджелудочной железе, почках. Он более чувствителен к нарушениям в тканях печени, чем АлАТ, АсАТ, щелочная фосфатаза и др. Особенно чувствителен к длительному злоупотреблению алкоголем. По крайней мере, пять процессов в печени повышают его активность: цитолиз, холестаз, интоксикация алкоголем, опухолевый рост, лекарственные поражения. При хронических вирусных гепатитах стойкое повышение ГГТП свидетельствует либо о тяжелом процессе в печени (цирроз), либо о токсическом воздействии.
Общий белок (Protein total) — суммарная концентрация белков (альбумина и глобулинов), находящихся в сыворотке крови. Сильное понижение общего белка в анализе может свидетельствовать о недостаточности функции печени.
Ферритин (Ferritin) —  основной показатель запасов железа в организме. Повышение ферритина при хроническом вирусном гепатите может свидетельствовать о печеночной патологии. Повышение уровня ферритина может являться фактором, снижающим эффективность противовирусной терапии.
Альбумин (Albumin) — основной белок плазмы крови, синтезируемый в печени Снижение его уровня может указывать патологию печени, вызванную острыми и хроническими заболеваниями. Снижение количества альбуминов свидетельствует о тяжелом поражении печени со снижением ее белковосинтетической функции, что происходит уже в стадии цирроза печени.
Белковые фракции — белковые компоненты, содержащие в крови. Различают достаточно большое количество белковых фракций, однако для людей с хроническими вирусными гепатитами особое внимание нужно обращать на пять основных: альбумины, альфа1-глобулины, альфа2-глобулины, бета-глобулины и гамма-глобулины. Понижение альбумина может говорить о патологии печени и почек. Повышение каждого из глобулинов может говорить о различных нарушениях в работе печени.
Креатинин — является результатом обмена белков в печени. Креатинин выводится почками с мочой. Повышение в крови уровня креатитина может говорить о нарушении нормальной работы почек. Анализ делается перед противовирусной терапией для оценки ее безопасности.




2. Анализ ПЦР гепатита С (РНК гепатита С, HCV RNA) — качественное и количественное исследование.
Качественный анализ указывает на наличие вируса в крови. Данный тест необходимо проводить всем пациентам, у кого обнаружены антитела к гепатиту С. Его результат может быть «обнаружено» или «не обнаружено». Референтные значения (значение, которое должно быть в норме) — «не обнаружено». Результат «обнаружено» может свидетельствовать о том, что вирус размножается и инфицирует все новые клетки печени. Качественный тест ПЦР имеет определенную чувствительность (10-500 МЕ/мл.). Это означает то, если вирус присутствует в крови в очень малой концентрации (ниже порога чувствительности метода), может быть получен результат «не обнаружено». Поэтому, при проведении качественного ПЦР у пациентов с низкой виремией (концентрацией вируса), например, проходящих противовирусную терапию, важно знать чувствительность диагностической системы. Для контроля вирусологического ответа при проведении противовирусной терапии желательно использовать диагностическую систему с чувствительностью не ниже 50 МЕ/мл. Таким критериям соответствуют, например, анализаторы COBAS AMPLICOR ВГС-TEST (аналитическая чувствительность 50 МЕ/мл или 100 копий/мл), РеалБест РНК ВГС (аналитическая чувствительность 15 МЕ/мл или 38 копий/мл) и другие.

Количественный анализ ПЦР (вирусная нагрузка) — это тест на концентрацию вируса в крови. Вирусная нагрузка — это количество единиц генетического материала (вирусной РНК), которая присутствует в определенном объеме крови (обычно это 1 мл, что соответствует 1 кубическому сантиметру). Это количество выражается в цифрах, единицы измерения МЕ/мл (международные единицы на миллилитр). Количество вируса может быть отображено по-разному. Например, 1,5 млн МЕ/мл, что соответствует 1.500.000 МЕ/мл или 1.5* 106 МЕ/мл. В некоторых лабораториях используются другие единицы измерения — копии/мл. Коэффициент пересчета из копий в международные единицы различный для разных тест-систем. Примерно значения можно пересчитать по формуле 1 МЕ/мл = 4 копии/мл, например, 5.5* 105 МЕ/мл = 2.2* 106 копий/мл.

Важно помнить, что не существует прямой связи между концентрацией вируса в крови и тяжестью гепатита С.

На что влияет вирусная нагрузка?

Чем выше концентрация вируса, тем выше риск передать вирус, например, при половых контактах или вертикальным путем. А также концентрация вируса влияет на эффективность лечения (если лечение будет проводиться на основе интерферона). Так, низкая вирусная нагрузка является благоприятным фактором при проведении терапии, а очень высокая – неблагоприятным. Также, количественный ПЦР имеет большое значение при проведении интерфероновой терапии для оценки ее успешности и планировании длительности курса. Так, при быстром ответе на лечение и низкой виремии перед терапией, сроки лечения могут быть сокращены. И, наоборот, при медленном снижении концентрации вируса, ПВТ может быть продлена.


3.Эластография (фибросканирование)
Необходимо исключить прием пищи за 4 часа до исследования. Избыточный вес влияет на точность результата, поэтому медицинский специалист оставляет за собой право принимать решение о возможности проведения исследования.

Эластография – исследование ткани печени, которое выполняется с помощью аппарата «Фиброскан» (FibroScan). Применяется в качестве метода, альтернативного биопсии. Позволяет определить степень фиброза печени у пациентов с хроническими заболеваниями печени, в первую очередь, с хроническими вирусными гепатитами. Процедура похожа на УЗИ, занимает не больше 10-15 мин. Этот метод прост, безболезнен и безвреден.
Принцип эластографии основан на взаимосвязи эластичности ткани и степени фиброза: чем ниже эластичность (то есть плотнее ткань печени), тем более выражен фиброз. Датчик устанавливается в межреберных промежутках справа, где находится печень. При каждом измерении ощущается толчок. Для получения точного результата проводится не менее 10 измерений, на основе которых аппарат вычисляет средний результат. Эта цифра отражает плотность ткани печени, по ней врач-исследователь судит о выраженности фиброза и делает заключение. В зависимости от показателей определяется степень фиброза по шкале Metavir.

Условные обозначения:

F 0-3 — стадии фиброза по шкале МЕТАVIR при хроническом гепатите.

F 4  цирроз печени.

F 4 + ВРВП — цирроз печени с наличием варикозно-расширенных вен пищевода.

F 4 + ВРВП*- цирроз печени, портальная гипертензия, осложненная кровотечением из варикозно-расширенных вен пищевода.

ГЦК — гепатоцеллюлярная карцинома.

*в отдельных случаях может быть показана пункционная биопсия печени. 

4. Проведение генотипирования вируса гепатита С (HCV)

Важный анализ, который влияет на выбор схемы лечения, а также определения продолжительности. Наличие вируса того или иного генотипа не дает какую-либо оценку тяжести течения болезни. Разные генотипы имеют различную резистентность (устойчивость) к препаратам, поэтому для разных каждого типа подбирается своя схема лечения. Также есть данные, что у пациентов с генотипом 3 чаще обнаруживается сопутствующее заболевание печени — стеатоз. Генотипы 1 и 3 гепатита С является самыми распространенными в России, Белоруссии и Украине.

Существует 6 основных генотипов вируса гепатита С и около 500 субтипов. Наиболее распространён в мире генотип 1 (40-80 %). 1а тип часто выявляется в США, 1b характерен для Западной Европы и Южной Азии. Генотип 2 встречается с частотой 10-40 %. Генотип 3 распространён в Шотландии, Австралии, Индии и Пакистане. ВГС 4 типа характерен для Средней Азии и Северной Африки, генотип 5 – для Южной Африки, 6 – для некоторых стран Азии. В России преобладает генотип 1b, далее с убывающей частотой — 3, 1a, 2, в США – 1a/1b, 2b, и 3a.

Имея все перечисленные результаты, медицинский специалист сможет поставить полный диагноз, определить уровень развития вирусного процесса в организме, оценить состояние печени и степень ее повреждения, дать рекомендации по схеме эффективного лечения.

Также рекомендуется сдать анализы на наличие антител к вирусу гепатита B и, в случае наличия гепатита B, на наличие антител к гепатиту D. Своевременное выявление этих форм вирусного гепатита может помочь остановить или замедлить процесс разрушения печени этими вирусами.

АСТ (Аспартатаминотрансфераза) — Клиника 1

Аспартатаминотрансфераза (АСТ) – фермент, который находится во всех клетках организма, но главным образом в клетках сердца и печени и в меньшей степени в почках и мышцах. В норме активность АСТ в крови очень низкая. При повреждении тканей печени или мышц она высвобождается в кровь. Таким образом, АСТ является показателем повреждений печени.

Для чего используется исследование?

  • Для выявления повреждений печени. Как правило, тест на АСТ назначается вместе с анализом на аланинаминотрансферазу (АЛТ) либо как составная часть общего анализа функционирования печени. АСТ и АЛТ считаются двумя наиболее важными показателями повреждений печени, хотя АЛТ более специфичен, чем АСТ. В некоторых случаях АСТ напрямую сопоставляется с АЛТ и вычисляется их соотношение (АСТ/АЛТ). Оно может использоваться для выяснения причин повреждения печени.
  • Показатель АСТ в крови часто сопоставляется с результатами других анализов, например на щелочную фосфатазу, общий белок и билирубин, для определения конкретной формы заболевания печени.
  • Для контроля за эффективностью лечения заболеваний печени.
  • Чтобы следить за здоровьем пациентов, принимающих лекарства, потенциально токсичные для печени. Если активность АСТ повышается, пациента могут перевести на прием других лекарств.

Когда назначается исследование?

  • При симптомах расстройства печени:
    • слабости, утомляемости,
    • потере аппетита,
    • тошноте, рвоте,
    • боли в животе и его вздутии,
    • пожелтении кожи и глазных белков,
    • моче темного цвета, светлом стуле,
    • зуде.
  • При наличии факторов, повышающих риск возникновения болезней печени:
    • ранее перенесенном гепатите либо недавнем контакте с гепатитной инфекцией,
    • чрезмерном употреблении алкоголя,
    • наследственной предрасположенности к заболеваниям печени,
    • приеме лекарств, которые могут повреждать печень,
    • избыточном весе либо диабете.
    • На регулярной основе в течение всего процесса лечения для определения его эффективности.

Стоимость исследования

Биохимический анализ крови на аспартатаминотрансферазу (АСТ)

Диагностическое направление

Функциональное состояние организма

Общая характеристика

Катализирует перенос аминогруппы с аспарагиновой кислоты на альфа-кетоглутаровую кислоту, широко распространена в тканях (сердце, печень, скелетная мускулатура, почки, поджелудочная железа, легкие и др.) и имеет митохондриальный и цитоплазматический изоферменты. В норме сыворотка крови содержит только цитоплазматический (цитозольный) изофермент АСТ. При инфаркте миокарда активность АСТ в сыворотке может повышаться в 2-20 раз, причём повышенную активность можно обнаружить еще до появления типичных признаков инфаркта на ЭКГ. Существует зависимость между размерами очага некроза в сердечной мышце и уровнем АСТ в сыворотке крови. Если на 3-й день заболевания активность этого фермента не снижается, прогноз плохой. Нарастание активности может свидетельствовать как о расширении очага инфаркта, так и о вовлечении в процесс других органов и тканей (например, печени). При инфаркте миокарда активность АЛТ увеличивается незначительно, поэтому коэффициент де Ритиса (соотношение АСТ/АЛТ) резко возрастает.

Показания для назначения

1. Диагностика заболеваний печени. 2. Диагностика и дифференциальная диагностика инфаркта миокарда и других заболеваний сердечной мышцы, патологии мускулатуры.

Маркер

Маркер нарушений функции печени.

Клиническая значимость

Наиболее часто используется в диагностике и мониторинге заболеваний печени, в частности, связанных с повреждением гепатоцитов.


Состав показателей:

Аспартатаминотрансфераза
Метод: Спектрофотометрический
Диапазон измерений: 3-1000
Единица измерения: Единиц на литр

Референтные значения:

Возраст

Комментарии

Выполнение возможно на биоматериалах:

Биологический материал

Условия доставки

Контейнер

Объем

Сыворотка

Условия доставки:

24 Час. при температуре от 2 до 25 градусов Цельсия

Контейнер:

Вакутейнер с разделительным гелем

Объем:

8.5 Миллилитров

Капиллярная кровь

Условия доставки:

24 Час. при температуре от 2 до 25 градусов Цельсия

Контейнер:

Микровет с активатором свертывания крови

Объем:

500 Микролитр

Правила подготовки пациента

Стандартные условия: Утром до 11.00, строго натощак, через 8-12 часов периода голодания.Возможно: В течение рабочего дня МЛ «ДІЛА», если имеются особые указания врача.Перерыв не менее 6 часов после приема пищи (должна быть исключена жирная пища).

Вы можете добавить данное исследование в корзину на этой странице

Интерференция:

  • Гепатотоксические медикаменты и препараты, вызывающие холестаз.

Интерпретация:

  • Молниеносные формы вирусных гепатитов.Повреждение гепатоцитов любой этиологии, некроз миокарда и скелетных мышц, воспалительные заболевания миокарда и сердечных мышц, тяжёлые ожоги, тепловой удар, гипотиреоз, кишечная непроходимость (может указывать на некроз стенки тонкого кишечника).

Коэффициент Де Ритиса: испытание временем

Clin Biochem Ред. 2013 Ноябрь; 34 (3): 117–130.

Мельбурн Патология, 103 Виктория Парад, Коллингвуд, Вик. 3066, Австралия.

Содержание статей или рекламных объявлений в The Clinical Biochemist — Reviews не должно толковаться как официальные заявления, оценки или одобрения AACB, его официальных органов или его агентов. Изложения мнения в публикациях AACB принадлежат авторам. Печатная публикация утверждена — PP255003 / 01665.Copyright © 2005 Австралазийская ассоциация клинических биохимиков, Inc. Никакие литературные материалы в «Клиническом биохимике — обзоры» не должны воспроизводиться, храниться в поисковой системе или передаваться в любой форме электронными или механическими средствами, копированием или записью без разрешения. Запросы на это следует направлять редактору. ISSN 0159 — 8090Эта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

Де Ритис описал соотношение между уровнями аспартаттрансаминазы (AST) и аланинтрансаминазы (ALT) в сыворотке почти 50 лет назад.Первоначально описанный как характеристика острого вирусного гепатита, когда АЛТ обычно выше, чем АСТ, другие авторы впоследствии нашли его полезным при алкогольном гепатите, где АСТ обычно выше, чем АЛТ. Однако эти интерпретации слишком упрощены, поскольку при остром вирусном гепатите АСТ может быть выше, чем АЛТ, и это может быть признаком молниеносного заболевания, в то время как у алкогольного гепатита АЛТ может быть выше, чем АСТ, если с момента воздействия алкоголя прошло несколько дней. Соотношение, таким образом, представляет собой временной ход и агрессивность заболевания, которые можно было бы предсказать, исходя из относительно короткого периода полувыведения AST (18 часов) по сравнению с ALT (36 часов).При хронических вирусных заболеваниях, таких как хронический вирусный гепатит и хронический алкоголизм, а также при неалкогольной жировой болезни печени повышенное соотношение АСТ / АЛТ является предиктором долгосрочных осложнений, включая фиброз и цирроз. Существуют методологические вопросы, в частности, используется ли пиридоксальфосфат в анализах трансаминаз, и, хотя это может иметь определенные эффекты, когда образцы пациентов испытывают дефицит этого витамина, эти различия в методах обычно имеют умеренное влияние на полезность анализов или соотношение .В идеале лаборатории должны использовать анализы с добавлением пиридоксальфосфата у алкоголиков, пожилых и онкологических пациентов, у которых может быть дефицит пиридоксина. В идеале все лаборатории, сообщающие о нарушениях АЛТ, должны также сообщать о АСТ и рассчитывать коэффициент Де Ритиса, поскольку он предоставляет полезную диагностическую и прогностическую информацию.

Введение

Соотношение сывороточных активностей АСТ и АЛТ было впервые описано Фернандо Де Ритис в 1957 г. 1 и с тех пор известно как соотношение Де Ритиса.АЛТ и АСТ обычно требуются для анализов крови при заболеваниях печени. Они являются частью часто запрашиваемой панели «Тест функции печени» (LFT), но вместо оценки функций печени высвобождение АЛТ и АСТ из клеток печени в кровоток представляет собой гепатоцеллюлярное повреждение или смерть. Эти ферменты обычно высвобождаются с постоянной скоростью, при этом их обычные уровни для здоровья представляют собой равновесие между нормальным оборотом гепатоцитов из-за запрограммированной гибели клеток (апоптоз) и клиренсом ферментов из плазмы.

ALT присутствует только в цитоплазме гепатоцитов, тогда как AST присутствует как в цитоплазме гепатоцитов, так и в митохондриях. Цитозольный AST (cAST) и митохондриальный AST (mAST) являются истинными изоферментами и иммунологически различны. mAST является наиболее распространенным изоферментом, примерно 80% всей активности AST в печени человека вносится mAST. 2

Функции обеих этих трансаминаз представляют собой важные метаболические связи между углеводным и белковым обменом.АЛТ участвует в «глюкозно-аланиновом цикле», меняет местами аланин и пируват и может регенерировать глюкозу, потребляемую мышцами, так же, как лактатдегидрогеназа обменивает лактат и пируват в «цикле Кори» для регенерации глюкозы из лактата в анаэробном метаболизме ( видеть ).

Роль АЛТ в глюкозо-аланиновом цикле между мышцей и печенью.

AST еще более важен для аэробного гликолиза, позволяя NADH, который был образован в цитоплазме, эффективно перемещаться в митохондрии за счет перетасовки малата (а также α-кетоглутарата, аспартата и глутамата).Хотя эти трансаминазные реакции особенно важны в печени и мышцах, они важны для всех клеток с высокой активностью метаболизма, и указаны их относительные активности.

Таблица 1.

Относительная активность трансаминаз в тканях человека. *

Активность AST Активность ALT Соотношение AST / ALT Вес (кг) Всего AST Итого ALT
Печень 7,100 2,850 2.5 1,5 10,650 4275
Почка 4500 1,200 3,8 0,25 1,125 300
Сердце 7800 450 17 0,3 2340 135
Мышцы 5000 300 17 30 150 000 9000
Сыворотка 1 1 1.0 3 3 3

При соотношении АСТ / АЛТ в печени 2,5: 1 можно ожидать, что оборот гепатоцитов всегда должен приводить к гораздо большему количеству АСТ в сыворотке по сравнению с АЛТ. Однако, поскольку AST удаляется из сыворотки синусоидами печени 4 в два раза быстрее (t ½ = 18 часов) по сравнению с ALT (t ½ = 36 часов), результирующие уровни AST и ALT в сыворотке вполне приемлемы. аналогичны по здоровью, где верхние референсные пределы в практически здоровых контрольных группах также аналогичны и составляют примерно от 30 до 40 МЕ / л как для АСТ, так и для АЛТ.Кроме того, в здоровом организме циркулирующий в крови AST состоит в основном из cAST, вероятно, из-за процесса утечки цитоплазмы, который считается процессом цитоплазматического почкования или образования пузырей. Когда гепатоцеллюлярная смерть увеличивается сверх обычных «фоновых» уровней, сывороточные уровни AST по сравнению с ALT будут иметь тенденцию отражать клеточные пропорции, где AST более чем в два раза превалирует, чем ALT. 5

Использование соотношений ферментов

Де Ритис описал соотношение AST / ALT как полезный индикатор этиологии гепатита (например,грамм. острый вирусный гепатит) 1 , и его работа была подтверждена и расширена Вроблевски. 6 В последующие десятилетия последующие исследования с использованием улучшенных методов трансаминаз продолжали подтверждать исходную работу. 7 9

Было высказано предположение, что другие соотношения ферментов имеют аналогичную полезность для идентификации вирусного гепатита, например, отношение суммы сывороточных активностей AST + ALT к активности сывороточной глутаматдегидрогеназы (GDH). как предложено Шмидтом и Шмидтом, 10 , 11 и отношение GDH к ALT, предложенное Forster и др. , 12 , которое считается менее надежным. 13 Аронсен и др. . обнаружили, что отношение активности АЛТ к активности щелочной фосфатазы (ЩФ) было лучше, чем у отдельных ферментов, но не так хорошо, как активность АЛТ к гамма-глутамилтранспептидазе (ГГТ) в ее способности различать вирусный гепатит и механическую желтуху. 14 Та же группа также предложила коэффициент, объединяющий все три фермента (АЛТ, ГГТ и ЩФ) в качестве скринингового теста на опухоли печени, 15 однако не АЛТ, а ГГТ требуется для того, чтобы соотношения ферментов печени стали селективными. при холестатическом заболевании печени, тогда как уровень ЩФ может также повышаться при заболевании костей. 16 Несмотря на все эти последующие предложения, единственным соотношением ферментов, которое выдержало испытание временем и до сих пор широко используется, является соотношение Де Ритиса. 17

Измерение сывороточных трансаминаз

Клиническое измерение активности сывороточных трансаминаз было впервые описано Karmen et al . в 1954 г. 18 всего за три года до того, как Де Ритис опубликовал это соотношение. 1 Измерение активности сывороточных трансаминаз является относительно новым по сравнению с другими сывороточными ферментами, такими как ALP (1930) 19 и кислая фосфатаза (1936). 20

Сыворотка содержит значительно более иммунологически активный фермент трансаминазы, чем каталитически активный фермент трансаминазы 21 , и корреляция между сывороточной концентрацией белка AST и активностью AST, как правило, слабая. 22 Одной из важных причин того, что трансаминазы могут присутствовать, но быть ферментативно неактивными, является то, что и AST, и ALT требуют кофактора пиридоксальфосфата или витамина B6 (B6). Международная федерация клинической химии (IFCC) рекомендует добавлять B6 к реагентам для оценки как ALT 23 , так и AST 24 , а не полагаться на концентрацию B6 в сыворотке крови пациента.Однако это обсуждалось с Японским обществом клинической химии (JSCC), рекомендовавшим измерять АСТ и АЛТ без добавления B6. 25 Исключение B6 из метода JSCC вызовет небольшие изменения в соотношении AST / ALT. 26 В настоящее время, согласно информации участников проверки квалификации, большинство лабораторий в Австралазии используют «модифицированный метод IFCC», в который не добавлен B6. Наиболее вероятная причина, по которой лаборатории выбирают методы трансаминаз без добавления B6, являются экономическими, а не техническими или клиническими.

Добавление B6 к трансаминазным реагентам обычно вызывает небольшое повышение активности AST в сыворотке и, в меньшей степени, ALT у здоровых людей или пациентов с заболеваниями печени. 27 Эта относительная стимуляция AST по сравнению с ALT при хронических заболеваниях печени, как правило, невелика, в результате чего диагностическая эффективность AST, ALT и их соотношения не улучшается значительно при добавлении B6. 28 30 Тем не менее, влияние добавления B6 на активность AST и ALT заметно различается от одного пациента к другому 31 , и хотя общий эффект может быть небольшим, могут быть определенные обстоятельства, которые говорят в пользу добавление B6.

Алкоголики часто страдают от недоедания, включая дефицит B6, что приводит к снижению активности трансаминаз. 32 Таким образом, добавление B6 может иметь особое значение для пациентов с алкогольным гепатитом, у которых низкие уровни B6 в сыворотке могут давать ложно низкие уровни трансаминаз. Более высокое соотношение AST / ALT было описано при алкоголизме (qv), на которое может влиять низкий уровень B6. 33 , 34 Однако другие показали, что коррекция дефицита B6 существенно не меняет высокое соотношение AST / ALT, часто наблюдаемое при алкогольном гепатите. 35

Пациенты, получающие лечение от злокачественных новообразований, также могут иметь низкие уровни B6 и заниженные уровни трансаминаз, поэтому было предложено использовать дополнительные анализы у этих пациентов. 36 Пожилые пациенты также могут подвергаться повышенному риску недостаточности питания, а добавление B6 обычно увеличивает уровни AST и ALT у пожилых людей. 37

Изолированное повышение уровня AST

При заболеваниях печени, когда уровень AST значительно повышен, но уровень ALT повышен лишь незначительно, дефицита B6 может быть достаточно для нормализации небольшого повышения уровня ALT, но недостаточно для нормализации заметного повышения уровня AST.В противном случае изолированное повышение значений AST предполагает внепеченочный источник AST, который часто возникает искусственно из-за высвобождения AST из клеток крови, например, при гемолизе образца. Хотя изолированное повышение уровня AST теоретически может быть связано с уменьшением клиренса AST, 38 на практике изолированное повышение уровня AST in vivo обычно связано с повреждением непеченочных клеток, особенно клеток, содержащих митохондрии, и, следовательно, особенно свидетельствует о рабдомиолизе.

Рабдомиолиз

Высвобождение мышечного АСТ (и, в гораздо меньшей степени, мышечного АЛТ) может происходить при выполнении упражнений, что приводит к повышению уровня трансаминаз в сыворотке крови. 39 , 40 Более серьезное повреждение мышц или рабдомиолиз вызовет большее повышение уровня AST в сыворотке (и в меньшей степени ALT), однако креатинкиназа (CK) является ферментом сыворотки выбора при оценке степени рабдомиолиза, потому что уровни CK в мышцах на порядок выше, чем у трансаминаз. 41

Поскольку как CK (t ½ = 12 часов), так и AST (t ½ = 18 часов) быстро снижаются, а ALT (t ½ = 36 часов) снижается относительно медленно, 42 исследований показали, что соотношение AST / ALT, которое является высоким при остром повреждении скелетных мышц, может упасть до 1: 1 через несколько дней из-за более быстрого снижения AST. 43 , 44 При хроническом мышечном повреждении, таком как полимиозит, АЛТ во многом совпадает с АСТ 45 , и это согласуется с ожидаемым более быстрым клиренсом АСТ по сравнению с АЛТ. 46

Сохранение повышенного уровня АЛТ после рабдомилоиза может также привести к неправильной диагностике гепатита, например, когда гепатит объясняется действием анаболических стероидов на печень 47 , а не более очевидной связью этих веществ с дисфункцией скелетных мышц. . Повышенные уровни АЛТ в сыворотке при отсутствии других признаков заболевания печени должны приводить к рассмотрению хронического или проходящего мышечного повреждения. 48

Острый вирусный гепатит

Хотя ясно известно, что сывороточные уровни как АЛТ, так и АСТ повышаются в несколько раз при «остром» вирусном гепатите (например,грамм. гепатит А и Е) Де Ритис был первым, кто описал, что АЛТ обычно выше, чем АСТ, при этом соотношение АСТ / АЛТ обычно значительно ниже 1,0 и обычно находится в диапазоне от 0,5 до 0,7. 49 54 Важно отметить, что сегодня диагноз острого вирусного гепатита (когда серология и ПЦР позволяют однозначно диагностировать вирусную причину) сильно отличается от того, который был поставлен 60 лет назад. Тем не менее, даже сегодня, когда уровень трансаминаз повышен в несколько раз, низкий коэффициент Де Ритиса по-прежнему является важным ключом к разгадке этиологии острого гепатита.

Однако исследователи отметили, что острый вирусный гепатит иногда может вызывать высокое отношение АСТ / АЛТ до 2,0, однако это нетипичные случаи, представляющие фульминантный гепатит, с очень плохим прогнозом. Это подтверждает объяснение, что причина того, что соотношение АСТ / АЛТ при «остром» вирусном гепатите <1,0, заключается в том, что состояние обычно проходит, когда происходит тестирование. Если острый вирусный гепатит не вылечился, соотношение АСТ / АЛТ не упадет, а соотношение АСТ / АЛТ будет равно 2.0 или больше отражает немедленное высвобождение типичных клеточных пропорций и потенциально молниеносное течение острого вирусного гепатита. Недавно мы показали, что когда АЛТ составляет от 200 до 500 Ед / л, а коэффициент Де Ритиса превышает 1,5, существует сороккратная вероятность того, что уровень трансаминаз превысит 1000 Ед / л через день или два. 55 95% доверительный интервал для отношения AST / ALT у выживших после острого вирусного гепатита составлял 0,3–0,6, в то время как у не выживших отношение AST / ALT составляло 1,2–2,3 56 .Таким образом, коэффициент Де Ритиса отражает динамику острого вирусного гепатита и, как правило, является важным ключом к прогнозу пациента. 57

Хронический вирусный гепатит

Отношения AST / ALT ниже 1,0 также типичны для хронических вирусных гепатитов (например, гепатитов B и C), однако отношения немного выше 1,0 могут быть обнаружены при хроническом вирусном гепатите, но особенно при прогрессировании до фиброз и цирроз печени. 58 66 У пациентов с хроническим гепатитом В без клинических признаков цирроза, наличие прогрессирующего фиброза можно предсказать, используя соотношение АСТ / АЛТ более 1.0, однако это соотношение не превышает 2,0 ни у одного пациента. 67 При хроническом гепатите С повышенное соотношение АСТ / АЛТ аналогичным образом коррелирует с фиброзом, а не с некровоспалительной активностью (например, по шкале Кноделя). 68 Лучшим стандартным маркером фиброза печени является коэффициент Де Ритиса 69 , и, хотя было разработано множество лучших маркеров, их использование не является рутинным, кроме как в специализированных условиях, и поскольку они выходят за рамки этой темы обзор, читателям предлагается ознакомиться с другими недавними отзывами. 70 73 У пациентов с гепатитом C подтвержденный фиброз более тесно коррелирует с активностью AST в сыворотке (p <0,002), чем с активностью ALT (p <0,03) 74 и повышенным соотношением AST / ALT более 1,16 является прогностическим признаком плохой выживаемости, а также коррелирует с другими общепринятыми прогностическими оценками для заболевания печени, такими как тест Чайлд-Пью и оценка модели терминальной стадии заболевания печени (MELD). 75 , 76 A повысило соотношение AST / ALT лишь немного выше 1 (1.09) позволяет прогнозировать прогрессирование хронического вирусного гепатита С в цирроз. 77

Таким образом, повышение AST, а не ALT, является предиктором фиброза и других соотношений, связанных с AST, таких как индекс соотношения AST и тромбоцитов (APRI) 78 и индекс FIB4 (который включает четыре параметры: АСТ, АЛТ, тромбоциты и возраст) также более предсказуемы. 79 , 80 Причина, по которой АСТ выше, чем АЛТ, при прогрессировании фиброза неясна, но может быть связана либо с повышенной продукцией, такой как высвобождение митохондрий, 81 , 82 или относительно уменьшенный клиренс. 83

Хронический вирусный гепатит также может прогрессировать до гепатоцеллюлярной карциномы, однако GGT является лучшим предиктором этого осложнения, в то время как AST не является прогнозирующим в многофакторном анализе, а ALT не является прогнозирующим вообще. 84

Алкогольный гепатит

О преобладании АСТ над АЛТ при заболеваниях печени, связанных с алкоголем, впервые сообщили Harinasuta et al . в 1967. 85 С тех пор многие авторы описали отношения AST / ALT выше 1.5 или более 2,0, что свидетельствует об алкогольном гепатите. 86 89 Такахаши и др. . описали соотношение при алкогольной болезни печени как 5,090, что невозможно с учетом клеточных пропорций АСТ и АЛТ и может быть объяснено одновременным повреждением мышц (что не является необычным при алкоголизме) или методологической недооценкой активности АЛТ.

Хотя многим исследованиям отношения Де Ритиса при алкоголизме более 25 лет, и в них использовались устаревшие формулировки анализов на трансаминазы, в более поздних публикациях также упоминаются эти отношения, превышающие 1.5 или 2,0 как явно наводящие на размышления или указывающие на злоупотребление алкоголем. 91 , 92 У большинства пациентов с алкогольной болезнью печени соотношение АСТ / АЛТ будет ниже 2,0, а у многих — ниже 1,0, что, вероятно, могло быть связано с тем, что у некоторых пациентов могло быть одновременно алкогольное, а также вирусное заболевание печени. 93

Причины классического 2: 1 превышения активности AST в сыворотке по сравнению с активностью ALT в сыворотке при алкогольном гепатите объясняются (i) снижением активности ALT 94 , скорее всего, из-за истощения B6 в печени алкоголиков 95 и / или (ii) митохондриальное повреждение, приводящее к увеличению высвобождения mAST в сыворотке. 96 Это подтверждается открытием, что обычно большую часть активности AST в сыворотке составляет цитозольный изофермент, 97 , однако при алкоголизме преимущественно высвобождается mAST. 98 Специфичность можно улучшить, используя соотношение mAST / AST 99 , хотя чувствительность снижается. 100 , 101

Отношения AST / ALT ниже 1,0 не редкость при алкогольной болезни печени, и в австралийской клинической серии из 190 пациентов с алкогольным циррозом, подтвержденным биопсией, одна треть пациентов с циррозом имела соотношение AST / ALT. ниже 1.0. 102 Это может быть связано с ошибкой отбора в этой серии, которая исключает пациентов с клиническими признаками цирроза (например, портальная гипертензия или асцит), но также может быть связано с данными AST / ALT, записанными в связи с биопсией печени, которая обычно не выполняется во время алкогольного переедания, а при выполнении в последующие дни соотношение AST / ALT могло снизиться из-за относительно более короткого периода полувыведения AST (18 часов) по сравнению с ALT (36 часов). Эти данные служат объяснением того, почему так много пациентов, потребляющих большое количество алкоголя, демонстрируют повышенные уровни аминотрансфераз в сыворотке крови, но не демонстрируют высокое соотношение АСТ / АЛТ. 103 Одна из основных причин, по которой острый алкогольный гепатит имеет относительно высокое соотношение AST / ALT, заключается в том, что пациенты часто проходят тестирование в течение 24 часов после воздействия алкоголя, поэтому более быстрое выведение AST (t ½ = 18 часов) не успел подействовать. Разница в соотношении АСТ / АЛТ при вирусной и алкогольной болезни печени может быть частично связана с длительностью заболевания. 104 Таким образом, вероятным объяснением соотношения 2: 1 АСТ / АЛТ при алкогольном гепатите является динамика высвобождения и удаления сывороточных трансаминаз.Многие пациенты с хроническим потреблением алкоголя не имеют отношения AST / ALT выше 1, но высокое соотношение AST / ALT свидетельствует либо о недавнем воздействии, либо о запущенной алкогольной болезни печени. 105 Трансаминазы по отдельности или в комбинации не помогли выявить чрезмерное употребление алкоголя в исследовании NHANES 106 и другие обнаружили, что соотношение AST / ALT может падать с увеличением потребления. 107

Еще один аргумент в пользу того, что соотношение AST / ALT больше 2.0 с алкогольным циррозом больше связано с недавним воздействием алкоголя, а не с циррозом. коэффициенты выше 1,0, но не 2,0. Другие заболевания, не связанные с употреблением алкоголя, такие как рак пищевода, также имеют соотношение АСТ / АЛТ> 2,0 как фактор риска. 110 Кроме того, острая токсичность для печени, например.грамм. парацетамол может иметь соотношение АСТ / АЛТ более 2,0. 111 Лекарственный гепатит обычно связан с более высоким уровнем АСТ в сыворотке по сравнению с АЛТ 112 , особенно когда известно, что лекарство повреждает митохондрии. 113 Некоторые лекарства (например, ципротерон) были описаны как вызывающие гепатит с уровнем АЛТ, намного превышающим АСТ, что позволяет предположить, что некоторые лекарства могут влиять на высвобождение цитоплазматических ферментов, а не более распространенного митохондриального фермента АСТ. 114

Жирная печень

Почти 10% американцев, участвовавших в исследовании NHANES, имеют повышенные уровни АЛТ и АСТ 115 , причем ожирение печени является одной из наиболее частых причин. 116 , 117 Избыточное потребление алкоголя связано с ожирением печени 118 , 119 , когда более трех напитков в день вызывают повышенный уровень АЛТ и АСТ как у мужчин, так и у женщин. 120 Ожирение оказывает большее влияние, чем умеренное или сильное употребление алкоголя. 121 Однако, когда ожирение и алкоголь присутствуют, они имеют мультипликативное, а не аддитивное взаимодействие. 122 Парадоксально, но ожирение является наиболее вероятной причиной повышенного уровня АЛТ у мужчин. 123 , в то время как алкоголь был более вероятной причиной повышенного уровня АЛТ у женщин.

Исследования показали неотъемлемую роль фермента цитохрома P450 «CYP2E1» в патогенезе жировой болезни печени, вызванной алкоголем и ожирением. 124 Хорошо известно, что ожирение, вызванное диетой, и повышенное потребление алкоголя приводят к индукции CYP2E1 в печени, что может объяснить синергетический эффект этих двух факторов, вызывающих повреждение печени или повышение уровня АЛТ и АСТ в сыворотке крови. 125

Безалкогольные жировые заболевания печени (НАЖБП)

Распространенность НАЖБП составляет более 20% в развитых странах и почти 10% в развивающихся странах, что делает НАЖБП наиболее распространенным заболеванием печени в мире.Патогенез НАЖБП, связанной с ожирением, как известно, связан с усилением липогенеза в печени de novo , и производство триглицеридов в печени все чаще считается следствием увеличения потребления сахара. 126 131 Диетический «сахар» неизменно состоит как из глюкозы, так и из фруктозы, независимо от того, является ли его источником тростниковый сахар (сахароза) или кукурузный сироп с высоким содержанием фруктозы (HFCS). Пищевая глюкоза может храниться в виде гликогена в мышцах и печени под контролем секреции инсулина, стимулированной глюкозой.Другая «половина» обычного сахара (сахароза или HFCS) — это фруктоза, которая усваивается исключительно печенью. Хотя печень может преобразовывать фруктозу в глюкозу, это маловероятно, когда фруктоза практически всегда попадает в организм с глюкозой, 132 и обязательная секреция инсулина гарантирует, что метаболизм в печени будет направлен на преобразование фруктозы в триглицериды. 133 Существуют и другие причины НАЖБП, включая вирусную инфекцию, лекарства, токсины, хирургические процедуры, полное парентеральное питание и врожденные нарушения метаболизма.

НАЖБП относится к накоплению жира в печени, начиная с неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБ) или простого стеатоза, прогрессирующего до неалкогольного стеатогепатита (НАСГ), а затем фиброза печени, а затем цирроза. 134 Хотя первая стадия (НАЖБ) обычно является доброкачественной, НАСГ является потенциально серьезным заболеванием, поскольку до 25% пациентов с НАСГ могут прогрессировать до цирроза и испытывать осложнения в виде портальной гипертензии, печеночной недостаточности и гепатоцеллюлярной карциномы. 135 137

Усталость, недомогание и нечеткий дискомфорт в правом верхнем квадранте живота могут предшествовать постановке диагноза НАСГ до обращения за медицинской помощью в одной трети случаев, однако, как правило, он протекает бессимптомно и часто определяется случайно с помощью тестов функции печени. или визуализация брюшной полости. Сонографические определения НАЖБП необходимы, поскольку биопсия печени рассматривается редко. Жирная печень определяется наличием не менее двух из трех результатов УЗИ брюшной полости, включая (i) диффузно повышенную эхогенность («яркая печень» с большей эхогенностью, чем почка), (ii) размытость печеночных сосудов и / или (iii) глубокая ослабление ультразвукового сигнала. 138 Клинически очевидная гепатомегалия встречается у 75% пациентов с НАЖБП и даже больше (85%) при оценке с помощью УЗИ.

И AST, и ALT в сыворотке увеличиваются с увеличением массы тела, но это более заметно для ALT, чем для AST. 139 Большинство случаев повышенного АЛТ можно объяснить избыточным весом (индекс массы тела [ИМТ] ≥ 25 кг / м 2 ) и ожирением (ИМТ ≥ 30 кг / м 2 ). Метаболический синдром состоит из пяти компонентов: центрального (туловищного) ожирения, гипергликемии, низкого уровня холестерина липопротеидов высокой плотности, гипертриглицеридемии и гипертонии.Считается, что субъекты с указанными значениями по крайней мере для трех из этих компонентов страдают метаболическим синдромом. Все компоненты метаболического синдрома являются одномерными факторами, связанными с повышенным уровнем АЛТ. Уровни инсулина в сыворотке крови натощак и другие маркеры инсулинорезистентности были связаны с повышенным уровнем АЛТ независимо от ИМТ и окружности талии. По крайней мере, 40% пациентов с НАЖБП соответствуют критериям метаболического синдрома, а пациенты с метаболическим синдромом с большей вероятностью имеют повышенный уровень АЛТ. 140 , 141 В то время как при алкогольном стеатогепатите соотношение Де Ритиса всегда превышает 1,0, 142 у пациентов с НАСГ соотношение АСТ / АЛТ <1, особенно у пациентов с патологическим ожирением. 143 Неудивительно, что пациенты с НАЖБП имеют более высокий уровень смертности, чем население в целом, и имеют повышенный риск развития сердечно-сосудистых заболеваний и диабета в будущем.

Повышение активности аминотрансфераз является наиболее частой аномалией, о которой сообщается у пациентов с НАСГ, однако истинная чувствительность и специфичность повышения ферментов печени для выявления НАЖБП неизвестна из-за взаимодействия между относительно небольшим повышением АЛТ (и АСТ), но относительно большие различия в лабораторных контрольных пределах для этих сывороточных ферментов.Референсные пределы часто определялись с использованием референтных групп населения, которые включают высокую распространенность ожирения в результате ошибочного заверения в том, что исключение алкоголизма или известного хронического заболевания печени является достаточной мерой предосторожности, чтобы гарантировать, что у референтной группы нет дисфункции печени.

Хотя можно предположить, что повышение уровня АЛТ в печени с ожирением связано с повреждением печени, доказательства поражения печени не всегда очевидны. 144 Имеются данные об усилении апоптоза, включая активацию каспаз и распад цитокератина 18.Уровни фрагмента цитокератина-18 предсказывают НАСГ и коррелируют с тяжестью, а AST и ALT коррелируют с уровнями цитокератина, причем некоторые исследователи также предполагают, что транскрипция трансаминаз может быть увеличена при ожирении печени. 145 Однако соотношение AST / ALT не коррелирует с цитокератином 18. 146

Когда уровень ALT повышен, соотношение AST / ALT считается лучшим стандартным маркером инсулинорезистентности у взрослых с ожирением и без ожирения. 147 с некоторыми авторами, предполагающими, что изменения в уровнях трансаминаз могут предшествовать ожирению печени и быть вызваны повышенным печеночным трансаминированием аминокислот в печени, особенно глутамата. 148 Только уровни АЛТ предсказывают прогрессирование метаболического синдрома 149 , 150 , в то время как как АЛТ, так и АСТ предсказывают прогрессирование до диабета. 151

При НАСГ фиброз может присутствовать при нормальном уровне трансаминаз 152 , особенно если используются высокие контрольные пределы трансаминаз (>> 40 МЕ / л). Поэтому рекомендуется, чтобы у пациентов, наблюдаемых на предмет прогрессирующего заболевания печени, показатели АСТ и АЛТ сравнивались с соответствующими референсными пределами, а также было оценено и зарегистрировано соотношение АСТ / АЛТ. 153 , 154 Хотя соотношение АСТ / АЛТ существенно не различается на разных стадиях фиброза, это соотношение также может потребовать корректировки в зависимости от пола. 155 Повышенное отношение AST к ALT при НАСГ связано с развитием цирроза печени. 156 , 157

Физиологические детерминанты соотношения AST / ALT

Отношение AST / ALT обычно выше 3,0 у новорожденного ребенка, но должно упасть к 5-му дню до менее 2.0 и стойкое повышение могут быть следствием неонатальной асфиксии. 158 Соотношение АСТ / АЛТ часто не опускалось ниже 1,5 у детей в группе с плохим исходом, тогда как обычно оно снижалось ниже 1,5 у детей в группе с хорошим исходом. Расчет соотношения АСТ / АЛТ является простым, ранним и надежным прогностическим индикатором для младенцев с заболеваниями печени. 159

Исследования референтных интервалов для AST и ALT показали, что у мужчин более высокие уровни обоих этих ферментов.Референсные интервалы для АЛТ были предложены как <30 МЕ / л для мужчин и <20 МЕ / л для женщин. 160 В то время как и AST, и ALT выше у мужчин, чем у женщин, соотношение AST / ALT выше у женщин. 161 Чтобы точно использовать соотношения АСТ / АЛТ при оценке этиологии или хронического течения заболевания печени, следует также учитывать пол пациента. 162 Внутрииндивидуальные вариации как AST (CV i = 13,9%), так и ALT (CV i = 20.4%) являются относительно большими, и 30% пациентов с умеренным повышением уровня (ов) трансаминаз могут быть переклассифицированы как « нормальные » при повторном тестировании, 163 , однако внутриличностная вариабельность соотношения Де Ритиса не обязательно может быть такой большой как предсказано произведением индивидуальных отклонений, и в этой области необходимы дальнейшие исследования.

Заключение

Когда студентов-медиков впервые рассказывают о клинической ценности при оценке сывороточных трансаминаз, обычно упоминается название «Де Ритис», но впоследствии соотношениями ферментов часто пренебрегают и, возможно, пренебрегают. 164 Очень немногие лабораторные отчеты включают коэффициент Де Ритиса, и есть несколько причин, которые можно было бы предложить для его отсутствия. Хотя для соотношения Де Ритиса установлены простые пределы клинических решений (например,> 2,0 для алкогольного гепатита или> 1,0 для фиброза / цирроза), общепринятых референтных интервалов для этого отношения не существует, и действительно трудно определить «здоровый» ‘пределы отношения, если его основное применение — аномалии трансаминаз. Мы перечислили различные ограничения, которые обсуждались в этом обзоре, в.

Таблица 2.

Пределы клинического решения, которые могут быть применены к соотношению Де Ритиса. Нормы для здоровья взяты из артикула 162 .

Предел решения коэффициента де Ритиса
Состояние <1,0 1,0 до <1,5 1,5 до <2,0 ≥ 2,0

Здоровые Женщины (до 1.7) Дети Новорожденные
Мужчины (до 1,3)

Острый вирусный гепатит Устранение Ухудшение Фульминантный

Алкогольный гепатит Решение проблем Злоупотребление алкоголем Острый гепатит

Хроническое заболевание печени Стабильный Риск фиброза Другие причины

Заболевание мышц Хроническое Устранение Острое заболевание

Многие лаборатории не включают AST как часть LFT, потому что это не тест для печени.Например, на него также может влиять гемолиз in vitro . Однако, по нашему опыту, причина, по которой большинство лабораторий не используют AST, является экономичной, что также может быть основной причиной, по которой лаборатории выбирают реагенты трансаминазы, не содержащие B6.

Мы надеемся, что этот обзор предоставит доказательства того, что коэффициент Де Ритиса продолжает выдерживать испытание временем и остается полезным индикатором заболеваний печени. Его актуальность сегодня может быть усилена из-за важности заболеваний печени, таких как хронические вирусные заболевания и НАЖБП.Кроме того, оценка уровня трансаминаз в сыворотке сейчас является одним из самых дешевых доступных лабораторных тестов, и все лабораторные информационные системы способны рассчитывать и сравнивать простые соотношения. Сегодня безопасность пациентов имеет первостепенное значение, и практика медицины также становится все более спорной; мы считаем, что использование обеих трансаминаз и соотношения между ними, которое остается полезным на протяжении почти полувека, дает важную клиническую информацию, которая стоит небольших дополнительных затрат. Стоимость. 165

Роль AST в цитоплазматико-митохондриальном «малатном челноке».

Примечания

Конкурирующие интересы: Не заявлены.

Список литературы

1. Де Ритис Ф, Колторти М., Джусти Г. Ферментный тест для диагностики вирусного гепатита; активность трансаминаз в сыворотке. Clin Chim Acta. 1957; 2: 70–4. [PubMed] [Google Scholar] 2. Рей Р. Активность аспартатаминотрансферазы и пропорции изоферментов в тканях печени человека.Clin Chem. 1978; 24: 1971-9. [PubMed] [Google Scholar] 3. Кинг Дж. Практическая клиническая энзимология. Лондон: D Van Nostrand Company Limited; 1965. [Google Scholar] 4. Kamimoto Y, Horiuchi S, Tanase S, Morino Y. Плазменный клиренс изоферментов аспартатаминотрансферазы, вводимых внутривенно: доказательства преимущественного поглощения синусоидальными клетками печени. Гепатология. 1985; 5: 367–75. [PubMed] [Google Scholar] 5. Feldstein AE, Canbay A, Angulo P, Taniai M, Burgart LJ, Lindor KD, et al. Апоптоз гепатоцитов и экспрессия fas являются характерными чертами неалкогольного стеатогепатита у человека.Гастроэнтерология. 2003. 125: 437–43. [PubMed] [Google Scholar] 6. Вроблевски Ф. Значение изменений активности трансаминаз в сыворотке и других жидкостях организма. Adv Clin Chem. 1958; 1: 313–51. [PubMed] [Google Scholar] 7. Гольдберг ДМ. Ферменты в диагностике инфаркта миокарда и заболеваний печени. Энн Клин Биохим. 1971; 8: 195–200. [Google Scholar] 8. Гольдберг ДМ. Клиническая энзимология. В: Ellis GP, West GB, editors. Успехи в медицинской химии. Vol. 13. Амстердам: Северная Голландия; 1976 г.С. 1–158. [PubMed] [Google Scholar] 9. Голдберг Д.М., Флетчер М.Дж., Уоттс С. Активность аденозиндезаминазы в сыворотке при заболевании печени: сравнительная энзимологическая оценка. Clin Chim Acta. 1966; 14: 720–8. [Google Scholar] 10. Шмидт Э., Шмидт Ф.В. [Методы и значение определения активности дегидрогеназы глутаминовой кислоты в сыворотке крови. Вклад в важность изучения ферментативных отношений в сыворотке] Klin Wochenschr. 1962; 40: 962–9. [PubMed] [Google Scholar] 11. Шмидт Э., Шмидт Ф.В. [Определение ферментов в сыворотке крови при заболеваниях печени.Функциональные паттерны как средство диагностики] Enzymol Biol Clin (Basel) 1963; 79: 1–52. [PubMed] [Google Scholar] 12. Forster G, Filippa G, Landolt M. [Значение глутаматдегидрогеназы для дифференциальной диагностики желтух] Helv Med Acta. 1963. 30: 672–84. [PubMed] [Google Scholar] 13. Konttinen A, Härtel G, Louhija A. Множественные анализы ферментов сыворотки у хронических алкоголиков. Acta Med Scand. 1970; 188: 257–64. [PubMed] [Google Scholar] 14. Аронсен К.Ф., Хансон А., Нослин Б. Значение гамма-глутамилтранспептидазы в дифференциации вирусного гепатита от механической желтухи.Статистическое сравнение с щелочной фосфатазой. Acta Chir Scand. 1965; 130: 92–9. [PubMed] [Google Scholar] 15. Аронсен К.Ф., Нослин Б., Пил Б. Значение гамма-глутамилтранспептидазы в качестве скринингового теста на опухоль печени. Acta Chir Scand. 1970; 136: 17–22. [PubMed] [Google Scholar] 16. Betro MG, Oon RC, Edwards JB. Гамма-глутамилтранспептидаза при заболеваниях печени и костей. Am J Clin Pathol. 1973; 60: 672–8. [PubMed] [Google Scholar] 17. Голдберг Д.М., Эллис Г. Математические и компьютерные процедуры в диагностике заболеваний печени и желчевыводящих путей.Adv Clin Chem. 1978; 20: 49–128. [PubMed] [Google Scholar] 19. Кей HD. Плазменная фосфатаза: метод определения, некоторые свойства фермента. J Biol Chem. 1930; 89: 235–47. [Google Scholar] 20. Гутман Э. Б., Спроул Э., Гутман А. Б.. Значение повышенной активности фосфатазы в костях в месте остеопластических метастазов, вторичных по отношению к карциноме предстательной железы. Am J Cancer. 1936; 28: 485–95. [Google Scholar] 21. Рей Р. Иммунохимическое количественное определение изоферментов аспартатаминотрансферазы и лактатдегидрогеназы.Clin Biochem. 1983; 16: 17–9. [PubMed] [Google Scholar] 22. Хирано К., Мацуда К., Адачи Т., Ито Й., Хаяси К., Окуно Ф. и др. Определение митохондриальной аспартатаминотрансферазы в сыворотке крови. Clin Chim Acta. 1986; 155: 251–62. [PubMed] [Google Scholar] 23. Шуман Дж., Бонора Р., Чериотти Ф., Ферар Дж., Ферреро К. А., Франк П. Ф. и др. Первичные эталонные процедуры IFCC для измерения концентраций каталитической активности ферментов при 37 ° C. Международная федерация клинической химии и лабораторной медицины.Часть 4. Эталонная методика измерения каталитической концентрации аланинаминотрансферазы. Clin Chem Lab Med. 2002; 40: 718–24. [PubMed] [Google Scholar] 24. Шуман Дж., Бонора Р., Чериотти Ф., Ферар Дж., Ферреро К. А., Франк П. Ф. и др. Первичные эталонные процедуры IFCC для измерения концентраций каталитической активности ферментов при 37 ° C. Международная федерация клинической химии и лабораторной медицины. Часть 5. Эталонная методика измерения каталитической концентрации аспартатаминотрансферазы.Clin Chem Lab Med. 2002. 40: 725–33. [PubMed] [Google Scholar] 25. Йонеда К. [Аспартатаминотрансфераза (глутаминовая щавелевоуксусная трансаминаза) и аланинаминотрансфераза (глутаминовая пировиноградная трансаминаза)] Риншо Бьори. 2001; (Приложение 116): 72–80. [PubMed] [Google Scholar] 26. Котани К., Маэкава М., Канно Т. [Переоценка соотношения аспартатаминотрансфераза (AST) / аланинаминотрансфераза (ALT) на основе метода консенсуса JSCC — изменения критериев для дифференциальной диагностики заболеваний печени после перехода от метода Кармена к методу JSCC] Nihon Shokakibyo Gakkai Zasshi.1994; 91: 154–61. [PubMed] [Google Scholar] 27. Hafkenscheid JC, Dijt CC. Определение сывороточных аминотрансфераз: активация пиридоксаль-5′-фосфатом в зависимости от концентрации субстрата. Clin Chem. 1979; 25: 55–9. [PubMed] [Google Scholar] 28. Юнг К., Ольрих Б., Милднер Д., Зубек А., Шиммельпфенниг В., Эггер Э. Апофермент аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы в сыворотке крови здоровых людей и пациентов, страдающих заболеваниями печени. Clin Chim Acta. 1978; 90: 143–149. [PubMed] [Google Scholar] 29.Dols JL, van Zanten AP. Клинические последствия различий между двумя рекомендованными процедурами определения аспартатаминотрансферазы. Clin Chem. 1983; 29: 523–6. [PubMed] [Google Scholar] 30. Вандерлинде RE. Обзор пиридоксальфосфата и трансаминаз при заболеваниях печени. Ann Clin Lab Sci. 1986; 16: 79–93. [PubMed] [Google Scholar] 31. Férard G, Imbert-Bismut F, Messous D, Piton A, Abella A, Burnat P и др. [Влияние пиридоксальфосфата на измерение активности аминотрансфераз у пациентов с вирусным гепатитом] Ann Biol Clin (Paris) 2004; 62: 717–20.[PubMed] [Google Scholar] 32. Нинг М., Бейкер Х., Ливи СМ. Снижение уровня глутаминовой пировиноградной трансаминазы при недостаточности пиридоксина при заболеваниях печени. Proc Soc Exp Biol Med. 1966; 121: 27–30. [PubMed] [Google Scholar] 33. Матлофф Д.С., Селинджер М.Дж., Каплан М.М. Активность печеночных трансаминаз при алкогольной болезни печени. Гастроэнтерология. 1980; 78: 1389–92. [PubMed] [Google Scholar] 34. Дил А.М., Поттер Дж., Бойтнотт Дж., Ван Дуйн М.А., Херлонг Х.Ф., Мези Э. Взаимосвязь между недостаточностью пиридоксаль-5′-фосфата и уровнями аминотрансферазы при алкогольном гепатите.Гастроэнтерология. 1984; 86: 632–6. [PubMed] [Google Scholar] 35. Макинтайр Н., Хиткот Дж. Лаборатория в диагностике и лечении вирусных гепатитов. Гастроэнтерология. 1974; 3: 317–36. [PubMed] [Google Scholar] 36. Мастроянни А., Лонгони П.Д., Францини С., Факкетти Г. Важность добавления пиридоксаль-5′-фосфата к аналитической среде для измерения каталитических концентраций аспартата и аланинаминотрансфераз в плазме у пациентов, проходящих противоопухолевую химиотерапию. Eur J Clin Chem Clin Biochem.1996; 34: 507–10. [PubMed] [Google Scholar] 37. Succari M, Ponteziere C, Meneguzzer E, Desmoulins D, Amoros-Le Fay A, Miocque M и др. Аминотрансферазы у пожилых людей: влияние добавления пиридоксаль-5′-фосфата на определение сывороточных аминотрансфераз у здоровых пожилых людей. Возраст Старение. 1987. 16: 94–100. [PubMed] [Google Scholar] 38. Прати Д., Тайоли Э, Занелла А., Делла Торре Э, Бутелли С., Дель Веккио Э и др. Обновлены определения здоровых диапазонов уровней аланинаминотрансферазы в сыворотке.Ann Intern Med. 2002; 137: 1–10. [PubMed] [Google Scholar] 40. Коутедакис Ю., Раафат А., Шарп NC, Розмарин М.Н., Борода М.Дж., Роббинс С.В. Активность ферментов сыворотки у лиц с разным уровнем физической подготовки. J Sports Med Phys Fitness. 1993; 33: 252–7. [PubMed] [Google Scholar] 41. Гарсин-Уэбб П., Бхагат С.С., Бейлби Дж. П. Соотношение креатинкиназы / аспартатаминотрансферазы в плазме в диагностике острого инфаркта миокарда. Clin Chem. 1985; 31: 498–9. [PubMed] [Google Scholar] 42. Вайбрехт К., Дайно М., Дарлинг К., Птица С.Б.Уровень аминотрансфераз печени повышается при рабдомиолизе при отсутствии значительного повреждения печени. J Med Toxicol. 2010; 6: 294–300. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Натвани Р.А., Пайс С., Рейнольдс ТБ, Капловиц Н. Сывороточная аланинаминотрансфераза при заболеваниях скелетных мышц. Гепатология. 2005; 41: 380–2. [PubMed] [Google Scholar] 44. Петтерссон Дж., Хиндорф Ю., Перссон П., Бенгтссон Т., Мальмквист Ю., Веркстрём В. и др. Мышечные упражнения могут вызывать крайне патологические тесты функции печени у здоровых мужчин.Br J Clin Pharmacol. 2008; 65: 253–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 45. Хельфготт С.М., Карлсон Э., Бекман Э. Неправильная интерпретация повышения уровня сывороточных трансаминаз при «скрытом» миозите. Am J Med. 1993; 95: 447–9. [PubMed] [Google Scholar] 46. Цена CP, Alberti KG. Биохимическая оценка функции печени. В: Райт Р., Альберти КГММ, Карран С., Миллуорд-Сэдлер Г. Х., редакторы. Заболевания печени и желчевыводящих путей — патофизиология, диагностика и лечение. Лондон: W.B. Сондерс; 1979. С. 381–416. [Google Scholar] 47.Пертуси Р., Дикерман Р. Д., МакКонати В. Дж. Оценка повышения аминотрансфераз у бодибилдера, принимающего анаболические стероиды: гепатит или рабдомиолиз? J Am Osteopath Assoc. 2001; 101: 391–4. [PubMed] [Google Scholar] 48. Веропалумбо С., Дель Джудиче Э, Эспозито Дж., Маддалуно С., Руджеро Л., Вайро П. Аминотрансферазы и мышечные заболевания: урок, на который не обращают внимания. Отчеты о случаях и обзор литературы. J Педиатр детского здоровья. 2012; 48: 886–90. [PubMed] [Google Scholar] 49. Де Ритис Ф, Колторти М., Джусти Дж.[Трансаминазная активность сыворотки крови человека при вирусном гепатите; профилактическое примечание] Минерва Мед. 1955; 46: 1207–9. [PubMed] [Google Scholar] 50. Де Ритис Ф, Колторти М., Джусти Г. [Трансаминазная активность крови при вирусном гепатите] Boll Soc Ital Biol Sper. 1955; 31: 394–6. [PubMed] [Google Scholar] 51. De Ritis F, Coltorti M, Giusti G. [Диагностическое значение и патогенетическое значение изменений активности трансаминаз при вирусном гепатите] Minerva Med. 1956; 47: 167–71. [PubMed] [Google Scholar] 52. Де Ритис Ф, Колторти М., Джусти Дж.Активность трансаминаз в сыворотке крови и печени при экспериментальном вирусном гепатите у мышей. Наука. 1956; 124: 32. [PubMed] [Google Scholar] 53. Де Ритис Ф, Маллуччи Л., Колторти М., Джусти Дж., Кальдера М. Безжелтушный вирусный гепатит в закрытой среде, на что указывает активность трансаминаз в сыворотке крови. Bull World Health Organ. 1959; 20: 589–602. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. De Ritis F, Giusti G, Piccinino F, Cacciatore L. Биохимические лабораторные тесты при вирусном гепатите и других заболеваниях печени. Bull World Health Organ.1965; 32: 59–72. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 55. Ботрос М., Сикарис К.А., Лу З.Х., Макнил А. Краткосрочная прогностическая ценность коэффициента Де Ритиса. Clin Biochem Rev.2013; 34: S18. [Google Scholar] 56. Гитлин Н. Соотношение сывороточной глутаминовой щавелевоуксусной трансаминазы / сывороточной глутаминовой пировиноградной трансаминазы как прогностический показатель при тяжелом остром вирусном гепатите. Am J Gastroenterol. 1982; 77: 2–4. [PubMed] [Google Scholar] 57. Sunheimer R, Capaldo G, Kashanian F, Finck C, Woo J, Korins M, et al. Характер аналитов сыворотки при молниеносной печеночной недостаточности.Ann Clin Lab Sci. 1994; 24: 101–9. [PubMed] [Google Scholar] 58. Уильямс А.Л., Хофнэгл Дж. Х. Соотношение сывороточного аспартата и аланинаминотрансферазы при хроническом гепатите; отношение к циррозу печени. Гастроэнтерология. 1988; 95: 734–9. [PubMed] [Google Scholar] 59. Кадио Г., Чернила О, Бутрон А., Хэнни П., Лоран-Пуч П., Буфет С. Митохондриальная аспартатаминотрансфераза при неалкогольном циррозе печени. Гастроэнтерология. 1989; 97: 240–1. [PubMed] [Google Scholar] 60. Риди Д.В., Лоо А.Т., Левин Р.А. Отношение АСТ / АЛТ> или = 1 не является диагностическим признаком цирроза печени у пациентов с хроническим гепатитом С.Dig Dis Sci. 1998. 43: 2156–9. [PubMed] [Google Scholar] 61. Шет С.Г., Фламм С.Л., Гордон Ф.Д., Чопра С. Соотношение АСТ / АЛТ позволяет прогнозировать цирроз печени у пациентов с хронической инфекцией вируса гепатита С. Am J Gastroenterol. 1998. 93: 44–8. [PubMed] [Google Scholar] 62. Андерсон Ф. Х., Цзэн Л., Рок Н. Р., Йошида Е. М.. Оценка клинической применимости сывороточных АЛТ и АСТ при хроническом гепатите С. Hepatol Res. 2000. 18: 63–71. [PubMed] [Google Scholar] 63. Ассы Н, Минук Г.Ю. Уровни аспартата в сыворотке, но не аланинаминотрансферазы, помогают предсказать гистологические особенности хронических вирусных инфекций гепатита С у взрослых.Am J Gastroenterol. 2000; 95: 1545–50. [PubMed] [Google Scholar] 64. Парк Г.Дж., Лин Б.П., Нгу М.С., Джонс Д.Б., Кателарис PH. Соотношение аспартатаминотрансфераза: аланинаминотрансфераза при хронической инфекции гепатита С: является ли это полезным предиктором цирроза? J Gastroenterol Hepatol. 2000; 15: 386–90. [PubMed] [Google Scholar] 65. Джаннини Э., Риссо Д., Теста Р. Переносимость и воспроизводимость соотношения АСТ / АЛТ у пациентов с хроническим гепатитом С. Am J Gastroenterol. 2001; 96: 918–9. [PubMed] [Google Scholar] 66.Pohl A, Behling C, Оливер D, Kilani M, Monson P, Hassanein T. Уровни аминотрансферазы в сыворотке и количество тромбоцитов как предикторы степени фиброза при хронической инфекции вируса гепатита C. Am J Gastroenterol. 2001; 96: 3142–6. [PubMed] [Google Scholar] 67. Пак С.И., Кан К.Х., Пак Дж.Х., Ли Дж.Х., Чо СМ, Так В.Й. и др. [Клиническая эффективность соотношения АСТ / АЛТ и количества тромбоцитов как предикторов степени фиброза у пациентов, инфицированных HBV, без клинически очевидного цирроза печени] Korean J Gastroenterol. 2004. 43: 246–51.[PubMed] [Google Scholar] 68. Ustündag Y, Bilezikçi B, Boyaciolu S, Kayataş M, Odemir N. Полезность соотношения AST / ALT в качестве неинвазивной демонстрации степени фиброза печени у пациентов с хроническим гепатитом С, находящихся на длительном гемодиализе. Пересадка нефрола Dial. 2000; 15: 1716–7. [PubMed] [Google Scholar] 69. Mardini H, Record C. Оценка обнаружения и мониторинг фиброза печени: биохимия или биопсия? Энн Клин Биохим. 2005; 42: 441–7. [PubMed] [Google Scholar] 70. Зарски Дж. П., Штурм Н., Гешот Дж., Пэрис А., Зафрани Е. С., Ассела Т. и др.ANRS HCEP 23 Fibrostar Group Сравнение девяти анализов крови и транзиторной эластографии для выявления фиброза печени при хроническом гепатите C: исследование ANRS HCEP-23. J Hepatol. 2012; 56: 55–62. [PubMed] [Google Scholar] 71. Crisan D, Radu C, Lupsor M, Sparchez Z, Grigorescu MD, Grigorescu M. Две или более синхронных комбинации неинвазивных тестов для повышения точности оценки фиброза печени при хроническом гепатите C; результат исследования группы из 446 пациентов. Hepat Mon. 2012; 12: 177–84. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 72.Стивенсон М., Ллойд-Джонс М., Морган М.Ю., Вонг Р. Инструменты неинвазивной диагностики для выявления фиброза печени у пациентов с подозрением на алкогольное заболевание печени: систематический обзор и экономическая оценка. Оценка медицинских технологий. 2012; 16: 1–174. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 73. Чоу Р., Уоссон Н. Анализы крови для диагностики фиброза или цирроза у пациентов с хронической инфекцией вируса гепатита С: систематический обзор. Ann Intern Med. 2013; 158: 807–20. [PubMed] [Google Scholar] 74.Stránský J, Ryzlová M, Striteský J, Horák J. [Уровни аспартатаминотрансферазы (AST), превышающие уровни аланинаминотрансферазы (ALT), предсказывают прогрессирование фиброза печени при хронической инфекции HCV] Vnitr Lek. 2002; 48: 924–8. [PubMed] [Google Scholar] 75. Джаннини Э., Ботта Ф., Теста Э., Романьоли П., Полегато С., Малфатти Ф. и др. Годовая и трехмесячная прогностическая ценность отношения AST / ALT и модели для оценки терминальной стадии заболевания печени у пациентов с вирусным циррозом печени. Am J Gastroenterol. 2002; 97: 2855–60.[PubMed] [Google Scholar] 76. Джаннини Э., Риссо Д., Ботта Ф., Чиарбонелло Б., Фасоли А., Малфатти Ф. и др. Валидность и клиническая применимость соотношения аспартатаминотрансфераза-аланинаминотрансфераза для оценки тяжести заболевания и прогноза у пациентов с хроническим заболеванием печени, связанным с вирусом гепатита С. Arch Intern Med. 2003. 163: 218–24. [PubMed] [Google Scholar] 77. Фортунато Дж., Кастальдо Дж., Ориани Дж., Черини Р., Интриери М., Молинаро Э. и др. Многофакторная дискриминантная функция, основанная на шести биохимических маркерах крови, может предсказать цирротическое развитие хронического гепатита.Clin Chem. 2001; 47: 1696–700. [PubMed] [Google Scholar] 78. Wai CT, Greenson JK, Fontana RJ, Kalbfleisch JD, Marrero JA, Conjeevaram HS и др. Простой неинвазивный индекс может предсказать как значительный фиброз, так и цирроз печени у пациентов с хроническим гепатитом С. Гепатология. 2003; 38: 518–26. [PubMed] [Google Scholar] 79. Муммади Р. Р., Петерсен Дж. Р., Сяо С. Ю., Снайдер Н. Роль простых биомаркеров в прогнозировании прогрессирования фиброза при инфекции ВГС. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2010; 16: 5710–5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 80.Пойнард Т., Нго Й., Пераццо Х., Мунтяну М., Лебре П., Муссалли Дж. И др. Прогностическое значение биомаркеров фиброза печени: метаанализ. Gastroenterol Hepatol (NY) 2011; 7: 445–54. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 81. Окуда М., Ли К., Борода М.Р., Шоуолтер Л.А., Шолле Ф., Лемон С.М. и др. Повреждение митохондрий, окислительный стресс и экспрессия антиоксидантных генов индуцируются коровым белком вируса гепатита С. Гастроэнтерология. 2002; 122: 366–75. [PubMed] [Google Scholar] 82. Nalpas B, Vassault A, Le Guillou A, Lesgourgues B, Ferry N, Lacour B и др.Сывороточная активность митохондриальной аспартатаминотрансферазы: чувствительный маркер алкоголизма с алкогольным гепатитом или без него. Гепатология. 1984; 4: 893–6. [PubMed] [Google Scholar] 83. Kamimoto Y, Horiuchi S, Tanase S, Morino Y. Плазменный клиренс изоферментов аспартатаминотрансферазы, вводимых внутривенно: доказательства преимущественного поглощения синусоидальными клетками печени. Гепатология. 1985; 5: 367–75. [PubMed] [Google Scholar] 84. Hann HW, Wan S, Myers RE, Hann RS, Xing J, Chen B и др. Комплексный анализ общих сывороточных ферментов печени как предполагаемых предикторов гепатоцеллюлярной карциномы у пациентов с HBV.PLoS One. 2012; 7: e47687. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 85. Харинасута У., Чомет Б., Исхак К., Циммерман Х.Дж. Стеатонекроз — тип телосложения Мэллори. Медицина (Балтимор) 1967; 46: 141–62. [PubMed] [Google Scholar] 86. Коэн Дж.А., Каплан ММ. Отношение SGOT / SGPT — показатель алкогольной болезни печени. Dig Dis Sci. 1979; 24: 835–8. [PubMed] [Google Scholar] 87. Коррейя Дж. П., Алвес П. С., Камило Е. А.. Соотношения SGOT-SGPT. Dig Dis Sci. 1981; 26: 284. [PubMed] [Google Scholar] 88. Алвес П.С., Камило Е.А., Коррейя Дж.П. Соотношение SGOT / SGPT при алкогольной болезни печени.Порт Акта Мед. 1981; 3: 255–60. [PubMed] [Google Scholar] 89. Саласпуро М. Использование ферментов для диагностики связанного с алкоголем поражения органов. Фермент. 1987. 37: 87–107. [PubMed] [Google Scholar] 90. Такахаши А., Секия С., Язаки Ю., Оно М., Сато Х., Хасебе С. и др. [Действия GOT и GPT в печени у пациентов с различными заболеваниями печени, особенно с алкогольной болезнью печени] Хоккайдо Игаку Засси. 1986; 61: 431–6. [PubMed] [Google Scholar] 91. Sharpe PC. Биохимическое выявление и мониторинг злоупотребления алкоголем и воздержания.Энн Клин Биохим. 2001; 38: 652–64. [PubMed] [Google Scholar] 92. Хиетала Дж., Пуукка К., Койвисто Х., Анттила П., Ниемеля О. Сывороточная гамма-глутамилтрансфераза у алкоголиков, умеренно пьющих и трезвенников: влияние на референтные интервалы gt на уровне населения. Алкоголь Алкоголь. 2005; 40: 511–4. [PubMed] [Google Scholar] 93. Росман А.С., Либер К.С. Диагностическая ценность лабораторных тестов при алкогольной болезни печени. Clin Chem. 1994; 40: 1641–51. [PubMed] [Google Scholar] 94. Матлофф Д.С., Селинджер М.Дж., Каплан М.М. Активность печеночных трансаминаз при алохолической болезни печени.Гастроэнтерология. 1980; 78: 1389–92. [PubMed] [Google Scholar] 95. Дил А.М., Поттер Дж., Бойтнотт Дж., Ван Дуйн М.А., Херлонг Х.Ф., Мези Э. Взаимосвязь между недостаточностью пиридоксаль-5′-фосфата и уровнями аминотрансферазы при алкогольном гепатите. Гастроэнтерология. 1984; 86: 632–6. [PubMed] [Google Scholar] 96. Nalpas B, Vassault A, Le Guillou A, Lesgourgues B, Ferry N, Lacour B и др. Сывороточная активность митохондриальной аспартатаминотрансферазы: чувствительный маркер алкоголизма с алкогольным гепатитом или без него.Гепатология. 1984; 4: 893–6. [PubMed] [Google Scholar] 97. Рей Р. Активность аспартатаминотрансферазы и пропорции изоферментов в тканях печени человека. Clin Chem. 1978; 24: 1971-9. [PubMed] [Google Scholar] 98. Ishii H, Okuno F, Shigeta Y, Tsuchiya M. Повышенная активность сывороточной глутаминовой щавелевоуксусной трансаминазы митохондриального происхождения у хронических алкоголиков. Curr Alcohol. 1979; 5: 101–8. [PubMed] [Google Scholar] 99. Nalpas B, Vassault A, Charpin S, Lacour B, Berthelot P. Сывороточная митохондриальная аспартатаминотрансфераза как маркер хронического алкоголизма: диагностическая ценность и интерпретация в отделении печени.Гепатология. 1986; 6: 608–14. [PubMed] [Google Scholar] 100. Nalpas B, Vassault A, Le Guillou A, Lesgourgues B, Ferry N, Lacour B и др. Сывороточная активность митохондриальной аспартатаминотрансферазы: чувствительный маркер алкоголизма с алкогольным гепатитом или без него. Гепатология. 1984; 4: 893–6. [PubMed] [Google Scholar] 101. Окуно Ф., Исии Х., Кашивадзаки К., Такаги С., Шигета Й., Араи М. и др. Повышение активности митохондриального GOT (m-GOT) после хронического употребления алкоголя: клинические и экспериментальные наблюдения.Алкоголь. 1988. 5: 49–53. [PubMed] [Google Scholar] 102. Хуриган К.Дж., Боулинг Ф.Г. Алкогольная болезнь печени: клиническая серия в частной практике Австралии. J Gastroenterol Hepatol. 2001; 16: 1138–43. [PubMed] [Google Scholar] 103. Ниблом Х., Берггрен Ю., Баллдин Дж., Олссон Р. Высокое соотношение АСТ / АЛТ может указывать на запущенное алкогольное заболевание печени, а не на чрезмерное употребление алкоголя. Алкоголь Алкоголь. 2004; 39: 336–9. [PubMed] [Google Scholar] 104. Larsson A, Tryding N. Необходимо ли в клинической практике заказывать аспартатаминотрансферазу с аланинаминотрансферазой? Clin Chem.2001; 47: 1133–5. [PubMed] [Google Scholar] 105. Ниблом Х., Берггрен Ю., Баллдин Дж., Олссон Р. Высокое соотношение АСТ / АЛТ может указывать на запущенное алкогольное заболевание печени, а не на чрезмерное употребление алкоголя. Алкоголь Алкоголь. 2004; 39: 336–9. [PubMed] [Google Scholar] 106. Liangpunsakul S, Qi R, Crabb DW, Witzmann F. Взаимосвязь между употреблением алкоголя и соотношением аспартатаминотрансферазы: аланинаминотрансферазы (AST: ALT), средним корпускулярным объемом (MCV), гамма-глутамилтранспептидазой (GGT) и аполипопротеином A1 и аполипопротеином A1 U.С. население. J Stud Алкогольные наркотики. 2010; 71: 249–52. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 107. Юэ М., Ни Кью, Юй Ч., Рен К.М., Чен В.Х., Ли Ю.М. Преходящее повышение печеночных ферментов у добровольцев после приема алкоголя. Гепатобилиарный панкреат Dis Int. 2006; 5: 52–5. [PubMed] [Google Scholar] 108. Эрикссон Л.С., Олссон Р., Глауман Х., Приц Х., Бефритс Р., Риден Б.О. и др. Лечение урсодезоксихолевой кислотой у пациентов с первичным билиарным циррозом. Шведское многоцентровое двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование.Сканд Дж Гастроэнтерол. 1997. 32: 179–86. [PubMed] [Google Scholar] 109. Nyblom H, Nordlinder H, Olsson R. Высокое соотношение аспартата и аланинаминотрансферазы является показателем цирроза печени и плохого исхода у пациентов с первичным склерозирующим холангитом. Liver Int. 2007. 27: 694–9. [PubMed] [Google Scholar] 110. Кимм Х, Ким С., Джи Ш. Независимые эффекты курения сигарет, употребления алкоголя и сывороточной аспартатаминотрансферазы на соотношение аланинаминотрансферазы у корейских мужчин с точки зрения риска рака пищевода.Йонсей Мед Дж. 2010; 51: 310–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 111. Химмельштейн Д.Ю., Woolhandler SJ, Адлер Р.Д. Повышенное соотношение SGOT / SGPT у алкогольных пациентов с гепатотоксичностью ацетаминофена. Am J Gastroenterol. 1984; 79: 718–20. [PubMed] [Google Scholar] 112. Miquel M, Soler A, Vaqué A, Ojanguren I, Costa J, Planas R. Подозрение на перекрестную гепатотоксичность флутамида и ципротерона ацетата. Liver Int. 2007; 27: 1144–7. [PubMed] [Google Scholar] 113. Кашимшетти Р., Десаи В.Г., Кале В.М., Ли Т., Моланд С.Л., Бранхам В.С. и др.Лежащая в основе митохондриальная дисфункция запускает индуцированное флутамидом окислительное повреждение печени на мышиной модели идиосинкразической токсичности лекарств. Toxicol Appl Pharmacol. 2009; 238: 150–9. [PubMed] [Google Scholar] 114. Hsu YC, Tai DI. Необычно высокое соотношение аланинаминотрансферазы к аспартатаминотрансферазе у пациента с желтушным гепатитом, вызванным ципротероном. Чанг Гунг Мед Дж. 2011; 34: 34–8. [PubMed] [Google Scholar] 115. Кларк Дж. М., Бранкати, Флорида, Дил А. М.. Распространенность и этиология повышенных уровней аминотрансфераз в США.Am J Gastroenterol. 2003. 98: 960–7. [PubMed] [Google Scholar] 116. Ангуло П. Г. Эпидемиология: неалкогольная жировая болезнь печени. Алимент Pharmacol Ther. 2007. 25: 883–9. [PubMed] [Google Scholar] 117. Иоанну Г.Н., Бойко Э.Дж., Ли С.П. Распространенность и предикторы повышенной активности аминотрансфераз в сыворотке крови в США в 1999–2002 гг. Am J Gastroenterol. 2006; 101: 76–82. [PubMed] [Google Scholar] 118. Fuchs CS, Stampfer MJ, Colditz GA, Giovannucci EL, Manson JE, Kawachi I, et al. Употребление алкоголя и смертность среди женщин.N Engl J Med. 1995; 332: 1245–50. [PubMed] [Google Scholar] 119. Джексон Р., Биглхол Р. Рекомендации по потреблению алкоголя: относительная безопасность против абсолютных рисков и преимуществ. Ланцет. 1995; 346: 716. [PubMed] [Google Scholar] 120. Лумба Р., Беттенкур Р., Барретт-Коннор Э. Синергетическая связь между потреблением алкоголя и индексом массы тела с уровнями сывороточного аланина и аспартатаминотрансферазы у пожилых людей: исследование Ранчо Бернардо. Алимент Pharmacol Ther. 2009; 30: 1137–49. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 121.Адамс Л.А., Кнуйман М.В., Дивитини М.Л., Олиник Дж. Индекс массы тела является более сильным показателем уровня аланинаминотрансаминазы, чем потребление алкоголя. J Gastroenterol Hepatol. 2008; 23: 1089–93. [PubMed] [Google Scholar] 122. Park EY, Lim MK, Oh JK, Cho H, Bae MJ, Yun EH и др. Независимые и сверхаддитивные эффекты потребления алкоголя, курения сигарет и метаболического синдрома на повышение уровней ферментов печени в сыворотке крови. PLoS One. 2013; 8: e63439. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 123.Ли DH, Ха MH, Кристиани округ Колумбия. Вес тела, потребление алкоголя и активность ферментов печени — последующее 4-летнее исследование. Int J Epidemiol. 2001; 30: 766–70. [PubMed] [Google Scholar] 124. Нагата К., Сузуки Х., Сакагути С. Общий патогенетический механизм прогрессирования поражения печени, вызванного неалкогольным или алкогольным стеатогепатитом. J Toxicol Sci. 2007. 32: 453–68. [PubMed] [Google Scholar] 125. Lieber CS. Алкогольная жировая болезнь печени: ее патогенез и механизм развития воспаления и фиброза.Алкоголь. 2004; 34: 9–19. [PubMed] [Google Scholar] 126. Tappy L, Lê KA. Способствует ли употребление фруктозы развитию неалкогольной жировой болезни печени? Клин Рес Гепатол Гастроэнтерол. 2012; 36: 554–60. [PubMed] [Google Scholar] 127. Люстиг Р.Х., Шмидт Л.А., Бриндис CD. Общественное здравоохранение: ядовитая правда о сахаре. Природа. 2012; 482: 27–9. [PubMed] [Google Scholar] 128. Номура К., Яманучи Т. Роль диеты, обогащенной фруктозой, в механизмах неалкогольной жировой болезни печени. J Nutr Biochem. 2012; 23: 203–8. [PubMed] [Google Scholar] 129.Vos MB, Lavine JE. Диетическая фруктоза при неалкогольной жировой болезни печени. Гепатология. 2013; 57: 2525–31. [PubMed] [Google Scholar] 130. Басараноглу М., Басараноглу Г., Сабунджу Т., Сентюрк Х. Фруктоза как ключевой игрок в развитии жировой болезни печени. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2013; 19: 1166–72. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 131. Neuschwander-Tetri BA. Потребление углеводов и неалкогольная жировая болезнь печени. Curr Opin Clin Nutr Metab Care. 2013; 16: 446–52. [PubMed] [Google Scholar] 133. Стэнхоуп К.Л., Шварц Дж.М., Гавел П.Дж.Неблагоприятные метаболические эффекты диетической фруктозы: результаты недавних эпидемиологических, клинических и механистических исследований. Curr Opin Lipidol. 2013; 24: 198–206. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 134. Брант Е.М., Янни К.Г., Ди Бишелье А.М., Нойшвандер-Тетри Б.А., Бэкон BR. Безалкогольный стеатогепатит: предложение по классификации и постановке гистологических поражений. Am J Gastroenterol. 1999; 94: 2467–74. [PubMed] [Google Scholar] 135. Адамс Л.А., Лимп Дж.Ф., Сент-Совер Дж., Сандерсон С.О., Линдор К.Д., Фельдштейн А. и др.Естественная история неалкогольной жировой болезни печени: популяционное когортное исследование. Гастроэнтерология. 2005. 129: 113–21. [PubMed] [Google Scholar] 136. Ekstedt M, Franzén LE, Mathiesen UL, Thorelius L, Holmqvist M, Bodemar G, et al. Длительное наблюдение за пациентами с НАЖБП и повышенными ферментами печени. Гепатология. 2006; 44: 865–73. [PubMed] [Google Scholar] 137. Маттеони К.А., Юноси З.М., Грамлих Т., Бопараи Н., Лю Ю.С., Маккалоу А.Дж. Неалкогольная жировая болезнь печени: спектр клинической и патологической степени тяжести.Гастроэнтерология. 1999; 116: 1413–9. [PubMed] [Google Scholar] 138. Yajima Y, Ohta K, Narui T., Abe R, Suzuki H, Ohtsuki M. Ультрасонографическая диагностика ожирения печени: значение контраста печени и почек. Tohoku J Exp Med. 1983; 139: 43–50. [PubMed] [Google Scholar] 139. Siest G, Schiele F, Galteau MM, Panek E, Steinmetz J, Fagnani F и др. Активность аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы в плазме: статистические распределения, индивидуальные вариации и контрольные значения. Clin Chem.1975; 21: 1077–87. [PubMed] [Google Scholar] 140. Ruhl CE, Everhart JE. Детерминанты связи избыточной массы тела с повышенной активностью аланинаминотрансферазы в сыворотке крови в США. Гастроэнтерология. 2003. 124: 71–9. [PubMed] [Google Scholar] 141. Иоанну Г.Н., Бойко Э.Дж., Ли С.П. Распространенность и предикторы повышенной активности аминотрансфераз в сыворотке крови в США в 1999–2002 гг. Am J Gastroenterol. 2006; 101: 76–82. [PubMed] [Google Scholar] 142. Замин Дж. И., де Маттос А. А., Перин С., Рамос Г. З.[Важность уровня АСТ / АЛТ в диагностике неалкогольного стеатогепатита] Arq Гастроэнтерол. 2002; 39: 22–6. [PubMed] [Google Scholar] 143. Нанджи А.А., французский SW, Freeman JB. Соотношение аланинаминотрансферазы и аспартатаминотрансферазы в сыворотке крови и степень ожирения печени у пациентов с патологическим ожирением. Фермент. 1986; 36: 266–9. [PubMed] [Google Scholar] 144. Пратт Д.С., Каплан ММ. Оценка аномального уровня ферментов печени приводит к бессимптомным пациентам. N Engl J Med. 2000; 342: 1266–71. [PubMed] [Google Scholar] 145. Josekutty J, Iqbal J, Iwawaki T, Kohno K, Hussain MM.Ингибирование белка-переносчика микросомальных триглицеридов вызывает стресс эндоплазматического ретикулума и увеличивает транскрипцию генов через Ire1α / cJun для повышения уровня АЛТ / АСТ в плазме. J Biol Chem. 2013; 288: 14372–83. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 146. Feldstein AE, Wieckowska A, Lopez AR, Liu YC, Zein NN, McCullough AJ. Уровни фрагментов цитокератина-18 как неинвазивные биомаркеры неалкогольного стеатогепатита: многоцентровое валидационное исследование. Гепатология. 2009; 50: 1072–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 147.Кавамото Р., Кохара К., Кусуноки Т., Табара Ю., Абэ М., Мики Т. Соотношение аланинаминотрансферазы / аспартатаминотрансферазы — лучший суррогатный маркер инсулинорезистентности у взрослых японцев, не страдающих ожирением. Кардиоваск Диабетол. 2012; 11: 117. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 148. Сукоян С., Пирола С.Дж. Аланин и аспартатаминотрансфераза и путь цикла глутамина: их роль в патогенезе метаболического синдрома. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2012; 18: 3775–81. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 149.Хедмат Х., Фаллахиан Ф., Аболгасеми Х., Хаджибейги Б., Аттарчи З., Алаеддини Ф. и др. Активность сывороточной гамма-глутамилтрансферазы, аланинаминотрансферазы и аспартатаминотрансферазы у здоровых мужчин-доноров крови из Ирана. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2007. 13: 889–94. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 150. Hsu CH, Wang JY, Chen YL, Liu CC, Chang YL, Chen HS и др. Связь между уровнями аланинаминотрансферазы, аномальной эхогенностью печени и метаболическим синдромом. J Am Board Fam Med. 2011; 24: 407–14.[PubMed] [Google Scholar] 151. Гесслинг В., Массаро Дж. М., Васан Р. С., Д’Агостино Р. Б., старший, Эллисон Р. К., Фокс С. С.. Уровни аминотрансфераз и 20-летний риск метаболического синдрома, диабета и сердечно-сосудистых заболеваний. Гастроэнтерология. 2008; 135: 1935–44. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 152. Uslusoy HS, Nak SG, Gülten M, Bıyıklı Z. Неалкогольный стеатогепатит с нормальными значениями аминотрансфераз. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2009; 15: 1863–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 153. Мардини H, запись C.Выявление и мониторинг фиброза печени: биохимия или биопсия? Энн Клин Биохим. 2005; 42: 441–7. [PubMed] [Google Scholar] 154. Dufour DR, Lott JA, Nolte FS, Gretch DR, Koff RS, Seeff LB. Диагностика и мониторинг повреждений печени. II. Рекомендации по использованию лабораторных тестов при скрининге, диагностике и мониторинге. Clin Chem. 2000; 46: 2050–68. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 155. Линь С.С., Чанг С.С., Ян С.С., Йе Х.З., Линь С.В. Ретроспективная оценка сывороточных маркеров APRI и AST / ALT для оценки фиброза и цирроза печени у пациентов с хроническим гепатитом B и C с гепатоцеллюлярной карциномой.Intern Med. 2008; 47: 569–75. [PubMed] [Google Scholar] 156. Сорби Д., Бойнтон Дж., Линдор К.Д. Соотношение аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы: потенциальное значение для дифференциации неалкогольного стеатогепатита от алкогольной болезни печени. Am J Gastroenterol. 1999; 94: 1018–22. [PubMed] [Google Scholar] 157. Neuschwander-Tetri BA, Clark JM, Bass NM, Van Natta ML, Unalp-Arida A, Tonascia J, et al. Сеть клинических исследований NASH Клинические, лабораторные и гистологические ассоциации взрослых с неалкогольной жировой болезнью печени.Гепатология. 2010; 52: 913–24. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 158. Brucknerová I, Benedeková M, Holomán K, Bieliková E, Kostrová A, Ujházy E, et al. Перенос как «физиологический стресс» и его влияние на ферментативные системы печени у новорожденных с асфиксией. Биомед Пап Мед Fac Univ Palacky Olomouc Czech Repub. 2005; 149: 409–11. [PubMed] [Google Scholar] 159. Розенталь П., Хейт М. Аминотрансфераза как прогностический индекс у младенцев с заболеванием печени. Clin Chem. 1990; 36: 346–8. [PubMed] [Google Scholar] 160.Прати Д., Тайоли Э, Занелла А., Делла Торре Э, Бутелли С., Дель Веккио Э и др. Обновлены определения здоровых диапазонов уровней аланинаминотрансферазы в сыворотке. Ann Intern Med. 2002; 137: 1–10. [PubMed] [Google Scholar] 161. Parise ER, Oliveira AC, Figueiredo-Mendes C, Lanzoni V, Martins J, Nader H и др. Неинвазивные сывороточные маркеры в диагностике структурных повреждений печени при хронической вирусной инфекции гепатита С. Liver Int. 2006; 26: 1095–9. [PubMed] [Google Scholar] 162. Мера-младший, Диксон Б., Фельдман М.Влияние пола на соотношение сывороточной аспартатаминотрансферазы (АСТ) к аланинаминотрансферазе (АЛТ) у пациентов с гипербилирубинемией и без нее. Dig Dis Sci. 2008. 53: 799–802. [PubMed] [Google Scholar] 163. Лазо М, Селвин Э, Кларк Дж. Краткое сообщение: клинические последствия краткосрочной изменчивости результатов тестов функции печени. Ann Intern Med. 2008; 148: 348–52. [PubMed] [Google Scholar] 164. Schmidt E, Schmidt FW, Chemnitz G, Kubale R, Lobers J. Коэффициент Саса (CK / GOT) как пример диагностической значимости соотношений ферментов в сыворотке.Klin Wochenschr. 1980; 58: 709–18. [PubMed] [Google Scholar] 165. Dufour DR. Необходимо ли в клинической практике назначать аспартатаминотрансферазу с аланинаминотрансферазой? Ответ автора. Clin Chem. 2001; 47: 1134–5. [PubMed] [Google Scholar]

Коэффициент Де Ритиса: испытание временем

Clin Biochem Rev. 2013 ноябрь; 34 (3): 117–130.

Мельбурн Патология, 103 Виктория Парад, Коллингвуд, Вик. 3066, Австралия.

Содержание статей или рекламных объявлений в The Clinical Biochemist — Reviews не должно толковаться как официальные заявления, оценки или одобрения AACB, его официальных органов или его агентов.Изложения мнения в публикациях AACB принадлежат авторам. Печатная публикация утверждена — PP255003 / 01665. Copyright © 2005 Австралазийская ассоциация клинических биохимиков, Inc. Никакие литературные материалы в «Клиническом биохимике — обзоры» не должны воспроизводиться, храниться в поисковой системе или передаваться в любой форме электронными или механическими средствами, копированием или записью без разрешения. Запросы на это следует направлять редактору. ISSN 0159 — 8090Эта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

Де Ритис описал соотношение между уровнями аспартаттрансаминазы (AST) и аланинтрансаминазы (ALT) в сыворотке почти 50 лет назад. Первоначально описанный как характеристика острого вирусного гепатита, когда АЛТ обычно выше, чем АСТ, другие авторы впоследствии нашли его полезным при алкогольном гепатите, где АСТ обычно выше, чем АЛТ. Однако эти интерпретации слишком упрощены, поскольку при остром вирусном гепатите АСТ может быть выше, чем АЛТ, и это может быть признаком молниеносного заболевания, в то время как у алкогольного гепатита АЛТ может быть выше, чем АСТ, если с момента воздействия алкоголя прошло несколько дней.Соотношение, таким образом, представляет собой временной ход и агрессивность заболевания, которые можно было бы предсказать, исходя из относительно короткого периода полувыведения AST (18 часов) по сравнению с ALT (36 часов). При хронических вирусных заболеваниях, таких как хронический вирусный гепатит и хронический алкоголизм, а также при неалкогольной жировой болезни печени повышенное соотношение АСТ / АЛТ является предиктором долгосрочных осложнений, включая фиброз и цирроз. Существуют методологические вопросы, в частности, используется ли пиридоксальфосфат в анализах трансаминаз, и, хотя это может иметь определенные эффекты, когда образцы пациентов испытывают дефицит этого витамина, эти различия в методах обычно имеют умеренное влияние на полезность анализов или соотношение .В идеале лаборатории должны использовать анализы с добавлением пиридоксальфосфата у алкоголиков, пожилых и онкологических пациентов, у которых может быть дефицит пиридоксина. В идеале все лаборатории, сообщающие о нарушениях АЛТ, должны также сообщать о АСТ и рассчитывать коэффициент Де Ритиса, поскольку он предоставляет полезную диагностическую и прогностическую информацию.

Введение

Соотношение сывороточных активностей АСТ и АЛТ было впервые описано Фернандо Де Ритис в 1957 г. 1 и с тех пор известно как соотношение Де Ритиса.АЛТ и АСТ обычно требуются для анализов крови при заболеваниях печени. Они являются частью часто запрашиваемой панели «Тест функции печени» (LFT), но вместо оценки функций печени высвобождение АЛТ и АСТ из клеток печени в кровоток представляет собой гепатоцеллюлярное повреждение или смерть. Эти ферменты обычно высвобождаются с постоянной скоростью, при этом их обычные уровни для здоровья представляют собой равновесие между нормальным оборотом гепатоцитов из-за запрограммированной гибели клеток (апоптоз) и клиренсом ферментов из плазмы.

ALT присутствует только в цитоплазме гепатоцитов, тогда как AST присутствует как в цитоплазме гепатоцитов, так и в митохондриях. Цитозольный AST (cAST) и митохондриальный AST (mAST) являются истинными изоферментами и иммунологически различны. mAST является наиболее распространенным изоферментом, примерно 80% всей активности AST в печени человека вносится mAST. 2

Функции обеих этих трансаминаз представляют собой важные метаболические связи между углеводным и белковым обменом.АЛТ участвует в «глюкозно-аланиновом цикле», меняет местами аланин и пируват и может регенерировать глюкозу, потребляемую мышцами, так же, как лактатдегидрогеназа обменивает лактат и пируват в «цикле Кори» для регенерации глюкозы из лактата в анаэробном метаболизме ( видеть ).

Роль АЛТ в глюкозо-аланиновом цикле между мышцей и печенью.

AST еще более важен для аэробного гликолиза, позволяя NADH, который был образован в цитоплазме, эффективно перемещаться в митохондрии за счет перетасовки малата (а также α-кетоглутарата, аспартата и глутамата).Хотя эти трансаминазные реакции особенно важны в печени и мышцах, они важны для всех клеток с высокой активностью метаболизма, и указаны их относительные активности.

Таблица 1.

Относительная активность трансаминаз в тканях человека. *

Активность AST Активность ALT Соотношение AST / ALT Вес (кг) Всего AST Итого ALT
Печень 7,100 2,850 2.5 1,5 10,650 4275
Почка 4500 1,200 3,8 0,25 1,125 300
Сердце 7800 450 17 0,3 2340 135
Мышцы 5000 300 17 30 150 000 9000
Сыворотка 1 1 1.0 3 3 3

При соотношении АСТ / АЛТ в печени 2,5: 1 можно ожидать, что оборот гепатоцитов всегда должен приводить к гораздо большему количеству АСТ в сыворотке по сравнению с АЛТ. Однако, поскольку AST удаляется из сыворотки синусоидами печени 4 в два раза быстрее (t ½ = 18 часов) по сравнению с ALT (t ½ = 36 часов), результирующие уровни AST и ALT в сыворотке вполне приемлемы. аналогичны по здоровью, где верхние референсные пределы в практически здоровых контрольных группах также аналогичны и составляют примерно от 30 до 40 МЕ / л как для АСТ, так и для АЛТ.Кроме того, в здоровом организме циркулирующий в крови AST состоит в основном из cAST, вероятно, из-за процесса утечки цитоплазмы, который считается процессом цитоплазматического почкования или образования пузырей. Когда гепатоцеллюлярная смерть увеличивается сверх обычных «фоновых» уровней, сывороточные уровни AST по сравнению с ALT будут иметь тенденцию отражать клеточные пропорции, где AST более чем в два раза превалирует, чем ALT. 5

Использование соотношений ферментов

Де Ритис описал соотношение AST / ALT как полезный индикатор этиологии гепатита (например,грамм. острый вирусный гепатит) 1 , и его работа была подтверждена и расширена Вроблевски. 6 В последующие десятилетия последующие исследования с использованием улучшенных методов трансаминаз продолжали подтверждать исходную работу. 7 9

Было высказано предположение, что другие соотношения ферментов имеют аналогичную полезность для идентификации вирусного гепатита, например, отношение суммы сывороточных активностей AST + ALT к активности сывороточной глутаматдегидрогеназы (GDH). как предложено Шмидтом и Шмидтом, 10 , 11 и отношение GDH к ALT, предложенное Forster и др. , 12 , которое считается менее надежным. 13 Аронсен и др. . обнаружили, что отношение активности АЛТ к активности щелочной фосфатазы (ЩФ) было лучше, чем у отдельных ферментов, но не так хорошо, как активность АЛТ к гамма-глутамилтранспептидазе (ГГТ) в ее способности различать вирусный гепатит и механическую желтуху. 14 Та же группа также предложила коэффициент, объединяющий все три фермента (АЛТ, ГГТ и ЩФ) в качестве скринингового теста на опухоли печени, 15 однако не АЛТ, а ГГТ требуется для того, чтобы соотношения ферментов печени стали селективными. при холестатическом заболевании печени, тогда как уровень ЩФ может также повышаться при заболевании костей. 16 Несмотря на все эти последующие предложения, единственным соотношением ферментов, которое выдержало испытание временем и до сих пор широко используется, является соотношение Де Ритиса. 17

Измерение сывороточных трансаминаз

Клиническое измерение активности сывороточных трансаминаз было впервые описано Karmen et al . в 1954 г. 18 всего за три года до того, как Де Ритис опубликовал это соотношение. 1 Измерение активности сывороточных трансаминаз является относительно новым по сравнению с другими сывороточными ферментами, такими как ALP (1930) 19 и кислая фосфатаза (1936). 20

Сыворотка содержит значительно более иммунологически активный фермент трансаминазы, чем каталитически активный фермент трансаминазы 21 , и корреляция между сывороточной концентрацией белка AST и активностью AST, как правило, слабая. 22 Одной из важных причин того, что трансаминазы могут присутствовать, но быть ферментативно неактивными, является то, что и AST, и ALT требуют кофактора пиридоксальфосфата или витамина B6 (B6). Международная федерация клинической химии (IFCC) рекомендует добавлять B6 к реагентам для оценки как ALT 23 , так и AST 24 , а не полагаться на концентрацию B6 в сыворотке крови пациента.Однако это обсуждалось с Японским обществом клинической химии (JSCC), рекомендовавшим измерять АСТ и АЛТ без добавления B6. 25 Исключение B6 из метода JSCC вызовет небольшие изменения в соотношении AST / ALT. 26 В настоящее время, согласно информации участников проверки квалификации, большинство лабораторий в Австралазии используют «модифицированный метод IFCC», в который не добавлен B6. Наиболее вероятная причина, по которой лаборатории выбирают методы трансаминаз без добавления B6, являются экономическими, а не техническими или клиническими.

Добавление B6 к трансаминазным реагентам обычно вызывает небольшое повышение активности AST в сыворотке и, в меньшей степени, ALT у здоровых людей или пациентов с заболеваниями печени. 27 Эта относительная стимуляция AST по сравнению с ALT при хронических заболеваниях печени, как правило, невелика, в результате чего диагностическая эффективность AST, ALT и их соотношения не улучшается значительно при добавлении B6. 28 30 Тем не менее, влияние добавления B6 на активность AST и ALT заметно различается от одного пациента к другому 31 , и хотя общий эффект может быть небольшим, могут быть определенные обстоятельства, которые говорят в пользу добавление B6.

Алкоголики часто страдают от недоедания, включая дефицит B6, что приводит к снижению активности трансаминаз. 32 Таким образом, добавление B6 может иметь особое значение для пациентов с алкогольным гепатитом, у которых низкие уровни B6 в сыворотке могут давать ложно низкие уровни трансаминаз. Более высокое соотношение AST / ALT было описано при алкоголизме (qv), на которое может влиять низкий уровень B6. 33 , 34 Однако другие показали, что коррекция дефицита B6 существенно не меняет высокое соотношение AST / ALT, часто наблюдаемое при алкогольном гепатите. 35

Пациенты, получающие лечение от злокачественных новообразований, также могут иметь низкие уровни B6 и заниженные уровни трансаминаз, поэтому было предложено использовать дополнительные анализы у этих пациентов. 36 Пожилые пациенты также могут подвергаться повышенному риску недостаточности питания, а добавление B6 обычно увеличивает уровни AST и ALT у пожилых людей. 37

Изолированное повышение уровня AST

При заболеваниях печени, когда уровень AST значительно повышен, но уровень ALT повышен лишь незначительно, дефицита B6 может быть достаточно для нормализации небольшого повышения уровня ALT, но недостаточно для нормализации заметного повышения уровня AST.В противном случае изолированное повышение значений AST предполагает внепеченочный источник AST, который часто возникает искусственно из-за высвобождения AST из клеток крови, например, при гемолизе образца. Хотя изолированное повышение уровня AST теоретически может быть связано с уменьшением клиренса AST, 38 на практике изолированное повышение уровня AST in vivo обычно связано с повреждением непеченочных клеток, особенно клеток, содержащих митохондрии, и, следовательно, особенно свидетельствует о рабдомиолизе.

Рабдомиолиз

Высвобождение мышечного АСТ (и, в гораздо меньшей степени, мышечного АЛТ) может происходить при выполнении упражнений, что приводит к повышению уровня трансаминаз в сыворотке крови. 39 , 40 Более серьезное повреждение мышц или рабдомиолиз вызовет большее повышение уровня AST в сыворотке (и в меньшей степени ALT), однако креатинкиназа (CK) является ферментом сыворотки выбора при оценке степени рабдомиолиза, потому что уровни CK в мышцах на порядок выше, чем у трансаминаз. 41

Поскольку как CK (t ½ = 12 часов), так и AST (t ½ = 18 часов) быстро снижаются, а ALT (t ½ = 36 часов) снижается относительно медленно, 42 исследований показали, что соотношение AST / ALT, которое является высоким при остром повреждении скелетных мышц, может упасть до 1: 1 через несколько дней из-за более быстрого снижения AST. 43 , 44 При хроническом мышечном повреждении, таком как полимиозит, АЛТ во многом совпадает с АСТ 45 , и это согласуется с ожидаемым более быстрым клиренсом АСТ по сравнению с АЛТ. 46

Сохранение повышенного уровня АЛТ после рабдомилоиза может также привести к неправильной диагностике гепатита, например, когда гепатит объясняется действием анаболических стероидов на печень 47 , а не более очевидной связью этих веществ с дисфункцией скелетных мышц. . Повышенные уровни АЛТ в сыворотке при отсутствии других признаков заболевания печени должны приводить к рассмотрению хронического или проходящего мышечного повреждения. 48

Острый вирусный гепатит

Хотя ясно известно, что сывороточные уровни как АЛТ, так и АСТ повышаются в несколько раз при «остром» вирусном гепатите (например,грамм. гепатит А и Е) Де Ритис был первым, кто описал, что АЛТ обычно выше, чем АСТ, при этом соотношение АСТ / АЛТ обычно значительно ниже 1,0 и обычно находится в диапазоне от 0,5 до 0,7. 49 54 Важно отметить, что сегодня диагноз острого вирусного гепатита (когда серология и ПЦР позволяют однозначно диагностировать вирусную причину) сильно отличается от того, который был поставлен 60 лет назад. Тем не менее, даже сегодня, когда уровень трансаминаз повышен в несколько раз, низкий коэффициент Де Ритиса по-прежнему является важным ключом к разгадке этиологии острого гепатита.

Однако исследователи отметили, что острый вирусный гепатит иногда может вызывать высокое отношение АСТ / АЛТ до 2,0, однако это нетипичные случаи, представляющие фульминантный гепатит, с очень плохим прогнозом. Это подтверждает объяснение, что причина того, что соотношение АСТ / АЛТ при «остром» вирусном гепатите <1,0, заключается в том, что состояние обычно проходит, когда происходит тестирование. Если острый вирусный гепатит не вылечился, соотношение АСТ / АЛТ не упадет, а соотношение АСТ / АЛТ будет равно 2.0 или больше отражает немедленное высвобождение типичных клеточных пропорций и потенциально молниеносное течение острого вирусного гепатита. Недавно мы показали, что когда АЛТ составляет от 200 до 500 Ед / л, а коэффициент Де Ритиса превышает 1,5, существует сороккратная вероятность того, что уровень трансаминаз превысит 1000 Ед / л через день или два. 55 95% доверительный интервал для отношения AST / ALT у выживших после острого вирусного гепатита составлял 0,3–0,6, в то время как у не выживших отношение AST / ALT составляло 1,2–2,3 56 .Таким образом, коэффициент Де Ритиса отражает динамику острого вирусного гепатита и, как правило, является важным ключом к прогнозу пациента. 57

Хронический вирусный гепатит

Отношения AST / ALT ниже 1,0 также типичны для хронических вирусных гепатитов (например, гепатитов B и C), однако отношения немного выше 1,0 могут быть обнаружены при хроническом вирусном гепатите, но особенно при прогрессировании до фиброз и цирроз печени. 58 66 У пациентов с хроническим гепатитом В без клинических признаков цирроза, наличие прогрессирующего фиброза можно предсказать, используя соотношение АСТ / АЛТ более 1.0, однако это соотношение не превышает 2,0 ни у одного пациента. 67 При хроническом гепатите С повышенное соотношение АСТ / АЛТ аналогичным образом коррелирует с фиброзом, а не с некровоспалительной активностью (например, по шкале Кноделя). 68 Лучшим стандартным маркером фиброза печени является коэффициент Де Ритиса 69 , и, хотя было разработано множество лучших маркеров, их использование не является рутинным, кроме как в специализированных условиях, и поскольку они выходят за рамки этой темы обзор, читателям предлагается ознакомиться с другими недавними отзывами. 70 73 У пациентов с гепатитом C подтвержденный фиброз более тесно коррелирует с активностью AST в сыворотке (p <0,002), чем с активностью ALT (p <0,03) 74 и повышенным соотношением AST / ALT более 1,16 является прогностическим признаком плохой выживаемости, а также коррелирует с другими общепринятыми прогностическими оценками для заболевания печени, такими как тест Чайлд-Пью и оценка модели терминальной стадии заболевания печени (MELD). 75 , 76 A повысило соотношение AST / ALT лишь немного выше 1 (1.09) позволяет прогнозировать прогрессирование хронического вирусного гепатита С в цирроз. 77

Таким образом, повышение AST, а не ALT, является предиктором фиброза и других соотношений, связанных с AST, таких как индекс соотношения AST и тромбоцитов (APRI) 78 и индекс FIB4 (который включает четыре параметры: АСТ, АЛТ, тромбоциты и возраст) также более предсказуемы. 79 , 80 Причина, по которой АСТ выше, чем АЛТ, при прогрессировании фиброза неясна, но может быть связана либо с повышенной продукцией, такой как высвобождение митохондрий, 81 , 82 или относительно уменьшенный клиренс. 83

Хронический вирусный гепатит также может прогрессировать до гепатоцеллюлярной карциномы, однако GGT является лучшим предиктором этого осложнения, в то время как AST не является прогнозирующим в многофакторном анализе, а ALT не является прогнозирующим вообще. 84

Алкогольный гепатит

О преобладании АСТ над АЛТ при заболеваниях печени, связанных с алкоголем, впервые сообщили Harinasuta et al . в 1967. 85 С тех пор многие авторы описали отношения AST / ALT выше 1.5 или более 2,0, что свидетельствует об алкогольном гепатите. 86 89 Такахаши и др. . описали соотношение при алкогольной болезни печени как 5,090, что невозможно с учетом клеточных пропорций АСТ и АЛТ и может быть объяснено одновременным повреждением мышц (что не является необычным при алкоголизме) или методологической недооценкой активности АЛТ.

Хотя многим исследованиям отношения Де Ритиса при алкоголизме более 25 лет, и в них использовались устаревшие формулировки анализов на трансаминазы, в более поздних публикациях также упоминаются эти отношения, превышающие 1.5 или 2,0 как явно наводящие на размышления или указывающие на злоупотребление алкоголем. 91 , 92 У большинства пациентов с алкогольной болезнью печени соотношение АСТ / АЛТ будет ниже 2,0, а у многих — ниже 1,0, что, вероятно, могло быть связано с тем, что у некоторых пациентов могло быть одновременно алкогольное, а также вирусное заболевание печени. 93

Причины классического 2: 1 превышения активности AST в сыворотке по сравнению с активностью ALT в сыворотке при алкогольном гепатите объясняются (i) снижением активности ALT 94 , скорее всего, из-за истощения B6 в печени алкоголиков 95 и / или (ii) митохондриальное повреждение, приводящее к увеличению высвобождения mAST в сыворотке. 96 Это подтверждается открытием, что обычно большую часть активности AST в сыворотке составляет цитозольный изофермент, 97 , однако при алкоголизме преимущественно высвобождается mAST. 98 Специфичность можно улучшить, используя соотношение mAST / AST 99 , хотя чувствительность снижается. 100 , 101

Отношения AST / ALT ниже 1,0 не редкость при алкогольной болезни печени, и в австралийской клинической серии из 190 пациентов с алкогольным циррозом, подтвержденным биопсией, одна треть пациентов с циррозом имела соотношение AST / ALT. ниже 1.0. 102 Это может быть связано с ошибкой отбора в этой серии, которая исключает пациентов с клиническими признаками цирроза (например, портальная гипертензия или асцит), но также может быть связано с данными AST / ALT, записанными в связи с биопсией печени, которая обычно не выполняется во время алкогольного переедания, а при выполнении в последующие дни соотношение AST / ALT могло снизиться из-за относительно более короткого периода полувыведения AST (18 часов) по сравнению с ALT (36 часов). Эти данные служат объяснением того, почему так много пациентов, потребляющих большое количество алкоголя, демонстрируют повышенные уровни аминотрансфераз в сыворотке крови, но не демонстрируют высокое соотношение АСТ / АЛТ. 103 Одна из основных причин, по которой острый алкогольный гепатит имеет относительно высокое соотношение AST / ALT, заключается в том, что пациенты часто проходят тестирование в течение 24 часов после воздействия алкоголя, поэтому более быстрое выведение AST (t ½ = 18 часов) не успел подействовать. Разница в соотношении АСТ / АЛТ при вирусной и алкогольной болезни печени может быть частично связана с длительностью заболевания. 104 Таким образом, вероятным объяснением соотношения 2: 1 АСТ / АЛТ при алкогольном гепатите является динамика высвобождения и удаления сывороточных трансаминаз.Многие пациенты с хроническим потреблением алкоголя не имеют отношения AST / ALT выше 1, но высокое соотношение AST / ALT свидетельствует либо о недавнем воздействии, либо о запущенной алкогольной болезни печени. 105 Трансаминазы по отдельности или в комбинации не помогли выявить чрезмерное употребление алкоголя в исследовании NHANES 106 и другие обнаружили, что соотношение AST / ALT может падать с увеличением потребления. 107

Еще один аргумент в пользу того, что соотношение AST / ALT больше 2.0 с алкогольным циррозом больше связано с недавним воздействием алкоголя, а не с циррозом. коэффициенты выше 1,0, но не 2,0. Другие заболевания, не связанные с употреблением алкоголя, такие как рак пищевода, также имеют соотношение АСТ / АЛТ> 2,0 как фактор риска. 110 Кроме того, острая токсичность для печени, например.грамм. парацетамол может иметь соотношение АСТ / АЛТ более 2,0. 111 Лекарственный гепатит обычно связан с более высоким уровнем АСТ в сыворотке по сравнению с АЛТ 112 , особенно когда известно, что лекарство повреждает митохондрии. 113 Некоторые лекарства (например, ципротерон) были описаны как вызывающие гепатит с уровнем АЛТ, намного превышающим АСТ, что позволяет предположить, что некоторые лекарства могут влиять на высвобождение цитоплазматических ферментов, а не более распространенного митохондриального фермента АСТ. 114

Жирная печень

Почти 10% американцев, участвовавших в исследовании NHANES, имеют повышенные уровни АЛТ и АСТ 115 , причем ожирение печени является одной из наиболее частых причин. 116 , 117 Избыточное потребление алкоголя связано с ожирением печени 118 , 119 , когда более трех напитков в день вызывают повышенный уровень АЛТ и АСТ как у мужчин, так и у женщин. 120 Ожирение оказывает большее влияние, чем умеренное или сильное употребление алкоголя. 121 Однако, когда ожирение и алкоголь присутствуют, они имеют мультипликативное, а не аддитивное взаимодействие. 122 Парадоксально, но ожирение является наиболее вероятной причиной повышенного уровня АЛТ у мужчин. 123 , в то время как алкоголь был более вероятной причиной повышенного уровня АЛТ у женщин.

Исследования показали неотъемлемую роль фермента цитохрома P450 «CYP2E1» в патогенезе жировой болезни печени, вызванной алкоголем и ожирением. 124 Хорошо известно, что ожирение, вызванное диетой, и повышенное потребление алкоголя приводят к индукции CYP2E1 в печени, что может объяснить синергетический эффект этих двух факторов, вызывающих повреждение печени или повышение уровня АЛТ и АСТ в сыворотке крови. 125

Безалкогольные жировые заболевания печени (НАЖБП)

Распространенность НАЖБП составляет более 20% в развитых странах и почти 10% в развивающихся странах, что делает НАЖБП наиболее распространенным заболеванием печени в мире.Патогенез НАЖБП, связанной с ожирением, как известно, связан с усилением липогенеза в печени de novo , и производство триглицеридов в печени все чаще считается следствием увеличения потребления сахара. 126 131 Диетический «сахар» неизменно состоит как из глюкозы, так и из фруктозы, независимо от того, является ли его источником тростниковый сахар (сахароза) или кукурузный сироп с высоким содержанием фруктозы (HFCS). Пищевая глюкоза может храниться в виде гликогена в мышцах и печени под контролем секреции инсулина, стимулированной глюкозой.Другая «половина» обычного сахара (сахароза или HFCS) — это фруктоза, которая усваивается исключительно печенью. Хотя печень может преобразовывать фруктозу в глюкозу, это маловероятно, когда фруктоза практически всегда попадает в организм с глюкозой, 132 и обязательная секреция инсулина гарантирует, что метаболизм в печени будет направлен на преобразование фруктозы в триглицериды. 133 Существуют и другие причины НАЖБП, включая вирусную инфекцию, лекарства, токсины, хирургические процедуры, полное парентеральное питание и врожденные нарушения метаболизма.

НАЖБП относится к накоплению жира в печени, начиная с неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБ) или простого стеатоза, прогрессирующего до неалкогольного стеатогепатита (НАСГ), а затем фиброза печени, а затем цирроза. 134 Хотя первая стадия (НАЖБ) обычно является доброкачественной, НАСГ является потенциально серьезным заболеванием, поскольку до 25% пациентов с НАСГ могут прогрессировать до цирроза и испытывать осложнения в виде портальной гипертензии, печеночной недостаточности и гепатоцеллюлярной карциномы. 135 137

Усталость, недомогание и нечеткий дискомфорт в правом верхнем квадранте живота могут предшествовать постановке диагноза НАСГ до обращения за медицинской помощью в одной трети случаев, однако, как правило, он протекает бессимптомно и часто определяется случайно с помощью тестов функции печени. или визуализация брюшной полости. Сонографические определения НАЖБП необходимы, поскольку биопсия печени рассматривается редко. Жирная печень определяется наличием не менее двух из трех результатов УЗИ брюшной полости, включая (i) диффузно повышенную эхогенность («яркая печень» с большей эхогенностью, чем почка), (ii) размытость печеночных сосудов и / или (iii) глубокая ослабление ультразвукового сигнала. 138 Клинически очевидная гепатомегалия встречается у 75% пациентов с НАЖБП и даже больше (85%) при оценке с помощью УЗИ.

И AST, и ALT в сыворотке увеличиваются с увеличением массы тела, но это более заметно для ALT, чем для AST. 139 Большинство случаев повышенного АЛТ можно объяснить избыточным весом (индекс массы тела [ИМТ] ≥ 25 кг / м 2 ) и ожирением (ИМТ ≥ 30 кг / м 2 ). Метаболический синдром состоит из пяти компонентов: центрального (туловищного) ожирения, гипергликемии, низкого уровня холестерина липопротеидов высокой плотности, гипертриглицеридемии и гипертонии.Считается, что субъекты с указанными значениями по крайней мере для трех из этих компонентов страдают метаболическим синдромом. Все компоненты метаболического синдрома являются одномерными факторами, связанными с повышенным уровнем АЛТ. Уровни инсулина в сыворотке крови натощак и другие маркеры инсулинорезистентности были связаны с повышенным уровнем АЛТ независимо от ИМТ и окружности талии. По крайней мере, 40% пациентов с НАЖБП соответствуют критериям метаболического синдрома, а пациенты с метаболическим синдромом с большей вероятностью имеют повышенный уровень АЛТ. 140 , 141 В то время как при алкогольном стеатогепатите соотношение Де Ритиса всегда превышает 1,0, 142 у пациентов с НАСГ соотношение АСТ / АЛТ <1, особенно у пациентов с патологическим ожирением. 143 Неудивительно, что пациенты с НАЖБП имеют более высокий уровень смертности, чем население в целом, и имеют повышенный риск развития сердечно-сосудистых заболеваний и диабета в будущем.

Повышение активности аминотрансфераз является наиболее частой аномалией, о которой сообщается у пациентов с НАСГ, однако истинная чувствительность и специфичность повышения ферментов печени для выявления НАЖБП неизвестна из-за взаимодействия между относительно небольшим повышением АЛТ (и АСТ), но относительно большие различия в лабораторных контрольных пределах для этих сывороточных ферментов.Референсные пределы часто определялись с использованием референтных групп населения, которые включают высокую распространенность ожирения в результате ошибочного заверения в том, что исключение алкоголизма или известного хронического заболевания печени является достаточной мерой предосторожности, чтобы гарантировать, что у референтной группы нет дисфункции печени.

Хотя можно предположить, что повышение уровня АЛТ в печени с ожирением связано с повреждением печени, доказательства поражения печени не всегда очевидны. 144 Имеются данные об усилении апоптоза, включая активацию каспаз и распад цитокератина 18.Уровни фрагмента цитокератина-18 предсказывают НАСГ и коррелируют с тяжестью, а AST и ALT коррелируют с уровнями цитокератина, причем некоторые исследователи также предполагают, что транскрипция трансаминаз может быть увеличена при ожирении печени. 145 Однако соотношение AST / ALT не коррелирует с цитокератином 18. 146

Когда уровень ALT повышен, соотношение AST / ALT считается лучшим стандартным маркером инсулинорезистентности у взрослых с ожирением и без ожирения. 147 с некоторыми авторами, предполагающими, что изменения в уровнях трансаминаз могут предшествовать ожирению печени и быть вызваны повышенным печеночным трансаминированием аминокислот в печени, особенно глутамата. 148 Только уровни АЛТ предсказывают прогрессирование метаболического синдрома 149 , 150 , в то время как как АЛТ, так и АСТ предсказывают прогрессирование до диабета. 151

При НАСГ фиброз может присутствовать при нормальном уровне трансаминаз 152 , особенно если используются высокие контрольные пределы трансаминаз (>> 40 МЕ / л). Поэтому рекомендуется, чтобы у пациентов, наблюдаемых на предмет прогрессирующего заболевания печени, показатели АСТ и АЛТ сравнивались с соответствующими референсными пределами, а также было оценено и зарегистрировано соотношение АСТ / АЛТ. 153 , 154 Хотя соотношение АСТ / АЛТ существенно не различается на разных стадиях фиброза, это соотношение также может потребовать корректировки в зависимости от пола. 155 Повышенное отношение AST к ALT при НАСГ связано с развитием цирроза печени. 156 , 157

Физиологические детерминанты соотношения AST / ALT

Отношение AST / ALT обычно выше 3,0 у новорожденного ребенка, но должно упасть к 5-му дню до менее 2.0 и стойкое повышение могут быть следствием неонатальной асфиксии. 158 Соотношение АСТ / АЛТ часто не опускалось ниже 1,5 у детей в группе с плохим исходом, тогда как обычно оно снижалось ниже 1,5 у детей в группе с хорошим исходом. Расчет соотношения АСТ / АЛТ является простым, ранним и надежным прогностическим индикатором для младенцев с заболеваниями печени. 159

Исследования референтных интервалов для AST и ALT показали, что у мужчин более высокие уровни обоих этих ферментов.Референсные интервалы для АЛТ были предложены как <30 МЕ / л для мужчин и <20 МЕ / л для женщин. 160 В то время как и AST, и ALT выше у мужчин, чем у женщин, соотношение AST / ALT выше у женщин. 161 Чтобы точно использовать соотношения АСТ / АЛТ при оценке этиологии или хронического течения заболевания печени, следует также учитывать пол пациента. 162 Внутрииндивидуальные вариации как AST (CV i = 13,9%), так и ALT (CV i = 20.4%) являются относительно большими, и 30% пациентов с умеренным повышением уровня (ов) трансаминаз могут быть переклассифицированы как « нормальные » при повторном тестировании, 163 , однако внутриличностная вариабельность соотношения Де Ритиса не обязательно может быть такой большой как предсказано произведением индивидуальных отклонений, и в этой области необходимы дальнейшие исследования.

Заключение

Когда студентов-медиков впервые рассказывают о клинической ценности при оценке сывороточных трансаминаз, обычно упоминается название «Де Ритис», но впоследствии соотношениями ферментов часто пренебрегают и, возможно, пренебрегают. 164 Очень немногие лабораторные отчеты включают коэффициент Де Ритиса, и есть несколько причин, которые можно было бы предложить для его отсутствия. Хотя для соотношения Де Ритиса установлены простые пределы клинических решений (например,> 2,0 для алкогольного гепатита или> 1,0 для фиброза / цирроза), общепринятых референтных интервалов для этого отношения не существует, и действительно трудно определить «здоровый» ‘пределы отношения, если его основное применение — аномалии трансаминаз. Мы перечислили различные ограничения, которые обсуждались в этом обзоре, в.

Таблица 2.

Пределы клинического решения, которые могут быть применены к соотношению Де Ритиса. Нормы для здоровья взяты из артикула 162 .

Предел решения коэффициента де Ритиса
Состояние <1,0 1,0 до <1,5 1,5 до <2,0 ≥ 2,0

Здоровые Женщины (до 1.7) Дети Новорожденные
Мужчины (до 1,3)

Острый вирусный гепатит Устранение Ухудшение Фульминантный

Алкогольный гепатит Решение проблем Злоупотребление алкоголем Острый гепатит

Хроническое заболевание печени Стабильный Риск фиброза Другие причины

Заболевание мышц Хроническое Устранение Острое заболевание

Многие лаборатории не включают AST как часть LFT, потому что это не тест для печени.Например, на него также может влиять гемолиз in vitro . Однако, по нашему опыту, причина, по которой большинство лабораторий не используют AST, является экономичной, что также может быть основной причиной, по которой лаборатории выбирают реагенты трансаминазы, не содержащие B6.

Мы надеемся, что этот обзор предоставит доказательства того, что коэффициент Де Ритиса продолжает выдерживать испытание временем и остается полезным индикатором заболеваний печени. Его актуальность сегодня может быть усилена из-за важности заболеваний печени, таких как хронические вирусные заболевания и НАЖБП.Кроме того, оценка уровня трансаминаз в сыворотке сейчас является одним из самых дешевых доступных лабораторных тестов, и все лабораторные информационные системы способны рассчитывать и сравнивать простые соотношения. Сегодня безопасность пациентов имеет первостепенное значение, и практика медицины также становится все более спорной; мы считаем, что использование обеих трансаминаз и соотношения между ними, которое остается полезным на протяжении почти полувека, дает важную клиническую информацию, которая стоит небольших дополнительных затрат. Стоимость. 165

Роль AST в цитоплазматико-митохондриальном «малатном челноке».

Примечания

Конкурирующие интересы: Не заявлены.

Список литературы

1. Де Ритис Ф, Колторти М., Джусти Г. Ферментный тест для диагностики вирусного гепатита; активность трансаминаз в сыворотке. Clin Chim Acta. 1957; 2: 70–4. [PubMed] [Google Scholar] 2. Рей Р. Активность аспартатаминотрансферазы и пропорции изоферментов в тканях печени человека.Clin Chem. 1978; 24: 1971-9. [PubMed] [Google Scholar] 3. Кинг Дж. Практическая клиническая энзимология. Лондон: D Van Nostrand Company Limited; 1965. [Google Scholar] 4. Kamimoto Y, Horiuchi S, Tanase S, Morino Y. Плазменный клиренс изоферментов аспартатаминотрансферазы, вводимых внутривенно: доказательства преимущественного поглощения синусоидальными клетками печени. Гепатология. 1985; 5: 367–75. [PubMed] [Google Scholar] 5. Feldstein AE, Canbay A, Angulo P, Taniai M, Burgart LJ, Lindor KD, et al. Апоптоз гепатоцитов и экспрессия fas являются характерными чертами неалкогольного стеатогепатита у человека.Гастроэнтерология. 2003. 125: 437–43. [PubMed] [Google Scholar] 6. Вроблевски Ф. Значение изменений активности трансаминаз в сыворотке и других жидкостях организма. Adv Clin Chem. 1958; 1: 313–51. [PubMed] [Google Scholar] 7. Гольдберг ДМ. Ферменты в диагностике инфаркта миокарда и заболеваний печени. Энн Клин Биохим. 1971; 8: 195–200. [Google Scholar] 8. Гольдберг ДМ. Клиническая энзимология. В: Ellis GP, West GB, editors. Успехи в медицинской химии. Vol. 13. Амстердам: Северная Голландия; 1976 г.С. 1–158. [PubMed] [Google Scholar] 9. Голдберг Д.М., Флетчер М.Дж., Уоттс С. Активность аденозиндезаминазы в сыворотке при заболевании печени: сравнительная энзимологическая оценка. Clin Chim Acta. 1966; 14: 720–8. [Google Scholar] 10. Шмидт Э., Шмидт Ф.В. [Методы и значение определения активности дегидрогеназы глутаминовой кислоты в сыворотке крови. Вклад в важность изучения ферментативных отношений в сыворотке] Klin Wochenschr. 1962; 40: 962–9. [PubMed] [Google Scholar] 11. Шмидт Э., Шмидт Ф.В. [Определение ферментов в сыворотке крови при заболеваниях печени.Функциональные паттерны как средство диагностики] Enzymol Biol Clin (Basel) 1963; 79: 1–52. [PubMed] [Google Scholar] 12. Forster G, Filippa G, Landolt M. [Значение глутаматдегидрогеназы для дифференциальной диагностики желтух] Helv Med Acta. 1963. 30: 672–84. [PubMed] [Google Scholar] 13. Konttinen A, Härtel G, Louhija A. Множественные анализы ферментов сыворотки у хронических алкоголиков. Acta Med Scand. 1970; 188: 257–64. [PubMed] [Google Scholar] 14. Аронсен К.Ф., Хансон А., Нослин Б. Значение гамма-глутамилтранспептидазы в дифференциации вирусного гепатита от механической желтухи.Статистическое сравнение с щелочной фосфатазой. Acta Chir Scand. 1965; 130: 92–9. [PubMed] [Google Scholar] 15. Аронсен К.Ф., Нослин Б., Пил Б. Значение гамма-глутамилтранспептидазы в качестве скринингового теста на опухоль печени. Acta Chir Scand. 1970; 136: 17–22. [PubMed] [Google Scholar] 16. Betro MG, Oon RC, Edwards JB. Гамма-глутамилтранспептидаза при заболеваниях печени и костей. Am J Clin Pathol. 1973; 60: 672–8. [PubMed] [Google Scholar] 17. Голдберг Д.М., Эллис Г. Математические и компьютерные процедуры в диагностике заболеваний печени и желчевыводящих путей.Adv Clin Chem. 1978; 20: 49–128. [PubMed] [Google Scholar] 19. Кей HD. Плазменная фосфатаза: метод определения, некоторые свойства фермента. J Biol Chem. 1930; 89: 235–47. [Google Scholar] 20. Гутман Э. Б., Спроул Э., Гутман А. Б.. Значение повышенной активности фосфатазы в костях в месте остеопластических метастазов, вторичных по отношению к карциноме предстательной железы. Am J Cancer. 1936; 28: 485–95. [Google Scholar] 21. Рей Р. Иммунохимическое количественное определение изоферментов аспартатаминотрансферазы и лактатдегидрогеназы.Clin Biochem. 1983; 16: 17–9. [PubMed] [Google Scholar] 22. Хирано К., Мацуда К., Адачи Т., Ито Й., Хаяси К., Окуно Ф. и др. Определение митохондриальной аспартатаминотрансферазы в сыворотке крови. Clin Chim Acta. 1986; 155: 251–62. [PubMed] [Google Scholar] 23. Шуман Дж., Бонора Р., Чериотти Ф., Ферар Дж., Ферреро К. А., Франк П. Ф. и др. Первичные эталонные процедуры IFCC для измерения концентраций каталитической активности ферментов при 37 ° C. Международная федерация клинической химии и лабораторной медицины.Часть 4. Эталонная методика измерения каталитической концентрации аланинаминотрансферазы. Clin Chem Lab Med. 2002; 40: 718–24. [PubMed] [Google Scholar] 24. Шуман Дж., Бонора Р., Чериотти Ф., Ферар Дж., Ферреро К. А., Франк П. Ф. и др. Первичные эталонные процедуры IFCC для измерения концентраций каталитической активности ферментов при 37 ° C. Международная федерация клинической химии и лабораторной медицины. Часть 5. Эталонная методика измерения каталитической концентрации аспартатаминотрансферазы.Clin Chem Lab Med. 2002. 40: 725–33. [PubMed] [Google Scholar] 25. Йонеда К. [Аспартатаминотрансфераза (глутаминовая щавелевоуксусная трансаминаза) и аланинаминотрансфераза (глутаминовая пировиноградная трансаминаза)] Риншо Бьори. 2001; (Приложение 116): 72–80. [PubMed] [Google Scholar] 26. Котани К., Маэкава М., Канно Т. [Переоценка соотношения аспартатаминотрансфераза (AST) / аланинаминотрансфераза (ALT) на основе метода консенсуса JSCC — изменения критериев для дифференциальной диагностики заболеваний печени после перехода от метода Кармена к методу JSCC] Nihon Shokakibyo Gakkai Zasshi.1994; 91: 154–61. [PubMed] [Google Scholar] 27. Hafkenscheid JC, Dijt CC. Определение сывороточных аминотрансфераз: активация пиридоксаль-5′-фосфатом в зависимости от концентрации субстрата. Clin Chem. 1979; 25: 55–9. [PubMed] [Google Scholar] 28. Юнг К., Ольрих Б., Милднер Д., Зубек А., Шиммельпфенниг В., Эггер Э. Апофермент аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы в сыворотке крови здоровых людей и пациентов, страдающих заболеваниями печени. Clin Chim Acta. 1978; 90: 143–149. [PubMed] [Google Scholar] 29.Dols JL, van Zanten AP. Клинические последствия различий между двумя рекомендованными процедурами определения аспартатаминотрансферазы. Clin Chem. 1983; 29: 523–6. [PubMed] [Google Scholar] 30. Вандерлинде RE. Обзор пиридоксальфосфата и трансаминаз при заболеваниях печени. Ann Clin Lab Sci. 1986; 16: 79–93. [PubMed] [Google Scholar] 31. Férard G, Imbert-Bismut F, Messous D, Piton A, Abella A, Burnat P и др. [Влияние пиридоксальфосфата на измерение активности аминотрансфераз у пациентов с вирусным гепатитом] Ann Biol Clin (Paris) 2004; 62: 717–20.[PubMed] [Google Scholar] 32. Нинг М., Бейкер Х., Ливи СМ. Снижение уровня глутаминовой пировиноградной трансаминазы при недостаточности пиридоксина при заболеваниях печени. Proc Soc Exp Biol Med. 1966; 121: 27–30. [PubMed] [Google Scholar] 33. Матлофф Д.С., Селинджер М.Дж., Каплан М.М. Активность печеночных трансаминаз при алкогольной болезни печени. Гастроэнтерология. 1980; 78: 1389–92. [PubMed] [Google Scholar] 34. Дил А.М., Поттер Дж., Бойтнотт Дж., Ван Дуйн М.А., Херлонг Х.Ф., Мези Э. Взаимосвязь между недостаточностью пиридоксаль-5′-фосфата и уровнями аминотрансферазы при алкогольном гепатите.Гастроэнтерология. 1984; 86: 632–6. [PubMed] [Google Scholar] 35. Макинтайр Н., Хиткот Дж. Лаборатория в диагностике и лечении вирусных гепатитов. Гастроэнтерология. 1974; 3: 317–36. [PubMed] [Google Scholar] 36. Мастроянни А., Лонгони П.Д., Францини С., Факкетти Г. Важность добавления пиридоксаль-5′-фосфата к аналитической среде для измерения каталитических концентраций аспартата и аланинаминотрансфераз в плазме у пациентов, проходящих противоопухолевую химиотерапию. Eur J Clin Chem Clin Biochem.1996; 34: 507–10. [PubMed] [Google Scholar] 37. Succari M, Ponteziere C, Meneguzzer E, Desmoulins D, Amoros-Le Fay A, Miocque M и др. Аминотрансферазы у пожилых людей: влияние добавления пиридоксаль-5′-фосфата на определение сывороточных аминотрансфераз у здоровых пожилых людей. Возраст Старение. 1987. 16: 94–100. [PubMed] [Google Scholar] 38. Прати Д., Тайоли Э, Занелла А., Делла Торре Э, Бутелли С., Дель Веккио Э и др. Обновлены определения здоровых диапазонов уровней аланинаминотрансферазы в сыворотке.Ann Intern Med. 2002; 137: 1–10. [PubMed] [Google Scholar] 40. Коутедакис Ю., Раафат А., Шарп NC, Розмарин М.Н., Борода М.Дж., Роббинс С.В. Активность ферментов сыворотки у лиц с разным уровнем физической подготовки. J Sports Med Phys Fitness. 1993; 33: 252–7. [PubMed] [Google Scholar] 41. Гарсин-Уэбб П., Бхагат С.С., Бейлби Дж. П. Соотношение креатинкиназы / аспартатаминотрансферазы в плазме в диагностике острого инфаркта миокарда. Clin Chem. 1985; 31: 498–9. [PubMed] [Google Scholar] 42. Вайбрехт К., Дайно М., Дарлинг К., Птица С.Б.Уровень аминотрансфераз печени повышается при рабдомиолизе при отсутствии значительного повреждения печени. J Med Toxicol. 2010; 6: 294–300. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Натвани Р.А., Пайс С., Рейнольдс ТБ, Капловиц Н. Сывороточная аланинаминотрансфераза при заболеваниях скелетных мышц. Гепатология. 2005; 41: 380–2. [PubMed] [Google Scholar] 44. Петтерссон Дж., Хиндорф Ю., Перссон П., Бенгтссон Т., Мальмквист Ю., Веркстрём В. и др. Мышечные упражнения могут вызывать крайне патологические тесты функции печени у здоровых мужчин.Br J Clin Pharmacol. 2008; 65: 253–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 45. Хельфготт С.М., Карлсон Э., Бекман Э. Неправильная интерпретация повышения уровня сывороточных трансаминаз при «скрытом» миозите. Am J Med. 1993; 95: 447–9. [PubMed] [Google Scholar] 46. Цена CP, Alberti KG. Биохимическая оценка функции печени. В: Райт Р., Альберти КГММ, Карран С., Миллуорд-Сэдлер Г. Х., редакторы. Заболевания печени и желчевыводящих путей — патофизиология, диагностика и лечение. Лондон: W.B. Сондерс; 1979. С. 381–416. [Google Scholar] 47.Пертуси Р., Дикерман Р. Д., МакКонати В. Дж. Оценка повышения аминотрансфераз у бодибилдера, принимающего анаболические стероиды: гепатит или рабдомиолиз? J Am Osteopath Assoc. 2001; 101: 391–4. [PubMed] [Google Scholar] 48. Веропалумбо С., Дель Джудиче Э, Эспозито Дж., Маддалуно С., Руджеро Л., Вайро П. Аминотрансферазы и мышечные заболевания: урок, на который не обращают внимания. Отчеты о случаях и обзор литературы. J Педиатр детского здоровья. 2012; 48: 886–90. [PubMed] [Google Scholar] 49. Де Ритис Ф, Колторти М., Джусти Дж.[Трансаминазная активность сыворотки крови человека при вирусном гепатите; профилактическое примечание] Минерва Мед. 1955; 46: 1207–9. [PubMed] [Google Scholar] 50. Де Ритис Ф, Колторти М., Джусти Г. [Трансаминазная активность крови при вирусном гепатите] Boll Soc Ital Biol Sper. 1955; 31: 394–6. [PubMed] [Google Scholar] 51. De Ritis F, Coltorti M, Giusti G. [Диагностическое значение и патогенетическое значение изменений активности трансаминаз при вирусном гепатите] Minerva Med. 1956; 47: 167–71. [PubMed] [Google Scholar] 52. Де Ритис Ф, Колторти М., Джусти Дж.Активность трансаминаз в сыворотке крови и печени при экспериментальном вирусном гепатите у мышей. Наука. 1956; 124: 32. [PubMed] [Google Scholar] 53. Де Ритис Ф, Маллуччи Л., Колторти М., Джусти Дж., Кальдера М. Безжелтушный вирусный гепатит в закрытой среде, на что указывает активность трансаминаз в сыворотке крови. Bull World Health Organ. 1959; 20: 589–602. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. De Ritis F, Giusti G, Piccinino F, Cacciatore L. Биохимические лабораторные тесты при вирусном гепатите и других заболеваниях печени. Bull World Health Organ.1965; 32: 59–72. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 55. Ботрос М., Сикарис К.А., Лу З.Х., Макнил А. Краткосрочная прогностическая ценность коэффициента Де Ритиса. Clin Biochem Rev.2013; 34: S18. [Google Scholar] 56. Гитлин Н. Соотношение сывороточной глутаминовой щавелевоуксусной трансаминазы / сывороточной глутаминовой пировиноградной трансаминазы как прогностический показатель при тяжелом остром вирусном гепатите. Am J Gastroenterol. 1982; 77: 2–4. [PubMed] [Google Scholar] 57. Sunheimer R, Capaldo G, Kashanian F, Finck C, Woo J, Korins M, et al. Характер аналитов сыворотки при молниеносной печеночной недостаточности.Ann Clin Lab Sci. 1994; 24: 101–9. [PubMed] [Google Scholar] 58. Уильямс А.Л., Хофнэгл Дж. Х. Соотношение сывороточного аспартата и аланинаминотрансферазы при хроническом гепатите; отношение к циррозу печени. Гастроэнтерология. 1988; 95: 734–9. [PubMed] [Google Scholar] 59. Кадио Г., Чернила О, Бутрон А., Хэнни П., Лоран-Пуч П., Буфет С. Митохондриальная аспартатаминотрансфераза при неалкогольном циррозе печени. Гастроэнтерология. 1989; 97: 240–1. [PubMed] [Google Scholar] 60. Риди Д.В., Лоо А.Т., Левин Р.А. Отношение АСТ / АЛТ> или = 1 не является диагностическим признаком цирроза печени у пациентов с хроническим гепатитом С.Dig Dis Sci. 1998. 43: 2156–9. [PubMed] [Google Scholar] 61. Шет С.Г., Фламм С.Л., Гордон Ф.Д., Чопра С. Соотношение АСТ / АЛТ позволяет прогнозировать цирроз печени у пациентов с хронической инфекцией вируса гепатита С. Am J Gastroenterol. 1998. 93: 44–8. [PubMed] [Google Scholar] 62. Андерсон Ф. Х., Цзэн Л., Рок Н. Р., Йошида Е. М.. Оценка клинической применимости сывороточных АЛТ и АСТ при хроническом гепатите С. Hepatol Res. 2000. 18: 63–71. [PubMed] [Google Scholar] 63. Ассы Н, Минук Г.Ю. Уровни аспартата в сыворотке, но не аланинаминотрансферазы, помогают предсказать гистологические особенности хронических вирусных инфекций гепатита С у взрослых.Am J Gastroenterol. 2000; 95: 1545–50. [PubMed] [Google Scholar] 64. Парк Г.Дж., Лин Б.П., Нгу М.С., Джонс Д.Б., Кателарис PH. Соотношение аспартатаминотрансфераза: аланинаминотрансфераза при хронической инфекции гепатита С: является ли это полезным предиктором цирроза? J Gastroenterol Hepatol. 2000; 15: 386–90. [PubMed] [Google Scholar] 65. Джаннини Э., Риссо Д., Теста Р. Переносимость и воспроизводимость соотношения АСТ / АЛТ у пациентов с хроническим гепатитом С. Am J Gastroenterol. 2001; 96: 918–9. [PubMed] [Google Scholar] 66.Pohl A, Behling C, Оливер D, Kilani M, Monson P, Hassanein T. Уровни аминотрансферазы в сыворотке и количество тромбоцитов как предикторы степени фиброза при хронической инфекции вируса гепатита C. Am J Gastroenterol. 2001; 96: 3142–6. [PubMed] [Google Scholar] 67. Пак С.И., Кан К.Х., Пак Дж.Х., Ли Дж.Х., Чо СМ, Так В.Й. и др. [Клиническая эффективность соотношения АСТ / АЛТ и количества тромбоцитов как предикторов степени фиброза у пациентов, инфицированных HBV, без клинически очевидного цирроза печени] Korean J Gastroenterol. 2004. 43: 246–51.[PubMed] [Google Scholar] 68. Ustündag Y, Bilezikçi B, Boyaciolu S, Kayataş M, Odemir N. Полезность соотношения AST / ALT в качестве неинвазивной демонстрации степени фиброза печени у пациентов с хроническим гепатитом С, находящихся на длительном гемодиализе. Пересадка нефрола Dial. 2000; 15: 1716–7. [PubMed] [Google Scholar] 69. Mardini H, Record C. Оценка обнаружения и мониторинг фиброза печени: биохимия или биопсия? Энн Клин Биохим. 2005; 42: 441–7. [PubMed] [Google Scholar] 70. Зарски Дж. П., Штурм Н., Гешот Дж., Пэрис А., Зафрани Е. С., Ассела Т. и др.ANRS HCEP 23 Fibrostar Group Сравнение девяти анализов крови и транзиторной эластографии для выявления фиброза печени при хроническом гепатите C: исследование ANRS HCEP-23. J Hepatol. 2012; 56: 55–62. [PubMed] [Google Scholar] 71. Crisan D, Radu C, Lupsor M, Sparchez Z, Grigorescu MD, Grigorescu M. Две или более синхронных комбинации неинвазивных тестов для повышения точности оценки фиброза печени при хроническом гепатите C; результат исследования группы из 446 пациентов. Hepat Mon. 2012; 12: 177–84. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 72.Стивенсон М., Ллойд-Джонс М., Морган М.Ю., Вонг Р. Инструменты неинвазивной диагностики для выявления фиброза печени у пациентов с подозрением на алкогольное заболевание печени: систематический обзор и экономическая оценка. Оценка медицинских технологий. 2012; 16: 1–174. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 73. Чоу Р., Уоссон Н. Анализы крови для диагностики фиброза или цирроза у пациентов с хронической инфекцией вируса гепатита С: систематический обзор. Ann Intern Med. 2013; 158: 807–20. [PubMed] [Google Scholar] 74.Stránský J, Ryzlová M, Striteský J, Horák J. [Уровни аспартатаминотрансферазы (AST), превышающие уровни аланинаминотрансферазы (ALT), предсказывают прогрессирование фиброза печени при хронической инфекции HCV] Vnitr Lek. 2002; 48: 924–8. [PubMed] [Google Scholar] 75. Джаннини Э., Ботта Ф., Теста Э., Романьоли П., Полегато С., Малфатти Ф. и др. Годовая и трехмесячная прогностическая ценность отношения AST / ALT и модели для оценки терминальной стадии заболевания печени у пациентов с вирусным циррозом печени. Am J Gastroenterol. 2002; 97: 2855–60.[PubMed] [Google Scholar] 76. Джаннини Э., Риссо Д., Ботта Ф., Чиарбонелло Б., Фасоли А., Малфатти Ф. и др. Валидность и клиническая применимость соотношения аспартатаминотрансфераза-аланинаминотрансфераза для оценки тяжести заболевания и прогноза у пациентов с хроническим заболеванием печени, связанным с вирусом гепатита С. Arch Intern Med. 2003. 163: 218–24. [PubMed] [Google Scholar] 77. Фортунато Дж., Кастальдо Дж., Ориани Дж., Черини Р., Интриери М., Молинаро Э. и др. Многофакторная дискриминантная функция, основанная на шести биохимических маркерах крови, может предсказать цирротическое развитие хронического гепатита.Clin Chem. 2001; 47: 1696–700. [PubMed] [Google Scholar] 78. Wai CT, Greenson JK, Fontana RJ, Kalbfleisch JD, Marrero JA, Conjeevaram HS и др. Простой неинвазивный индекс может предсказать как значительный фиброз, так и цирроз печени у пациентов с хроническим гепатитом С. Гепатология. 2003; 38: 518–26. [PubMed] [Google Scholar] 79. Муммади Р. Р., Петерсен Дж. Р., Сяо С. Ю., Снайдер Н. Роль простых биомаркеров в прогнозировании прогрессирования фиброза при инфекции ВГС. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2010; 16: 5710–5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 80.Пойнард Т., Нго Й., Пераццо Х., Мунтяну М., Лебре П., Муссалли Дж. И др. Прогностическое значение биомаркеров фиброза печени: метаанализ. Gastroenterol Hepatol (NY) 2011; 7: 445–54. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 81. Окуда М., Ли К., Борода М.Р., Шоуолтер Л.А., Шолле Ф., Лемон С.М. и др. Повреждение митохондрий, окислительный стресс и экспрессия антиоксидантных генов индуцируются коровым белком вируса гепатита С. Гастроэнтерология. 2002; 122: 366–75. [PubMed] [Google Scholar] 82. Nalpas B, Vassault A, Le Guillou A, Lesgourgues B, Ferry N, Lacour B и др.Сывороточная активность митохондриальной аспартатаминотрансферазы: чувствительный маркер алкоголизма с алкогольным гепатитом или без него. Гепатология. 1984; 4: 893–6. [PubMed] [Google Scholar] 83. Kamimoto Y, Horiuchi S, Tanase S, Morino Y. Плазменный клиренс изоферментов аспартатаминотрансферазы, вводимых внутривенно: доказательства преимущественного поглощения синусоидальными клетками печени. Гепатология. 1985; 5: 367–75. [PubMed] [Google Scholar] 84. Hann HW, Wan S, Myers RE, Hann RS, Xing J, Chen B и др. Комплексный анализ общих сывороточных ферментов печени как предполагаемых предикторов гепатоцеллюлярной карциномы у пациентов с HBV.PLoS One. 2012; 7: e47687. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 85. Харинасута У., Чомет Б., Исхак К., Циммерман Х.Дж. Стеатонекроз — тип телосложения Мэллори. Медицина (Балтимор) 1967; 46: 141–62. [PubMed] [Google Scholar] 86. Коэн Дж.А., Каплан ММ. Отношение SGOT / SGPT — показатель алкогольной болезни печени. Dig Dis Sci. 1979; 24: 835–8. [PubMed] [Google Scholar] 87. Коррейя Дж. П., Алвес П. С., Камило Е. А.. Соотношения SGOT-SGPT. Dig Dis Sci. 1981; 26: 284. [PubMed] [Google Scholar] 88. Алвес П.С., Камило Е.А., Коррейя Дж.П. Соотношение SGOT / SGPT при алкогольной болезни печени.Порт Акта Мед. 1981; 3: 255–60. [PubMed] [Google Scholar] 89. Саласпуро М. Использование ферментов для диагностики связанного с алкоголем поражения органов. Фермент. 1987. 37: 87–107. [PubMed] [Google Scholar] 90. Такахаши А., Секия С., Язаки Ю., Оно М., Сато Х., Хасебе С. и др. [Действия GOT и GPT в печени у пациентов с различными заболеваниями печени, особенно с алкогольной болезнью печени] Хоккайдо Игаку Засси. 1986; 61: 431–6. [PubMed] [Google Scholar] 91. Sharpe PC. Биохимическое выявление и мониторинг злоупотребления алкоголем и воздержания.Энн Клин Биохим. 2001; 38: 652–64. [PubMed] [Google Scholar] 92. Хиетала Дж., Пуукка К., Койвисто Х., Анттила П., Ниемеля О. Сывороточная гамма-глутамилтрансфераза у алкоголиков, умеренно пьющих и трезвенников: влияние на референтные интервалы gt на уровне населения. Алкоголь Алкоголь. 2005; 40: 511–4. [PubMed] [Google Scholar] 93. Росман А.С., Либер К.С. Диагностическая ценность лабораторных тестов при алкогольной болезни печени. Clin Chem. 1994; 40: 1641–51. [PubMed] [Google Scholar] 94. Матлофф Д.С., Селинджер М.Дж., Каплан М.М. Активность печеночных трансаминаз при алохолической болезни печени.Гастроэнтерология. 1980; 78: 1389–92. [PubMed] [Google Scholar] 95. Дил А.М., Поттер Дж., Бойтнотт Дж., Ван Дуйн М.А., Херлонг Х.Ф., Мези Э. Взаимосвязь между недостаточностью пиридоксаль-5′-фосфата и уровнями аминотрансферазы при алкогольном гепатите. Гастроэнтерология. 1984; 86: 632–6. [PubMed] [Google Scholar] 96. Nalpas B, Vassault A, Le Guillou A, Lesgourgues B, Ferry N, Lacour B и др. Сывороточная активность митохондриальной аспартатаминотрансферазы: чувствительный маркер алкоголизма с алкогольным гепатитом или без него.Гепатология. 1984; 4: 893–6. [PubMed] [Google Scholar] 97. Рей Р. Активность аспартатаминотрансферазы и пропорции изоферментов в тканях печени человека. Clin Chem. 1978; 24: 1971-9. [PubMed] [Google Scholar] 98. Ishii H, Okuno F, Shigeta Y, Tsuchiya M. Повышенная активность сывороточной глутаминовой щавелевоуксусной трансаминазы митохондриального происхождения у хронических алкоголиков. Curr Alcohol. 1979; 5: 101–8. [PubMed] [Google Scholar] 99. Nalpas B, Vassault A, Charpin S, Lacour B, Berthelot P. Сывороточная митохондриальная аспартатаминотрансфераза как маркер хронического алкоголизма: диагностическая ценность и интерпретация в отделении печени.Гепатология. 1986; 6: 608–14. [PubMed] [Google Scholar] 100. Nalpas B, Vassault A, Le Guillou A, Lesgourgues B, Ferry N, Lacour B и др. Сывороточная активность митохондриальной аспартатаминотрансферазы: чувствительный маркер алкоголизма с алкогольным гепатитом или без него. Гепатология. 1984; 4: 893–6. [PubMed] [Google Scholar] 101. Окуно Ф., Исии Х., Кашивадзаки К., Такаги С., Шигета Й., Араи М. и др. Повышение активности митохондриального GOT (m-GOT) после хронического употребления алкоголя: клинические и экспериментальные наблюдения.Алкоголь. 1988. 5: 49–53. [PubMed] [Google Scholar] 102. Хуриган К.Дж., Боулинг Ф.Г. Алкогольная болезнь печени: клиническая серия в частной практике Австралии. J Gastroenterol Hepatol. 2001; 16: 1138–43. [PubMed] [Google Scholar] 103. Ниблом Х., Берггрен Ю., Баллдин Дж., Олссон Р. Высокое соотношение АСТ / АЛТ может указывать на запущенное алкогольное заболевание печени, а не на чрезмерное употребление алкоголя. Алкоголь Алкоголь. 2004; 39: 336–9. [PubMed] [Google Scholar] 104. Larsson A, Tryding N. Необходимо ли в клинической практике заказывать аспартатаминотрансферазу с аланинаминотрансферазой? Clin Chem.2001; 47: 1133–5. [PubMed] [Google Scholar] 105. Ниблом Х., Берггрен Ю., Баллдин Дж., Олссон Р. Высокое соотношение АСТ / АЛТ может указывать на запущенное алкогольное заболевание печени, а не на чрезмерное употребление алкоголя. Алкоголь Алкоголь. 2004; 39: 336–9. [PubMed] [Google Scholar] 106. Liangpunsakul S, Qi R, Crabb DW, Witzmann F. Взаимосвязь между употреблением алкоголя и соотношением аспартатаминотрансферазы: аланинаминотрансферазы (AST: ALT), средним корпускулярным объемом (MCV), гамма-глутамилтранспептидазой (GGT) и аполипопротеином A1 и аполипопротеином A1 U.С. население. J Stud Алкогольные наркотики. 2010; 71: 249–52. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 107. Юэ М., Ни Кью, Юй Ч., Рен К.М., Чен В.Х., Ли Ю.М. Преходящее повышение печеночных ферментов у добровольцев после приема алкоголя. Гепатобилиарный панкреат Dis Int. 2006; 5: 52–5. [PubMed] [Google Scholar] 108. Эрикссон Л.С., Олссон Р., Глауман Х., Приц Х., Бефритс Р., Риден Б.О. и др. Лечение урсодезоксихолевой кислотой у пациентов с первичным билиарным циррозом. Шведское многоцентровое двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование.Сканд Дж Гастроэнтерол. 1997. 32: 179–86. [PubMed] [Google Scholar] 109. Nyblom H, Nordlinder H, Olsson R. Высокое соотношение аспартата и аланинаминотрансферазы является показателем цирроза печени и плохого исхода у пациентов с первичным склерозирующим холангитом. Liver Int. 2007. 27: 694–9. [PubMed] [Google Scholar] 110. Кимм Х, Ким С., Джи Ш. Независимые эффекты курения сигарет, употребления алкоголя и сывороточной аспартатаминотрансферазы на соотношение аланинаминотрансферазы у корейских мужчин с точки зрения риска рака пищевода.Йонсей Мед Дж. 2010; 51: 310–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 111. Химмельштейн Д.Ю., Woolhandler SJ, Адлер Р.Д. Повышенное соотношение SGOT / SGPT у алкогольных пациентов с гепатотоксичностью ацетаминофена. Am J Gastroenterol. 1984; 79: 718–20. [PubMed] [Google Scholar] 112. Miquel M, Soler A, Vaqué A, Ojanguren I, Costa J, Planas R. Подозрение на перекрестную гепатотоксичность флутамида и ципротерона ацетата. Liver Int. 2007; 27: 1144–7. [PubMed] [Google Scholar] 113. Кашимшетти Р., Десаи В.Г., Кале В.М., Ли Т., Моланд С.Л., Бранхам В.С. и др.Лежащая в основе митохондриальная дисфункция запускает индуцированное флутамидом окислительное повреждение печени на мышиной модели идиосинкразической токсичности лекарств. Toxicol Appl Pharmacol. 2009; 238: 150–9. [PubMed] [Google Scholar] 114. Hsu YC, Tai DI. Необычно высокое соотношение аланинаминотрансферазы к аспартатаминотрансферазе у пациента с желтушным гепатитом, вызванным ципротероном. Чанг Гунг Мед Дж. 2011; 34: 34–8. [PubMed] [Google Scholar] 115. Кларк Дж. М., Бранкати, Флорида, Дил А. М.. Распространенность и этиология повышенных уровней аминотрансфераз в США.Am J Gastroenterol. 2003. 98: 960–7. [PubMed] [Google Scholar] 116. Ангуло П. Г. Эпидемиология: неалкогольная жировая болезнь печени. Алимент Pharmacol Ther. 2007. 25: 883–9. [PubMed] [Google Scholar] 117. Иоанну Г.Н., Бойко Э.Дж., Ли С.П. Распространенность и предикторы повышенной активности аминотрансфераз в сыворотке крови в США в 1999–2002 гг. Am J Gastroenterol. 2006; 101: 76–82. [PubMed] [Google Scholar] 118. Fuchs CS, Stampfer MJ, Colditz GA, Giovannucci EL, Manson JE, Kawachi I, et al. Употребление алкоголя и смертность среди женщин.N Engl J Med. 1995; 332: 1245–50. [PubMed] [Google Scholar] 119. Джексон Р., Биглхол Р. Рекомендации по потреблению алкоголя: относительная безопасность против абсолютных рисков и преимуществ. Ланцет. 1995; 346: 716. [PubMed] [Google Scholar] 120. Лумба Р., Беттенкур Р., Барретт-Коннор Э. Синергетическая связь между потреблением алкоголя и индексом массы тела с уровнями сывороточного аланина и аспартатаминотрансферазы у пожилых людей: исследование Ранчо Бернардо. Алимент Pharmacol Ther. 2009; 30: 1137–49. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 121.Адамс Л.А., Кнуйман М.В., Дивитини М.Л., Олиник Дж. Индекс массы тела является более сильным показателем уровня аланинаминотрансаминазы, чем потребление алкоголя. J Gastroenterol Hepatol. 2008; 23: 1089–93. [PubMed] [Google Scholar] 122. Park EY, Lim MK, Oh JK, Cho H, Bae MJ, Yun EH и др. Независимые и сверхаддитивные эффекты потребления алкоголя, курения сигарет и метаболического синдрома на повышение уровней ферментов печени в сыворотке крови. PLoS One. 2013; 8: e63439. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 123.Ли DH, Ха MH, Кристиани округ Колумбия. Вес тела, потребление алкоголя и активность ферментов печени — последующее 4-летнее исследование. Int J Epidemiol. 2001; 30: 766–70. [PubMed] [Google Scholar] 124. Нагата К., Сузуки Х., Сакагути С. Общий патогенетический механизм прогрессирования поражения печени, вызванного неалкогольным или алкогольным стеатогепатитом. J Toxicol Sci. 2007. 32: 453–68. [PubMed] [Google Scholar] 125. Lieber CS. Алкогольная жировая болезнь печени: ее патогенез и механизм развития воспаления и фиброза.Алкоголь. 2004; 34: 9–19. [PubMed] [Google Scholar] 126. Tappy L, Lê KA. Способствует ли употребление фруктозы развитию неалкогольной жировой болезни печени? Клин Рес Гепатол Гастроэнтерол. 2012; 36: 554–60. [PubMed] [Google Scholar] 127. Люстиг Р.Х., Шмидт Л.А., Бриндис CD. Общественное здравоохранение: ядовитая правда о сахаре. Природа. 2012; 482: 27–9. [PubMed] [Google Scholar] 128. Номура К., Яманучи Т. Роль диеты, обогащенной фруктозой, в механизмах неалкогольной жировой болезни печени. J Nutr Biochem. 2012; 23: 203–8. [PubMed] [Google Scholar] 129.Vos MB, Lavine JE. Диетическая фруктоза при неалкогольной жировой болезни печени. Гепатология. 2013; 57: 2525–31. [PubMed] [Google Scholar] 130. Басараноглу М., Басараноглу Г., Сабунджу Т., Сентюрк Х. Фруктоза как ключевой игрок в развитии жировой болезни печени. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2013; 19: 1166–72. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 131. Neuschwander-Tetri BA. Потребление углеводов и неалкогольная жировая болезнь печени. Curr Opin Clin Nutr Metab Care. 2013; 16: 446–52. [PubMed] [Google Scholar] 133. Стэнхоуп К.Л., Шварц Дж.М., Гавел П.Дж.Неблагоприятные метаболические эффекты диетической фруктозы: результаты недавних эпидемиологических, клинических и механистических исследований. Curr Opin Lipidol. 2013; 24: 198–206. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 134. Брант Е.М., Янни К.Г., Ди Бишелье А.М., Нойшвандер-Тетри Б.А., Бэкон BR. Безалкогольный стеатогепатит: предложение по классификации и постановке гистологических поражений. Am J Gastroenterol. 1999; 94: 2467–74. [PubMed] [Google Scholar] 135. Адамс Л.А., Лимп Дж.Ф., Сент-Совер Дж., Сандерсон С.О., Линдор К.Д., Фельдштейн А. и др.Естественная история неалкогольной жировой болезни печени: популяционное когортное исследование. Гастроэнтерология. 2005. 129: 113–21. [PubMed] [Google Scholar] 136. Ekstedt M, Franzén LE, Mathiesen UL, Thorelius L, Holmqvist M, Bodemar G, et al. Длительное наблюдение за пациентами с НАЖБП и повышенными ферментами печени. Гепатология. 2006; 44: 865–73. [PubMed] [Google Scholar] 137. Маттеони К.А., Юноси З.М., Грамлих Т., Бопараи Н., Лю Ю.С., Маккалоу А.Дж. Неалкогольная жировая болезнь печени: спектр клинической и патологической степени тяжести.Гастроэнтерология. 1999; 116: 1413–9. [PubMed] [Google Scholar] 138. Yajima Y, Ohta K, Narui T., Abe R, Suzuki H, Ohtsuki M. Ультрасонографическая диагностика ожирения печени: значение контраста печени и почек. Tohoku J Exp Med. 1983; 139: 43–50. [PubMed] [Google Scholar] 139. Siest G, Schiele F, Galteau MM, Panek E, Steinmetz J, Fagnani F и др. Активность аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы в плазме: статистические распределения, индивидуальные вариации и контрольные значения. Clin Chem.1975; 21: 1077–87. [PubMed] [Google Scholar] 140. Ruhl CE, Everhart JE. Детерминанты связи избыточной массы тела с повышенной активностью аланинаминотрансферазы в сыворотке крови в США. Гастроэнтерология. 2003. 124: 71–9. [PubMed] [Google Scholar] 141. Иоанну Г.Н., Бойко Э.Дж., Ли С.П. Распространенность и предикторы повышенной активности аминотрансфераз в сыворотке крови в США в 1999–2002 гг. Am J Gastroenterol. 2006; 101: 76–82. [PubMed] [Google Scholar] 142. Замин Дж. И., де Маттос А. А., Перин С., Рамос Г. З.[Важность уровня АСТ / АЛТ в диагностике неалкогольного стеатогепатита] Arq Гастроэнтерол. 2002; 39: 22–6. [PubMed] [Google Scholar] 143. Нанджи А.А., французский SW, Freeman JB. Соотношение аланинаминотрансферазы и аспартатаминотрансферазы в сыворотке крови и степень ожирения печени у пациентов с патологическим ожирением. Фермент. 1986; 36: 266–9. [PubMed] [Google Scholar] 144. Пратт Д.С., Каплан ММ. Оценка аномального уровня ферментов печени приводит к бессимптомным пациентам. N Engl J Med. 2000; 342: 1266–71. [PubMed] [Google Scholar] 145. Josekutty J, Iqbal J, Iwawaki T, Kohno K, Hussain MM.Ингибирование белка-переносчика микросомальных триглицеридов вызывает стресс эндоплазматического ретикулума и увеличивает транскрипцию генов через Ire1α / cJun для повышения уровня АЛТ / АСТ в плазме. J Biol Chem. 2013; 288: 14372–83. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 146. Feldstein AE, Wieckowska A, Lopez AR, Liu YC, Zein NN, McCullough AJ. Уровни фрагментов цитокератина-18 как неинвазивные биомаркеры неалкогольного стеатогепатита: многоцентровое валидационное исследование. Гепатология. 2009; 50: 1072–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 147.Кавамото Р., Кохара К., Кусуноки Т., Табара Ю., Абэ М., Мики Т. Соотношение аланинаминотрансферазы / аспартатаминотрансферазы — лучший суррогатный маркер инсулинорезистентности у взрослых японцев, не страдающих ожирением. Кардиоваск Диабетол. 2012; 11: 117. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 148. Сукоян С., Пирола С.Дж. Аланин и аспартатаминотрансфераза и путь цикла глутамина: их роль в патогенезе метаболического синдрома. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2012; 18: 3775–81. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 149.Хедмат Х., Фаллахиан Ф., Аболгасеми Х., Хаджибейги Б., Аттарчи З., Алаеддини Ф. и др. Активность сывороточной гамма-глутамилтрансферазы, аланинаминотрансферазы и аспартатаминотрансферазы у здоровых мужчин-доноров крови из Ирана. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2007. 13: 889–94. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 150. Hsu CH, Wang JY, Chen YL, Liu CC, Chang YL, Chen HS и др. Связь между уровнями аланинаминотрансферазы, аномальной эхогенностью печени и метаболическим синдромом. J Am Board Fam Med. 2011; 24: 407–14.[PubMed] [Google Scholar] 151. Гесслинг В., Массаро Дж. М., Васан Р. С., Д’Агостино Р. Б., старший, Эллисон Р. К., Фокс С. С.. Уровни аминотрансфераз и 20-летний риск метаболического синдрома, диабета и сердечно-сосудистых заболеваний. Гастроэнтерология. 2008; 135: 1935–44. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 152. Uslusoy HS, Nak SG, Gülten M, Bıyıklı Z. Неалкогольный стеатогепатит с нормальными значениями аминотрансфераз. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2009; 15: 1863–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 153. Мардини H, запись C.Выявление и мониторинг фиброза печени: биохимия или биопсия? Энн Клин Биохим. 2005; 42: 441–7. [PubMed] [Google Scholar] 154. Dufour DR, Lott JA, Nolte FS, Gretch DR, Koff RS, Seeff LB. Диагностика и мониторинг повреждений печени. II. Рекомендации по использованию лабораторных тестов при скрининге, диагностике и мониторинге. Clin Chem. 2000; 46: 2050–68. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 155. Линь С.С., Чанг С.С., Ян С.С., Йе Х.З., Линь С.В. Ретроспективная оценка сывороточных маркеров APRI и AST / ALT для оценки фиброза и цирроза печени у пациентов с хроническим гепатитом B и C с гепатоцеллюлярной карциномой.Intern Med. 2008; 47: 569–75. [PubMed] [Google Scholar] 156. Сорби Д., Бойнтон Дж., Линдор К.Д. Соотношение аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы: потенциальное значение для дифференциации неалкогольного стеатогепатита от алкогольной болезни печени. Am J Gastroenterol. 1999; 94: 1018–22. [PubMed] [Google Scholar] 157. Neuschwander-Tetri BA, Clark JM, Bass NM, Van Natta ML, Unalp-Arida A, Tonascia J, et al. Сеть клинических исследований NASH Клинические, лабораторные и гистологические ассоциации взрослых с неалкогольной жировой болезнью печени.Гепатология. 2010; 52: 913–24. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 158. Brucknerová I, Benedeková M, Holomán K, Bieliková E, Kostrová A, Ujházy E, et al. Перенос как «физиологический стресс» и его влияние на ферментативные системы печени у новорожденных с асфиксией. Биомед Пап Мед Fac Univ Palacky Olomouc Czech Repub. 2005; 149: 409–11. [PubMed] [Google Scholar] 159. Розенталь П., Хейт М. Аминотрансфераза как прогностический индекс у младенцев с заболеванием печени. Clin Chem. 1990; 36: 346–8. [PubMed] [Google Scholar] 160.Прати Д., Тайоли Э, Занелла А., Делла Торре Э, Бутелли С., Дель Веккио Э и др. Обновлены определения здоровых диапазонов уровней аланинаминотрансферазы в сыворотке. Ann Intern Med. 2002; 137: 1–10. [PubMed] [Google Scholar] 161. Parise ER, Oliveira AC, Figueiredo-Mendes C, Lanzoni V, Martins J, Nader H и др. Неинвазивные сывороточные маркеры в диагностике структурных повреждений печени при хронической вирусной инфекции гепатита С. Liver Int. 2006; 26: 1095–9. [PubMed] [Google Scholar] 162. Мера-младший, Диксон Б., Фельдман М.Влияние пола на соотношение сывороточной аспартатаминотрансферазы (АСТ) к аланинаминотрансферазе (АЛТ) у пациентов с гипербилирубинемией и без нее. Dig Dis Sci. 2008. 53: 799–802. [PubMed] [Google Scholar] 163. Лазо М, Селвин Э, Кларк Дж. Краткое сообщение: клинические последствия краткосрочной изменчивости результатов тестов функции печени. Ann Intern Med. 2008; 148: 348–52. [PubMed] [Google Scholar] 164. Schmidt E, Schmidt FW, Chemnitz G, Kubale R, Lobers J. Коэффициент Саса (CK / GOT) как пример диагностической значимости соотношений ферментов в сыворотке.Klin Wochenschr. 1980; 58: 709–18. [PubMed] [Google Scholar] 165. Dufour DR. Необходимо ли в клинической практике назначать аспартатаминотрансферазу с аланинаминотрансферазой? Ответ автора. Clin Chem. 2001; 47: 1134–5. [PubMed] [Google Scholar]

AST: ALT Ratio

Ферменты бывают здесь и там, но их не должно быть везде!


Часть 2: AST: ALT Ratio

Дикен Уэзерби, Северная Дакота и Бет Эллен ДиЛуглио, MS, RDN, LDN

В первой части этой статьи, состоящей из двух частей, мы обсуждали соотношение ALT: AST.В этой статье мы будем говорить об обратном соотношении, соотношении AST: ALT, также известном как соотношение ДеРитиса.

Соотношение AST: ALT

С другой стороны… отношение АСТ к АЛТ, называемое соотношением Де Ритиса, можно рассчитать для отслеживания прогрессирования и тяжести заболевания печени, а также можно использовать для оценки метаболического синдрома, повреждения мышц и обструкции желчных путей. Отношение АСТ: АЛТ может быть выше 1 при циррозе, повреждении мышц, обструкции желчных путей и болезни Вильсона.[i] [ii] [iii] [iv] [v]

Заболевание печени

Соотношение АСТ: АЛТ может помочь в оценке степени тяжести патологии при хроническом заболевании печени, включая алкогольную болезнь печени и хронический гепатит. Увеличение соотношения АСТ: АЛТ происходит по мере развития рубцов и фиброза из-за повреждения тканей. Повышение отношения AST к ALT выше 1 связано с прогрессирующим нарушением функции печени и связанными с этим осложнениями, такими как цирроз. [Vi] Фармацевтические препараты также могут вызывать повреждение печени, что, в свою очередь, будет связано с повышенным соотношением AST: ALT.

Детоксикация и биотрансформация печени имеют решающее значение для минимизации токсической нагрузки на организм; его можно измерить с помощью теста на моноэтилглицинексилидид (MEGX). Исследователи наблюдали обратную корреляцию между результатами MEGX и соотношением АСТ: АЛТ. Значения MEGX были значительно ниже у людей с соотношением AST: ALT, равным 1 или более, что указывает на нарушение детоксикационных способностей. [Vii]

При фиброзе печени соотношение AST: ALT особенно полезно, потому что оно может идентифицировать фиброз, даже если и AST, и ALT находятся в пределах нормального лабораторного диапазона.Когда соотношение АСТ: АЛТ превышает 1, можно заподозрить фиброз, что указывает на то, что все не в порядке. [Viii]

Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) без фиброза или цирроза может быть связана с соотношением АСТ: АЛТ ниже 1. Отношение АСТ: АЛТ включается в комплексную оценку фиброза НАЖБП. Соотношение меньше единицы свидетельствует о НАЖБП / неалкогольном стеатогепатите. Однако это соотношение превышает 1 из 92% случаев алкогольной болезни печени и превышает 2 в 70% случаев.[ix]

Хронический гепатит С без фиброза обычно связан с соотношением АСТ / АЛТ менее 1. [x] Однако в случае молниеносного острого вирусного гепатита АСТ может подниматься выше АЛТ. При алкогольном гепатите АСТ обычно выше, чем АЛТ, если только не прошло несколько дней без воздействия алкоголя, когда АЛТ может подняться выше АСТ. Увеличение соотношения АСТ: АЛТ в любом из состояний может быть признаком того, что имеют место долгосрочные осложнения, такие как фиброз и цирроз. [Xi]

Злоупотребление алкоголем

Алкоголь по своей природе разрушает печень, и длительное употребление связано с повышенным соотношением АСТ: АЛТ после того, как началось повреждение печени.Отношение АСТ: АЛТ 1,1 или меньше может наблюдаться при злоупотреблении алкоголем без цирроза печени. Однако длительное злоупотребление алкоголем с циррозом печени было связано с соотношением АСТ: АЛТ более 1,1. [xii]

У алкоголиков с повышенным уровнем аминотрансфераз среднее соотношение АСТ: АЛТ составляло 1,5, в то время как для людей с нормальным уровнем отдельных аминотрансфераз соотношение составляло 1,64. [Xiii] При сильном злоупотреблении алкоголем соотношение часто составляет 2 или выше. [Xiv] Отношение. может увеличиваться из-за фиброза печени или снижения клиренса AST специализированными клетками печени, называемыми синусоидальными клетками.[xv] Как ферментам АСТ, так и АЛТ требуется пиридоксаль-5’-фосфат (витамин B6), и его истощение, обычное при злоупотреблении алкоголем, может снизить их уровень, особенно АЛТ.

Первичный билиарный цирроз (ПБЦ) характеризуется портальным воспалением и разрушением внутрипеченочных желчных протоков, степень тяжести которого может отражаться в соотношении АСТ и АЛТ. Была обнаружена статистически значимая корреляция между прогрессирующим ПБЦ и увеличением соотношения АСТ: АЛТ. [Xvi]

Обструкция желчных путей может вызвать соотношение АСТ: АЛТ более 1.5, что свидетельствует о вероятности внутрипеченочного холестаза. Отношение АСТ / АЛТ менее 1,5 предполагает внепеченочную обструкцию. [Xvii]

Повреждение мышц

Увеличение соотношения AST: ALT будет наблюдаться при повреждении мышц, поскольку AST в мышцах значительно выше, чем ALT. Это соотношение полезно при оценке критической ишемии конечностей (CLI), формы заболевания периферических артерий, характеризующейся тяжелой обструкцией артерий конечностей. Соотношение АСТ: АЛТ больше 1.67 свидетельствует о высоком риске CLI. [Xviii] Повышение уровня AST можно увидеть при инфаркте миокарда, и расчет соотношения AST: ALT может быть полезным при оценке степени повреждения сердечной мышцы. [Xix]

Метаболический синдром Факторы риска, такие как окружность талии и соотношение талии и бедер, ИМТ, диастолическое артериальное давление, уровни триглицеридов, ЛПНП, мочевая кислота, уровни инсулина натощак и инсулинорезистентность отрицательно коррелировали с соотношением АСТ и АЛТ в организме человека. случайная выборка из 935 учащихся в возрасте от 11 до 16 лет.Исследователи обнаружили, что риск метаболического синдрома в 6 раз выше у людей с самым низким уровнем АСТ: соотношение АЛТ и центральное ожирение были наиболее тесно связанным фактором. [Xx] Многоцентровое обсервационное исследование с участием 1625 взрослых подтвердило, что риск метаболического синдрома был наибольшим. у лиц с самым низким соотношением АСТ: АЛТ. [xxi]

Итак, как видите, повышенные уровни АСТ и АЛТ и их соотношение в соотношении могут предоставить ценные клинические данные.

Состояние Соотношение AST: ALT
НАЖБП у пациентов группы риска без фиброза или цирроза печени Менее 1
Фиброз печени 1 или выше
Злоупотребление алкоголем без цирроза печени 1.1 или меньше
Злоупотребление алкоголем с циррозом печени Более 1,1
Обструкция желчных путей внутрипеченочная Больше 1,5
Обструкция желчных путей внепеченочная Менее 1,5
Критическая ишемия конечностей при заболевании периферических артерий Больше 1,67
Развитие цирроза печени Больше 2
Алкогольная болезнь печени тяжелой степени Больше 3

Расчет коэффициента — пусть ODX сделает всю работу!

Хорошие новости! Отношение AST: ALT теперь автоматически рассчитывается программным обеспечением Optimal DX, если в систему добавлены и AST, и ALT.Нет необходимости выполнять какие-либо преобразования, поскольку программное обеспечение сделает это за вас и теперь покажет результат в отчете о результатах анализа крови:

Однако, если вы просто хотите произвести расчет вручную, следуйте этим инструкциям:

Отношение AST: ALT рассчитывается путем деления результата AST на результат ALT.

Вот пример:

AST — 26, а ALT — 22: 26/22 = 1,18
Итак, соотношение AST: ALT в этом примере равно 1.18

Список литературы

[i] Woreta TA, Alqahtani SA. Оценка аномальных печеночных тестов. Med Clin North Am. 2014 Янв; 98 (1): 1-16.

[ii] Thapa BR, Walia A. Функциональные пробы печени и их интерпретация. Индийский J Pediatr. 2007 июл; 74 (7): 663-71. Рассмотрение. PubMed PMID: 17699976. [R]

[iii] Риф П., Пихлер М., Раггам Р. и др. Соотношение AST / ALT (De-Ritis): новый маркер критической ишемии конечностей у пациентов с окклюзионной болезнью периферических артерий.Медицина (Балтимор). 2016 июн; 95 (24): e3843. [R]

[iv] Холл П., Кэш Дж. Какова реальная функция «функциональных» тестов печени? Ольстер Мед Дж. 2012 Янв; 81 (1): 30-6. [R]

[v] Gowda S, Desai PB, Hull VV, et al. Обзор лабораторных тестов функции печени. Пан Афр Мед Дж. 2009 22 ноября; 3:17. [R]

[vi] Woreta TA, Alqahtani SA. Оценка аномальных печеночных тестов. Med Clin North Am. 2014 Янв; 98 (1): 1-16. [R]

[vii] Джаннини Э., Риссо Д., Ботта Ф. и др. Валидность и клиническая применимость соотношения аспартатаминотрансфераза-аланинаминотрансфераза для оценки тяжести заболевания и прогноза у пациентов с хроническим заболеванием печени, связанным с вирусом гепатита С.Arch Intern Med. 2003 27 января; 163 (2): 218-24. [R]

[viii] Ньюсом П.Н., Крамб Р., Дэвисон С.М. и др. Рекомендации по ведению аномальных анализов крови печени. Кишечник. 2018 Янв; 67 (1): 6-19. [R]

[ix] Холл П., Кэш Дж. Какова реальная функция «функциональных» тестов печени? Ольстер Мед Дж. 2012 Янв; 81 (1): 30-6. [R]

[x] Джаннини Э., Риссо Д., Ботта Ф. и др. Валидность и клиническая применимость соотношения аспартатаминотрансфераза-аланинаминотрансфераза для оценки тяжести заболевания и прогноза у пациентов с хроническим заболеванием печени, связанным с вирусом гепатита С.Arch Intern Med. 2003 27 января; 163 (2): 218-24. [R]

[xi] Ботрос М., Сикарис К.А. Коэффициент деритис: испытание временем. Clin Biochem Rev.2013 Ноябрь; 34 (3): 117-30. Рассмотрение. [R]

[xii] Ботрос М., Сикарис К.А. Коэффициент деритис: испытание временем. Clin Biochem Rev.2013 Ноябрь; 34 (3): 117-30. Рассмотрение. [R]

[xiii] Кавачи И., Робинсон Г.М., Стэйс Н.Х. Сочетание повышенного отношения АСТ: АЛТ в сыворотке и среднего объема клеток эритроцитов позволяет выявить чрезмерное потребление алкоголя. N Z Med J.1990, 11 апреля; 103 (887): 145-8. [R]

[xiv] Лала В., Гоял А., Бансал П., Минтер Д.А. Функциональные тесты печени. 2020 27 марта. StatPearls [Интернет]. Остров сокровищ (Флорида): StatPearls Publishing; 2020 Янв-. Доступно с [R]

[xv] Thapa BR, Walia A. Функциональные пробы печени и их интерпретация. Индийский J Pediatr. 2007 июл; 74 (7): 663-71. Рассмотрение. [R]

[xvi] Алемпиевич Т., Крстич М., Йесич Р. и др. Биохимические маркеры для неинвазивной оценки стадии заболевания у пациентов с первичным билиарным циррозом.Мир Дж. Гастроэнтерол. 2009 7 февраля; 15 (5): 591-4. [R]

[xvii] Холл П., Кэш Дж. Какова реальная функция «функциональных» тестов печени? Ольстер Мед Дж. 2012 Янв; 81 (1): 30-6. [R]

[xviii] Риф П., Пихлер М., Раггам Р. и др. Соотношение AST / ALT (De-Ritis): новый маркер критической ишемии конечностей у пациентов с окклюзионной болезнью периферических артерий. Медицина (Балтимор). 2016 июн; 95 (24): e3843. DOI: 10.1097 / MD.0000000000003843. Опечатка в: Медицина (Балтимор). 2016 7 августа; 95 (31): e5074.[R]

[xix] Рей Р. Аминотрансферазы в болезнях. Clin Lab Med. 1989 декабрь; 9 (4): 667-87. PMID: 2686908. [R]

[xx] Лин С., Танг Л., Цзян Р. и др. Связь между соотношением аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы и метаболическим синдромом у подростков в Северо-Восточном Китае. Синдр диабета, метаболизма, ожирения. 18 ноября 2019; 12: 2387-2394 [R]

[xxi] Хэнли А.Дж., Уильямс К., Феста А. и др. Маркеры печени и развитие метаболического синдрома: исследование инсулинорезистентного атеросклероза.Диабет. 2005 ноя; 54 (11): 3140-7. [R]

ALT: Коэффициент AST | Optimal DX

Ферменты есть здесь и там, но их не должно быть везде!


Часть 1: ALT: Коэффициент AST

Дикен Уэзерби, Северная Дакота и Бет Эллен ДиЛуглио, MS, RDN, LDN

Аланинаминотрансфераза (АЛТ) и аспартатаминотрансфераза (АСТ) являются ферментами, которые участвуют в глюконеогенезе путем переноса аминогрупп на альфа-кетоглутаровую кислоту. из аланина (для производства пировиноградной кислоты) или из аспарагиновой кислоты (для производства щавелевоуксусной кислоты).Их часто называют «ферментами печени», хотя они обнаруживаются в других тканях.

АЛТ обнаруживается в высоких концентрациях в печени и более низких концентрациях в головном мозге, кишечнике, мышцах, жировой ткани и простате. Повышенные уровни АЛТ в сыворотке, как правило, более специфичны для поражения печени, чем для других повреждений тканей. [I]

АСТ обнаружен в печени, мышцах, головном мозге, почках, поджелудочной железе, легких, а также в лейкоцитах и ​​эритроцитах. Повышенное высвобождение обоих ферментов в кровоток является признаком повреждения тканей, которое в конечном итоге может привести к потере функции.[ii]

В этой первой части нашей серии из двух частей о соотношениях ALT и AST мы погрузимся в соотношение ALT: AST и обсудим типы состояний, которые связаны с повышенным соотношением. Часть 2 будет посвящена соотношению АСТ: АЛТ!

Соотношение ALT: AST

Повышение отношения АЛТ к АСТ связано с тесно связанными нарушениями инсулинорезистентности, метаболическим синдромом, неалкогольной жировой болезнью печени и сердечно-сосудистыми заболеваниями. [Iii] [iv] Исследования убедительно показывают, что это соотношение можно использовать в качестве критерия маркер метаболического здоровья.Обследование состояния здоровья 16 371 взрослого человека показало, что увеличение соотношения АЛТ: АСТ коррелирует с нарушением глюкозы натощак, инсулинорезистентностью / HOMA-IR, недиагностированным диабетом 2 типа и ухудшением метаболического здоровья [v]

.

Инсулинорезистентность

Наличие инсулинорезистентности следует оценивать с учетом ее роли в метаболическом синдроме, диабете, сердечно-сосудистых заболеваниях, дислипидемии и гипертонии, и необходимы обширные исследования.

Повышенное отношение АЛТ к АСТ независимо связано с инсулинорезистентностью (ИР) и считается основным маркером заболевания.Исследователи в большом поперечном исследовании 8398 взрослых предложили пороговую точку для ALT: AST 0,80 для лиц с нецентральным ожирением и 0,78 для лиц с центральным ожирением для выявления ИР. [Vi]

Инсулинорезистентность [vii]

  • Инсулинорезистентность определяется как нарушенный биологический ответ на стимуляцию инсулином тканей-мишеней, в первую очередь печени, мышц и жировой ткани.
  • Инсулинорезистентность ухудшает утилизацию глюкозы, что приводит к компенсаторному увеличению выработки инсулина бета-клетками и гиперинсулинемии.
  • Метаболические последствия инсулинорезистентности могут привести к гипергликемии, гипертонии, дислипидемии, висцеральному ожирению, гиперурикемии, повышению воспалительных маркеров, эндотелиальной дисфункции и протромбическому состоянию.
  • Прогрессирование инсулинорезистентности может привести к метаболическому синдрому, неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП) и сахарному диабету 2 типа.
  • Скрининг на инсулинорезистентность может быть проведен путем расчета оценки гомеостатической модели — инсулинорезистентность (HOMA-IR): инсулин натощак (мкЕд / мл) x глюкоза натощак (ммоль / л) / 22.5. [viii]

В поперечном исследовании 587 взрослых мужчин и 755 женщин был выявлен повышенный риск инсулинорезистентности по увеличению соотношения АЛТ и АСТ как у лиц с избыточным весом (ИМТ более 25), так и у лиц с нормальным весом (ИМТ менее 25). . [ix] Исследование выявило инсулинорезистентность у субъектов с избыточным весом с соотношением АЛТ: АСТ больше или равным 1,02. Инсулинорезистентность была выявлена ​​у людей с нормальным весом с соотношением АЛТ: АСТ 0,82 или выше, уровень, связанный с 1.91-кратное увеличение инсулинорезистентности. Отношение АЛТ: АСТ было лучшим предиктором инсулинорезистентности, чем артериальное давление, низкий уровень ЛПВП или только АЛТ и АСТ. В исследовании инсулинорезистентность была определена как значение HOMA-IR 2,5 или выше.

Сердечно-сосудистые заболевания

Сердечно-сосудистые заболевания , резистентность к инсулину и другие метаболические нарушения тесно связаны, и оценка соотношения АЛТ: АСТ может помочь подтвердить эту патологическую взаимосвязь. Отношение АЛТ к АСТ было рассчитано у 1063 пациентов с подтвержденной ИБС.Исследования показали, что соотношение АЛТ: АСТ, равное 1,1, «сильно и достоверно» способно прогнозировать неблагоприятные сердечно-сосудистые события у пациентов с ИБС с инсулинорезистентностью (определяемой HOMA-R более 2,5). [X]

Метаболический синдром

Феномен метаболического синдрома характеризуется резистентностью к инсулину, непереносимостью глюкозы, атерогенной дислипидемией, гипертонией, абдоминальным ожирением, воспалением и протромботическим состоянием и представляет собой группу метаболических нарушений.Использование соотношения АЛТ: АСТ может помочь выявить тех, кто подвержен риску метаболического синдрома или страдает от него. Отношение больше 1 наблюдалось у 60 взрослых с установленным метаболическим синдромом. [Xi]

Соотношение АЛТ: АСТ может даже помочь идентифицировать людей с метаболическим синдромом на его «тихой» стадии. Поперечное исследование 1643 мужчин и 1764 женщин выявило значительно более высокие отношения АЛТ к АСТ у лиц, у которых был выявлен метаболический синдром. Повышенное соотношение АЛТ: АСТ как у мужчин, так и у женщин с диагнозом метаболический синдром также значительно коррелировало с большей окружностью талии. [xii] Исследование также подтвердило тесную связь метаболического синдрома с неалкогольной жировой болезнью печени, другой метаболической аномалией, связанной с повышенным соотношением АЛТ: АСТ.

Неалкогольная болезнь печени (НАЖБП)

Здоровье печени тесно связано с регуляцией уровня глюкозы в крови и инсулинорезистентностью, поскольку печень отвечает за вывод инсулина из кровотока. [Xiii] Неудивительно, что резистентность к инсулину, в свою очередь, тесно связана с НАЖБП.Повышенное соотношение АЛТ: АСТ считается суррогатным маркером неалкогольной жировой болезни печени, слишком распространенного явления, связанного с накоплением жира в печени (гепатостеатоз). [Xiv]

Сильная связь между соотношением АЛТ: АСТ и НАЖБП очевидна даже у детей и подростков. Те, у кого соотношение АЛТ: АСТ больше 0,98, имели в 2,19 раза больший риск НАЖБП. НАЖБП низкой степени злокачественности характеризовалась соотношением АЛТ: АСТ 1,07, в то время как отношение выше 1,46 было связано с НАЖБП более высокой степени.Люди с НАЖБП были тяжелее, имели большую окружность талии и имели значительно более высокое кровяное давление и дислипидемию. [Xv]

Крайне важно выявлять НАЖБП на ранней стадии, поскольку она тесно связана с оксидантным стрессом, эндотелиальной дисфункцией, неблагоприятными сердечно-сосудистыми событиями и метаболическим синдромом. [Xvi] Оценка соотношения АЛТ: АСТ может быть важным предиктором гепатостеатоза / НАЖБП у пациентов. также люди с хроническим гепатитом С. [xvii]

Оптимальное соотношение АЛТ к АСТ может отражать состояние метаболизма и отсутствие заболеваний печени.Однако чрезвычайно низкий уровень АЛТ: АСТ может быть связан с чрезвычайно низким уровнем АЛТ, который, в свою очередь, связан со слабостью и старением. [Xviii]

Состояние Соотношение ALT: AST

Повышенный риск инсулинорезистентности (ИР) у лиц с центральным ожирением

Больше 0,78

Повышенный риск ИР у лиц, не страдающих центральным ожирением

Больше 0.8

Риск ИР повышается в 1,91 раза у лиц с нормальным весом

0,82 или больше

Повышенный риск ИР у лиц с избыточным весом

1,02 или выше

Повышенный риск сердечно-сосудистых событий у пациентов с ИБС с ИР

1,1

Повышенный риск метаболического синдрома

1 или выше

2.19-кратное повышение риска НАЖБП

0,98 или больше

Повышенный риск НАЖБП низкой степени злокачественности

1,07

Повышенный риск НАЖБП высокой степени

Больше 1,46

Расчет коэффициента — пусть ODX сделает всю работу!

Хорошие новости! Отношение ALT: AST теперь автоматически рассчитывается программным обеспечением Optimal DX, если в систему добавлены и ALT, и AST.Нет необходимости выполнять какие-либо преобразования, поскольку программное обеспечение сделает это за вас и теперь покажет результат в отчете о результатах анализа крови:

Однако, если вы просто хотите произвести расчет вручную, следуйте этим инструкциям:

Отношение ALT: AST рассчитывается путем деления результата ALT на результат AST.

Вот пример:

ALT равно 22, а AST — 26: 22/26 = 0,85
Итак, соотношение ALT: AST в этом примере равно 0.85

Список литературы

[i] Woreta TA, Alqahtani SA. Оценка аномальных печеночных тестов. Med Clin North Am. 2014 Янв; 98 (1): 1-16.

[ii] Thapa BR, Walia A. Функциональные пробы печени и их интерпретация. Индийский J Pediatr. 2007 июл; 74 (7): 663-71. Рассмотрение. PubMed PMID: 17699976. [R]

[iii] Риф П., Пихлер М., Раггам Р. и др. Соотношение AST / ALT (De-Ritis): новый маркер критической ишемии конечностей у пациентов с окклюзионной болезнью периферических артерий.Медицина (Балтимор). 2016 июн; 95 (24): e3843. [R]

[iv] Холл П., Кэш Дж. Какова реальная функция «функциональных» тестов печени? Ольстер Мед Дж. 2012 Янв; 81 (1): 30-6. [R]

[v] Gowda S, Desai PB, Hull VV, et al. Обзор лабораторных тестов функции печени. Пан Афр Мед Дж. 2009 22 ноября; 3:17. [R]

[vi] Woreta TA, Alqahtani SA. Оценка аномальных печеночных тестов. Med Clin North Am. 2014 Янв; 98 (1): 1-16. [R]

[vii] Джаннини Э., Риссо Д., Ботта Ф. и др. Валидность и клиническая применимость соотношения аспартатаминотрансфераза-аланинаминотрансфераза для оценки тяжести заболевания и прогноза у пациентов с хроническим заболеванием печени, связанным с вирусом гепатита С.Arch Intern Med. 2003 27 января; 163 (2): 218-24. [R]

[viii] Ньюсом П.Н., Крамб Р., Дэвисон С.М. и др. Рекомендации по ведению аномальных анализов крови печени. Кишечник. 2018 Янв; 67 (1): 6-19. [R]

[ix] Холл П., Кэш Дж. Какова реальная функция «функциональных» тестов печени? Ольстер Мед Дж. 2012 Янв; 81 (1): 30-6. [R]

[x] Джаннини Э., Риссо Д., Ботта Ф. и др. Валидность и клиническая применимость соотношения аспартатаминотрансфераза-аланинаминотрансфераза для оценки тяжести заболевания и прогноза у пациентов с хроническим заболеванием печени, связанным с вирусом гепатита С.Arch Intern Med. 2003 27 января; 163 (2): 218-24. [R]

[xi] Ботрос М., Сикарис К.А. Коэффициент деритис: испытание временем. Clin Biochem Rev.2013 Ноябрь; 34 (3): 117-30. Рассмотрение. [R]

[xii] Ботрос М., Сикарис К.А. Коэффициент деритис: испытание временем. Clin Biochem Rev.2013 Ноябрь; 34 (3): 117-30. Рассмотрение. [R]

[xiii] Кавачи И., Робинсон Г.М., Стэйс Н.Х. Сочетание повышенного отношения АСТ: АЛТ в сыворотке и среднего объема клеток эритроцитов позволяет выявить чрезмерное потребление алкоголя. N Z Med J.1990, 11 апреля; 103 (887): 145-8. [R]

[xiv] Лала В., Гоял А., Бансал П., Минтер Д.А. Функциональные тесты печени. 2020 27 марта. StatPearls [Интернет]. Остров сокровищ (Флорида): StatPearls Publishing; 2020 Янв-. Доступно с [R]

[xv] Thapa BR, Walia A. Функциональные пробы печени и их интерпретация. Индийский J Pediatr. 2007 июл; 74 (7): 663-71. Рассмотрение. [R]

[xvi] Алемпиевич Т., Крстич М., Йесич Р. и др. Биохимические маркеры для неинвазивной оценки стадии заболевания у пациентов с первичным билиарным циррозом.Мир Дж. Гастроэнтерол. 2009 7 февраля; 15 (5): 591-4. [R]

[xvii] Холл П., Кэш Дж. Какова реальная функция «функциональных» тестов печени? Ольстер Мед Дж. 2012 Янв; 81 (1): 30-6. [R]

[xviii] Риф П., Пихлер М., Раггам Р. и др. Соотношение AST / ALT (De-Ritis): новый маркер критической ишемии конечностей у пациентов с окклюзионной болезнью периферических артерий. Медицина (Балтимор). 2016 июн; 95 (24): e3843. DOI: 10.1097 / MD.0000000000003843. Опечатка в: Медицина (Балтимор). 2016 7 августа; 95 (31): e5074.[R]

[xix] Рей Р. Аминотрансферазы в болезнях. Clin Lab Med. 1989 декабрь; 9 (4): 667-87. PMID: 2686908. [R]

[xx] Лин С., Танг Л., Цзян Р. и др. Связь между соотношением аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы и метаболическим синдромом у подростков в Северо-Восточном Китае. Синдр диабета, метаболизма, ожирения. 18 ноября 2019; 12: 2387-2394 [R]

[xxi] Хэнли А.Дж., Уильямс К., Феста А. и др. Маркеры печени и развитие метаболического синдрома: исследование инсулинорезистентного атеросклероза.Диабет. 2005 ноя; 54 (11): 3140-7. [R]

Уровни АСТ и АЛТ в результатах анализа крови — что они означают?

AST и ALT — два общих маркера для диагностики заболеваний печени. Пациенты с заболеваниями печени часто находят уровень АСТ и АЛТ неудовлетворительным, но что на самом деле означают эти цифры? И имеют ли пациенты с любым типом дисфункции печени одинаковые уровни?

Соотношение AST: ALT

Хотя нормальный диапазон уровней АСТ и АЛТ варьируется в разных лабораториях и странах, соотношение АСТ: АЛТ является ключевым при диагностике заболеваний печени.Использование этого соотношения было впервые предложено де Ритисом в 1955 году. Он обнаружил, что это соотношение уменьшалось у пациентов с острым вирусным гепатитом и увеличивалось у пациентов с циррозом печени.

Соотношение АСТ: АЛТ у здорового человека будет около 1,15. Если соотношение больше 2,0 (до 6,0), это свидетельствует об алкогольной болезни печени. А если соотношение составляет от 1,4 до 2,0, это говорит о циррозе печени. Достаточно интересно, что тяжесть цирроза измеряется уровнем соотношения, подразумевая, что пациенты с циррозом с высоким соотношением АСТ: АЛТ, вероятно, будут иметь более запущенный случай цирроза.С другой стороны, пациенты с острым вирусным гепатитом часто имеют очень низкое соотношение АСТ: АЛТ, в пределах от 0,5 до 0,8.

Поскольку уровень AST значительно повышается после употребления алкоголя, он также может быть маркером употребления алкоголя. Однако следует отметить, что у большинства пациентов с высоким потреблением алкоголя, но без тяжелого заболевания печени часто соотношение АСТ / АЛТ не превышает 1, что означает, что высокое соотношение, вероятно, может быть результатом запущенной алкогольной болезни печени.

Вот простой способ узнать свое соотношение АСТ: АЛТ: разделите уровень АСТ, как показано в результатах анализа крови, на уровень АЛТ. Например, если ваш АСТ составляет 20 Ед / л, а ваш АЛТ составляет 18 Ед / л, тогда ваш коэффициент АЛТ будет 1,05, что находится в пределах нормы.

Какова величина повышения АСТ и АЛТ при остром вирусном гепатите?

Не только соотношение АСТ: АЛТ полезно при диагностике заболеваний печени, величина повышения АСТ и АЛТ также является важным маркером, когда речь идет о дифференциации типов заболеваний печени у пациентов.Одним из наиболее очевидных заболеваний, которые можно диагностировать с помощью этого метода, является острый вирусный гепатит. В ходе исследования 15 лабораторных тестов было показано, что все пациенты с острым вирусным гепатитом показали уровень АСТ более 200 Ед / л и уровень АЛТ более 300 Ед / л, что в 25 раз превышает верхний предел нормальных уровней. .

Всегда ли повышение уровня АСТ и АЛТ связано с заболеваниями печени?

Поскольку AST обнаружен в различных органах, таких как печень, почки, сердце, скелетные мышцы и мозг, повышение уровня AST также может быть связано с острым повреждением сердечной или скелетной мускулатуры.Меньшая степень повышения АЛТ также может сигнализировать о повреждении скелетных мышц или это просто реакция организма после интенсивных упражнений. Следовательно, повышение уровня АСТ и АЛТ не всегда указывает на печеночные заболевания, хотя в таких ситуациях все же следует проявлять осторожность.

Лечебные процедуры

Несмотря на широкий спектр причин повышения AST и ALT, это никогда не следует игнорировать или рассматривать как временную проблему. Поскольку повышенные уровни АСТ и АЛТ предполагают воспаление печени, пациенты могут попробовать способы снизить уровни, сначала прекратив прием алкоголя в любой форме, а затем выполняя регулярные упражнения и поддерживая сбалансированную диету с достаточным количеством цельнозерновых, зеленых листовых. овощи и молочные продукты.При необходимости пациенты всегда могут попробовать принимать добавки для печени, которые безопасны и помогают снизить как уровни АСТ, так и АЛТ. Когда оба уровня контролируются, это хороший признак того, что печень больше не воспалена и не повреждена.

Связь между соотношением аланинаминотрансферазы / аспартатаминотрансферазы (соотношение AST / ALT) и повреждением коронарной артерии у детей с болезнью Кавасаки

Цель . Изучить связь между соотношением аспартатаминотрансферазы (AST) / аланинаминотрансферазы (ALT) (отношение AST / ALT, AAR) и резистентностью к внутривенному иммуноглобулину (IVIG), поражениями коронарных артерий (CAL) и аневризмами коронарных артерий (CAA) у детей. с болезнью Кавасаки (KD). Дизайн . Мы ретроспективно изучили 2678 детей с KD и разделили их на две группы: группу с низким AAR и группу с высоким AAR со средним AAR 1,13 в качестве точки отсечения. Различия в лабораторных данных, клинических проявлениях и частоте повреждения коронарных артерий сравнивались между двумя группами. Результаты . Частота CAL была выше в группе с низким AAR, чем в группе с высоким AAR, через 2 и 3-4 недели после начала заболевания (соответственно). Показатель устойчивости к ВВИГ был значительно выше в группе с низким AAR, чем в группе с высоким AAR (29.94% против 21,71%,). Уровни C-реактивного белка, скорость оседания эритроцитов, количество лейкоцитов, билирубин, фибриноген, тромбиновое время, D-димер и натрийуретический пептид мозга также были значительно выше в группе с низким AAR по сравнению с группой с высоким AAR. Уровни альбумина и IgG были значительно ниже в группе с низким AAR по сравнению с таковыми в группе с высоким AAR. Доля типичных случаев KD в группе с низким AAR была значительно выше, чем в группе с высоким AAR.Низкий AAR коррелировал с риском повреждения коронарной артерии и сопротивлением ВВИГ. Заключение . Дети с KD, у которых было низкое значение AAR, были более склонны к развитию повреждения коронарной артерии и устойчивости к IVIG. Низкий AAR является фактором риска устойчивости к CAL, CAA и IVIG при KD.

1. Введение

О болезни Кавасаки (БК) сообщалось более 50 лет [1], хотя ее этиология неизвестна. Его патологические особенности включают обширное воспаление мелких и средних кровеносных сосудов по всему телу.Основным серьезным осложнением КД является поражение коронарной артерии (КАЛ). Несмотря на своевременное внутривенное введение иммуноглобулинов (ВВИГ), аневризмы коронарных артерий (АКА) встречаются у 4% пациентов с БК [2] и являются основной причиной приобретенных пороков сердца. В мире самый высокий уровень заболеваемости на 100 000 (детей до 5 лет) в Японии (330) [3], за ней следуют Южная Корея (194,7) [4], США (25) [5], Великобритания (8,39). [6] и Австралия (9,34) [7]. Из-за отсутствия национальной статистики в Китае доступны только местные данные [8–12].

Трансаминаза использовалась в качестве индикатора мониторинга функции печени в течение нескольких десятилетий и в качестве основного лабораторного теста в клинической практике [13]. Аспартатаминотрансфераза (АСТ) широко обнаруживается в печени, почках, головном мозге, легких и скелетных мышцах, тогда как аланинаминотрансфераза (АЛТ) в основном присутствует в цитоплазме гепатоцитов. Когда гепатоциты повреждаются в результате острого воспаления, проницаемость клеточных мембран увеличивается, и АСТ и АЛТ попадают в кровь, хотя их концентрации и фазы различны [14].Клинически соотношение AST / ALT (AAR) обычно используется для проверки функции печени. Аномальные условия отражают повреждение клеток печени. Повышенный уровень АЛТ более характерен для поражения печени, чем АСТ, поскольку повышение уровня АСТ также вызвано внепеченочным заболеванием [15]. В ранних исследованиях сообщалось о связи между AAR и хроническими заболеваниями печени, такими как иммунная болезнь печени, хронический вирусный гепатит и неалкогольная болезнь печени [16–20]. Недавно сообщалось, что AAR связан с долгосрочным сердечно-сосудистым заболеванием [21].Коронарное повреждение при KD представляет собой скрытую опасность для сердечно-сосудистых событий с поздним началом [22]. Однако неясно, существует ли какая-либо связь между AAR и повреждением коронарной артерии при KD.

Таким образом, мы исследовали, связан ли AAR с повреждением коронарной артерии у детей с KD. Насколько нам известно, это первое исследование по применению AAR в KD. Целью этого исследования было изучить связь между AAR и повреждением коронарной артерии, а также резистентностью IVIG у детей с KD.

2. Материалы и методы
2.1. Субъекты

Мы проанализировали данные о детях с KD во Второй больнице-филиале Медицинского университета Вэньчжоу с 1 января 2011 г. по 31 декабря 2018 г. В целом было собрано 2768 детей, из которых 184 ребенка без AST или ALT, 6 детей без сердечной недостаточности. Ультразвуковое исследование и 1 ребенок с экстремальными выбросами АСТ / АЛТ были исключены. Наконец, в исследование были включены 2577 детей. Мы разделили всех детей с KD на две группы в соответствии со средним значением AAR, равным 1.13: AAR <1,13 = группа с низким AAR (1287 детей) и AAR ≥ 1,13 = группа с высоким AAR (1290 детей).

Всем детям был поставлен диагноз согласно японскому стандарту KD [23]. Дети, которые соответствовали диагностическим критериям 5 или 6 из 6 (лихорадка> 5 дней; изменения конечностей; сыпь; конъюнктивит; изменения ротовой полости; шейная лимфаденопатия), были определены как KD, а дети с менее чем 5 диагностическими критериями были определены как атипичные KD [24 ].

2.2. Сбор данных и лабораторные исследования

Мы собрали следующую информацию: возраст (в месяцах), пол, время лечения ВВИГ, получение стероидной терапии и метод лечения ВВИГ.Мы также собрали лабораторные данные перед лечением ВВИГ, включая количество лейкоцитов, количество нейтрофилов, уровень гемоглобина, количество лимфоцитов, количество эозинофилов, а также уровни АЛТ, АСТ, С-реактивного белка (СРБ), скорость оседания эритроцитов (СОЭ) и уровни альбумина, натрия, калия, фибриногена, D-димера и N-концевого прогормона натрийуретического пептида мозга. Эхокардиограммы проводились через 2 и 3–4 недели после начала заболевания.

2.3. Устойчивость к IVIG

Температура тела> 38.Значение 0 ° C, которое не вернулось к норме через 48 часов после окончания инъекции ВВИГ, или повышение температуры тела> 38,0 ° С в течение 2 недель, было определено как устойчивость к ВВИГ [25].

2.4. CAL и CAA

CAL и CAA были определены, как описано ранее [26]: (1) возраст <36 месяцев, диаметр коронарного русла ≥2,5 мм; (2) 36 месяцев ≥ возраст> 108 месяцев, диаметр коронарной артерии ≥3 мм; и (3) возраст ≥108 месяцев, диаметр коронарной артерии ≥3,5 мм был определен как коронарное поражение. Диаметр коронарной артерии ≥4 мм был определен как аневризма коронарной артерии.

2,5. Статистический анализ

SPSS версии 23 использовался для статистического анализа, и данные подсчета были выражены как среднее ± стандартное отклонение или медиана и межквартильный размах, а данные измерений были выражены как числа и проценты. Категориальные переменные сравнивали с использованием критерия хи-квадрат. Связь между AAR и коронарным повреждением была протестирована с использованием множественных логистических регрессий. Все тесты считались значимыми при.

3. Результаты
3.1. Демографические характеристики и клинические данные

Как показано в таблице 1, доля детей мужского пола была немного выше, чем в группе с высоким AAR, по сравнению с группой с низким AAR. Время лечения ВВИГ было раньше в группе с низким AAR по сравнению с группой с высоким AAR (6 дней против 7 дней;). Доля неиспользованных ВВИГ была ниже в группе с низким AAR по сравнению с группой с высоким AAR (3,43% против 12,29%). Не было различий в возрасте и получении стероидной терапии до постановки диагноза между группами с высоким и низким AAR.Доля основных симптомов, таких как сыпь, конъюнктивит и изменения конечностей, была выше в группе с низким AAR по сравнению с группой с высоким AAR (81,12% против 70,16%; 92,39% против 80,70%; 75,50% против 69,77%). %, , соответственно). В результате доля атипичных KD была ниже в группе с низким AAR, чем в группе с высоким AAR (17,72% против 31,55%).

Значение 92,33

Группа с низким уровнем AAR Группа с высоким уровнем AAR

Номер 1287 1290 1290 900 (месяц) 20.39 (11,85–35,77) 20,45 (9,99–38,83) 0,883
Время лечения ВВИГ (дни) 6,00 (6,00–7,00) 7,00 (6,00–8,00) <0,001
Пол 0,034
Мужской 821 (63,79%) 874 (67,75%)
Женский 466 (36,21%) 416 (32,25%)
Тип KD <0.001
Типичный KD 1059 (82,28%) 883 (68,45%)
Нетипичный KD 228 (17,72%) 407 (31,55%)

94 Fever
1280 (99,46%) 1275 (98,84%) 0,088
Сыпь 1044 (81,12%) 905 (70,16%) <0,001
Конъюнктивит ( 1189) %) 1041 (80.70%) <0,001
Изменения во рту 1193 (92,70%) 1179 (91,40%) 0,222
Изменения конечностей 972 (75,52%) 900 (69,77%) 0,001
Лимфа 635 (49,34%) 657 (50,93%) 0,419
Лечение ВВИГ
Не используется () 43 156 (12.29%)
2 г / кг день 1036 (82,62%) 974 (76,75%) <0,001
1 г / кг день 175 (13,96%) 139 ( 10,95%)
Стероид 80 (6,24%) 60 (4,66%) 0,079

Результаты представлены как ( N ) среднее (SD) медиана (Q1 – Q3) / N (%).KD: болезнь Кавасаки; AAR: соотношение аспартатаминотрансферазы (AST) / аланинаминотрансферазы (ALT); ВВИГ: внутривенная терапия иммуноглобулинами.

3.2. Лабораторные тесты

Как показано в таблице 2, уровни WBC и ANC были значительно выше в группе с низким AAR, чем в группе с высоким AAR (15,83 × 10 9 / л против 14,80 × 10 9 / л. ,; 10,50 × 10 9 / л против 8,97 × 10 9 / л,). Уровни CRP (84,90 мг / л против 60,45 мг / л) и СОЭ (36.00 мм / ч против 34,00 мм / ч) также были выше в группе с низким AAR по сравнению с группой с высоким AAR. Количество тромбоцитов и лимфоцитов было немного ниже в группе с низким AAR по сравнению с группой с высоким AAR (358 × 10 9 / л против 373 × 10 9 / л; 3,43 × 10 9 / л против 3,63 × 10 9 / л,).

Значение

Группа с низким уровнем AAR Группа с высоким уровнем AAR

Номер ( n ) 128790 128790
Количество лейкоцитов (10 9 / л) 15.83 (12,40–19,96) 14,80 (11,30–19,01) <0,001
Гемоглобин (г / л) 110,16 (11,04) 110,70 (11,71) 0,227
Гематокрит (% ) 0,33 (0,03) 0,33 (0,03) 0,170
Количество тромбоцитов (10 9 / л) 358,00 (289,00–439,00) 373,00 (300,50–473,00) <0,001
Количество нейтрофилов (10 9 / л) 10.50 (7,74–14,21) 8,97 (6,25–12,30) <0,001
Количество лимфоцитов (10 9 / л) 3,43 (2,24–4,89) 3,63 (2,44–5,28) 0,002
Количество эозинофилов (10 9 / л) 0,30 (0,12–0,57) 0,27 (0,10–0,55) 0,068
C-реактивный белок (CRP, мг / л) 84,90 (49,89–132,00) 60,45 (27,95–101,25) <0.001
Скорость оседания эритроцитов (СОЭ, мм / ч) 36,00 (27,00–45,00) 34,00 (24,00–43,00) <0,001
Натрий (Na, ммоль / л) 135,39 (2,66) 136,13 (2,55) <0,001
Калий (K, ммоль / л) 4,25 (0,58) 4,41 (0,54) <0,001
Хлорид (Cl, ммоль) / Л) 101,61 (3,34) 102.23 (3,06) <0,001
Кальций (Ca, ммоль / л) 2,27 (0,13) 2,33 (0,14) <0,001
Магний (Mg, ммоль / л) 0,91 (0,10) 0,93 (0,10) <0,001
Фосфат (P, ммоль / л) 1,37 (0,27) 1,48 (0,27) <0,001
Аланинаминотрансфераза (ALT , μ / л) 73,00 (39,00–148.50) 17,00 (13,00–24,00) <0,001
Аспартатаминотрансфераза (AST, μ / л) 34,00 (25,00–60,00) 30,00 (24,00–40,00) <0,001
Альбумин (г / л) 34,51 (6,42) 37,21 (6,24) <0,001
Гамма-глутамилтрансфераза ( γ -GT, мк / л) 89,00 ( –166.00) 16.00 (11.00–28.00) <0.001
Общий билирубин (мкмоль / л) 8,00 (5,20–13,20) 6,10 (3,90–8,90) <0,001
Протромбиновое время (PT, с) 13,99 (1,26) 13,64 (0,97) <0,001
Активированное частичное тромбопластиновое время (АЧТВ, с) 43,25 (6,61) 43,43 (6,27) 0,260
Фибриноген (FIB68, г / л) 6,39 (1,49) 5.80 (1,47) <0,001
Тромбиновое время (с) 14,82 (1,01) 15,01 (1,29) <0,001
D-димеры ( μ г / мл) 1,56 (0,94–2,48) 1,20 (0,71–1,88) <0,001
N-концевой прогормон натрийуретического пептида мозга (NT-pro BNP, пг / мл) 1082,00 (464,50–2687,50) 452,50 (198,75–1052,50) <0,001
Иммуноглобулин G (IgG, мг / л) 694.00 (562,75–865,00) 759,00 (572,00–948,00) <0,001
Иммуноглобулин A (IgA, мг / л) 61,80 (42,18–96,53) 68,60 (42,10–111,7599)
Иммуноглобулин M (IgM, мг / л) 114,50 (84,57–151,00) 117,50 (82,40–156,00) 0,883
Лейкоциты в моче (> 5 / HP) 373 (44,19 %) 270 (30,54%) <0,001
Белок в моче 350 (41.32%) 256 (28,89%) <0,001
Эритроциты в моче (> 3 / HP) 90 (11,24%) 72 (8,52%) 0,065

Результаты представлены как ( N ) Среднее (SD) Медиана (Q1 – Q3) / N (%).

Что касается измерений электролита, уровни натрия, калия, хлорида, кальция, магния и фосфата были немного ниже в группе с низким AAR по сравнению с группой с высоким AAR.

В тесте функции печени, за исключением уровня альбумина в группе с низким AAR, который был ниже, чем в группе с высоким AAR, аланинаминотрансферазы, аспартатаминотрансфераза, глутамилтранспептидаза и билирубин были выше в группе с низким AAR. группе, чем в группе с высоким AAR. Уровни фибриногена и D-димеров были немного выше в группе с низким AAR, чем в группе с высоким AAR (6,39 г / л против 5,80 г / л; 1,56 μ г / мл против 1,20 μ г / мл,), а уровень тромбинового времени был немного ниже в группе с низким AAR, чем в группе с высоким AAR (14.82 с против 15.01 с,).

Кроме того, уровень NT-pro BNP был значительно выше в группе с низким AAR, чем в группе с высоким AAR (1082,00 пг / мл против 452,50 пг / мл). Уровень IgG был ниже в группе с низким AAR по сравнению с группой с высоким AAR (694,00 мг / л против 759,00 мг / л). Доля пациентов с пиурией и протеинурией была выше в группе с низким AAR, чем в группе с высоким AAR (44,19% против 30,54%; 41,32% против 28,89%).

3.3. Исходы коронарных артерий и устойчивость к ВВИГ

Как показано в таблице 3, доля устойчивости к ВВИГ была значительно выше в группе с низким AAR, чем в группе с высоким AAR (29.94% против 21,71%,). Кроме того, частота CAL была выше в группе с низким AAR, чем в группе с высоким AAR через 2 недели и 3-4 недели после начала заболевания (29,46% против 21,70%; 24,11% против 17,83%). Частота CAA также была выше в группе с низким AAR, чем в группе с высоким AAR через 2 недели и 3-4 недели после начала заболевания (3,63% против 1,75%; 3,78% против 1,52%).

Значение

Группа с низким уровнем AAR Группа с высоким уровнем AAR

Сопротивление IVIG 371 (29.94%) 244 (21,71%) <0,001
CAL (2 недели) 357 (29,46%) 261 (21,70%) <0,001
CAL (3-4 недель) 223 (24,11%) 164 (17,83%) <0,001
CAA (2 недели) 44 (3,63%) 21 (1,75%) 0,004
CAA (3-4 недели) 35 (3,78%) 14 (1,52%) 0.003

CAL: поражения коронарных артерий; САА: аневризма коронарной артерии; AAR: соотношение аспартатаминотрансферазы (AST) / аланинаминотрансферазы (ALT); ВВИГ: внутривенная терапия иммуноглобулинами.

3.4. Влияние AAR на устойчивость к CAL и IVIG

Был проведен логистический анализ корреляции между AAR и повреждением коронарной артерии и сопротивлением IVIG (таблица 4). Результаты показали, что низкий AAR коррелирует с риском резистентности к ВВИГ (OR = 1.542, 95% Cl = 1.279–1.858,). Когда мы скорректировали возможные мешающие факторы, которые могут быть связаны с устойчивостью к ВВИГ, такие как возраст, пол, варианты лечения ВВИГ, время лечения ВВИГ, значение AST, значение АЛТ, количество тромбоцитов, количество нейтрофилов, количество лимфоцитов, NT-pro BNP , иммуноглобулин G, количество лейкоцитов, альбумин и уровни С-реактивного белка, низкий AAR оставался значимым фактором риска резистентности IVIG (OR = 1,452, 95% Cl = 1,036–2,034). Мы также проанализировали корреляцию между AAR и повреждением коронарной артерии и обнаружили, что низкий AAR коррелирует с риском CAL через 2 и 3-4 недели после начала заболевания (OR = 1.507, 95% Cl = 1,253–1,812,; OR = 1,464, 95% Cl = 1,168–1,836,). Низкий AAR также коррелировал с риском CAA через 2 и 3-4 недели после начала заболевания (OR = 2,12, 95% Cl = 1,253–3,588; OR = 2,545, 95% Cl = 1,360–4,763). После внесения поправок на возможные мешающие факторы у детей с низким AAR также была более высокая вероятность развития CAL и CAA через 2 и 3-4 недели после начала заболевания.


Не скорректировано Скорректировано

Сопротивление IVIG
Low-AAR 1 группа. 9000 1,0
Группа с высоким AAR 1,542 (1,279, 1,858) <0,0001 1,452 (1,036, 2,034) 0,0304
CAL (2 недели)
Низкий- Группа AAR 1,0 1,0
Группа High-AAR 1,507 (1,253, 1,812) <0,0001 1,956 (1,265, 3,024) 0,0025
CAL (3–4 недели)
Группа низкого AAR 1.0 1,0
Группа с высоким AAR 1,464 (1,168, 1,836) 0,0010 1,753 (1,125, 2,731) 0,0131
CAA (2 недели)
Low-AAR группа 1,0 1,0
Группа с высоким AAR 2,120 (1,253, 3,588) 0,0051 2,751 (1,405, 5,386) 0,0032
CAA (3–4 недели)
Группа Low-AAR 1.0 1,0
Группа с высоким AAR 2,545 (1,360, 4,763) 0,0035 4,968 (1,061, 23,257) 0,0418

Статистика: β (95% ДИ) значение / ОШ (95% ДИ). Сопротивление ВВИГ; CAL: поражение коронарной артерии; CAA: аневризма коронарной артерии. Подгоните модель под возраст и пол; Варианты лечения ВВИГ; Время лечения ВВИГ; значение AST; значение ALT; количество тромбоцитов; количество нейтрофилов; количество лимфоцитов; NT-pro BNP; иммуноглобулин G; количество лейкоцитов; С-реактивный белок; уровень альбумина.
4. Обсуждение

Диагноз KD зависит от субъективных клинических проявлений и не имеет объективных золотых критериев [27]. В последние годы заболеваемость KD постепенно увеличивалась [4, 24], тогда как заболеваемость CAL имела тенденцию быть стабильной [27], что приводило к ежегодному увеличению числа людей с поражением коронарных артерий. Таким образом, раннее выявление факторов риска поражения коронарных артерий у детей с КД имеет важное значение.

КД возникает в связи с широким спектром воспалений мелких и средних кровеносных сосудов.Помимо основного повреждения коронарной артерии, сообщалось также о вовлечении других кровеносных сосудов в организме [28]. Печень имеет богатую сеть кровеносных сосудов, включая печеночную артерию и печеночную воротную вену [29]. Таким образом, функциональные пробы печени можно использовать для получения информации об изменениях печени у пациентов с KD. Прогнозирование устойчивости к ВВИГ оценивалось с помощью следующих четырех систем оценки устойчивости к ВВИГ [30–33]: оценка Egami на основе ALT, оценка Кобайши на основе AST как фактора риска, оценка Сан-Диего на основе глутамилтранспептидазы и шкала Formosa оценка на основе альбумина.Резистентность к ВВИГ также рассматривалась как фактор риска развития ХАБ [34].

В настоящем исследовании мы обнаружили, что АЛТ в группе с низким AAR была значительно выше, чем в группе с высоким AAR (73,00 μ / л против 17,00 μ / л), а уровень AST был незначительно выше. выше (32,00 мк / л по сравнению с 30,00 мк / л). АЛТ присутствует в цитоплазме гепатоцитов и ее уровень повышается; когда мембрана клеток печени повреждена, АЛТ попадает в кровоток, что приводит к увеличению их уровня в плазме.AST присутствует в основном в митохондриях клеток печени — не только в печени, но также в почках, головном мозге, легких и скелетных мышцах [15, 35]. Действительно, период полувыведения АЛТ короче, чем у АСТ (17 и 47 ч соответственно). Следовательно, уровни AST должны претерпевать более быстрые изменения. Но при KD изменения уровней ALT были значительно больше, чем для AST, что может отражать острую воспалительную реакцию печени. Помимо АЛТ и АСТ, уровень глутамилтранспептидазы и билирубина также был выше, в то время как уровень альбумина был ниже в группе с низким AAR, чем в группе с высоким AAR.

AAR обычно используется для оценки функции печени и отражает тяжесть заболевания печени. Первый отчет об AAR появился в 1957 году [36], за десять лет до первого отчета KD. Giannini et al. сообщили о полезности AAR для оценки прогноза вирусного гепатита [37]. Gurung et al. сообщили о связи между AAR и тяжестью алкогольной болезни печени; повышение AAR считается показателем того, что алкоголь вызывает повреждение митохондрий, что вызывает значительное увеличение AST [18].AAR играет роль в обнаружении внепеченочных заболеваний, что также используется для оценки прогноза пациентов после хирургии опухолей. Хуанг и др. сообщили о его использовании для прогноза пациентов с плоскоклеточным раком пищевода [38]. Ли и др. и Gorgel et al. сообщили о прогностическом эффекте AAR у пациентов с опухолями мочевыводящих путей после операции [39, 40]. Таким образом, AAR можно использовать для диагностики и прогноза различных заболеваний. Кроме того, сообщалось о прогностической полезности AAR для острого ишемического инсульта [41], сердечно-сосудистых событий [21] и окклюзионных заболеваний периферических артерий [42], где группа с AAR> 1.67 из них чаще страдали инфарктом миокарда, фибрилляцией предсердий и сердечной недостаточностью.

В настоящем исследовании наши результаты также показали, что существуют значительные различия в повреждении коронарной артерии между двумя группами через 2 и 3–4 недели после появления резистентности к KD и IVIG. В частности, для возникновения CAA значение OR в группе с низким AAR было в 2,6 раза выше, чем в группе с высоким AAR, что указывает на то, что низкий AAR был фактором риска устойчивости к CAL, CAA и IVIG. Но эти результаты противоречат прогнозам различных отчетов, упомянутых выше.Например, Zhao et al. [43] сообщили, что высокие значения AAR были фактором риска инсулинорезистентности. Weng et al. [21] сообщили, что при 10-летнем долгосрочном наблюдении высокое значение AAR было фактором риска для мужчин с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Кроме того, Canat et al. [44] сообщили, что высокие значения AAR являются факторами риска плохого прогноза неметастатической почечно-клеточной карциномы.

С точки зрения снижения AAR, мы предполагаем, что изменение отношения отражает несоответствие ALT и AST.Как упоминалось выше, ALT в основном распределяется в цитоплазме клеток печени, а AST широко распределяется в митохондриях мышц, мозга, легких, почек и печени [14]. Чем меньше значение AAR, тем значительнее высвобождение ALT по сравнению с AST. Однако это не означает, что только ALT можно использовать для замены эффекта AAR в окончательном логистическом регрессионном анализе, после корректировки на ALT и AST эффекты были последовательными и более значительными.

В настоящем исследовании AAR можно использовать для оценки воспаления.WBC, количество нейтрофилов, уровни CRP, ESR, индекс функции свертывания, фермента печени и BNP в группе с низким AAR были выше, чем в группе с высоким AAR, тогда как альбумин, электролиты и IgG были ниже, чем в группе с высоким AAR. -Группа ААР. Кроме того, мы также наблюдали небольшие различия в вариантах лечения ВВИГ, но мы полагаем, что это не причина разницы в скорости повреждения коронарной артерии и устойчивости ВВИГ, поскольку после корректировки типа лечения и времени лечения низкий ААД остался. значительный фактор риска устойчивости к CAL и IVIG.Для клинической диагностики и лечения группа с низким AAR получала более формальное лечение из-за ее более типичных клинических проявлений, а группа с высоким AAR не получала IVIG или лечение было отложено, потому что их клинические проявления не были типичными. Однако в группе с низким AAR прогноз при стандартном и своевременном лечении был хуже, что убедительно подтверждает наш вывод. Следовательно, соотношение АСТ / АЛТ может быть хорошим предиктором, отражающим интенсивность воспаления и предсказывающим повреждение коронарной артерии при КД — чем меньше значение AAR, тем сильнее острый воспалительный ответ и тем выше риск повреждения коронарной артерии и устойчивости к ВВИГ. .

Ограничения этого исследования включали потерю данных о росте детей с КД из-за обновления системы медицинских карт больницы; таким образом, значение Z нельзя было использовать для калибровки результатов коронарного повреждения. Однако мы рассмотрели результаты исследования коронарных артерий со значениями Z и абсолютным диаметром за последние годы и обнаружили, что частота повреждения коронарных артерий и результаты существенно не изменились. Это частично объясняет, почему абсолютный диаметр коронарной артерии не вызывает значительного отклонения в этом исследовании.В будущих исследованиях мы будем использовать значение Z для дальнейшей проверки этих результатов. Кроме того, СРБ [45], лейкоциты [46], PLT [47], гемоглобин [48], альбумин [49] и общий билирубин [50] были зарегистрированы как факторы риска повреждения коронарных артерий. Необходимы дальнейшие исследования для изучения преимущества низкого AAR по сравнению с вышеупомянутыми факторами риска. Сильной стороной этого исследования было первое использование AAR при KD с большим количеством случаев, охватывающих более 14 лет. Для подтверждения наших выводов необходимо более масштабное и глубокое исследование.

5. Заключение

В нашем исследовании низкий AAR был фактором риска устойчивости к CAL, CAA и IVIG. AAR может эффективно прогнозировать устойчивость к CAL, CAA и IVIG у KD. Следовательно, у детей с диагнозом KD, госпитализированных в больницу, клиницисты должны сосредоточиться на значениях AAR и не должны вводиться в заблуждение простыми аномальными значениями электронной системы. В частности, следует наблюдать за детьми с низкими значениями AAR. Хотя общий прогноз KD хороший, при последующем наблюдении за пациентами с низким AAR, особенно через 3-4 недели или позже после начала заболевания, необходимо тщательно проверять эхокардиограммы и увеличивать частоту наблюдения. .

Доступность данных

Данные, использованные для подтверждения выводов этого исследования, можно получить у соответствующего автора по запросу.

Раскрытие информации

Реферат рукописи был представлен на 27-м ежегодном научном конгрессе Гонконгского колледжа кардиологии.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов

MC, HQ, JW и JL разработали эксперименты.JW, JL, HS и XR проводили эксперименты. XZ, YS и RW проанализировали данные. JW и JL интерпретировали результаты и написали рукопись. Все авторы просмотрели и одобрили рукопись.

Благодарности

Это исследование было поддержано Национальным фондом естественных наук для молодых ученых (81502893), Китайским фондом естественных наук провинции Чжэцзян (LQ15H020006) и Агентством науки и технологий провинции Чжэцзян (LY19h360004 и 2014C33160).

Высокое соотношение аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы при поступлении в качестве фактора риска плохого прогноза у пациентов с COVID-19

Соотношение АСТ / АЛТ может предсказать прогноз пациентов с COVID-19 переведены в другие больницы с неизвестными исходами, 555 пациентов с четкими конечными точками (выздоровление или смерть) были вовлечены в анализ прогноза.Чтобы определить способность различных клинических индексов прогнозировать прогноз, мы построили рабочие кривые приемника (ROC) ALT, AST и AST / ALT для прогнозирования смерти. Среди них уровни AST (P

<0,001) и соотношение AST / ALT (P <0,001) могут эффективно различать разные прогнозы у госпитализированных пациентов с COVID-19. После уравновешивания чувствительности и специфичности пороговое значение отношения AST / ALT было определено как 1,38 (рис. 1A). Более того, пациенты с AST / ALT ≥ 1,38 при поступлении имели значительно более низкую выживаемость по сравнению с пациентами с AST / ALT <1.38 (P <0,001) (рис. 1B).

Рисунок 1

Соотношение АСТ / АЛТ у пациентов с COVID-19 с различным прогнозом. Только пациенты с четкими конечными точками (выздоровление и смерть) были вовлечены в анализ прогноза (n = 555). ( A ) Рабочая кривая приемника (ROC) использовалась для сравнения способности показателей ALT, AST и соотношения AST / ALT прогнозировать смерть у госпитализированных пациентов с COVID-19. Пороговые значения были определены с помощью индекса Юдена. ( B ) Анализ выживаемости Каплана – Мейера у пациентов с уровнем AST / ALT <1.38 и ≥ 1,38. AUC площадь под кривой; *** P <0,001.

Клинические особенности

567 госпитализированных пациентов с подтвержденным COVID-19 были включены в анализ клинических признаков. Средний возраст составлял 55 лет (IQR, 37–67), и 247 (43,6%) пациентов были мужчинами. Средняя продолжительность от появления симптомов до госпитализации составляла 7 дней (IQR, 4–10). Наиболее частыми симптомами при поступлении были лихорадка (455 [80,2%]), кашель (370 [65,3%]), стеснение в груди (222 [39,2%]), утомляемость (208 [36.7%]) и миалгии (143 [25,2%]). Напротив, менее частыми симптомами у включенных пациентов были диарея (51 [9%]), головная боль (36 [6,3%]) и боль в груди (27 [4,8%]). Из 567 пациентов 250 (44,1%) имели сопутствующие заболевания, 108 (19%) имели ≥ 2 сопутствующих заболеваний. В общей сложности 183 (32,3%) пациента страдали артериальной гипертензией, 85 (15%) пациентов страдали диабетом и 53 (9,3%) пациента имели сердечно-сосудистые заболевания, которые были наиболее частыми сопутствующими заболеваниями. Напротив, хроническая обструктивная болезнь легких (36 [6,3%]), цереброваскулярные заболевания (32 [5.6%]) и хроническая болезнь почек (31 [5,5%]) были менее частыми сопутствующими заболеваниями (Таблица 1).

Таблица 1 Клиническая характеристика включенных пациентов с COVID-19.

Из 567 включенных пациентов 200 пациентов (35,3%) имели АСТ / АЛТ ≥ 1,38. По сравнению с пациентами с AST / ALT <1,38 при поступлении (n = 367, 64,7%) пациенты с AST / ALT ≥ 1,38 были старше (средний возраст 60 лет [IQR, 37,3–71] по сравнению с 51 годом [IQR, 37 –64]; P = 0,001), чаще страдают миалгией (64 [32%] против 79 [21,5%]; P = 0.006), усталость (91 [45,5%] против 117 [31,9%]; P = 0,001) и некоторые сопутствующие заболевания, такие как ХОБЛ (19 [9,5%] против 17 [3%]; P = 0,023), сердечно-сосудистые заболевания ( 28 [14%] против 25 [6,8%]; P = 0,005) и хронические заболевания почек (19 [9,5%] против 12 [3,3%]; P = 0,002) при поступлении. Интересно, что пациенты с AST / ALT ≥ 1,38 предпочли иметь ≥ 2 сопутствующих заболеваний при поступлении (50 [25%] против 58 [25%]; P = 0,008). Кроме того, у пациентов с AST / ALT ≥ 1,38 при поступлении вероятность выздоровления и выписки была ниже (154 [77%] против 336 [91.6%]; P <0,001), но с большей вероятностью приведет к смерти (41 [20,5%] против 24 [6,5%]; P <0,001) (Таблица 1).

АСТ / АЛТ ≥ 1,38 при поступлении указывает на более серьезные результаты КТ грудной клетки, худшие лабораторные результаты и более высокую степень тяжести заболевания.

При поступлении все включенные пациенты прошли различные измерения и тесты в соответствии с их потребностями в клинической помощи. Между пациентами с уровнем AST / ALT <1 наблюдались различия в результатах КТ грудной клетки, в результатах лабораторных исследований и в оценке тяжести заболевания.38 или ≥ 1,38 (таблица 2).

Таблица 2 Результаты КТ грудной клетки, результаты лабораторных исследований и оценка тяжести заболевания пациентов с COVID-19 при поступлении.

По сравнению с пациентами с AST / ALT <2, у пациентов с AST / ALT ≥ 2 вероятность наличия поражения выше 60% легких (56 [28,9%] против 74 [20,5%]; P = 0,028) ( Таблица 2). Среди лабораторных данных анализ крови показал, что у пациентов с AST / ALT ≥ 2 было более низкое количество лейкоцитов (среднее число, 4,6 × 10 9 / л [IQR, 3.4–6,4] по сравнению с 5 × 10 9 / л [IQR, 3,9–6,5]; P = 0,024), количество лимфоцитов (среднее число, 0,9 × 10 9 / л [IQR, 0,6–1,2] против 1,1 × 10 9 / л [IQR, 0,7–1,4]; P = 0,004), гемоглобин ( среднее число, 127 г / л [IQR, 114–138] против 129 г / л [IQR, 121–141]; P = 0,001) и количество тромбоцитов (среднее число, 159 × 10 9 / л [IQR, 118 –201] по сравнению с 186 × 10 9 / л [IQR, 146–239]; P <0,001), чем у пациентов с AST / ALT <1,38. В тесте на спектр ферментов миокарда пациенты с АСТ / АЛТ ≥ 1.38 имели немного более высокий уровень CK-MB (среднее число, 9 Ед / л [IQR, 6–12,9] против 7 Ед / л [IQR, 6–11]; P = 0,008) и ЛДГ (среднее число, 203 Ед / л. [IQR, 158,8–290,3] против 182 Ед / л [IQR, 148–236,3]; P = 0,002). Вышеупомянутые различия позволяют предположить, что пациенты с уровнем AST / ALT ≥ 1,38 с большей вероятностью столкнутся с системным повреждением, включая сердечно-сосудистую систему и сердце. Соответственно, некоторые параметры системного воспаления также были значительно увеличены у пациентов с AST / ALT ≥ 1,38, включая CRP (среднее число 2.5 мг / дл [IQR, 0,5–6,4] против 1,4 мг / дл [IQR, 0,3–3,7]; P = 0,002) и прокальцитонина (среднее число 0,06 нг / мл [IQR, 0,04–0,135] против 0,05 нг / мл [IQR, 0,04–0,08]; P = 0,004).

Помимо огромных различий в лабораторных данных, некоторые опасные для жизни признаки также были четко различимы (таблица 2). Анализ газов крови показал, что по сравнению с пациентами с AST / ALT <1,38, пациенты с AST / ALT ≥ 1,38 имели более низкое парциальное давление артериального кислорода к доле вдыхаемого кислорода (PaO 2 / FiO 2 ) (среднее число , 326.5 мм рт. Ст. [IQR, 202–480,5] против 400 мм рт. Ст. [IQR, 270–520]; P <0,001), что указывает на нарушение функции дыхания 24 . Кроме того, пациенты с AST / ALT ≥ 1,38 также имели более высокую степень тяжести заболевания, включая APACHE II (средний балл, 4 [IQR, 2–8] против 2 [IQR, 1–4]; P <0,001), SOFA (медиана оценка, 2 [IQR, 0–3] против 1 [IQR, 0–2]; P <0,001) и CURE-65 (среднее ± SD, 0,76 ± 0,94 против 0,45 ± 0,7; P <0,001) (Таблица 2).

Количество тромбоцитов и уровни гемоглобина были независимо связаны с AST / ALT ≥ 1.38

Для оценки корреляции между другими лабораторными показателями для AST / ALT ≥ 1,38 у пациентов с COVID-19 мы провели логистический регрессионный анализ значимых различий вышеуказанных лабораторных параметров, включая количество лейкоцитов, количество лимфоцитов, гемоглобин, количество тромбоцитов. , LDH, CK-MB, CRP, прокальцитонин и PaO 2 / FiO 2 (Таблица 3). При диагностике коллинеарности все включенные лабораторные параметры не имели значительной коллинеарности. При многомерной логистической регрессии уровни гемоглобина (скорректированное OR 0.984; 95% ДИ [0,972–0,995]; P = 0,007) и количество тромбоцитов (скорректированное OR 0,995; 95% ДИ [0,992–0,998]; P = 0,001) были независимо связаны с уровнем AST / ALT ≥ 1,38 у пациентов с COVID-19 при поступлении (таблица 3).

Таблица 3 Многомерный анализ AST / ALT ≥ 1,38.

Повышенное соотношение АСТ / АЛТ при поступлении указывает на плохой прогноз как независимый фактор риска.

Из 567 включенных пациентов 490 (86,4%) из них выздоровели и были выписаны после комплексной клинической оценки симптомов, КТ грудной клетки и вирусного клиренса; 65 (11.5%) пациенты умерли при госпитализации; 12 (2,1%) пациентов с неизвестными исходами переведены в другие специализированные стационары в связи с ухудшением состояния. Чтобы проанализировать факторы риска биохимических данных о плохом прогнозе, мы провели логистический регрессионный анализ у 555 пациентов с четкой информацией о выживаемости (выздоровление или смерть) (Таблица 4). В однофакторном анализе, помимо АСТ / АЛТ (общий OR 3,62; 95% ДИ [2,35–5,57]; P <0,001), высокие уровни многих других биохимических параметров сыворотки также были факторами риска для плохого прогноза, включая общий билирубин ( сырая ИЛИ 1.06; 95% ДИ [1.02–1.11]; P = 0,004), BUN (общий OR 1,14; 95% CI [1,09–1,19]; P <0,001), креатинин (общий OR 1,002; 95% CI [1,001–1,003]; P <0,001), LDH (общий OR 1,009. ; 95% ДИ [1,006–1,011]; P <0,001), CK-MB (общий OR 1,05; 95% CI [1,01–1,09]; P = 0,006), количество лейкоцитов (общий OR 1,17; 95% CI [ 1,09–1,26]; P <0,001), количество нейтрофилов (общий OR 1,24; 95% ДИ [1,15–1,34]; P <0,001), лактат (общий OR 2,3; 95% ДИ [1,75–3]; P <0,001) , D-димер (ОШ сырого 1,02; 95% ДИ [1–1.04]; P = 0,018), фибриноген (общий OR 1,52; 95% CI [1,14–2,03]; P = 0,004), IL-6 (общий OR 1,04; 95% CI [1,02–1,06]; P <0,001), C-реактивный белок (общий OR 1,26; 95% CI [1,19–1,34]; P <0,001) и прокальцитонин (общий OR 69,6; 95% CI [17,6–275,8]; P <0,001). Напротив, в некоторых параметрах высокие уровни были защитными факторами, включая количество лимфоцитов (общий OR 0,17; 95% ДИ [0,08–0,34]; P <0,001), гемоглобин (общий OR 0,98; 95% ДИ [0,97–0,99]; P = 0,002) и количество тромбоцитов (общий OR 0.99; 95% ДИ [0,98–0,99]; P <0,001) (таблица 4).

Таблица 4 Одномерный и многомерный анализ плохого прогноза (смерть).

Для оценки независимых факторов риска плохого прогноза мы провели логистический регрессионный анализ ферментов печени и других биохимических параметров. Однако коллинеарность была значительной среди показателей мочевины крови, креатинина, количества лейкоцитов и нейтрофилов (VIF = 7,8, 8,2, 18,7 и 18,2 соответственно). Поэтому мы выполнили анализ ранговой корреляции Спирмена, чтобы выбрать переменные и уменьшить коллинеарность.АМК и количество нейтрофилов имели более высокие коэффициенты корреляции, чем креатинин (0,34 против 0,25) и количество лейкоцитов (0,18 против 0,11), соответственно. Таким образом, количество креатинина и лейкоцитов было исключено из последующей многомерной логистической регрессии. В многофакторном анализе высокое соотношение АСТ / АЛТ (скорректированный OR 99,9; 95% ДИ [2,1–4280,5]; P = 0,02), АМК (скорректированное OR 1,64; 95% ДИ [1,01–2,66]; P = 0,047) и уровни лактата. (скорректированный OR 30,53; 95% ДИ [2,1–444,4]; P = 0,012) при поступлении были относительно независимыми факторами риска для плохого прогноза пациентов с COVID-19 (таблица 4).

Для оценки соотношения AST / ALT при неблагоприятном прогнозе пациентов с разными уровнями ферментов печени 23 мы разделили 555 пациентов с COVID-19 с четкими данными о выживаемости (выздоровление или смерть) на две группы в соответствии с их уровнями AST (≤ 40 или> 40 Ед / л) при поступлении (Таблица 5). Из пациентов с нормальным уровнем печеночных ферментов и АСТ / АЛТ <1,38 (n = 295) 17 (5,8%) пациентов имели плохой прогноз, в то время как пациенты с AST / ALT ≥ 1,38 (n = 157) 28 (17,8%) ) пациенты имели плохой прогноз (OR 3.5; 95% ДИ [1,9–6,7]; P <0,001). Из пациентов с уровнем АСТ> 40 Ед / л и АСТ / АЛТ <1,38 (n = 65) у 7 (10,8%) пациентов был плохой прогноз, а у пациентов с уровнем AST / ALT ≥ 1,38 (n = 38) 13 (34,2%) пациенты имели плохой прогноз (OR 4,3; 95% ДИ [1,5–12]; P = 0,006) (Таблица 5). Следовательно, АСТ / АЛТ ≥ 1,38 было фактором риска плохого прогноза в обеих группах пациентов с разными уровнями АСТ (≤ 40 или> 40 Ед / л).

Таблица 5 Одномерный анализ соотношения АСТ / АЛТ на плохой прогноз в двух группах пациентов.

Мониторинг соотношения АСТ / АЛТ во время госпитализации

Большинство пациентов также проходили тесты на ферменты печени в другие дни госпитализации (дни 3, 7 и 14) в дополнение к дню госпитализации в соответствии с их потребностями в клинической помощи. У выписанных пациентов после выздоровления их соотношение АСТ / АЛТ значительно снизилось во время госпитализации (рис. 2А). Точно так же соотношение АСТ / АЛТ у пациентов с плохим прогнозом также заметно снизилось с 1 по 14 день. С 3 по 14 день соотношение АСТ / АЛТ также имело тенденцию к снижению, но статистической значимости не было (рис.2Б).

Рисунок 2

Динамические изменения соотношения АСТ / АЛТ у пациентов с COVID-19 во время госпитализации.

Leave a Reply

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2022 © Все права защищены.